Читать онлайн Маскарад, автора - Питерс Натали, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Питерс Натали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Питерс Натали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Питерс Натали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Питерс Натали

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8
ВЕЛИКОПОСТНАЯ СРЕДА

Рафа дома не оказалось. Тетя Ребекка держала себя вежливо, но холодно.
– Вы не знаете, где он сейчас может быть? – не скрывая тревоги, спросила Фоска. – Возможно, на своем корабле?
– Я, синьора, с уверенностью только могу сказать, что не знаю, – ответила Ребекка. – Я слежу за его домом. Его дела меня не касаются. Может быть, Лиа знает? – Она повернулась к девушке, которая, стоя у двери, молча наблюдала за происходящим.
Лиа покачала головой.
– Я, тетя Ребекка, не знаю. – На ней была свободная белая блузка и цветастая крестьянская юбка, заканчивающаяся чуть повыше обнаженных щиколоток. Темные волосы пышными локонами ниспадали на грудь. Фоска снова обратила внимание на то, сколь привлекательна девушка, и ощутила острый приступ ревности.
– Тогда позвольте мне оставить письмо, – попросила она торопливо. – Полагаю, могу быть уверена, что вы ему его передадите.
– Передам, – сказала тетя Ребекка, подавая письменные принадлежности. – Можете бросить меня в тюрьму, если я не выполню ваш приказ.
– Перестаньте говорить глупости, – отмахнулась Фоска и, склонив голову над бумагой, нацарапала несколько строчек.
После того как чернила высохли, Фоска сложила бумагу и опечатала ее каплей свечного воска. В самый последний момент ей пришла в голову мысль придавить еще не затвердевший воск отпечатком золотого креста, который висел у нее на шейной цепочке. Плотно запахнув плащ вокруг плеч, Фоска коротко кивнула пожилой женщине, проигнорировав Лиу, и поспешно покинула дом.
По пути к калле Контарина Фоска услышала печальный перезвон церковных колоколов, оповещающих о смерти дожа. Наступила среда первого дня Великого поста – «пепельная среда».
type="note" l:href="#n_6">[6]
В этот день все отправлялись в церкви, дабы нанести на лоб пепел – напоминание о бренности жизни и неизбежности смерти.
Заламывая руки и тихо разговаривая сама с собой, Фоска ходила взад и вперед по небольшой сине-серебряной гостиной. Обычно ожидая Рафа, она радовалась красоте комнаты, которую отделала сама. Сейчас же она не замечала ничего, выведенная из душевного равновесия и полностью поглощенная мыслями о надвигающейся опасности.
Раздался тихий стук в дверь.
– Рафаэлло! – Она бросилась к двери, распахнула ее и тут же отпрянула назад. В дверях стоял, не проявляя признаков волнения, Лоредан.
– Вы! – У нее перехватило дыхание. Алессандро вошел в комнату и огляделся. Да, как и говорил чичизбео его матери, очаровательное гнездышко.
– Что вам здесь нужно? – грубо спросила Фоска. Она смотрела на него широко открытыми глазами. – Полагаю, что это чудовище Сальвино уже сообщил вам, что ему удалось выяснить?
– Да. Но я хотел спросить вас лично, правда ли это?
– Конечно, правда! Полагаю, он вам также сообщил, что хотел сохранить это от вас в тайне?.. Естественно, за определенную цену… Нет, речь шла не о деньгах. Он хотел переспать со мной.
Алессандро вздрогнул.
– Я не верю вам. Пьетро никогда бы… Она расхохоталась.
– Вы думаете, он не пошел бы на это? Вы так долго обращались с ним как с псом и уже сами забыли, что он мужчина. Верно, он поджав хвост всюду бегал за вами. Вас удивило его сообщение? Уверена, что да. Еще бы – Фоска и еврей! Но я не сожалею об этом. Я его люблю!
Алессандро впервые видел Фоску такой необузданной и непокорной, хвастающей своей изменой.
– Я не понимаю, – спокойно сказал он, – почему вы пошли на это, Фоска. Я всегда хотел вам счастья. Я дал вам все и не просил ничего взамен.
– Вы лжете! Вы не дали мне ничего, а просили все! Я просто отдаю вам то, что вы дали мне. Обманщик! Предатель!
– Мне кажется, вы сошли с ума, – медленно произнес он. – Итак, вам нужен был любовник. Очень хорошо. Но этот еврей?! Опасный тип, Фоска! Свихнувшийся на стремлении к власти негодяй!
– То же самое он говорит о вас!
– Не могу поверить. Вы сознательно избрали этого человека, чтобы опозорить и скомпрометировать меня. Так вы отблагодарили меня за то, что я спас вас от бедности? Сошлись с мужчиной, который хочет уничтожить меня! Зачем вы это сделали, зачем? – Он еле сдерживал себя. – Хотите превратить меня в посмешище, в объект издевательств, в увенчанного рогами идиота? Боже мой, Фоска, неужели вы так ненавидите меня? – Вопрос Алессандро прозвучал как пронизанный мукой крик.
– Да, – непреклонным тоном ответила она. – Я ненавижу вас. Это моя благодарность за причиненное мне невыносимое горе! Убийца, вот вы кто! Я знаю, вы не поверите, но мы с Рафом любим друг друга. Если бы мы хотели унизить вас, то сопроводили бы наши отношения публичным скандалом, а не пытались сохранить их в тайне. Но вы натравили на нас своих шпионов и не оставили нас в покое. Я рада, что все выяснилось. Мне не стыдно любить его. Я горжусь этой любовью! Он заботится обо мне. Именно обо мне, а не о сыновьях, которых я могу ему принести, не о помощи, которую могу оказать в его карьере, не о впечатлении, которое произвожу на тех, кто обладает правом голоса.
– Я не хочу больше ничего слышать, – прорычал Алессандро.
– Теперь-то вы уже не заставите меня молчать! – закричала она. – Отныне я не ваша жена! Если вы не отпустите меня, то я устрою такой скандал, что вы вынуждены будете развестись со мной. Я не разрешу встать на пути моей судьбы!
– Вашей судьбы, – глумливо усмехнулся он. – Позволяете ему превратить вас в дуру. Он использует вас!
– Ошибаетесь. Вас бесит, что вы не можете и пальцем тронуть его. Вы, надеюсь, не забыли, что он – герой? Вы сами присвоили ему офицерское звание военно-морского флота. Народ любит его. Если вы бросите его в тюрьму, люди восстанут. Я уверена, восстанут!
– Вы, Фоска, глупы. Любой нищий имеет большее представление о том, как действует правительство. Где ваша гордость? Похищена человеком низкого происхождения и язычником! Вы совершаете преступление против вашего класса и общественного порядка!
– Какое мне дело до общественного порядка? – возмутилась она. – Мужчины, занимающиеся законотворчеством, не имеют представления о любви. Все вы лицемеры! Вместе с вашими разговорами о чести и с вашими любовницами! Даже сам дож имеет любовницу, которая повсюду появляется вместе с ним. Канатоходка с Востока! Люди называют ее «догарессой» – женой дожа! Вы читаете мне мораль по поводу порядка. Получается, что в Венеции любить, испытывать к кому-либо глубокие чувства – преступление. Своей любовью мы не наносим никому вреда. Так оставьте нас в покое!
– Я не допущу, чтобы вы покрыли бесчестьем наши имена, – заявил он. – Вы немедленно отправитесь со мной домой. – Он приблизился к ней на шаг.
– Я не пойду! – завизжала она, отступая от него. – Что вы за мужчина, если хотите заставить жить с вами женщину, которая ненавидит вас? Не я, а вы глупец! Вы возмущаетесь, ибо вопреки вам я нашла любовь. Вы пытаетесь уничтожить меня, разбить мое сердце, но это вам не удастся! Я вольна любить, кого хочу. Убирайтесь прочь! Оставьте меня!
– Без вас я не уйду, – повторил он упрямо. – И не позволю так поступать со мной.
– Дайте мне развод, – умоляла Фоска. – Пожалейте меня… и себя. Избавьте себя от скандала, освободите от ответственности за меня. Разрешите мне уехать. Пусть они сошлют меня, только бы я любила его!
– Вы дурочка, – сказал Алессандро. – Если бы я даже развелся с вами, неужели вы думаете, что инквизиторы разрешат вам опозорить себя и свой класс? Они сошлют не вас, навсегда упрячут за решетку этого еврея. Послушайте, Фоска, инквизиторы пока не знают. Это известно одному лишь Пьетро, а он будет молчать. Еще не поздно положить этому конец. Возвращайтесь домой. Забудьте его. Обещаю, с ним ничего дурного не случится.
– Я не верю вам. Да и как вам верить после всей той лжи, которую вы обрушили на меня? Больше я не проведу ни единой ночи под одной крышей с вами. Не буду притворяться на людях вашей женой, ненавидя вас каждую минуту! Я устала от лжи, от фальши. Я хочу лишь одного – быть с мужчиной, которого люблю. Неужели это так ужасно? Жаждать маленького счастья?
Он взял со спинки кресла плащ и обернул его вокруг нее.
– Вы пойдете, хотите вы или нет. Я не позволю вам…
– Прекратите! Не притрагивайтесь ко мне! Я не пойду! Уберите руки! – Она стала царапаться и отбиваться.
Он схватил ее в охапку.
– Спокойно! Перестаньте!.. Ради вашего блага…
– Лгун, лгун! – пронзительно заорала она. – Я его люблю! Неужели непонятно? Я ненавижу вас, я люблю его! Люблю!
Он яростно встряхнул ее. Ее голова мотнулась из стороны в сторону.
– Вы наконец успокоитесь? – прошипел он. – Вы – истеричка, безумная!
– Отпустите ее, Лоредан! – раздался резкий окрик.
Алессандро отпустил Фоску и взглянул на вторгнувшегося в квартиру Рафа Леопарди. Фоска бессильно опустилась на диван и закрыла лицо руками. Раф встал позади нее и положил руку ей на плечо. Он и Лоредан враждебно сверлили друг друга взглядом.
Алессандро круто повернулся и направился к двери.
– Вы об этом пожалеете, – сказал он не оборачиваясь. – Вы оба.
Он вышел. Раф встал на колени рядом с Фоской и обнял ее за талию. Она прижалась к нему и продолжала всхлипывать. Когда она немного успокоилась и перестала дрожать, Раф сказал:
– Как он все разузнал? Вы ему рассказали?
– Нет, нет. Это Сальвино. Мерзавец! Хотел лечь со мной в постель в обмен на свое молчание. Это было ужасно!
– Ну теперь все в порядке, – прошептал Раф успокаивающе. – Все окончено. Но как он узнал? Мы были так осторожны. Я уверен, вчера вечером за нами не следили. Мы ускользнули от шпиона еще на Моло. Просто непонятно.
– Что же теперь будет? – спросила Фоска. – Он вас арестует?
– Не сразу. Они объявили о смерти дожа. Значит, предстоят выборы. Если Лоредан меня арестует, то разразится скандал в самое неподходящее для него время. Это может серьезно подорвать его влияние. Полагаю, на некоторое время он оставит нас в покое. Интересно, разнюхали что-нибудь инквизиторы?
– Лоредан сказал, что нет. Знает один Пьетро.
– Хорошо. Значит, ненадолго мы останемся в безопасности.
– Вы не жалеете о случившемся? – В ее глазах отразилось беспокойство. – Не жалеете, что полюбили меня? Я виновата, причинила вам столько неприятностей. Я никогда бы не…
– Успокойтесь, Фоска. Не говорите так. – Он пригладил ей волосы и нежно поцеловал. – Что бы ни случилось, я никогда не буду жалеть, что полюбил вас. Отбросьте прочь все сомнения. Обещаю вам, все обойдется.
– Нам нужно бежать? – спросила она со страхом.
– Не знаю.
– Я всюду последую за вами.
– Не думайте сейчас об этом, я что-нибудь придумаю. Сегодня оставайтесь здесь, не впускайте в квартиру никого, за исключением меня или Томассо. Если мне надо будет что-нибудь сообщить, то я передам письмо именно с ним. Сейчас слишком рискованно приходить сюда самому.
– Вы еще не уходите?
– Пока нет. Идите и прилягте. Вы вся издергались.
Они лежали, обняв друг друга, и постепенно успокаивались. Каждый думал о том, не встречаются ли они в последний раз.
Через некоторое время они занялись любовью, и Фоска уснула. Раф быстро оделся и выскользнул из квартиры.
* * *
Покинув «казино» Фоски, Алессандро отправился к себе в контору. Теперь, когда правительство официально сообщило о введении в Республике траура по случаю смерти скончавшегося неделю назад дожа, у Лоредана появилась куча забот. Ожидались похороны, а вслед за ними начинались выборы.
Алессандро, как лидеру консервативного крыла, предстояло приступить к созданию предвыборного блока, подсчитать голоса, обеспечить участие выборщиков в работе избирательных конклавов и лишить либералов контроля над властью. Обычно подобного рода заботы радовали и возбуждали его. Но сейчас он ощущал лишь пустоту и апатию. Пусть бы даже на место скончавшегося дожа избрали самого Томассо Долфина.
Он знал, как поступить с Фоской. Нужно сообщить инквизиторам о еврее и поручить им расследовать дело. Но тогда он признает свою слепоту и станет поводом для насмешек. Вот ирония судьбы! Лоредана сделал рогоносцем человек, который отказался принять из его рук офицерский чин и вместо этого увел его жену.
В конторе его ждал Сальвино. Алессандро не обратил внимания на накопившуюся на его столе гору писем, документов и важных сообщений. Он тяжело опустился в кресло и обратился к секретарю.
– Это правда, что вы предложили умолчать о ставшем известным вам факте в обмен на благосклонность моей жены?
Секретарь побледнел и задрожал.
– Это была лишь хитрость, ловушка, ваше превосходительство. Средство для подтверждения правильности моей информации! Если бы она приняла мое предложение, я убедился бы, что она повинна в сговоре с евреем!
– Если бы она его приняла, то я считал бы ее еще безумней, – устало сказал Алессандро. – Убирайтесь, Пьетро. И не возвращайтесь в Венецию, или я вас арестую и брошу в темницу.
– Но, ваше превосходительство…
– Убирайтесь отсюда, урод! – закричал Алессандро. – Пока я не искалечил вам вторую ногу и не превратил вас в сплошной горб! Вон!
Сальвино как ветром сдуло из комнаты. Оставшись наедине с собой, Алессандро Лоредан тихо застонал и уронил голову на стол.


Горбун писал каракулями записку. Согласно закону, инквизиторы рассматривали обвинения в неблагонадежности только в том случае, если те не являлись анонимками. Однако все знали, что, несмотря на это правило, инквизиторы тщательно расследуют все поступающие на их имя доносы.
Пьетро ковылял по лоджии широкого, украшенного колоннами портика, тянущегося вдоль внутренней стены Дворца дожей. Он остановился около «Пасти льва», отвратительной скульптуры львиной головы, в открытый рот которой можно было опустить послание для инквизиторов. Под львиной пастью была укреплена дощечка с надписью: «Для обвинений против предателей Светлейшей Республики».
Сальвино украдкой осмотрелся. Рядом группками стояли сенаторы и члены Совета, оживленно обсуждавшие предстоящие выборы. Ни один из них не обращал на него внимания.
Он сунул донос в «Пасть льва», которая жадно поглотила его. Казалось, каменные глаза животного сияли от удовольствия. Пусть теперь, думал Пьетро, инквизиторы займутся шлюхой, евреем и дворянином. Он свой долг исполнил.


Раф вернулся в гетто. Но сначала пошел не к себе домой, а в контору своего друга Малачи.
Маленький человечек пребывал в смятении и забыл о запрете разговаривать с отлученным от общины евреем.
– Рафаэлло, они были здесь. Агенты инквизиторов! Обыскали все дома и особенно долго пробыли в вашем. Говорили, что ищут подтверждающие предательство материалы. Они унесли некоторые вещи из вашего кабинета, книги и документы.
Раф кивнул. Выходит, Лоредан уже информировал инквизиторов. Раф удивился – не ожидал столь поспешных действий.
– Значит, они могут арестовать меня в любой момент. Послушайте, Малачи, сколько денег вы можете собрать к ночи? Мне нужно возможно больше в обмен за содержимое дома, моих складов, а также «Маги». Столько, сколько я смогу получить прежде, чем они все конфискуют. Не думаю, что это очень много, но…
– Вы знаете, что я сделаю все, что в моих силах, Рафаэлло. В гетто есть люди, которые думают о правительстве и Лоредане то же, что и вы. Однако, подобно мне, они слишком напуганы, чтобы признаться в этом. Я уверен, они помогут вам спастись. А как поступить с вашей тетей и вашей двоюродной сестрой?
– Вы присмотрите за ними? Я перепишу права на мой дом на ваше имя, Малачи. Инквизиторы, по-видимому, на какое-то время опечатают его. Но в конце концов позволят вам занять его.
– Но куда вы поедете? Надолго? Почему они так внезапно обрушились на вас, Рафаэлло? Что вы наделали? Ах, такой молодой, такой вспыльчивый…
Раф устало улыбнулся и положил свою огромную ладонь на худое плечо Малачи.
– Малачи, еще рано читать по мне заупокойную молитву. Я собираюсь прожить хорошую, долгую жизнь. Но вам я скажу. Они меня ловят, потому что я влюбился в христианку, дворянку.
Малачи пришел в ужас:
– Да вы ненормальный! В христианку?! Разве у меня нет трех дочерей, красивых девушек, а вы бегаете за христианками. Это уже переполняет чашу терпения! Я умываю руки!
Раф рассмеялся и обнял своего друга.
– Не списывайте меня со счетов, пока я не уеду. Хорошо, Малачи? Подождите до завтра.


Тетя Ребекка была расстроена и напугана.
– Никак не пойму, Рафаэлло, что они здесь делали? Кое-что взяли с собой. Не знаю почему. Из-за той женщины? Она во всем виновата!
– Виноват мир, который не хочет допустить, чтобы мы были счастливы. Не беспокойся, тетя Ребекка. Я все уладил. Вы будете жить в семье Малачи.
– Что?.. Но ведь его жена идиотка. У нее куриные мозги. Мы никогда не сможем жить под одной крышей!
Раф вздохнул.
– Тогда придется доказать, каким хорошим дипломатом ты можешь быть. Я отдаю дом Малачи. Вы можете оставаться здесь. Ты и Лиа. Сможешь присмотреть за ней?
– Конечно. Она для меня как родная. Но куда ты поедешь? Сможешь мне писать? Зачем ты заварил всю эту кашу?
Раф положил руку ей на плечо.
– Начнем с того, что ты должна сохранить спокойствие и делать то, что я говорю, тетя Ребекка, – сказал он твердо. – Я все продаю Малачи и еще нескольким людям. Мне нужны деньги. Начинай собирать вещи, которые ты хочешь оставить себе. Где Лиа?
– Я сама хотела бы знать! Все посходили с ума! Ее не было дома всю ночь и утро. Пришла полиция, а я не имела никакого представления, где ты и когда ты вернешься!
Раф привлек ее к себе и поцеловал морщинистую щеку.
– Прости, тетя Ребекка. Когда-нибудь я все тебе возмещу. Клянусь тебе, я вернусь. Считай, что я отправился в еще одно путешествие. А теперь оставь меня одного. Мне нужно кое-что упаковать. Полиция может вернуться в любой момент.
Оставив расстроенную тетю, Раф пошел в свою комнату. Он достал кожаный чемодан, который брал с собой в долгие поездки, и начал швырять в него свои вещи. Раф никогда не позволял тете собирать его в дорогу. Она всегда суетилась по поводу состояния его одежды и откладывала в сторону то, что, по ее мнению, нужно было отремонтировать.
– Вы уезжаете? – Раф поднял голову. В дверях стояла Лиа. Она скрестила руки на груди. Ее глаза казались огромными и бездонными. Обычно, когда он видел, что она смотрит на него таким взглядом, Раф испытывал какую-то тяжесть в сердце. – Почему? Почему вы уезжаете?
– Инквизиторам не нравятся мои революционные настроения, – сказал он, сопроводив свои слова неопределенным жестом. – Послушай, Лиа, будь хорошей девочкой и помогай тете Ребекке.
– Это из-за той женщины? – спросила она.
– Да, – ответил он, выдержав паузу. – Из-за нее. Мы хотим быть вместе, и поэтому нам надо бежать.
Лиа нервно сглотнула, и ее глаза наполнились слезами. Желая избавиться от них, она сердито потрясла головой и молча смотрела на него несколько минут. Потом прошла в глубь комнаты и закрыла за собой дверь. Он с удивлением смотрел на нее.
– Я предала вас, – тихо сказала Лиа. – Прошлой ночью я следила за вами. Я слышала ее похвальбу, что она, дескать, Фоска Долфин Лоредан. Я рассказала об этом горбуну Пьетро Сальвино. Я предала вас, Раф.
Все еще не веря, он напряженно смотрел на нее.
– Зачем, Лиа? Зачем? Она пожала плечами.
– Потому что я хотела вас. А вы хотели ее.
Он посмотрел в сторону и бросил еще несколько рубашек в распахнутую утробу чемодана. У него перехватило дыхание.
– Впрочем, это не имеет значения. Рано или поздно они все равно выследили бы нас. Шпионы ходили за нами повсюду, где бы мы ни были… Это было неизбежно. Иди помоги тете Ребекке. Слышишь, Лиа? Ты можешь остаться здесь вместе с ней. Ты будешь в полной безопасности. У них нет ничего против вас двоих. Только против меня.
– Нет, – сказала она. – Вы не понимаете. Помните ту ночь, когда вы меня нашли? Неро тогда избивал меня в переулке. Вы спасли меня и привели сюда. Всем говорили, что я из вашей семьи. Именно так и задумывалось, что вы приведете меня сюда. Это был план Сальвино, горбуна.
Раф с широко открытым ртом смотрел на нее.
– О чем ты?
– Я была его шпионкой. Он мне сказал, что бросит меня в тюрьму, если я откажусь помогать ему. В ту ночь мы шли за вами. Когда вы прошли мимо Мерсерии, мы поняли, каким путем вы пойдете дальше, и опередили вас. Я не ожидала, что из этого что-нибудь выйдет. Зачем вдруг вести маленькую грязную незнакомку к себе домой? Но я вас тогда совсем не знала и не понимала.
– Ты? Шпионка? На службе у инквизиторов? – Раф глядел на нее в упор. До него никак не доходил смысл сказанного ею.
– Нет. Я работала на Сальвино, на Лоредана. Горбун подобрал меня на площади в тот день, когда вы выступили в сенате. Сказал мне, что если я смогу убедить вас взять меня к себе в дом, то он мне заплатит. Так и получилось – я жила в вашем доме и рассказывала Сальвино обо всем, что видела и слышала.
– Я не верю тебе. – Он вцепился пальцами в ее плечо. Она даже не шелохнулась. – Не верю.
– Это правда. Я не лгу. Мне не четырнадцать лет, как я раньше говорила. Мне шестнадцать. Я не ребенок. Я – женщина. Я захотела вас в тот момент, когда вы подняли меня на руки и ласково заговорили со мной. Я полюбила вас. Вы обращались со мной как с маленькой девочкой, а я все время мучительно хотела вас. Пьетро следил за нами и знал, что я осталась здесь. Глупо было его убеждать, будто я ничего не могу выяснить о вас, и поэтому я рассказывала ему, что могла. О посещении вашего дома раввинами. О женщине, которую вы привели ночью. Когда она была еще у вас, я вышла из гетто и сообщила ему. Утром он уже сидел у ворот, чтобы посмотреть на нее, когда она уходила. Я ненавидела то, что я делала. Нужно было бежать из гетто и уехать в другой город. Думаю, что я оставалась здесь лишь из желания быть поблизости от вас. А теперь все кончено. Я потеряла вас. И я могу уйти. Не важно куда. Где-нибудь найду работу. Я, наконец, могу зарабатывать просто лежа на спине.
Он наотмашь ударил ее ладонью по щеке. Ее голова резко качнулась в сторону, и он ударил ее снова. Лиа не сделала ни одного движения, чтобы защитить лицо от ударов. Он бил ее снова и снова, пока ее глаза не стали опухать, а в ушах не зазвенело. Она прислонилась к стене. Он схватил ее за плечи и тряс изо всех сил – так собака разделывается с крысой.
– Шлюшка! Иуда! Лживая дрянь!
– Рафаэлло! Рафаэлло! – Тетя Ребекка громко стучала в дверь. – Что происходит?!
Он отбросил Лиу в сторону и открыл дверь. Увидев избитую девушку, тетя расплакалась и с объятиями бросилась к ней.
– Не прикасайся к ней! – воскликнул Раф, оттолкнув Ребекку в сторону. – Она вонючая шпионка. Прислужник Лоредана внедрил ее к нам в дом. Все было подстроено. Она одурачила нас. Нас обоих. – Раф тяжело дышал, с него градом лился пот. – Убирайся отсюда, потаскушка, не то я убью тебя.
– Нет, нет, Рафаэлло! Не надо, – умоляла тетя Ребекка. – Не прогоняй ее! Не бросай меня, Лиа! Не уходи!
Оглушенная происходящим, Лиа молча трясла головой. Она добрела до двери и тяжело оперлась на косяк. Она обернулась и через плечо взглянула на Рафа. Его лицо стало кирпично-красного цвета, искаженное гневом и ненавистью.
– Я люблю вас, Раф, – прошептала Лиа распухшими губами. – И буду любить всегда. – Она опустилась по лестнице и вышла из дома. С собой она ничего не взяла, ведь и сюда она попала без ничего.
Раф удерживал Ребекку до тех пор, пока они не услышали стук закрывающейся двери. Потом он отпустил ее, и она, рыдая, упала в его объятия.


По указанию Рафа Томассо Долфин отправился во дворец Лоредана за вещами Фоски. Он сказал Эмилии, что Фоска немедленно покидает Венецию и хочет, чтобы упаковали ее чемоданы.
– Я не понимаю, – недоумевала Эмилия. – Она мне ничего не говорила. А что думает хозяин? Он знает об этом?
– Тогда я упакую сам, – заявил Томассо, отстранив Эмилию плечом, чтобы войти в будуар Фоски. – Где она все хранит?
– Подождите минуточку, синьор Томассо, – твердо сказала Эмилия. – Я не позволю вам притрагиваться к вещам. У вас недостаточно чистые руки! Я хочу сама повидать ее. Я не доверяю вам.
Переведя дыхание, Томассо усадил женщину на стул и все ей рассказал.
– Еврей! – выдохнула Эмилия. – Я знала, знала, что у нее кто-то есть. Но только не он! Она с ума сошла! О, моя бедняжка Фоска!
– Сейчас вы нужны вашей бедняжке Фоске, Эмилия! – сурово сказал Томассо. – Если вы ее когда-нибудь любили, то докажите это.
Эмилия яростно потрясла головой.
– Фоска никогда никого не слушала. Она своевольна и упряма как кирпичная стена! Она не дала Лоредану проявить свои чувства, а сейчас уже слишком поздно. Она губит свою жизнь ради этого предателя – и вас. Вы в этом замешаны! Как я не поняла это раньше!
– Ну что же, придется мне самому упаковать багаж, – смиренным тоном произнес Томассо. – Что я взял бы с собой, сбегая со своей любовницей?
– Куда они собираются ехать? – спросила Эмилия.
– Я не знаю. В Китай. В Африку.
– В Африку! – взвизгнула Эмилия. Ее сердце разрывалось. Она хотела поднять на ноги всех домочадцев, послать курьера к синьору Лоредану во Дворец дожей. Но при этом она боялась потерять свою подопечную, которая была ей дороже собственных детей. Мысль о том, что Фоску накажут, могут заточить на всю оставшуюся жизнь, приводила ее в смятение. Но ведь существовали обязательства и перед хозяином.
Томассо заметил в ее глазах признаки колебаний и достал из складок своего плаща небольшой пистолет.
– Мне бы очень не хотелось прибегать к этому способу, моя дорогая, – с сожалением произнес он, – но либо вы будете хорошей девушкой и сделаете все, что я вас попрошу, либо вам будет худо. Я вас, конечно, не убью, но танцевать вы больше никогда не сможете. Впрочем, даже это я вам гарантировать не могу. Ведь я ужасно плохой стрелок.
У Эмилии пересохло во рту. Она сглотнула и кивнула, испытывая облегчение, – бремя принятия решения свалилось с ее плеч.


Фоска и Раф отплыли из Венеции с вечерним приливом на голландском торговом судне, направлявшемся в Роттердам. Из Голландии они собирались перебраться во Францию. Томассо сообщил Рафу фамилии проживающих в Париже нескольких французских якобинцев и ряда деятелей, играющих важную роль в революционном деле.
Когда корабль оказался далеко в море, они вышли на палубу и смотрели на расплывающиеся вдали контуры парящего над лагуной города. Они стояли на борту судна, пока Венеция окончательно не скрылась в дымке, а потом спустились вниз, в каюту.
– Новая жизнь! – восторженно выдохнула Фоска. – Просто не верится! Обещаю, Раф, вы об этом не пожалеете. Я буду лучшей в мире женой. Возмещу вам беспокойство и боль, которые причинила. Возможно, настанет день, когда мы сумеем привезти к нам ваших тетю и двоюродную сестру.
– С ними все будет в порядке, – коротко заметил он. – Не думайте о них. Думайте о будущем.
– Будущее! До сих пор у нас не было будущего. Ведь так? – Она рассмеялась. – Но теперь все складывается наилучшим образом.
– Конечно, – слабо улыбнулся Раф. Он глубоко вздохнул и потер глаза тыльной стороной ладони. – Боже мой, как я устал.
– Я знаю, – с чувством промолвила Фоска, усевшись рядом с ним на узкую койку. – Вы такой храбрый и умный. Кто бы мог подумать, что сегодня вечером мы уже отплывем в Голландию, а потом отправимся в Париж? О, Париж! Я так разволновалась, когда Томассо сказал мне об этом. Я всегда рвалась туда… Моды! Театр!.. Король и королева… Знаете, мой парикмахер, месье де Валле, обычно причесывал Марию Антуанетту, и он говорит, что она не так красива, как все утверждают. Кстати, я знакома с венецианским послом во Франции, старым другом моего отца…
– Подождите минуточку, Фоска, – перебил Раф. – Прежде чем вы воспарите излишне высоко, вынужден предупредить, что хотя мы и не бедны, но и не так богаты, как Лоредан. Нам придется быть весьма осмотрительными в расходах. Возможно, мы снимем очень приличную квартиру, но это будет, разумеется, не дворец Лоредана.
– Конечно, дорогой, – сказала она кротко.
– К тому же наверняка Лоредан не успокоится, как и инквизиторы. Они, вероятно, уже следят за нами. Если мы, скажем, нанесем визит венецианскому послу, то привлечем к себе внимание, а это может иметь гибельные последствия.
– Хотите казать, что мы еще не свободны? – в отчаянии зарыдала Фоска. – Ведь это же несправедливо, Раф! Почему они не оставят нас в покое?
– Нам придется, Фоска, с этим считаться, – сказал он спокойно. – Нужно учиться жить с мыслью о нависшей опасности. Так не будет вечно. Но до тех пор, пока мы не убедимся, что они за нами не следят, мы должны быть очень осторожны. Я очень сожалею, Фоска. Надо было предупредить вас заранее…
– Но, Раф, это никак не изменило бы мои планы, – сказала она. – Я действительно была готова поехать куда угодно. Какие глупости я наговорила, будто прежняя Фоска. Тщеславная, эгоистичная и поверхностная! Простите. Я думала только о себе, и меня просто не беспокоило… Не тревожьтесь, мой любимый. Я готова, если нужно, жить в пещере, одеваться в обноски и питаться орехами и ягодами, лишь бы быть с вами.
– Надеюсь, что до этого дело не дойдет. – Он обнял ее, и она прильнула к нему.
– Мы – вместе, – радостно прошептала она. – Отныне и навсегда.
Фоска заметила, что Раф внутренне напряжен. Он, казалось, был поглощен какими-то мыслями.
– Раф, что вас тревожит? Прошу, скажите мне.
– Нас предали, – проговорил он.
– Конечно. Пьетро Сальвино.
– Нет, Лиа. Она была его шпионкой.
– Не понимаю. Ваша кузина предала вас?
– Нет, она не моя кузина. Мы просто называли ее так. Сальвино хитроумно вынудил меня взять ее к нам в дом, чтобы шпионить за нами. Перед тем как мы уехали, Лиа призналась мне в этом. И я… я ударил ее. Я не знаю, что произошло со мной. До этого я никогда так не поступал ни с одной женщиной. Я ударил ее! А потом еще и еще.
– Она заслужила, чтобы ее ударили, – возмущенно сказала Фоска. – Ужас, Лиа – шпионка!
Раф горестно опустил голову.
– Я избил ее до крови и выгнал из дома. Это чрезвычайно огорчило мою тетю. Когда я покидал гетто, она все еще плакала. Не понимаю, как Лиа оказалась такой тварью. Ведь она могла врать Сальвино ради нас. Совсем не надо было все ему доносить. Можно было хранить сведения о нас в тайне. Она сказала, что любила меня. Любила, но предала. Почему? Не могу понять.
Фоска понимала. Лиа поступила так, ибо ревновала к их любви и надеялась, что сумеет разрушить ее. Но она лишь сблизила их. Теперь они стали любовниками в изгнании.
Фоска радовалась, что так случилось. Теперь Раф принадлежит ей одной.
– Все в порядке, дорогой, – прошептала она. – Это все в прошлом. С этим покончено. Забудьте ее. Вы никогда больше не встретитесь с ней. Теперь никто не сможет встать между нами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Питерс Натали



Жаль,что у Натали Питерс издано всего три чудесных романа.Все превосходные.В "Маскараде" они были женаты,но жили каждый своей жизнью.Таковы были жизненные принципы в Венеции тех лет.Но в конце любовь восторжествует.
Маскарад - Питерс НаталиНатали
10.12.2012, 13.53





Очень понравилось - и герои, и описание Венеции и исторических событий, и сюжет, и развитие отношений. Героиня, конечно, инфантильна, но это делает ее реальнее, впрочем, как и недостатки других действующих лиц. Возможно, буду перечитывать: 9/10.
Маскарад - Питерс Наталиязвочка
22.01.2013, 19.08





Чудовий роман. Перечитувала його кілька разів. Де можна знайти інші романи Натали Питерс?
Маскарад - Питерс НаталиМарина
5.03.2013, 19.17





Да простят меня оппоненты Но меня он не вдохновил. Скучный во всех отношениях.
Маскарад - Питерс Наталиксю
21.07.2013, 12.43





Roman potrjasajuwij- 10+
Маскарад - Питерс НаталиEdit
18.09.2013, 1.30





Уже люблю этого автора... Это надо уметь,- ни одного симпатичного персонажа, а читается взахлёб. Хотя нет, был один, но сказано автором, на весь город - всего два дееспособных венецианца, значит, господин Антонио, распишитесь в своей мужской несостоятельности... Эх, я уже сравнивала её с Маргарэт Митчел, которая наплевала на цензуру и историческую справку... В общем, если вы интересуетесь, читать ли Натали Питерс , попытаюсь осветить принципиальные особенности двух(уверена, что и трех) её книг:rn1. Раскачивается долго. Но т.к. приличные герои должны разбираться в своих чувствах лет 10, поскучайте глав семь.:-) "Маскарад" я чуть было не бросила, что не в моих привычках. 2. Рыцари без страха и упрёка - не наш профиль. К диалогу не приспособен физически, но всегда даму хотеть изволит! Если глупая артачится,- дубиной по голове и в пещеру... 3. Первый мужчина, он же единственный - нонсенс. Уважающая себя героиня должна сменить три постели и одну подворотню! Маскарад даже утомил малость: любовник\муж\любовник\моряк(!)\муж... Вообще, нежно и предано любить двоих - обычное дело. 4. Здоровая женщина хочет и может всегда! А не хочет - смотри п.2 5. В отношениях нельзя разобраться, пока прекрасной даме лицо не разобьют. Восстаёт во мне юношеский максимализм, но автор утверждает, что с милым рай и без зубов:-( 6. И то, чем я восхищаюсь, герои взрослеют. Им есть чего стыдится и в чем каяться, все живые и интересные, а приторного "Мы такие славные, но весь мир против нас" тут нет. Заметно, что мне хочется диалога, да? Не подскажете ли сайт? кто дочитал - спасибо)
Маскарад - Питерс НаталиSmallQueen
1.02.2014, 22.27





SmallQueen, браво! Шикарная анотация на романы Питерс. И, главное, абсолютно точная. Спасибо.
Маскарад - Питерс Наталиren
21.05.2014, 13.11





Грустно все это
Маскарад - Питерс НаталиЛиза
21.05.2014, 15.10





Ой, ren, как приятно:) А приходите на Litmir.net Там я нашла то, что мне было нужно - возможность читать все комментарии заинтриговавших рецензентов.
Маскарад - Питерс НаталиSmallQueen
11.06.2014, 16.12





Роман суперский.Сложный и неоднозначный.Когда-нибудь перечитаю.Писательница одна из лучших на сайте.
Маскарад - Питерс НаталиОльга
22.11.2014, 21.28





SmallQueen прочитала аннотацию вашу-скажу вам браво....роман не почитала так как поняла что схема та же что и в Опасном окружении...хочу конечно еще сказать вот многим нравится слащаво..а некоторым хочется дубинкой по голове и в пещеру...а есть те кто хочет..слащаво дубинкой по голове и в пещеру..по мне..так в итоге результат один и тот же..хотя опять же повторюсь для разнообразия можно почитать..но не перечитывать...
Маскарад - Питерс НаталиНика
12.12.2014, 9.59





Не могу точно определить свою мысль о выборе Фоски, ведь любовь была и к Лоредану, и к Рафу. Плюсы и минусы имели чувства к им обоим. И я не смогла бы без последнего случая все таки решить для себя правильность выбора Фоски. Но случай все решил сам собой. Невероятно счастлива, что история Розальбы Лоредан оказалась лживой, просто во имя ее сына Алессандро. rnЕдинственной и решившей все (в противовес один голос) точкой стало то, что Раф был пропитан из нутри бунтарством, радикализмом, переменами, революцией хоть и за современные вещи ( сейчас которые кажутся правильными в современном мире) , но по истории любви они его желания этой революции сыграли ему в минус. Так как он хотел разрушить мир, частью которого была Фоска, его возлюбленная. Только это изменило ровно на один голос чашу весов "Раф-Лоредан".
Маскарад - Питерс НаталиДаша
6.01.2015, 0.57





Отличная книга...Фоска выбрала нужного ей мужчину...правда,немного нудновато в начале но потом, феерия чувств!
Маскарад - Питерс Наталивасилиса
23.07.2015, 13.18





Смело
Маскарад - Питерс Наталиольга
15.08.2015, 19.29





Замечательная книга о любви , о жизни . Все так естественно , вроде бы происходят грандиозные события, :падение Венеции , захват ее наполеоном , но все передано без излишного пафоса , Гг ои со своими слабостями и недостатками , они ошибаются , любят , ревнуют , боятся , сомневаются . роман полностью погоужает в эпоху и атмосферу Венеции 18 века , и как бы проэиваешь жизнь вместе с героями . Замечательный автор эта Питерс ,жаль мало романов написала , но зато какие романы !!!
Маскарад - Питерс НаталиПривет
13.06.2016, 9.57





Дорогие читательница , если знаете еще авторов подобных Натали Питерс , порекомендуйте !
Маскарад - Питерс НаталиПривет
13.06.2016, 10.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100