Читать онлайн Время любви, автора - Портер Черил Энн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время любви - Портер Черил Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.57 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время любви - Портер Черил Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время любви - Портер Черил Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Портер Черил Энн

Время любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

«Лаура и Сет Паркеры? Кто они такие? И почему Джейси решила прислать мне вещи, принадлежавшие когда-то этим людям?» Отложив пожелтевшую от времени тетрадь, Глория задумчиво погладила старый потрепанный переплет.
Почему ветхие страницы вызывают у нее такое волнение? Почему она испытывает какое-то странное родство с давно умершей Лаурой Паркер, а печальная история этой женщины и ее маленькой семьи так трогает душу, что сердце сжимается от горя и жалости? Во всем этом определенно была какая-то тайна. Джейси всегда любила задавать ей очередную загадку.
Задумавшись над таинственной историей Паркеров, Глория достала сопроводительное письмо сестры и вновь его перечитала. Сначала Джейси представила своего курьера – Джеймса Макгинти, потом сообщила, что папа просил сеньора Эстраду хранить у себя все бумаги Паркеров. Дальше она писала – без всяких объяснений, – что Глория скорее всего захочет оставить тетрадь и письма себе. Глория покачала головой и разочарованно фыркнула. К этому чувству примешивался страх за сестру. Джейси подтвердила вчерашние слова Джеймса. Она действительно отправилась в Мексику с Зантом Чапело, сыном Кида.
Глория подняла глаза от письма и снова опустилась на подушку. Лежа на кровати в своей комнате, ярко освещенной утренними лучами солнца, она лениво потянулась. После недавней ночной схватки с незнакомцем мышцы ее все еще болели. Что же делать? Конечно, Бидди ей этого не простит. Подумать только, ее любимая девочка целый вечер скрывала от нее новость о вчерашнем посетителе и весточку от Джейси.
Джейси, кстати, упоминала об охотниках. Оказывается, их наняли в Таксоне, и они с Зантом Чапело как раз собирались выяснить, кто и зачем это сделал. «Что ж, по крайней мере, Джейси знает о них и сумеет о себе позаботиться. Слава Богу. – Глория прижала руку к сердцу и мрачно уставилась в стену. – Во что теперь превратится наша жизнь, если я даже не знаю, живы ли еще мои сестры?»
Оглядев груду писем, разложенных на стеганом одеяле, Глория тяжело вздохнула. Она рассеянно коснулась пожелтевших листов, так и не поняв, зачем сестра прислала ей все это. «Жаль, что Райли уволил Эйбела Джастиса и Картера Брауна до того, как приехал Джеймс Макгинти. Между прочим, они – единственные чужаки, которые появились здесь с тех пор, как убили папу и маму. Джеймс приехал из Таксона – а ведь охотников, как утверждает Джейси, наняли именно там. Интересно было бы выяснить, не знает ли Джеймс кого-нибудь из них, а то и обоих сразу. Особенно в свете последних событий, когда три дня назад кто-то пытался меня убить».
Глория принялась обдумывать эту новую мысль. Было ли простым совпадением, что Райли и двое наемников уехали до того, как появился Джеймс? Она прижала ладони к пылающим щекам. Что она делает? Сидит и раздумывает, не связан ли Райли с этими подозрительными типами, которых он нанял, не обсудив это с ней или со Смайли. Неужели она всерьез подозревает его?
Она почувствовала, что задыхается от бессилия. Ее ум упрямо пытался найти доказательства вины Райли. Но сердце отказывалось верить уму. «Райли связан с теми двумя бродягами? Что может быть глупее! Зачем ему желать ее смерти? Конечно, ему это не нужно. Если не принимать в расчет земельные споры. Вспомни, что Смайли говорил Бидди о соседних фермерах».
Глория в ужасе схватилась за голову, как будто пытаясь силой заставить себя отбросить мучительные сомнения. «Хватит. Райли ни в чем не виноват. Подумай о чем-нибудь другом». Чтобы отвлечься, она достала из пакета остальные бумаги и разложила на одеяле. Это трудно было объяснить, но вид ветхих пожелтевших страниц вызвал у нее смутную тревогу. Задел какую-то тонкую струну в ее сердце.
«Почему Джейси ничего мне не объяснила? Почему она думает, что я захочу оставить эти бумаги себе? Почему именно я?» Чем больше Глория думала об этом, тем сильнее злилась.
– Ну, Джейси! – выпалила она. – Только попадись мне под руку. Я тебе покажу.
– С кем это ты разговариваешь, детка?
От неожиданности сердце Глории едва не выпрыгнуло из груди. Она повернулась к открытой двери:
– Ты испугала меня, Бидди. Заходи. Я разговаривала с Джейси.
В ответ на приглашение няня сделала два робких шага и остановилась. Бидди взглянула на Глорию, а затем обвела глазами комнату, словно рассчитывая увидеть там призрак. Поправив воротник блузки, старушка удивленно спросила:
– С Джейси? И почему же ты ворчишь на сестру? – Не давая Глории возможности ответить, Бидди поджала губы и недоверчиво прищурилась. – Может, это имеет отношение к тому молодому человеку из Таксона, который сейчас сидит у меня на кухне и ест, пока мы тут с тобой разговариваем?
Глория виновато улыбнулась:
– Я как раз собиралась тебе рассказать. – Бидди сложила пухлые руки на обширной груди.
– И когда же, скажи на милость? Да я бы ничего и не узнала, если бы Сордоу не прислал парнишку ко мне; бедняга так устал, что проспал завтрак и не смог поесть вместе с рабочими. Он спросил, не хочешь ли ты ответить на письмо Джейси. Представь себе, как я удивилась, узнав, что он здесь аж со вчерашнего вечера.
Глория не знала, что на это ответить, поэтому решила отвлечь внимание Бидди, показав письма и тетрадь.
– Что ж, теперь ты все знаешь, Бидди. Иди сюда. Смотри-ка, ты что-нибудь понимаешь?
Обида уступила место любопытству, и Бидди склонилась над кроватью, рассматривая бумаги.
– Что это такое?
– Я не знаю, а Джейси ничего не объяснила. Есть одна хорошая новость – Джейси кое-что известно об охотниках. Она пишет, что их наняли в Таксоне. – Глория помедлила, набрала в грудь побольше воздуха и заявила: – И она напала на их след.
Бидди схватилась за сердце и пронзительно завопила:
– Черт бы побрал эту Джейси! Она не успокоится, пока ее не прикончат. Погоди, дай мне только до нее добраться.
Стараясь отвлечь Бидди от выходок Джейси – недовольство няни грозило вылиться в бесконечное ворчание и гром посуды на кухне, – Глория протянула няне ветхие странички.
– На вот, посмотри. Даже не представляю, что это такое. То есть я понимаю, что это какие-то старые письма, но интересно, зачем Джейси послала их мне?
Не в силах скрыть любопытства, Бидди протянула руку и взяла письмо.
– Ну что ж, посмотрим, что там прислала нам мисс Джейси. Должно быть, там что-то очень важное, раз она решилась отправить сюда этого милого молодого человека в такое время года. – Пробежав глазами страницу, старуха, побледнев, тяжело опустилась на кровать. Потом она поднесла бумагу поближе к глазам, вгляделась в подпись и пронзительно закричала: – Святые угодники! Господь всемогущий!
В следующий миг старая ирландка потеряла сознание и с грохотом свалилась на плетеный коврик. Растерявшись от ужаса, не зная, что делать, Глория опустилась на колени рядом с няней и попыталась приподнять ее седую голову. Похлопав по бледным щекам, Глория запричитала:
– Бидди, да что случилось? Что с тобой?
Но няня оставалась холодной и неподвижной. «Нужно позвать на помощь, – испуганно решила Глория. – Но кого?» И тут ее осенило: Джеймс Макгинти! Он сейчас завтракает внизу. Схватив с кровати подушку и осторожно подложив ее Бидди под голову, Глория вскочила на ноги, подхватила свои юбки и ринулась к двери. Добежав до лестницы, она перегнулась через перила и закричала:
– Джеймс! Скорее идите сюда! Бидди упала в обморок. Скорее!
Она не успела сосчитать до десяти, как долговязый посыльный Джейси взбежал по ступенькам и с готовностью принялся ей помогать. Глория быстро собрала с постели старые бумаги и отложила их в сторону, чтобы расчистить место для Бидди. Макгинти осторожно положил старушку на кровать, а Глория смочила холодной водой носовой платок. Подбежав к кровати, она обнаружила, что Бидди уже приходит в себя. Заботливо приложив прохладную мягкую ткань ко лбу няни, Глория села рядом с ней.
– Можно спросить, что тут у вас произошло, мисс Глория? – удивленно спросил Джеймс. Его голубые глаза выражали искреннее участие.
Глория покачала головой и кивнула в сторону Бидди.
– Ну-ну, дорогая, полежи спокойно. – Повернувшись к Макгинти, она ответила: – Сама не знаю. Я просто предложила ей взглянуть на те письма, которые Джейси прислала с вами для меня. – Она взяла одно из них, бегло просмотрела и вдруг заголосила, а потом потеряла сознание. Я думала, вы поможете мне разобраться в этой ситуации.
Глаза Джеймса округлились:
– Я, мэм? Ну, это вряд ли. Я вообще не умею читать. – Придерживая Бидди за плечи, чтобы та не упала с узкой кровати, Глория испытующе взглянула на Джеймса:
– Ну хорошо, а может, вы скажете мне, что вы знаете со слов Джейси и этого вашего владельца салуна…
– Вы говорите о сеньоре Эстраде?
Глория кивнула.
– Ну да. Что вы знаете об этом, Джеймс? – Но юноша не успел ответить – Бидди заворочалась в постели и вцепилась в руку Глории, отвлекая ее внимание от Макгинти. – Ох, слава Богу, ты пришла в себя! – обрадовалась Глория. – Что случилось, Бидди?
Лежа на подушках, красная, с растрепанными волосами, Бидди покачала головой.
– Ему нечего тебе рассказать, детка. – В следующее мгновение толстуха резко села и уставилась на Джеймса, чем немало удивила Глорию. – Не правда ли, молодой человек? Ты ведь ничего не знаешь?
В полном недоумении Глория перевела взгляд с Бидди на Макгинти и нахмурилась – юноша почему-то чувствовал себя неловко. Он нервно глотнул, отчего кадык на его шее судорожно дернулся, и пробормотал:
– Да, мэм. Я ничего не знаю об этих бумагах, клянусь. Единственное, что я постоянно слышал с детства, это как Джей-Си Лолес и Кид Чапело…
Бидди громко фыркнула, не дав молодому Макгинти закончить фразу. Она спустила ноги с кровати и проговорила, крепко вцепившись в одеяло:
– Ты ведь не будешь повторять эти дурацкие слухи, правда, парень?
Джеймс невольно отпрянул, так грозно взирала на него лолесовская няня.
– Нет, мэм. Не буду. Да мой дед первым спустил бы с меня шкуру, если бы узнал, что я проболтался.
Бидди немного успокоилась:
– Хороший мальчик. А теперь иди-ка вниз, доедай свой завтрак. Я в полном порядке. Просто небольшой приступ слабости из-за того, что ступеньки слишком крутые для моих старых костей. Скоро я спущусь, и мы еще поговорим.
– Да, мэм, – ответил Макгинти, вставая и направляясь к двери. – Но вам не стоит спешить. Я уже поел, а моя лошадь давно оседлана. Я как раз собирался уезжать. – Он повернулся к Глории и добавил: – Спасибо вам за гостеприимство, мэм. Что-нибудь передать мисс Джейси? – Глория молча покачала головой. Она была сейчас просто не в состоянии сочинять ответ сестре.
– Наверное, это и к лучшему, – заключил Джеймс. – Потому что мне совсем не хочется тащиться в Калдерон, чтобы доставить письмо вашей сестре. Ну что ж, тогда я поехал.
– Но, Джеймс, – запротестовала Глория протягивая к нему руки, – подождите, я хотела бы поговорить с вами…
Но Макгинти уже вышел из комнаты. Его поспешные шаги, приглушаемые мягким ковром, покрывавшим пол в коридоре, очень напоминали бегство. Джеймс Макгинти позорно ретировался, опасаясь гнева Бидди.
Проводив глазами юношу, Глория с негодованием обрушилась на няню:
– Маргарет Бидди Дженсен, ты до смерти напугала этого несчастного мальчишку. Что это на тебя нашло?
Раскрасневшаяся Бидди тщательно оправила юбку, пригладила растрепавшиеся седые волосы и хмуро бросила:
– Ничего.
Внизу громко хлопнула дверь. Глория уперла руки в бока и осуждающе уставилась на старую ирландку.
– Ничего? И это все, что ты можешь сказать? Да он пулей вылетел отсюда! Я хотела расспросить его о тех охотниках, о которых писали Джейси и Ханна в своих письмах.
Бидди облегченно вздохнула:
– Ах, об охотниках? И это все?
Глория недоуменно прищурилась, с подозрением глядя на няню.
– «И это все?» Бидди, эти люди охотятся за мной и моими сестрами. Они запросто могут убить нас, а ты спрашиваешь как ни в чем не бывало: «Ах, об охотниках?» Я хотела описать Джеймсу Брауна и Джастиса. Может, он бы их опознал. Или по крайней мере кого-то из них.
Бидди задумчиво поморгала:
– А если бы и опознал, что с того?
Глория растерялась и неуверенно пробормотала:
– Ну, я думаю, мы бы… убили их. Или еще что-нибудь сделали.
Бидди выпрямилась – она явно почувствовала себя бодрее.
– Убили бы, говоришь? И кто же, по-твоему, сделал бы это? Уж не ты ли?
Глория гордо подняла голову:
– Если надо будет, я это сделаю. Папа всегда говорил, что хороший босс сам должен быть готов выполнить работу, которую поручает своим людям.
Бидди недоверчиво хмыкнула:
– Поглядите-ка на нее, она уже босс и раздает команды. Послушай меня, Глория Би Лолес. Те бродяги уже убрались отсюда. И слава Богу. Я очень рада, что Райли забрал их с собой, когда уехал. Теперь это не наша забота…
Глория шагнула к двери, а Бидди крикнула ей вслед:
– Куда это ты собралась?
– К Торнам. И не вздумай меня останавливать!
– К Торнам? – в ужасе взвизгнула Бидди, но ее воспитанница уже шагнула за порог. Глория не успела выйти в коридор, как няня схватила ее за руку. – Ты не можешь поехать туда, детка, – заговорила она, чуть не плача. – Одно дело, когда Райли и его мать приезжают к нам сюда, где мы им всегда рады. И совсем другое – когда кто-то из Лолесов ступает на землю, принадлежащую Торнам. Тут никогда не знаешь, чем это может обернуться.
– Бидди, дай мне пройти, – твердо сказала Глория. – Я поеду и скоро вернусь домой. Ни один из Торнов еще у никогда не поднимал руку на членов нашей семьи.
Бидди глубоко вздохнула и покачала головой.
– Это верно. Но Лолесы здорово обидели Торнов. Ты только вспомни хотя бы изувеченную ногу старого Бена. И еще имей в виду, твоего отца здесь больше нет, чтобы тебя защитить и заставить их подумать дважды, прежде чем нанести вред его дочке. Кроме того, соседи поговаривают…
– О войне за землю. Я знаю. Я буду осторожна, обещаю. Я просто хочу поговорить с Райли. Я вовсе не собираюсь терять голову и в кого-то стрелять.


Три с лишним часа спустя, подъехав к границе, разделяющей земли Лолесов и Торнов, Глория придержала свою гнедую кобылу Дейзи и остановилась, чтобы прочитать надпись на грубом деревянном столбе. Вглядываясь в корявые буквы и отказываясь верить своим глазам, она вспомнила слова, сказанные ею няне перед отъездом: «Я вовсе не собираюсь терять голову и в кого-то стрелять».
На редкость теплый и безветренный день, казалось, потускнел и потерял яркость, пока Глория, сидя в седле, изучала надпись. Кто-то – без сомнения, старший Торн – провозгласил эту землю собственностью своей семьи. Когда прошло первое потрясение от этого неприятного открытия, у Глории заныло сердце и задрожали руки. Она вдруг ощутила такую слабость, что малейший порыв ветра мог легко свалить ее с лошади. Гнедая кобыла, как будто почувствовав состояние своей хозяйки, громко заржала и нетерпеливо забила копытом. Глория спешилась и, крепко сжимая в руках поводья, подошла к возмутительной надписи.
«Владения Торнов? Ну, это мы еще посмотрим». Она склонилась над столбом с табличкой и, обхватив его двумя руками, принялась расшатывать с таким остервенение, как будто вцепилась в горло злейшему врагу. Наконец ей удалось выдернуть из земли ненавистный столб, и она с силой забросила его подальше в кустарник.
Он упал в сухой овражек надписью вниз, и Глория мрачно усмехнулась. Немного отдышавшись, она взобралась на лошадь и поскакала к усадьбе Торнов.
Завидев вдали очертания дома своих соседей, Глория придержала лошадку. Собрав в кулак все свое мужество, она глубоко вздохнула, проверила револьвер в кармане и ступила на вражескую территорию. Миновав видавший виды загон для скота, конюшню и двор, Глория подъехала к дому. Дверь сразу отворилась, и она крепче вцепилась в поводья, ожидая появления хозяев.
Из дома вышли мистер Торн и четверо его младших сыновей. Они молча выстроились на крыльце, выжидающе глядя на нежданную гостью. Зик, Джон, Калеб и Генри. У Глории возникло странное чувство, как будто она видела перед собой четырех Райли разного возраста – от мальчишки до взрослого мужчины. На лице Генри были видны следы недавней драки. Она кивнула Бену Торну:
– Доброе утро, мистер Торн. Я ищу Райли.
– Его здесь нет. – С этими словами Бен шагнул с крыльца и встал напротив Глории.
Она заставила себя посмотреть в глаза старшему Торну и невольно вздрогнула, заметив потрясающее сходство отца с сыном. Возмутительное происшествие на дороге и оказанный ей холодный прием придали ее храбрости.
– Что ж, понятно. Тогда могу я увидеть миссис Торн? Я проделала довольно долгий путь…
– Я и сам отлично знаю, сколько миль отделяет твой дом от моего. А теперь поворачивай-ка свою лошадь и убирайся с моей земли. Тут ни у кого нет охоты с тобой разговаривать.
Ладони Глории взмокли от напряжения, но она спокойно спросила, стараясь ничем не выдать свой гнев:
– Так я могу поговорить с миссис Торн?
– Миссис Торн тоже нет дома. Она поехала к Сатфилдам и пробудет у них весь день.
Больше не было сказано ни слова. Слышно было только сопение сыновей Торна, да то один, то другой из них время от времени переступал с ноги на ногу. Глория вздохнула – что ж, здесь она потерпела поражение. Но страха она не испытывала.
– Ладно. Тогда я уеду. Пожалуйста, передайте им, что я заезжала. – Старший Торн ничего не ответил и ничем не показал, что выполнит ее просьбу. Пожав плечами, Глория развернула лошадь, чтобы ехать домой. Но вдруг она передумала и повернулась к Бену, Высокому седому мужчине, так похожему на Райли. – Я была бы вам благодарна, если бы вы впредь не оставляли никаких меток на земле, которая находится в нашей собственности. Мне пришлось уничтожить одну из них по дороге сюда. По возвращении я непременно пошлю людей, чтобы они поискали другие столбы. Будем надеяться, что больше они ничего не найдут.
Торны переглянулись. По их виду можно было понять, что они готовы прямо сейчас пристрелить эту нахальную девчонку. Глория повернулась спиной к Бену и его сыновьям и, сжав коленями бока кобылы, двинулась в обратный путь. В душе ее боролись два чувства – ей было неприятно, что разговор с отцом Райли принял такой оборот, и в то же время она испытывала мрачное удовольствие, оттого что ей все-таки удалось вывести этих мерзких Торнов из себя. Пустив лошадь в галоп, она довольно быстро оказалась в открытой степи. Здесь она дала волю своим чувствам: «Проклятые Торны! Из них только Райли и его мать заслуживают…»
Но тут внимание Глории привлекли двое мужчин, возводивших неподалеку изгородь. Рядом щипали траву их лошади. У Глории перехватило дыхание. Она резко дернула поводья, останавливая кобылу. Дейзи послушно встала, подняв столб пыли. Мужчины, увидев Глорию, выпрямились и переглянулись.
В глубине души Глория понимала, что лучше всего ей сейчас пришпорить лошадь и мчаться домой. Только на своей земле она сможет почувствовать себя в безопасности. Но она не двинулась с места. Сидя в седле, она молча смотрела на Эйбела Джастиса и Картера Брауна. Что ж, выходит, эти двое сменили хозяев и работают теперь на Торнов? Все, о чем предупреждали ее Бидди и Смайли, оказалось правдой. За всем, что в последнее время творилось на ранчо Лолесов, стояли Торны, и доверять им уж точно нельзя.
Эта мысль вывела ее из равновесия. Она в последний раз взглянула на бывших наемников, а потом стремительно развернулась и пустила лошадь в галоп. Быстрая скачка помогла ей справиться с паникой. Немного успокоившись, Глория поехала медленнее и скоро, жалея уставшую лошадь, перешла на шаг. Вскоре всадница поравнялась с тем местом, где совсем недавно стоял возмутительный столб с табличкой.
Почувствовав неожиданную слабость, Глория соскользнула с седла и опустилась на землю. И здесь, на холодной твердой земле, но уже в собственных владениях, она наконец дала волю слезам. Она сидела, не потрудившись даже расправить пышные юбки, и горько плакала, держа в руке поводья. Дейзи ткнулась теплой мордой в ее волосы, как будто хотела утешить, но Глория продолжала рыдать. Ее сердце было разбито.
– Глория?
Она испуганно вздрогнула и повернулась. Она не ошиблась – это был действительно он, в длинном дорожном плаще, с конем в поводу. Глория быстро вытерла лицо рукавом.
– Оставь меня в покое, Райли Торн.
Но он и не думал ей подчиниться.
– Я только что из дома. Отец сказал, что ты заезжала к нам и спрашивала меня.
– Да.
– И чего ты хотела?
Глория шмыгнула носом, покачала головой и отвернулась. Ей было больно смотреть на Райли.
– Теперь это уже не имеет значения.
Райли чертыхнулся, глубоко вздохнул и произнес:
– Это имеет значение для меня.
Глория подняла глаза и испытующе взглянула на него.
– Да? – Сердце ее учащенно забилось. Райли, живой, из плоти и крови, стоял перед ней. Но он всем сердцем принадлежал этой земле, а она никогда не сможет занять такое же место в его жизни. – Мне только что приказали убираться с вашей земли.
Райли нахмурился:
– Я знаю.
Глория вскинула голову:
– Тогда тебе следует знать и то, что я тоже не желаю видеть тебя на земле Лолесов. А сейчас ты стоишь на ней, и не имеет значения, что там написано на этой вашей проклятой табличке! Кстати, если ты здесь, чтобы разыскать ее, так знай – я забросила эту пакость вон в тот овраг. – Глория махнула рукой в сторону злополучной метки.
Райли повернулся и посмотрел, куда она показывала, подошел и опустился на корточки рядом с Глорией. Настолько близко, что она могла бы оттолкнуть его, если бы захотела.
– Мне нет дела ни до каких табличек. Я здесь из-за тебя. Я хочу знать, что произошло. Скажи мне, Глория.
Этот вопрос показался ей до того бессмысленным, что она рассмеялась.
– Что произошло? Посмотри вокруг, Райли. Посмотри, где я и что делаю. Здесь решительно все не так. Спроси лучше, осталось ли еще хоть что-то, кроме этого кошмара.
Райли прищурился:
– Ладно, так осталось?
Глория склонила голову набок, рассматривая Райли и обдумывая его вопрос. Лучи заходящего солнца осветили лицо Торна, зажгли золотые искры в его темных глазах и резко очертили крупный, сурово сжатый рот.
– Нет. В этом мире не осталось ничего хорошего, Райли. Как и в моей жизни.
Райли серьезно кивнул в ответ, продолжая смотреть на Глорию. Это вывело ее из себя. «Да как он смеет быть таким… чутким и понимающим?» Внезапно ее охватила такая злость, что она с силой толкнула Райли, который от неожиданности потерял равновесие и упал, взметнув облако пыли. Падение сопровождалось громким шумом – Райли вскрикнул, чертыхнулся и вдобавок резко дернул за повод своего коня, который ответил возмущенным ржанием.
Не помня себя от злости, Глория набросилась на поверженного врага и принялась молотить его кулаками, громко крича:
– Я ненавижу тебя, Райли Торн! Слышишь? Я ненавижу тебя! Как ты посмел нанять тех двоих? Как я могла доверять тебе, как могла впустить тебя в свой дом?
Внезапная атака Глории застигла Райли врасплох, он выпустил из рук поводья. Несчастное животное, до смерти перепугавшись, встало на дыбы в опасной близости от хозяина и Глории. С трудом сдерживая бешеный натиск подруги, Райли попытался отползти подальше от мощных копыт коня, увлекая за собой Глорию и молясь о том, чтобы испуганный жеребец не шарахнулся в их сторону. Наконец ему удалось сжать в руках запястья Глории.
– Черт побери, Глория, ты что, хочешь погибнуть?
– Ах, ты еще и ругаешься? Я тебе покажу «черт-побери-Глорию», Райли Юджин Торн! Я никогда тебя не прощу. Как ты посмел заставить меня полюбить тебя, ты… – Она застыла, сидя верхом на своем противнике. В ее зеленых глазах мелькнуло потрясение. – Ты… жалкий человек, ты…
Лежа на пыльной земле, Райли держал Глорию в своих объятиях, ощущал вес ее тела, касался грудью ее груди, видел перед собой ее лицо в обрамлении растрепанных волос – настоящее воронье гнездо на голове – и слушал, как она признавалась ему в любви. Улучив момент, когда она замолчала, чтобы перевести дух, Торн прошептал:
– Ну же, продолжай, я тебя слушаю. Ты говорила…
– Заткнись!
Райли приподнялся на локтях, глядя в глаза Глории. Всю свою жизнь он мечтал услышать от Глории признание в любви. И вот теперь она произнесла эти долгожданные слова – осыпая его ударами! У него даже голова закружилась от радости. Никогда еще он не был так счастлив, и никогда еще ему не приходилось попадать в такую глупую историю. Райли растерянно улыбнулся, потом хмыкнул и вдруг оглушительно захохотал.
– Я не вижу здесь ничего смешного! – сердито проворчала Глория, поднимаясь с земли.
Райли знал, что нельзя дать ей молча уйти, поэтому вскочил на ноги прежде, чем она успела подняться. Стоя перед ней, он схватил ее за плечи:
– Я тоже люблю тебя, Глория Би Лолес.
Когда Глория открыла рот, чтобы возразить, он решительно прижал ее к себе и завладел ее губами. Слабая попытка вырваться была немедленно подавлена, и она затихла в объятиях Райли. Но победитель сам оказался побежденным. Он исступленно целовал Глорию и понимал, что все, он пропал. Ее губы, на которых чувствовались соль и песок, сводили его с ума. Они были горячими, нежными и… жадными. Райли целовал ее, и она отвечала на его поцелуи. Но вдруг Глория как будто окаменела, прервала поцелуй и стиснула зубы.
– Мне нужно возвращаться домой, Райли. Разве ты не понимаешь? Я не могу любить тебя. Не могу. Ты – Торн. А я – Лолес. Наши семьи никогда на это не согласятся.
Райли почувствовал такую боль, как будто слова Глории ранили его, проникли в тело, как острая сталь клинка.
– Мне двадцать пять лет, Глория. И мне решительно наплевать, что об этом думает моя семья. Все, о чем думаю я, и все, чего я хочу, чего когда-либо хотел на этом свете, – ты. Кроме тебя, мне ничего не нужно. Только из-за тебя я столько лет мучился на этой забытой Богом безлюдной земле. Я просто ждал, когда ты вырастешь. И вот ты стала взрослой девушкой.
У Райли упало сердце, когда Глория покачала головой, разметав по плечам облако рыжих кудрей.
– Не говори со мной об этом, пожалуйста, Райли. Мне и так тяжело. Я должна подумать о своей семье. Неужели ты не понимаешь? Я – Лолес. Может быть, последняя из нашего рода, кто остался в живых. Я должна позаботиться о ранчо. Ради своих родителей. Ради сестер, ради себя самой. Мы все мечтали, чтобы наша земля процветала. И я не отступлюсь и сделаю для этого все. И никогда не уеду отсюда.
Слова ее заставили Райли похолодеть. Он выпустил Глорию из своих объятий и отступил на шаг.
– Всю свою жизнь я только и слышу: земля, земля, земля! Может быть, это и правильно. По крайней мере, мой отец так считает. Но я вижу, во что он превратился, борясь за землю. Она высушила его душу, Глория. А я не хочу стать таким, как он. Я не просил тебя уехать со мной. Я просто хотел, чтобы ты дорожила мной больше, чем этой землей. Потому что для меня главное – это ты. Но ты не хочешь. И мне очень больно, что это так.
Райли наклонился и поднял с земли шляпу. Его лицо, освещенное последними лучами заходящего солнца, было мрачным и суровым. Наступила гнетущая тишина, не нарушаемая даже легким шелестом травы, и повисла между ними. Торн отряхнул шляпу от пыли, неторопливо надел ее и повернулся к Глории. Она не сделала ни одного жеста, чтобы его удержать. Она молча стояла и смотрела, как Райли уходит от нее. Навсегда?
Не в силах вынести этого последнего унижения, Райли обернулся и выпалил:
– Эта проклятая земля, о которой ты так беспокоишься, не даст тебе ничего, Глория! Она не согреет тебя холодной ночью. Она не подарит тебе детей, которых тебе так хочется иметь. И уж точно она не возьмет тебя на руки и не посадит к себе на колени в том огромном кресле в кабинете твоего отца и не станет баюкать тебя и говорить, что все будет хорошо.
Глория вздрогнула как от удара. Райли видел это, но не сделал ни шагу к ней. Он повернулся и зашагал в ту сторону, где скрылась его лошадь.
– Райли!
Торн замер, но не обернулся.
– Что?
– Поцелуй меня.
У Райли перехватило дыхание. Не поворачиваясь, он сложил руки на груди и обвел глазами бурые пологие холмы, эту проклятую лолесовскую землю!
– Нет, – бросил он через плечо.
– Да. Поцелуй меня. Я хочу этого.
– Это не игра, Глория.
– Я знаю. Целуй.
– Hо после это уже нельзя будет остановиться и повернуть назад.
Глория немного помолчала и топнула ногой:
– Поцелуй меня, Райли.
Он повернулся. Его сотрясала дрожь. Сердце гулко билось у горла, ноги были ватными. Тело окаменело. Боясь поверить, что все это происходит на самом деле, Райли взглянул на Глорию и прищурился:
– Ты понимаешь, о чем просишь? Мне нужно гораздо больше, чем твои поцелуи. Я хочу тебя всю – твое сердце и душу. И на меньшее я не согласен.
Глядя в глаза Райли, Глория стянула с себя тяжелую отцовскую куртку и бросила на землю.
– Я же сказала, поцелуй меня, Райли Юджин Торн. – Внезапно ноги Райли налились свинцовой тяжестью. Еще никогда женщина сама не предлагала ему себя. Но ведь и ни одна женщина не набрасывалась на него с кулаками, а он сумел это выдержать, разве не так? Глядя в глаза Глории, Райли улыбнулся и попросил:
– Повтори еще раз, любимая.
Она неуверенно переступила с ноги на ногу, потом гордо вздернула подбородок:
– Поцелуй меня.
Райли сорвал с себя шляпу и отшвырнул прочь, вдыхая полной грудью холодный ноябрьский воздух. Шагнув к Глории, он широко раскинул руки.
– Милая, одним поцелуем ты от меня не отделаешься.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Время любви - Портер Черил Энн



Долгожданный конец....ох и намудрили то с убийством...роиан не плохой
Время любви - Портер Черил Эннkatolina100
5.02.2013, 18.12





Неплохо , неплохо ...накручено, но смысл есть...читайте!
Время любви - Портер Черил ЭннВиктория
30.03.2013, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100