Читать онлайн Порочная любовь, автора - Пирс Барбара, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочная любовь - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочная любовь - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочная любовь - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Порочная любовь

Читать онлайн

Аннотация

В четырнадцать лет Пэйшенс Роуз Фарнали влюбилась в актера Джулиана Феникса и сбежала с ним из родительского дома. Через два года, истерзанная и опустошенная, она оставила его умирать на куче соломы с вилами в груди. Что ждет эту дерзкую красавицу в будущем? Обретет ли она любовь, лишенную жестокости и страданий?


Следующая страница

Пролог

Октябрь, 1808, Чешир, Англия
Пэйшенс Роуз Фарнали обладала бунтарской, своевольной натурой, а вдобавок могла и приврать.
Эх, жизнь была бы куда проще, родись она мужчиной!
Кулак Джулиана Феникса врезался ей в подбородок, и она упала на грязный амбарный пол. Она глотнула сдобренной навозом пыли и переполошила кур, которые, возмущенно захлопав крыльями, бросились врассыпную, подальше от сцены насилия.
С трудом встав на четвереньки, она отвернулась от своего мучителя и сплюнула в сено. Свобода дорогого стоила, и при необходимости Пэйшенс готова была заплатить даже кровью. В ее голубых глазах плескалась ненависть. Она подняла голову и встретилась с холодным, невозмутимым взглядом.
– Больше не пытаетесь добиться моего расположения сладкими речами, мистер Феникс? – насмешливо процедила она сквозь зубы. Пэйшенс медленно поднялась, присела на корточки и кончиками пальцев осторожно потрогала левую щеку, которая немного дергалась. Этот двуличный негодяй вложил в удар всю свою силу. – От отчаяния не знаете, что еще предпринять?
Не успела она опомниться, как он схватил ее за руки и рывком поставил на ноги. Такой прыти она не ожидала.
– Я отнюдь не отчаялся, милая моя голубка. Просто мне надоело сносить высокомерие и заносчивость. Твои вспышки гнева меня больше не привлекают.
О, Джулиан Феникс был дьяволом в человеческом обличье! Мало того что ее истерзанное тело было брошено к его ногам, теперь этот мерзавец хотел прибрать к рукам и ее душу.
Она стряхнула его цепкие пальцы.
– Я была еще совсем девчонкой, когда ты обманом выманил меня из родительского дома. Сейчас мне шестнадцать, и меня больше не ослепляет обманчивое пламя страсти. Теперь я вижу, что кроется за маской лести и смазливой внешностью. – Ее губы скривились от отвращения. – Жаль только, что отец вовремя не разгадал твой коварный план. Одна-единственная пуля в черное, ничтожное сердце избавила бы сотни людей от «счастья» иметь с тобой дело.
Джулиан шагнул к ней, черты его лица исказила ярость.
– Ах ты, дерзкая маленькая ведьма! Да я…
Пэйшенс проворно увернулась от удара. Если ее неповиновение послужило поводом для рукоприкладства, то что уж говорить теперь, когда задета его гордость. И хотя она до смерти боялась этого человека, отступать все равно не собиралась. Он и без того слишком дорого ей обошелся.
– Ты становишься неповоротливым, Джулиан. Поберегись, иначе кто-нибудь обязательно уложит тебя на лопатки.
Она держалась на безопасном расстоянии от него. Во взгляде ее читался неприкрытый вызов.
Мистеру Джулиану Фениксу удалось одурачить Пэйшенс с первой же секунды, как она увидела его два года назад, когда он настоятельно убеждал в чем-то ее отца, сэра Рассела Фарнали. Мистера Феникса и его труппу ангажировал на несколько спектаклей один из их соседей. Четырнадцатилетняя Пэйшенс была счастлива. Родовое поместье в сельском Девоне находилось далеко от блистательных подмостков Лондона, а среди прихожан церкви по-настоящему одаренных людей практически не было. Что же касается Джулиана Феникса, то каждому, кто с ним сталкивался, становилось ясно, что в свои девятнадцать лет молодой человек обладает прирожденным талантом.
Еще два года назад Пэйшенс с немым восторгом наблюдала, как красивое лицо Джулиана искажает гримаса притворной муки и зрители начинают рыдать, проникаясь его бедами и переживаниями. Девушка буквально бредила им. Но мистер Феникс и его труппа вели слишком вольный образ жизни, о котором дочери баронета не пристало даже и думать.
Однако мечтать ей не возбранялось.
Они были словно менестрели из давних времен, которые странствовали, принося вести из мест, где Пэйшенс наверняка никогда не доведется побывать. И на короткий миг эти удивительные люди наполнили серый мир цветами и красками. Они вдохнули в него больше жизни, чем уроки танцев, чтение скучных книг и бледные оттенки акварелей, которые, оттачивая свое умение, она рисовала каждый вечер. Как же она завидовала свободе бродячих актеров, за игрой которых с восторгом следили члены ее семьи и их соседи!
Она едва не лишилась чувств, когда отец изволил представить ее мистеру Фениксу. Пэйшенс робко взглянула в его выразительные карие глаза и почувствовала родственную душу. Последующие встречи, которые происходили втайне от домочадцев, лишь укрепили ее в этом мнении. Она вверила ему свое нежное сердце, а Джулиан поклялся ввести ее в свой захватывающий мир. И даже когда он показал истинное лицо, она все равно была на его стороне. Оставшись с разбитым сердцем и став чуточку мудрее, она поняла – и даже лучше, чем Феникс, – что родители сочтут ее поведение непростительным. И поэтому ей некуда теперь податься…
– Давай же, любовь моя, – сладко сказал Джулиан, поняв, что силой от нее ничего не добьешься. – С того самого знаменательного дня, как ты сбежала из дома, в тебе проснулся недюжинный актерский талант. Я не прошу от тебя ничего сверхъестественного. Да на твоем месте любая предприимчивая девушка, будь у нее на примете такой богатый джентльмен, пошла бы на многое, лишь бы заполучить часть его деньжат.
Прерывисто дыша, Пэйшенс, чтобы удержаться на ногах, схватилась за один из деревянных столбов, на которых держалась постройка.
– Мой ответ ты знаешь, и меня не волнует, что ты уже взял у лорда Грэттена задаток. Я не собираюсь становиться шлюхой! – закричала она, чувствуя, что теряет остатки самообладания. Она крепко зажмурилась и несколько раз ударилась лбом о деревянную балку, в очередной раз поражаясь собственной глупости и наивности, после чего повернулась к Джулиану и смерила его взглядом, полным ненависти.
– Ты клялся, что с его светлостью речь шла исключительно о театральных постановках. Ты заверил меня, что это не очередная подлая и бесчестная выходка. – Она покачала головой, всем своим видом показывая, что больше не верит ни единому его слову. – И как только я не почувствовала подвоха, когда ты велел остальным подождать нас в гостинице? Сколько же вам заплатили за мою честь, мистер Феникс? Неужели так много, что вы не побоялись поставить мне парочку синяков, чтобы сделать сговорчивее?
Джулиан неожиданно рванулся вперед и успел схватить ее. Он заломил ей руку за спину, прижимая к столбу. Но Пэйшенс скорее откусила бы себе язык, чем закричала.
– О какой чести ты говоришь, голубушка? Я прекрасно помню, какое удовольствие получил, лаская твое изящное тело и избавляя тебя от целомудренности, – заявил он, сально усмехаясь. – Лорду Грэттену девственницы ни к чему. Они слишком скучны и с ними много мороки. Ему нужна очаровательная актриса, которая будет искусно изображать добродетель, но при этом охотно удовлетворит его с изощренностью шлюхи из Ковент-Гардена.
– Отправь к нему Дейдру, – сказала Пэйшенс, вздрагивая при мысли о том, что ее судьба в руках человека, воспринимающего ее как вещь, которую можно покупать и продавать. – Ей все равно, с кем делить постель, если перенесенные неудобства будут как следует оплачены.
За это дерзкое замечание Пэйшенс была вознаграждена болью в руке. Она крепко зажмурилась и сдержала крик. В голове ее, как туманное видение, промелькнул образ Дейдры, которая без особых угрызений совести торговала своим телом, если того требовали обстоятельства. И хотя это особо не афишировалось, Пэйшенс знала, что Джулиан и Дейдра уже много лет были любовниками. Всякий раз, когда Дейдра смотрела на Феникса, в ее взгляде читались такая собачья преданность и обожание, что Пэйшенс становилось тошно. Дейдра была постоянным напоминанием о том, что любовь зла. Она превращает людей в болванов.
– Согласен, Дейдра гораздо красивее, – сказал он, зарываясь лицом в волосы Пэйшенс и вдыхая ее запах. – И покорнее. Но, к сожалению, его светлость поражен твоей молодостью и чистотой, милая. Наша сделка будет считаться недействительной, если я пришлю ему кого-то другого.
Пэйшенс задрожала. Для Джулиана Феникса это был всего лишь бизнес, и он с нетерпением ждал момента, когда можно будет, наконец, вернуться в гостиницу, где их ждал сытный ужин и тепло очага.
– Я не могу этого сделать, – сказала она, решительно качая головой. – Не могу!
Еще немного, и она не выдержит. Но если она сейчас подчинится, он полностью подомнет ее. Пэйшенс напряглась, ожидая наказания, которое должно было последовать за такую строптивость.
Но Джулиан снова ее удивил. Он поцеловал ее в макушку и вздохнул:
– Не знаю почему, но ты бы упала в моих глазах, если бы легко согласилась.
Неожиданно он отпустил ее руки.
Ожидая подвоха, Пэйшенс проворно вывернулась и отскочила в сторону. Джулиан повернулся к ней спиной.
– Тогда вопрос закрыт. Ты отказываешься от предложения лорда Грэттена.
Потирая ноющую руку, она склонила голову набок, пытаясь понять, что он намерен делать дальше.
– А я еще больше хочу запихнуть тебя в постель к его светлости!
По-прежнему стоя к ней спиной, он достал маленькую бутылочку из темного стекла с настойкой опия, которую, по всей видимости, хранил во внутреннем кармане.
– По опыту прошлых наших встреч ясно, что при правильном подходе ты становишься очень сговорчивой, даже охочей до ласк.
Он обернулся к ней и ухмыльнулся.
Холодная жестокость этой улыбки напомнила Пэйшенс, как когда-то он силой влил эту пакость ей в рот. В ту ночь он лишил ее невинности. Она почувствовала, как что-то оборвалось внутри.
– Нет!
Пэйшенс, исполненная решимости и отчаяния, вытянув перед собой руки, бросилась вперед. Если удастся выбраться из амбара, у нее появится шанс вскочить в повозку, стоящую прямо у входа.
Со скоростью захлопывающегося капкана Джулиан рванулся к ней, пытаясь схватить. Но Пэйшенс, вместо того чтобы увернуться, неожиданно врезалась в него в надежде сбить с ног. Оба ахнули. Столкновение было таким сильным, что кости чуть не хрустнули, и Феникс под напором Пэйшенс отшатнулся назад. Он упал на деревянный штакетник, разделявший амбар, и замер. Злость и решимость на его лице сменились ужасом. Пэйшенс упала на колени и протянула к нему дрожащие руки.
Что-то было не так.
Лицо Джулиана стало пепельно-серым, даже губы приобрели сизый оттенок. Да и сама его поза выглядела неестественной. Пора бы ему уже встать! Поднявшись, Пэйшенс смотрела, как он встревожено отворачивает полу сюртука.
– О боже! – неестественно высоким от страха голосом воскликнула она, зажимая рот рукой. – Кровь!
На жилете расплывалось ярко-красное пятно. Но настоящее беспокойство внушал ряд острых металлических зубцов, торчащих у Джулиана из живота. Пэйшенс забежала ему за спину, чтобы посмотреть, что стало причиной этого, и из горла ее вырвался сдавленный хрип.
Это оказались длинные вилы.
Учитывая угол, под которым они вонзились в спину, Джулиан был буквально пригвожден к деревянным рейкам штакетника. Он попробовал выпрямиться, но это ему не удалось.
– Молись! Твои попытки подняться все только усугубляют, – велела она.
– Кажется… кажется, я на что-то напоролся, – растерянно сказал Джулиан.
– Знаю, – ответила она мрачно.
Черенок вил был скрыт лежащим на полу сеном амбара, и Феникс извивался на них, как червяк на крючке. От одной только мысли об этом Пэйшенс стало дурно. Она нагнулась и осторожно взялась за вилы.
Но даже малейшее движение причиняло ему адскую боль.
– Брось! – закричал он.
Джулиан выглядел ужасно. Темные волосы намокли от пота, его трясло. Да, Пэйшенс его ненавидела, но оказалось, что она вовсе не так бессердечна, как думала раньше. Она не испытывала удовлетворения, глядя на его страдания.
– Ты упал на вилы, – тихо сказала она. – Сама я их не вытащу, нужна помощь, но ты слишком быстро теряешь кровь, чтобы я успела кого-то привести. Сможешь встать, если я тебе помогу?
– Как свинья на вертеле… – процедил он, стиснув зубы. – Как же ты, наверное, довольна!
– Безмерно, – спокойно ответила Пэйшенс, надеясь, что злость придаст Джулиану сил. Левую руку она положила ему на спину, а пальцы правой просунула между зубцами. – Хотя в голову приходит другое сравнение. А теперь попытайся встать.
Он был высоким и худощавым, но тяжелым, словно высеченный из мрамора. Пэйшенс оперлась на руку и слегка подтолкнула его.
Он еле слышно рассмеялся.
– На какую божью тварь я, по-твоему, похож, моя кровожадная голубка? На крысу? На с-с-скунса?
Он напрягся, пытаясь встать, как она и велела. Пэйшенс еще раз попробовала его приподнять. Она была готова к тому, что он рухнет вниз, стоит только выдернуть вилы.
– Нет! – отрезала она, тяжело дыша. Ситуация была по-своему анекдотична: она спасала жизнь человека, который секунду назад хотел опоить ее и продать развратнику-графу. Пэйшенс прекрасно понимала, что еще не раз пожалеет. – Скорее на извивающегося червя!
Собравшись с духом, Пэйшенс решительно выдернула вилы.
Джулиан вскрикнул и рухнул лицом в грязную солому. Бросив вилы, Пэйшенс протиснулась между рейками штакетника и склонилась над неподвижным телом. Господи, сколько крови! Она перевернула Феникса на спину, и он даже не вскрикнул. Он выглядел ужасно. Она нервно покусывала губу, лихорадочно размышляя, что же делать. У нее не было ни малейшего опыта врачевания ран. Кровь проступила сквозь одежду, тело Джулиана влажно блестело. Пэйшенс вздрогнула, когда он внезапно заговорил.
– Вот ты и отомстила мне, да? – хрипло сказал он. Из уголков рта сочилась кровь, она была повсюду, даже между зубами. – Ты убила меня.
– Нет! – возразила она, подворачивая край рубашки и прикладывая его к ране. – Я вернусь на постоялый двор и приведу людей. Мы найдем врача, и он…
– Ты упряма, как черт, – прервал ее Феникс. – Никогда никого не слушаешься. Надо было просто поразвлечься, а потом тебя вернуть назад в сонное царство. Не стоило нарываться на неприятности. Нет, не стоило!
От этой тирады на смертном одре у Пэйшенс задрожали губы. Она отвернулась, сдерживая слезы. После всего, что ей довелось пережить по милости этого человека, она не позволит, чтобы он винил ее в том, что, по сути, было несчастным случаем.
– Опиум! – Опустившись на колени, она ворошила солому. – Он должен быть где-то здесь.
Единственное, что она могла сейчас для него сделать, это облегчить боль.
Джулиан безучастно следил за ее лихорадочными поисками.
– Знаешь, а ведь тебя, скорее всего, повесят, – заявил он с ноткой веселья в голосе. – И что будут говорить о твоей драгоценной семье, когда узнают, что ты убийца?
Забыв об опиуме, она опустилась на солому. Она разорвала все связи с родными в ту ночь, когда сбежала с красавцем актером. И как Пэйшенс ни старалась это скрыть, Феникс знал, что говорить о семье для нее было все равно, что бередить свежую рану.
– Я никого не убивала.
Он скривился и прижал ладони к боку.
– Пока еще нет, но осталось совсем чуть-чуть, – заверил он. – Дейдра и все остальные знают, что мы ругались, когда уходили. Когда мое тело найдут, то поймут, что на меня напали сзади…
Это было возмутительно. Человек хотя бы перед лицом смерти не должен лгать!
– Ты упал. Я расскажу всем, что ты задумал… что ты хотел заставить меня сделать.
Она беспомощно махнула рукой, понимая, что могут возникнуть осложнения при объяснении с властями.
Из груди Джулиана вырвался предсмертный хрип, и он прошептал:
– Возможно. Но в любом случае, дорогая Пэйшенс, тебя ждет незавидное будущее. Даже если ты заставишь судью поверить в байку о том, что я склонял тебя к проституции, он решит, что ты убила меня из мести. Или просто потому, что я был твоим любовником и ушел к другой. – У Феникса еще хватило наглости ей улыбнуться. – И Дейдра это подтвердит. Она любит меня, а тебя презирает.
Пэйшенс убрала упавшие на лицо волосы. В какой момент все так не заладилось? Он был негодяем. А она всего лишь шестнадцатилетней девушкой, которой хотелось вернуть прошлое.
– Прекрати болтать об убийстве. Я сейчас же поеду… Я привезу…
Но Джулиан, похоже, ее не слушал. Взгляд его застыл. Он уже видел, как Пэйшенс вешают.
– Твоя нежная шейка…
– Нет! Умоляю, замолчи!
Пэйшенс прижала пальцы к его губам, словно пытаясь прервать ряд жестоких картин.
– Хрустнет и… – продолжал он. Она в отчаянии взмахнула руками.
– Да выслушаешь ты меня наконец?
И хотя взгляд Джулиана был устремлен на лицо Пэйшенс, он, казалось, смотрел сквозь нее.
– Эти… восхитительные, изящные руки и ноги беспомощно задергаются в воздухе…
Он решил окончательно сломить ее, довести до безумия. Теряя самообладание, Пэйшенс схватила его за плечо и встряхнула.
– Слушай меня, подонок с черной душой! Я не убийца! – закричала она. – Не убийца!
Крик перешел в судорожные всхлипывания.
Джулиан Феникс не ответил ей. Губы его посинели, грудь больше не вздымалась.
Казалось, воцарившееся молчание таит в себе насмешку над ее истерическими криками протеста.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочная любовь - Пирс Барбара



фигня
Порочная любовь - Пирс Барбаралилу
24.08.2012, 20.10





интересный сюжет,стоит почитать.
Порочная любовь - Пирс БарбараНатали
10.12.2012, 13.50





захоплюючий роман.читала невідриваючись
Порочная любовь - Пирс Барбаранаталія
11.09.2015, 1.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100