Читать онлайн Запретное влечение, автора - Пирс Барбара, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретное влечение - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретное влечение - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретное влечение - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Запретное влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Две недели спустя


– Я недооценил вас, леди Килби, – сказал Тиг Петум, виконт Дакнелл, протягивая руку двум своим собеседницам, леди Килби Фитчвульф и леди Лиссе Наник, приглашая их выйти из экипажа. – После вашего компрометирующего столкновения с герцогом Солити я решил, что леди Квеннел проявит благоразумие и незамедлительно отправит вас в Элкин, или хотя бы повесит на дверях вашей спальни замки, а на окнах – самые толстые решетки, чтобы защитить джентльменов от ваших смертоносных чар.
Леди Килби приняла руку виконта и сошла с экипажа.
– Очень мило, милорд, – сухо заметила она, оглядываясь по сторонам, чтобы проверить, не слышал ли кто его нелестного замечания, – Вы так красноречивы, так убедительны.
Она убрала руку и шагнула от него прочь.
– Лисса, прошу тебя, напомни мне, чтобы я отрезала себе язык, если я снова решусь довериться лорду Дакнеллу.
Леди Лисса Наник, все еще сидевшая в экипаже, недовольно вздернула брови.
– Действительно, Дакнелл, я не ожидала от вас такого. Разве вы не видите, как вы расстраиваете подобными разговорами леди Килби?
– Я пошутил, Фитчвульф, – сказал лорд Дакнелл, направляясь к Килби, но она резко остановила его взмахом руки.
Он нахмурился, а она с непреклонным видом отвернулась.
– Будьте же благоразумной. Никто нас не слышал. Не из-за чего поднимать столько шума.
В глубине души Килби знала, что виконт не желал ей зла, а лишь дразнил ее. Однако ей сложно было представить, что она когда-нибудь будет воспринимать смерть герцога Солити на полу ее будуара как повод для шуток. Килби не могла винить его в столь скоропостижной смерти, однако тот факт, что герцог скончался в ее спальных покоях, ставил под угрозу исполнение всех ее давно вынашиваемых планов. Планов, которые она начала строить с того самого вечера, когда Арчер, используя Джипси, выманил Килби из ее тайника. Он не избил ее. Вместо этого Арчер открыл ей семейные тайны, в которые она, даже спустя девять месяцев, все еще не могла поверить.
– Мы с тобой в неравных условиях, Килби, – сказал ей Арчер, приходя в ярость оттого, что она не признавала его авторитета. – Черт побери, ты мне даже не сестра!
– Я твоя сводная сестра, – выпалила Килби, злясь на своих родителей за их безвременный уход, который оставил ее и Джипси один на один с жестоким Арчером. – У нас с тобой общий отец, хотя, я должна признать, что когда ты в таком состоянии, я с трудом верю, что нас что-то связывает.
Арчер напугал ее, внезапно схватив и притянув к себе на неприлично близкое расстояние. Килби запрокинула голову, и его губы тронула зловещая улыбка.
– Это потому, моя дорогая Килби, что между нами и нет никакой связи. Мой отец, лорд Ниппинг, не был тебе родным отцом.
Килби уперлась руками Арчеру в грудь и с силой оттолкнула его. Он споткнулся, но тут же рассмеялся, заметив разлившуюся по ее лицу бледность: он был доволен произведенным эффектом.
– Я знаю, что ты можешь быть жестоким, мой дорогой брат. Настолько, что твои слова, наверное, обрадовали бы меня, окажись они правдой.
– Но есть письма, Килби. Я наткнулся на них, когда просматривал бумаги отца.
– Какие письма? – возмущенно спросила она, все еще не веря ни единому его слову.
– Письма, написанные рукой моей мачехи. Я должен сказать, что она очень иносказательна в своих признаниях, но правда все же очевидна. Твоя мать была обманщицей и шлюхой. Я не знаю, кто твой настоящий отец, но точно не лорд Ниппинг.
С того вечера как Арчер сделал свое шокирующее признание, Килби стала отсчитывать дни до того момента, когда она сможет вырваться из-под тягостного опекунства брата. В тот вечер он с какой-то злобной радостью сообщил ей о своих ближайших планах: ее судьба рисовалась в самых черных красках. Арчер признался, что испытывает к ней вовсе не братские чувства. Сама мысль о том, что он воспылал к ней похотливой страстью, вызывала у девушки отвращение. Однако теперь она понимала, почему Арчер с таким оптимизмом воспринял новость о том, что их не связывают кровные узы. Если в свете его поступки подверглись бы осуждению, то при нынешних обстоятельствах Арчера, уложившего в постель дочь своей мачехи, никто бы не считал греховодником. Килби не сомневалась, что он в тот же вечер затащит ее в постель: беспокойный голодный взгляд выдавал его истинные чувства.
К счастью для нее, его жажда власти и денег спасли Килби от его похоти. Арчер был хитер. Он знал, что, выдав Килби замуж за джентльмена, которого он выберет сам, можно расширить свои возможности и усилить влияние в свете. Арчер решил найти такого человека, которого он сможет полностью контролировать и который проявит готовность уступить место на супружеском ложе ему, Арчеру. Килби не верила в то, что во всей Англии найдется мужчина, который добровольно захочет оказаться в роли рогоносца, но Арчер заверил ее, что такие мужчины существуют. Надо лишь проявить терпение, пока лопушка не захлопнется и в нее не попадет жирная добыча.
После неожиданного визита Придвин Хасп, виконтессы Квеннел, в Элкин у Килби впервые появилась надежда на то, что коварным планам Арчера не суждено сбыться. Виконтесса была хорошей подругой ее родителей. Леди Квеннел, которую близкие называли Придди, вскоре заметила, что интерес Арчера к сестре носит нездоровый характер. Хотя у Килби была возможность открыться ей, девушка сомневалась в том, что сможет рассказать все о планах, вынашиваемых Арчером, так как они выдали бы его жестокость и подлость. Как и надеялся ее брат, она промолчала из чувства гордости и стыда. Если Арчер и готов был поведать правду о том, что лорд Ниппинг не был ее отцом, то Килби не могла предать мать, публично признав ее обман.
Будучи уверенным в безграничной власти над Килби, Арчер пошел так далеко, что рассказал Придди о своих амбициозных планах замужества сестры. Внимательно следя за выражением лица виконтессы во время высокомерного монолога Арчера, Килби отметила про себя, что он явно просчитался, открывшись Придди. На правах старой подруги леди и лорда Ниппинг виконтесса выразила готовность помочь Килби и поддержать ее в свете. Арчер попытался отказаться от ее щедрого предложения, но леди Квеннел не обратила внимания на его слова. Если Арчер изъявил желание выдать сестру замуж, то Килби должна провести сезон в Лондоне. Виконтесса даже выразила готовность выступить в роли наставницы и опекунши. Леди Квеннел была вдовой. Ей было сорок пять лет, у нее не было детей, и она считала своим долгом исполнить то, что на ее месте сделали бы лорд и леди Ниппинг.
Килби поняла, что предложение леди Квеннел привело Арчера в ярость, однако он не мог найти достойного повода для отказа. С явной неохотой он дал свое согласие на то, чтобы Килби провела сезон в Лондоне. Девушка чувствовала себя победительницей. Хотя леди Квеннел и обыграла Арчера, он все еще верил в то, что имеет безграничную власть над своей покорной сестрой. Джипси была гарантией, что Килби вернется в Элкин сразу после того, как с помощью виконтессы обретет лоск и блеск, положенный великосветской леди.
Спустя несколько месяцев по дороге в Лондон виконтесса выразила сомнение в том, что Арчер смог бы найти для Килби подходящего мужа. Может, Придди и имела какие-то подозрения на его счет, но она не высказала их вслух. Однако Килби видела отражение своих страхов в отношении Арчера в светло-голубых глазах леди Квеннел. Виконтесса бодро пообещала, что посвятит всю себя благородной задаче выдать Килби замуж, лишь бы избежать возможного вмешательства со стороны Арчера.
В Лондоне все шло замечательно. До того момента, когда герцог Солити не упал мертвым к ногам Килби. Девушка была благодарна Придди за то, что та не отослала ее назад, в Элкин. Однако бедная виконтесса была в отчаянии с тех пор, как узнала о смерти герцога. Если бы в свете узнали о подробностях, все планы по поводу удачного замужества Килби рухнули бы, как карточный домик. Пытаясь замять грозящий им скандал, леди Квеннел смело обратилась к семье Карлайлов в тот вечер, когда герцог испустил дух. Ей удалось убедить семейство в том, что публичное разбирательство не приведет ни к чему хорошему. Так или иначе, но в бальных залах и светских гостиных все же поползли слухи о том, что герцог умер после посещения любовницы. Килби узнала, что такое предположение как нельзя лучше подтверждала репутация герцога Солити, который имел не одну фаворитку. Кто же мог подумать, что он окажется таким ловеласом? В свете называли разные имена, и все пытались узнать, кто же на самом деле была та загадочная леди. К счастью, имя Килби не упоминалось ни разу.
Девушка рассказала Лиссе и Дакнеллу правду. Она не могла поступить иначе, потому что Придди отказалась обсуждать с ней эту тему, а Килби была вне себя от волнения и тревога, вспоминая обстоятельства смерти герцога Солити. Ее друзьям можно было доверять: они делились секретами много лет. Ее раздражение в отношении лорда Дакнелла вскоре пройдет. Но в то мгновение, когда он позволил себе подшучивать над Килби и высказал предположение о ее порочных чарах, она горько пожалела о том, что сделала его наперсником. Он никому ничего не расскажет, подумала она. То, что он вел себя так вызывающе, было вовсе не в его стиле.
Килби не могла удержаться, чтобы не ответить резкостью на бесчувственность Дакнелла.
– Вы знаете, что Элкин сейчас не менее опасное место. И Придди это понимает. Я думала, что вы разделяете мое настроение, милорд. Наша дружба, насчитывающая столько лет, позволила мне быть с вами откровенной.
Его предположения и намеки больно жалили ее самолюбие. Она не представляла, что могла бы флиртовать с каким-нибудь джентльменом, как заправская кокетка.
– Да, похоже, что это так, – загадочно отозвался Дакнелл, заставив Килби стиснуть зубы от негодования. Когда она отошла от него на несколько шагов, он вздернул брови, выражая веселое недоумение. Однако он решил больше не провоцировать и без того взволнованную леди и обернулся с самой чарующей улыбкой к Лиссе.
– Что вы на это скажете, Нанн?
Леди Лисса, или Нанн, как ласково называли ее друзья, была дочерью герцога и герцогини Вилдон. Все, кто знакомился с ней, первым делом обращали внимание на ее необыкновенно высокий рост. Килби заметила, что Лисса, стоявшая рядом с Дакнеллом, оказывается, была всего сантиметров на пять ниже его.
Килби считала высокий рост большим преимуществом, но Лисса не разделяла восторга подруги. Она боялась, что ее рост вызывает мысли о том, что ее фигура похожа на мальчишескую. Сама Лисса мечтала, чтобы ее формы считали женственными. У нее было миловидное лицо, бледно-голубые глаза, ровные зубы и длинные волнистые волосы цвета пшеницы. В девятнадцать она испытывала давление со стороны родителей, которые хотели устроить выгодный брак дочери уже в этом сезоне. Килби не сомневалась в том, что Лисса получит сразу несколько предложений еще до окончания сезона, хотя все же делала оговорку на то, чтобы джентльмен, который будет добиваться руки ее подруги, одинаково высоко ценил ее как личность и как обладательницу знатного титула.
Друзья подошли к Килби поближе, так, чтобы их разговор не могли услышать посторонние.
– Я думаю, что если вы не перестанете мучить Килби своими выходками, то получите достойный отпор, – сказала Лисса, подходя к подруге.
– Что вас беспокоит, Дакнелл? Только не говорите, что верите, будто Килби пригласила старика в свои покои для того, чтобы соблазнить.
Дакнелл перевел взгляд своих темно-карих глаз с Лиссы на Килби. Его манера была слишком откровенна и груба. Килби сжала в руках зонтик. Хотя виконт и заслужил получить от нее но голове зонтиком, она пыталась держаться в рамках приличий. И, в конце концов, это Килби упросила его отправиться с ними на ярмарку в восточную часть Лондона, чтобы Дакнелл защитил их и случае необходимости. Двум утонченным леди не пристало появляться на ярмарке без эскорта.
– Нет, – спустя несколько секунд сказал Дакнелл. – Герцог Солити имел ужасную репутацию. Я бы с готовностью посвятил нас во все детали, если бы вы предупредили меня, что собираетесь увидеться с этим, господином наедине.
Килби вся сжалась от упрека, прозвучавшего в его словах. Дакнелл выставил ее безмозглой курицей. Но он ошибался. Она первая готова была признать, что Лондон не ее стихия. В отличие от друзей Килби, ее прятали в деревне, потому что ее родители предпочитали уединенную жизнь в глуши и всячески оберегали дочь от городской суеты. Даже когда ее отец отправлялся в Лондон и Килби просила разрешить ей сопровождать его, он всякий раз отказывал ей в этой просьбе. Он читал дочери нравоучения о том, что город заражен бездельем, которое не может не сказываться на моральном облике людей. Она выросла, свято веря в то, что Лондон населен порочными и ленивыми созданиями. И буйное поведение Арчера только укрепило ее в этом мнении.
Лишь после того, как Килби познакомилась с Лиссой на одном из приемов, устроенных летом ее родителями, она узнала более радостную картину городской жизни. С тех пор она стремилась в Лондон. Ссора с Арчером и его гневные признания только подогрели ее желание.
Заявление Арчера посеяло сомнение в душе Килби относительно ее отца. Часть ее души отказывалась верить Арчеру, который наверняка исказил правду, чтобы больнее ранить чувства Килби и добиться своих гнусных целей. Хотя он оставался непреклонен относительно того, что письма будут храниться у него, он позволил ей прочесть те из них, которые носили наиболее компрометирующий характер. И только тогда Килби вынуждена была признать, что у ее матери были секреты. Девушка знала, что ответы на все мучившие ее вопросы она сможет найти только в Лондоне. К счастью, она была здесь под покровительством Придди. И Килби не позволит никому и ничему, в том числе собственной наивности, прервать, ее пребывание в городе.
Девушка в волнении покрутила зонтик. Дакнелл не намерен был оставлять в покое эту тему до тех пор, пока Килби не получит заслуженную, по его мнению, порцию страданий.
– Я не слышала ни одного, плохого слова о герцоге Солити. Он казался обаятельным и серьезным в отличие от других великосветских джентльменов, – сказала Килби, зная, что была покорена комплиментами Солити и его красивым лицом. – Я была благодарна ему за то, что он согласился поговорить, о моих родителях, и не придала значения тому, что он предложил вести беседу в приватной обстановке. Поскольку я не хотела, чтобы, Придди или кто-нибудь еще узнал о том, что я ворошу прошлое своих родителей, предложение герцога меня вполне устроило.
– Вы наивная девочка. Он намеревался затащить вас в постель, – резко сказал Дакнелл. – Вы упростили ему задачу, пригласив в свои спальные покои, – хотя бы это вы понимаете?
Килби ответила выразительным, испепеляющим взглядом. Она с трепетом относилась к своему другу, но если он собирался и дальше напоминать о ее глупости, она не ручалась за свои действия.
– Сколько раз мне повторять? Я не приглашала герцога в свои спальные покои. Он сам пошел за мной.
Лисса сочувственно похлопала подругу по руке.
– Наверное, ты была в ужасе, когда увидела, что он идет за тобой.
– Честно говоря, нет, – призналась Килби своим друзьям. – Я думала, что бедняга смущен.
Дакнелл лишь фыркнул в ответ.
– Фитчвульф, – с теплотой сказал он, – за вами нужно присматривать.
Килби ощутила, как ее щеки вспыхнули в ответ на его замечание. Не говоря ни слова, она направилась в центр ярмарки, не заботясь о том, идет за ней Дакнелл или нет. Лисса отставала от него на шаг. Виконт всегда серьезно относился к роли телохранителя, поэтому, не обращая внимания на вспыльчивость своей спутницы, продолжил путь.
– Я хотела напомнить вам, что герцог Солити до конца оставался джентльменом, – резко ответила Килби, но, осознав, каким нелепым было ее признание, часто заморгала. Кроме того, она лгала. Но никому не следовало знать, что герцогу удалось похитить поцелуй с ее губ. Ей и без того хватало проблем.
– Вам нужно возблагодарить небеса зато, что они оборвали его бренный путь, явив вам тем самым свое благословение, – парировал Дакнелл.
Он схватил Килби за руку и приостановил ее бегство.
– Оставим эту тему, – пробормотала Лисса, поравнявшись с ними.
Она и раньше становилась между Килби и Дакнеллом, когда они затевали ссору.
Дакнелл был невыносим с той самой минуты, как приблизился к их экипажу. Килби не могла найти объяснения его поведению.
– Я думаю, что все согласятся с тем, что герцог дорого заплатил за свои ошибки. Пусть его душа покоится с миром.
– Я предлагаю поговорить о чем-нибудь другом, – сказала Лисса.
– Я согласна, – отозвалась Килби, с благодарностью улыбнувшись подруге.
Виконт ослабил хватку, затем сложил руки за спиной и минуту шагал, не нарушая тишины.
– Прекрасно, я начну. Кто станет вашей новой жертвой, леди Килби?
То, что он обратился к ней с упоминанием ее титула, выдавало его истинное настроение, но она не собиралась терять самообладание.
– О небеса, вы говорите так, словно я убила герцога.
– Я знаю, что нет. Но именно так думают Карлайлы, – мягко сказал Дакнелл.
Она открыла рот от удивления.
– Но это абсурд. Даже хирург, прибывший в дом, подтвердил, что его смерть была вызвана естественными причинами.
– Фитчвульф, вы такая наивная, – вздохнул виконт. – Я говорю не о причинах смерти, – объяснил он, словно наставляя маленького ребенка. – Я готов поспорить, что Карлайлы думают, будто герцог умер от переутомления, находясь между вашими прелестными ножками.
Обе дамы только охнули в ответ на нарочито вульгарный тон виконта. Его грубая версия случившегося заставила Килби испытать приступ тошноты. Она рассеянно потерла живот. Придди предупреждала ее, что хотя семья герцога согласилась не предавать огласке обстоятельства смерти Солити, их догадки относительно причин его смерти им неподвластны. И хирургу, и слугам щедро заплатили за молчание. Однако что будет, если они все разболтают? А члены семьи герцога? Боже мой, он ведь был женат! Неужели вся семья Карлайлов верит в то, что Килби была любовницей герцога? О, как они, должно быть, презирают ее!
– Я уверена, что не все в семье Карлайлов верят в то, что ты была любовницей герцога. Разве вы со мной не согласны, милорд? – спросила Лисса, прерывая печальный ход мыслей Килби.
Нанн нахмурилась, словно предупреждая виконта, что он обязан согласиться.
– Да, – произнес Дакнелл.
Его взгляд стал мягче, когда он заметил, как расстроена Килби.
– Вы новенькая в свете. Кто-то будет презирать вашу красоту, но кто-то тут же возжелает, чтобы вы принадлежали ему. Если Карлайлы или их слуги решатся нарушить обет молчания, то ваша короткая связь с герцогом станет темой для сплетен, и леди Квеннел об этом знает. В таком случае наилучшим выходом станет ваш отъезд. Если вы решите вернуться к следующему сезону, Карлайлы забудут о вашей причастности к смерти герцога.
– Нет, вы не правы, – резко ответила Килби.
Откровенность Дакнелла злила ее, но она понимала, что его слова были продиктованы заботой о ней. Он думал, что Килби недостаточно сильна, чтобы выдержать косые взгляды света.
– Карлайлы ничего не добьются, открыв правду. Они сохранят этот секрет. Придди считает, что этот инцидент уже исчерпан. Я доверяю ее мнению. И, кроме того, я ни в чем не виновата!
Она покачала головой.
– Мы еле вынудили Арчера дать согласие на мою поездку. Если он узнает, что я занялась поисками мужа, не посоветовавшись с ним, или, не дай бог, ему станут известны интимные подробности смерти герцога, он сам увезет меня из Лондона и посадит под замок, чтобы выпустить, когда я стану слишком старой. Мне стало известно из очень надежного источника, что один джентльмен, которого знала моя матушка, может находиться сегодня здесь. Я хотела бы с ним познакомиться. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
Виконт посмотрел Килби прямо в глаза, явно взвешивая последствия возможного отказа. Дакнелл был хорошим человеком. Он был умен, честен, и, главное, он был справедлив. Как он мог отказать ей?
Он отвел взгляд от ее умоляющих глаз и, преувеличенно шумно выдохнув, произнес:
– Нет.
* * *
– Ты знаешь, что многие джентльмены выбирают уединенное место для дуэли, – сказал Рамскар, когда к нему приблизился Фейн. Граф прислонился к экипажу и сложил руки на груди. – Ярмарка не самое подходящее место для свершения возмездия. Фейн бросил на друга недовольный взгляд. С каких это пор Рамскар стал таким щепетильным? Фейн отправил Холленсвоту приглашение присоединиться к ним на ярмарке не потому, что задумал убить его. У него были на это свои причины.
– Как всегда, я не могу поспорить с твоими доводами, Рам, поэтому как удачно, что сегодня я не намерен никого вызывать на дуэль.
Фейн нахмурился.
– Во всяком случае, таков был мой первоначальный план, – поправил он себя, обходя экипаж и наклоняясь, чтобы открыть замок и отвязать длинный деревянный коробок с узкой полки на задней стенке экипажа.
Рамскар проследовал за ним.
– Но Холленсвот мог подумать иначе. – Фейн хмыкнул, вставляя ключи в замок.
Холленсвот хотел видеть его мертвым. Со дня бала барон ясно дал донять, что его не волнует, каким способом он добьется своей цели. Не дожидаясь нападения из засады, Фейн решил дать противнику шанс обрушить свою ярость на того, кого он считал повинным в смерти своего брата.
– Проблема Холленсвота в том, что он не думает, – возразил Фейн. – Нападение барона в присутствии огромного числа свидетелей выдавало его эмоциональную нестабильность.
– До смерти Харта я считал барона образцом здравомыслия. Однако его последние поступки больше напоминают действия безумца.
Фейн открыл коробок и извлек оттуда длинный узел. Засунув его себе под мышку, Фейн снова полез в коробок и вытащил саблю в кожаных ножках. Он бросил другу оружие рукояткой вперед, и тот поймал его. Если все будет идти по плану, оружие Фейну не понадобится, однако он не намерен был давать Холленсвоту ни малейшего преимущества.
Выпрямившись, Фейн начал разворачивать слои грубой серой шерсти, в которые были завернуты около шести гибких прутьев толщиной не больше пальца. Они были сделаны из ясеня и достигали почти метра, в длину. Чтобы уберечь свежесрезанные прутья от пересыхания, слуги завернули их в мокрый лен. Это было отличное оружие для фехтовальщика.
Когда Фейн был ребенком, он практиковал искусство самозащиты на таких же примитивных орудиях. Позже он оттачивал свое смертоносное мастерство на шпагах, рапирах и саблях, но ради безопасности часто возвращался к ясеневым прутьям, в умелых руках даже такое простое оружие могло превратиться в острый кинжал. Фейн вытащил прутья и бросил другу.
Рамскар перехватил их и ухмыльнулся.
– То же самое можно сказать и о тебе, Солити.
Фейн испытывал гордость от того, что не приходил в очевидный восторг по поводу приобретения нового титула. Герцогство давило на него, как слишком узкий ворот. Это его отец был герцогом Солити, а не он. Титул приводил Фейна в волнение, о причинах которого он никому не мог рассказать.
Фейн бросил шерстяные лоскутья назад в коробок.
– Почему?
– Из-за того, что отказался от вызова Холленсвота и его секундантов? Учитывая обстоятельства, я считаю, что проявил завидное терпение.
Фейн не был глупцом. Он чувствовал, что, приняв вызов барона, рисковал стать участником несправедливой дуэли. Он легко мог представить себе ситуацию, в которой пистолет Холленсвота разрядится раньше времени, сделав его жертвой «несчастного случая». Конечно, если Холленсвоту удастся его коварный план, его триумф будет недолгим, – об этом позаботятся Рамскар, Эверод и Кадд.
– Терпение?! – повернувшись к другу, воскликнул Рамскар, не скрывая удивления и волнения. – Твой отец умер… две недели назад.
Фейн откашлялся.
– Если быть точным, – двадцать дней назад.
Рамскар отмахнулся в ответ на замечание друга.
– Все это время ты проводил вечера, напиваясь до беспамятства.
Друг Фейна позволял себе оскорбительные замечания.
– Рамскар, между «напиваясь»– и «напиваясь до беспамятства» есть большая разница. Я сумел извлечь удовольствие и из процесса, и из результата.
– Со дня смерти своего отца ты ни разу не ночевал дома, – продолжал граф, твердо решив высказаться.
Действия Фейна едва ли можно было осуждать. Он редко оставался по вечерам дома: смерть герцога не изменила его привычек.
– Тебе лучше знать, ведь именно ты всегда был рядом со мной.
– Но кто-то же должен был за тобой присматривать, – ответил Рамскар, не тронутый горьким юмором Фейна. – Тем не менее, ни я, ни Кадд, ни Эверод не спасли тебя от неприятностей.
– Я восполнил свои потери, – выдавил из себя Фейн.
Два дня спустя после того, как его отца похоронили в Вестминстерском аббатстве, Фейн отправился в игорный ад под названием «Морари ласт», место, имевшее дурную репутацию и известное тем, что там собирались люди с тугими кошельками, легко спускавшие целые состояния. Пьяная ночь и бездумные ставки стоили Фейну колоссальной суммы. Равнодушный, он вновь отправился туда на следующий же вечер. К утру он вернул проигранное и выиграл еще сто тысяч фунтов.
– Мои действия нельзя подвергнуть жесткой критике. Я мог бы напомнить тебе один-два случая, когда твои проигрыши причиняли тебе более сильную головную боль, чем похмелье после бурной ночи.
– Карлайл, – сказал Рамскар, на минуту забывая о новом титуле друга и выдавая тем самым всю глубину своей обеспокоенности. – Твое поведение в последнее время выходит за рамки, даже по нашим меркам. Ты отказываешься от вызова Холленсвота, но в то же время за последние восемь дней участвуешь в четырех дуэлях по пустяковым поводам.
Вот что заставило его друга волноваться! Отец Рамскара умер от раны, полученной во время дуэли. Хотя Рамскар и сам неоднократно участвовал в дуэлях, он давал свое согласие на них с тяжелым сердцем. По этой причине Фейн просил Кадда и Эверода быть его секундантами.
– Те джентльмены, которые вызывали меня, вряд ли считали так же, – мягко возразил Фейн.
Он выбрал один из прутьев и вытянул его вперед, обследуя по всей длине и проверяя, нет ли на нем зазубрин. Сочтя прут подходящим, Фейн потянулся за следующим.
– Лорд Пенгри обвинил тебя в том, что ты пнул его любимую гончую.
Рамскар интересовался светскими сплетнями.
– Ложь от первого до последнего слова. Собака пыталась обмочить мой сапог. Я лишь помог ей переместиться в другое место.
Фейн не мог поверить в то, что хозяин собаки счел этот инцидент поводом для дуэли. Пенгри должен был считать себя счастливцем из-за того, что Фейн прострелил ему плечо, а не выместил свой гнев на наглом животном.
– А мистер Крайне? Каковы его прегрешения?
– Крайне трус и забияка. Он и я обмениваемся скрытыми оскорблениями уже не один год. Не секрет, что я вызывал его и раньше. Но вместо того, чтобы встретиться со мной на поединке, Крайне неизменно присылал секундантов с извинениями. Когда же он узнал о том, что я не принял вызова Холленсвота, Крайне ошибочно принял мой отказ за проявление слабости и решил воспользоваться шансом и отыграться за прошлые унижения.
– Пуля, которую извлек из его бедра хирург, надолго отобьет у него охоту к дуэлям, – перехватывая прут и останавливая Фейна, сказал Рамскар. – А мистер Никот?
– Как и Крайне, Никот надеялся отомстить мне за прошлое. Он так и не простил меня за то, что я потребовал его лучшего жеребца в уплату старого долга.
Рамскар удивленно нахмурился.
– Я помню этот случай. Но то было справедливое решение, к тому же все так делают.
– Да, это так. Он посчитал оскорбительным, что сразу же после того, как я стал хозяином жеребца, я выставил животное на аукцион. Никот счел мою поспешность сомнением в том, что он умеет разбираться в лошадях.
Рамскар улыбнулся в ответ на слова приятеля.
– Полагаю, что Никот был не в курсе исхода дуэли с Крайнсом? Никот прибыл на поединок, будучи полностью уверенным, в своей победе. Фейн даже не потрудился убедить его в том, что решение необдуманно.
– Если у него и были какие-то соображения на этот счет, то думаю, что ранение в плечо стало лучшим доказательством того, что он ничего не смыслит в лошадях.
После первого же выстрела Фейна Никот рухнул на землю и завыл от боли. Это было жалкое зрелище. Рамскар вздохнул.
– Я догадываюсь, что причины дуэли с лордом Белтоном были такими же надуманными?
Фейн неожиданно ухмыльнулся, отчего на его левой щеке появилась ямочка.
– Вообще-то Белтон имел все основания злиться на меня.
Все-таки я переспал с его сестрой. Он заявил, что я соблазнил невинную девицу, и потребовал удовлетворения, если я откажусь на ней жениться.
– Что за ерунда, – мрачно заметил граф, возмущенный несправедливыми обвинениями в адрес друга. – Все знают, что ты никогда не связываешься с девственницами. Я полагаю, что леди была лишена невинности еще до тебя и утверждения лорда Белтона – лишь жалкая ложь?
Рамскар был прав. Фейн избегал невинных девушек, как некоторые сторонятся портовых проституток. К счастью, леди призналась в том, что уже приобрела опыт плотских утех, когда Фейн ясно дал ей понять, что его волнуют вовсе не ее добродетели. Остаток вечера они провели самым приятным для обоих образом.
– Да, к счастью, ты прав. Как я потом узнал, лорд Белтон высказывал такие же претензии еще двум джентльменам. Я с удовольствием немного продырявил его.
– Он получил по заслугам, – с жаром отозвался Рамскар. – Ты ранил его в плечо или в бедро?
Фейн развел руками, выражая свое сожаление.
– Я прицелился слишком высоко. Пуля задела голову, но меня убедили в том, что ему ничего не угрожает.
– Ситуация с Холленсвотом поставила тебя в невыгодное положение. Пока ты не встретишься с ним на поединке, все господа, которые считают себя обиженными, бесконечно будут присылать тебе вызовы.
Именно поэтому Фейн хотел положить конец вражде с бароном, однако не без удовольствия оставлял отметины на телах идиотов, которые так безрассудно провоцировали его на ссору. С другой стороны, герцогиня и его сестра без понимания относились к тому способу, каким он решал возникающие споры. Фейн сомневался, что когда-нибудь сможет постичь женский ум.
– Если так будет продолжаться и дальше, то назначить мне встречу будет сложнее, чем попасть на скачки в разгар сезона.
– Карлайл, я не понимаю, как ты можешь с такой легкостью говорить об этом! Холленсвот бегает по всему Лондону и клянется, что прольет твою кровь при первом же удобном случае, а ты принимаешь вызовы от всех глупцов, которые спешат воспользоваться шансом опередить барона.
– Возможно, я обречен на раннюю смерть. Солити известны тем, что их судьба драматична. Можешь спросить у моего отца, – с горьким юмором отозвался Фейн. – О, я забыл! Ты не сможешь к нему обратиться.
Фейн отошел от Рамскара. Он не хотел ни с кем говорить о своем отце. Ему оставалось только догадываться, утихнет ли когда-нибудь боль в его сердце при воспоминании об ушедшем герцоге.
Даже теперь глубокий голос отца ясно звучал у него в ушах: «Мужчины нашего рода прокляты, Тэм. Имя Солити пробуждает в них самые необузданные желания. Титул и власть, данные им, только подстегивают их на пути к гибели. Мужчины будут презирать тебя, а женщины умолять о том, чтобы стать любовницами в надежде заполучить тебя. Но удача будет даваться тебе дорогой ценой. Наслаждайся и обзаведись наследником, пока можешь, сын мой, потому что ни один Карлайл, получив титул герцога Солити, не доживал до седых волос».
Его отец часто упоминал, что мужчины их рода прокляты.
Герцог не был суеверным человеком, но он верил в проклятие Солити. Хотя многие могли бы обвинить его в том, что он растрачивал свое состояние и вел себя в высшей степени легкомысленно, он жил по своим законам. Он дожил до пятидесяти четырех, прожив дольше, чем его предки. Отец Фейна утверждал, что был первым Солити, голову которого увенчала седина.
Пример отца убедил Фейна в том, что никакого проклятия Солити не существует. На протяжении многих лет он твердил себе, что его предки стали жертвами собственной неосмотрительности и бесшабашности. Проклятие словно освобождало их от ответственности и позволяло плыть по течению, собирая лавры и потакая своим прихотям. Это не означало, что Фейн считал себя лучше своих предшественников. Он тоже мог быть эгоистичным, одержимым, жестоким и слабым перед зовом плоти. Буйный нрав был дан ему от рождения и всячески поощрялся его семьей. Фейн вырос, постоянно бросая вызов смерти.
Рамскар поравнялся с ним.
– Ты думаешь о проклятии?
Фейн выразительно посмотрел на него, и Рамскар заколебался, прежде чем продолжить разговор.
– Я думал, что ты считаешь проклятие Солити выдумкой. Фейн остановился и в волнении ударил себя прутом по плечу.
– Так и есть.
– Тогда почему ты ведешь себя так, словно тебе все нипочем? – не скрывая раздражения, спросил его друг. – Ты постоянно рискуешь, принимая вызовы на дуэли…
Он махнул рукой, указывая на прохожих.
– А теперь еще и это демонстративное столкновение с Холленсвотом. Ты же поклялся, что не станешь принимать его вызов.
– Я не хочу драться с человеком, который расстроен из-за самоубийства своего брата, – просто объяснил Фейн.
– Ты так говоришь, – парировал Рамскар. – Но, тем не менее, ты собираешься встретить его с оружием в руках.
– Считай это проявлением моих талантов.
– Тогда ты безумец. Как только Холленсвот увидит тебя, он сделает все возможное, чтобы размозжить тебе череп.
Фейн был бы разочарован, если бы его противник отреагировал иначе.
– Спасибо, мой друг, за твою уверенность в моем боевом мастерстве. Я надеюсь, что выйду из этого столкновения целым и невредимым.
Казалось, граф не слышал его.
– Я клянусь, что твои последние поступки – это вызов самой смерти.
– Да, без сомнения, смерть в лице Холленсвота могла бы поживиться, – сказал Фейн, и зеленые глаза блеснули огнем, выдавая его серьезность. – Однако, к сожалению барона, в этот раз у него ничего не выйдет. Я не готов умирать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретное влечение - Пирс Барбара



не сказать что прям ах! но читать можно...
Запретное влечение - Пирс БарбараЕлена
31.03.2012, 18.02





Хорошая книга! Мне понравилась! Советую прочитать все книги этого автора!
Запретное влечение - Пирс БарбараИриа
27.10.2012, 22.44





книги дуже гарно і професійно написані. Дуже сподобалось. Рекомендую прочитати всі.
Запретное влечение - Пирс БарбараТетяна
29.12.2012, 17.27





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН! Достаточно интересный сюжет, а сколько любви и страсти между гл.г-ми!!! Вообщем роман очень понравился!
Запретное влечение - Пирс БарбараЛюдмила Кл.
24.01.2013, 13.14





Классный роман!!! Очень понравился! 10б
Запретное влечение - Пирс БарбараЛисичка
1.05.2013, 6.17





Не разделяю восхищенных отзывов. Многова-то шизофреников и прочих странных героев...
Запретное влечение - Пирс Барбаралена
1.05.2013, 19.18





Неважный перевод.
Запретное влечение - Пирс БарбараКэт
26.10.2014, 13.09





читать можно. 9 балов.
Запретное влечение - Пирс Барбаратату
22.04.2016, 11.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100