Читать онлайн Грешники, автора - Пирс Барбара, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешники - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешники - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешники - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Грешники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Отилия, известная в свете под именем леди Хипгрейв, изогнулась перед высоким зеркалом, оглядывая себя. Однако внимание графини привлекло не собственное отражение, которое, как она знала, было красивым, а мужчина, наблюдавший за ней. Много лет назад она уяснила для себя, что мужчины обожают наблюдать за женским ритуалом прихорашивания. Конечно, она не позволяла своим любовникам застать ее врасплох, потому что естественная красота всегда требует некоторой полировки. В конце концов, леди имеет право на свои секреты. Да и кому захотелось бы увидеть свою возлюбленную с опухшими глазами или следами размазанной краски на лице.
– Иди же ко мне, – умоляюще произнес лорд Стэндиш.
Он присел на кровати, уже разувшись и сняв чулки, и в предвкушении вечера любви вожделенно смотрел на Отилию.
Она скользнула взглядом по его голым ногам и вздохнула. Этот любовник был всем хорош, кроме своего желания все делать в спешке. Ему было недоступно искусство неторопливой страсти. Когда-то у нее был возлюбленный, который больше часа тратил только на то, чтобы освободить ее от одежд. О, как она скучала по герцогу Солити! Мысль о том, что ее место в вельможной постели заняла леди Талемон, приводила Отилию в бешенство. Опустив палец в баночку с помадой, она нанесла ее на нижнюю губу и посмотрела в зеркало. На ее губах появилась довольная улыбка: результат превзошел ожидание.
Для женщины двадцати восьми лет леди Хипгрейв выглядела потрясающе. Ее светлые локоны с годами потемнели, и теперь к них вплетались золотистые и каштановые пряди. Когда Отилия распускала их, они производили изумительное впечатление.
Леди Хипгрейв нравилось, если ее бледно-голубые глаза казались больше, чем они были на самом деле. В юности один путешествующий актер познакомил ее с косметикой, которая смогла сотворить чудо там, где поленилась природа. Взглянув на себя, она снова улыбнулась, как улыбается удовлетворенный написанным полотном художник.
– Я предпочла бы немного поговорить, а не сразу прыгать в постель, – мрачно заявила Отилия.
Стэндиш потянул за галстук и рванул его так, что, будь в комнате его лакей, он бы взвыл от небрежности хозяина.
– Хорошо, я предлагаю новый план. Мы поговорим в постели, – сказала леди Хипгрейв. Она во всем винила себя, считая, что сама все испортила.
Они обсуждали, как нанесут удар по чести герцогских отпрысков, во время занятий любовью. Даже самый несговорчивый мужчина настроен очень покладисто, если все его мысли заняты тем, как бы побыстрее удовлетворить свою похоть.
Именно таким проверенным способом она убедила замкнутого лорда Хипгрейва жениться на ней, хотя он и был на сорок лет старше ее. Старик мечтал о том, чтобы молодая супруга подарила ему наследника, и ей пришлось изрядно помучить его, прежде чем он согласился на все ее условия. Пока муж Отилии проводил дни в их загородном поместье, она оставалась в столице, где по версии, придуманной специально в угоду графу, она оправлялась после выкидыша. Честно говоря, никакого выкидыша не было, потому что не было и беременности. Графиня не собиралась обзаводиться потомством. Но обман того стоил, так как граф тешил себя мечтами о бессмертии, пока его молодая жена наслаждалась свободой и деньгами супруга в Лондоне.
Стэндиша, конечно, нельзя было причислить к умным мужчинам. Ему просто нравились постельные забавы. Он был согласен на все, только бы любовница удовлетворила его похотливые желания.
Отилия посмотрела через плечо и поморщилась.
– Я предпочитаю разговаривать сидя. Так что же наши планы? Тэтчер, я не видела леди Файер с того самого вечера, как мы столкнулись с ней в театре. Должна признать, что бедняжка иыглядела неважно. У нее было слишком бледное лицо. Как ты полагаешь, она может быть беременной?
Мысль о том, что семя Стэндиша заставит фигуру благородной леди раздуться, подобно тыкве, привела ее в восторг, хотя беременность герцогской дочери не входила в их первоначальный план. Леди Хипгрейв не испытывала недобрых чувств к этой глупышке. Но теперь ей показалось, что она напрасно отлучила Стэндиша от тела Файер, не дождавшись неизбежного зачатия. Если она сумеет убедить его вернуться к разбитой горем дурочке, может, со временем так и случится. Как же она мечтала о том, чтобы увидеть герцога в ярости! Ему придется выбирать между изгнанием дочери в вечную ссылку в Арианрод и согласием на женитьбу Файер и ее бессердечного соблазнителя.
– Еще ни одна дама не понесла от меня, – сказал Стэндиш, расстегивая рубашку. – А с Файер я был всего однажды.
Отилия вся сжалась, услышав его жалкое объяснение. У этого слабака мертвое семя, лениво решила она, поэтому столь блестящий план придется отложить.
– Не беспокойся, любовь моя. Леди Файер не в состоянии оценить такого роскошного любовника, как ты, – сказала она вкрадчивым голосом и повернулась так, чтобы сквозь тонкую ткань сорочки просвечивались возбужденные соски. – Она ничего не понимает. Меня удивляет, что такой развратный мужчина, как герцог, мог произвести на свет и воспитать скромницу дочь. Настоящая овца.
– Файер вовсе не овца, – возразил Стэндиш. – Она показалась мне настоящей Карлайл, пока я был в ее компании. Она отличается и смелостью, и открытостью. Конечно, незамужнее положение дочери обязывало семью герцога оберегать ее честь. Солити, наверное, готовил ее для брака с каким-нибудь богатым аристократом. С ее красотой он бы легко мог устроить самый завидный союз.
Хищно улыбнувшись, Отилия обнажила зубы. Она подозревала, что Стэндиш может увлечься молоденькой дурочкой, потому держала любовника в постоянном чувственном напряжении. По сравнению с опытной графиней робкая девственница не имела ни малейшего шанса. Но сейчас она едва сдерживалась, слушая, как Стэндиш расхваливает прелести леди Файер.
Отилия встала и выпрямила спину. У нее была красивая упругая грудь, а хорошая осанка лишь подчеркивала ее достоинства. Направившись к своему любовнику, она с удовольствием заметила, что мысли о леди Файер тут же покинули его и все внимание он был готов уделить своей величественной графине.
– Почему леди Файер все еще в Лондоне? Тебе нужно преследовать ее, Тэтчер. Как только она появится в театре или на балу, ты должен встретиться с ней, чтобы терзать ее своей улыбкой. Пусть ваше поведение напоминает свету о том, что позволила себе эта святоша.
Стэндиш попытался схватить ее за грудь, но Отилия ловко увернулась и сделала шаг назад. Сдавшись, он признался:
– Но семья герцога оберегает дочь. Я думаю, ей удалось убедить многих, что между нами не было никакой связи.
Ничего себе! Неужели ей одной придется придумывать дальнейшую тактику? Леди Хипгрейв плавно приблизилась к кровати. Опустившись перед виконтом на колени, она сказала:
– Нам надо доказать, что связь не только была, но, возможно, и продолжается.
Ее глаза, опушенные густыми ресницами, соблазнительно смотрели на него.
– Ты должен спровоцировать ее. Если Файер дочь своего отца, то ее, я уверена, несложно вывести из себя. Мне нужна небольшая перепалка, которая приведет к открытому скандалу. Когда мы расправимся с девчонкой, ей останется только собрать чемоданы и выехать из Лондона навсегда. – Отилия расстегнула его рубашку, а потом принялась за бриджи. Смело лаская любовника, она добавила: – Тебе надо проводить меньше времени в игорном клубе, дорогой.
Она взяла в рот головку его члена, и у Тэтчера захватило дух. Он еле слышно вымолвил:
– Конечно, тем более что в последнее время мне не везет в карты.
– Слушай меня, и твое везение к тебе вернется, – пообещала женщина, продолжая свои изощренные ласки руками и ртом.
Отилия не получала от них никакого удовольствия, но она знала, что это надежный способ напомнить ее любовнику, кто заказывает музыку.


Маккус стоял рядом с Эманом и пристально смотрел в зал, полный знатных гостей. Файер, желавшая послушать этот концерт, попросила, чтобы они сопровождали ее и мисс Маблворд. Он мог бы назвать полдюжины других дел, которыми был бы не прочь наняться в обществе леди Файер. Однако, следуя условиям сделки, она решила перейти к выполнению своих обязательств и представить его высшему свету.
– Ах, вот и она, – пробормотал Эман. По восхищению, сквозившему в его голосе, Маккус не мог разобрать, говорит ли ииконт о Файер или о мисс Маблворд. Обе юные дамы были сегодня в белом. Маккус заметил лишь, что платье леди Файер, украшенное квадратным вырезом на груди, поражало сложным кроем рукавов. Наряд же мисс Маблворд был декорирован серебряной нитью.
– Добрый вечер, лорд Эман, – учтиво произнесла леди Файер. Глаза девушки сверкали так, что могли затмить своим блеском бриллиантовое ожерелье на ее шее. Повернувшись к Маккусу, ома спросила: – Мистер Броули, вы помните мою спутницу мисс Маблворд?
– О да, – галантно склонившись над рукой барышни, ответил Маккус. Увидев, что лорд Эман нахмурился, он поспешил добавить: – Какое это удовольствие – провести вечер в обществе двух очаровательных леди.
– Я так ждала этого концерта, – придвигаясь ближе к виконту, сказала мисс Маблворд. – Милорд, доводилось ли вам раньше слышать мисс Марию Кидд, которая исполняет главные партии?
– К сожалению, дела не позволили мне получить такого удовольствия, – робко признался лорд Эман.
Забывшись, мисс Маблворд коснулась его руки, но затем поспешно отдернула ладонь. Пытаясь скрыть неловкость, она сказала:
– О, я очень рада, что сегодня вы нашли такую возможность и присоединились к нам. Я слышала, что мисс Кидд родом из Солсбери.
Маккуса меньше всего интересовали подробности жизни мисс Кидд. Он ломал голову, как увести Файер от ее болтливой подружки, и несказанно обрадовался, когда лорд Эман, ни о чем не догадываясь, пришел ему на выручку.
– Мисс Маблворд, вы позволите мне сесть рядом с вами, чтобы я мог узнать некоторые детали относительно предстоящего выступления? – спросил виконт.
Похоже, лакей молодого джентльмена перестарался, слишком туго завязав ему галстук, и теперь лицо виконта покрывалось красными пятнами всякий раз, когда он бросал взгляд на дам.
– Я был бы счастлив, если бы вы развеяли мое невежество, – добавил лорд Эман.
– О! – Мисс Маблворд взглянула на свою спутницу, словно спрашивая ее одобрения.
Маккус был готов отстаивать желание друга, даже если бы Файер стала протестовать, но, к счастью, она утвердительно кивнула.
Мисс Маблворд, словно опьяненная, повернулась к виконту со счастливой улыбкой на лице.
– Милорд, вы оказываете мне честь. Возможно, нам стоит выбрать себе места уже сейчас и начать обсуждение?
– Идите же, Эман, – ободряющим тоном произнес Маккус, заметив, что виконт колеблется между долгом и желанием. Мисс Маблворд была, очевидно, объектом желаний виконта. – Я останусь с леди Файер.
– Сэр, я перед вами в долгу, – радостно вымолвил Эман. – Мы забронируем для вас два места рядом с нами.
Он вежливо раскланялся и удалился в зал, поддерживая под локоть мисс Маблворд.
Файер, казалось, не возражала, что друзья покинули ее. Напротив, на лице девушки застыло самодовольное выражение. Котя Маккус и помнил, что произошло между ними несколькими днями раньше у него в кухне, он все же не был настолько самонадеян, чтобы полагать, что этот восторг вызван возможностью побыть наедине с ним.
– Пытаетесь соединить сердца? – Его вопрос, как показалось Маккусу, застал Файер врасплох.
– Пустая трата времени, – помедлив, откликнулась она. – Эти двое прекрасно ладят между собой и без чужих подсказок.
Он взял ее под руку.
– Концерт будет длиться целую вечность, а сиденья, похоже, очень неудобные. Может, нам лучше прогуляться, как вы полагаете?
Хотя концертный зал был довольно большой, в нем стояла духота. Он вмещал до трех сотен зрителей. Маккус провел Файер мимо нескольких групп любителей классического пения, собравшихся в ожидании начала концерта. Пока они шли, он отмечал про себя самых знатных гостей.
Файер открыла веер и стала обмахиваться им с присущей ей грациозностью.
– Может быть, вы хотели присоединиться к своей подруге и лорду Эману? – спросил Маккус, беспокоясь о том, найдутся ли для них места.
Мысль о том, что им придется простоять весь концерт, была невыносимой. Но еще больше ему хотелось увести Файер подальше от толпы, как в тот вечер, когда он спас даму своего сердца после столкновения с леди Хипгрейв и ее приятелями.
– Нет, если лорд Эман пообещал оставить нам места, он нас не подведет, – уверенно сказала Файер, замедляя шаг, когда они приблизились к окну.
Маккус сразу же заметил, что они оказались в центре внимания. Рядом с ними у открытого окна стояли две молодые леди, ровесницы Файер, и тоже обмахивались веерами. Джентльмен, который сопровождал их, со скучающим видом посматривал па прохаживающихся дам. Увидев Файер, молодые люди тут же замолчали. Маккус почувствовал на себе откровенно любопытный взгляд господина и поморщился.
– Добрый вечер, мисс Шиф, мисс Пигот, мистер Фарел, – вежливо обратилась Файер к каждому из них. – Вы знакомы с мистером Броули?
После того как дамы и джентльмен отрицательно покачали головами, Файер представила Маккуса гостям.
Мисс Шиф, полная блондинка, посмотрела на него поверх очков и, немного шепелявя, спросила:
– Мистер Броули, вы новичок в Лондоне? – Настороженность, с которой здесь принимали чужака, нисколько не тревожила Маккуса. Он был готов к этому.
– Мисс Шиф, разве может быть англичанин новичком в Лондоне? – спросил он, чарующе улыбаясь.
Усилия Маккуса были вознаграждены тем, что Файер крепко сжала его руку. Ему показалось, что ей не очень понравилось его желание быть обаятельным и привлекать к себе внимание дам.
Мистер Фарел хмыкнул и стукнул тростью по правой туфле. Судя по тому, что внутренний край его обуви был сбит, этот жест вошел у него в привычку.
– Хорошо сказано, Броули.
Хотя он обращался к Маккусу, его взгляд был прикован к Файер. Наблюдая за джентльменом, Маккус решил, что этот господин уже отметил свое тридцатилетие. У него были черные, коротко остриженные волосы. Он, как показалось Маккусу, относился к тому типу мужчин, которые с готовностью заверяют женщин в вечной любви и сочиняют сонеты, посвященные их красоте.
Маккус посмотрел на мистера Фарела, который продолжал разглядывать Файер, с явной неприязнью. Мисс Шиф, заметив его холодный взгляд, взяла на себя роль миротворца.
– Простите мне мою дерзость, но я бы хотела узнать, как вы познакомились с леди Файер.
Любопытная мисс Шиф, горевшая желанием посплетничать, раздражала Маккуса. Он уже подумывал, как бы повежливее послать ее к черту, как вдруг Файер вызвалась ответить за него:
– Мистер Броули – друг лорда Эмана, который и представил нас друг другу.
– О! – раскрыв глаза так, что они стали больше ее очков, воскликнула мисс Шиф. – Я думала, леди Файер, что вы только что прибыли в город.
Мисс Пигот, которая до этих пор хранила молчание, вдруг стала хихикать, прикрываясь веером. У этой высокой леди были тусклые волосы с каштановым оттенком и очень крупные передние зубы, которые делали ее похожей на бобра. Маккус прищурил свои серые глаза, недоумевая, что могло вызвать ее смех и почему у мисс Шиф столь самодовольное выражение на лице.
Он взглянул на Файер, которая лишь крепче сжала его руку.
– Нет... – пустилась было в объяснения она.
– Не надо юлить, Хэтти! – набросилась на подругу мисс Пигот. – Мы видели ее... О, где же мы были на прошлой неделе?..
– В парке? Или у графини в саду? – спросила мисс Шиф, глядя на свою спутницу.
– Не в парке и не у графини, – вмешался мистер Фарел, который неотрывно следил за Файер. Маккус мог бы поклясться, что этот джентльмен даже ни разу не моргнул. – Это было в тот вечер, когда мы ходили в театр.
– О да, вы совершенно правы, мистер Фарел, – промолвила мисс Пигот, поворачиваясь к Файер. – Мы зашли к вам в ложу, но вас уже не было. Ваш брат сказал, что вы сослались на плохое самочувствие и покинули их.
– Ничего серьезного. У меня просто немного разболелась голова, – объяснила Файер.
Она снова сжала руку Маккуса, который не понял, давала ли она ему какой-то знак или же просто была взволнована.
– Как жаль, – произнесла мисс Шиф. – Мы так надеялись, что обсудим с вами последние новости.
Повисла неловкая пауза. Леди обменялись быстрыми взглядами, а мистер Фарел все так же продолжал пялиться на Файер, что уже граничило с оскорблением. Маккус был готов схватить трость джентльмена и ударить его по голове. Эта троица явно намекала на слухи, которые были связаны с именем Файер. Маккус не ожидал, что с дочерью герцога могут обходиться столь бесцеремонно.
Файер выдержала их взгляды. Девушка вела себя с довтоинством, не переставая обмахиваться веером и гордо подняв голову.
– И какие же новости? Боюсь, что время, проведенное вдали от Лондона, было ужасно скучным и мне совершенно нечем вас развлечь. – «Особенно вас», – читалось в ее взгляде.
Маккус был горд за Файер. Она смотрела на этих ничтожеств с такой непоколебимостью, что они не посмели бы назвать ее лгуньей. Несмотря на то что Файер жила в роскоши и богатстве, она не боялась столкновений с жестокой реальностью. Именно храбрость этой хрупкой леди и привлекла внимание Маккуса в первую очередь. Он с восхищением посмотрел на девушку и, приблизившись к ней на шаг, сказал:
– Леди Файер, я полагаю, что лорд Эман и мисс Маблворд ожидают нашего возвращения.
Если она чувствовала себя неловко из-за пристального внимания столь неприятного общества, то самое меньшее, что он мог сделать, – это уберечь ее от него.
Файер одобрительно пожала Маккусу руку.
– О да, мы слишком задержались.
Она присела в реверансе, и остальные тут же последовали ее примеру.
– Я желаю вам приятного вечера.
Маккус поклонился, а затем увел Файер подальше от этой троицы, избавляя новых знакомых от возможности соприкоснуться с грубой стороной его натуры. Он понимал, что Файер не одобрила бы его бестактность, да и ему не хотелось унижать девушку, привлекая к ней лишнее внимание.
– Сначала лорд Стэндиш, а теперь мистер Броули, – пробормотала мисс Шиф им вслед. – Леди Файер приобрела в этом сезоне много новых поклонников.
Девушка вновь сжала руку Маккуса, и он понял, что ехидное замечание леди Шиф сильно задело ее. В его серых глазах полыхнула неприкрытая ненависть, и Файер, взглянув на него, была потрясена резкой переменой на лице своего спутника. Когда мистер Броули невольно приостановился, Файер поняла, что он готов к битве. Казалось, он весь вытянулся, словно струна.
– Не стоит, Маккус, – умоляюще произнесла Файер. – Я знаю, что мисс Шиф – мелочная и неприятная особа. Она заслуживает самой худшей оценки, спору нет. Но если мы устроим сцену, это лишь возвысит несчастное существо и придаст ее словам вес.
Маккус наконец перевел свой взгляд на Файер. Его красивое лицо превратилось в маску и, казалось, застыло. Если бы она не удерживала его за руку, ее обидчики могли бы в любую секунду стать объектом бешенства, готового вот-вот прорваться наружу.
– Но с какой стати мисс Шиф должна лакомиться сливками? – угрюмо спросил он и мягко убрал руку Файер. В следующий миг он уже направлялся к троице, так и стоявшей у окна.
– Черт побери, Маккус Броули, – пробормотала Файер и пошла вслед за ним.
Что он собирался сделать? Вызвать мисс Шиф на дуэль? Файер не на шутку встревожилась. Поравнявшись с Маккусом, она увидела, что его настроение несколько изменилось. Теперь на лице мужчины блуждала хищная улыбка.
Маккус поклонился мисс Шиф с преувеличенным почтением и вежливо произнес:
– Не окажете ли честь, мисс, составив мне компанию?
Мисс Шиф вынуждена была убедиться в том, что, когда Маккус Броули намерен чего-то добиться, ему почти невозможно оказать сопротивление.
– Почему бы и нет? – сказала она, бросив нерешительный изгляд в сторону Файер.
Бедняжка надеялась, что Маккус и леди Файер были достаточно далеко, чтобы расслышать ее язвительное замечание. Файер решила не вмешиваться, поскольку события разворачивались слишком быстро. Она бесстрастно наблюдала за происходящим со стороны, уверенная в том, что мисс Шиф должна испить свою чашу до дна. Глупышка, очевидно, поверила в искреннюю улыбку джентльмена.
Файер, мисс Пигот и мистер Фарел смотрели вслед удаляющейся паре и молчали. Файер кусала губы, раздумывая, останется ли у них время, чтобы найти лорда Эмана. Она чувствовала, что в воздухе запахло неприятностями, а ей не очень-то хотелось оказаться в центре очередного скандала.
– Как забавно, – обмахиваясь веером, кисло заметила мисс Пигот, которая не могла смириться с тем, что мистер Броули выбрал ее спутницу.
– Да, довольно неожиданно, – ответила Файер, стараясь не упускать Маккуса из виду.
Что он говорил этой особе? Со стороны все казалось довольно обыденным: парочка прогуливалась по залу и мило беседовала.
Мистер Фарел снова нетерпеливо ударил тростью о серебряную пряжку на своей туфле.
– Мисс Пигот, – обратился он к своей спутнице сладким голосом. – Мне только что пришло в голову, что мы забыли забронировать места. Почему бы вам не пойти и присесть, пока я и мисс Файер подождут возвращения мисс Шиф? – Он сделал паузу, а потом добавил с чарующей улыбкой: – Конечно, если вы не станете возражать, мисс Пигот.
Леди не хотелось покидать облюбованный пост. Кроме того, оставлять потенциального кавалера в обществе леди Файер было просто опасно. Мисс Пигот считала, что стремление мистера Фарела остаться наедине с такой великосветской развратницей, как дочь герцога Солити, не делает ему чести.
– Что ж, хорошо, – не сумев скрыть огорчения, согласилась мисс Пигот. Она решила, что ее отказ мистеру Фарелу может вызвать неодобрение с его стороны. – Я распоряжусь, чтобы швейцар забронировал для вас место рядом с моим, – сказала она, присев в реверансе.
Перед тем как исчезнуть в толпе гостей, леди Пигот выразительно посмотрела на Файер. О, святые Небеса, она хотела всем своим видом показать, что не потерпит присутствия соперницы рядом со своим поклонником. Файер хорошо знала и мисс Пигот, и мисс Шиф, поскольку в прошлом сезоне частенько играла с ними в карты. Уже тогда нежные чувства мисс Пигот к мистеру Фарелу были очевидны. Файер подумала, что, даже испытывая симпатию к этому джентльмену, она бы не позволила играть на его чувствах, так как это было ниже ее достоинства. Неужели мисс Пигот и мисс Шиф давали ей понять, что больше не доверяют ей? Это было обидно и возмущало Файер до глубины души.
– Пока мы наедине, леди Файер, я хочу воспользоваться моментом и извиниться за поведение мисс Пигот и мисс Шиф, – виновато произнес мистер Фарел. – Эта досадная история, связанная с вами и лордом Стэндишем, возмутила свет, и именно поэтому мои спутницы были так расстроены.
– О, вы не представляете, насколько расстроена была я! – воскликнула Файер и с неподдельной искренностью посмотрела на мистера Фарела. – Особенно учитывая тот факт, что между мной и лордом Стэндишем не было ровно ничего. – Она постаралась, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее.
Опасаясь, что Маккус может придушить мисс Шиф, она снова поискала глазами парочку и заметила их в другом конце комнаты. Они остановились и, судя по всему, были поглощены интимной беседой.
– Конечно, никто вас не винит, леди Файер, – продолжил мистер Фарел, возвращаясь к начатому разговору. – Вы еще слишком юная.
– Некоторые восемнадцатилетние леди уже вышли замуж и родили своего первенца, – возразила Файер, не желая, чтобы ее глупое поведение в отношении Стэндиша списывали на ее нежный возраст.
Мистер Фарел снисходительно кивнул.
– И все-таки вы очень молоды и легко можете попасть в сети любви, как говорят поэты.
Файер хотела возразить по поводу своего возраста и высказаться в защиту поэтов, но вдруг вспомнила чудесные сонеты, которые лорд Стэндиш сочинял в ее честь. Он восхвалял ее полосы, глаза, губы. У него был дар складывать слова в прекрасные строки. Она невольно сжалась и промолчала, опасаясь попасть в западню.
– Я не стану критиковать вас, следуя примеру мисс Пигот и мисс Шиф, – заверил ее мистер Фарел и, не спрашивая разрешения, поднес к губам руку девушки. С почтением целуя ее, он авторитетно заявил:
– Я хотел сказать, миледи, что я вас понимаю. Когда нас впервые пронзает стрела купидона, все мы склонны идеализировать своего избранника или избранницу. Мы бываем слепы к их недостаткам и глухи ко всем грозным знакам, которые нам посылает судьба.
– Очень поэтично. Вы никогда не думали о том, чтобы заняться сочинением стихов? – спросила Файер и тут же на несколько минут забыла о его присутствии, так как снова увидела мисс Шиф.
Эту полную светловолосую леди невозможно было не заметить из-за чудовищно безвкусного платья, в которое она вырядилась. Почему-то мисс Шиф решила, что ей к лицу кружева, и украсила ими платье в таком количестве, что при ее далеко не стройной фигуре это было явной ошибкой. Однако Файер больше волновал Маккус, которого нигде не было видно. И только когда большинство зрителей прошли мимо нее, она увидела его. Он улыбался, и девушка сразу расслабилась. В конце концов, что он мог сделать мисс Шиф в зале, заполненном до отказа людьми, да еще с такой улыбкой на лице?
Внезапно Файер вспомнила о том, чем они занимались в кухне, куда в любой момент могли зайти слуги. Она прикусила губу, и на ее лице отразилось волнение.
– Конечно, никто ничего не будет знать, – произнес мистер Фарел, не осознавая, что она не слушает его.
Поскольку Файер понятия не имела, о чем он говорит, она смело спросила:
– Неужели такие признания необходимы? – Добродушно рассмеявшись, Фарел покачал головой.
– О, высокомерие юности!
Файер знала, что ему было тридцать два года. Но он говорил так, словно ему было восемьдесят два, а ей всего два.
– Я не совсем поняла вас, – смущенно вымолвила она.
– Моя дорогая, я думал, что злополучный роман со Стэндишем научил вас некоторым правилам, – с мягкой укоризной сказал он. – Самое важное – это соблюдение приличий. Наша принадлежность к одному кругу, а также общие интересы позволят нам видеться в более непринужденной обстановке. Поверьте, мы сумеем провести это время к взаимному удовольствию.
По сути мистер Фарел вторил лорду Стэндишу, и это чуть не лишило ее рассудка.
– Вы просите меня стать вашей невестой, мистер Фарел? – Ей удалось хотя бы испугать его. Он в очередной раз постучал своей тростью о туфлю и с плохо скрываемым недоумением сказал:
– Женитьба? Об этом можно будет поговорить позже.
Он крепче сжал ее ладонь, и только теперь до Файер дошло, что он все еще держит ее руку в своей.
– Мы очень похожи, миледи. Не стоит обременять наши отношения вмешательством отца, адвоката или священника. Я готов удовлетворить все ваши желания и воплотить самые смелые фантазии. В отличие от Стэндиша, я могу предложить нам верность.
Позже Файер жалела, что в тот миг она утратила самообладание. Доведенная до бешенства, она гневно сверкнула глазами и воскликнула:
– Глупец! Любовнице не предлагают верность!
Не раздумывая ни секунды, она выхватила трость из слабых рук мужчины и прицелилась точно в его ногу. Завопив от боли, мистер Фарел отпрыгнул от нее в сторону. С сочувственным выражением на лице Файер передала его на руки нескольким гостям, стоявшим неподалеку, и, мило улыбнувшись, протянула ему трость, сказав, что эта вещь наверняка понадобится уважаемому мистеру Фарелу после концерта. Довольная тем, что сумела поставить на место не в меру ярого поклонника, Файер отправилась на поиски Маккуса. Если ей повезет, она застанет мисс Шиф и мистера Броули мирно беседующими, и та сцена, которую он хотел устроить, осталась лишь неисполненной угрозой.
Не успев сделать несколько шагов, она едва не столкнулась с Маккусом.
– От кого ты убегаешь? – требовательно спросил он.
– Вообще-то, я искала тебя.
Файер наконец заметила, что он был один.
– А где мисс Шиф? – оглядываясь по сторонам, поинтересовалась она.
Маккус взял ее под руку и повел к местам, которые заняли для них лорд Эман и Калли.
– Мисс Шиф решила пораньше уехать. Бедняжка, судя по всему, не отличается крепким здоровьем. Она умоляла меня, чтобы я передал тебе ее искренние извинения.
Краем глаза Файер заметила мистера Фарела, который шел, опираясь на трость. Маккус тоже увидел его. Мужчина двигался медленно, сильно прихрамывая на левую ногу. Столкнувшись с ними, он ничего не сказал и лишь бросил в их сторону презрительный взгляд.
– Что случилось? Почему Фарел так посмотрел на нас?
Файер не ответила, сделав невинный вид. Ее больше волновало, что Маккус выжил из зала мисс Шиф только за то, что та имела неосторожность высказать одно бестактное замечание. Трудно представить, что произошло бы, узнай он о предложении мистера Фарела, осмелившегося намекнуть на возможность любовной связи с Файер. Ей не нравился мистер Фарел, но она не хотела, чтобы вечер завершился кровопролитием. Пожав плечами, Файер сказала:
– Наверное, кто-то помог ему найти применение этой трости.


Мисс Маблворд была права в отношении мисс Кидд, решил Маккус после того, как услышал в ее исполнении «Саrо Mio Bene...». Ее голос мог соперничать по красоте с голосом ангела. Файер хранила молчание, хотя Маккус и догадывался, что ей не терпелось расспросить его о содержании беседы с мисс Шиф. Он был в плохом настроении после короткого разговора с этой леди, и Файер не могла не почувствовать этого. Она изредка бросала в его сторону тревожный взгляд, но продолжала молчать.
Мисс Кидд принимала овации публики, сдержанно улыбаясь. Певица вела себя величественно и уверенно. Маккус все еще не решил, стоит ли ему открываться Файер. Был объявлен перерыв. Слушатели устали от сидения. Стулья вокруг них освободились, так как все бросились поздравлять мисс Кидд.
Лорд Эман приблизился к ним, держа мисс Маблворд под руку. Виконт не смог занять им места рядом с ними, но они сидели в одном ряду.
– Великолепное исполнение! – в голосе лорда Эмана звучал искренний восторг. – Мы надеялись сказать ей несколько слов. Хотите к нам присоединиться?
Файер посмотрела на плотное кольцо людей, окруживших певицу, с видимым неудовольствием.
– Я бы предпочла остаться на своем месте.
Маккус тоже отказался от предложения виконта, но Файер и знак протеста подняла руку.
– Мистер Броули, прошу вас, не подчиняйте свои желания моему решению. Я предполагаю, что вы любите новые знакомства.
Эман нахмурился, размышляя, чем Маккус мог прогневить Файер. Такая холодность была несвойственна девушке. Мисс Маблворд поспешила вмешаться.
– Я тоже, пожалуй, останусь, – сказала она, чувствуя себя виноватой за то, что надолго оставила Файер в обществе Маккуса.
Файер смягчилась. Подруга всегда поражала ее своей искренностью и бескорыстием.
– Нет-нет, отправляйтесь с лордом Эманом. Я с удовольствием посижу одна.
– Я не согласен, – заявил Маккус, выразительно посмотрев на Файер. – Не волнуйтесь о своей подруге, мисс Маблворд. Леди Файер, я надеюсь, проявит присущую ей доброту и терпение и спокойно воспримет мои объективные замечания.
Она набросилась на него в ту самую минуту, когда мисс Маблворд и лорд Эман скрылись из виду.
– Доброту? Ха! – Файер встала со стула, подавая Маккусу руку. – Немедленно говорите правду! Я знаю, что с вами надо держать ухо востро. Что случилось с мисс Шиф?
Ее подозрительность рассердила Маккуса.
– Вы были свидетельницей всего, что происходило, – сказал он, не заметив, как в волнении сжал ее руку. – Чего же вы ждали, Файер? Что я задушу ее и спрячу труп за шторами?
– Я не знаю, что и думать, – призналась она, и ее зеленые глаза затуманились. – Вы выглядели таким раздраженным. Я не могу представить, что вы отвели ее в сторону, чтобы поговорить о погоде.
– Мы не смогли закончить разговор, как воспитанные люди, – согласился Маккус, осторожно ведя ее по лабиринту из стульев. – Вообще-то, мисс Шиф большей частью слушала.
Мистер Броули не сказал, что ее молчание было вызвано довольно жестокими мерами. Он вынужден был сжать мизинец леди так, что ей ничего не оставалось делать, как только слушать его. Впрочем, когда эта мстительная особа осознала, что Маккус отвел ее не для того, чтобы лишний раз унизить Файер, она не стала устраивать сцену. Он говорил с ней прямолинейно и без лишних церемоний.
– Вы уверены, что речь идет об одной и той же леди? – повернувшись к нему, спросила Файер. – Я провела в ее компании много времени, и мне известно, что эта леди может исполнить любую роль, кроме роли внимательной слушательницы.
– Возможно, я поразил леди Шиф своим шармом, – ответил Маккус, восхищаясь тонким узором на веере, которым обмахивалась Файер. – Я помню, как однажды мне удалось безраздельно завладеть даже вашим вниманием.
Увидев выступивший на ее щеках густой румянец, Маккус понял, что девушка догадалась, что он имел в виду. Каждый вечер, ложась спать, он вспоминал, как трепетали ресницы его возлюбленной, когда он касался ее в самых интимных местах, как она дрожала всем телом, охваченная страстью. Не в силах забыть эти мгновения, Маккус испытывал непреодолимое желание вновь обладать ею, и это наполняло его беспокойством.
– Как неосмотрительно с вашей стороны делать подобные замечания на публике, мистер Броули, – захлопнув веер, выпалила девушка. – Я бы не хотела, чтобы вы сравнивали меня с мисс Шиф.
Маккус не давал никому сбить себя с толку. Когда он схватил ее за руку и отвел к окну, Файер невольно вскрикнула.
– Вам действительно хочется узнать все подробности моего разговора с мисс Шиф?
– Я не позволю унижать себя, – сказала она, не заботясь о том, что ее голос звучит угрожающе. Ее зеленые глаза сверкали, как два изумруда.
– Я тоже не позволю унижать себя, особенно каким-то высокомерным выскочкам, которые только и знают, что поглядывать сверху вниз на мир, лежащий у их ног!
Это обвинение привело ее в ярость.
– Немедленно возьмите свои слова обратно! Я не отношусь к этому типу людей.
Маккус опустил глаза, понимая, что был несправедлив. Неужели она виновата в том, что ее высокое положение принадлежит ей по праву рождения? Да, ей повезло иметь все то, о чем он только мечтал, однако ее вины в этом нет.
– Я говорил о мисс Шиф и ей подобных. Но и вы не можете отрицать, что воспринимаете меня как человека, которого можно забыть сразу же, как только на вашем пути подвернется кто-то более стоящий.
– Прошу вас не забывать, что не я, а вы предложили мне эту сомнительную сделку.
Свирепое выражение на ее лице сменилось ангельской улыбкой, которой она одарила проходивших мимо них господ. Они кивнули в ответ, но не посмели подойти, увидев озлобленное лицо Маккуса.
– Не считайте меня дурочкой, мистер Броули, – продолжала Файер. – Хотя со мной и приключилась печальная история, это не означает, что я лишена способности понимать, что происходит вокруг меня. Вы довольно красивый, успешный и умный молодой человек, который нажил приличное состояние. Здесь присутствуют незамужние леди, которые были бы счастливы откликнуться на ваши знаки внимания. Но вы искали меня, и, заметьте, не для того, чтобы исполнять роль услужливого кавалера. Вы не забыли еще, что предложили мне сделку?
Она вложила столько язвительности в свою пламенную речь, что слово «сделка» в ее устах прозвучало как ругательство.
Файер попыталась освободиться от его рук, но он по-прежнему крепко удерживал ее. Ему льстило то, как она отозвалась о нем, и было любопытно, откуда юная леди черпала сведения для составления столь точной характеристики, ведь он так тщательно скрывал свое прошлое. Броули не хотел ссоры, поэтому сказал:
– Я побеседовал с мисс Шиф... – Он остановился и поправил себя: – Вернее, я угрожал ей – так будет точнее. Мне пришлось сказать, что если она не прекратит распускать слухи, то будет иметь дело со мной. Возможно, мое предупреждение прозвучало в неприятном для нее тоне, и это, боюсь, расстроит вас.
Файер скривила губы.
– Не стоит говорить за меня.
Маккус вспомнил те оскорбительные замечания, которые позволила себе в его адрес мисс Шиф, и понял, что он несправедливо обвинил Файер в высокомерии и самодовольстве.
Ощущая неловкость, он сказал:
– Она не очень высокого мнения ни об одном из нас. – Файер поправила белую ленту на своем ридикюле и надолго замолчала. Маккус опасался, что после его признания она замкнется в себе и не захочет поделиться с ним своими мыслями.
– Хотя я высоко ценю вашу готовность защищать мою честь, мистер Броули, смею заверить вас, что мисс Шиф не станет отмалчиваться. Она наверняка уже сидит в магистратуре, сочиняя жалобу относительно вашего грубого обращения.
– Я сомневаюсь в этом. – Маккус усмехнулся и добавил, напомнив Файер ее же слова: – Жаль, что не всем я кажусь красивым, умным и богатым.
– И каким же вы кажетесь другим?
Его лицо ожесточилось, и в серых глазах сверкнула искра.
– Я кажусь им беспощадным негодяем. Человеком, который встречается на их пути лишь однажды.
– О, – только и вымолвила Файер.
Маккус приподнял ее подбородок и пронзительно посмотрел прямо в глаза. Она была так прекрасна, что рядом с ней он казался себе жалким и недостойным ее.
– Я не обманул, когда сказал, что мисс Шиф передавала вам слова извинения. Она больше не побеспокоит вас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешники - Пирс Барбара



очень инетерсная книга( как и все остальные романы этого писателя).Понравился роман тем, что очень страстно описаны чувства главных героев. Советую читать всем!
Грешники - Пирс Барбараирина
27.10.2012, 22.35





Главная героиня что-то ведет себя очень глупо в начале романа. Дочь герцога не имеет никакого достоинства. Секс вне брака с идиотом, ругань с его любовницей. Но потом взялась за ум. Можно почитать.
Грешники - Пирс БарбараВ.З,64г.
20.12.2012, 13.08





Интересно, но не правдоподобно.
Грешники - Пирс БарбараКэт
26.10.2014, 12.41





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 21.37





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 22.02





мені сподобався роман
Грешники - Пирс Барбаранаталія
9.09.2015, 23.04





Прочитала полторы главы. У автора с логикой что-то не в порядке. Как можно утверждать, что дочь герцога прекрасно знает правила высшего света и при этом искренне думает, что ее семья одобрит, что она переспала с кем-то до брака? Как несколькими днями позже она может удивляться, что встреченные ею дамы не желают ее замечать? У нее что, мозги совсем не работают? Опять-таки не поверю, что ее родители, собираясь ее спровадить куда подальше в Италию или замуж, были вынуждены отступить, так как она сказала нет. Да ее бы под замок посадили в то время и все. Как можно писать, что ее семья лицемерит, не желая скрывать свое разочарование? Я думала, что лицемерен тот, кто скрывает свои чувства. Ну и конечно куча опечаток. На гениальной фразе "она испытывала почти физическую потребность ОРОСИТЬСЯ на всех обидчиков", заканчиваю чтение.
Грешники - Пирс БарбараЛина
18.10.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100