Читать онлайн Наша любовь, автора - Плэнтвик Виктория, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наша любовь - Плэнтвик Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наша любовь - Плэнтвик Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наша любовь - Плэнтвик Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Плэнтвик Виктория

Наша любовь

Читать онлайн

Аннотация

Скандальная история, в которую была невольно вовлечена молодая актриса, заставляет девушку бежать, скрываясь от прессы, на курортный остров. Ее случайный попутчик поначалу забавляет героиню своей неопытностью в делах житейских и интимных. Однако со временем девушке начинает казаться, что молодой человек совсем не таков, каким желает предстать перед ней.
Да и так ли уж случайна была их встреча в аэропорту? Но если подозрения обоснованны, то что за цели преследует герой?


Следующая страница

1

– Я должна бежать?
Если Джейн Лоу что-то еще могло изумить после всего случившегося с ней за последние дни, то это слова Патриции. Не веря своим ушам, актриса уставилась на мать.
Не может быть. Такого просто не может быть. Джейн учили с детства отвечать за свои поступки, каким бы трудным и неудобным для нее ни был ответ.
Она обвела глазами родных. Вот они все в гостиной – семейный совет, решающий ее судьбу. Похоже, все уверены, что единственный для нее выход – сбежать, скрыться из виду... Но почему?
– Я должна бежать? – повторила девушка.
– Я не сказала «бежать», – невозмутимо ответила Патриция Лоу, допивая чай и откидываясь в кресле. – Я сказала «уехать».
Джейн возмущенно пожала плечами, давая понять, что в данном случае не видит разницы между словами, и перевела взгляд на отца. Быть может, он разделяет ее возмущение? Но тот только беспомощно покачал головой, смиренно показывая всем видом, что он полностью согласен с женой.
Так оно, собственно, и было... тогда, когда ему это оказывалось на руку. Известный режиссер, проработавший в театре более тридцати лет, Дон Лоу с неизменной легкостью держал под контролем взбалмошных актеров и актрис, постоянно пытавшихся внести беспорядок в его профессиональную и личную жизнь, – и прославленная жена Дона исключением отнюдь не являлась.
– Почему, собственно, мы говорим о бегстве? – продолжала Патриция. – Вовсе нет. Мы просто думаем, что тебе нужно уехать. Как уезжают в отпуск, например. Кстати, отпуск тебе, прямо скажем, необходим. После всего, что ты пережила на последних съемках, ты имеешь полное право отдохнуть и расслабиться.
При воспоминании о своей недавней попытке покорить кинематограф Джейн передернуло от отвращения. Злополучные съемки окончательно убедили девушку в том, что она, как и ее мать, создана для сцены, а не для кино.
По-кошачьи грациозно Джейн скользнула к окну и осторожно приподняла край шторы. Ну конечно: банда репортеров, неотступно преследующая ее всю неделю, осаждала ворота. Полные губки решительно сжались. Нет, измором ее не взять!
По крайней мере после того, как Рик пригрозил негодяям арестом за вторжение в частные владения, они перестали барабанить в дверь и выкрикивать вопросы в замочную скважину. Гигантский рост брата и ледяной взгляд серых глаз сами по себе служили достаточным предостережением...
Рик счел нужным вмешаться в разговор:
– Даже если суд решит дело в твою пользу, запрет поможет удержать репортеров на некотором расстоянии – и только. Они не перестанут разнюхивать и высматривать, фотографировать тебя на людях. При этом возможен обратный эффект: пресса станет еще более упорной. И всегда сможет возразить, что в данном случае общественные интересы оказываются важнее конфиденциальности в силу политической подоплеки...
– Происшедшее никакого отношения к политике не имеет! – возмутилась Джейн, взбешенная несправедливостью последнего замечания.
– Если замешана супруга известного политика, дело приобретает политический характер, – стоял на своем Рик. – Близятся дополнительные выборы, и все заинтересованные стороны не замедлят использовать газетную шумиху к своей выгоде. Не сомневаюсь, что правительство не меньше тебя стремится похоронить эту историю, однако на свободу прессы они покуситься не посмеют.
– Не вижу, каким образом мое бегство спасет ситуацию, – возразила Джейн. Зеленые глаза ее вспыхнули гневом. – Вот тогда люди уж точно поверят, что мне есть чего стыдиться.
– Они и так в это верят, – последовало еще одно «утешающее» братское замечание – на этот раз с другой стороны. Расположившись на полу перед креслом, Юджин отчаянно отбивался от двух своих малолетних отпрысков.
– Джейн, послушай умного совета: эта игра в прятки только распаляет прессу. Если ты не порадуешь газетчиков очередным скандалом, они его выдумают, только и всего. Ты манна небесная для бульварной индустрии, ты же понимаешь: известная актриса с репутацией эксцентричной особы и с соблазнительной фигуркой, и при этом фотогенична на диво! Едва публика начинает терять интерес, все, что им надо, – это снимок-другой: неважно, выходишь ли ты из авто в декольтированном платьице или грозишь кулаком репортеру, и – раз! – на первую страницу! Они от тебя не отвяжутся – ты так клево смотришься!
– Не выражайся при детях, Юджин, – упрекнула мать, хлопнув его по колену.
Усмехнувшись, Юджин нехотя приподнялся, сел скрестив ноги и осторожно отодвинул от себя сынишек.
– Посмотри правде в глаза, Дженни. Пока столь соблазнительная добыча ходит прямо у них под носом, они так просто не отстанут. И всем нам приходится страдать заодно с тобой.
Широким жестом он обвел многочисленных представителей клана Лоу, съехавшихся на «тихое вечернее чаепитие под отчим кровом» – именно так загодя обрисовали ситуацию доверчивой Джейн. На деле девушка обнаружила, что дом просто кишмя кишит братьями, сестрами, их мужьями, женами и отпрысками.
Джейн перевела взгляд на диван, где устроились Мегги и ее муж, Фил Беккер.
Обычно Мегги всегда принимала сторону сестры, но сегодня она держалась с непривычной отчужденностью. Близняшки Мегги и Джейн чутко реагировали на эмоциональное состояние друг друга. Однако сейчас в отстраненности сестры Джейн почудилось что-то умышленное, и это причиняло боль. Все вокруг угрожающе менялось, рушилось, выходило из-под контроля.
– Мне очень жаль. Я не думала, что вся эта история зайдет так далеко, – вздохнула Джейн, засовывая руки в карманы плотно облегающих джинсов. Хрупкие плечи под тонким черным свитером трагически поникли. – Из ничего раздули целый скандал... а все потому, что какой-то охочий до денег служащий отеля не преминул продать искаженную версию происшедшего тому, кто пообещал оплатить ее! Почему люди вечно суют нос в чужие дела?
– Люди считают, что раз ты живешь за счет публики, ты их законная собственность, – безжалостно пояснил Юджин. – Не тебя одну осаждают. Мой офисный телефон блокирован, и я по горло сыт встречами, которые оказываются пустой тратой времени... Не говоря уж о том, что даже охранники не в силах оградить от репортеров мою съемочную группу.
– Не ты ли считал, что любая реклама – благо? – напомнила Джейн, переводя многозначительный взгляд с Юджина на его жену: некогда молодой кинематографист довольно бессовестно использовал раздел сплетен, чтобы заставить Регину сказать ему «да».
– Так оно и есть, когда речь идет обо мне, – невозмутимо кивнул Юджин, и Регина закрыла рот ладошкой, сдерживая смех: в ложной скромности ее супруга никто бы не упрекнул. – Но эти мерзавцы осаждают мою киностудию для того, чтобы расспросить о тебе... почему это я не снимаю тебя в своих картинах? Не потому ли, что считаю тебя психически неустойчивой? У тебя проблемы с наркотиками, алкоголем, половой ориентацией? Какие кукурузные хлопья ты кушала на завтрак в детстве?.. Это все меня с ума сводит! Я и так отстал от плана; теперь только не хватает, чтобы актеры разбежались! Вчера, представь, мы отсняли пять дублей ключевого эпизода на кладбище, и вдруг я обнаруживаю, что один из «покойников» —знакомый репортер: он подкупил статиста и занял его место!
Ну разумеется. Братца больше волнует его драгоценный фильм, нежели ее проблемы! Джейн свирепо посмотрела на него. Юджин ничего не заметил: он безуспешно отдирал двух рыжеволосых малышей от своего джемпера.
– Эй, Шон, прекрати кусать папин свитер, ты же шерсти наглотаешься, – ругался он. – И ты тоже, Дэвид; ни к чему во всем подражать брату...
Как обычно, близнецы пропустили строгие нравоучения мимо ушей и продолжали хватать зубками намокшую шерсть, но вот мать вполголоса произнесла одно только слово, и непоседы послушно поползли к ней. Юджин грустно посмотрел им вслед: он тоже признавал непререкаемый авторитет супруги. Поморщившись, он снова обернулся к Джейн:
– Если ты и в самом деле хочешь отвести от себя внимание прессы, самый простой выход – скрыться. Исчезни на время... по крайней мере до тех пор, пока не уляжется этот бум.
– Да, ты ведь сама говорила, что все контракты начнутся не раньше будущего месяца, – вспомнила мать. – Так почему не воспользоваться свободным временем? Мы с отцом знаем отличное местечко для отдыха – тишина, покой, экзотика, погода великолепная, и – что сейчас для тебя главное – на краю света.
– Это не остров, надеюсь? – подозрительно спросила Джейн. – Курортными островами я сыта по горло.
Декорациями для фильма, в котором девушка недавно снималась, должен был послужить некий идиллический пейзаж. Однако на деле киногруппа расположилась лагерем на необжитом тихоокеанском островке: работать пришлось в кошмарных, прямо-таки первобытных условиях, страдая от всевозможных неудобств вроде перебоев с поставками продовольствия, субтропического циклона и малоприятного столкновения Джейн с акулой при съемке подводных сцен. Так что девушка рада была вернуться домой живой.
– О, этот остров тебе непременно понравится, – заверила мать. – Отец и я когда-то проводили там свой медовый месяц. Остались в полном восторге. Просто рай земной. Великолепные пейзажи, дивная погода...
– И где же находится этот рай земной? – поинтересовалась Джейн: ей уже стало любопытно.
– Это остров Леовилль! – возвестила мать, для вящего эффекта делая особое ударение на последнем слове.
Она, разумеется, не помнила, что в школе Джейн хуже всего давалась география.
– Это где-то у берегов Новой Гвинеи? – предположила девушка, подумав при этом, что ежели и впрямь решит сбежать и укрыться от навязчивых проблем, то даже Антарктида покажется недостаточно удаленной!
Регина, учительница по профессии, возвела глаза к потолку.
– Это в Южно-Китайском море.
– Ах да... – Джейн прикрыла глаза, стараясь представить себе Азию, но уставший мозг упорно отказывался помочь ей. Перед ее мысленным взором вновь и вновь вставали кошмарные картины: умоляющее, искаженное мукой лицо Элизабет Стерн, ее тело, извивающееся от боли на смятой двуспальной кровати, хлопоты персонала «неотложки»... Жадное любопытство служащих отеля и сбежавшихся на шум постояльцев, наблюдающих за тем, как Джейн, одетая в купальный халат, машинально подбирает с полу смятые банкноты.
– Да ты наверняка о нем слышала, милочка! – настаивала мать. – Это же знаменитое место! Там снимались эпизоды из «Королевских пальм». Помнишь сцену с водопадом? Это и есть Леовилль. Только представь себе: ты сама там побываешь...
Джейн обожала классические мюзиклы. У нее был приятный голос, и актриса часто выступала на сцене в музыкальных комедиях, в том числе и в «Королевских пальмах». Она отлично помнила сцену с водопадом из фильма. Но...
– Если это такой знаменитый остров, там, наверное, кишмя кишит народ, – упрямо возразила она. – Терпеть не могу ловушки для туристов.
– Странно, почему же это тебя за уши не удавалось вытащить из Диснейленда, когда ты гостила у меня в Лос-Анджелесе? – пробурчал Юджин. Он проработал в столице кинематографии несколько лет до того, как переквалифицировался из актеров в продюсеры.
Джейн показала ему язык.
– Диснейленд—это совсем другое!
– И Леовилль тоже, – поспешила заверить мать, прежде чем дружеская перепалка не переросла в ссору. – Там есть несколько небольших курортов, но по большей части остров сохранился в первозданном состоянии. Никакой тебе шумихи, ни стрессов, ни преступности... ощущаешь себя в полнейшей безопасности, и при этом никого не интересует, кто ты такая. Впрочем, остров надо увидеть своими глазами, чтобы оценить его по достоинству. Кажется, у меня где-то здесь завалялись проспекты... Куда же я их задевала? Дон, ты не видел?
Патриция огляделась по сторонам, рассеянно поправляя рыжий локон, выбившийся из элегантной прически. Джейн подозрительно наблюдала, как отец послушно отреагировал на подсказку и «обнаружил» под стопкой газет пачку туристских рекламок.
Подозрения девушки превратились в уверенность после того, как все с энтузиазмом набросились на глянцевые брошюры. Живописные описания непроходимых тропических джунглей и ослепительно-белых коралловых пляжей были торжественно зачитаны вслух, после чего началось бурное обсуждение достоинств местной кухни и развлечений вроде плавания с аквалангом в теплых тропических водах.
– Тут сказано, что самые древние упоминания об острове встречаются в арабских манускриптах двухтысячелетней давности, – заметил Рик, листая книгу в твердом переплете со штампом на обложке, подтверждающем, что том заимствован из библиотеки. Просто подвернулся под руку? Ох, не верится!
– Кстати, виза не нужна, – сообщила Мегги, разглядывая четкий шрифт на обороте брошюры. – У тебя ведь паспорт в порядке, а, Дженни?
– Конечно! Наша Джейн—перелетная пташка, готова сняться с места в любую минуту, верно, милочка? – уговаривала мать.
Джейн решила, что пора вмешаться и внести в ситуацию некоторую ясность.
– Даже если бы я и собралась в путешествие, а этот остров и впрямь рай земной, то в последнюю минуту место в отеле не забронируешь, – твердо заявила она. – И вообще, в этом месяце я не могу себе позволить дорогостоящих вояжей.
Хотя несколько лет назад Джейн унаследовала изрядный капитал, она предпочитала жить на собственные доходы. Кроме того, так уж исторически сложилось, что служители сцены славились бедностью. Нехорошо было бы выставлять напоказ незаработанные деньги, в то время как собратья-актеры жертвуют собою ради искусства, живя на жалкую ежемесячную зарплату. Так что, если не считать случайных эскапад, когда кровь ударяла в голову, Джейн довольствовалась малым, утешаясь сознанием того, что под старость сможет с достоинством покинуть подмостки и удалиться на покой.
– Хоть раз оцени мою предусмотрительность, дорогая, – похвалилась мать, известная своей безалаберностью. – Как только я поняла, что тебе необходимо тихое пристанище, я велела Филу поднапрячься. У него остались связи в «Беккер корпорейшн», и он все для тебя организовал через отдел путешествий. Разумеется, туристический класс был переполнен, но ты полетишь первым, – и не смотри на меня так! – о цене ты можешь не думать, все заказано по отцовской кредитной карточке. И на Леовилле тебе достаточно поставить подпись – и гостиница с питанием тебе обеспечена. Вот твои билеты и документы. От тебя требуется только одно: явиться в аэропорт послезавтра – и ты уже на пути к трем неделям блаженства!
Джейн ошеломленно приняла синюю папку и открыла ее негнущимися пальцами – словно имела дело со взрывным устройством.
– Вы уже и билеты для меня заказали? – дрожащим голосом переспросила она, перебирая страницы. При виде астрономических сумм глаза ее расширились. Джейн не знала, радоваться родительской щедрости или возмущаться. – Какой же ответ вы ожидаете?
Патриция просияла улыбкой и обняла дочь.
– Не нужно благодарности, моя милая. Мы знаем, как ты дорожишь своей независимостью, но разве родители не вправе поддержать...
Джейн резко высвободилась из материнских объятий.
– Поддержать? – фыркнула она, размахивая билетами перед аристократическим носиком матери. – Это подкуп!
– Мы хотели сделать тебе подарок на день рождения, – вставил отец.
– До моего дня рождения еще семь месяцев! – саркастически уточнила Джейн.
– Считай, что подарок вручен заранее, – отозвалась Патриция, гневным взглядом веля мужу не отступать от намеченного сценария. Но, заметив недовольное лицо дочери и тут же изменив тактику, она негодующе всплеснула руками и резко заметила: – Право же, Джейн! Это переходит все границы. Ты что, думаешь, мы пытаемся втихомолку восстановить честь семьи? Мы очень гордимся тобой, доченька, и нам больно видеть, как ты страдаешь безо всякой на то причины. И совершенно незачем добровольно подставлять себя под удар. Разве что тебе по душе роль невинной мученицы. В таком случае говорить больше не о чем. Но хотелось бы добавить, что большинство детей только порадовались бы, если б их родители оплатили им поездку на курорт...
– Уж я бы возражать не стал, – томно вздохнул Юджин.
– Метеосводки предсказывают похолодание в конце недели, – несколько некстати сообщил Дон Лоу. – Говорят, грядет суровая зима.
– Леовилль просто великолепен, совсем в духе Гогена, – предательски заметила Мегги. Ее влажные, словно омытые дождями зеленые глаза были печальны, улыбка казалась вымученной.
Джейн вдруг осознала, что сестра, судя по виду, нуждается в отпуске куда больше ее самой, и ехидное замечание уже готово было сорваться с языка. Но тут она оглянулась на Фила. Тот не сводил с жены тревожного взгляда. Необъяснимая паника охватила Джейн, пальцы судорожно сомкнулись на билетах.
– Пользуйся свободой, пока можешь, Джейн, – посоветовала Регина, поднимая с полу обгрызенный сухарик. – Как только заведешь детей, поездка на курорт будет подобна военным маневрам.
Словно по команде, в комнату с грохотом ворвались трое детишек Рика. За ними, изрядно поотстав, спешила их миниатюрная светловолосая мать.
– О, ты едешь на Леовилль! Здорово! – воскликнула Джулия, заметив в руках у Джейн авиабилет. – Я говорила Рику, что ты непременно поедешь, хотя бы для того, чтобы досадить этим мерзким репортерам. Знаешь, какой-то журналист выследил нас вчера в супермаркете и попытался разговорить Сюзи – стоило мне оставить на минутку колясочку в кондитерском отделе. Этот идиот даже предложил ей леденец на палочке. – Джулия погладила кудрявую головку, приникшую к ее колену. – По счастью, Сюзи оглушила его своим любимым словом.
Малышка подняла взгляд на Джейн: огромные синие глаза задорно вспыхнули.
– Не-ет! – завопила она. – Нет! Нет! Нет! Не-ет!!!
Джулия захихикала.
– Она так разоралась, что наглому типу стоило большого труда убедить народ, что он вовсе не сексуальный маньяк, любитель детишек. Держу пари, этот инцидент подпортит ему карьеру!
– Повезло мерзавцу, что меня там не было: я бы ему физиономию подпортил, – проворчал Рик, чья душевная мягкость, как все отлично знали, в точности соответствовала габаритам.
Джейн удрученно улыбнулась при мысли о том, что ее бескомпромиссность ставит под удар ни в чем не повинных племянников и племянниц. Как всегда, она занималась собственными проблемами и принимала поддержку семьи как должное, даже не задумываясь, как вся эта история скажется на их жизни.
Убежденность Джейн в собственной правоте несколько угасла. Может быть, и впрямь стоит поступиться принципами и дезертировать... то есть уехать в отпуск?
Жестоко так поступать, пока Элизабет находится между жизнью и смертью в реанимационном отделении сиднейского госпиталя. Но помочь ей выздороветь Джейн, увы, не могла. Наоборот, при мысли о том, что она рядом, с Элизабет может случиться новый сердечный приступ.
Несколько сочувственных слов в больничной приемной обезумевшему от горя Джералду Стерну – вот и все, что могла позволить себе Джейн. Мистер Стерн спросил, что случилось, но о причинах допытываться не стал, и Джейн исчезла раньше, чем он или другие представители семьи Стерн оправились от потрясения и заинтересовались подробностями. До тех пор, пока Элизабет не придет в себя настолько, чтобы вести связную беседу, – если вообще такое случится, – совесть велит Джейн молчать.
– Ну, что скажешь, родная? – нетерпеливо переспросила мать, явно огорченная безразличием дочери. – Просто не верится, что ты колеблешься.
Джейн беспомощно переводила взгляд с одного вопрошающего лица на другое: нарастающая паника мешала собраться с мыслями, в голове мутилось. Ощущение собственного бессилия парализовало волю.
На помощь ей пришел муж Мегги, Фил. Он поднялся на ноги, и сразу создалось впечатление, что в большой комнате очень мало места: перед этим гигантом даже Рик казался карликом.
– Может, отстанем от человека? Пусть Дженни сама решит, что делать, – заметил он непринужденно. – Ей, наверное, хочется домой, поразмыслить на досуге, и чтобы никто из нас не дышал ей в затылок.
Джейн подарила ему благодарный взгляд. Фил неторопливо пересек комнату и взял ее под локоть.
– Я отвезу тебя домой, Джейн, а ты все обдумаешь, хорошо? Ну-ка держи...
Он подхватил стопку проспектов, сунул девушке в руки, затем подобрал с кресла вышитую дамскую сумочку и повесил ей на плечо.
– Для отвода глаз можешь оставить машину здесь, – предложил он. – Репортеры за мной не увяжутся, если я выйду один. Ты переберешься через забор, пройдешь через соседский сад, а я объеду дом с другой стороны и подберу тебя на следующей улице.
– Но машина мне понадобится уже завтра, – возразила Джейн, но Фил уже прочно завладел ее рукой и уверенно направлял девушку к двери.
– Юджин или кто-нибудь другой подгонят машину к твоему дому, – решительно отмел он все возражения. – По крайней мере хоть час-другой отдохнешь от прессы.
Мысль о том, чтобы избавиться на время от караулящих снаружи ищеек, оказалась чересчур соблазнительной.
– Ну... наверное... О'кей, спасибо.
Девушка развернулась на каблуках.
– Мегги, ты с нами?
– Мег хочет остаться и поболтать с Пат, верно, котенок? – вставил Фил, едва жена открыла рот. – Сегодня вечером мы возвращаемся домой, а на днях у Мег открывается выставка, так что ей не скоро удастся снова выбраться к родителям.
Торопливо распрощавшись с остолбеневшими родственниками, Джейн едва ли не против воли последовала за зятем в прихожую.
– Ради Бога, к чему такая спешка? – прошипела она: Фил прямо-таки подталкивал ее к черному ходу. – Ты заметил, как на тебя смотрела Мег? Она явно что-то подозревает.
– Может, решила, что ты снова попытаешься меня соблазнить, – не без ехидства заметил Фил, загораживая дверь, едва девушка подалась назад.
Джейн никогда не краснела, но сейчас при воспоминании об одной из самых унизительных неудач в своей жизни щеки девушки вспыхнули жарким румянцем.
– Это была ошибка, ты сам знаешь, – яростно прошептала она. – Выдавая себя за сестру, я понятия не имела, что вы с ней уже знакомы... И все равно ведь ничего не вышло...
– Верно. Физическое влечение между нами отсутствует напрочь. Я об этом знаю, и ты об этом знаешь, и Мег, разумеется, тоже. Даже когда я принял тебя за нее и готов был поддаться чарам, ты искры страсти во мне не вызвала.
– Ладно, ладно, картина ясна, – проворчала Джейн, выдергивая руку. – Но да позволено мне будет заметить, фиаско потерпели мы оба.
Фил ухмыльнулся, и его глаза заискрились лукавым смехом.
– Верно. Так что теперь, когда мы это дело со всей откровенностью обсудили, может, пора расслабиться? А то Мег боится, что мы до скончания дней своих будем держать дистанцию.
Джейн улыбнулась в ответ, чувствуя, как исчезает скованность, сдерживавшая ее врожденное, перехлестывающее через край чувство дружелюбия.
– Ну, если ты согласен признать за собою полное отсутствие сексапильности, так уж и быть, признаю и я, – поддразнила она.
– Ты сама доброта! – похвалил Фил не без ехидства. – Тебя подсадить на стену или сама переберешься?
При росте в пять футов и девять дюймов Джейн не привыкла, чтобы мужчины носились с нею как с хрупким беспомощным созданием. И вот десять минут спустя в тихом тупичке по другую сторону соседской ограды она уже отряхивала оцарапанные ладони, удрученно раздумывая, что в ее возрасте, наверное, пора уже ставить собственное достоинство превыше отваги.
– Так с какой стати ты вызвался меня подвезти? – полюбопытствовала Джейн, когда они мчались через город. – Ведь не для того, чтобы прояснить наши отношения? Это ты мог сделать в любое время. Ты хотел поговорить о Мегги, верно? Почему она выглядела такой... удрученной там, дома?
Огромные руки Фила крепче сжали руль, так, что царапины и шрамы—следствие работы скульптора—выступили еще отчетливее.
– Она беременна, – выпалил он.
Джейн почувствовала себя так, словно ее оглушили. В ушах раздался звон, похолодело в груди, во рту появился металлический привкус.
– Беременна? – прошептала она. Ее сестра. Ее близнец... часть ее самой... У нее будет ребенок... подумать только, к растущему числу внуков Лоу добавится еще один!
– Мне казалось, Мегги не хотела заводить детей так рано, – заметила Джейн, справившись с волнением. – Она говорила, что посвятит себя живописи.
– Знаю. – Голос Фила звучал отрывисто и слегка мрачно. – Мы решили, что подождем несколько лет... но судьба распорядилась иначе. Доктора подтвердили беременность на прошлой неделе. Мегги непросто свыкнуться с этой мыслью. Родные еще не знают, и в течение ближайших недель она не намерена никого извещать. Дай ей Бог разобраться в собственных чувствах, а тут еще добавились всякие тревожные симптомы, как, скажем, повышенное давление... Врачи волнуются. – Искоса взглянув на спутницу, Фил продолжал, осторожно подбирая слова: – Ничего определенного пока сказать нельзя, но по итогам первых осмотров, похоже, у нее будет двойня.
Двойня. Разумеется, с такой наследственностью, как у Маргарет, этого и следовало ожидать. Мегги станет матерью не одного ребенка, а сразу двух. Шум в ушах усилился, и Джейн положила руку на живот: наконец-то она поняла, что происходит!
– У Мегги по утрам бывают приступы тошноты, так?
– Да. Откуда ты знаешь?
Джейн прикусила губку.
– Последние две недели меня по утрам слегка подташнивает. Я было подумала, это нервы или, может, расстройство желудка. Кормили на этих треклятых съемках преотвратно.
Вот только беременность из списка возможных диагнозов Джейн исключила сразу и со всей определенностью.
– Мег ужасно себя чувствует, и доктор советует по возможности избегать стрессов в течение ближайших недель, – объявил Фил. – Поэтому я и надеялся, что ты примешь предложение Патриции. Это избавит Мегги по крайней мере от одного источника эмоциональных потрясений. Если она будет знать, что ты развлекаешься на солнечном тропическом побережье, она перестанет винить себя в том, что якобы бросила тебя в трудный час.
– Отсюда твоя замечательная идея отвезти меня домой, чтобы я, дескать, сама на досуге приняла решение, – ехидно заметила Джейн.
За ее сарказмом скрывалось огромное облегчение: итак, для бегства у нее есть весьма веское оправдание. Если у Мег по ее вине случится выкидыш, Джейн никогда себе не простит.
Фил виновато пожал плечами.
– Не мог же я убеждать тебя на глазах у Мегги! Она мне спасибо не скажет, потому что ради тебя на все пойдет. Если ты не поедешь на Леовилль, она намерена пригласить тебя к нам, даже если за тобой увяжется целая свита газетчиков, не говоря уже о еще одной твоей проблемке...
Джейн внутренне напряглась, пальцы ее вцепились в сиденье. Фил резко завернул на стоянку под домом, где на «голубятне», располагалась квартирка актрисы.
– Что ты имеешь в виду? Какая еще проблемка? – спросила она.
Фил выключил мотор.
– У тебя столько проблем, что ты так сразу и не сообразишь, о которой из них идет речь? Я имел в виду твоего надоедливого поклонника...
– А-а. – Под пристальным взглядом зятя Джейн постаралась не выдать обуревающих ее чувств. – Мег тебе рассказала!
В ее голосе отчетливо прозвучала негодующая нота, хотя, если вдуматься, она просила сестру не говорить только родителям и чересчур заботливым братьям...
– Дженни, мы женаты, – напомнил ей Фил. – Семейная жизнь в том и заключается: мы делимся друг с другом самым сокровенным, поддерживаем друг друга и в радости и в горе. Мегги говорит, что ты пыталась отнестись к инциденту как к шутке, но сам факт, что ты об этом заговорила, показывает: ты тревожишься куда сильнее, нежели хочешь показать. Тон писем этого парня ей очень не понравился. Ей показалось, что есть в них что-то угрожающе маниакальное. Он пишет так, словно лично с тобой знаком и ваши взаимоотношения дают ему на тебя какие-то права.
– Я объяснила ей, что поклонники просто заваливают меня письмами.
– Но этот Томас очень настойчив. Ты сама призналась Мегги, что история продолжается уже несколько лет. Раньше он писал нерегулярно, а в последнее время шлет одно-два письма в неделю, не указывая ни полного имени, ни обратного адреса. Хвастается, что постоянно бывает на твоих спектаклях, и даже уверяет, что несколько раз встречался с тобой на людях, хотя ничем не выдавал себя.
Мегги говорит, что все это ей не по душе, тем более что парень знает, где ты живешь. Она также сказала, что ты установила в квартире несколько новых замков, потому что встревожилась, когда вместе с письмами стали приходить и подарки. И еще она думает, что одной из причин, побудивших тебя так необдуманно подписать контракт и умчаться на съемки, была надежда, что этот тип утратит к тебе интерес, если ты перестанешь появляться на сцене.
– По-моему, это лучше, чем ее совет обратиться в полицию, – нехотя заметила Джейн. – Блюстители закона просто рассмеются мне в лицо... Письма не заключают в себе прямой угрозы. Я их, собственно, все повыбрасывала, – добавила она, не погрешив против истины и надеясь, что ставит точку в дискуссии. – Как я сказала Мег, самое разумное в данной ситуации – просто не обращать на него внимания.
– Ммм. – Фил нахмурился.
Ну вот, еще один заботливый родственничек объявился, обреченно подумала Джейн.
– За время моего отсутствия не пришло ни одного письма, – уточнила девушка. – Может, он отстал-таки.
– Если ты снова уедешь из страны, он, пожалуй, окончательно о тебе позабудет, – стоял на своем Фил. – Выбирай, Дженни: либо отъезд, либо полиция; а то еще я могу приставить к тебе ребят из отдела охраны «Беккер корпорейшн», до тех пор пока частный детектив не выследит этого парня и не задаст ему жару.
При этих словах Джейн побледнела.
– Приставить ко мне телохранителей? Ты представляешь, как воспримет это пресса? – Затем подняла руки вверх, признавая свое поражение. – Есть в тебе что-то от пирата, Фил! Если я не поддамся на твой шантаж и не уеду, ты, чего доброго, напоишь меня допьяна и отправишь на курорт в бессознательном состоянии?
– Чтобы уберечь Мегги, я не остановлюсь ни перед чем, – подтвердил любящий супруг с похвальной откровенностью.
– Ну ладно, ладно!
Что ж, по крайней мере благодаря Филу ей не придется стыдиться своего бегства: она делает это ради сестры, а вовсе не ради собственного благополучия.
Джейн улыбнулась: ее неизменный оптимизм снова одержал верх.
– Вот увидишь: я сама подыщу себе защитника. Кто знает? Может быть, в тропическом раю я встречу свой идеал – настоящего рыцаря, прекрасного, нежного, доброго. Он станет ухаживать за мною и отдаст мне свое сердце! А если с рыцарем не повезет, сойдет и загорелый завсегдатай пляжей.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наша любовь - Плэнтвик Виктория

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Наша любовь - Плэнтвик Виктория



Роман понравился. Загадка кто же он, сохраняется до конца романа. Необычно еще то что, герой не аполон, у него в жизни была всего одна женщина. В общем читайте!
Наша любовь - Плэнтвик Викторияаня
16.02.2013, 11.48





Понравились герои - нормальные, живые люди (а то уже герой-миллиардер задолбал), интрига тоже есть, а вот перечитывать не тянет: 7/10.
Наша любовь - Плэнтвик Викторияязвочка
18.02.2013, 13.08





красивая история! волшебное описание соблазнения! Хотя концовка как-то не впечатлила
Наша любовь - Плэнтвик Викториярамирва
9.12.2014, 10.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100