Читать онлайн Остров везения, автора - Поллок Марта, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров везения - Поллок Марта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров везения - Поллок Марта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров везения - Поллок Марта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поллок Марта

Остров везения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Назавтра Маргрит и в голову не пришло безмятежно провести день на озере с удочкой или в лодке. На этот раз она отправилась в деревушку, намереваясь заглянуть к тете Биргитте и купить чего-нибудь вкусненького в кондитерской лавочке.
Чувствуя смутную потребность связаться с Александром, молодая женщина притормозила у почты и взяла бланк телеграммы. Но что можно уместить на нем? «Чудесно отдыхаю.
Жаль, тебя здесь нет…» А что еще написать?
Его предложение Маргрит пока не готова была ни принять, ни отвергнуть.
Когда она наконец добралась до ухоженного белого домика в зарослях шиповника, где жили дядя и тетя, то выяснилось, что дверь заперта. Для полной уверенности Маргрит обошла дом, чтобы проверить, стоит ли позади машина.
Машины не было. И Маргрит поймала себя на том, что даже рада этому. Нужно было, конечно, проведать родных, но разговаривать с ними ей не хотелось. Проснувшись сегодня утром, она ощутила на своих плечах бремя совершенно новых забот, и ни к чему доискиваться до причин этого.
По правде говоря, ей давно уже следовало позвонить Александру, а не отделываться телеграммой. Он всегда с большим терпением относился к ее нервным срывам. В отличие от Карла, который терпеть не мог каких бы то ни было проявлений эмоций со стороны жены.
После нескольких месяцев брака с ним Маргрит чувствовала себя такой опустошенной, что требовалось время, чтобы перебороть себя и снова принять настойчивые ухаживания Александра.
Помимо этого ее беспокоили адвокаты, занимающиеся имуществом Карла Сергеля. Когда они вызвали ее к себе и огорошили новостью, что Сергель скончался в одночасье от сердечного приступа и все оставил ей, она была ошеломлена. Одно из двух: либо бывший муж предвидел ее реакцию и сделал это нарочно – у него был талант к утонченной жестокости, либо просто забыл изменить завещание после развода. В любом случае потрясение было ужасным. В конце концов она отказалась тогда обсуждать этот вопрос и ушла.
Наследство, как выяснилось, не ограничивалось одними коллекциями, имелись еще и ценные бумаги, и большая сумма денег в банке. Теперь Маргрит знала, как ей поступить, и эту заботу можно было пока выбросить из головы. Впрочем, по сравнению со всеми другими проблемами это была капля в море.
Как это ни странно, на таком расстоянии простым и надежным выглядел именно Александр. Она питала огромное уважение к его интеллекту, к его деловой хватке. Более того, он отлично умел сдерживать свои эмоции. Возможно, он не всегда был достаточно приветлив, однако ни разу не позволил себе резких выражений, которые то и дело отпускал в ее адрес Карл, прежде чем она научилась не обращать на них внимания.
Александр вначале не пытался давить на нее.
Только когда у нее начались нервные припадки, он перевел их отношения на более личный уровень.
Он был привлекательным, но далеко не таким красивым, как Карл Сергель. У него были хоть и приятные, но маловыразительные черты лица, довольно бледные голубые глаза, а мягкие светлые волосы начали уже редеть. Однако он был высок, сладкоречив, а горький опыт научил молодую женщину не доверять неотразимо обаятельным мужчинам.
Александр сделал ей предложение как раз в тот день, когда она впервые побывала у адвокатов мужа и всю дорогу до галереи не могла прийти в себя. Когда Александр вошел к ней, она сидела за своим заваленным бумагами столом, уставившись в стену, и по ее щекам текли слезы. Он отвлек ее, успокоил, а потом все выпытал. Она упрямо повторяла, что ей не нужна эта проклятая коллекция и вообще ничего от мертвого Карла Сергеля не нужно. И тут он предложил жениться на ней и взять на себя все ее заботы.
Ого! Для нее это уже успех – сосредоточенно размышлять о своем положении в течение двух минут, и даже дольше. Еще совсем недавно она просто не могла думать об Александре или о свалившемся как снег на голову наследстве.
– Теперь все не так просто, – пробормотала Маргрит, поморщившись при воспоминании о том дне.
Она миновала кондитерскую лавочку, даже не взглянув в ее сторону. Если она откажет Александру, с любимой работой, по всей видимости, придется распрощаться. Но почему она все время обдумывает только вариант отказа? Ведь он очень ей нравится и ладят они прекрасно…
Но вот хочет ли она вообще замуж? Нужен ли ей еще один мужчина в качестве мужа? Она вполне может себя содержать, а что касается секса, то этот аспект брака слишком преувеличивают. Что такое секс? Многие без него прекрасно обходятся!
Вскоре после полудня приехал Густав. Маргрит расположилась на надувном матрасе на берегу озера и следила за его приготовлениями к рыбалке. Устроившись рядом, он налаживал снасти, потом, будто невзначай, коснулся ее локтя.
Словно обжегшись, Маргрит отдернула руку. И Густав понимающе ей улыбнулся и подмигнул, чем едва не вывел ее из себя.
Потом отступил на несколько шагов и забросил крючок.
– Нужно поставить себя на место рыбы, – доверительно сообщил он молодой женщине. – Я всегда тщательно выбираю приманку, бросаю неподалеку от намеченной жертвы и жду своего часа.
О чем это он? Всегда говорит намеками и двусмысленностями…
Маргрит со все возраставшим нетерпением смотрела, как блесна погружается в воду и поверхность вновь становится зеркальной. Густав не спешил сматывать леску.
– Ты не собираешься что-нибудь делать? – спросила она наконец.
Он покачал головой. Его губы вновь тронула столь раздражающая ее улыбка.
– Не надо опережать события. К чему рисковать, отпугивая жертву, пока крючок еще не опустился? – Он приподнял кончик удилища и чуть подтянул провисшую леску. – Можно дернуть разок, поддразнить, заинтриговать.
Заодно проверить, не зацепилась ли рыбка.
Они ждали вдвоем. Густав не сводил глаз с лески, спокойно лежащей на поверхности воды и указывающей, где затонула приманка. Маргрит затаила дыхание, сознавая, что ее внимание направлено не на леску, а на стоящего рядом мужчину.
Но вот, не в силах больше лежать спокойно, она приподнялась было. Однако Густав жестом приказал ей не шевелиться.
– Берет, – прошептал он, и Маргрит с изумлением увидела, как Густав быстрым, рассчитанным движением отпускает леску. – Пусть поиграет с наживкой. Рыба только чуть тронула ее, не зная, нужна ли она ей. Но ей стало уже интересно, и это наше первое достижение.
– А дальше!
– Дальше… Если я сумею не вызвать подозрений, рыба снова тронет наживку в самом безопасном, по ее мнению, месте, потом еще немножко подумает и начнет поворачивать ее ртом. Окунь заглатывает жертву с головы.
Внезапно вода забурлила. Густав резко подсек, тут же отпустил леску и быстро подбежал к кромке воды, занимая удобную позицию. Конец удилища согнулся, катушка громко затрещала, бешено вращаясь. Маргрит с восхищением наблюдала за борьбой, и через несколько минут Густав ухватил сачком огромного окуня.
– Просто не верится, – выдохнула она. – Я могла бы, поклясться, что сегодня клева не будет. А ты с первого же заброса…
– Плыви прочь, старый знакомый, – усмехнулся Густав и, опустив сачок в воду, дал рыбе уйти. – А вот деревенские навыки ты совсем, как я погляжу, растеряла. Но ничего, я научу тебя, как не умереть с голоду, пока ты здесь.
– Ты его опять отпустил?
Маргрит все еще глазела на круги, которые пустил по воде окунь ударом широкого хвоста.
Потом повернулась и уставилась на того, кто невозмутимо собирал снасти.
– Слушай, меня бы вполне устроила жареная рыба!
– А пироги с рыбой, домашняя ветчина и мороженое на десерт тебя устроят?
Все еще таращась на него, Маргрит судорожно сглотнула.
– Почему ты не сказал, что у тебя есть еда?
Я тут целый час потратила, глядя на твое шоу!..
Сегодня по молчаливому соглашению ужинали в доме. Они дружно расправились с содержимым плетеной корзины. При этом бокалы ни на миг не оставались пустыми.
– После ветчины я всю ночь буду хотеть пить, – сказала Маргрит, осушая третий бокал.
– О простых удовольствиях можно много сказать хорошего, – произнес Густав прищурившись. – Но, сдается мне, они тебе уже наскучили и ты нацелилась обратно на запад, где тебя ждет полный соблазнов Стокгольм с ресторанами и ночными клубами.
Эффектной фразой он захватил инициативу в разговоре. Маргрит не возражала и легко подчинилась. Ей нужно было кому-то выговориться, а кто бы здесь подошел лучше Густава Бервальда, простого парня из глубинки? Он был частью ее уютного прошлого, к теперешней ситуации не имел никакого отношения, значит, мог быть совершенно объективен.
В тишине комнаты, освещенной мягким светом фонаря, говорить было легко. Снаружи не доносился ни гул транспорта, ни резкий вой сирен – только слышался вечерний хор сверчков. Само по себе отсутствие назойливого городского шума действовало на нее подобно вакууму, вытягивая слова все расширяющимся потоком, пока молодая женщина не излила наконец все, что наболело на душе.
– Ну, с наследством долгой возни не будет, – сказал Густав после некоторого молчания, пока Маргрит приходила в себя, сбросив с плеч непосильную тяжесть. – Когда завещание официально утвердят, коллекцию можно или продать, или подарить какому-нибудь музею, а ценные бумаги пойдут на уплату налогов и юридических услуг. Для этого от тебя не потребуется ничего, кроме подписи.
– Александр предложил заняться этим за меня, – пробормотала Маргрит, позволяя себе на минуту смежить веки.
– Ах да, Александр, – делая вид, будто только что вспомнил о нем, вздохнул Густав. Его рубашка была небрежно распахнута, и пламя свечи освещало его могучую грудь. – Это, я полагаю, следующий вопрос повестки дня. Ты его любишь?
Из глаз Маргрит тут же потекли слезы, и она отвернулась.
– Откуда я знаю? Я думала, что и Карла люблю. Что мне вообще известно о любви?..
– Гмм… такое чувство мне знакомо, – задумчиво произнес он. – Ну а что у вас с сексом? Тебе с ним хорошо?
Утопив подбородок в ладонях, Маргрит уныло смотрела в окно.
– Не твое дело… Впрочем, скажу: мы не были близки, – вяло произнесла молодая женщина и увидела в оконном стекле, как в зеркале, что мужчина за ее спиной медленно повернул к ней голову.
– Как, совсем?
Она молча кивнула.
– Но почему? Может быть, у него другие пристрастия? Если так, то что ты надеешься получить от этого брака? И денег не будет, если ты отдашь ему наследство.
– О Господи, да какое это имеет значение?
Просто дело в том, что мы не… то есть я… Словом, это совершенно неважно.
– Это секс-то не важен?.. – изумленно протянул Густав. – Сколько, ты сказала, тебе лет?
– Ты отлично знаешь, черт побери, сколько мне лет, и вопрос вовсе не в этом! Почему ты все сводишь на животный уровень?
– Как специалист по коровам, я бы назвал этот уровень практическим. По крайней мере, в последнее время ни у одной из моих завоевавших призы коров не было повода плакать.
– Ну, я-то к твоим породистым телкам не принадлежу! – вскинулась Маргрит. – И вообще, давай закончим эту тему!
Не обращая внимания на ее вспышку, Густав встал и потянулся всем телом, демонстрируя великолепную мускулатуру.
– Неплохая мысль. Я как раз не прочь приступить к десерту. А ты? Хочешь мороженого?
Глупо было отказываться от простейшего выхода из неловкой ситуации. Кроме того, мороженое было одной из ее слабостей.
– Никогда не имела возможности поесть вволю, – призналась Маргрит. – Пожалуй, я съем его на улице, пока ты не выдумал какой-нибудь нестандартный способ разделаться с десертом.
– Положись на меня. Такие вещи едят только одним способом. – Густав поднес было руку к ремню, но замешкался и вопросительно приподнял бровь. – Ты в этом наряде и купаешься?
Маргрит в недоумении посмотрела на свои шорты.
– Я же сказала, что купальника у меня нет.
Густав расстегнул молнию и, не успела Маргрит глазом моргнуть, как он уже снял джинсы, под которыми, к ее облегчению, были знакомые плавки. Швырнув рубашку и джинсы на кровать, он небрежно обхватил молодую женщину рукой за плечи и повел к выходу.
Однако Маргрит отстранилась, ощущая смутный холодок в животе.
– Хорошо. Но сначала мороженое, а уж потом брызгаться. Ты небось запрятал подальше полоскательные чашки, а?
– Солнышко, уверяю тебя, я знаю способ куда лучше. Меня давным-давно научили, как нужно есть мороженое на воздухе… Хотя тетка Биргитта с мужем, конечно, этого бы не одобрила. Но ты ведь отважная. Давай усядемся на надувном матрасе и слопаем десерт на воде.
– Матрас протекает, и тебя не выдержит, ты же тяжелый, как слон. – Маргрит не могла удержаться от соблазна подпустить еще одну, последнюю шпильку, боясь признаться даже себе, насколько приятно ей общество Густава Бервальда. – Вон ты какой здоровый!
– Тогда я буду рыцарем и уступлю матрас тебе. Меня удержит на плаву мое самомнение.
С улыбкой и без тени раскаяния молодая женщина босиком спустилась к воде. Над озером висела луна, бросая голубоватый отблеск на стайку облаков. Идея полакомиться десертом, качаясь на волнах, выглядела столь заманчивой, что противиться ей не было сил. И потом, они же будут на расстоянии…
Это было великолепно! Покачиваясь на невысокой волне, поднятой теплым ветерком, Маргрит с удовольствием съела чудесный сливочный пломбир. Неподалеку, лежа на спине, расположился Густав. Несколько минут они молчали, то приближаясь друг к другу, то вновь расходясь.
Наконец Маргрит села прямо, свесив ноги по разные стороны матраса, и простонала:
– О, это райское блаженство! Знаешь, Густав, хоть ты и животновод, но порой тебя посещают потрясающие мысли.
Он развернулся, подгреб к ней и поймал ее за запястье.
– В чем дело, разве у меня в волосах застряла сенная труха? Я думал, ты смирилась с моим деревенским происхождением, – заметил он не без язвительности. – Ай-ай-ай, ну кто же так неопрятно ест? У тебя руки липкие!
– Ага, а ты, выходит, прямо-таки образец изысканности! Эй… – Она поперхнулась и попыталась отнять руку, которую Густав поднес к губам и начал слизывать с ее пальцев пахнущие ванилью следы мороженого. – Перестань!
По всему телу Маргрит прошла судорога.
Она резко выдернула руку, спрятала ее за спину и уставилась на него широко раскрытыми глазами.
Густав мягко засмеялся. Луна светила ему в затылок, но молодая женщина все равно разглядела его сияющие белизной крепкие зубы. В это время его взор блуждал по ее лицу.
– У тебя всегда, даже в детстве, были потрясающие глаза!
Отплыв на безопасное расстояние, Маргрит с, трудом преодолела дрожь в голосе и сказала:
– Я и не знала, что ты обращал в детстве внимание на мои глаза.
– Ну, их трудно было не заметить, когда ты подглядывала из кустов. Когда я с братьями или с подружками приходил к озеру, ты была уже тут как тут и нам приходилось ждать, пока ты не уберешься… чтобы тут же вернуться… – Густав не договорил умышленно, Маргрит, которой казалось, что болтать о далеком прошлом спокойнее, чем обсуждать неустойчивое настоящее, с готовностью приняла игру.
– Надеюсь, я не заставляла вас ждать слишком долго? – невинно спросила она. – И потом, мы бы охотно привечали вас на наших пикниках. Бабушка считала вас очень милыми ребятами.
– О, не сомневайся, мы такими и были!
Кого хочешь спроси!
По-прежнему сидя на матрасе верхом, Маргрит откинулась назад. Теплая вода ласкала ее слегка загоревшую кожу. Низко над озером промчалась летучая мышь и снова взмыла вверх, где-то неподалеку громко плеснула рыба. Уж не знакомый ли окунь радуется своему третьему рождению?
– Маргрит… – осторожно позвал Густав. Ей очень не хотелось прерывать состояние блаженства. Когда еще оно опять наступит? – Маргрит, я сейчас утону.
– Ничего, выплывешь, – ответила она. – А как же твое самомнение, забыл?
– Ты его продырявила своими колкими репликами по поводу моего низкого положения, – раздался совсем рядом с ней нарочито жалостливый голос Густава. – Думаю, мы уместимся на одном матрасе. После еды мне не доплыть до берега.
Не успела Маргрит и глазом моргнуть, как он взгромоздился на ее утлый плотик, едва не потопив их обоих. Силясь сохранить равновесие и не перевернуть матрас, молодая женщина вцепилась ему в плечи.
Когда они наконец заняли относительно устойчивую позицию, концы матраса загнулись вверх и прижались к их спинам.
– Не двигайся, – предупредил Густав.
– Даже не разговаривай со мной! – огрызнулась Маргрит, кипя одновременно от негодования, радости и чего-то еще, что не пыталась анализировать.
Она повернула голову, чтобы хоть чуточку отодвинуться от него.
– Но-но! Сиди смирно, – прошептал Густав.
Потом убрал ее руки со своих плеч, приподнял и крепко прижал ее бедра к себе. Теперь они находились вплотную друг к Другу, Маргрит фактически сидела верхом у него на коленях.
– Смотри, аист!
В смущении она взглянула поверх его плеча в направлении старой ивы, где виднелось большое белое пятно. Чтобы удобнее было смотреть, Густав решил чуть развернуть матрас, для этого он наклонился вперед и завел руки ей за спину. Каждый его гребок означал тесное соприкосновение, обжигающее ее чувствительное тело.
– Густав! – свирепо прошептала Маргрит.
– Тихо, – пробормотал он и прикрыл ей рот ладонью.
Его пальцы блуждали по ее лицу, пока один из них не сломил сопротивление губ и не проник внутрь. Маргрит попыталась вытолкнуть его языком, но получилось, будто она его ласкает.
Застонав, Густав привлек ее ближе к себе и, приблизив лицо, заменил палец языком.
Все это походило на сон. Двигаться быстрее они не решались, боясь перевернуться, и под этим жалким предлогом Маргрит отбросила последние крохи здравого смысла. Чем более дерзким и агрессивным становился его язык, тем выше было ее наслаждение. Упиваясь им, она жадно целовала Густава, словно после долгой голодовки наконец дорвалась до пищи.
Руками Маргрит впилась ему в спину, тогда он, чуть отстранившись, развел их и, не обращая внимания на протесты, стащил через голову ее мокрую майку. Однако после этого он не прильнул к молодой женщине, а, наоборот, взяв ее руками под мышки, откинулся назад, и под его пристальным взглядом она опустила глаза. Ее груди – маленькие, но высокие, похожие на чашечки цветов, – сияли в лунном свете.
– Густав… – взмолилась Маргрит внезапно дрогнувшим голосом.
– Радость моя, успокойся, я с тобой.
– Именно из-за этого я и не могу успокоиться.
– Я, признаться, тоже, – прошептал Густав.
Его руки тихонько прикоснулись к ней, пальцы стали поглаживать холмики ее грудей.
И Маргрит едва не вскрикнула от необычного ощущения под ложечкой, будто там натянулась серебряная струна. И тут, прежде чем молодая женщина успела понять, что происходит, он подался в сторону и увлек ее за собой в безмолвную темную глубину озера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Остров везения - Поллок Марта

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Остров везения - Поллок Марта


Комментарии к роману "Остров везения - Поллок Марта" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100