Читать онлайн Грязные игры, автора - Плейтелл Аманда, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грязные игры - Плейтелл Аманда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грязные игры - Плейтелл Аманда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грязные игры - Плейтелл Аманда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Плейтелл Аманда

Грязные игры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Но почему мы должны встречаться в баре? – уговаривал Пит Феретти своего любовника. – Почему ты не можешь приехать ко мне? Мы уже сто лет не встречались!
– Нет, – отрезал Роджер. – Мы должны поговорить.
У Феретти противно засосало под ложечкой. Желание поговорить, бар, ограниченное время – все это означало одно – расставание навсегда. Феретти готов был разрыдаться от горя. Он всем сердцем любил Роджера и даже мысли не допускал о том, чтобы потерять его, как и других, после нескольких месяцев близости. Для него это была настоящая любовь, до гроба.
Феретти выместил свое огорчение на молодом консультанте по маркетингу, которого принял в штат всего неделю назад.
– Я же говорил тебе, чтобы не показывал редактору этот выпуск! – заорал он. – Только я имею право это делать. Я, генеральный менеджер по маркетингу «Дейли» и «Санди». Усек? Только я лично общаюсь с главным редактором. Чтоб это в последний раз было, не то в два счета на улице окажешься. И так от тебя толку, как от козла молока.
Как правило, по субботам Феретти на службу не приходил. Но в эту субботу он явился на работу, чтобы попытаться хоть как-то исправить допущенную недавно ошибку. Рекламная акция, на которую он очень рассчитывал, прогорела, причем исключительно по его вине. В последнее время Феретти вообще преследовали неудачи. Будь на его месте другой человек, Шэрон наверняка с треском вышибла бы его, но с Питом ее связывали слишком давние и прочные отношения. Много лет он таскал за нее каштаны из огня. Но Феретти был также в курсе всех темных делишек Шэрон, и она отлично понимала: в случае увольнения хранить молчание Хорек не станет.
В девять вечера Феретти возвестил, что ему пора на деловой ужин. У него было немало общего с Шэрон. В свои тридцать с небольшим лет он проводил в фитнес-центрах и косметических кабинетах времени ничуть не меньше, чем она. Оба перепробовали все мыслимые и немыслимые средства коррекции фигуры.
И еще Шэрон очень ценила, что ради своей и ее карьеры Феретти готов на все, хоть собственную мать запродать.
У Пита нашли в крови вирус иммунодефицита, но пока он чувствовал себя вполне сносно. О его болезни не знала ни одна живая душа, даже Шэрон. Это был его единственный секрет от нее. Но вот свои гомосексуальные привычки Феретти ни от кого не таил, и сослуживцы его презирали.
Стоило ему уйти из офиса, как они принялись дружно перемывать ему косточки.
– Если этот гребаный гомик еще раз скажет, как мечтает отсосать у моего нового репортера, я ему все ребра пересчитаю. И любой суд меня оправдает.
– Мало того что пидор, так еще подленький. Между прочим, Джордж, он уверяет, что в конце следующей недели тебя уволят.
– Ха! Не проходит и дня, чтобы он не распускал слухов. Все знают, что он гад ползучий.
Обычно, отправляясь на встречу с любовником, Феретти переодевался дома в плотно обтягивающие кожаные штаны с серебристым ремнем и белоснежную тенниску. Но в этот раз, поскольку увидеться им предстояло в баре, переодеваться он не стал.
Выглядел Феретти по-прежнему недурно. Смазливая, хотя и слегка обрюзгшая физиономия, длинные черные волосы, умело подкрашенные, чтобы скрыть пробивающуюся местами седину, – словом, он казался моложе своих тридцати пяти. Рост только подкачал – всего пять футов три дюйма,
type="note" l:href="#n_9">[9]
однако туфли на высоком каблуке слегка компенсировали этот недостаток. Да и фигура, несмотря на намечающееся брюшко, была вполне складной.
Войдя в бар, расположенный в Сохо,
type="note" l:href="#n_10">[10]
Феретти оглянулся по сторонам, но Роджера не увидел. Ему пришлось ждать целых полчаса, прежде чем его дружок наконец соизволил появиться. Пит расценил это как дурное предзнаменование.
– Послушай, ситуация осложняется, – с места в карьер заявил его дружок. – Ты на меня слишком давишь, вздохнуть не даешь. Мне нужно больше свободы.
– Пожалуйста, милый, как скажешь. Я на все согласен, – поспешно забормотал Феретти. – Если хочешь, чтобы мы встречались реже, так и скажи. Приезжай ко мне раз или два в неделю. Я потерплю. Ты же знаешь, как я люблю тебя. Всю жизнь ждал такого, как ты. Прошу тебя, не разрушай наше счастье! – молил Феретти.
– Нет, – отрезал Роджер. – Мы расстаемся навсегда.
– Неужели твоя жена что-то заподозрила? Давай будем вести себя более осторожно. Прошу тебя, Роджер, я ведь люблю тебя. Не бросай меня. Ты разбиваешь мне сердце. – С этими словами Феретти опустил руку на ширинку приятеля и принялся любовно ее поглаживать.
В интимной жизни Пит был таким же двуличным, как и во всем остальном. Обычные романы (самый длинный из них продолжался три месяца) он дополнял мимолетными свиданиями в излюбленном общественном туалете. Причем наивысшее наслаждение Феретти получал от половых актов с незнакомцами. Он считал себя самым умелым минетчиком во всем Лондоне. Членоугодник – так он нередко величал себя.
– Прекрати. – Роджер решительно сбросил его руку. – Ладно, Пит, раз ты по-другому понимать не хочешь, скажу тебе правду. Я влюбился. В девушку.
– Нет! Я тебе не верю. – Феретти был оскорблен до глубины души. – Жену ты, конечно, ради меня не оставил бы, но променять меня на дешевую уличную шлюху!..
Вместо ответа его дружок стиснул кулаки.
– Это просто мимолетное увлечение, Роджер, – взвыл Феретти. – А потом ты ко мне вернешься. Я готов тебя хоть всю жизнь ждать.
Он разрыдался и быстро покинул бар. Пит плакал все время, пока ехал в такси. Расплатившись с водителем, проверил бумажник. Все в порядке, двадцаток у него хватало. Феретти прошел в мужской туалет и уединился в своей излюбленной кабинке. Расстегнув ширинку, он извлек наружу член, который уже набухал в предвкушении наслаждения, и, обернув вокруг него двадцатифунтовую купюру, принялся ждать.


Дуглас прибыл на воскресный обед в «Айви»
type="note" l:href="#n_11">[11]
последним. Его брат Дэниел с женой Жаклин уже сидели за столом, пили шампанское и, конечно, нисколько не сомневались, что заплатит за всех Дуглас.
Дэниел занимал пост профессора психиатрии в Монреальском университете и специализировался на проблемах неблагополучных семей. Известность он получил благодаря оригинальным исследованиям, посвященным безотцовщине. В Лондон он приезжал довольно часто для участия в различных конференциях и симпозиумах.
Подошел официант и поинтересовался, что будет пить Дуглас.
– Это ваш брат, сэр? – спросил он. – Вы поразительно похожи.
– Только он не столь богат и отнюдь не мерзавец, – тихо пробурчала Жаклин, но сделала это достаточно громко, чтобы Дуглас ее расслышал.
Он привык к нападкам золовки и, как всегда, пропустил ее очередной выпад мимо ушей.
– Ну и как поживает наш славный Дуглас? – ядовито осведомилась она. – По-прежнему вкалывает с утра до ночи в желтых газетенках и губит людские судьбы?
Жаклин можно было бы назвать красивой, если бы не горькие складки, портившие изящную линию губ. Она считала себя достойной лучшей участи, нежели нянчить двоих детишек, слабовольного, почти беспомощного мужа и перебиваться на его скромное профессорское жалованье. С каждым годом она заметно прибавляла в весе, и полнота ее талии удивительным образом скрадывала боль разочарования в глазах.
Хотя по сравнению со многими знакомыми жизнь этой пары была вовсе не так уж плоха, она не выдерживала ни малейшего сравнения с роскошным существованием Дугласа. Каждый раз, встречаясь с ним, Жаклин думала об одном и том же: «Почему я не могла оказаться на месте Келли?» Любой наряд Келли стоил больше, чем Жаклин тратила на заграничное путешествие для всей их семьи. Чудовищная несправедливость!
Братья были очень привязаны друг к другу, но Жаклин своего шурина просто не выносила.
Дуглас пришел на встречу в темно-синем пиджаке, серых брюках, белой рубашке и черных замшевых туфлях. Он не относился к мужчинам, которые привыкли носить строгие костюмы.
– Как твоя книга, Дэниел? – спросил он.
– Почти закончена. По крайней мере название я уже придумал, – бодро отрапортовал младший брат. – «Отцы, не знающие чувств». Ты поразишься, Дуглас, к каким выводам я пришел насчет нашего отца…
Жаклин перестала слушать и обвела взглядом зал, выискивая знакомые лица. Беседы братьев всегда протекали в одном ключе. Дэниел пытался втолковать Дугласу, что отец воспитывал их неправильно, а Дуглас, как всегда, слушал его вполуха, поскольку был погружен в собственные мысли. Жаклин считала, что и сам Дэниел мог бы уделять больше времени своим сыновьям – лекции и всевозможные конференции заставляли его часто уезжать из дома. Однако он пытался доказать жене, что главное в воспитании детей не физическое присутствие отца, а духовная близость с ними.
Обед подошел к концу, Жаклин сказала, что хочет кое-что себе купить, и Дэниел послушно поплелся за ней.
Шофер ждал у выхода. Уже в машине Дуглас позволил себе задуматься об отце.
«Я тебя ни в чем не виню, папа», – мысленно произнес он. И вспомнил, как пытался в первый раз рассказать Бекки про своего отца, свою семью и про Дэниела. Бекки внимательно слушала.
Папа старался как мог, но дети его почти не видели – он тратил все силы, чтобы заработать деньги для семьи. В тридцать четыре года на его шее сидели жена и пятеро детишек. Уходил отец рано утром, сжимая под мышкой сверток с бутербродами, а возвращался затемно. Дуглас с трудом вспоминал отца. Почему-то в его память острее всего врезался эпизод, когда тот повел его в больницу, чтобы навестить Дэниела, которого лечили от ревматизма. Да что там говорить – детство было у Дугласа нелегкое.
Семья их прозябала в промышленном районе Монреаля, который назывался Виль-Сен-Пьер, среди бедноты. Дети из западной части города, говорившие по-английски, воротили нос от французской ребятни. Эти сынки богатеньких родителей наведывались в Виль-Сен-Пьер, чтобы накупить хлопушек и петард в дешевых местных лавчонках. В этой части Монреаля можно было купить что угодно, любую контрабанду. Бедные потомки выходцев из Франции торговали в обшарпанных грязных лавчонках, едва освещавшихся тусклыми лампочками.
Богатые детки не упускали случая поизмываться над Дугласом и его братом. «Эй, отродье сатаны! – кричали они. – Как вам живется тут, в преисподней? Французские крысята!»
А жилось тут, как в старом фильме с участием Элвиса Пресли: грязные, загаженные улочки, летом пыль и жара, люди в засаленных куртках спали прямо на верандах, даже собаки почти не лаяли, а пугливо жались по углам. Подрастая, Дуглас поклялся, что любой ценой вырвется из жуткой нищеты.
И еще он надеялся, что сам станет образцовым отцом – заботливым и любящим. Однако вышло так, что двух своих первых детей он видел совсем редко. Все надежды Дугласа были теперь связаны с ребенком, которого ждала Бекки.


Келли отсутствовала на обеде в «Айви» по двум причинам. Во-первых, она терпеть не могла Жаклин, эту жалкую провинциалку. Во-вторых, ее пригласила на обед Кейт, ее лучшая подруга. А Келли очень хотела с ней посоветоваться. Но еще больше ее интересовало, в самом ли деле Дуглас спит с Джорджиной. Кто-кто, а уж Кейт непременно должна была знать это.
Кейт курила вторую сигарету, когда появилась Келли. Вся в черном – туго обтягивающие брючки, золотая цепочка, изящные туфельки, топ с глубоким вырезом и кожаный пиджак. Все от Шанель.
– Мадам, вы еще кого-нибудь ждете? – учтиво поинтересовался официант.
– Нет, нас двое. – Келли наклонилась и расцеловала Кейт в обе щеки.
В подобных случаях Келли всегда заказывала столик на троих. Третий стул предназначался для ее пиджака. Во-первых, он был слишком дорогой, чтобы оставлять его в гардеробе, да и потом, кто его там увидит? Лишний стул давал ей возможность продемонстрировать пиджак и фирменную нашивку во всей красе.
Кейт вела колонку в газете «Таймс». Она знала всех и вся, была в курсе всех светских новостей и сплетен, и Келли ей полностью доверяла. Кейт обладала редкостным даром втираться к людям в доверие и прикидываться лучшим другом, тогда как на самом деле хотела вытянуть из них нужные ей сведения.
– Помнишь, я рассказывала про свои проблемы с Дугласом? – начала разговор Келли, пригубив шампанское. – За последние месяцы он ни разу со мной не спал. Перебрался в гостевую спальню. И дома мы почти не разговариваем, потому что, возвращаясь, он сразу садится за телефон и не кладет трубку до самой ночи. И в командировки он стал намного чаще ездить. Он вообще дома не бывает, а меня с собой никуда не берет. Я уверена, у него есть любовница, и даже знаю, кто она.
Келли не обратила внимания, что Кейт, никогда не бравшая в рот спиртного, подозвала официанта и заказала себе двойной коктейль «Кровавая Мэри».
Кейт понимала, что рано или поздно Келли узнает про Дугласа и Бекки. Тем более что, как ей казалось, про них уже знали все. Она давно с опаской ждала этой минуты. Ее муж Джон сказал, что, как лучшая подруга, она должна была давно рассказать Келли правду про супруга. Но что понимают мужчины в таких вещах? Потом Келли выместит на ней свою злость, заявит, что она, Кейт, во всем виновата, и они расстанутся лютыми врагами. Нет уж, трезво рассуждала Кейт, пусть лучше сама все узнает.
И вот сейчас ей предстояло принять важное решение.
– Келли, ты уверена? – допытывалась Кейт. – Я знаю, Дуглас сейчас действительно очень занят.
– Нечего вешать мне лапшу на уши! – вскипела Келли. – Он спит с Джорджиной, да? Я всегда эту стерву ненавидела.
Господи, бедняжка ни о чем не догадывается! Слава Богу! Кейт перевела дух.
– Джорджина? – переспросила она. – Ты, похоже, не в своем уме. Нет, даю голову на отсечение, между ними ничего нет. – По крайней мере это была чистая правда. – Да, отношения у Джорджины с Дугласом прекрасные, но они уже целую вечность знакомы. Нет, Келли, я уверена на все сто – это не она.
– А кто тогда? Джорджина для всех тайна за семью печатями. Мужа у нее нет, дружков – тоже. Кому как не ей крутить шашни с моим мужем!
– Нет, Келли, я точно знаю: Джорджина исключается, – твердо заявила Кейт. – Но я попробую узнать, с кем она встречается. На следующей неделе мы обедаем вместе.
Официант принес заказанные блюда: копченую семгу и омлет для Кейт, зеленый салат для Келли.
– Просто поверить не могу, что он собирается меня бросить, – пожаловалась Келли. – Ты ведь помнишь, каким был Дуглас, когда мы с ним познакомились. Типичный провинциал, без связей и стоящих знакомств. Я свела его с нужными людьми, благодаря мне перед ним открылись все двери. Знала бы ты, на каких скучнейших приемах мне приходилось высиживать ради него!
– Не представляю, как ты это выносишь, – посочувствовала Кейт. – Я бы умерла от тоски.
– Просто я его люблю, – охотно пояснила Келли. – И нормальный брак для меня заключается именно в таких отношениях. Многие уверены, что он меня просто напоказ выставляет, а ведь на самом деле все наоборот. Это я помогаю Дугласу заниматься бизнесом, потому что я располагаю нужными связями, а не он.
– Думаю, он это понимает и очень ценит, – сказала Кейт.
– Да, но только очень странно демонстрирует свое понимание, – горько усмехнулась Келли. – Ничего, я придумала, как мне вернуть Дугласа. – Она склонилась к приятельнице и зашептала: – Обещаешь, что никому не скажешь?
– Ну конечно, Келли, ведь мы подруги.
– Я прошла через процедуру искусственного зачатия, – торжествующе заявила Келли. – И теперь вынашиваю ребенка Дугласа. – В подтверждение своих слов она похлопала себя по совершенно плоскому животику.
Кейт чуть не подавилась куском семги и, закашлявшись, влила в горло полстакана коктейля.
– А ему об этом известно? – наконец спросила она.
– Нет, – ответила Келли. – Врач говорит, первые шесть недель самые опасные, вот я и решила подождать, пока пройдет это время. Как думаешь, Дуглас здорово удивится?
– Келли, я даже не знаю, что сказать, – окончательно растерялась Кейт. – Надеюсь, все будет в порядке. Поверь, я очень этого хочу.
– Чего именно? – уточнила Келли. – Чтобы я родила или чтобы мне удалось спасти наш брак?
– И того и другого.
– Чтобы удержать Дугласа, я готова на все. Никогда еще так не любила. Мы с ним просто созданы друг для друга. А как, интересно, у вас с Джоном получается? Вы ведь уже целую вечность женаты. Наверно, секс у вас великолепный?
Кейт неопределенно пожала плечами и подумала: разве можно объяснить Келли, что семейное счастье – это не только постель и богатство и что никакой ребенок их не спасет? Нет, она даже пытаться не станет.
– Я уверена, у вас все будет в порядке, – только и сказала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грязные игры - Плейтелл Аманда


Комментарии к роману "Грязные игры - Плейтелл Аманда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100