Читать онлайн Маскарад, автора - Питерс Натали, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Питерс Натали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Питерс Натали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Питерс Натали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Питерс Натали

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7
НОЧИ КАРНАВАЛА

Из переулка, плутающего вдоль стен гетто, вышел мужчина в полном карнавальном облачении – в маске, в кружевной пелерине-бауте и в плаще. Он подозвал гондолу, плывущую по каналу Реджио, взошел на ее борт и сел под шатром. Лодка отплыла от набережной и направилась в сторону Большого канала.
Из тени деревьев вынырнул шпион и дал сигнал ожидавшей его гондоле. Он что-то резко приказал гондольеру, и они направились вслед за первой лодкой по Большому каналу, под Риалто и далее по маленьким каналам, пока не причалили у темной пустой площади, где мужчина в маске вышел из гондолы. Шпион последовал за ним, а лодка отплыла и исчезла из виду.
Сидевший в ней Раф довольно улыбнулся про себя. Томассо вновь удалось провести агента инквизиторов, отвлечь его от Рафа. Теперь тот мог спокойно направиться на свидание с Фоской в «казино», маленький домик, который она сняла вблизи площади Сан-Марко.
Карнавал создавал тысячу возможностей уходить от слежки, а шпионам, упустившим свою жертву, оставалось лишь зайти в ближайшую таверну или кафе и, сидя там, придумывать, что же соврать хозяевам.
В толпе масок мог укрыться всякий, желающий сохранить в тайне свои прогулки. Множество одинаковых нарядов вводило в заблуждение даже любовников, которым часто приходилось проявлять осторожность и сначала обмениваться друг с другом несколькими фразами, для того чтобы убедиться, что они не ошиблись.
Но карнавал приближался к концу. Он завершался в последний день масленицы, за ней следовал Великий пост и через сорок дней – Пасха, которая знаменовала окончание Святых праздников и начало нового паводка развлечений и фестивалей, когда всем будет вновь разрешено носить маски.
Раф оглянулся вокруг, желая удостовериться, нет ли поблизости шпионов, а затем вошел в один из домов на калле Контарина и, воспользовавшись собственным ключом, отворил дверь в квартиру Фоски.
Фоска не пыталась сохранить это пристанище в тайне от мужа или друзей и встречалась там с приятелями довольно часто. До сих пор никто так и не догадался, что под крышей маленького домика она свила любовное гнездышко или что организуемые ею регулярно по вторникам встречи блестящих художников и остроумцев на самом деле служат лишь предлогом, призванным устранить подозрения. Многие венецианские дворяне – мужчины и женщины – использовали такие «казино», где принимали друзей в более комфортабельной и не столь формальной обстановке, чем в своих великолепных дворцах.
Фоска его ждала. С радостным криком бросилась в объятия Рафа и покрыла его лицо и шею нежными поцелуями. Сквозь тонкий шелк пеньюара она ощутила твердость и теплоту его тела. Он не смог скрыть своего возникшего желания. Она рассмеялась и скинула свое одеяние.
– Новый способ приветствия? – проворчал он, когда Фоска повлекла его к кровати.
– Наилучший! – ответила она.
– Сегодня вечером вы опоздали, мягко попрекнула она его значительно позже. – Я уже хотела выйти на балкон и, подобно крестьянской жене, выкрикивать ваше имя. – В подтверждение этого она победно вскричала: – Рафаэлло!
Раф прикрыл ее рот рукой.
– Вы что, спятили?.. Желаете, чтобы сюда в полном составе явился Совет десяти? – Она энергично кивнула головой. – А инквизиторы? – Еще один кивок. – А ваш муж?..
Она чуть отстранилась от Рафа.
– Да, даже он, – сказала она, волнуясь. – Пусть он узнает, меня это нисколько не беспокоит. Я хочу, чтобы он знал! Хочу пойти прямо к нему и сказать: «Смотрите, синьор, я избрала Рафаэлло Леопарди своим любовником, и я знаю, что вы направили по его следу шпионов. Прекратите немедленно! Разве я вмешиваюсь в ваши любовные дела? Тогда перестаньте вмешиваться в мои!»
– У него есть личная жизнь? – поинтересовался Раф.
– Да, он и Пьетро… – сказала Фоска. – Мои шпионы донесли, что его нынешняя любовница – актриса. Мой дорогой, можете представить? – имитируя светскую сплетню, произнесла она. – Одна из этих раскрашенных особ, что бегают по сцене. Какой дурной вкус!
– Если бы вы были хорошей женой, ему вообще не понадобилась бы любовница, – поддразнил Раф.
– Если бы я была хорошей женой, то не была бы здесь с вами, – возразила она. – Рафаэлло Леопарди, я ваша, хотите вы того или нет. В конечном счете это ваша затея. Я не следовала за вами на Лидо, не приглашала посмотреть коллекцию картин.
– Вы были настолько глупы, чтобы принять мое предложение. В наше время даже тупая девица из деревни уже не поймается на такую приманку. Ну а зачем мне беспокоиться, коль вы такая простофиля? У вас еще пока довольно привлекательное тело…
– Довольно привлекательное!
– …и достаточно хорошенькое личико…
– Достаточно хорошенькое!
– …хотя если говорить откровенно, то в постели вы пока еще несколько неуклюжи и мешковаты…
– Неуклюжа и мешковата! Негодяй, я научу вас…
Так, смеясь, они толкали друг друга, возились, напоминая щенят. Внезапно стук в дверь гостиной заставил их насторожиться. Они замерли, умолкли, а затем Фоска вылезла из постели и накинула пеньюар.
– Оставайтесь здесь, – сказала она. – Пойду посмотрю, кто там.
– Возможно, люди снизу, – предположил Раф, зевая, – пришли на шум.
Но обмануть Фоску таким проявлением внешнего безразличия ему не удалось. Она закрыла за собой дверь в спальню и приложила ухо к двери в прихожую.
– Кто там? – спросила она тихо.
– Томассо.
Почувствовав облегчение, она повернула ключ в замке и впустила его в квартиру. Очутившись внутри комнаты в безопасности, Томассо снял маску.
– Ужасно сожалею, дорогая сестра, что мне пришлось к тебе вторгнуться, – сказал он весело. – Где твой любовник? Я пришел за ним.
– За ним? Но почему? Мы собирались провести вместе всю ночь. О, Томассо…
Из спальни вышел Раф. Он уже оделся.
– Я готов.
– Но, Раф! Куда вы собираетесь? Сейчас так опасно, – протестовала Фоска. – Я не понимаю…
– Я вернусь, – пообещал Раф. – Сегодня ночью, Фоска, состоится важное собрание. Я должен пойти.
– Собрание! – Ее глаза метали молнии. Собирались грозовые тучи. – Что же, Раф, с вашей стороны было очень любезно посетить меня сегодня вечером. Я благодарна, что вы потратили на меня время.
Раф и Томассо обменялись взглядами.
– Предполагается, что будут присутствовать весьма влиятельные члены правительства, – заметил Томассо. – Некоторые из них – враги Лоредана. Если нам удастся убедить их объединиться с нами…
– Да, они там будут, а вместе с ними и полдюжины информаторов, работающих на инквизицию, – сказала зло Фоска. – Я от вас устала. От вас обоих! Вы мечтатели, несмышленыши, ожидающие, когда же наступит их день рождения. Революция, о которой вы говорите, никогда не произойдет. Она невозможна. Как только вы добьетесь хоть малого успеха, они сокрушат вас!
Фоска топнула ногой.
– Раф, послушайте меня, – сказала она мягче, положив руку ему на плечо. – Умоляю вас остаться сегодня ночью со мной. Не связывайтесь с глупостями, которыми занимается Томассо. Он уже не один год поддерживает контакты с этими скандалистами, и до сих пор ни к чему хорошему это не привело.
Раф поцеловал ее в нос.
– Я был смутьяном, милая, задолго до того, как увидел вашего брата. Я верю в то, что он пытается совершить, и считаю, что смогу помочь. Мы нужны друг другу. Приближается день, когда все люди будут свободны…
– Свободны! Свобода для вас важней, чем я?
– Вы обе важны для меня, – сказал Раф твердо. – Я должен идти, Фоска.
– И что же, вы полагаете, я буду делать, пока вас не будет? Сидеть и вязать? – Она была в ярости. – А если вас арестуют? Или бросят в тюрьму? Как долго, по вашему мнению, ваша глупая речь будет вас защищать? Вы не будете в героях вечно. А когда они вас схватят, я не стану посещать вас в тюрьме. Перестану даже думать о вас! Надеюсь, Томассо, что они арестуют и тебя!
– Милая Фоска! Такая любящая, такая ласковая! – вздохнул ее брат.
– Я знаю, что я эгоистка, – заплакала она. – Но мне плевать! Я знаю, чего хочу!
– И я знаю, чего хочу, – сказал Раф. – Для нас обоих, для всех. Пошли, Томассо.
Он надел маску и плащ, накинул на голову бауту и поверх нее шляпу. Томассо был одного роста с Рафом, но несколько уже в плечах. Надев маски, они стали поразительно похожи.
– Я вернусь, Фоска, – сказал Раф.
– Можешь не торопиться. Меня здесь не будет! – Она захлопнула за ними дверь.
Фоска не знала, то ли ей плакать, кричать или что-нибудь разбить. Она хотела сделать и то, и другое, и третье. Как иначе дать выход гневу, своей ревности, страху?


– Нет, нет, не сюда. Пойдем кругом.
Томассо не разрешил Рафу выйти на улицу по лестнице и повел его к тыльной стороне дома. Он открыл небольшое окно в конце коридора и высунул голову. Окно возвышалось над соседней крышей всего на пять футов. Он помогал Фоске подобрать «казино» так, чтобы оттуда можно было незаметно скрыться.
– В чем дело? – шепотом спросил Раф Томассо, когда тот сел на подоконник и стал оглядываться вокруг. – За вами следили?
– Боюсь, что да. Инквизиторы, похоже, интересуются каждым моим шагом. После того как я расстался с вами, я пошел в кафе «Д'оро», и за мной последовал агент. Дурацкая неприятность! Теперь нужно будет найти вам другое убежище.
Они пошли по крыше к колокольне церквушки Санта-Джулианы. Взобравшись на дымовую трубу, перелезли через ограду площадки для молчавших в этот момент колоколов, пролезли над ними и спустились по ветхой, узкой лестнице в тыльную часть церковного нефа.
Старая женщина поднялась с колен и подошла к ним.
– Преклоните колена, – прошипел Томассо.
Он дернул Рафа за плащ, и они опустились на колени. Томассо перекрестился, и Раф несколько неуклюже повторил его жест. Старуха опустила пальцы в купель со святой водой и вышла.
– Идемте, – сказал Томассо.
Улица перед церковью была пустынна. Мужчины стремительно укрылись в тени домов на другой стороне. Раф заметил обернутую в плащ фигуру напротив дома Фоски.


Через несколько часов Раф вернулся в маленький домик Фоски. В темной гостиной на синий ковер падал лунный свет. Он испугался, что Фоска, как и грозила, ушла.
Он вошел в спальню.
– Фоска, вы здесь? – нежно спросил Раф. Он зажег свечи на туалетном столике.
– Рафаэлло? – Фоска приподнялась на смятых простынях. Он сел на край кровати и обнял Фоску. Он понял, что она плакала: голос ее охрип, а локоны у лица были мокрыми от слез.
– Я дрянь, эгоистка, – прошептала она. – Я не вправе ожидать, что вы ради меня измените свою жизнь и откажетесь от своих убеждений. Но я умираю от страха, когда думаю об опасности, которой вы себя подвергаете. Я не доверяю Томассо. Он хорошо относится к нам только потому, что нуждается в вас. Вы ведь даете ему деньги?
– Немного, – признал Раф. – Когда он в них нуждается.
– Он всегда нуждается, – заметила Фоска с горечью в голосе. – Он не всегда способен мыслить здраво. По-своему он любит меня. Но это не помешало ему помочь Лоредану совратить меня. Я знаю, это дело его рук, он думал извлечь какую-то выгоду, но у него ничего не вышло. Он жестоко разочаровался, когда Лоредан не дал ему должность в комитете или не взял в секретари. Тогда он обрушился на него. Томассо ненавидит Лоредана. Так же будет и с вами, если он посчитает, что вы перестали его поддерживать.
– Не тревожьтесь из-за Томассо, – успокоил ее Раф. – Я знаю, что он за штучка. Я встречал в своей жизни сотню таких.
– Я боялась, что вы больше не вернетесь, места себе не находила от страха и беспокойства. О, Раф, я люблю вас, люблю! Почему так случилось? Почему всякий раз, когда мы расстаемся, я должна бояться, что больше никогда не увижу вас? Разве мы не можем уехать вдвоем?
– Нет, Фоска, пока я не могу уехать.
– Почему? Из-за денег?
– Дело не в деньгах, Фоска. У меня их предостаточно. Не могу убежать сейчас. Пожалуйста, не просите меня об этом.
Он резко поднялся и вышел из комнаты. Она последовала за ним в гостиную. Он снял плащ и шляпу, налил себе бокал вина.
– Фоска, барнаботти в нашем городе – реальная сила. В Совете они контролируют достаточно голосов, чтобы добиться реальных изменений, но им нужно сформулировать свою цель. Мы выпускаем брошюры, беседуем с ними, пытаемся убедить, что они способны представлять реальную власть.
– Но зачем вам барнаботти? – воскликнула Фоска. – Вы для них – пустое место. Им дела нет до вас и вообще до евреев. Ведь они дворяне!
– Дворяне учредили угнетающие нас законы, и дворяне могли бы отменить их, – сказал он. – Вряд ли, Фоска, вы понимаете, что это значит для меня, – вы не выросли за каменной стеной. А я не хочу, чтобы за этими стенами выросли мои сыновья. Живущие в гетто старики до смерти боятся действовать, боятся требовать, чтобы вернули то, что принадлежит им по праву. Они опасаются, что на них обрушатся новые репрессии, новые ограничения, новые невыносимые горести. Мы, Фоска, потеряли уже очень многое. Нам больше нечего терять, за исключением жизни. Мы готовы умереть ради свободы наших детей. Они отлучили меня потому, что я пытался говорить от их имени. С их точки зрения, меня больше не существует. Старые болваны! – со злостью вскричал он. – Примиренцы! Дипломаты! Мне не нужны компромиссы. Я хочу добиться прав. Правительство, которое завоюет права для барнаботти, завоюет их для всех остальных, в том числе и для евреев. Уж я позабочусь об этом. – Раф сердито посмотрел на нее. – Я не прекращу борьбы, Фоска!
– Я не узнаю вас, когда вы так говорите, – промолвила она, качая головой. – В этот момент вы чужой мне человек.
– Я тот, которого вы полюбили, над которым смеялись в зале сената. Тот, который открыл вам глаза и распахнул сердце. Я знаю, что все, о чем я говорю, вас не волнует. Я избегал и избегаю обсуждать с вами подобные вещи, поскольку они вас только расстроят. Но знайте, сердце мое отдано борьбе. Я люблю вас. Но не убегу отсюда. Будь все проклято, ненавижу!
Он с такой силой сжал бокал, что тот хрустнул у него в руках. Фоска вскрикнула.
– Я ненавижу уловки, надувательство, умалчивания, обманы под сенью мрака, – продолжил Раф. – Ненавижу! Я хочу приходить к вам при свете дня, ничего не боясь. Хочу поднять вас на руки и показать всему миру, прокричав: вот моя жизнь, вот моя любовь! Вы знаете, что я в любую минуту встретился бы ради вас с Лореданом. Но если они сейчас бросят меня за решетку, мое дело будет проиграно. Я проиграю и вас. Когда, Фоска, это правительство падет, Лоредан потеряет власть над нами, и мы сможем появляться всюду открыто. – Он покачал головой и печально поглядел на нее. – Я был не прав. Не надо было вторгаться в вашу маленькую жизнь.
– Нет, нет! – Она пересекла комнату и крепко обняла его. – Не говорите так, Раф! Простите меня, простите за то, что я строптивая и капризная. Я глупа, слепа, эгоистична – я это знаю лучше других. Но не жалейте, что вы полюбили меня. Вы дороже мне собственной жизни. Я не хочу снова стать такой, какой была раньше. Я буду хорошей, буду благодарной за то время, которое мы проводили вместе, пусть даже несколько минут в гондоле. Но разве я не имею права мечтать о лучших днях? Это, однако, не означает, что я хочу прекратить наши отношения. Я не имею права предъявлять вам претензии. Мы разные люди, но я стараюсь понять вас. Вы просто любите меня, любите, а я вам буду благодарна до конца своих дней.
Они держали друг друга в объятиях. Он гладил копну ее душистых золотистых волос.
– По-другому и не могло быть, – бормотал он. – Я знал. Сперва это напоминало игру – тайные свидания, маски, посредник. Но вы хотите большего, и я хочу большего. Игра потеряла свое очарование. Вынужден сказать, что инквизиторы направили шпионов по следу Томассо.
– О нет! – выдохнула Фоска. – Значит, они знают и о нас?
– Нет, с их стороны это только мера предосторожности, просто хотят присматривать за нами – «возмутителями черни». Но это затруднит наши свидания. Томассо собирается найти кого-нибудь нам в помощь. По-видимому, Фоска, нам станет труднее сохранять все в тайне.
– Что же будет с нами? – впервые задумалась она. – Что будет, если Лоредан и инквизиторы узнают? Что они сделают? Вы – герой! И они не посмеют бросить в тюрьму человека только за то, что у него есть возлюбленная!
– Они сделают все, что захотят. Могут сослать человека только за то, что он шил туалеты для дворянки. Что, по-вашему, сделает Лоредан с евреем, который получает от женщины те знаки расположения, в которых вы ему отказываете уже четыре года? Нет, Фоска, нам надо остановиться прежде, чем…
– О, Рафаэлло, – пробормотала она, накручивая его густые локоны себе на пальцы. Она прижалась к нему всем телом и осыпала его щеки и шею пылкими поцелуями. Раф чувствовал, как его оставляют гнев и заботы и им овладевает желание.
Он понимал, что ради их счастья должен оставить ее, ибо он ее любил, но их любовь не имела будущего. Однако он не смог уйти, когда она стала раздевать его, гладить и целовать его грудь.
Фоска опустилась перед ним на колени.
– Вы что, Раф, жалеете? Жалеете, что мы встретились? Тогда уходите. Я не стану удерживать вас. Не скажу ни слова…
В ответ он зажал в кулак прядь ее волос и откинул ее голову назад. Он лег на нее и взял ее яростно и свирепо, будто пытаясь овладеть ею полностью и навечно. Фоска громко стонала и все теснее прижималась к нему.


– В последнее время Фоска прекрасно выглядит, – заметила Розальба Лоредан в разговоре с сыном. – Никогда она не выглядела прелестней. Если бы я не знала, каково положение, я бы даже подумала, что она беременна.
Алессандро резко повернулся к матери. Она, как и все остальные домочадцы, прекрасно знала, что вот уже четыре года он и Фоска не делят супружеское ложе.
Розальба хитро улыбнулась и продолжила:
– Мне передают, что она сняла для себя «казино». Карло посетил ее там. Рассказывал, что это по-настоящему очаровательное местечко. Она использовала синий и серебряный цвета, великолепные французские ткани. По его мнению, оно могло бы служить любовным гнездышком. Но она, конечно, использует его только для увеселения друзей. Они играют там в карты, а по вторникам у нее вечера, ее посещают известные остроумцы, и она слывет среди них отличной хозяйкой. Вполне возможно, Фоска наконец взрослеет и начинает проявлять интерес к серьезным вещам.
– Да, – сказал Алессандро, – я слышал о «казино». Но, естественно, в нем не бывал. Нет никакого желания вмешиваться в ее развлечения. Я уверен, они достаточно невинны.
– В прошлом они были действительно невинны, – согласилась его мать. – Но теперь, как полагает Карло, у нее завелся любовник, – добавила она неожиданно. – И я с этим согласна. Я не утверждаю, что уже есть основания для скандальных слухов, но Карло обладает в таких делах большой интуицией, и если он высказывает подобное мнение, так оно и есть. Мы пока не знаем, кто этот любовник.
– Полагаю, вы оба ошибаетесь, – жестко сказал Алессандро Лоредан. – У Фоски всегда было множество вздыхателей, некоторые, как ты знаешь, весьма темпераментны. Но она испытывает неприязнь к физической стороне любви.
– Благодаря тебе, – язвительно сказала Розальба. – Не обольщайся, Алессандро. Ты ее муж, значительно старше ее. К тебе она чувствует совсем не то, что испытывает по отношению к любовнику, который ближе ей по возрасту. Говорю тебе об этом только для того, чтобы ты не был застигнут врасплох, когда поползут слухи. А это обязательно случится. Мужья выглядят очень глупо, узнавая об измене последними. Но так неизбежно случается. Сам по себе факт, что Фоска обнаруживает определенный разум и действует осмотрительно, уже хороший признак. Она взрослеет. Советую тебе бдительно наблюдать за ней. Не говори ничего, пока она ведет себя пристойно. Даже будет лучше, если ты позволишь любовной интрижке развиваться спокойно. Фоска скоро устанет от любовника, и вся эта история ей наскучит. Пройдет немного времени, и она осознает, что люди излишне преувеличивают радости любви, как и все остальные удовольствия.
Алессандро почувствовал, что у него перехватило дыхание, внутри все сжалось от гнева, как всегда, когда он вспоминал о Фоске. Однако внешне он сохранил хладнокровие.
– Твой совет, мама, как всегда, хорош, – сказал Алессандро. – Но, надеюсь, он преждевремен.
– Любовная интрига была неизбежна, – серьезно заметила его мать. – Это ее всегдашняя манера поведения – дикие выходки, пылкие всплески. Я чувствовала, что развязка приближается. Возможно, речь идет не больше чем о ее чичизбео Валире. Он довольно красив и обожает ее. Это долго не продлится. Прояви терпение, сын. Если не хочешь развестись с ней…
– Ни за что, – сказал он решительно. – Я никогда не оставлю ее.
– Какой ты упрямый, – вздохнула она. – Тогда ты должен сохранять сдержанность. Возможно, со временем она высоко оценит твои необычные качества.
Алессандро пристально взглянул на мать, будто хотел выяснить, не насмехается ли она. Но та выглядела вполне спокойной и искренней. Он простился с ней. Когда он вышел, Розальба подозвала свою собачонку.
– Бедный Сандро! Сколько же ему придется еще мучиться из-за нее? Это добром не закончится. Запомни мои слова, Веспа. Но я должна была поговорить с ним. Лучше, чтобы он услышал это от меня.


Алессандро остановился в коридоре у комнаты Розальбы. «Итак, – думал он, – то, чего я боялся больше всего, наконец совершилось. Фоска завела любовника».
Веселый смех достиг его слуха. Он вскинул голову. Оказывается, Фоска была дома, собрав своих поклонников у себя в будуаре. Он решил посмотреть сам, как она выглядит, как держит себя. Может быть, мать все-таки ошиблась.
В будуаре расположились оба чичизбео и карлик Флабонико. Когда Алессандро вошел в комнату и склонился к руке Фоски, они вежливо привстали.
– Я совсем забыл вас, синьора, – сказал он. – Простите меня.
Он выпрямился и внимательно посмотрел на нее. Щеки Фоски пылали, когда она увидела его. Но смех в ее глазах не потух. Они искрились. Алессандро подумал, что более красивой он ее никогда не видел, и тут же решил, что его мать не ошиблась. Фоска влюблена.
– Прощаю вас, синьор. Я знаю, как вы заняты и как правительственные обязанности отягощают ваш ум и занимают ваше время. Мы – пустые, глупые тунеядцы, которые только и знают что смеяться и петь день напролет, подобно стрекозе из басни Эзопа. А вы трудолюбивый муравей – прилежный и серьезный. Мы должны учиться у вас. Не так ли, господа?
Гости с готовностью согласились. Правда, Флабонико запротестовал, заявив, что в любви и развлечениях он прилежен и серьезен. Фоска мило рассмеялась. Алессандро почувствовал, что его отпустило. Она предложила ему чашку горячего шоколада. Обычно Алессандро отказывался от подобных предложений, но сегодня принял его и сел в маленькое кресло рядом с ее шезлонгом.
Джакомо внезапно вспомнил, что у него назначена встреча, и, извинившись, собрался уходить. Флабонико спросил Джакомо, не будет ли тот настолько любезен, чтобы подбросить его до Моло. Они вышли. Однако Антонио остался, поскольку Фоска недвусмысленно взглядом дала ему понять, чтобы он не оставлял ее наедине с мужем.
Они натянуто обсудили погоду и карнавал, который приближался к своему завершению в конце февраля. Алессандро внимательнейшим образом следил за обоими. Антонио был как всегда вежлив. Фоска принимала его похвалы снисходительно, но не теплее, чем обычно. Ее глаза были устремлены на висевшую над каминной доской картину Тициана, которую Антонию Валир, конечно же, не был в состоянии подарить ей.
Наконец Алессандро сказал, что вынужден покинуть ее.
– Я в восторге, что вы так прекрасно выглядите, моя дорогая, – сказал он, беря ее за руку.
– А вы, синьор, выглядите уставшим. Я полагаю, слишком много работаете, – заметила она. – Ведь пошла последняя неделя карнавала. Бросьте работу и получите удовольствие!
Он испытал некоторое замешательство. Она никогда не проявляла заботы о его здоровье и какого-либо интереса к его работе. Что-то определенно происходит.
Он направился в свою контору во Дворце дожей. Там его приветствовал Пьетро Сальвино, помог снять плащ и шляпу и подал чашку кофе.
– Я разочарован, Пьетро, – сказал Алессандро. – Вы до сих пор не выяснили, где Валир достал эту картину…
– Я пытался, но никаких следов, ваше превосходительство! – оправдывался Пьетро. – Невозможно выяснить!
– Тогда я дам вам новое поручение и верю, Пьетро, что на этот раз вы не подведете меня. Моя жена, – он сделал паузу и вздохнул, – моя жена имеет любовника. Я хочу знать, кто он. Следите за ней. У нее есть «казино», понимаете…
– Да, ваше превосходительство, я слышал. Донна Фоска уже приобрела репутацию очаровательнейшей хозяйки.
– Кто он? – сурово повторил Алессандро. – Это все, что я хочу знать. Кто?


Старый дож Пабло Реньер скончался еще до окончания карнавала. Высшие должностные лица правительства решили сохранить его смерть в тайне, дабы не испортить народу – да и самим себе – веселый праздник.
В ночь на масленицу, самую последнюю и безудержную ночь карнавала, толпа масок-Пульчинелл, одетых в белые одежды, похитили готовую на все Коломбину у ее друзей, наблюдавших на площади Сан-Марко за представлением акробатов, выступающих при свете факелов.
Один из друзей запротестовал, и люди, стоявшие рядом, слышали голос Коломбины.
– О Боже мой! – воскликнула она. – Да успокойтесь же, Антонио!
Толпа направилась к Моло и наняла гондолы, которые должны были перевезти их через лагуну. Лодки отплыли, а вслед за ними, слегка отстав, следовала еще одна гондола. В тени лоджии под Дворцом дожей Коломбина засмеялась.
– Какой вы смешной! – Фоска поцеловала длинный нос маски Рафа. – Вы слышали, какую суматоху поднял Антонио? Я чуть не побила его.
– Блестящий маневр, – одобрительно сказал Раф. – Давайте поедем дальше. На площади слишком шумно и невозможно уединиться.
– Но куда? Мое «казино» теперь небезопасно. Кто-то беспрерывно следит за ним.
– Ну хорошо. У друга одного из друзей Томассо есть «казино», которым он не будет пользоваться одну-две недели. У меня же есть от него ключ. – Раф продемонстрировал свой трофей.
– Но почему этот человек не пользуется им? – заинтересовалась Фоска.
– Он только что женился. Его любовница так рассердилась, что бросила его и нашла другого.
Они рассмеялись и, не снимая масок, обменялись неуклюжими поцелуями. Рука об руку они покинули шумную площадь и исчезли в более спокойных боковых улочках. За ними следовала стройная юная девушка, одетая во все черное. Поэтому когда она прикрывала лицо шалью или поворачивалась к стене, то сливалась с окутывающим улицу мраком.
Лиа следовала за Рафом от самого гетто. Как и шпион инквизиторов, она пришла в замешательство при виде толпы, кишащей одинаково одетыми людьми. Но потом заметила, как на Моло Коломбине и одному из Пульчинелл удалось уйти от слежки, и догадалась, что это был Раф и его подруга.
Раф вел Фоску по извилистым переулкам в сторону двора бесконечно протянувшегося палаццо. Он толкнул широкие железные ворота, которые, открываясь, оглушающе заскрипели. Фоска встала как вкопанная.
– Зачем мы здесь?
– Тут находится «казино», – сказал Раф.
– О, Раф, это был мой дом, – печально призналась Фоска. – Дворец Долфин. Я играла в этом дворе до того, как меня отправили в пансион. Там наверху был кабинет отца, а моя комната – на третьем этаже вот этого крыла. Я обычно сидела на балконе и наблюдала, как слуги поздно ночью во дворе занимались любовью. Я не знала… Я не понимала, что дворец будет перестроен под квартиры. Я не могу идти туда, Раф. Мое сердце не выдержит.
– Хорошо, Фоска, – сказал он нежно. – Не будем входить в дом. Посидим здесь, у фонтана, и займемся любовью, как это делали слуги. Не печальтесь, моя любимая. Ведь это же не последняя наша ночь вместе.
– Но последняя ночь карнавала. Теперь встречаться будет значительно труднее. Во время Великого поста вы забудете меня.
– Нет, не забуду. Если будет нужно, я приду на мессу и выдам себя за католика, чтобы только быть рядом с вами. – Он сел на край фонтана в центре двора и усадил ее к себе на колени.
Она от удовольствия рассмеялась.
– Вы, синьор, богохульник. Еврей и вдруг пойдет на католическую обедню!
– А что в этом дурного? Мы же приглашаем христиан, если они того хотят, присутствовать на наших молениях в синагогах. Ты, например, можешь прийти в субботу и сидеть вместе с женщинами…
– А почему они сидят за занавесами? Что, еврейки так уродливы?
– Нет, они красивые и поэтому могут отвлечь мужчин от богослужения.
– Тогда я не приду! О, Раф…
– Эй, убирайтесь от фонтана! – раздался пронзительный крик откуда-то сверху. – Обнимайтесь где-нибудь в другом месте!
– Уважаемая синьора, – произнесла властным тоном Фоска, вывертываясь из рук Рафа и заняв неустойчивое положение на краю фонтана, – довожу до вашего сведения, что это мой фонтан и мой двор и что вы вошли в мой дом самовольно, нарушив право частной собственности. Вот как обстоит дело.
– Спускайтесь вниз, – рассмеялся Раф, обращаясь к Фоске.
– И не подумаю! За кого она себя принимает, требуя, чтобы я убралась от своего собственного фонтана?! Послушайте, женщина! Я – Фоска Долфин Лоредан и…
– Как же! Как же! – заорала женщина. – А я – жена дожа! А теперь убирайтесь отсюда, или я вызову полицию инквизиторов!
– Фоска, прекратите! – Смеясь, Раф схватил ее за талию и опустил на землю. – С ума сошли! Чего вы добиваетесь?
– Я передумала. Давайте войдем внутрь. Там ни одна визгливая старая карга не будет шпионить за нами. Я покажу вам свой дом. Каким он был раньше.
Она прижалась к нему, подставив лицо для поцелуя. Он повиновался ее желанию, и они рука об руку вошли в дом. Огромные двери тихо затворились за ними.


Она вошла во двор и остановилась вблизи фонтана. В центре фонтана стоял на пьедестале небольшой купидон. В руках он держал кувшин, из которого непрерывной струей лилась вода, напоминая Лие собственные слезы.
– Фоска Долфин Лоредан, – прошептала она. – Я ненавижу тебя… Ненавижу!
* * *
– Человек по имени Сальвино хочет видеть вас, – сказала Эмилия.
Фоска потянулась и протерла глаза. Она провела прекрасную ночь с Рафаэлло во дворце Долфин, в комнате, которая некогда была спальней ее отца. Она вернулась во дворец Лоредан на рассвете, чтобы хоть немного поспать. А тут как на грех Эмилия беспокоит ее из-за какой-то ерунды…
– Сальвино? Что ему надо?
– Он не сказал. Ведь я лишь горничная, а не секретарь, – фыркнула она. – Но он, синьора, очень настойчив. Спрашивает о вас уже целый час, и я больше не могу его удерживать. Умоляю вас, будьте осторожной. Мне он не нравится.
– Мне тоже, – пробормотала Фоска. Она быстро оделась и подготовилась к беседе. До сих пор Сальвино никогда не наносил ей визита. Что ему теперь надо?
Он вошел, и его неуклюжая походка придала ему отталкивающий и подобострастный вид даже прежде, чем он открыл рот. Фоска не подала ему руки. Ее всю передернуло от мысли, что эти губы притронутся к ее коже. Он сделал глубокий поклон и, не дождавшись приглашения, сел. Она неодобрительно подняла брови. Он улыбнулся.
– Простите меня, донна Фоска, за то, что я так рано побеспокоил вас. С вашей стороны весьма великодушно принять меня.
– Но разве у меня был выбор? – заметила она невозмутимо. – Эмилия сказала, что вы чуть ли не пустили корни в пол за моей дверью. – Она оставила без внимания его одобрительный смешок. – Что вам нужно? У меня впереди целый день забот. В любой момент могут прийти посетители.
– Среди них не будет… – Он огляделся и уставился на Эмилию, вертевшуюся рядом, – служанка не хотела оставлять хозяйку наедине с этим чудовищным созданием. Пьетро перешел на шепот: – В их числе не будет этого еврея?
Фоска вздрогнула.
– Оставь нас, Эмилия, – резко сказала она. – Я не имею представления, о ком вы ведете речь, – продолжила она, когда они остались наедине. – Я бы предпочла, чтобы вы разъяснили свое оскорбительное замечание, или я…
– Вы именно этого хотите, синьора? – нагло спросил он. – Скажете своему мужу, что я угрожал разоблачить вашего любовника? Не стоит торопиться, донна Фоска. У меня и в мыслях нет доносить на вас, и вы, естественно, не скажете ему, что спите с предателем Леопарди. Дону Алессандро это не понравится.
– Вы грязный, мерзкий шпион, – задохнулась от злости Фоска. – Чего вы добиваетесь? Денег? У меня их нет. Мой брат выпрашивает у меня все до последнего цехина.
– Нет, донна Фоска. Вы меня неправильно поняли, – быстро парировал Пьетро. – Я пришел, чтобы помочь вам, предложить защиту. Эта тайна известна только мне и еще одному человеку, молчание которого я гарантирую. Но если эта информация дойдет до вашего мужа, то вы столкнетесь с большими неприятностями. Вы и ваш любовник. Я просто хочу помочь вам, стать посредником, а синьор Лоредан ничего бы не узнал. Вас такой вариант не устраивает, донна Фоска? Вы и ваш любовник сможете встречаться где и когда захотите.
Он придвинул свое кресло поближе к ее шезлонгу. Она выпрямилась, опустив ноги на пол. Близость Пьетро вызывала у нее тошноту. Он был отвратителен, противен. От его уродливого тела мерзко пахло.
– Вы, конечно, предполагаете вознаграждение за свое пособничество? – холодно поинтересовалась она. – Если не деньги, то что?
Он вытянул руку и сжал ее запястье. Она встала: тошнота подступила к горлу, но Пьетро словно железными клещами держал ее, не давая сдвинуться с места.
– Я хочу вас, синьора. Хочу пользоваться благосклонностью, которой вы одариваете любовника. Разделите ее со мной.
Она потрясенно уставилась на него. Его толстые губы увлажнились, рот приоткрылся, грудь вздымалась от волнения вместе со скособочившимся плечом. Она закрыла глаза и отвернулась.
– Я вызываю у вас отвращение, донна Фоска? – захныкал Пьетро. – Я ничего не имею против, если вы закроете глаза. Ведь вы их закрываете, когда вас целует Леопарди? Неужели он менее отвратителен, чем я? Вот увидите, я очень сведущ в любви.
Пьетро с огромным трудом поднялся, схватил ее руку и положил ее между своих ног.
– Я в большей степени мужчина, чем тот еврей, – прохрипел он. – Ведь они обрезаны. Часть их мужского достоинства укорочена, а у меня все на месте.
– Убирайтесь! – завизжала Фоска. Она отскочила и сильно ударила его по физиономии. У него подвернулась больная нога, и он упал спиной на шезлонг. По его подбородку струилась кровь. Он с изумлением посмотрел на нее.
– И вы осмеливаетесь, – сказала она, содрогаясь от гнева и страха, – осмеливаетесь сравнивать его с собой? Вы – жаба, чудовище, отвратное пресмыкающееся! Скажите ему! Идите и расскажите Лоредану. Мне это безразлично! Я лучше сгнию в тюрьме, чем лягу с вами.
Фоска отпрянула от него. Он попытался подняться. Она схватила свой плащ и бросилась вон из комнаты. Ее сердце тяжело стучало. Она неслась по мраморным ступеням и криком вызвала гондолу. К ней поспешил одетый в ливрею гондольер и помог войти в лодку.
– Отвезите меня в гетто, на канал Реджио, – задыхаясь, приказала она.
– Но, госпожа…
– Хватит! – Для нее уже было безразлично, узнает ли кто-нибудь о ее поступке. Она была уверена, что пройдет немного времени, и Лоредан окажется в курсе дела. «Но как Пьетро выяснил все о Рафе? – думала она. – Ведь мы были так осторожны».


Лоредан оторвал взгляд от стола и посмотрел на вертящуюся в дверях уродливую фигуру.
– Что случилось, Пьетро? Входите, входите. Пьетро приблизился. Его глаза сверкали нехорошим блеском. В уголке его рта Алессандро заметил запекшуюся кровь.
– Мы выяснили, ваше превосходительство, – взволнованно сказал он. – Выяснили личность любовника синьоры Лоредан. Это еврей по имени Леопарди. Тут ошибки быть не может. Мне подтвердил это мой шпион.
Алессандро не шелохнулся. Он ждал чего угодно, но только не этого. Алессандро знал, что Сальвино не лжет. Она должна была совершить нечто постыдное и позорящее их всех.
– Убирайтесь, – сказал Алессандро.
Горбун склонился, чуть не коснувшись лбом пола.
– Слушаюсь, ваше превосходительство. Погруженный в собственные мысли, Алессандро не заметил, что в голосе маленького человечка прозвучали нотки триумфа.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Питерс Натали



Жаль,что у Натали Питерс издано всего три чудесных романа.Все превосходные.В "Маскараде" они были женаты,но жили каждый своей жизнью.Таковы были жизненные принципы в Венеции тех лет.Но в конце любовь восторжествует.
Маскарад - Питерс НаталиНатали
10.12.2012, 13.53





Очень понравилось - и герои, и описание Венеции и исторических событий, и сюжет, и развитие отношений. Героиня, конечно, инфантильна, но это делает ее реальнее, впрочем, как и недостатки других действующих лиц. Возможно, буду перечитывать: 9/10.
Маскарад - Питерс Наталиязвочка
22.01.2013, 19.08





Чудовий роман. Перечитувала його кілька разів. Де можна знайти інші романи Натали Питерс?
Маскарад - Питерс НаталиМарина
5.03.2013, 19.17





Да простят меня оппоненты Но меня он не вдохновил. Скучный во всех отношениях.
Маскарад - Питерс Наталиксю
21.07.2013, 12.43





Roman potrjasajuwij- 10+
Маскарад - Питерс НаталиEdit
18.09.2013, 1.30





Уже люблю этого автора... Это надо уметь,- ни одного симпатичного персонажа, а читается взахлёб. Хотя нет, был один, но сказано автором, на весь город - всего два дееспособных венецианца, значит, господин Антонио, распишитесь в своей мужской несостоятельности... Эх, я уже сравнивала её с Маргарэт Митчел, которая наплевала на цензуру и историческую справку... В общем, если вы интересуетесь, читать ли Натали Питерс , попытаюсь осветить принципиальные особенности двух(уверена, что и трех) её книг:rn1. Раскачивается долго. Но т.к. приличные герои должны разбираться в своих чувствах лет 10, поскучайте глав семь.:-) "Маскарад" я чуть было не бросила, что не в моих привычках. 2. Рыцари без страха и упрёка - не наш профиль. К диалогу не приспособен физически, но всегда даму хотеть изволит! Если глупая артачится,- дубиной по голове и в пещеру... 3. Первый мужчина, он же единственный - нонсенс. Уважающая себя героиня должна сменить три постели и одну подворотню! Маскарад даже утомил малость: любовник\муж\любовник\моряк(!)\муж... Вообще, нежно и предано любить двоих - обычное дело. 4. Здоровая женщина хочет и может всегда! А не хочет - смотри п.2 5. В отношениях нельзя разобраться, пока прекрасной даме лицо не разобьют. Восстаёт во мне юношеский максимализм, но автор утверждает, что с милым рай и без зубов:-( 6. И то, чем я восхищаюсь, герои взрослеют. Им есть чего стыдится и в чем каяться, все живые и интересные, а приторного "Мы такие славные, но весь мир против нас" тут нет. Заметно, что мне хочется диалога, да? Не подскажете ли сайт? кто дочитал - спасибо)
Маскарад - Питерс НаталиSmallQueen
1.02.2014, 22.27





SmallQueen, браво! Шикарная анотация на романы Питерс. И, главное, абсолютно точная. Спасибо.
Маскарад - Питерс Наталиren
21.05.2014, 13.11





Грустно все это
Маскарад - Питерс НаталиЛиза
21.05.2014, 15.10





Ой, ren, как приятно:) А приходите на Litmir.net Там я нашла то, что мне было нужно - возможность читать все комментарии заинтриговавших рецензентов.
Маскарад - Питерс НаталиSmallQueen
11.06.2014, 16.12





Роман суперский.Сложный и неоднозначный.Когда-нибудь перечитаю.Писательница одна из лучших на сайте.
Маскарад - Питерс НаталиОльга
22.11.2014, 21.28





SmallQueen прочитала аннотацию вашу-скажу вам браво....роман не почитала так как поняла что схема та же что и в Опасном окружении...хочу конечно еще сказать вот многим нравится слащаво..а некоторым хочется дубинкой по голове и в пещеру...а есть те кто хочет..слащаво дубинкой по голове и в пещеру..по мне..так в итоге результат один и тот же..хотя опять же повторюсь для разнообразия можно почитать..но не перечитывать...
Маскарад - Питерс НаталиНика
12.12.2014, 9.59





Не могу точно определить свою мысль о выборе Фоски, ведь любовь была и к Лоредану, и к Рафу. Плюсы и минусы имели чувства к им обоим. И я не смогла бы без последнего случая все таки решить для себя правильность выбора Фоски. Но случай все решил сам собой. Невероятно счастлива, что история Розальбы Лоредан оказалась лживой, просто во имя ее сына Алессандро. rnЕдинственной и решившей все (в противовес один голос) точкой стало то, что Раф был пропитан из нутри бунтарством, радикализмом, переменами, революцией хоть и за современные вещи ( сейчас которые кажутся правильными в современном мире) , но по истории любви они его желания этой революции сыграли ему в минус. Так как он хотел разрушить мир, частью которого была Фоска, его возлюбленная. Только это изменило ровно на один голос чашу весов "Раф-Лоредан".
Маскарад - Питерс НаталиДаша
6.01.2015, 0.57





Отличная книга...Фоска выбрала нужного ей мужчину...правда,немного нудновато в начале но потом, феерия чувств!
Маскарад - Питерс Наталивасилиса
23.07.2015, 13.18





Смело
Маскарад - Питерс Наталиольга
15.08.2015, 19.29





Замечательная книга о любви , о жизни . Все так естественно , вроде бы происходят грандиозные события, :падение Венеции , захват ее наполеоном , но все передано без излишного пафоса , Гг ои со своими слабостями и недостатками , они ошибаются , любят , ревнуют , боятся , сомневаются . роман полностью погоужает в эпоху и атмосферу Венеции 18 века , и как бы проэиваешь жизнь вместе с героями . Замечательный автор эта Питерс ,жаль мало романов написала , но зато какие романы !!!
Маскарад - Питерс НаталиПривет
13.06.2016, 9.57





Дорогие читательница , если знаете еще авторов подобных Натали Питерс , порекомендуйте !
Маскарад - Питерс НаталиПривет
13.06.2016, 10.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100