Читать онлайн Порочная любовь, автора - Пирс Барбара, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочная любовь - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочная любовь - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочная любовь - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Порочная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Пэйшенс очнулась от привкуса крови во рту. Не понимая, что происходит, и не торопясь открывать глаза, она облизала губы и почувствовала, что они распухли. Должно быть, она от неожиданности прикусила губу, когда ее ударили сзади. А сильная пульсирующая боль в затылке наводила на мысль о том, что это была, по меньшей мере, повозка, груженная бочонками с пивом. Она попыталась поднять руку и обнаружила, что связана.
– Наконец-то ты очнулась, – раздался откуда-то сзади знакомый голос. – А я уж было испугался, что твой череп треснул от удара.
Джулиан Феникс!
Пэйшенс приоткрыла один глаз. Мучившие ее тошнота и головная боль делали даже тусклый свет невыносимым. Она еле сдержалась, чтобы не зарыдать. Такие мужчины, как Феникс, подпитывались слабостью жертвы, и Пэйшенс не собиралась доставлять ему удовольствия, показывая, насколько ей больно.
– Ты же мертв! – воскликнула она.
Открыв глаза, она огляделась по сторонам. Джулиан Феникс принес ее в театр, затащил на второй ярус и положил в ложе неподалеку от сцены. Здесь пахло пылью и застоявшимся воздухом – вряд ли театр еще действовал.
Феникс обошел Пэйшенс и очутился прямо перед ней.
– Какое неистовое сопротивление! А ведь я учил тебя, что бывают моменты, когда не остается ничего, кроме как достойно принять свое поражение. Сейчас как раз один из них. Тебя перехитрили, и шансов сбежать никаких. – Он присел перед ней на корточки. – Хочешь сказать что-нибудь напоследок?
Из-за распухшей губы складывалось впечатление, что Пэйшенс недовольно надулась. С ненавистью взглянув на Джулиана, она сказала:
– Я была слишком беспечна. Надо было добить тебя этими вилами, чтобы уже наверняка.
В глазах Феникса вспыхнула ярость, и он влепил ей пощечину. Голова Пэйшенс дернулась и откинулась набок. Щеку пекло так, словно он хлестнул по ней не ладонью, а каленым железом. Она подняла связанные руки и осторожно потрогала лицо.
– Кровожадная маленькая дрянь! Да я чуть не скончался от твоего удара! – крикнул он и поднялся, злобно сверля ее глазами. – Но словно мифическая птица, в честь которой я был назван, я переродился в человека, которого ты видишь перед собой.
Пэйшенс пошевелила затекшими пальцами. Он так туго связал ей руки, что они практически онемели.
– Это был несчастный случай! Если помнишь, я хотела бежать за помощью, но было уже слишком поздно. По крайней мере, ты так сказал. Не хочу показаться жестокой… Но как случилось, что ты не умер?
Губы Джулиана изогнулись в злой усмешке.
– О, я был уверен, что смерть уже дышит мне в лицо. Я перестал чувствовать руки и ноги, каждый новый вдох был слабее предыдущего. Я с трудом разбирал то, что ты кричала, перед глазами стало темнеть… и вот свет померк окончательно.
Пэйшенс почувствовала укол раскаяния. В тот день в амбаре она была так расстроена. Выходит, она видела только то, что хотела увидеть?
– Я думала, ты умер, – сокрушенно сказала она. – Если бы была возможность тебя спасти, я бы привела врача. – Она действительно порывалась сходить за помощью, но Феникс все время ее провоцировал, заставляя желать его смерти.
– Ты и так сделала достаточно, – язвительно сказал он. – Когда я очнулся, то увидел, что надо мной склонился ангел. Ты оставила меня гнить под кучей сена, а добрая самаритянка, которая нашла меня без сознания и в луже крови после твоего гнусного нападения, спасла меня от верной смерти. Она промыла и перевязала мне раны, прикладывала холодные компрессы к моему пылающему лбу и сидела подле меня днями и ночами, пока моей жизни не перестала угрожать опасность.
Те последние слова Джулиана и картина смерти преследовали Пэйшенс два года. И хотя она не хотела лишать его жизни, все же на ее совести лежал грех человекоубийства. Она солгала людям, которых считала друзьями, и в одиночку терзалась за свою ошибку. Зачем? Феникс мог бы избавить ей от двух лет страданий, если бы дал о себе знать.
– Дейдра, Перри и Линк очень переживали, когда ты не вернулся в гостиницу. Почему ты не послал к нам этого ангела сказать, что ты жив? – возмущенно воскликнула она.
Почему ты позволил мне все это время мучиться мыслью о том, что я тебя убила?
Он с равнодушным видом прислонился к перилам, огораживающим театральную ложу. Его глаза весело поблескивали.
– Я не был готов объявить о своем чудесном исцелении. К тому же ты сказала в труппе, что я вас бросил. Так что никто не горевал по поводу моей смерти, кроме тебя, моя голубка. Ты ведь оплакивала меня, не так ли?
У Пэйшенс в груди поднялась волна ненависти к Джулиану. Она никогда не простит его за то, чего он лишил ее… Не невинности, нет. Скорее наивности. Ей стало сложно кому-то доверять. Общение с Рэмскаром и Мередит заставило ее сердце оттаять, и она больше не воспринимала окружающих в штыки. И все равно у нее до сих пор не получалось полностью открыться Рэмскару, хотя он доверял ей безоговорочно.
– Конечно, я тебя оплакивала. В отличие от тебя, я не привыкла причинять вред другим. Я сожалела о том, что произошло в амбаре…
– Но при этом ты сбежала и наврала остальным о том, что случилось со мной! – уколол он ее с ноткой разочарования в голосе.
Феникс выставил все в таком свете, что ее попытка защититься теперь выглядела просто чудовищно.
– А кто собирался влить мне в рот настойку опия, чтобы лорд Грэттен смог со мной поразвлечься? И кто нажился бы на моем унижении? И хотя я искренне сожалела о том, что все так вышло, я не испытывала ни малейшего желания попасть из-за тебя на виселицу!
Он зловеще усмехнулся и глянул вверх.
– Никогда не поздно.
И хотя Пэйшенс было больно поворачивать голову, она не смогла справиться с любопытством и не посмотреть, что же привлекло его внимание. С потолочной балки свешивалась веревка с петлей на конце. Она висела достаточно низко, чтобы, если Пэйшенс встанет в полный рост, ее легко можно было накинуть ей на шею.
Она прикусила губу и вздрогнула от боли.
– Нужно ли напоминать о том, что вы живы, сэр? Если вы меня повесите, справедливость не восторжествует.
– А я и не собираюсь тебя вешать, моя маленькая лживая протеже, – весело сказал он. – Ты сама выполнишь за меня эту работу.
Ей не давало покоя что-то из сказанного Фениксом раньше.
– Откуда тебе стало известно, что я солгала труппе? Если ты не следил за нами или не подослал к нам шпиона…
Она замолчала, осененная догадкой.
Он, скрестив руки на груди, ждал, пока Пэйшенс поймет, насколько близко он был к ней все это время. Нет!
– Дейдра! – сказала Пэйшенс с мрачной уверенностью. – Это она была твоим ангелом-спасителем, женщиной, которая тебя нашла и выходила?
– Странно, что ты только сейчас об этом догадалась. Дейдра тебя терпеть не могла, но, тем не менее, всегда была на твоей стороне, когда Линк и Перри начинали роптать. Ты никогда не задумывалась, почему так?
Пэйшенс и не подозревала, что Дейдра настолько хорошая актриса. Эта женщина никогда не демонстрировала своего дружеского расположения. Их союз держался на необходимости поддерживать сплоченность в маленьком коллективе. Дейдра не скрывала того, что навсегда останется верна Джулиану Фениксу. Мысленно прокручивая в голове события минувших лет, Пэйшенс поняла: Дейдра никогда не теряла надежды, что однажды он к ним вернется.
Боже, какой же она была дурой!
– Да, – сказала Феникс, качая головой в ожидании, пока Пэйшенс до конца осознает неприглядную правду. – Дейдра всегда стояла за меня горой. Когда я велел ей оставаться с остальными в гостинице, а сам повез тебя в имение лорда Грэттена, она, конечно же, поехала за нами. Бедняжке никогда не нравилась существовавшая между нами близость.
– Она любит тебя.
– Да уж, – вздохнул он. – Любовь… Такое удобное чувство. При умении виртуозно им управлять, оно равносильно щиту и мечу в руках воина. – Он отошел от бортика, отделявшего ложу от верхнего ряда, и встал над Пэйшенс. – Она приехала как раз вовремя и видела, как ты выскочила из амбара, всхлипывая и бормоча проклятия в мой адрес. После того как ты забралась в повозку и уехала, она зашла в амбар и нашла меня, – сказал он, наматывая на палец несколько локонов Пэйшенс. – Нетрудно было догадаться, что ей захотелось тут же вернуться в гостиницу и прикончить тебя, спящую, за то, что ты со мной сделала.
Без сомнения, Феникс значительно приукрасил свой рассказ, желая выставить Пэйшенс виновницей всех бед. Она прожила два года в уверенности, что наконец-то избавилась от его интриг, и горько было сознавать, что все это время она была всего лишь пешкой в его руках. С печалью, но по-прежнему не признавая своего поражения, она уставилась на него.
– То есть я здесь, потому что Дейдра жаждет расплаты?
– Дейдра? – Он тихо рассмеялся. – Нет.
Он рывком поставил Пэйшенс на ноги, и она вскрикнула от резкой боли, словно тысячи кинжалов вонзились ей в голову.
– Нет, нет! – воскликнула она, пытаясь заслониться от петли.
Веревка была слишком длинной, а значит, Джулиан собирался перебросить свою жертву через перила. Она задохнется под тяжестью собственного веса!
Он грубо оттолкнул ее связанные руки, и пенька зловещей змеей обвила шею Пэйшенс.
– Тебя ждет мое личное возмездие, – сказал Феникс, затягивая узел у нее на затылке. – Знаешь, если мне что-то нужно, то я продумываю все до мельчайших деталей. Когда я покину здание этого заброшенного театра, ты, скорее всего, будешь уже мертва.
– Так это ты тот самый вор! – воскликнула она, облизывая пересохшие губы.
Необходимо во что бы то ни стало его разговорить. И это будет совсем несложно! Феникс был настолько влюблен в себя и собственную гениальность, что не мог отказать себе в удовольствии порисоваться.
– В последнее время в богатых домах Лондона стали исчезать драгоценности. Когда сегодня днем я проснулась и обнаружила украденные вещи у себя на кровати, то наконец поняла, что кто-то твердо решил меня подставить.
– Разве это не прекрасно? – воскликнул он, гордясь собственной изобретательностью. – Я стал гвоздем сезона! Я читал газеты и покатывался со смеху, когда эти глупцы гадали, когда и куда наглый вор нанесет следующий удар.
Пеньковая веревка у Пэйшенс на шее по весу больше напоминала толстую металлическую цепь. Девушка поежилась, изо всех сил стараясь сохранять присутствие духа.
– Мои аплодисменты… План просто блестящий. Ты «чистил» дома лондонской знати, выносил оттуда украшения и одновременно наводил нанятого Рэмскаром сыщика на след. На мой след.
Феникс крепко схватил ее за руку, не позволяя снять веревку.
– Дейдра очень мне помогла. Под видом слуг проникать в дома, где все бегают и суетятся, очень просто. Везде шли приготовления к балам и нужны были лишние руки, поэтому у нас редко спрашивали, кто мы такие и что здесь делаем. Пару раз мы переодевались в наряды, которые брали из гардероба хозяев дома, и растворялись среди гостей. Никто ничего не заподозрил. Даже ты! – торжествующе заявил он.
Пэйшенс нахмурилась. В ночь бала в честь дня рождения Мередит ее в какой-то момент одолело странное чувство. Тогда она не придала этому значения, списав все на нервы, ведь в тот вечер внимание присутствующих было сосредоточено на Мередит и на ней. Пэйшенс никогда бы не догадалась, что Феникс тайно следует за ней, готовясь нанести удар.
– Почему же вы остановились? – спросила она. – Ведь сезон еще не закончился. Ты мог бы и дальше воровать, пока кто-нибудь не выдвинул бы против меня официальное обвинение. Если бы суд признал мою вину, меня бы в любом случае повесили.
– К сожалению, возникли новые обстоятельства, которые заставили меня изменить первоначальный план, – недовольно заявил он. – Я должен был предвидеть, что ты невольно разрушишь мою великолепную схему. С тобой всегда было много хлопот, Пэйшенс. Хотя, должен признать, именно это в тебе меня всегда забавляло. Я с наслаждением все эти годы наблюдал, как ты отчаянно пыталась доказать себе и окружающим, что ты отважная и честная женщина. И хотя это было крайне занимательно, я с нетерпением ждал дня, когда смогу, наконец, от тебя избавиться.
Пэйшенс вцепилась в Джулиана, когда он стал теснить ее к разукрашенным перилам. Если она и упадет с этого балкона, то только вместе с ним.
– Совсем не обязательно это делать, – сказала она, через силу вступая в переговоры с этим дьяволом во плоти. – Лорд Рэмскар очень богат. Ты мог бы потребовать за меня выкуп!
Она дернулась, пытаясь вырваться из цепких пальцев Феникса. Но он только засмеялся.
– Да стоит тебе только очутиться у графа под крылышком, как ты тут же расскажешь ему, кто повинен в этих кражах!
Изо всех сил пытаясь выглядеть искренней, она даже зажмурилась.
– Не расскажу. Обещаю!
Феникс покачал головой, не утруждая себя тем, чтобы хотя бы ради приличия изобразить на лице сожаление.
– Даже если из-за этого тебе придется предстать перед судом по обвинению в воровстве? Я тебе не верю. Сейчас ты готова пообещать что угодно, лишь бы уцелеть.
Джулиан был прав. Пэйшенс была согласна на все, только бы помешать ему выполнить свой план.
– Рэмскар любит меня. Я могла бы уговорить его не преследовать тебя, – сказала она и даже на миг поверила, что, как только Феникс ее отпустит, она сможет отговорить Рэмскара от погони за преступниками. – Ты мог бы не только остаться в живых, но и получить за меня выкуп.
Он почти нежно провел рукой по щеке Пэйшенс, а потом взял ее за подбородок, приподнял его и принялся внимательно изучать ее лицо.
– Я ничуть не сомневаюсь, что ты завладела сердцем графа. Влюбленный мужчина готов сделать что угодно ради женщины, которая поймала его на крючок. Все бы хорошо, но есть одно «но»…
– Какое?
Его привлекательное лицо исказила презрительная гримаса.
– Лорд Рэмскар стал моим врагом в тот вечер, когда солгал, чтобы отвести от тебя подозрение в таинственных кражах, шокировавших свет. Должен признаться, я не ожидал, что он ринется тебе на помощь. Ты предложила ему свое тело в обмен на защиту?
Предположение Феникса вызвало у Пэйшенс отвращение.
– Мне не нужно было торговать телом, чтобы обеспечить себе защиту. Я действительно была не виновата!
– Я был бы счастлив, если бы тебя, как я и планировал, обвинили в совершенных мною преступлениях. Однако твой любовник помешал мне осуществить задуманное, и я решил в отместку поломать его планы. В частности, его намерение жениться на тебе.
Феникс схватил ее за волосы и потянул. Пэйшенс вскрикнула. Ее бедной голове и без того изрядно досталось, и она больше не в состоянии была скрывать боль.
– Дорогуша, неужели ты действительно думала, что я позволю тебе стать графиней? – с издевкой в голосе спросил Феникс и снова с силой дернул ее за волосы. Пэйшенс закричала. – Только через мой труп, голубушка! Надеюсь, Рэмскар будет присутствовать, когда будут снимать твое холодное тело. Дейдра уже написала от твоего имени записку, в которой ты признаешься в этих грязных преступлениях и молишь у графа прощения за то, что его опозорила. Ты также сообщаешь ему, что во избежание дальнейшего скандала и для искупления вины решила лишить себя жизни. Правда, он обнаружит твою предсмертную записку слишком поздно и не сможет помешать тебе совершить этот отчаянный поступок.
– Он никогда не поверит, что я совершила самоубийство по собственной воле!
– Меня это мало волнует. Я скроюсь, а ты будешь мертва. Если граф захочет, то сможет провести остаток дней в раздумьях, сама ли ты свела счеты с жизнью или какой-то негодяй тебе в этом помог. Достойное наказание, не правда ли?
Пэйшенс повнимательнее всмотрелась в лицо Феникса, и то, что она там увидела, ее напугало. В его карих глазах не было и следа безумия. Нет, Джулиан находился в здравом уме. Своим холодным, расчетливым умом он пришел к выводу, что это она подтолкнула его к столь ужасной развязке. Безразличие на его лице подтверждало, что роль палача Феникса ничуть не смущает. Ни мольба о милосердии, ни ложь не заставят его отказаться от поставленной цели.
Он схватил Пэйшенс сзади за плечи и подтолкнул к перилам ложи. Пэйшенс сжалась. Она не была послушным ягненком, который смиренно позволит вести себя на заклание. Феникс сказал, что она всегда доставляла ему кучу хлопот, и Пэйшенс решила его не разочаровывать. Она принялась отбиваться связанными руками, отчетливо понимая, что сейчас ее жизнь в буквальном смысле в ее руках.
– Черт тебя побери! – взревел Джулиан, которого ее энергичные выпады чуть не сбили с ног.
К несчастью, Феникс был гораздо сильнее. Несмотря на сопротивление, он медленно, но настойчиво подталкивал ее вперед. По мере того как они приближались к краю ложи, веревка, наброшенная на шею Пэйшенс, все больше натягивалась.
– Нет! Нет! – закричала она, вырываясь.
Она не хотела умирать! Но Джулиан Феникс не обращал внимания на ее сопротивление. Одной ногой Пэйшенс уперлась в перила и в отчаянной попытке освободиться оттолкнулась от них. Оба упали на пол и откатились назад.
Туго натянутая веревка впилась в шею, и Пэйшенс чуть не задохнулась от неожиданного рывка. Она просунула под веревку пальцы и попыталась ослабить петлю. К ее удивлению, веревка легко поддалась.
У меня не так много времени…
Придавив Феникса к полу тяжестью своего тела, Пэйшенс боролась с удавкой, стараясь стянуть ее с шеи, прежде чем Джулиан успеет освободиться.
– Нет! – Как только мужчина понял, что она вот-вот вытащит голову из петли, он схватился за веревку и попытался ее затянуть. – А ну перестань, черт возьми! От меня так просто не сбежишь.
Это была схватка, которую Пэйшенс не могла проиграть! Она сбросила веревку, прежде чем он успел затянуть петлю. Почувствовав, что удавка больше не сдавливает горло, Пэйшенс без сил вытянулась на полу.
Феникс безуспешно пытался снова накинуть на нее петлю.
– Нет! – бешено взревел он. – Прекрати сопротивляться, безмозглая сучка! Тебе никогда меня не победить. Ты все равно полетишь отсюда, даже если для этого придется схватить тебя в охапку и бросить вниз.
– Пэйшенс! – донесся снизу мужской голос. Рэмскар.
К горлу подступили слезы. Она никогда еще не была так рада слышать его голос!
Услышав, что в здании появились люди, Джулиан отвернулся от нее, и Пэйшенс не преминула этим воспользоваться. Подобно разъяренной фурии она бросилась вперед и всем телом толкнула Феникса. Ограждение ложи не дало ей сорваться вниз, а Джулиан взмахнул руками, пытаясь удержаться и не упасть. В его последнем крике слышались ярость и негодование. Затем тело достигло пола, и звук резко оборвался.
Она перегнулась через перила: Джулиан вполне мог остаться жив после падения. Но из того, как неестественно были раскинуты его руки и ноги и под каким странным углом повернута голова, становилось ясно, что он сломал себе шею.
Вокруг головы Феникса расплывалась ярко-красная лужа крови, напоминавшая зловещий ореол.
Она отвернулась от этого жутковатого зрелища.
– Пэйшенс!
Рэмскар подбежал к ней и крепко обнял. Он прижал ее к себе с такой силой, что она даже не могла говорить.
– Ты хоть представляешь, что мне довелось пережить? Господи, я уже думал, что потерял тебя навсегда!
Он крепко поцеловал ее в губы.
О, как же больно! Губы ее были слишком нежными для столь страстного поцелуя. И все же она готова была принять эту боль. В ложе появился Эверод.
– Она не пострадала? Я могу послать за врачом.
Пэйшенс легонько коснулась щеки Рэмскара.
– Несколько синяков, но в целом я в порядке. Пожалуйста, поедем домой! – мягко попросила она.
Еле сдерживаясь, Рэмскар кивнул. Она положила голову на его сильное плечо, и он на руках вынес ее из театра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочная любовь - Пирс Барбара



фигня
Порочная любовь - Пирс Барбаралилу
24.08.2012, 20.10





интересный сюжет,стоит почитать.
Порочная любовь - Пирс БарбараНатали
10.12.2012, 13.50





захоплюючий роман.читала невідриваючись
Порочная любовь - Пирс Барбаранаталія
11.09.2015, 1.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100