Читать онлайн Поиск любви, автора - Плэнтвик Виктория, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поиск любви - Плэнтвик Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.16 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поиск любви - Плэнтвик Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поиск любви - Плэнтвик Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Плэнтвик Виктория

Поиск любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Собравшись с духом, Элис постучала в дверь. От волнения стук получился громче, чем требовали приличия. Девушка нервно втянула в себя воздух в ожидании предстоящей встречи. Когда же дверь, наконец, приоткрылась, она обомлела. Фрэнк стоял перед ней голышом. Ну, почти голышом, поскольку набедренная повязка из полотенца частично прикрывала наготу.
Несмотря на неприязнь к этому человеку, Элис вынуждена была признать, что он выглядел весьма впечатляюще: налитые мышцы, широкая грудь, которую вовсе не портили густые заросли темных волос. Да, он настоящий самец, подумала она, не в силах оторвать взгляд от атлетической фигуры. Капельки воды бусинками поблескивали на теле — нежданный визит явно вытащил Бартона из ванны.
— Ну что, ваше любопытство удовлетворено? — с усмешкой вывел он ее из оцепенения. Элис представила, что будет, если сказать «нет».
— Я… я приготовила мясной соус и решила угостить вас. Надеюсь, вам понравится. Мне очень хотелось… хм… отблагодарить вас за помощь, которую вы мне вчера оказали. Кроме того, я принесла ваш галстук, он в полном порядке.
Фрэнк сказал, что галстук потребуется ему в пятницу, и Элис надеялась, что если принесет его на день раньше, то это ей зачтется. Правда, по выражению лица Бартона нельзя было сказать, что он обрадовался. Девушка сдержанно и, как ей хотелось верить, с достоинством улыбнулась, одной рукой протягивая банку, а другой — галстук. Она не собиралась посвящать Фрэнка в подробности того, как намучилась с этим злосчастным предметом мужского туалета, чтобы привести его в порядок. В настоящий момент расходы на химчистку не вписывались в ее бюджет, поэтому ей ничего другого не оставалось, как изрядно повозиться.
Фрэнк протянул руку, чтобы взять галстук, явно собираясь проигнорировать соус, но начавшее вдруг сползать с бедер полотенце отвлекло его. Элис не преминула воспользоваться ситуацией и прошмыгнула в квартиру.
— Проходите, пожалуйста, не стесняйтесь, — с явной иронией предложил Бартон, которому ничего другого не оставалось.
— Спасибо, я только на минутку, — учтиво ответила она.
Элис осмотрелась, отметив, что квартира соседа по планировке была зеркальным отражением ее собственной, но на этом сходство и заканчивалось. Фрэнк обставил свое обиталище с претензией на роскошь. Ноги буквально тонули в мягком ковре, лежащем на полу. Бледно-терракотовые обои служили прекрасным фоном для многочисленных картин. Огромное зеркало в затейливой резной раме, занимавшее почти всю стену, делало комнату намного просторнее и значительно светлее, даже сейчас, когда на улице шел дождь и приближались сумерки. Она представила, как, должно быть, приятно танцевать, глядя на свое отражение в этом великолепном зеркале. Впечатляли и большие книжные шкафы, и огромных размеров диван, и уютные кресла, обтянутые натуральной кожей абрикосового цвета. Просторная кухня была превосходно оборудована.
Поставив банку с соусом на мраморную кухонную стойку, Элис смутилась. Этот примитивный сосуд, пусть даже наполненный вкусной приправой к спагетти, был здесь явно не к месту, как, впрочем, и она сама.
— Соус следует перед употреблением разогреть. — Обернувшись, она не обнаружила хозяина.
Элис посмотрела на телефонный аппарат, раздумывая, не воспользоваться ли, но решила не самовольничать и принялась рассматривать одну из картин. Она не сомневалась, что это оригиналы и что коллекция подобрана сообразно вкусу хозяина, а не ради выгодного вложения денег.
— Нравится?
От неожиданности девушка вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял Фрэнк, который уже успел надеть рубашку и джинсы, но Элис все еще видела его полуобнаженным. Она снова перевела взгляд на картину.
— По правде говоря, не нравится, — откровенно призналась Элис, но, вспомнив, что цель ее визита — постараться наладить отношения с соседом после недавнего инцидента, поспешно добавила:
— Дело в том, что я плохо разбираюсь в живописи, так что не могу судить…
— Я спрашиваю не о художественных достоинствах картины, а о том, нравится ли она вам или нет.
— Это имеет для вас какое-то значение? — Девушка украдкой попыталась прочесть подпись на холсте. Что, если Фрэнк — автор этого полотна?
— Не волнуйтесь, это не моя картина, я даже не умею толком держать кисть. Поэтому вы меня ничуть не огорчите, если скажете, что вам не импонирует мой художественный вкус.
— Ну что ж, в таком случае должна признаться, что эта картина слишком пестра, — заметила Элис. — Теперь вы довольны?
— Вполне. Вообще-то эту картину написала моя мать.
Элис почувствовала, как щеки становятся пунцовыми. Зачем он все время пытается поставить меня в неловкое положение?
— Мне ничего не остается, как посочувствовать вашему отцу, — смущенно выдавила она.
— Мои родители развелись, когда я еще учился в начальной школе. Отца уже нет в живых, но при жизни он тоже не испытывал восторгов в отношении творений матери.
— Извините, — пробормотала Элис. Ну почему все мои самые благие намерения в отношении этого человека заканчиваются тем, что я попадаю впросак? — По-моему, ваша мать — хорошая и, безусловно, талантливая художница.
— Специалисты тоже так считают, — улыбнулся Фрэнк. — Мне пришлось заплатить несколько тысяч долларов за эту картину.
— Ваша мать продала вам эту картину? Вам, своему сыну? — опешила Элис.
— Не совсем так. Я приобрел ее у владельца одной галереи. Мама часто раздаривает свои полотна, но, когда я попросил у нее именно эту картину, она мгновенно продала ее художественной галерее.
— Но почему?
Элис знала не понаслышке, что такое творческий темперамент. Талантливые люди зачастую склонны к необъяснимым, с точки зрения логики простых смертных, поступкам, ведь именно благодаря этому они с Ником и оказались в Окленде. По мнению Стеллы, ее литературное творчество оправдывало любые перегибы, и сестру вовсе не мучили угрызения совести.
Что касается Элис, то она старалась свести до минимума ложь, благодаря которой и оказалась в Оклендском университете. В деканате она представилась именем сестры, но каждый раз поправляла сокурсников, когда кто-нибудь называл ее Стеллой.
И все же ей было тяжело жить чужой жизнью еще и потому, что она по-прежнему не была уверена, правильно ли поступает по отношению к Стелле и Нику. Элис и в голову не пришло бы поставить успешную карьеру выше интересов собственного ребенка. Но в то же время Элис считала себя не вправе осуждать сестру за то, что та воспринимает жизнь по-своему.
Беременность Стеллы протекала тяжело, и она, и ребенок едва не отправились на тот свет во время преждевременных родов. Позднее, когда Стелла привезла малыша в свой крохотный уединенный домик на побережье, она вдруг с ужасом обнаружила, что из-за повседневных домашних хлопот и забот о ребенке у нее напрочь пропало столь необходимое писателю вдохновение. Элис, которая помогала Стелле в первый месяц материнства, глубоко тревожили участившиеся у сестры приступы апатии.
Когда Стелла, приняв участие в конкурсе, проводимом Фондом Маркхэма, победила, став его стипендиаткой, Элис очень обрадовалась. Она надеялась, что грядущие перемены встряхнут сестру и выведут ее из уныния. Ведь по условиям конкурса стипендиат должен был переехать в Окленд, поселиться в квартире, предоставляемой фондом, и работать над завершением книги. В противном случае он лишался не только стипендии, но, что самое главное для начинающего писателя, и контракта на издание своего произведения. Однако Стелла категорически отказалась ехать в Окленд, мотивируя это тем, что только в привычном уединении может плодотворно работать. Но чтобы не потерять предоставляемые фондом льготы, она уговорила Элис выдать себя за Стеллу Годвин, а заодно забрать с собой и ребенка.
Поначалу Элис восприняла предложение сестры без особого энтузиазма, но, поговорив с ее лечащим врачом, высказавшим серьезную обеспокоенность состоянием здоровья пациентки, она согласилась на авантюру…
Фрэнк внимательно взглянул на ее отрешенное лицо.
— Моей матери эта картина не нравится. Она считает ее нетипичной для своего творчества.
— Зачем же вы ее приобрели?
Рот Бартона скривился в усмешке.
— Чтобы досадить милой родительнице, привыкшей к беспрестанным похвалам. Захотелось напомнить ей, что она слеплена из того же теста, что и простые смертные, и у нее тоже бывают неудачи.
— Весьма дорогостоящий способ напоминания, — заметила Элис, подумав при этом, что профессору, очевидно, не приходится жить только на жалованье лектора и он вполне может позволить себе экстравагантные капризы. — Да и, мягко говоря, не слишком красивый поступок по отношению к собственной матери.
— Если я правильно понял, вы считаете, что семейные узы должны ставиться выше принципов?
Элис поспешно потупилась.
— Конечно, ведь родная кровь — не вода.
— О, я совсем забыл, что у вас наготове поговорки на все случаи жизни. Значит, по-вашему, позиции и взгляды личности выше общественных? Или это…
— Да бросьте вы, мы не на диспуте, — оборвала собеседника Элис, чувствуя себя совсем уж неловко. — Вы абсолютно правы.
Зайдя на кухню, Фрэнк открыл банку и понюхал соус, преувеличенно восторженно улыбаясь.
— Как великодушно с вашей стороны побаловать сирого холостяка вкусной домашней едой! Золотое у вас сердце! Но мне кажется, вы немного перестарались с базиликом.
— Да будет вам известно: здесь ровно столько приправ, сколько полагается по рецепту. Я готовлю этот мясной соус уже не первый год, и никто никогда не жаловался! — запальчиво возразила Элис.
— Возможно, фермеры не так привередливы в еде, как горожане.
— Позвольте спросить, где вы приобрели квалификацию дегустатора?
— С рецептами приготовления изысканных блюд меня ознакомил опытный французский шеф-повар.
Элис едва сдержалась, чтобы не забрать обратно свою скромную стряпню.
— Так вы учились кулинарии?
— Не совсем. Просто Анетт по доброте душевной давала мне бесплатные уроки.
В этом вполне невинном на первый взгляд замечании сквозила ирония, а хитрый блеск в темных глазах собеседника, вовремя замеченный Элис, умерил ее любопытство. Она предпочла не совершать новую ошибку и не стала вдаваться в расспросы о том, кто такая Анетт. Вне всякого сомнения, Фрэнку доставило бы огромное удовольствие поставить ее еще раз в неловкое положение откровением о том, что эта женщина оказалась не только отличным шеф-поваром.
— Вы совсем не обязаны, есть приготовленный мною соус, тем более, если он не отвечает вашему изысканному вкусу.
— Естественно, но я все же постараюсь как-нибудь проглотить его.
Элис переполняло желание вылить содержимое банки прямо на голову этому нахалу. Мяса, которое она потратила на приготовление соуса вполне хватило бы ей на целых три ужина. Девушка вздохнула. Визит превратился в сплошное унижение. Попытка смягчить отношения с соседом, кажется, потерпела фиаско.
— Кстати, раз уж вы здесь…
— Да? — оживилась она. Не собирается ли профессор попросить ее о каком-нибудь одолжении?
— Вам случайно не нужно позвонить?
— Позвонить?
— Именно. Если я правильно понял, вы ведь за этим и пришли? — Его голос звучал на редкость любезно.
— С чего вы взяли?
— Вы все время украдкой поглядываете на телефонный аппарат. Я еще вчера заметил, что телефон-автомат на улице изуродован какими-то вандалами. А сегодня вдруг являетесь вы и буквально с обожанием смотрите на меня, после того как в течение всех предыдущих дней шарахались, словно от чумы.
— Ну что ж, я, пожалуй, воспользуюсь телефоном. — Элис решительно сняла трубку. — Знаете, вы весьма непоследовательный человек, — заметила она, набирая номер. — Вы, вероятно, забыли, что сами предложили избегать любых контактов с вами.
— Я не ожидал, что мои слова будут восприняты буквально.
— Зато наверняка подумали, что я буду вешаться вам на шею.
— Или стучать в мою дверь каждые пять минут, вежливо предлагая соус и при этом, явно рассчитывая воспользоваться телефоном, — холодно добавил он.
Одарив Фрэнка полным ненависти взглядом, Элис отвернулась, услышав, что на другом конце провода ответили.
— Валери? — Она постаралась говорить как можно лаконичнее. — Мои завтрашние консультации отменены, поэтому я весь день буду дома. Если хочешь, Можешь заскочить ко мне после лекции. Или тебе удобнее в уик-энд?
Слушая подругу, которая сетовала на то, что выходные у нее полностью заняты, Элис украдкой наблюдала за Фрэнком. Тот взял кастрюлю и, наполнив водой, поставил на плиту, чтобы сварить спагетти, а затем принялся выкладывать соус на сковороду. Вместо того чтобы собрать остатки ложкой, Бартон взял с полки бутылку красного вина и, ловко откупорив ее, налил немного в банку, затем, поболтав, вылил на сковородку. Элис удивленно качнула головой и заставила себя сосредоточиться на разговоре.
— Нет, спасибо, Валери, у меня слишком много дел. Кроме того, мне нужно поработать над книгой, — поспешно добавила она, рассчитывая, что и Бартон услышит. — Да, конечно, в другой раз.
Несмотря на искреннюю привязанность к подруге, бурная светская жизнь, которую та вела, не подходила Элис. В отличие от Валери, она не могла позволить себе плохо учиться, поэтому вынуждена была корпеть над учебниками. Да еще старалась где-нибудь подрабатывать, чтобы хоть немного пополнить скромный бюджет.
— До встречи. Пока. — Она положила трубку. — Спасибо за вашу любезность, мистер Бартон.
Тот даже не удосужился повернуть голову, сосредоточенно помешивая спагетти.
— Конечно, было бы вежливее сказать: «Приходите еще, буду рад вас видеть», но мы оба прекрасно понимаем, что это не правда.
— Мне действительно очень нужно было позвонить, это вопрос жизни и смерти, — стала оправдываться Элис.
— Я уже это понял. Не сомневаюсь, что в вашей жизни будет еще очень много так называемых вопросов жизни и смерти, поэтому, может, нам лучше сразу договориться об удобном для нас обоих времени, когда вы сможете пользоваться моим телефоном?
Элис уже открыла было рот, чтобы возмущенно отвергнуть столь унизительно сформулированное предложение, но здравый смысл взял верх.
— Ну что ж…
— Как насчет шести-семи часов?
Элис всегда вставала чуть свет, когда жила на ферме, но городская жизнь уже начала брать верх над ее привычками.
— Не рановато ли?
Он бросил на нее насмешливый взгляд.
— Я имел в виду шесть-семь часов вечера, милая пастушка. По утрам я и сам люблю понежиться в постели. Элис без труда представила себе сильное, бронзовое от загара тело Фрэнка, распластанное на простынях. Она вдруг осознала, что этот красавец спит буквально в считанных дюймах от нее. Ведь его кровать находится у той же стены, что и ее собственная: иногда, проснувшись ночью, Элис слышала протестующий скрип пружин под тяжестью тела соседа.
— Ну так что, устраивает вас вечернее время?
— Да, конечно. Думаю, что не часто буду надоедать вам, ведь телефон-автомат наверняка скоро починят.
— В любом случае рекомендую пользоваться автоматом только в дневное время. Даже в этой относительно благополучной части города вечерами хулиганят подростки.
— Спасибо за заботу, я вполне в состоянии постоять за себя.
— Не похоже, с виду вы довольно хрупкая.
— Это только с виду, я стараюсь поддерживать хорошую физическую форму. Кроме того, у меня четверо братьев.
— Здесь они вряд ли помогут вам, — хмыкнул Фрэнк.
— Я вовсе не имела в виду, что они приедут защищать меня. Просто благодаря им я научилась как следует драться. Однажды даже чуть не сломала шею старшему брату Теду, а он, между прочим, выше вас. — Элис хвастливо подбоченилась, непроизвольно выпятив грудь.
— Ну и что же вы с ним сделали? Повалили на землю и побили? — Фрэнк вдруг хихикнул.
Элис подозрительно взглянула на него, но не заметила подвоха. Возможно, противный смешок ей лишь почудился.
— Ну, если уж начистоту, — неохотно призналась она, — Тед пытался согнать меня с дерева, тряхнул его, в итоге я на брата и упала. Можете представить, как было больно шестнадцатилетнему парню, если он чуть не разревелся.
— А сколько лет тогда было вам?
— Тринадцать. — Элис, спохватившись, прикусила язык. Она совсем забыла, что, выступая для всех в роли Стеллы, должна быть старше. Впрочем, Бартон вряд ли мог знать, сколько лет настоящей стипендиатке Фонда Маркхэма, но все же рисковать не следовало. Элис понимала, что не выглядит даже на свои двадцать три, не говоря уже о двадцати восьми годах Стеллы.
Фрэнк склонился над стоящей на плите кастрюлей, помешивая ее содержимое деревянной ложкой.
— Вы любите спагетти?
— Да, это дешево, вкусно, питательно. — Девушка подозрительно взглянула на Фрэнка. — К чему этот вопрос?
Сполоснув руки, он принялся вытирать их полотенцем, одновременно всматриваясь в лицо Элис.
— Похоже, вы презираете меня за то, что я человек обеспеченный и независимый. Не этим ли и объясняется ваша враждебность? Смею заверить, большая часть окружающих меня вещей заработана упорным трудом.
— Я работаю не меньше.
— Когда же?
Неужели он и впрямь воображает, что можно прожить на мизерную стипендию? — искренне удивилась Элис.
— Когда вы пишете? — уточнил Фрэнк.
— Я пишу постоянно, — не моргнув глазом, ответила она.
— Да что вы говорите?! В перерывах между занятиями иностранными языками, антропологией и прочими предметами у вас достаточно свободного времени, не так ли?
Сердце Элис сжалось. Должно быть, Бартон поинтересовался ее учебной карточкой. А может, и личным делом? Хорошо, если это лишь простое любопытство, а что, если он решил копнуть глубже?
— Я имею в виду не сами занятия в университете, — продолжал Бартон тоном, каким, вероятно, разговаривал с нерадивыми студентами, — подчеркнуто холодно и с ноткой сарказма. — Я имею в виду ваше творчество, ведь именно в этом и заключается причина вашего пребывания здесь. Насколько мне известно, вы должны подготовить свой первый роман к публикации. Если вы с головой загружаете себя учебой, у вас практически не остается времени для работы над рукописью. И не пытайтесь убедить меня, что вы в состоянии писать роман урывками. Творческая работа требует постоянного и напряженного труда.
— Лучше всего мне работается ночью, — не сдавалась Элис, ненавидя себя за ложь.
— В таком случае вам следует больше отдыхать днем. — Проницательные глаза Фрэнка буквально сверлили ее. — Кстати, а в какое конкретно время по ночам вы работаете? Я ложусь очень поздно и что-то не слышал, чтобы вы печатали.
— Мне нравится писать от руки, — поспешно проговорила Элис.
— О, вы, вероятно, не столько пишете, сколько редактируете, — задумчиво заметил Фрэнк.
— Я еще полностью не вошла в привычный ритм работы.
— Не вошли? Но ведь прошло уже несколько недель с тех пор, как вы здесь. Насколько мне известно, писатели не могут долго не работать, в противном случае они просто теряют кураж. Вы определили себе какие-нибудь сроки? Или у вас сейчас творческая пауза?
— Нечто в этом роде. Я переживаю период адаптации.
— Худшее, что можно придумать в этой ситуации, — нагружать себя чем-то другим, отвлекающим от основного дела.
Да, следовало бы сразу понять, что сочувствие Бартона будет подкреплено подобной логикой.
— Спасибо за совет, но, я думаю, все как-нибудь наладится, — ответила Элис, пряча глаза и в душе надеясь, что Стелла строчит сейчас свой роман как сумасшедшая и не подведет.
— В переводе на нормальный язык это означает, что вы собираетесь и дальше игнорировать свои проблемы в надежде, что со временем они разрешатся сами собой. — В профессорском тоне сквозило неодобрение.
— По крайней мере, одну из проблем, — многозначительно заметила она. — Кажется, у всех преподавателей одно и то же профессиональное заболевание — они буквально умирают от желания поучать всех подряд. Но я была уверена, что ваша специализация — политология, а не литература.
— В основе любой политики лежит поведение людей, весь комплекс отношений, которые они создают для подкрепления своих убеждений. В конечном счете, это и позволяет получить власть над другими. С этой точки зрения, ловко уйдя от ответа на мой вопрос, вы поступили, как политик. Итак, вы презираете меня за то, что я живу в роскошно, на ваш взгляд, обставленной квартире?
— Нет, за то, что вы собой представляете, — без обиняков выложила девушка, радуясь возможности уйти от разговора о своем «творчестве».
— И что же, по-вашему, я собой представляю?
— Вы, несомненно, умны, сильны, абсолютно независимы и безгранично самоуверенны. — Она с удовольствием перечислила бы и другие раздражающие ее качества мистера Бартона, но почему-то воздержалась.
В глазах Фрэнка мелькнули лукавые искорки.
— По-моему, вы забыли добавить «красивы», — улыбнулся он.
— Ничего я не забыла, просто так не считаю, — буркнула Элис.
— Тогда почему вы пожирали меня глазами, увидев полуобнаженным?
Девушка почувствовала, что краснеет. Конечно, глупо спорить и все отрицать. Собравшись с духом, она храбро выпалила:
— Ну и что? У вас действительно красивая фигура. А я, как вы выразились, «пожирала вас глазами» вовсе не потому. Я просто растерялась… — Она осмелела еще больше:
— Фигура-то божественная, а лицо… Вы постоянно хмуритесь, и к сорока годам оно будет испещрено морщинами…
— Что ж, спасибо. По крайней мере, красивое тело куда лучше, чем смазливая мордашка, — съехидничал Фрэнк.
— Видимо, поэтому вы и не женаты? — Элис поймала себя на мысли, что ей доставляет удовольствие говорить колкости этому непонятному для нее человеку. — Вы живете один, потому что боитесь, как бы хорошенькое женское личико не отвлекло вас от самосозерцания.
— Это что, обвинение в нарциссизме? А может, в совсем уж порочном «изме»? — Фрэнк расхохотался, наблюдая за тем, как краска смущения заливает щеки девушки. Его смех, как, впрочем, и голос, звучал неожиданно мягко. И как бы Элис ни хотела, но была вынуждена признать, что Фрэнк Бартон чертовски привлекателен.
— Нет, милая, вы не правы, говоря о моей полной независимости, — посерьезнел профессор. — К сожалению, есть обстоятельства, которые выше меня. Кстати, я был женат.
Его слова о зависимости прозвучали интригующе. Интересно, что он имел в виду? Может, интимные отношения для него всего лишь утомительная физиологическая обязанность? Почувствовал это и развелся? Она с трудом подавила любопытство.
— А знаете, я вряд ли справлюсь со всем этим один, — указал Фрэнк на уже почти готовый ужин.
— Приглашаете составить вам компанию? — растерялась Элис.
— Сдается мне, что именно этого вы и хотели, не так ли? — сухо заметил он. — Когда я обнаружил, что здесь более чем достаточно даже для двоих…
— Не правда, я вовсе не собиралась напрашиваться на ужин, — перебила Элис, разозлившись, что он превратно истолковал ее визит. — По моему мнению, у крупного мужчины должен быть соответствующий аппетит. У меня нет привычки прибегать к хитростям, чтобы привлечь к себе внимание.
— Вы что же, отказываетесь от приглашения?
Похоже, Бартон лишь дразнит ее. Пока Элис лихорадочно подыскивала достойный ответ, из ее квартиры отчетливо донесся громкий детский плач. Резко повернув голову, Фрэнк внимательно прислушался. Девушка напряглась словно струна.
— О, уже поздно. — Она посмотрела на часы и заторопилась. — Спасибо, что позволили воспользоваться телефоном. Мне нужно бежать, мой собственный ужин, наверное, давно сгорел на плите. — С этими словами Элис попятилась к двери.
— Что это было?
— Что именно? — В этот момент снова послышался плач. — Ой, кажется, я забыла выключить радио, какая досада! — Элис изобразила виноватую улыбку, но в ту же секунду плач превратился в требовательный вопль. Только не теперь, Ник, взмолилась про себя девушка, продолжая с вымученной улыбкой пятиться к двери.
— Это не радио и даже не то, что вы выдаете за музыку, — резко проговорил Фрэнк, наступая на Элис. — Кажется, это больше похоже на…
— Да, вы совершенно правы, видимо, это кот. — Элис постаралась придать своему голосу уверенность. — Я не раз видела котов на складе внизу, — едва выдохнула она, нащупывая за спиной дверную ручку в то самое время, как вопль превратился во всхлипывания. — Должно быть, складские рабочие подкармливают их остатками обеда. Они поднимаются сюда по пожарной лестнице, я имею в виду котов, а не мужчин. Конечно, ведь я оставила окно открытым. Мне кажется, у вас подгорает ужин. Проверьте, а я…
Фрэнк не дал ей договорить и одним прыжком очутился возле нее, преградив дорогу.
— Если это кот, я готов съесть собственную шляпу. — Решительно отстранив девушку, Фрэнк направился в ее квартиру.
Через несколько секунд он с видом обвинителя навис над Элис, бережно прижимающей ребенка к груди.
— Значит, это все же не кот?
— Да, это ребенок. Его зовут Николас Годвин, и он живет со мной. Не смотрите так, испугаете малыша!
Как ни странно, но при виде незнакомца Ник тут же успокоился и теперь с интересом разглядывал Фрэнка.
Элис взглянула на суровое замкнутое лицо мужчины и едва не разрыдалась. Она прекрасно понимала, что он не уйдет, пока не получит ответа на все свои вопросы. Необходимо было срочно что-то придумать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поиск любви - Плэнтвик Виктория

Разделы:
Пролог1234567891011

Ваши комментарии
к роману Поиск любви - Плэнтвик Виктория



Классный роман!!!
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияВера Яр.
2.03.2012, 11.47





Роман супер!!!
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияАнна
3.07.2012, 19.37





Маразм: 3/10.
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияЯзвочка
19.02.2013, 13.56





Немного не о чем. Самый не удачный роман этого автора.
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияНина
23.02.2013, 21.24





Девственницы нимфоманки))) Очевидное невероятное женских романов
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияПупсик
24.02.2013, 12.59





Роман, вопреки комменту о девственницах нимфоманках, не содержит особенно чувственных описаний, да и героиня веселая и неунывающая студентка, она не кусает каждую секунду свою губу и даж не помышляет о том, чтобы ее отшлепали и от...ли. У романа ряд достоинств:1.дочитала до конца, 2. герои друг друга с г.. не смешивают,3. в их дела не вмешиваются злые козни Судьбы, 3. за свои поступки они несут ответственность, 4. ну и люблю я, когда в книгах герои жизни радуются
Поиск любви - Плэнтвик Викторияkato
13.09.2013, 19.26





Роман неплох, но "Роковое влечение" понравился больше.
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
2.11.2014, 1.27





Хороший роман читаешь с удовольствием. Все романы Плентвиг Виктория. 12.12.2014.
Поиск любви - Плэнтвик ВикторияГалина
12.12.2014, 21.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100