Читать онлайн Все красотки – по ранжиру, автора - Поллини Фрэнсис, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все красотки – по ранжиру - Поллини Фрэнсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.84 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все красотки – по ранжиру - Поллини Фрэнсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все красотки – по ранжиру - Поллини Фрэнсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Поллини Фрэнсис

Все красотки – по ранжиру

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

– Понс, я знаю, как тебе сейчас нелегко, – сказал Тигр, сразу же стараясь найти путь к сердцу мальчишки, чтобы установить взаимопонимание.
– Я чувствую себя так отвратительно, как никогда за всю свою жизнь, насколько я себя помню, Тигр, – разрядился Понс, действительно выглядевший неважно.
– А как, ты думаешь, чувствовал бы себя я, если бы я оказался на твоем месте в том злосчастном туалете? – спросил Тигр, с сочувствием посмотрев на парня.
– Мы часто видим такое в кино или по телевизору, но нам и в голову не приходит, что можно столкнуться с подобным в жизни, а мне довелось испытать это на себе… – сказал Понс.
– Ты прав, в жизни все выглядит ужаснее, – согласился Тигр.
– Она была там…
– Да, ты попал в тяжелую ситуацию…
– Она, вероятно, будет стоять у меня перед глазами всю мою жизнь. Она будет постоянно являться мне в снах. Вы же знаете, как я боюсь темноты… А теперь я всегда буду спать при свете, со всеми зажженными лампочками. Я знаю, так оно и будет, – убеждал его парень.
Тигр ничего не говорил. Он просто кивал головой и молча слушал. Нужно было дать парню выговориться.
– Как я смогу вообще теперь ходить в туалет? В любой туалет, а не только в школьный… Понимаете, что я имею в виду?
Тигр понимал.
– Да, Понс, – подтвердил он.
– А этот Полдаски… и этот Серчер… Идиоты! Вы бы подумали, что я способен сделать это!? Я знаю, что Серчер собирается меня допрашивать снова… А что я могу еще сказать ему?
– Просто говори правду, Понс, как и раньше. А что еще ты можешь ему сказать? – предложил Тигр.
– Я надеюсь, они найдут негодяя!
– Будь уверен, Понс, его обязательно найдут. Подобные вещи так легко с рук не сходят. Этот парень, убивший ее, все равно обнаружит себя, рано или поздно. – Он помолчал. – Серчер не дурак. Я думаю, что ты уже это заметил. Я бы сказал, что он – не Полдаски, правда же, Понс?
Тигр слегка повернулся в своем вращающемся кресле, сперва вправо, потом влево, очень незаметно и мягко. Вскоре он прекратил это незаметное покачивание.
– Кстати, Понс, сегодня вечером тренировки не будет, – как бы между прочим сообщил Тигр.
– А как насчет игры? – полюбопытствовал Понс. Его очень беспокоила эта игра.
– Мы еще не решили, что делать с этой игрой. Если мы сможем перенести ее, скажем, на середину следующей недели, что бы она состоялась здесь, а не на выезде, то мы ее перенесем. Я уже обсуждал этот вопрос с их тренером и директором. Они пообещали уладить этот вопрос. – Он помолчал. – Хотя сделать это будет совсем нелегко. – Он сделал еще одну паузу. Но мы пытаемся…
Понс медленно покачал головой.
– Я не понимаю, как парни смогут выдержать этот тяжелый матч, когда их головы забиты этим ужасным происшествием. А вы, Тигр?
Тигр подумал, что в этом парне есть нечто, что позволит преодолеть этот кризис. Но не сразу. Теперь же, в этом сложном переплетении обстоятельств, Тигр решил не ускорять событий. Пусть Понс сам созреет. Теперь же ему надо просто до конца выговориться.
– Ты прав, Понс, – сказал он парню. – У них будет плохая физическая форма…
– Конечно! Вообразите только, как они посмотрят на трибуны, на толпу болельщиков… и не увидят среди них Джилл…
– Ты прав, Понс, это действительно может сломать их…
– Я рад был бы ошибиться.
– Мы сделаем все возможное, чтобы отложить игру. Наступило молчание.
Понс понуро уставился вниз, на свои руки. Он слегка кивал головой, медленно цедя слова, так что Тигр едва слышал его…
– Мама была на кухне, когда я вернулся домой из аптеки, куда я ходил, чтобы позвонить вам, но вас не было на месте. Она уже все знала. Она обняла меня, и я расплакался, как ребенок… у нее на груди. Я плакал, просто рыдал, Тигр, – еле выдавил он из себя.
Тигр кивал головой, соединив кончики пальцев перед собой, представляя себе, как мать обнимает Понса, прижимая его к своей груди.
– Затем мне позвонили какие-то парни… – сообщил парень.
– Какие парни, Понс? – мягко осведомился Тигр.
Тигр внимательно посмотрел на парня, Понс, вероятно, был самым проницательным юношей, с каким он когда-либо сталкивался. Ему будет жаль расставаться с ним, когда он в следующем году закончит школу. Тигр думал о том, что ожидает юношу в будущем. Конечно же, он поступит в колледж, а что он будет делать после его окончания? Он мечтает стать писателем. Это превосходно, размышлял Тигр, он всегда сможет заняться творческой деятельностью, не имеет значения, какое у него будет специальное образование. Он должен накопить жизненный материал для будущих книг, а возможно, в одной из них опишет и сегодняшний случай. И внезапно Тигр стал фантазировать, кем бы он сам хотел видеть этого парня в будущем. Он хотел, чтобы Понс работал учителем здесь, в их школе. А также… помощником футбольного тренера. У Тигра потеплело на душе, хотя, конечно, он постарался внешне не выдавать своих неуместных восторгов. Помощник футбольного тренера… А почему бы и нет? У парня, несомненно, есть мозги, желание и определенные навыки для этой профессии. Даже теперь он чертовски хорошо помогает Тигру в его тренерской работе. Он не просто менеджер команды по экипировке… Он уже практически является помощником тренера, не получая за это зарплаты! Он помогает разрабатывать самые замысловатые комбинации, тактические построения команды для различных игр. Причем он блестяще находит выход из самого затруднительного положения в лихорадочной атмосфере игры. Когда многие теряют головы, Понс сохраняет ясность и трезвость мышления, подсказывая игрокам по ходу матча неожиданные, нестандартные решения самых запутанных игровых ситуаций. Чем больше Тигр думал об этом, тем больше его охватывало возбуждение, когда он вспоминал, как много игр, казалось бы, безнадежно проигранных, спасал своей находчивостью этот парень, и разве возможна была бы без него эта целая серия беспроигрышных матчей? Возьмем, например, эту трудную игру во Франклине на прошлой неделе. Они перепробовали все возможности, чтобы сломить оборону противника, но их защита встала перед игроками нашей команды каменной стеной. И кто тогда, в этот критический момент, нашел брешь в обороне противника на левом фланге атаки? Кто в ходе игры сумел реализовать эту возможность? И прошло-то ведь всего пять минут с начала игры! И за эти пять минут были осуществлены три приземления! Это все было сделано при непосредственном участии этого мальчишки. Тигру стало тепло и радостно: именно в Понсе он увидел светлое будущее футбольной команды Соерсвилльской школы. Тигр был кровно заинтересован в том, чтобы воспитать из Понса тренера и потом передать в надежные руки выпестованную им футбольную команду. Он же все-таки не будет жить вечно… уже теперь ему стукнуло тридцать шесть лет… И он уже чувствовал свой возраст… Самое время подумать о своей будущей смене на посту тренера школьной команды, и своего преемника он видел в Понсе. В его руки можно будет смело доверить судьбу команды. Он чувствовал симпатию к Понсу. Он был ему вроде родного сына. Какой у него любимый предмет? Литература? Его мысли обратились к очень одаренной учительнице английской и американской литературы Бетти Смит, уже не говоря о других, не менее существенных ее достоинствах, При воспоминании о ней у Тигра на душе стало еще теплее. Их школе крупно повезло иметь такую высокообразованную преподавательницу литературы. Он лично высоко оценивал ее достоинства. Он восхищался ей. Он думал о ней. Она определенно заслуживает еще ползвездочки, а возможно, и более высокой оценки в его списке. А разве Понс не смог бы в будущем преподавать литературу? Здесь, в этой школе? Это было бы просто чудесно. Тигр уверен, что к тому времени, когда Понс защитит степень, он сам будет уже директором школы. Профферу суждено к тому времени осуществить свою голубую мечту и основать торговый центр, вне всякого сомнения. Или его просто выкинут из школы под зад. Или то, или другое. Третьего не дано. Школьный совет очень благоволил к Тигру, ведь он не только принес спортивную славу школе, подготовив такую великолепную футбольную команду, из года в год побеждающую в матчах с другими школами штата, но он также сэкономил значительную сумму денег, взвалив на свои плечи много обязанностей, кроме основной работы, например, главного воспитателя. В любом случае, они его поддержат, когда настанет время Профферу уходить с поста директора. Тигру очень понравилось это видение. Он достиг сейчас наивысшей точки своих мечтаний, увидев себя директором школы, главным воспитателем – эти посты он будет занимать так долго, сколько сможет быть полезным своей родной школе. Понса же он представлял в своих мечтах о будущем учителем литературы, гражданского права, физкультуры, медицинского воспитания… его помощником и, в конечном итоге, главным тренером футбольной команды! Он был уверен, что Понс способен достичь этих вершин. У него, кроме всего прочего, были незаурядные мозги, большой интеллектуальный потенциал – по Стамперу он достиг самой высшей точки коэффициента умственного развития. На памяти Тигра очень немногие сумели достичь такого высокого уровня умственного развития для его возраста. А какой прекрасный парень! Без преувеличения, Тигр был просто без ума от Понса. И Тигр знал это.
– Болваны эти, Тигр, газетчики… все эти парни…
– Ты с ними разговаривал? – спросил Тигр, слегка опустив руки.
– Когда они позвонили в первый раз, я поступил, на мой взгляд, довольно мудро, обхитрил их, Тигр… я просто положил трубку рядом с телефонным аппаратом…
Тигр кивнул.
– Когда пришла мама, она положила трубку на место, и звонки возобновились…
– И ты с ними разговаривал? – поинтересовался Тигр.
– И не собирался даже. Я сделал то же самое. Снял трубку, и мама со мной согласилась, что не нужно разговаривать с этими бессовестными газетчиками.
Тигр кивнул.
– Потом они притащились ко мне домой, – сказал парень.
– И что же ты сделал? – спросил Тигр.
– Я сделал все возможное, чтобы избавиться от них! Ужас, что было, Тигр! Я захлопнул дверь перед самым их носом и закрыл ее на ключ. Вот, что я сделал, – сказал Понс.
– Хорошо поступил, Понс, – одобрительно пробормотал Тигр.
– В конце концов, они вынуждены были убраться восвояси… большинство из них…
– А некоторые все еще торчат там?
– Некоторые остались… сидят в машине… Мне было довольно сложно попасть сюда. Они поставили автомобиль рядом с домом, ожидая меня…
– А-га, – пробурчал Тигр.
– Но я все же прорвался сюда. А что сейчас творится снаружи! Вы бы только посмотрели!
– Я видел все.
– Этот болван Полдаски… регулирующий движение транспорта недалеко отсюда! Как только полицейские из штата не пытались, они не смогли сдвинуть с места его автомобиль! Этот парень – просто дурак. Вы бы только посмотрели, куда он поставил свой автомобиль! Клянусь господом Богом, Тигр, прямо на середине улицы! Именно его автомобиль и создал эту ужасную пробку…
Тигр продолжал кивать головой, едва улыбнувшись, представив себе Джона Полдаски.
– Этот Джон Полдаски – настоящая чума, – помолчав, он добавил. – В. определенном смысле, конечно.
– Еще бы!
– Но беспокоится особенно не стоит, – добавил также Тигр. – По сути дела. – И он усмехнулся в свойственной ему дружеской манере.
Они некоторое время помолчали. Потом Понс сказал, смущенно глядя в сторону:
– Я чувствую себя круглым дураком, когда вспоминаю, как пронзительно кричал, выбежав оттуда…
Тигр кивнул. Он уже слышал об этом. Крик был действительно чудовищный.
– Ну, ладно, Понс, расстраиваться не стоит. При таких обстоятельствах…
Услышав об этом крике, он, тем не менее, сказать по правде, был слегка удивлен. Это, вероятно, была какая-то особая психологическая реакция. А, возможно, за этим кроется и еще что-нибудь? Он не стал сейчас расспрашивать парня. Если что-то было за этим криком, тот ему как-нибудь расскажет сам. Он понимал, что сейчас не стоит спрашивать у Понса об этом.
– Но, послушайте, каждый может подумать… – парень осекся, не досказав фразы до конца. Вид у него был очень расстроенный.
– Я держу пари, никто даже не упомянет об этом. Я предлагаю тебе пари, Понс? Как, принимаешь вызов? Понс промолчал. Тигр немного подождал. Мальчишка снова смотрел куда-то в сторону…
– Возможно, вы правы, Тигр. По крайней мере, я надеюсь на это, наконец, сказал он.
Тигр снова кивнул и подождал еще немного. Мальчишка явно хотел сказать еще что-то, но не решался. Тигр на него не давил.
После небольшой паузы, Понс поднял голову, взглянул на Тигра и сказал:
– Я думаю, что Серчер обязан допросить каждого, правда ведь, Тигр? Я слышал, он обыскал дом Джилл, ярд за ярдом… Интересно, нашел он там что-нибудь…
– Мне тоже интересно, – сказал Тигр.
Они снова помолчали.
Тигр все еще ждал.
– Больше всего, меня беспокоит одно обстоятельство, Тигр, – сказал парень. – Как долго они будут цепляться ко мне? Вы думаете, что они будут меня допрашивать и допрашивать? Я чувствую, что если они не отстанут от меня, я могу не выдержать, запутаться, сделав признание или еще что-нибудь… Это случается, правда, Тигр?… Такое вполне допустимо… Вспомните Корею!.. Эти парни, которым промывали мозги, не выдерживали и сдавались, признаваясь в таких вещах, которые они никогда не совершали… Вы же сами мне рассказывали об этом…
Тигр подумал об этом. Он вспомнил Корею, свое краткое пребывание на той войне. Свой полк. Те небольшие награды, которыми он был награжден. Когда-нибудь он, возможно, напишет свои мемуары, подумал он, и этот отрезок его жизни займет в них главу или две. А сейчас американцы воюют во Вьетнаме. Дядя Сэм не дает скучать своим войскам. Это уж точно.
В конце концов, он сказал:
– Хорошо, Понс, я помогу тебе, если ты действительно обеспокоен этим. – Он сделал паузу и взглянул на парня. – Я поговорю о тебе с капитаном… расскажу ему и о тех репортерах. Я сделаю это. Я думаю, что тебе нужна защита.
Парень немного повеселел.
– Послушайте, – сказал он. – Вы неплохо придумали, совсем неплохо, просто, скажу вам, отлично. Надеюсь, вы сможете провести эту операцию.
– Конечно же, смогу. Я сделаю все, что в моих силах. Понс был уверен в своем наставнике.
– Я очень благодарен вам за это, Тигр, – смущенно пробормотал он.
– Ты этого заслуживаешь, Понс. Это, по крайней мере, я для тебя сделаю.
Снова наступило молчание. Парень немного успокоился. Выглядел он теперь немного лучше.
Тигр вспомнил сон, который видел прошлой ночью. Ему приснился сад. В том саду росли деревья. В сторонке, где была тропинка, стояла Луби Лу. Она шла по тропинке. Нет, она стояла на ней. Шла ли она по ней, или стояла? Нет, она шла. Она направлялась к нему. Она напевала мелодию… Он попытался вспомнить эту мелодию… Потом возле одного дерева он увидел Понса… Это ему приснилось прошлой ночью?
– Что вы вообще думаете об этом деле, Тигр? – вдруг услышал он вопрос. – У вас есть какие-нибудь предположения?
Мысли? – спросил парень. – Кто бы мог это сделать? – услышал он, как спросил его парень.
Тигр посмотрел парню прямо в глаза, обдумывая ответ. Вопрос действительно имел жизненно важное значение. Ни одна девушка теперь не сможет чувствовать себя в безопасности, гуляя по улицам Соерсвилля, пока на этот вопрос не будет найден точный ответ. Кто сможет спокойно спать в Соерсвилле, пока злодей не опознан? Тигр думал над этим, тщательно взвешивая ответ. Ему самому очень хотелось знать ответ на этот вопрос.
– Этот действительно очень актуальный вопрос, даже, я бы сказал, злободневный, – сказал он, – не дает мне покоя с того самого момента, когда я узнал о происшедшем сегодня утром у нас в школе. – Он помолчал, а потом добавил: – Кто знает точный ответ? Скажу тебе откровенно: я не знаю ответа на твой вопрос. Пока еще, по крайней мере. Знает ли кто-нибудь вообще? Ну, в данный момент только один человек может дать точный ответ на твой вопрос. Кто это? Ты знаешь не хуже меня. Не так ли? – Он снова сделал паузу. – Но я не отчаиваюсь, Я не впадаю в безнадежное отчаяние. Я тебе уже сказал, что его обязательно найдут, ты можешь в этом не сомневаться.
– Но когда? – проницательно заметил Понс.
Тигр снова задумался. Это был не менее важный вопрос. Этот мальчишка определенно попал в самую точку. Как всегда. Он посмотрел на него с нескрываемой симпатией.
– И этот вопрос очень важен, не правда ли, Понс? – Он помолчал, грубая аналогия внезапно пришла ему на ум. – Такой же вопрос можно задать о Вьетнамской войне. Когда? Это очень существенный вопрос. Будет ли когда-нибудь конец этой грязной войне во Вьетнаме? Ты понимаешь, Понс, что я хочу сказать?
Он видел, как Понс задумался над его ответом и понимает все прекрасно.
И он услышал, как тот ответил сам на свой вопрос; – Потому что этот парень может нанести еще много вреда, Тигр… – сказал он спокойно.
– Смог бы, – поправил его Тигр.
– Я очень надеюсь, что Серчер нашел что-нибудь существенное дома у Джилл!
– И я тоже.
– Что за паршивая ситуация! Бедняга Джилл! Ужас!
Воцарилось молчание.
Тигр продолжал смотреть на Понса.
– Что ты думаешь по этому поводу? – наконец спросил он, в своей спокойной, мягкой манере. – Ты ведь продумал все хорошо, тщательно взвесил в уме все обстоятельства дела? Я хотел бы услышать твои выводы, если они у тебя есть, твои предположения?
– Вы говорите, как Серчер!
Тигр виновато усмехнулся.
– Прости, Понс, я не хотел этого… Но я действительно хочу знать твои выводы. Вот и все.
Понс беспокойно заерзал в кресле, оглядываясь по сторонам. Затем он взглянул на Тигра.
– Я не знаю, как ответить на такой вопрос, – услышал Тигр.
– Этот ставит нас в равное положение, – сказал он парню.
– Вы, вероятно, наслышались уже разного по этому поводу. Вы же знаете, у меня не было возможности слушать разные домыслы досужих людей…
Парень осекся, и Тигр подождал продолжения его фразы.
– Но я слышал краем уха, что некоторые высказывают предположение… Понс не решался продолжать.
– Какое, Понс? – спросил Тигр.
– Что, якобы, это дело рук кого-нибудь из цветных парней, – сообщил Понс, не пытаясь скрыть своего презрения.
Тигр кивнул и продолжал молчать. Это для него не было особой новостью. То там, то тут ему приходилось слышать от разных людей, даже от некоторых учителей, намеки на черных. Этот болван Криспвелл, этот ястреб, этот квази-Джон Битчер, куклуксановец что-то намекал на них… Трудно вообще-то избавиться от учителя, но он уверен, что найдет способ уволить Криспвелла, когда станет директором. Этот расист будет первым, кого Тигр выбросит на улицу. Он не слышал, чтобы хоть бы один ученик даже упомянул о том, что цветные ребята замешаны в этом деле. Сплетни и слухи исходили из этой малочисленной группки учителей – двое или трое, возглавляемые этим Криспвеллом. Ученики тут совершенно ни при чем. И это хорошо, заметил про себя Тигр. Он испытывал чувство гордости за своих воспитанников, которые подавали пример этой немногочисленной клике расистов и их молчаливым сторонникам. Тигр с презрением относился к подобным предрассудкам, но они беспокоили его. Хотя он был абсолютно уверен в Серчере, который, конечно же, не пойдет на поводу у расистов, ни даже у их молчаливых последователей. По крайней мере, Тигр не заметил ничего такого, что свидетельствовало бы о расистских пристрастиях капитана, ответственного за расследование. Он с тревогой подумал о Джиме Грине, прекрасном левом крайнем в команде Соерсвилля. Этот черный мальчишка очень скоро, без сомнения, поразит всех спортивными успехами и будет выступать за национальную сборную по футболу. Тигр раздумывал над этой злободневной проблемой. Он был одним из первых, кто предложил принять в их школу несколько цветных учеников из Восточного Сакстона (в Соерсвилле вообще не было негров). Это было частью правительственной программы по введению совместного обучения черных и белых, и Тигр, конечно же, приветствовал это начинание. Он знал, какими дьявольскими дырами были школы так называемого «негритянского гетто». Ему на первых порах пришлось выдержать довольно бурное противодействие консерваторов, но, в конце концов, это начинание одобрил школьный совет, и, насколько известно Тигру, руководством и общественностью Соерсвилля, и в их школу было зачислено несколько цветных учащихся. Конечно, большинство учителей поддержали эту акцию, и горстка цветных учеников, на своих школьных автобусах, приезжала на занятия из Сакстона, Обошлось, к счастью, без неприятных сцен, только несколько любопытствующих горожан, включая, конечно же, завсегдатаев бара Сельмо, в первые дни собирались и глазели на непривычных здесь цветных ребят. Эти юноши проявляли хорошие способности, особенно в учебе. С социальной точки зрения ситуация выглядела иначе – во время школьных занятий цветные были такими же обычными учениками средней школы, как их белые сверстники, но вне школы расовые барьеры были крепкими и непроходимыми, как всегда. Ни одна белая девушка, насколько известно Тигру, не ходила на свидания ни с одним негритянским парнем, и ни один белый парень не выбирал себе в подруги ни одной девушки-негритянки, а их было четыре, включая, конечно, и Мону Дрейк. Вспомнив о ней, Тигр невольно улыбнулся. Какая милая девушка! Она обещала вырасти в чрезвычайно красивую женщину, и это мог бы увидеть каждый своими глазами. И действительно, было чему удивляться, что ни один из белых парней еще не закадрил ее. Внезапно сон, который он видел вчера ночью, вернулся к нему. Она была в этом сне. Она шла по дороге к его дому. А он находился в своем кабинете, выглядывая из окна. Она повернулась к нему, и взгляды их встретились. И она послала ему воздушный поцелуй. И сразу же ушла. Точно так и было. Тигр поразмышлял о вчерашнем сне, пытаясь вспомнить, что же было надето на ней.
– Ну, – наконец произнес Тигр. – Никто не знает, кто совершил это преступление… – Он помолчал. – И меньше всех знают об этом эти простофили… – Он снова сделал паузу. – Известно ли им вообще время преступления, когда оно совершено – утром, днем, вечером? Я не шучу, Понс.
– А что вы думаете об этих слухах, которые распространяются повсюду?… – спросил обеспокоенно Понс. Тигр пожал плечами.
– Кто будет к ним прислушиваться? Понс, ты же сам все это понимаешь, мы же много говорили на эту тему. Парень сказал:
– Ну, я надеюсь, что они найдут убийцу… и скоро. Тигр кивнул в знак согласия.
– Также, как и я, – сказал он.
– Потому что, если они не… – поддержал его Понс.
– Я знаю, – перебил его Тигр, – но нужно сохранять спокойствие, полностью доверять Серчеру и помогать ему.
– Что вы о нем думаете? – поинтересовался Понс. В общих чертах он знал, что думает о Серчсре Тигр, и разделял его оценку.
Тигр ответил исчерпывающе:
– Он поразил меня при первой же встрече как справедливый и компетентный человек. Понс кивнул и сказал:
– Даже если он попытается пойти по ложному следу?
Тигр был поражен проницательности юноши.
– Остается только ждать. Что я еще могу сказать тебе, Понс?
Парень кивнул головой.
– Но мне хочется верить, что им не окажется один из цветных.
Тигр был также обеспокоен этим. Если преступником окажется цветной, это будет отвратительно.
– Мне бы тоже не хотелось этого, – согласился он с Пенсом.
– Это было бы ударом ниже пояса, – сказал парень.
Тигр прекрасно осознавал это.
– Ты прав, – подтвердил он.
– Не то, что я думаю, что такого не может случиться, – уточнил Понс свою мысль. – Всякое бывает в жизни. Но теперь я узнал их хорошо, и мне было бы просто обидно.
Тигр кивнул.
– Я бы сказал то же самое.
– Я бы согласился отдать все свои деньги, хоть их у меня не так уж и много, чтобы этого не случилось.
Я бы тоже отдал все, что угодно, чтобы такого не произошло, подумал Тигр, внимательно посмотрев на парня. Что за прекрасный парень, думал он, чувствуя все большее убеждение, что он недаром связывает будущее школы с такими ребятами, как Понс.
– Мне можно завтра пойти в школу? – спокойно спросил парень.
Тигр ответил:
– Конечно, почему бы и нет.
– Я думаю так же, – поддержал его Понс.
Тигр кивнул.
Они снова помолчали. Юноша опустил голову и смотрел вниз. Он снова почувствовал себя паршиво. Тигр подумал, что сегодняшнее событие действительно сильно подействовало на парня. Он думал о жизни, которая представляет собой серию подобных ударов судьбы, преследующих человека с самого рождения и, наконец, погребая его под лавиной таких потрясений, Конечно, если сам человек не найдет достойную жизненную дорогу, любую дорогу. Тигр много и усердно работал, он считал, что нашел свой путь в этой тяжелой жизни, и это спасало его от разочарований под ударами судьбы. Пока, по крайней мере, жизнь казалась ему вполне сносной. Если же человек не выбрал своего пути, то он мучается, его преследует желание освободиться от всего, приветствуя смерть. Тигр продолжал внимательно смотреть на юношу. Что теперь у него на уме? Что он скрывает от него? Он глубоко сочувствовал Понсу, он любил его, как родного сына, и связывал с ним свои, глубоко выстраданные планы на будущее. Почему именно ему уготовано было судьбой найти это тело? Войди он туда несколькими минутами позже, и на его месте оказался бы Маммер. Тигр грустно покачал головой, погруженный в свои мысли, Сейчас он думал о Маммере. Еще один субъект, достойный жалкой участи Криспвелла, еще один кандидат на увольнение, когда Тигр станет директором. Ладно, бог с ним, с этим жалким Маммером. В его воображении вновь возникла эта бедная девушка, эта зверски убитая красавица. Тигру стало еще грустней. Жизнь, размышлял он, означает только серию жестоких открытий, в этом и состоит сущность взросления человека. Но почему именно Понса жизнь встречает таким жестоким ударом в самом расцвете его юности? Почему это случилось именно с ним? Тигр смотрел на него, удивлялся ему, сочувствовал ему, пока парень сидел, потупя глаза вниз, пребывая в отвратительном настроении. Тигр знал, что со временем шок пройдет. Время – единственный и наилучший врачеватель всех душевных травм. Тигр познал эту истину на примере своей собственной жизни, своих собственных жестоких столкновений с реальностью, вспоминая испытания, выпавшие на его долю. Он думал о Корее. О Вьетнаме. Он надеялся, что Бог поможет Пенсу выйти из нынешнего душевного потрясения. Через два года он закончит школу. Придет ли он в себя за этот срок? Он думал обо всех своих учениках, обо всех тех, кто не переставал удивляться, поражаться жестокостям жизни. Он знал, что Луби Лу страдает. И Бетти Смит. И Хетти. И многие другие… Тигр почувствовал подступающую к горлу тошноту. Он проникся сочувствием к президенту Кеннеди. Бедняга Дж. Ф. К. Его занесло слишком далеко… Тигр чувствовал это, и он вернулся в настоящее. Перед ним сидел еще почти мальчик, подавленный, удрученный свалившимся на него горем. Еще одна волна сочувствия к Понсу нахлынула на Тигра.
– О чем ты сейчас думаешь? – мягко спросил он.
– Я просто чувствую себя ужасно несчастным, – пробормотал парень, оставаясь недвижимым.
Тигр на минуту снова задумался, но пришедшие на ум слова явились не результатом глубоких раздумий, а всплыли откуда-то изнутри, как бы сами собой, без видимых усилий. Они всплыли неожиданно для него самого. Так бывало с ним часто.
– Она внутри тебя, – сказал он, наконец, спокойным голосом. – Бедняга Джилл внутри тебя, – уточнил он. – Ты скорбишь о ней.
Он помолчал и снова внимательно посмотрел на паренька.
– Я думаю, что вы попали в самую точку, – отозвался Понс, не поднимая головы, уставившись глазами в пол.
– Возможно, ты будешь чувствовать себя плохо некоторое время, сказал Тигр. – Но не пугайся. Это нормально.
Паренек покачал головой.
– Я знаю, я не буду спать сегодня ночью. Я не буду есть. Я знаю это, – ответил он.
– Это похоже на удар по зубам, правда? – спросил Тигр.
– О, да, но только больнее.
– Такова жизнь, – очень мягко сказал Тигр. – Такова она временами. Он сделал паузу, потом добавил: – И довольно часто, – тон у него был спокойнее, чем всегда.
– Я догадываюсь об этом, – невнятно промямлил Понс.
Он все еще сидел неподвижно, не отрывая взгляд от пола. Они еще немного помолчали.
– Знаешь что, Понс? – внезапно прервал затянувшееся молчание Тигр.
– Что? – спросил Понс.
– Ты запомнил ту комбинацию, которую мы применили в матче с командой Франклина?
Парень поднял, наконец, голову и удивленно посмотрел на Тигра.
– Да, Тигр!
Тигр наклонился вперед, пошелестел бумагами в папке. Он положил листок с диаграммой перед собой, слегка ударяя по нему пальцем.
– Вот этот маневр, который ты предложил использовать в том матче. Он принес успех нашей команде.
Мальчишка посмотрел на диаграмму.
– Я отчетливо вспоминаю эту комбинацию.
– Так вот, ее-то я и собираюсь отработать, как следует, на ближайшей тренировке. Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь узнал об этой комбинации, пока мы не применим ее в игре. Я хочу, чтобы она была полным сюрпризом для противника. Понимаешь, что я имею в виду?
– Понимаю, Тигр… – ответил парень.
– Ты никому о ней не рассказывал, Понс?
– Нет, я даже ее нигде не упоминал. Абсолютно никто о ней не знает. Я в этом уверен.
– Великолепно! И мы сохраним ее в секрете. Никому о ней не рассказывай! Я думаю, это великолепная комбинация. Мне не терпится испробовать ее на практике.
Понс кивнул головой. Он улыбался.
– Все здесь зависит, от защитников, Тигр, – сказал парень.
– Я знаю это.
– Если один из защитников задержит…
– Уложит вовремя, ты имеешь в виду…
– Точно.
– Я не могу дождаться, чтобы применить ее в игре, Понс! – весело сказал Тигр.
Понс кивал головой и улыбался, все еще продолжая внимательно изучать диаграмму…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Все красотки – по ранжиру - Поллини Фрэнсис

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364656667686970717273747576777879808182838485

Ваши комментарии
к роману Все красотки – по ранжиру - Поллини Фрэнсис



Один из самых лучших любовных романов, который читаешь на одном дыхании и, который постоянно держит тебя в возбуждённом напряжении! Спасибо!
Все красотки – по ранжиру - Поллини ФрэнсисЕлена
16.11.2011, 8.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100