Читать онлайн Остров везения, автора - Поллок Марта, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров везения - Поллок Марта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров везения - Поллок Марта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров везения - Поллок Марта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поллок Марта

Остров везения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Вытершись досуха, Маргрит надела длинную шелковую юбку и черный лиф, завязывающийся на шее бантом и оставляющий почти всю спину обнаженной. Волосы она расчесывала до тех пор, пока они не стали потрескивать, а потом, как обычно, подвернула их внутрь. Раньше ее гладкому загорелому лицу требовалось лишь легкое прикосновение губной помады, но теперь следовало подкраситься как можно тщательнее, чтобы предстать перед Александром во всеоружии и объявить, что она не собирается сокращать свой отпуск даже на пять минут. И предложение его она пока принять не готова…
Но что это? Шина спустила! А она еще нарочно растягивала купание и сидела в воде до посинения. И теперь, пританцовывая, хотя уже опаздывала на полчаса, шла к машине… А та припала на одну из своих резиновых лап и смущенно поблескивала хромированной решеткой.
Ничего не поделаешь – придется менять колесо. Наморщив нос, Маргрит подумала и решила, что это будет несложно, только сначала надо снять юбку, иначе она обязательно наступит на подол и испачкает ее.
Воровато оглянувшись на пустой, безмолвный лес, молодая женщина живо скинула юбку и, аккуратно положив ее на сиденье машины, осталась в весьма откровенном лифе и черных трусиках-бикини. Тут же она почувствовала влажной кожей прохладу легкого бриза.
В маленьком солнечном тупичке среди сосен Маргрит установила домкрат и принялась за работу. Обнаженную спину пригревало солнце. Как приятно! Пожалуй, день будет жарким, а раз так, подумала она, пыхтя над колесом, придется искупаться еще разок, прежде чем отправляться на ферму Густава Бервальда.
Она уже открутила две гайки и на чем свет стоит кляла болвана, намертво затянувшего третью, как вдруг почувствовала, что не одна. Опустившись на пятки, молодая женщина стерла пот, застилавший глаза, и обернулась. Так она и знала! Легок на помине…
– Какого черта тебе здесь надо?
Густые черные брови Густава удивленно приподнялись.
– Ты еще спрашиваешь?
– Ну, раз уж ты тут, может, поможешь?
Марфит быстро поднялась и покачнулась.
Было жарко, а она еще ничего не ела сегодня, и у нее все поплыло перед глазами.
Густав хотел было поддержать ее за плечо, но она отпрянула.
– Успокойся, Маргрит. – Через окно машины он достал ее юбку. – И надень это… от греха подальше.
– Что, прямо сейчас? – спросила она, показывая ему испачканные в смазке руки. – Ты только посмотри на меня!
– А я что, по-твоему, делаю! – ухмыльнулся Густав, с дерзкой улыбкой обводя взглядом ее стройную фигуру. Округлые бедра подчеркивали узость талии, черный цвет едва прикрывающих женщину лифа и трусиков подчеркивал золотистый загар. – Вот что, – уже серьезнее продолжил он, – подожди меня у озера где-нибудь в тени. Я сменю тебе колесо, потом мы приведем себя в порядок и чего-нибудь поедим. Я сегодня всю ночь провел с приболевшей кобылой, так что ты в полной безопасности. Прибереги свой сногсшибательный прикид для другого раза. Поменять шину – это, пожалуй, все, что я могу сделать на пустой желудок. Разве что еще полюбоваться чуток кое-кем.
– А как насчет больной кобылы?
– Ерунда. Она уже в порядке, а вот тебе не поздоровится, если ты сейчас же не уберешься из-под солнца.
Спорить у Маргрит уже не было сил, поэтому она, испепелив Густава взглядом, осторожно, чтобы не испачкать, взяла у него юбку и отвернулась. Идя по тропинке к озеру, молодая женщина чувствовала на себе его взгляд, но нарочно не одевалась. Приболевшая кобыла, надо же! Провел с ней всю ночь! Везет же некоторым… Хорошо, если это действительно была лошадь, а то она, чего доброго, умрет от ревности и злости!
Дойдя до берега, Маргрит села на песок в тени огромной сосны, расщепленной молнией. Юбку, так и не надев, молодая женщина положила рядом.
Вскоре появился Густав, неся рубашку в руке.
– Готово, – негромко возвестил он, опускаясь рядом с ней.
Краем глаза она видела его могучие широкие плечи. По густым темным завиткам на его груди текла струйка пота, и Маргрит лишь усилием воли заставила себя отвести взгляд от замысловатой медной пряжки на широком кожаном ремне.
– Спасибо. Я очень тебе признательна. Правда, это не значит, что я не могла бы справиться сама.
– Конечно, – степенно произнес Густав.
– Конечно, – отозвалась молодая женщина, и ее губы сами собой скривились в усмешке. – Слушай, ты так и не ответил, как здесь оказался.
– Вообще-то я сюда приехал, потому что твой дружок Александр начал тревожиться. Ты, между прочим, опаздываешь. Уже почти половина двенадцатого.
– Господи, у него же скоро отплытие! – ахнула Маргрит.
– Не беспокойся, я сумел убедить его не спешить с возвращением в Стокгольм. Скажи мне спасибо: я спас остатки твоего отпуска. Он бы любой ценой добился, чтобы ты отправилась с ним.
– Спасибо, но в этом не было необходимости. Мной не очень-то повертишь, как ты знаешь. – Маргрит произнесла это сухо и тут же отвернулась, чтобы не видеть скептической усмешки на его лице. – Веришь или нет, но я бы категорически отказалась возвращаться, пока не почувствовала бы себя в полном порядке…
Александр бы наверняка стал возражать.
Слово за слово, и она, вполне возможно, сама бы не заметила, как вылетела бы с работы. Боже ты мой, изумленно подумала она, и за этого человека я собиралась замуж?
При ярком солнечном свете перед ее внутренним взором внезапно предстало то будущее, которое она себе прочила. На нее обрушился калейдоскоп впечатлений. Но одно она осознала четко: нельзя выходить замуж только потому, что не можешь найти логических доводов против этого, даже если тебя все время искусно к этому подталкивают.
– А ты знаешь, что, когда твои волосы ярко освещены солнцем, они отливают золотом? Ты стала необычайно красивой женщиной, Маргрит, – заметил Густав таким бесстрастным тоном, как если бы говорил о прогнозе погоды.
Показное самообладание разом покинуло ее, и Маргрит, беспокойно поерзав, поджала колени к груди.
– Не такая уж я красивая. Следящая за собой – может быть. Симпатичная – если ты будешь столь великодушным. Но…
– Гмм… следящая за собой. Именно это я и хотел сказать, – рассудительно произнес он.
Маргрит чувствовала, что Густав переводит взгляд с ее ступней, испачканных в земле, на бедра, едва прикрытые черным бикини, потом на грудь, и выше, на пятно смазки, которой она случайно вымазала лоб. В его глазах горели озорные огоньки. Ну, это уж слишком!
Маргрит наклонилась вперед, зачерпнула у края воды пригоршню жирной грязи и, прежде чем Густав успел увернуться, залепила ею ему прямо в грудь. Но когда нечаянно коснулась твердого мужского соска, в сузившихся глазах Густава сверкнуло такое пламя, что она, испугавшись, вскочила и пустилась наутек.
– Я тебе покажу, как смеяться надо мной! – крикнула она и, увернувшись от его рук, бросилась в воду.
Густав уже почти ее настиг, но задержался, освобождаясь от джинсов. С трудом оторвав взгляд от его мускулистого тела, Маргрит устремилась на глубину, но он быстро ее догнал, несмотря на уверенный кроль молодой женщины.
– Не уйдешь! Я тебе помог, сменил колесо, а ты…
Внезапно время повернуло вспять. Юный Густав Бервальд и чудесным образом преобразившаяся Маргрит оказались в ситуации, которую она тогда часами проигрывала в воображении.
Ее пальцы соскальзывали с его гладких мокрых плеч, и он притягивал ее к себе, поблескивая смеющимися глазами.
– Так мы говорили о грязевых ваннах…
– Нет-нет, не говорили! – закричала Маргрит, извиваясь в его сильных руках.
– Значит, ты хочешь получить ответное послание? Что ж, я польщен. – Он посмотрел на нее, игриво прищурив глаза.
Но смеялся Густав так же натянуто, как и она. И во всем этом не было почти никакой чувственности. Просто приятно было ощущать на теле его руки. Их ноги переплелись, тела соприкасались, когда они барахтались, чтобы удержаться на плаву, похожие на двух играющих выдр.
– Тружусь, как раб на галере, все пальцы стер до крови… – напомнил Густав, кладя Маргрит на лицо твердую ладонь и окуная с головой в воду.
Выплыв и отплевываясь, молодая женщина вцепилась ему в волосы.
– Ну-ну, произнеси еще что-нибудь не менее избитое…
Он обвил ее плечи, и она не могла уже опустить рук.
– И какова благодарность? – прорычал Густав, приблизив к ней лицо так, что она увидела морщинки, собравшиеся в уголках его глаз. – Горсть ила!
Маргрит нырнула, проскользнув под его руками, и всплыла, посмеиваясь, уже на безопасном расстоянии.
– Выражаю тебе самую искреннюю и горячую благодарность, – с дурашливой почтительностью пропела она. – Но ты же знаешь, я могла бы заменить колесо и сама – Ну что ж… тебе повезло, что за тобой приехал именно я, а не этот столичный бездельник.
Густав перевернулся и лег на спину. Маргрит не могла отвести взгляда от его мускулистого лоснящегося от воды тела.
– А действительно, почему он не приехал сам? – спросила она, пытаясь представить Александра, меняющего колесо… или плывущего по озеру. Но у нее ничего не получилось.
– Побоялся заблудиться. Когда я уезжал, он смотрел картинки в гостиной. Но, вполне возможно, что, если мы не поторопимся, он вызовет спасателей.
Густав непочтительно усмехнулся и легким кролем без всяких усилий подплыл к берегу.
Маргрит последовала за ним. Ее настроение падало с каждым движением.
– Пошевеливайся, – недовольно пробормотала она, когда Густав нагнулся за джинсами.
Он первым вошел в дом, передал ей одно из полотенец и взял себе другое. Самый легкий намек так сильно повлиял на расположение духа Маргрит, и она инстинктивно поняла, что нужно рассердиться, тогда между ними возникнет спасительный барьер. Атмосфера сгустилась, все могло вспыхнуть от одного взгляда, а для нее чувство безопасности – самое главное.
Густав сделал вид, что не заметил, как она внезапно ощетинилась. Он натянул джинсы, застегнул молнию и, втянув твердый плоский живот, защелкнул медную пряжку.
Маргрит, стоя к нему спиной, рылась в чемодане.
– Слушай, может, ты выйдешь, пока я одеваюсь?
– Что-то ты сегодня не в духе, – заметил Густав. – Если тебя так раздражает процедура одевания, почему бы не оставить все как есть? Если у твоего дружка от такого зрелища не остановится сердце, то я со своей стороны готов рискнуть.
– Оставь Александра в покое, он тут совершенно ни при чем!
– Вот было бы хорошо, – процедил Густав сквозь зубы. – К сожалению, кто-то из нас собирается сойтись с ним поближе.
Он вышел, хлопнув дверью, и все оборонительные сооружения, которые Маргрит возвела в своей душе, смялись, как бумажные голуби. Господи, да что с ней такое происходи? То она на крыльях летает от счастья, то рычит, как бешеная собака…
Маргрит свернула между каменными столбами, обозначающими въезд на территорию фермы. Сегодня она не замечала пышной красоты буйно разросшихся кустов шиповника. Она следовала за грузовичком Густава, и в голове у нее была настоящая каша. Но Густав ли в этом виноват? Может быть, Александр? Или она сама? Как неудачно все они сошлись тут вместе, кисло подумала она, машинально притормаживая у решетчатого заграждения.
Ехать до фермы кружным путем оказалось дольше, чем предполагала молодая женщина.
И дома все еще не было видно. Вероятно, она недооценила обширности владений Густава Бервальда.
Дом – большой, двухэтажный – вырос внезапно на склоне небольшого холма, высящегося над быстрым холодным ручьем. Его архитектурные формы словно продолжали местный рельеф, казалось, будто он возник здесь сам собой. Как потом выяснилось, Маргрит почти угадала. Ей понравилась непритязательная красота жилища Густава. Оно так ему подходило, что молодая женщина даже удивилась, почему раньше не представляла его себе именно таким.
Затормозив позади грузовичка Густава, Маргрит вышла из машины прежде, чем он успел открыть ей дверцу.
– Пойдем. Отведу тебя к твоему дружку, а сам посмотрю, что нас ждет на обед. Боюсь, Полин уже что-нибудь приготовила.
– Я хочу, чтобы ты перестал называть Александра моим дружком, – потребовала Маргрит, идя за ним в большую квадратную гостиную.
– Извини.
Густав пересек комнату широким шагом и крикнул экономке, что они уже прибыли. Затем, снова извинившись, оставил молодую женщину одну.
Маргрит нерешительно остановилась посреди обширного помещения. Ее внимание привлекла картина в высокой узкой раме, наполовину скрытая перистыми листьями пальмы.
Отведя в сторону один из листьев, молодая женщина всмотрелась в умело выполненный офорт. Тот оказался не совсем в ее вкусе, но замысел и композиция были превосходными.
Тогда молодая женщина удостоила своим вниманием другие картины на стенах и не осталась разочарована. Но как следует изучить их не успела – вернулся Густав с Александром.
– Вот ты где, дорогая. Пойдем, я покажу тебе, что здесь нашел. Густав говорит, что лично знает некоторых из художников. Есть один… впрочем, сама увидишь.
Маргрит отлично знала эти симптомы. Александр взял след. Только на пороге нового художественного открытия его бледные щеки озарялись румянцем волнения.
Густав, в очередной раз извинившись, отправился переодеваться, и молодая женщина почувствовала на своем локте мягкую ладонь Александра.
– Пойдем, пойдем, дорогая. Эти офорты кажутся мне довольно интересными, но они не идут ни в какое сравнение с пастелями… Ну, что ты о них скажешь? Густав не представляет, чем владеет. И я намерен, прежде чем уехать из этого медвежьего угла, подписать с неким художником контракт о персональной выставке в нашей галерее. Какие у нас планы на ближайшее время? Нельзя ли отодвинуть других художников на более поздний срок, а на их место…
– Александр, – поспешно перебила его Маргрит, – ты не хуже меня знаешь, что у нас все забито на три года вперед!
– Можно кого-нибудь заменить или объединить, сделать выставку трех художников вместо двух, – настаивал он, но молодая женщина покачала головой.
– Уже дана реклама.
– Я это все понимаю. Но ты только посмотри! – Он указал ей на большую пастель, изображающую несколько обнаженных фигур на фоне папоротников и восточных ковров. – Как я могу пройти мимо художника такого масштаба, когда любую его работу у меня купят прежде, чем я успею ее выставить?
Так вот что за картинки смотрел Александр, когда Густав поехал за ней! Проглотив смешок, Маргрит несколько минут внимательно рассматривала пастель. Потом изучила другие работы, а под конец обратила внимание и на саму комнату, большую, но обжитую и очень уютную.
Потертые полотняные чехлы закрывали превосходную мебель. На стенах висело не меньше дюжины неравноценных по качеству, но гармонирующих с интерьером картин, темный деревянный пол был покрыт коврами разных цветов. На полках стояли журналы и книги и – как завершающий штрих – огромная ваза из хрусталя. Маргрит внезапно поняла, что эта комната очень близка ей по духу, как, впрочем, и весь дом. Хотелось свернуться на этом длинном диване клубочком и подремать в свое удовольствие…
Но, прежде чем она смогла бы осуществить свое намерение, вернулся Густав.
– Если вы готовы отважиться пообедать, то прошу к столу, – добродушно сказал он.
– Один из художников, – как бы между прочим начал Александр, идя вслед за хозяином в маленькую, залитую солнцем столовую, – подает некоторые надежды… Конечно, техника еще сыровата… Но милая непосредственность очень располагает. Естественно, мне трудно что-, либо обещать, но я могу попытаться продвинуть этого молодого человека. На начальной стадии поддержка жизненно необходима любому мало-мальски талантливому художнику…
Маргрит старалась не смотреть на него. Все уловки Александра она знала наизусть: преуменьшить свою заинтересованность, потом исподволь проследовать от безразличия к снисходительности и, когда жертва почти уже в руках, подступить с ножом к горлу, то есть с контрактом, и наложить лапу на любой мазок на бумаге или холсте, который художник сделает за ближайшую сотню лет. Ее босс всегда настаивал на исключительных правах на произведения «своих» подопечных.
Войдя в столовую, Маргрит тут же заинтересовалась содержимым красивой керамической плошки, стоящей на буфете. Это было нечто, отливающее всеми оттенками зеленого, желтого и розового.
– Экономка сказала, что это десерт из персиков, – пояснил ей Густав. – Он станет кульминацией обеда… если, конечно, прежде мы не отравимся.
– Так вы говорите, что лично знакомы с некоторыми авторами собранных вами работ, – вновь начал Александр, щедро накладывая себе стряпню Полин. – А не знаете ли вы случайно… э-э-э… чего-нибудь о молодом художнике, пробующем себя в пастельных композициях?
Густав намазал маслом два крекера, один Маргрит, другой себе.
– Ее зовут Валери Норен. И она мой хороший друг… А что? – поинтересовался он с таким наивным видом, что Маргрит, подавив улыбку, быстро опустила глаза.
Он отлично понимает, что происходит, догадалась она. Человека, который сумел собрать такую превосходную коллекцию, так просто вокруг пальца не обведешь. Но неужели на острове живут и художники? Вот это новость. Кто же такая эта Валери Норен?
Густав протянул Маргрит крекер и кивком указал на домашние сосиски с капустой. Но она покачала головой, собираясь дождаться десерта.
Александр тем временем не умолкал. Возможно, ему удастся уговорить представителя одной из второстепенных стокгольмских галерей взглянуть на пастели и, может быть, даже выставить их. Но Маргрит-то было хорошо известно, что босс и на милю не подпускал к своим открытиям мало-мальски сведущих агентов.
– Вы, конечно, понимаете, у нашей галереи свои требования, – пробормотал он извиняющимся тоном. – Я не могу обещать своего личного участия, по крайней мере, официально…
Маргрит отчаянно сжала губы и поспешно отвернулась, чтобы не видеть глаз Густава. Они давно разговаривали одними взглядами и даже смеялись вместе над некоторыми фразами из трескучего монолога Александра.
Когда пришло время десерта, Густав тактично отверг предложение галерейщика показать принадлежащую ему пастель с обнаженными фигурами «кое-кому из специалистов».
Зато согласился познакомить его со своим очень хорошим другом Валери Норен.
«С очень хорошим другом». Эти слова звучали в ушах Маргрит, когда она смотрела, как Густав выходит из столовой, двигаясь с чисто мужским, характерным для него изяществом.
Она почувствовала болезненный спазм в желудке, ничего общего не имеющий с симптомами пищевого отравления. Каков интриган!
Договорившись об импровизированном ужине в мастерской своей подруги-художницы, Густав предложил гостям совершить экскурсию по ферме.
– Нет-нет. Нам с Маргрит нужно еще обсудить кое-что важное, – заявил Александр. – Я, знаете ли, человек крайне занятой. И хотя в другой раз с удовольствием осмотрел бы… э-ээ… скотный двор, но теперь, к сожалению, вынужден отказаться за нас обоих. Вы уж не обижайтесь, приятель.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Остров везения - Поллок Марта

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Остров везения - Поллок Марта


Комментарии к роману "Остров везения - Поллок Марта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100