Читать онлайн Запретное влечение, автора - Пирс Барбара, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретное влечение - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.58 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретное влечение - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретное влечение - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Запретное влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Они возвращались в Лондон.
Килби легонько вздохнула, глядя из окна экипажа. Сельский пейзаж постепенно сменялся привычной городской суетой.
Уложив жену спать, Фейн вернулся на берег озера, чтобы изучить место нападения. То, что он там обнаружил, не улучшило его настроения. Фейн объявил, что они немедленно покидают Карлайл-парк. Пока готовили лошадей, Эгги помогла Килби одеться и собрать вещи. Как только герцогиня устроилась в карете, Фейн направился в деревню, где они должны были забрать кучера. За исключением нескольких вопросов о том как она себя чувствует, ее муж не проронил ни слова с тех пор, как присоединился к ней.
Что-то беспокоило его. Его молчание вконец расстроило расшатанные нервы Килби. Она провела в раздумьях последние несколько часов и пришла к некоторым заключениям.
– Фейн, я пытаюсь найти объяснение твоему задумчивому настроению, однако я больше не в силах выдерживать твое молчание. Ты скажешь мне, что ты нашел у озера? – умоляюще произнесла Килби.
Его напряженные губы тронуло слабое подобие улыбки.
– Килби, любовь моя, кто угодно подтвердит тебе, что по натуре я человек веселый. Я никогда не бываю мрачным.
Фейн снял шляпу. Его лоб был покрыт испариной, а короткие локоны завились на влажном воздухе, но Килби не собиралась отходить от темы только потому, что он был очарователен.
– Прекрати играть со мной в кошки-мышки. Ты увидел что то, что обеспокоило тебя, разве не так?
Он явно заколебался, раздумывая, что может открыть ей. Килби не хотела, чтобы муж относился к ней, как к ребенку.
– Я не такая хрупкая, как ты думаешь. Я знаю, что ты подозреваешь в нападении моего брата, – сказала она, стараясь не выдать волнения.
Даже мысль об Арчере приводила ее в беспокойство. Он не однажды доказывал, что может проявить жестокость. Но Килби никогда не думала, что он способен на убийство.
– В тот день я отправился вовсе не на охоту, – признался Фейн. – Во всяком случае, я охотился не на дичь. Я обнаружил следы от сапог примерно в двухстах метрах от того места, где мы с тобой накануне занимались любовью.
– Кто-то следил за нами? – спросила Килби, и ей стало дурно от этого предположения. – Но почему ты не упомянул об этом раньше?
Фейн лишь отмахнулся от ее вопроса. Она увидела, что он злится на себя за столь явное упущение.
– Я не хотел тебя расстраивать. Мы не можем доказать, что человек, который оставил эти следы, шпионил за нами. Я не хотел, чтобы день, которым мы так дорожили, был омрачен неверными предположениями.
Она попыталась понять ход его мыслей. В конце концов, Фейн хотел защитить ее от возможных волнений. Он щадил ее чувства.
– Но тем не менее, ты счел необходимым проверить все близлежащие территории.
– Это было логично. Я решил, что должен выследить того, кто нарушает границы владений Карлайлов. Хотя за домом и помещениями следят, они часто пустуют. Наше присутствие могло вспугнуть непрошеных гостей.
Он явно неоднократно возвращался к этой теме в своих мыслях.
– Если даже и так, то это маловероятно, – произнесла Килби, подводя его к тому, чтобы рассказать, почему он считает Арчера виновным в покушении.
Фейн в волнении махнул рукой.
– Следы вели в лес. Я решил пойти по ним, чтобы узнать, куда направлялся этот человек и что он делал.
– Но человека в лесу не было, да? – приглушенным тоном спросила Килби.
Очевидно, она снова вспомнила о том, каково было оказаться в цепких руках убийцы, который хотел утопить ее в холодной воде. Она с рассеянным видом потерла шею.
– Нет, – ответил Фейн, и его зеленые глаза блеснули. – Нет, – повторил он, закрыв глаза и сжав пальцами переносицу. – Ты сможешь простить меня за то, что я подвел тебя?
– Но ты не подводил меня, – сказала Килби, понимая, что он нуждается в утешении.
Она пересела к нему и отняла его руки от лица.
– Я сомневаюсь в том, чтобы ты разрешил мне выйти из дома, если бы знал, что этот человек мог проявить такую жестокость.
Фейн хмыкнул, и на его лице отобразилось раскаяние.
– Я бы запер тебя в спальне и не выпускал, – ответил он таким уверенным тоном, что Килби невольно оскорбилась. – Твоя безопасность много значит для меня. Я бы выследил этого мерзавца в лесу.
Килби могла себе представить, какая участь ждала нападавшего, если бы Фейну удалось его поймать. Ее муж мог быть беспощадным, если его вынуждали к этому. Он был не из тех мужчин, которые терпеливо ждут свершения справедливости. Если бы Фейн нашел ее обидчика, он стал бы его палачом.
– Скажи мне его имя, – сказала Килби, прислонившись к плечу мужа. – Ты полагаешь, что это мой брат напал на меня?
– Я думаю, что Ниппинг мог это сделать, хотя все еще не верю в это, – ответил Фейн, приподняв ее лицо за подбородок. Взглянув ей прямо в глаза, он добавил:
– Как только ему стало известно о том, что мы сбежали, он мог последовать за нами в Гретна-Грин, а затем и в Карлайл-парк.
Его мысли возвращались к брату Килби.
– Я понимаю, почему ты считаешь Арчера виновным. Даже до нашей встречи общение с ним доставляло мне немало хлопот. Мой брат эгоистичен, жесток, а иногда он просто впадает в ярость.
Фейн скрестил на груди руки.
– Я не могу тебе не верить.
Он не стал размышлять, почему ее чувства к брату были столь противоречивыми. Фейн знал испорченного, жестокого человека, в которого превратился Арчер. Килби же помнила мальчика, которого любила, наперсника детских игр.
– Я не защищаю Арчера, но не представляю его убийцей. Его высокомерие могло бы соперничать с твоим.
Фейн вопросительно взглянул на нее, но ничего не сказал.
– Узнав о нашем браке, Арчер посчитает возможным оспорить его в суде, – сказала она, и ее фиалковые глаза засверкали. – Как ты думаешь, если бы он был тем самым человеком, который нарушил границы твоих владений, что бы он сделал, если бы застал меня одну?
Фейн застонал, понимая, куда она клонит.
– Я уверен, что ты просветишь меня, даже если я не хочу этого слышать.
Она решила расставить все точки над «i», чтобы предупредить несправедливость по отношению к ее недостойному брату.
– Он наверняка отвлек бы тебя, чтобы разлучить нас. Он оглушил бы меня и увез прочь, а не пытался утопить меня.
Она не стала упоминать о том, какие извращенные планы хотел осуществить Арчер в отношении нее.
– Ты не сможешь его спасти, Килби. Я разгадал его извращенную натуру. Он требует расположения от тех, кого призван защищать, – разгневанно отозвался Фейн. – Если Ниппинг в своем нездоровом желании обладать тобой узнал, что ты принадлежишь мне, то он предпочел бы смерть поражению.
Килби покачала головой, не признавая за ним права на такие обвинения. Она руководствовалась понятиями о ложной семейной верности? Нет, она не любила брата. Однако она не видела в брате убийцу.
– Ты не можешь выдвигать подобные обвинения только потому, что тебе не нравится мой брат.
– Я не скрываю того, что презираю этого человека. Ничего… – Фейн замер на середине предложения, – за редким исключением, не принесло бы мне большего удовлетворения, чем пуля, пущенная в твоего братца. – Он вздохнул. – Но, к сожалению, я вынужден признать твою правоту. Хотя подозрения могут пасть в первую очередь на Ниппинга, я сомневаюсь, что именно он пытался тебя убить.
Килби разрывалась между тревогой и удивлением. Только Фейн мог обсуждать личность возможного убийцы своей жены и смотреть на ее грудь с нескрываемым вожделением. Килби была рада, что Фейн не считает ее брата единственным подозреваемым.
– Я не видела его, Фейн. Но руки, которые удерживали меня, принадлежали мужчине. Он очень сильный, – поеживаясь при воспоминании о недавно пережитом ужасе, сказала Килби.
– О! – Она вспомнила деталь, которую упустила на первых порах, когда пребывала в шоке. – Я расцарапала ему запястье. Если ты найдешь человека со следами ногтей на запястье, ты найдешь человека, напавшего на меня у озера!
– Не бойся, – сказал Фейн, притягивая ее к себе. – Тот, кто посмел обидеть тебя, дорого заплатит за свое преступление.
* * *
– Если ты так хочешь избавиться от меня, – сказала Килби ледяным тоном, – то я не понимаю, почему ты не можешь оставить меня у Придди. Я беспокоюсь о ней. Что, если Арчер вернется к ней и попытается обидеть?
Фейн мрачно посмотрел на жену.
– Именно это и является главной причиной, по которой тебе надо держаться подальше от ее дома. Не стоит беспокоиться о леди Квеннел. Броули должен был отправить человека, который будет следить за виконтессой. Если хочешь, можешь написать леди Квеннел записку о своем благополучном возвращении. Я позабочусь о том, чтобы ее доставили по адресу.
Килби скрестила на груди руки.
– Ты уверен, что тебя можно беспокоить по такому пустяковому делу?
Его благоразумная герцогиня превратилась в настоящую мегеру, как только узнала о том, что он намерен оставить ее и заняться поисками Арчера. Хотя он и не верил в то, что ее брат мог быть потенциальным убийцей, герцог посчитал, что уже пора официально представиться своему новому родственнику. У Фейна было несколько вопросов к этому джентльмену. Но Килби вела себя так, как будто он хотел пристрелить ее негодного братца.
– Я доставлю твою записку.
Он взял ее за подбородок, чтобы их глаза встретились. Фейн выглядел печальным.
– На всякий случай, если вдруг ты забыла, ты теперь моя герцогиня, – объяснил он слегка высокомерным тоном. – Это означает, что ты находишься под моей защитой и должна следовать моим приказам.
– Не ставя их даже под малейшее сомнение, – тут же парировала Килби.
– О да. Я рад, что мы поняли друг друга.
Фейн открыл дверь дома, который арендовал, и пригласил ее войти.
– Есть кто-нибудь? – закричал он. Никто не ответил.
Килби хмыкнула и скрестила на груди руки.
– У вас очень почтительные слуги, ваша светлость, – кислым тоном вымолвила она.
– Как и моя жена, – резко отозвался он. – Но нам придется смириться с тем, что несколько дней мы должны будем обойтись без слуг.
– Что?
Он бросил на нее нетерпеливый взгляд.
– Я никогда не пользовался услугами многочисленной челяди. Я обслуживал себя сам, раз уж предпочитал жить один.
Но это было в прошлом. Если он не хотел оказаться под одной крышей с матушкой, а он этого не хотел, ему следовало заняться подбором слуг. С тех пор как Фейн и Килби поженились, они жили, как бродяги. Такой образ жизни не пристал герцогине.
– Перед тем как мы уехали, я дал распоряжение закрыть дом и отпустил слуг на неделю. Мы должны были отсутствовать дольше.
– Подожди! Ты хочешь сказать, что оставишь меня здесь одну? – отозвалась Килби со ступенек.
Фейн взял ее за руку и повел в спальные покои. Он представлял, что приведет свою жену в дом при совсем других обстоятельствах. Но дом выглядел темным и неприветливым. Запах жареного мяса, готовящегося на кухне, не щекотал им ноздри. Фейн хотел бы сорвать с Килби одежду, чтобы они могли наслаждаться друг другом. Но он должен был проявить здравый смысл. Обидчик Килби был на свободе. Возможно, он только и ждал случая закончить задуманное. Ниппинг бродил по Лондону, разыскивая своих сестер. Даже если Фейну и не удастся найти человека, напавшего на Килби, ему нужно выследить ее брата до того, как тот начнет строить козни.
Герцогиня присела на край кровати и с мрачным видом следила за тем, как ее муж снимает рубашку. За рубашкой последовала остальная одежда.
– Ты намерен найти Арчера, да?
Фейн не видел причины лгать ей.
– Да.
Он поднял чистую рубашку, предусмотрительно оставленную слугой.
Килби поднялась с кровати и подошла к нему. Как только он надел рубашку, она расправила льняную ткань и застегнула все четыре пуговицы. Этот интимный жест не мог не зажечь кровь.
– Я не хочу оставаться здесь одна.
– Ты и не будешь одна.
Фейн не хотел расстраивать ее. Пусть она думает, что он собирается найти ее брата. К сожалению, в Лондоне было немало людей, которые желали бы видеть его падение еще больше, чем Ниппинг. Хотя герцог и не испытывал никаких сожалений относительно того, как жил до встречи с Килби, он вынужден был признать, что был большим эгоистом, любил слишком щедро, и от этого у него появился целый шлейф врагов. Ранний приезд не был запланирован, и Фейн намерен был воспользоваться его преимуществами. Он будет чувствовать себя намного спокойнее, зная, что его жена находится в полной безопасности. Килби ухватилась за стойку кровати.
– По моему мнению…
– Довольно!
Фейн холодно взглянул на нее, завязывая галстук уверенными и резкими движениями.
Эта леди привыкла к тому, что все происходит по ее воле. Фейн был не против исполнять ее желания хоть всю оставшуюся жизнь, но это был тот случай, когда он был готов настоять на своем.
– Ты моя жена, – сказал он, чеканя каждое слово. – Я жду послушания от своей герцогини.
Килби была так потрясена его грубым тоном, что Фейн едва не взял свои слова назад. Осознавала она это или нет, но он хотел защитить ее.
Килби отвернулась от Фейна, не скрывая своего разочарования. Она взглянула на левую руку, на рубин в окружении бриллиантов в подаренном им кольце.
– Мне хочется благословить наше супружеское счастье, ваша светлость.
С момента ссоры в спальных покоях они не произнесли ни слова. Пока Килби писала Придди короткую записку, Фейн поспешно закончил переодевание. Он был погружен в глубокие размышления. Они молча сели в карету.
Экипаж подпрыгивал на мощеной мостовой, и Килби ощутила, как ее обида перерастает в ярость. Герцогиня с самого начала знала, что Фейн из тех джентльменов, которые сами вершат свою судьбу, как и судьбы тех, кто от них зависит. Его вспышка и жесткий тон с требованием послушания вдруг напомнили ей о брате, отличавшемся неприятным характером. Это сравнение повергло Килби в шок. Упрямство мешало ей заговорить первой.
Нрав Фейна ранил ее гордость. Если ей хотелось получить в мужья мрачного безрассудного господина, который контролировал бы каждый ее шаг, ей стоило подождать, пока Арчер остановит на ком-нибудь свой выбор. По мере того как Килби узнавала Фейна, в ее душе росла надежда. Несмотря на их поспешное бегство в Гретна-Грин, она начала верить в то, что они смогут обрести счастье в браке и будут искренне уважать друг друга.
Она выросла в семье, где ей предоставлялась свобода принимать решения по собственному усмотрению. Со стороны Фейна было крайне безрассудно ожидать, что она станет слепо подчиняться всем его приказам. Если Фейн хотел отправиться по следам ее брата или того, кто был повинен в покушении на ее жизнь там, на озере, то неужели она не имела права сказать, куда бы хотела поехать? Очевидно, ее муж ни в грош не ставил ее мнение. Этот несносный человек не потрудился даже сказать ей, куда они едут!
Только узнав окрестности, Килби немного успокоилась, и ее гнев утих. Фейн оказался не таким толстокожим, как она представляла. Он привез ее в дом Броули, повидать Джипси. Задумчивость Фейна заставила Килби пожалеть о недобрых мыслях, мелькнувших в ее голове. Ей так хотелось встретить сестру! Она и сама настояла бы на том, чтобы он отвез ее в дом Броули. Однако, пережив нападение на озере, Килби считала разумным держаться подальше от Джипси, во всяком случае, до тех пор, пока они не будут точно знать, кто стоит за покушением и что стало его причиной.
Фейн, очевидно, взвесил все плюсы и минусы и решил все сделать по-своему. Но она не могла бы критиковать мужчину, давшего ей то, чего она и сама хотела.
Фейн удерживал ее за руку, а другой рукой обнимал за талию, пока они направлялись к дому. Килби подумала, что он, наверное, боится ее бегства. Она закатила глаза, осознав глупость подобного предположения, и ее губы разомкнулись: она хотела поблагодарить мужа за то, что он привез ее к Джипси.
Дверь внезапно открылась, и на пороге вырос странный дворецкий Броули. У него были серые всклокоченные волосы. Килби помнила этого слугу еще по первому визиту. Он был несдержан и груб. Она не представляла, что такого слугу могла бы нанять леди Файер. Однако Броули относились к нему, как к члену семьи.
– О, это вы. Говорят, у вас хорошие вести. Вижу, что ваше приключение пошло вам на пользу, – смело заявил дворецкий.
– Мне повезло, Хоббс. Моя невеста была необыкновенно нежна со мной, – сказал Фейн, ничуть не смущенный его любопытством. – Все дома?
Слуга внимательно взглянул на Килби. «Как странно, у него один глаз ярче другого», – подумала она. У дворецкого также были очень необычные брови. Короткие торчащие волосы черного цвета почти сходились на его широкой переносице. Здесь волосы были длинными и седыми, напоминая белый одуванчик. Очевидно, в юности дворецкий был выше Фейна, но возраст и груз забот согнули его фигуру. Под откровенным взглядом слуги Килби стало неловко, и она вдруг подумала, что от него, наверное, ничто не ускользнет.
– Ага, – снова взглянув на Фейна, сказал дворецкий. – Для вас дома. Мне отдали приказ не пускать сюда любопытных.
– Любопытных? – переспросила Килби.
Фейн бросил в ее сторону загадочный взгляд, так как это было первое слово, сказанное ею за долгое время.
– Хмм! – Слуга кивнул в сторону Фейна. – Ваше бегство повлекло за собой большой переполох. – Дворецкий жестом пригласил их в холл. – Я уже не говорю о том, какую шумиху это вызвало среди ваших родных.
– Достаточно, Хоббс, – послышался строгий голос Маккуса Броули, спускавшегося по ступенькам. – Ты разве не видишь, что приводишь в ужас бедную Килби?
– Ой-ой! – сказал слуга, и его лицо исказилось такой гримасой, что Килби не удивилась, если бы он плюнул на мраморный пол. – Если уж у нее хватило смелости связаться с такими, как вы, думаю, что у нее достаточно пороху, чтобы выдержать любую новость.
Не дождавшись приказа уйти, дворецкий повернулся и пошел в сторону кухни.
Фейн вопросительно посмотрел на зятя.
– Похоже, что Файер не удалось сбить с него спесь. С каждым днем старик все невыносимее.
– Это означает, что ты ему нравишься, – объяснил Броули Фейну.
Маккус направился к Килби и поцеловал ей руку.
– Позвольте мне быть первым, кто приветствует вас в этом доме.
Он притянул ее ближе и повел по ступенькам.
– Теперь, когда вы вернулись в Лондон, я должен предупредить вас, что семейство настаивает на том, чтобы устроить в вашу честь большой бал.
Килби посмотрела на своего мужа. Она могла поклясться, что Фейн за ее спиной бормотал что-то о герцогине и ее чертовых балах.
– О… – Она не хотела, чтобы ее слова прозвучали оскорбительно для ее нового родственника. – Мистер Броули, мы очень польщены, но бал устраивать вовсе не обязательно…
– Может и так, но на этом настаивает наша матушка. Будет лучше, если мы уступим ей, – сухо заметила Файер, появившаяся на лестнице.
Она была не одна.
Глаза Килби наполнились слезами. Приподняв юбки, она в два счета вспорхнула по ступенькам и раскрыла объятия. Джипси издала крик радости и оставила руку леди Файер, чтобы броситься к сестре. Она обняла Килби за талию и крепко прижалась к ней.
Килби почувствовала огромное облегчение, обнимая свою маленькую сестру. Фейн сделал это. С его помощью они освободились от Арчера.
– О Джипси, как же я скучала по тебе!
Фейну не хотелось оставлять Килби, но он черпал утешение в том, что Броули и его сестра позаботятся о герцогине до его возвращения. Килби была так счастлива встретить сестру, что, наверное, забыла о том, почему он покидает ее.
Ха! Как бы не так!
Фейн сразу же заметил, как она насторожилась, несмотря на радостное настроение от долгожданной встречи, когда он сказал Броули, что ему надо поговорить с ним с глазу на глаз. Арчер сумел омрачить все чувства, которые Килби испытывала к нему как к брату, но он оставался членом ее семьи. Она не хотела, чтобы Фейн открыто выступал против него.
Килби со временем поймет, что он лишь хотел защитить ее от ее же братца, глупца и извращенца. Кроме того, был еще этот неизвестный убийца. Если он решил покончить с Килби, то наверняка проследовал за ними в Лондон.
Фейн до сих пор не мог прийти в себя после того, как Килби резко выступила против его требования быть покорной воле мужа. Ему несложно было угадать ее мысли. Она, наверное, решила, что поменяла братца-тирана на мужа-деспота. Для леди, которая искала брака по необходимости, их союз теперь представлял сомнительную ценность. Чтобы снова завоевать ее расположение, ему придется очень постараться и применить все свое мужское обаяние.
Воссоединение с Джипси было одним из шагов к примирению. Когда Фейн, прощаясь с Килби на пороге дома Броули, требовательно поцеловал ее, он ощутил, как ее губы мягко ответили ему. Его герцогиня была недовольна им, но готова была сделать шаг навстречу.
Послав курьера с письмом для леди Квеннел, Фейн отправился к Рамскару. Графа не было дома. К счастью, дворецкий знал, где его искать. Следующей остановкой Фейна был лошадиный аукцион Таттерсол. Он нашел здесь не только Рамскара, но и Эверода и Кадда.
Отвлекшись от созерцания лошади, выставленной на торги, Кадд был первым, кто заметил Фейна.
– О, мои глаза обманывают меня или я действительно вижу женатого герцога Солити?
Он тепло обнял друга и похлопал его по спине.
– Я поспорил с Эверодом, что ты и твоя герцогиня не появитесь в свете еще две недели.
– О, из-за тебя я проиграл, – с деланным разочарованием обратился Эверод к Фейну. – Наверное, мы переоценили твою чаровницу. Я сказал, что мы не увидим тебя не меньше трех недель. Рамскар, а твоя ставка была месяц?
Граф протянул руку Фейну, и они обменялись рукопожатием.
– Так и есть. Я думал, что твоя леди вертит тобой как хочет. Ведь ей удалось женить на себе такого повесу, как ты.
Рамскар коротко обнял Фейна, а потом толкнул с притворной строгостью.
– Это тебе за твою непредусмотрительность! В следующий раз вспомнишь о том, что можно было бы предупредить друзей.
Эверод хмыкнул, он был слишком рад столь очевидному «падению» друга.
– Наверное, она творила с тобой чудеса своими шелковыми ручками, раз уж ей удалось заманить тебя в Гретна-Грин.
Фейн стоически выдержал их поддразнивания. Друзья припомнили ему, как несколько лет назад будущий герцог, находясь навеселе, прочел им целую лекцию о том, как глупы те, кто связывает себя узами брака в молодом возрасте.
Он приводил в пример своего отца, который заплатил за поспешность высокую цену. Только женившись на своей герцогине, отец Фейна обнаружил, что его душой владеет замужняя леди Денинг. Хотя его фаворитка и родила ему сына, герцог остался со своей женой и детьми. Его решение было продиктовано благородным порывом, но сердце герцога постоянно было охвачено беспокойством. Он провел всю жизнь в постелях любовниц, которых менял с молниеносной скоростью, пытаясь снова обрести счастье, пусть и короткое. Истинное счастье он познал с одной-единственной леди, той, которую никогда бы не мог назвать своей по праву.
Фейн совершил ошибку, когда, напившись до того, что не мог устоять на ногах, провозгласил, что не женится до сорока. Друзья шумно приветствовали это решение и хвастливо поклялись, что последуют его примеру.
– Наш брак был вынужденным, – мы покорились обстоятельствам, которые оказались сильнее нас, – признался Фейн тихим голосом, оглядывая лица джентльменов, собравшихся на аукционе. Ниппинга в толпе присутствующих он не обнаружил.
Рамскар хлопнул друга по плечу.
– Ах ты, негодник, неугомонный, бесстыжий негодник! У тебя скоро появится наследник.
Фейн закатил глаза.
– Тише, – предупредил он, представляя, как отреагирует Килби, если до нее дойдут подобные слухи. – Мне только сплетен не хватало. Да еще из-за того, что мои друзья не умеют держать язык за зубами!
Похоже, что никто не подслушивал их беседу.
– Я не стану делать официального признания, потому что уважаю чувства моей жены, – протяжно сказал Фейн. – Пока не стану.
Его друзья понимающе рассмеялись. Хотя Фейн не мог сказать наверняка, беременна ли Килби, но он был настроен посвятить себя тому, чтобы достичь этого результата.
– Что же ты делаешь здесь, Карлайл? – спросил Кадд, подмигивая ему. – Не жди, что тебя оставят в покое. Твоя женитьба наделала много шуму в свете.
Рамскар откашлялся.
– И до того, как ты начнешь во всем обвинять нас, подумай о своей семье. Именно их ты должен благодарить за то, что эта весть облетела Лондон. Броули рассказал новость герцогине, а она не стала делать из этого тайны.
– По-моему, она поместила объявление о браке в «Тайме», – любезно сообщил Эверод.
Граф кивнул, а Фейн приложил руку ко лбу и застонал. Он просил Броули, чтобы тот рассказал об их бегстве. Фейн предположил, что когда эта весть достигнет Ниппинга, он не станет кричать, что его любимую сестру увезли против ее воли. Но мать Фейна не любила полумер.
– Твоя матушка даже разыскала нас, чтобы узнать подробности. Она хотела выяснить, кто же твоя избранница, – сказал Эверод.
Фейн мог себе представить, какой допрос мать учинила его друзьям.
– И что же вы ей рассказали?
Он уважал чувства семьи, поэтому держал свой роман в секрете. Фейн ни словом не обмолвился о том, что ухаживает за леди Килби Фитчвульф. Но даже когда Фейн был уверен, что Килби была любовницей его отца, он держал свои чувства в тайне от семьи не из-за стыда. Он не хотел причинять боль своим близким. Но Фейн твердо был уверен в том, что даже если бы его семья попыталась отговорить его, он настаивал бы на своем выборе.
Кадд беззаботно пожал плечами.
– А что мы могли ей рассказать? Ты не слишком-то откровенничал.
– Но твоя мать нам не поверила, – взволнованно сказал Эверод, вспоминая беседу с матушкой друга.
– Я очень ценю, что вы стоически выдержали эти испытания.
Прежде чем представить свою герцогиню матушке, он обязательно поговорит с ней и разъяснит все подробности. Фейн не хотел бы, чтобы их первая встреча была омрачена недоразумениями.
– Я искал вас, потому что мне нужна ваша помощь, – сказал он, осторожно обводя взглядом толпу. – Нам надо найти укромное место.
Его друзья последовали за ним на улицу. Эверод нарушил молчание первым и предложил:
– Мы можем отправиться в клуб.
Рамскар махнул в сторону ожидавшего его на другой стороне улицы экипажа.
– Кадд, ты можешь привязать лошадь Солити к своей карете, а он поедет в моей. Встретимся у моего дома, – он ближе всего.
Предвидя отрицательный ответ Эверода, граф сказал:
– Если мы отправимся в клуб, то уже через час половина света будет знать о возвращении Солити.
Он посмотрел другу в глаза, желая найти подтверждение своему предположению.
Фейн и Рамскар пересекли улицу. Герцог замедлил ход, оглянувшись на Кадда, когда тот позвал его по имени.
– Я имел виды на твою лошадь, – с усмешкой сказал маркиз. – Ты уверен, что можешь доверить мне ее?
Фейн покачал головой и отмахнулся от друга. Кадд всегда завидовал ему из-за того, что Фейн обладал чутьем на лошадей, а также тому, что он всегда мог позволить себе купить то животное, которое ему приглянулось, в то время, как его друг не мог похвалиться такой возможностью. Это невинное состязание длилось уже много лет.
Внезапно без предупреждения появился большой черный экипаж, Фейн повернулся и увидел, как четверка запряженных лошадей мчится прямо на него. Он слышал звук кнута, рассекающего воздух. Незнакомый возница все пришпоривал гнедых. Животные были так близко, что Фейн видел пену, падающую из ртов, и чувствовал их страх. В последний момент он успел отскочить в сторону, и уже через мгновение возница и лошади промчались по тому месту, где еще секунду назад стоял Фейн. Несмотря на то что кучер чуть не задавил человека, он не остановился и продолжил свой путь вниз по дороге, пока не исчез из виду.
Рамскар нашелся первым. Друзья и прохожие окружили Фейна, чтобы убедиться в его невредимости.
– Не видел ничего подобного, – сердито отозвался Кадд. – Этого возницу надо наказать. Он направлял свой проклятый экипаж прямо на тебя.
Фейн оперся на руку Рамскара, который помог другу подняться.
– Кто-нибудь рассмотрел кучера?
Герцог увидел лишь темную размытую фигуру. Честно говоря, он смотрел только на лошадей. Похоже, никто вокруг не мог сказать ничего определенного о загадочном кучере.
Фейна трясло: он ощущал во всем теле непривычную слабость. Если бы он заколебался хоть на минуту, Килби могла бы стать вдовой. Сначала кто-то пытался утопить его жену, а теперь он сам чуть не погиб под колесами экипажа. Фейн не верил в совпадения.
Он взмахнул рукой, откашлялся и, тяжело опираясь на друга, пробормотал:
– Я думаю, что кто-то пытался привести в исполнение проклятие Солити.
Фейн снова откашлялся.
Рамскар лишь кивнул в сторону Кадда и Эверода:
– Пора идти. Думаю, мы действительно должны обсудить все, что за это время произошло с тобой, где-нибудь, где нас не побеспокоят.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретное влечение - Пирс Барбара



не сказать что прям ах! но читать можно...
Запретное влечение - Пирс БарбараЕлена
31.03.2012, 18.02





Хорошая книга! Мне понравилась! Советую прочитать все книги этого автора!
Запретное влечение - Пирс БарбараИриа
27.10.2012, 22.44





книги дуже гарно і професійно написані. Дуже сподобалось. Рекомендую прочитати всі.
Запретное влечение - Пирс БарбараТетяна
29.12.2012, 17.27





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН! Достаточно интересный сюжет, а сколько любви и страсти между гл.г-ми!!! Вообщем роман очень понравился!
Запретное влечение - Пирс БарбараЛюдмила Кл.
24.01.2013, 13.14





Классный роман!!! Очень понравился! 10б
Запретное влечение - Пирс БарбараЛисичка
1.05.2013, 6.17





Не разделяю восхищенных отзывов. Многова-то шизофреников и прочих странных героев...
Запретное влечение - Пирс Барбаралена
1.05.2013, 19.18





Неважный перевод.
Запретное влечение - Пирс БарбараКэт
26.10.2014, 13.09





читать можно. 9 балов.
Запретное влечение - Пирс Барбаратату
22.04.2016, 11.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100