Читать онлайн Влюбленные скитальцы, автора - Портер Черил Энн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленные скитальцы - Портер Черил Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленные скитальцы - Портер Черил Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленные скитальцы - Портер Черил Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Портер Черил Энн

Влюбленные скитальцы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Джейк боялся, что его спутники примут его за сумасшедшего, если сейчас же не прекратить неудержимый смех, подавить который он был просто не в силах. Все остальные ехали молча по пути домой, но Джейк ничего не мог с собой поделать. Слишком много иронии заключалось в ситуации, сложившейся на вилле Суареса. Какой же рапорт может он написать?
Как сохранить достоинство, тем более репутацию, если он, несгибаемый тайный агент, сообщит, что девушка в краденой одежде и двое юношей, можно сказать, мальчишек, спасли весь отряд и обеспечили выполнение задания? Ох уж эта краденая одежда – новый приступ смеха согнул Джейка пополам. Разве забудет он когда-нибудь испуганную, голую горничную в их с Джесси комнате, когда они вернулись в гостиницу?
Даже неодобрительный взгляд, который он бросил на Джесси, открыв дверь в комнату, не заставил ее упрямый подбородок опуститься хотя бы на дюйм. А бедная горничная после того как Джейк развязал ее, потому что Джесси она к себе не подпускала, несколько раз перекрестилась и выбежала во двор, забыв о своей наготе.
Это было просто здорово! Никогда раньше Джейк не думал, что может так смеяться над собой. Оставалось только плакать или смеяться. Смех все еще рвался наружу, но Джейк решительно сжал зубы. Ну как было не смеяться при виде Джесси, маленькой, хорошенькой Джесси, которая навела винтовку на своего огромного страшного сторожа. Или эти двое, Кой и Джон, росточком с винтовку, как они срывающимися голосами приказывали тем страшным убийцам и Маккензи сдать оружие. А какую речь произнес Кой. Воспоминание о сцене на вилле Суареса вызывало новые взрывы смеха. Джейк согнулся над лукой седла и лег на шею Огонька.
Конь проявлял нетерпение. Всадникам, ехавшим вслед за Джейком, приходилось то резко осаживать лошадей, то шарахаться в сторону, чтобы не натолкнуться на Огонька, когда он резко останавливался, отводил уши назад, шевелил ноздрями и угрожал хозяину сбросить его на землю, если не будет сидеть прямо.
– О'кей, ну же, спокойно, – гладил Джейк шею коня. – Все нормально, теперь все нормально, мальчик. – Джейк огляделся вокруг. Все косо на него поглядывали. Он видел, что спутники чувствуют себя неудобно, понимая причину его смеха; им тоже было не по себе при мысли, что их «спасли» Джесси, Кой и Джон, о которых никто бы не подумал, что они способны на такие отчаянные поступки.
Точно! Джейк выпрямился в седле. Это вовсе не смешно. Эти трое вели себя храбро, даже героически. И он изложит это в своем рапорте. Джейк обернулся, они так и ехали вместе. Кой правил фургоном, Джесси сидела рядом с ним на козлах. К своему удивлению Джейк заметил, что больше не ревнует Джесси к Кою. Он был достаточно зрелым мужчиной, чтобы понимать, что она не отвечает на чувства Коя, а просто считает другом. На этот раз его улыбка, обращенная к ним, была полна уважения и гордости. Вдруг почувствовав необходимость быть рядом с Джесси, он повернул Огонька к фургону.
* * *
Сердце Джесси заныло, когда она увидела направлявшегося к фургону Джейка. Сколько раньше ждала, что он подъедет к ней и побудет рядом хоть немного, но Джейк проезжал мимо, лишь коротко кивнув в ее сторону и отправляясь дальше проверить задние фургоны с конфискованным на вилле оружием, удлиннявшие караван.
Но на этот раз он задержался возле них. Джесси не смогла скрыть лучезарной улыбки, хотя не должна была одаривать его улыбками за то, что он вечно смеялся над ней, Коем и Джоном, как будто рискованные действия, которые они предприняли, заслуживали лишь смеха. Но все же Джесси робко опустила глаза, когда Джейк подмигнул ей. Потом он завел с Коем разговор об армии и о караване.
Джесси не прислушивалась к их разговору, а обрадовалась случаю заняться своим любимым делом – понаблюдать за ним, когда он этого не замечает. Никогда не могла она насмотреться на это волевое красивое лицо, но взгляд не задерживался, а скользил дальше по восхитительным скульптурным линиям его тела. Джесси совсем не удивилась, когда в глубине ее существа возникло неодолимое желание быть сейчас с ним наедине. Она приложила ладони к пылающим щекам. Что же ей делать, когда его не будет рядом? Когда он уедет прочь после того, как доставит ее домой? Джесси понимала, что нужно уже сейчас закалять свое сердце и разум, готовясь к этому ужасному дню.
И знала, что не сможет привыкнуть к его отсутствию, пока он так близко. Близко? С таким же успехом он мог быть и на луне. Джесси ненавидела эту бивачную жизнь, когда она вынуждена спать рядом, но совершенно целомудренно, и страдала от невозможности соединиться с ним. Мучилась от того, что приходится подглядывать за ним украдкой, когда нельзя сказать о своей любви и о том, как высоко она ценит самопожертвование, которое он готов был проявить ради нее, если бы отец оказался втянутым в контрабандные дела. Она возненавидела долгий обратный путь, при котором их продвижение замедлялось дополнительными фургонами. Если уж он расстанется с нею, то пусть это случится поскорее. Да, ей многое хочется сказать ему, а еще больше сделать для него. Желания просто разрывали ее на части.
Но о ребенке она ему ничего не скажет. Дом, жена, ребенок – это не его жизнь. Джейк причинил ей боль, заявив об этом в самом начале. Он ездил один, жил один, работал один. Она стала обузой для него с того самого дня, когда уехала со своей фермы за ним вдогонку, спрятавшись в фургоне. Ребенок принадлежит только ей. Она вполне сможет растить его одна, нет, не одна, Берта поможет. Так что незачем ему знать. Да она скорее умрет, чем навяжет ему жизнь, которую он возненавидел бы, – с нею, на ферме или на ранчо. Джесси не хотела, чтобы в конце концов он ее возненавидел. Лучше расстаться, пока еще любит. Пришли воспоминания о той обманной свадьбе. Джесси быстро прогнала слезы, навернувшиеся на глаза. Да, ребенок – это частица Джейка, которую она сохранит. Единственное, что ей останется.
Положив руку на легкую выпуклость живота, Джесси задумалась, неужели это произошло лишь несколько недель назад? Она огляделась вокруг, пока Джейк беседовал с Коем и Джоном. Наступила осень. Листья на немногочисленных деревьях из зеленых стали красновато-желтыми, а другие засохли и упали на землю. И даже если днем было еще тепло, по ночам становилось холодно. Джесси вздрогнула: голос Джейка внезапно вернул ее к действительности.
– Джесси? Я с тобой говорю. О чем ты так задумалась?
Джесси удивленно подскочила и быстро придала лицу обычное выражение, скрывая под ним печальный, виноватый вид, который, как она опасалась, соответствовал ее угнетенному настроению. Веселая улыбка Джейка рассеяла все ее мрачные мысли. Достаточно одного его взгляда, думала она, что же ей делать без него, как жить?
Но вслух сказала:
– О погоде. Я думала о погоде. Листья пожелтели, по ночам холодно. Я как раз думала, чем занимается Берта, что с нашей скотиной и с урожаем…
– Тебе и вправду нравится твоя ферма, так ведь? – прервал Джейк.
Джесси быстро взглянула на него. Она не могла понять, какие нотки звучат в его голосе. Голос не был сердитым, обиженным, а скорее – печальным, но в то же время не совсем, а непонятно каким. Однако она сразу определила, что ее ответ имеет для него большое значение, очень большое.
– Да. Да, нравится, – нерешительно ответила она. – Но не так сильно, как я люблю… – Она прикусила язык, прежде чем скарать «тебя», и опустила глаза, остро чувствуя непривычную тишину вокруг. Кой и Джон были молчаливы.
В тот же момент фургон неожиданно остановился. Она заметила, как Джейк привстал в седле и натянул поводья. Кой сделал то же самое, как будто двое мужчин сговорились. Джесси непонимающе взглянула на Джона, но тот просто пожал плечами и пустил свою лошадь медленным шагом.
– Иди сюда, Джесси, – спокойно сказал Джейк.
– Что? – не поняла она.
– Встань и перебирайся ко мне. Я тебе помогу. Хочу, чтобы ты проехала со мной на Огоньке. Уверен, ты устала от этого жесткого деревянного сиденья.
Джесси, вдруг почувствовав себя очень маленькой и очень усталой, послушалась его. Протянув к нему руки с козел фургона, она совсем не боялась, что он может ее уронить или не удержать. Как хотелось ей, чтобы любовь могла так же крепко удержать Джейка, как его руки, усадившие ее на привычно теплую спину Огонька.
– Куда мы едем? – спросила Джесси, оглядываясь вокруг, так как Джейк пустил коня в галоп, направляясь в сторону от каравана.
– Никуда, – последовал почти грустный ответ. Джесси не могла отрешиться о чувства, что он говорит об их отношениях. Через несколько минут молчания Джейк позволил коню идти шагом и снова заговорил: – Знаешь, через пару дней мы будем на твоей ферме.
«Твоей ферме. Не дома, а на ферме». Джесси не могла сдержать вздоха.
– Да, знаю.
– Ты будешь рада?
Джесси повернулась, быстро заглянула ему в лицо, но он смотрел перед собой, крепко сжав челюсти.
– Не знаю. Наверное, буду рада, – неопределенно ответила она, гадая, что он хотел этим сказать.
– Значит, тебе кажется, что ты будешь рада? Я считал, что это место для тебя очень много значит. Ты даже поехала в Санта-Фе, пытаясь сохранить его. А теперь говоришь, что тебе только кажется, будто ты рада.
Джесси не могла не заметить острое лезвие насмешки в его словах. Она глубоко вздохнула и подумала с минуту. Ей-то известно, что хотела сказать, только боялась слишком обнажить свое сердце и дать разбиться ему, Джейк не разделит ее чувств. Джесси сознавала, что ответ может даже углубить пропасть между ними, если не понравится ему. Но потом решила – пусть! Теперь она достаточно взрослая женщина – почти мать – и имеет право сказать обо всем, что у нее на сердце, и к черту все мысли о последствиях! По крайней мере, он будет знать – и она тоже.
– Нет, мне не просто «кажется», – начала она, – а я буду счастлива оказаться дома. Потому что ферма для меня, Джейк, это дом. А у тебя нет дома, в который хотелось бы вернуться? Ты мне никогда не рассказывал, где находится твой дом. И ничего не говорил о своей семье.
Его руки сжали ее, но не от желания, а под влиянием нахлынувшего волнения.
– Нет, на самом деле, у меня нет дома, если ты имеешь в виду место, куда можно стремиться всей душой. Мой отец погиб на Мексиканской войне, когда я был еще маленьким. Мать осталась вдовой со значительным состоянием, и все еще живет в Виргинии. Я ее навещаю, конечно, люблю, но у нее своя жизнь, а у меня своя.
– Хорошо, а куда ты едешь, где ты живешь, когда у тебя нет задания?
– То здесь, то там. У меня есть друзья и родственники, как ты понимаешь.
– Это похоже на одиночество, Джейк. Разве тебе никогда не хотелось испытать чувство устойчивости, постоянства, не хотелось, чтобы тебе что-то или кто-то принадлежал? – Джесси затаила дыхание, ожидая ответа.
– Да, может быть, когда-нибудь захочу.
Джесси отвернулась и плотно зажмурила глаза, чтобы не полились слезы. Может быть, когда-нибудь! Она оперлась о его упругую теплую грудь и положила ладонь ему на руку. Нужно довольствоваться тем, что хотя бы сейчас он с ней. Она так погрузилась в свое несчастье, что даже не заметила, как он оперся подбородком в ее макушку и сильнее прижал к себе.
В тот вечер у костра Джесси наблюдала за каждым движением Джейка. Он двигался с грацией пантеры, даже глаза блестели кошачьим блеском в пламени затухающего костра. Не раз он ловил на себе взгляд Джесси и не отводил глаз. Джесси не знала, о чем он думал, только – о чем думает сама. Она решила еще раз остаться с ним наедине, прежде чем их совместная жизнь окончится.
Лежа на своем спальном мешке и наблюдая за бивачной суетой, она не могла себе представить, как выполнит свой замысел, когда вокруг столько мужчин, лошадей, мулов, фургонов. Да заснут ли они когда-нибудь? Она только надеялась, что сама не уснет раньше. Кажется, ей теперь нужно больше отдыхать. По крайней мере, тошнота прекратилась. Она так боялась, что Джейк догадается, но, судя по всему, он ничего не знал о ее положении. Да и как он узнал бы? Уже несколько недель после отъезда из Санта-Фе он не видел ее обнаженной, не замечал пополневшей груди, округлившегося живота. Сейчас она об этом не беспокоилась, ночь скроет ее тайну.
Джесси удивленно посмотрела в сторону костра. Джейка нигде не было видно. Она оперлась локтем о колесо фургона. Где же он может быть? Ушел подальше, чтобы не спать с нею рядом? Но вдруг услышала какой-то шум, что-то вроде шипения. Вот – опять. Она оглянулась, представляя себе диких котов, змей, индейцев…
– Чшшш, Джесси. У тебя за спиной. Это я… Джейк. Спокойно, встань и обойди фургон сзади.
С непринужденным видом Джесси встала, отряхнулась и потихоньку двинулась вдоль фургона. Она заметила, что некоторые мужчины посмотрели ей вслед, но, привыкнув к ее частым прогулкам в сторону от лагеря, и на этот раз не обратили особого внимания.
Оказавшись на затемненной стороне фургона, на которую не падал ни один луч от костра, Джесси чуть не задохнулась, попав в объятия Джейка.
Его желание было таким же сильным, как и ее. Одной рукой он поддерживал Джесси за спину, другую запустил в волосы и осыпал поцелуями глаза, щеки, шею, грудь.
Потом немного отстранился от нее, пытаясь заглянуть в глаза. Джесси едва дышала, но ей и не нужно было дышать – он был ее воздухом.
Не говоря ни слова, Джейк прижимал ее к себе. Джесси обвила руками его шею и упивалась ощущением, которое испытывала, находясь рядом с ним так близко, что чувствовала, как сильно бьется его сердце. Все так же обнимая Джесси, он взял ее на руки и понес. Джесси открыла глаза, только когда Джейк остановился. Оказалось, что они стоят позади одного из фургонов в стороне от костра. Она повернулась к Джейку с немым вопросом.
– Ты сказала, что ночи стали холодными. Я освободил место в этом фургоне и сделал тебе постель. Хочу, чтобы было тепло и удобно, – от его хрипловатого голоса она задрожала, тронутая заботой. Джесси поцеловала Джейка в шею и почувствовала, как от этого поцелуя дрожь прошла по его телу. Она почти забыла, какую власть имеет над чувствами своего возлюбленного. Джейк помог ей забраться в фургон и последовал за нею, а затем завязал парусиновый полог в задней стенке. Через противоположное отверстие, там, где находилось место возчика, проникал лунный свет, скрашивая эту украденную ночь любви.
Едва Джейк повернулся к ней, Джесси упала в его объятия. Ей не верилось, что совпали их мысли и желания, – он хотел ее так же страстно и безудержно, как она мечтала о близости с ним.
Если это последний раз, когда они остались наедине, то ей хотелось бы получше запомнить его. Хорошо, что они оказались не на голой земле и не на спальном мешке под открытым небом. Джесси хотела, чтобы в этот раз их ночь любви была особенной, запоминающейся. Другая ночь, другой фургон всплыли в ее памяти. Но тогда она надела свадебное платье и у нее было обручальное кольцо. А в этот раз что-то значительно большее – ребенок.
Джесси робко начала расстегивать его рубашку. Вслед за легкими движениями следовали поцелуи. Джейк перехватил ее пальцы, но слишком поздно. Джесси уже почувствовала, как напряглось его тело.
Если он собирался оставить ее, то пусть увезет с собой обжигающие воспоминания о любви, об этой ночи, решила Джесси. Пусть ведет свою одинокую жизнь, полную опасностей, но сейчас она сделает все возможное, чтобы его сны были полны видений этой ночи на всю жизнь, куда бы он не отправился, где бы не бродил под видом скитальца, каким предстал перед нею впервые.
Джесси наклонила к себе голову Джейка и прильнула к его устам долгим поцелуем, в который вложила всю страсть и тоску любящего сердца. Она дышала вместе с ним, для него, ради него.
Приглушенный стон вырвался из груди Джейка и отозвался в ее стоне. Он прервал поцелуй, снова взял Джесси на руки и положил на узкую самодельную постель. Но Джесси подумала, что это великолепное ложе, чудесная колыбель любви – ведь с нею был Джейк. Чувствуя тяжесть его тела, она снова осознавала себя как единое целое с ним. Ей хотелось, чтобы он обрушился на нее всем своим весом, даже стремилась испытывать боль от их объятий. Она просто нуждалась в этом.
– Ох, Джейк, – прошептала она, – ты мне нужен весь. Я хочу тебя. Отдай мне всего себя. Ты мне нужен. Я люблю тебя.
Она почувствовала, как он замер на мгновение, и заглянула в синие, потемневшие от страсти глаза.
– Боже мой, Джесси, ты не должна так сильно любить меня. Я не могу этого вынести. Никто никогда не любил меня так, – и он спрятал лицо у нее на шее.
Слезы, сдерживаемые ею весь день, хлынули и потекли в волосы. Она хотела использовать свое тело, чтобы смыть всю боль и одиночество, о которых он не говорил, но чувствовал, Джесси знала это. Она провела руками по его широкой спине, по черным волнистым волосам. Джесси любила в нем маленького мальчика, которым он был с нею, и строгого, сдержанного мужчину, каким он стал. Ему нужна ее нежность и мягкость – Джесси это понимала, скоро и Джейк это поймет. А сейчас она не может насладиться им.
– Пожалуйста, Джейк, не заставляй меня ждать, я не выдержу, – умоляла она.
Джейк усадил ее на постели и благоговейно обнажал, тогда и ей захотелось поступить также. Она старалась делать это как можно медленнее, но не успели они оглянуться, как одежда была отброшена и оба затрепетали в лунном свете.
Глаза Джейка скользили по ее обнаженному телу, как будто оно стало фарфоровым от голубого сияния. Не прикасаясь к ней, Джейк вдруг потупил взор, скованный неожиданной робостью. «О чем он думает, нравится ли ему мое тело?» – засомневалась Джесси.
Словно прочитав ее мысли, он произнес, медленно покачивая головой:
– Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, Джесси Стюарт Колтрейн. В тебе нет ничего, что бы мне не нравилось. Я могу затеряться в твоих волосах, – его рука коснулась тяжелой косы на плече, – а твоя кожа? – он провел пальцем по ее щеке, – такая нежная, такая мягкая!
Его рука скользнула к полной груди с затвердевшим соском. Джесси закрыла глаза и отдалась теплым ощущениям, волнами расходившимися по всему ее телу.
– И твоя тонкая талия, – продолжал Джейк восхищенным шепотом, охватывая теперь уже двумя руками ее талию, как бы запоминая каждый дюйм тела, – твои бедра, Джесси! Я никогда не могу насладиться прикосновением твоих ног. Приди ко мне, Джесси. Ты мне нужна.
Джесси открыла глаза, охватив одним взглядом красоту бронзово-загорелого мужчины, которого видела перед собой. Всегда этот образ будет вызывать в ней восторг и удивление, страсть и нежность…
Джесси затаила дыхание, когда ее мягкое тело слилось со стальной твердостью Джейка. Обхватив его торс и гладя спину, она распласталась на простыне. Джейк сразу же начал жадно и требовательно ласкать ее тело, которое только что восхвалял. Смотреть теперь было недостаточно. Он должен ее чувствовать, Джесси это знала, потому что добивалась этого сама. Ее рот и руки искали таких же ощущений. Она целовала Джейка в лицо, шею, грудь, как делал это он. Их обуяла безумная, нежная, яростная страсть, которая грозила сжечь обоих. Слияние тел неудержимо влекло слияние душ. Джесси впустила Джейка в себя, обвила стройными ногами. Она отчаянно жаждала его мощных движений, которые зажигали в ней ответный огонь, огонь, чувствовать который она – ей казалось – не имела права, огонь преступной любви, которую Джесси выражала всем своим телом.
Страстное насыщение друг другом преображалось в нечто такое, что навсегда спаяло их сердца. Джесси еще теснее обняла Джейка. Почти животный стон вырвался у нее из груди и слился с криком, исторгнутым Джейком. Казалось, он проникал в нее все глубже и глубже, выражая этим криком все свое одиночество, всю боль и всю любовь.
Когда Джейк соскользнул вниз, она протянула к нему руки и их объятие снова стало тесным. Сейчас они единожды дышали и единожды жили – длилась минута безмятежного счастья. Джесси глубоко, удовлетворенно вздохнула, лежа рядом с ним и прижавшись к его груди. Она уже не ждала призыва плоти, этого волшебного зова любви. Было достаточно просто лежать здесь, вдыхая мужской запах. Наверное, это последний раз, когда она может насладиться им, поэтому хотелось вобрать в себя все.
Но, несмотря на решимость не спать и радоваться каждой минуте близости, она почувствовала, что начинает засыпать в объятиях Джейка: его подбородок – на ее макушке, а женская головка прижата к мужской груди. Она на мгновение открыла глаза, когда он сделал резкое движение, укутывая ее одеялом, затем уже ничего не помнила, потому что глубоко спала, надежно защищенная любящими руками Джейка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленные скитальцы - Портер Черил Энн



Это милый, очаровательный романчик
Влюбленные скитальцы - Портер Черил ЭннЛале
22.03.2013, 16.43





Вполне читабельный. Местами интересный с отличным изложением серьезных или комичных ситуаций,местами упрощенно-наивный.
Влюбленные скитальцы - Портер Черил ЭннСкорпи
13.01.2015, 19.10





Вполне читабельный. Местами интересный с отличным изложением серьезных или комичных ситуаций,местами упрощенно-наивный.
Влюбленные скитальцы - Портер Черил ЭннСкорпи
13.01.2015, 19.10





Настойчивая девушка и беглый ;)
Влюбленные скитальцы - Портер Черил ЭннАнна
4.12.2015, 20.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100