Читать онлайн Грешники, автора - Пирс Барбара, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешники - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешники - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешники - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Грешники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

– И как же твои родители отреагировали на то, что ты намерена остаться в городе?
Файер одарила свою подругу мисс Калли Маблворд озорной усмешкой. Прошло четыре дня после того, как она заявила своей семье, что не намерена уезжать из столицы.
После знаменитого семейного совета герцогиня не обмолвилась с дочерью даже словом. Тэм почти сразу исчез, и Файер восприняла его отсутствие как благословение небес. Два последних дня она не видела и отца, решив, что он наслаждается обществом своей очередной пассии. Если это была леди Талемон, то леди Хипгрейв наверняка скрежещет зубами от бессилия и тоски. Когда Файер получила приглашение от Калли прокатиться по Гайд-парку, она тут же его приняла. Возможность нарушить уединение в родительском доме, которое нагоняло тоску, обрадовала девушку.
Файер невольно рассмеялась.
– Ты же знаешь, какой упрямой я могу быть. Что им еще оставалось делать, как не согласиться?
Калли поджала губы и задумчиво посмотрела на подругу.
– Но члены твоей семьи не разговаривают с тобой. – Файер уже собиралась ответить, но вдруг остановилась и, помедлив, спросила:
– Откуда тебе это известно? – Калли вздохнула.
– Мне сообщил об этом лорд Тэммес. – Файер удивилась еще больше.
– Тебе сказал об этом сам Тэм? Но как такое возможно? Я не видела брата с тех пор, как они втроем пытались отправить меня ближайшим рейсом в Италию, где я должна была скоротать остаток дней.
Подруга заерзала на месте, очевидно не желая выдавать все спои секреты.
– Не сердись на меня, Файер. Хотя у Тэммеса хватает недостатков, он искренне волнуется за тебя.
Файер взяла Калли за руку и сжала ее ладонь.
– Расскажи мне о встрече с моим братом, прошу тебя, – заискивающе улыбаясь, попросила она.


* * *


Маккус не мог поверить в свое везение, хотя и считал себя человеком, который без чьей бы то ни было помощи устраивает собственную судьбу. Всякий раз, когда он проявлял настойчивость и завидную проницательность, удача улыбалась ему. Он нe напрасно выезжал в Гайд-парк каждый день после обеда в надежде встретить ту самую леди, которая произвела на него неизгладимое впечатление. Ему непременно хотелось увидеть обладательницу роскошных волос цвета корицы с огнем.
Как и предполагал Броули, ему удалось узнать полное имя Файер еще до того, как официант принес счет в ресторане, где произошла знаменательная встреча с девушкой неземной красоты, которая, казалось, была пронизана солнечным светом. Леди Файер Карлайл. Она была дочерью герцога Солити. Маккус хмыкнул. С тех пор как он поселился в Лондоне, судьба частенько стала подбрасывать ему загадки.
Маккус пришпорил жеребца, чтобы быстрее поравняться со своим спутником. Виконт Эман Льют Преттджон стал первым джентльменом, с которым Маккус завел короткое знакомство после того, как перебрался в Лондон. Виконт отличался ровным характером; ему, вероятно, не хватало живости и энергичности, присущей большинству представителей света, но это вовсе не означало, что в его обществе было скучно. Эман обладал утонченностью и умом – качествами, которым Маккус втайне завидовал.
Их знакомство было неожиданным. Два месяца назад Маккус сидел в кафе, читая газету и прислушиваясь к горячему обсуждению новых тарифов в торговле. В то время как другие участники дискуссии размахивали кулаками, сотрясая воздух, лорд Эман вел себя авторитетно и спокойно.
Маккус был приятно поражен его сдержанными манерами и знаниями и позже постарался завязать с ним разговор. В беседе выяснилось, что они разделяют мнение по самым разным вопросам. С того дня между ними завязалась дружба. Уже на следующей неделе молодой лорд пригласил Маккуса составить ему компанию в кафе. Эман не распространялся о своей личной жизни, а Маккус не имел привычки вмешиваться в чужие дела. Во всяком случае, открыто. Жизнь научила его правильно оценивать людей, не обращая внимания на то, как сидит на человеке костюм или какие чудеса эрудиции он демонстрирует.
Благодаря всего лишь нескольким вопросам Маккусу удалось вытянуть из виконта его историю. Оказалось, что жизнь Эмана приобрела внешний блеск совсем недавно. Первоначально громкий титул принадлежал его дяде. Отец Эмана был третьим сыном несчастных Преттджонов. Молодой виконт уже пережил потерю своего отца и дяди, лорда Эмана, который упал с лестницы и умер от полученных травм. Маккус невольно задумался над тем, мог ли быть причастен к этой смерти молодой наследник, однако быстро отказался от своих подозрений. Хотя лорд Эман допускал некоторую эксцентричность в высказываниях, он был по складу ума скорее ученым, а не хладнокровным убийцей.
Неопределенно кивнув головой, Маккус спросил:
– Вы случайно не заметили экипаж, только что проехавший мимо нас?
Лорд Эман машинально поправил шляпу и оглянулся на карету, которая привлекла внимание его спутника. Выпрямившись, он усмехнулся и сказал:
– Прекрасный экипаж, Броули. Думаете о том, куда вложить деньги?
– А я полагал, что вы обладаете незаурядным умом, Эман, – сухо отрезал Маккус, понимая, что друг подсмеивается над ним. – Мое внимание привлек необыкновенный муслин на той барышне, что держала голубой зонтик.
Виконт хмыкнул.
– Я восхищен вашим тонким вкусом, друг мой. Хотя я полати ю, что дочь герцога Солити была бы не в восторге, если бы услышала, что вы назвали ее барышней с голубым зонтиком.
– Солити? Я слышал несколько забавных историй об их семействе, – небрежно заметил Маккус.
– Всего несколько? Если вы примете решение остаться в городе, вашему вниманию предоставят целую эпопею о жизни герцогов Солити.
– Я подозреваю, что их род имеет давнюю историю?
– О да, – сказал виконт и язвительно добавил: – В отличие от тex джентльменов, которые унаследовали титул. – После небольшой паузы он продолжил: – Мужчины Солити отличаются буйным нравом и склонностью к авантюрам.
Он оглянулся, но экипаж уже почти исчез из виду.
– А дамы Солити? – поинтересовался Маккус.
– В полной мере обладают такими же качествами, что и их м ужчины. Леди Файер, дочь Солити, казалась исключением, но лишь до недавнего времени, – нахмурившись, ответил виконт. – Лорд Стэндиш погубил ее репутацию в глазах света. Хотя есть и другие версии случившегося.
– Я не знаком со Стэндишем. Однако могу предположить, что леди Файер числится в кругу близких ему людей, не так ли?
Маккус был немало удивлен, заметив, что после его смелого шмечания по щекам Эмана разлился густой румянец.
– Я бы предпочел не усугублять положение этой бедной леди, которая оказалась в центре громкого скандала, – сухо сказал Эман. – Даже если эта юная особа повинна в приписываемых ей пороках, она уже достаточно пострадала.
Маккус приподнял бровь в знак удивления. Его немало озадачило то, с какой горячностью виконт бросился на защиту упомянутой леди. Ему стало интересно, известно ли дочери герцога о том, что Эман влюблен в нее. Эта мысль вдруг вызвала у него сильное раздражение, причины которого ему и самому были непонятны.
– Для ученого мужа вы с удивительной легкостью примеряете доспехи рыцаря, – заявил Маккус и повернул лошадь, преградив Эману путь. – Прошу вас, представьте меня леди, которая заслужила столь горячую поддержку и преданность.
Лорд Эман не успел даже придумать, как бы повежливее отказать Маккусу, а тот уже поворачивал лошадей, чтобы направиться вслед за экипажем. С каждой минутой расстояние, разделявшее Маккуса и прекрасную незнакомку, сокращалось.


* * *


Медленно движущиеся тени, образованные мелькающим между ветвями солнцем, словно пытались ухватить Файер и Калли за их пышные юбки и цеплялись за экипаж, который пересекал парк, распугивая птиц мерным стуком колес. День выдался великолепный. Парк был переполнен каретами и прогуливающимися парами. Если бы Файер не была занята мыслями о вмешательстве Тэма в ее жизнь, она бы заметила, что их с Калли появление вызвало всеобщий интерес. Все, кто встречался им на пути, тут же, нисколько не стесняясь, обменивались красноречивыми взглядами.
– Наследники рода Солити редко доживают до седых волос. Погибнет ли он из-за меня, или злая судьба позже настигнет его... Какая разница? – мрачно сказала Файер.
– Не стоит быть безрассудной, – пробормотала Калли, всерьез озабоченная неприкрытым проявлением враждебности подруги к собственному брату.
Нахмурившись, Файер натянуто улыбнулась, хотя ей хотелось кричать от боли и унижения.
– Это все из-за того, что я в последнее время вообще не отличаюсь благоразумием.
Приближение экипажа заставило юную леди вспомнить об этикете. Годы, проведенные под присмотром гувернантки, не прошли даром, и она приветливо кивнула двум дамам, которые ехали навстречу. Файер узнала их, хотя и не была знакома с ними лично. Женщины посмотрели на девушку, но ни одна из них не ответила на ее молчаливое приветствие. У Файер от удивления вытянулось лицо, когда она заметила, что одна из дам, наклонившись к своей компаньонке, начала что-то объяснять. До слуха Файер донеслись лишь обрывки слов: «Стэндиш... Погублена...» Даже звук колес громыхающего экипажа не смог заглушить их горячего обсуждения. Очевидно, им не терпелось поделиться потрясающей новостью со своими знакомыми. Как же! Леди Файер посмела показаться на публике!
Никогда прежде Файер не доводилось переживать подобного унижения. Она испытывала почти физическую потребность ороситься на всех обидчиков, поэтому решила выплеснуть свой гнев на человека, который менее всего был заинтересован в том, чтобы создавать ей дополнительные проблемы. Она снова вспомнила о брате.
– Я все еще не могу поверить, что Тэм посмел явиться к вам и дом, чтобы подкупить тебя. Как я вижу, ему удалось уговорить тебя провести этот день со мной, – с горечью сказала она, обращаясь к Калли.
– Ну что ты! – быстро возразила подруга, пытаясь немного смягчить гнев Файер. – О каком подкупе ты говоришь! Я здесь по велению сердца. Вопреки тому, что твоя связь с лордом Стэндишем наделала столько шуму, я уверена, что очень многие люди готовы протянуть тебе руку помощи.
– Но мой брат не имел никакого права втягивать тебя в этот спектакль, Калли, – ровным голосом произнесла Файер, хотя понимала, что поддержка со стороны подруги была продиктована не тем, что Солити славились своим богатством, а искренней дружбой. – Тэм провел большую часть своей жизни в погоне за удовольствиями. До меня ему и дела не было. Не могу понять, с чего это вдруг он решил изменить своим жизненным принципам.
Калли протянула руку и сжала ладонь Файер. Той лишь оставалось удивиться, насколько сильной была хватка у хрупкой девушки, какой казалась подруга. Когда их взгляды встретились, и глазах Калли, которые по цвету напоминали горячий шоколад, она увидела выражение искреннего сопереживания.
– Несмотря на все недостатки Тэма, не стоит отказывать ему и желании помочь собственной сестре.
Файер, услышав замечание Калли, лишь хмыкнула, хотя это было не очень деликатно для леди из высшего общества. Она испытала лишь мимолетную боль при мысли, что ей не приходится разделить свои страдания с близкими ей людьми. Но ситуация требовала от нее самообладания. Что ж, она приняла решение и поэтому будет нести эту непосильную ношу сама. Изменить свое решение означало проявить слабость.
– Сочувствие? Но с какой стати? Не стоит драматизировать, Калли. Стэндиш нанес сокрушительный удар по моей гордости, но не более того. Небылицы, которые он рассказывает каждому встречному, раздражают меня безмерно. И вмешательство Тэма лишь послужит на пользу этим отвратительным сплетням.
Калли с сомнением посмотрела на нее.
– Как скажешь, дорогая.
Файер отвела взгляд от Калли. Подруга была слишком хорошо воспитана, чтобы произнести это вслух, но по сочувственному выражению ее лица было видно, что она не верит ни единому слову Файер. Гордо вздернув подбородок, девушка заметила, что еще один джентльмен указывает другому на их экипаж. Ей хотелось расплакаться от досады, но она сумела взять себя в руки. Довольно! У нее еще будет время выплеснуть свою обиду и злость, а сейчас она должна вести себя подобающим образом.
– Добрый день, леди. Сегодня такой чудесный день для прогулки. Вы не будете возражать, если я и мой спутник составим вам компанию?
Файер склонила голову, отвечая на приветствие джентльмена. Хотя в ее глазах все еще стояли слезы и по этой причине ей не удалось разглядеть лица двух всадников, она по голосу узнала лорда Эмана. Оба джентльмена держались рядом с экипажем, поэтому Файер не посчитала нужным приказывать кучеру останавливаться. Если ей посчастливится, молодым господам быстро наскучит их общество и они отправятся своей дорогой.
– День действительно выдался замечательный, – бодро произнес Эман, эхом отзываясь на свое предыдущее заявление. – Вы не поверите, но мы несколько раз столкнулись со знакомыми, проехав всего лишь по одной аллее.
Дамы в шутку называли виконта «красавчик Джон», обыгрывая его фамилию. Тонкие черты и изысканность манер джентльмена только способствовали тому, чтобы это прозвище закрепилось за молодым человеком. У него было удлиненное лицо с ямочкой на подбородке и голубые глаза, которые светились умом; его волосы с красивым каштановым оттенком, цвет которых напоминал крепко заваренный чай, были модно подстрижены. На губах Эмана играла многообещающая полуулыбка. Файер лучше других знала, каким очаровательным может быть виконт, когда сбрасывает маску сдержанности.
Файер сталкивалась с ним не однажды. Каждый раз, когда Эман приглашал ее на танец, он неизменно демонстрировал учтивость и вежливость, граничившую с застенчивостью. Файер было трудно понять причины, побудившие его обратиться к ней на публике после того, как она стала центром внимания спета.
– О, я с вами совершенно согласна, милорд. День выдался чудесный. – Ей было жаль, что она не могла сказать того же и своей жизни. – Мы не виделись довольно давно. Я надеюсь, что у вас все благополучно? – вежливо осведомилась Файер.
– О да, миледи. Я и мой спутник, как и вы, не смогли удержаться, чтобы не воспользоваться столь великолепной погодой.
Файер поняла, что вела себя довольно неучтиво, поэтому поспешила представить обоим джентльменам свою подругу. Понимая, что ее глаза все еще блестят от непрошеных слез, она тем не менее не стала отводить взгляд ни от Эмана, ни от его друга. Надев маску вежливого любопытства, девушка слушала рассказ виконта о том, как прошел его день. Молодой человек заметно нервничал, и это сильно раздражало Файер. В ее голове лихорадочно проносились мысли о том, под каким благовидным предлогом можно было бы побыстрее расстаться с этими джентльменами.
Внезапно раздался негромкий кашель, и виконт остановился.
– О, леди, прошу прощения. Леди Файер, мисс Маблворд, могу ли я представить вам мистера Маккуса Броули?
Когда лорд Эман умолк, Файер наконец снова почувствовала раскованность. Но, как только она бросила взгляд на мистера Броули, ее настроение резко изменилось. У нее перехватило дыхание, когда она заметила, что он смотрит на нее не отрывая глаз. Калли, занятая разговором с лордом Эманом, пропустила этот волнующий обмен взглядами. Файер не могла бы повторить и слова из того, что говорила ее подруга. Если бы Файер не страдала от скандального разрыва с лордом Стэндишем, она бы отметила, что мистер Маккус Броули очень привлекательный джентльмен. По правде сказать, опасно привлекательный.
Хотя покрой его платья был таким же модным, как у виконта, мужчина напоминал ей пирата. У него были черные, как вороново крыло, прямые волосы. Несколько прядей выбивались из-под шляпы, обрамляя его высокие скулы и придавая ему еще более дерзкий вид. В отличие от лорда Эмана мистер Броули, по всей вероятности, не признавал моду на короткие стрижки. Файер пристально посмотрела на него. У этого господина цвет кожи был несколько темнее, чем у его спутника. Она не могла бы поручиться, был ли это загар или всему виной южные корни незнакомца. Его экзотическая красота подчеркивалась тонкой полоской усов над полными чувственными губами и легкой щетиной на подбородке. «Неужели у него нет лакея?» – удивленно подумала девушка, но тут же отругала себя за излишнее любопытство. Файер всегда казалось, что растительность на лице джентльменов выглядит довольно отталкивающе. Однако мистеру Броули она шла.
В какой-то момент она ужаснулась своим мыслям. Разве у нее мало неприятностей из-за того, что она позволила себе проявить внимание к красивому прохвосту? Решив, что ей следует немедленно взять себя в руки, Файер усилием воли заставила себя отвести взгляд от серых глаз мужчины. Однако когда ее взгляд скользнул по его плечам, она вновь забылась и подумала, что у него прекрасная осанка. Его торс казался мощным благодаря не стараниям отличного портного, а был таковым на самом деле. Файер, мысленно восхищаясь тонкой талией и красиво очерченной линией бедра и мускулистых ног всадника, едва не задрожала. Мистер Броули был настоящим образцом мужественности, и она не могла не вспомнить другого джентльмена, на котором так же идеально сидел костюм.
– Леди Файер, – обратился к ней мужчина. – Думаю, что нам суждено было встретиться. – Он говорил низким, чуть хриплым голосом.
Файер была потрясена его смелостью. Она хотела резко возразить, но не смогла произнести ни слова в ответ. Глаза джентльмена, оттененные длинными ресницами, и его широкие брови словно зачаровали ее.
Заметив, что он произвел на девушку довольно сильное впечатление, мистер Маккус Броули немного выпрямился в седле и широко улыбнулся.
Файер прищурила свои зеленые глаза. Да как он посмел провоцировать ее? Может, этот мужчина и обладал внешностью пирата, но для женщины с разбитым сердцем он был хуже дьявола.
Маккус чуть не рассмеялся, заметив реакцию Файер. Когда они поравнялись с ее экипажем, она даже не взглянула в его сторону, делая вид, что занята беседой с Эманом. Но когда она все же снизошла до него, взгляд ее зеленых глаз поразил его в самое сердце. Маккус еще в первую встречу с ней понял, что она очень привлекательна. Но теперь, когда взгляд девушки ласкал его, словно шелк, он был готов забрать свои слова обратно. Она была не просто привлекательной женщиной, а самой очаровательной и необыкновенной из всех, с кем сталкивала его судьба. От предвкушения, что когда-нибудь они будут вместе, его сердце бешено заколотилось. Все, что ему оставалось сделать, – это добиться ее расположения. То, как открыто она восхищалась им, не оставляло никаких сомнений, и он был уверен, что получит ее согласие уже сегодня.
– Не стоит придавать слишком большое значение нашему мимолетному знакомству, мистер Броули, – холодно произнесла леди Файер, смешав ему все карты.
Он понял, что просчитался, когда, чуть помедлив, она добавила:
– Ваш план был обречен на неудачу еще до того, как вы приблизились к нашему экипажу.
Калли возмутилась бестактным поведением своей подруги:
– О, Файер!
Лорд Эман выглядел очень растерянным.
– Я уверен, что мистер Броули не хотел вас оскорбить, миледи. Прошу вас, примите наши извинения.
Маккус бросил на виконта раздраженный взгляд.
– Если в этом будет необходимость, я и сам смогу принести за себя извинения, Эман.
Возможно, к дочери Солити требовался иной подход. Он уже привык к дамам, которые таяли при виде мужественного и высокомерного красавца. Но леди Файер с такой решительностью схватила свой зонтик, как будто собиралась пронзить его этим оружием.
– Я устала от сидения в экипаже, – заявила она, обращаясь к своей спутнице. – Если вы не возражаете, мисс Маблворд, я бы предпочла вернуться домой.
– Да, конечно, – поспешно согласилась Калли.
Робкий взгляд, брошенный на Эмана, был красноречивее слов – ей явно хотелось остаться, чтобы продолжить завязавшееся между ними знакомство.
Маккус решил воспользоваться неожиданным замешательством. Он крикнул кучеру, и тот остановился. Не обращая внимания на Эмана, удивленно смотревшего на него, и возмущение леди Файер, Маккус придержал свою лошадь и, спрыгнув с седла, привязал ее к герцогскому экипажу.
Леди Файер тут же поднялась, чтобы отругать и кучера, и нового знакомого, но растерялась, не зная, с кого начать. Маккус решил, что должен перехватить инициативу, и распахнул дверь экипажа.
– Что вы себе позволяете? – в гневе воскликнула Файер.
– Но разве я могу оставить леди в беде? – улыбаясь, сказал Маккус и взял ее за руку.
Леди Файер была слишком расстроена, чтобы думать о соблюдении внешних приличий. Она вырвала руку и демонстративно вытерла ладонь, затянутую в перчатку, о юбку. Этот оскорбительный жест едва не привел Маккуса в бешенство. Когда он схватил ее за тонкую талию и почти вынес из кареты, Файер громко закричала:
– Немедленно отпустите меня! – Она вся дрожала от охватившей ее ярости и, как только ощутила под ногами землю, больно ударила Маккуса.
– Бог ты мой, Броули! Вы сошли с ума! – воскликнул Эман. – Если вам понравилась леди, разве можно проявлять свой интерес к ней подобным образом? – Виконт быстро спрыгнул на землю и, посмотрев по сторонам, укоризненно добавил: – Недопустимое легкомыслие!
– Файер, ты не ушиблась? – спросила Калли, придвигаясь ближе к открытой двери экипажа. Она беспомощно оглянулась на лорда Эмана, пребывая в полной растерянности.
Леди Файер, в отличие от своей подруги, чувствовала себя намного увереннее. Она знала, чего хотела: ей нужно было заставить этого нахала раскаяться в своем поступке.
– Нет, – ответила она и бросила возмущенный взгляд на Маккуса.
Если бы она снова ударила его, Броули сумел бы ей ответить. Но он, казалось, приветствовал ее яростную реакцию, хотя и помнил, что дело превыше всего.
– Эман, успокойтесь. Нет никакой нужды становиться на защиту дамы. Она сама призналась, что с ней все в порядке. Возможно, я проявил излишнее рвение, исполняя волю леди Файер. Но ей хотелось прогуляться, а я с радостью готов сопроводить ее.
Лицо девушки залил густой румянец, и оно приобрело такой же яркий оттенок, как и ее роскошные волосы.
– Я не высказывала подобной просьбы! – сверкая своими изумрудными глазами, возразила она и бросила мимолетный взгляд в глубь аллеи.
К сожалению, ее опасения подтвердились. В такой день многие лондонцы соблазнились хорошей погодой, решив отдохнуть на природе.
– Скромность всегда считалась неотъемлемым достоинством утонченной леди, – заявил Маккус, едва не рассмеявшись.
Дочь герцога не отличалась ни робостью, ни застенчивостью. Если бы Файер начала спорить с высказанным замечанием, она бы тем самым признала, что не может претендовать на то, чтобы называться истинной леди.
– Леди Файер, мы в компании друзей, и я буду счастлив, если вы позволите сопровождать вас, пока мисс Маблворд и лорд Эман продолжат беседу. – Он склонился к ней и прошептал: – Если вы отвергнете меня, Эману придется встать на вашу защиту и поссориться со мной. Выдержит ли ваша репутация еще один публичный скандал?
Калли, ухватившись за дверь, с наигранной бодростью воскликнула:
– Я бы могла присоединиться к вам, если вы хотите. – И бросила тоскливый взгляд в сторону виконта. Лорд Эман остался безучастен к ее молчаливой мольбе, так как он, все еще нахмурившись, смотрел на Маккуса. Однако от внимания леди Файер не укрылось истинное желание Калли.
Смирившись с тем, что из этой ситуации нет достойного выхода, и не желая вновь притягивать к себе всеобщее внимание, Файер сказала:
– Нет, Калли, не волнуйся. Оставайся с лордом Эманом. Я приму благородное предложение мистера Броули сопроводить меня. Думаю, прогулка пойдет мне на пользу. Мы не задержимся.
Мисс Маблворд вручила леди Файер ее зонтик.
– Если вы торопитесь из-за меня, прошу вас, не стоит. Я с удовольствием вас подожду.
Лорд Эман тем не менее все еще не мог справиться с изумлением, которое вызвало в нем беспечное поведение Маккуса. Будучи истинным джентльменом, он не допускал мысли, что леди Файер может пострадать от навязчивости Маккуса, с которым он ее познакомил.
Мистер Броули тем временем предложил девушке руку, нарочито вежливо склонившись перед ней. Зеленые глаза Файер сверкали, метая молнии. Она гордо подняла подбородок и прошла мимо него.
– Прошу вас, мистер Броули, я не хотела бы, чтобы мое потрясение отразилось на вашем самочувствии, – многозначительно произнесла она.
В воздухе запахло войной.
Маккус отвесил поклон мисс Маблворд и коротко кивнул Эману, после чего присоединился к леди Файер. Он не отрывал глаз от девушки в голубой накидке, хотя редко позволял себе смешивать удовольствие и свои деловые интересы. Похоже, на этот раз Маккус был готов нарушить правила игры.
Идя на пару шагов впереди, Файер медленно пересекла поляну, за которой начиналась аллея, густо обсаженная деревьями. Ни хотелось как можно дальше отойти от экипажа. Если мистер Броули собирается сообщить ей нечто важное, то пусть это произойдет не на глазах гуляющей публики. Файер зябко повела плечами, вспоминая свое столкновение с лордом Стэндишем и леди Хипгрейв. У нее не было ни малейшего желания делать смою жизнь достоянием любопытных зевак.
Она ощутила приближение мужчины еще до того, как он коснулся рукава ее платья. Это прикосновение было сравнимо с разрядом, которые посылают хитроумные французские машины. Файер резко остановилась.
– Мистер Броули, немедленно отпустите меня. О святые Небеса, ваши манеры не выдерживают никакой критики! Джентльмен не должен прикасаться к леди до тех пор, пока она не выразит сноего согласия или не даст ему знать, что его знаки внимания будут приняты с благосклонностью.
Однако мистер Броули вел себя так, как будто не слышал ее. Он преградил ей путь и остановился как вкопанный. Файер бросила взгляд ему через плечо, заметив, что никто, к счастью, не обращает на них особого внимания. Однако это не означало, что за ними не следят. Повернувшись к Броули, она посмотрела и его серые глаза и мысленно приказала себе не доверять этому мужчине.
– По моему опыту, леди, которая гуляет сама по себе, уже демонстрирует благосклонность к тем, кто может встретиться на ее пути, – усмехаясь, заявил он.
«Самоуверенный пройдоха, – подумала Файер. – Он намеренно увел меня от Калли». И все же любопытство, которое она испытывала в данный момент, уступило место нетерпеливому раздражению. Одарив Маккуса улыбкой, которая любого другого заставила бы отступить, она поджала губы и насмешливо посмотрела на него.
– Не стоит терять над собой контроль, миледи, – с легкой укоризной произнес мистер Броули. – Помните, что на нас смотрит не одна пара любопытных глаз. Если вы хотите разорвать меня на кусочки, я бы предпочел, чтобы это случилось, когда мы останемся наедине.
Он выразительно посмотрел на ее губы.
Откровенный взгляд мужчины лишил Файер душевного равновесия. Этот Броули излучал чувственность, которая странным образом находила отклик в сердце девушки. Ей необходимо как можно быстрее стряхнуть с себя наваждение, подумала она, вспомнив, как уже пострадала от своей доверчивости. Слишком высокую цену пришлось ей заплатить за минутную слабость.
– Да кто вы такой? Лорд Эман – очень уважаемый джентльмен, и мне сложно представить, что его может связывать с таким типом, как вы.
Броули не стал принимать оскорбленный вид. Вместо этого он вежливо спросил:
– Каким типом, скажите мне, милая леди Файер?
– Вы у меня ассоциируетесь с преступником, – резко бросила Файер. Она прищурила глаза, мысленно оценивая свое первое впечатление от встречи с ним, и добавила: – Или пиратом.
Мистер Броули широко улыбнулся.
– Да... – протянул он, качая головой. – И умна, и красива... Великолепное воображение. С первой же минуты, как я увидел вас, у меня появилось ощущение, что вы именно та, которую я ищу.
Файер нахмурила лоб и с удивлением воскликнула:
– С первой минуты! Сэр, мы едва знакомы. Возможно, вы меня перепутали с какой-то другой леди?
Она с облегчением вздохнула, подумав, что его знаки внимания на самом деле предназначались другой даме.
Но Броули загадочно улыбнулся и легонько погладил ее по щеке.
– Судьба никогда не бывает слишком простой или слишком доброй, – небрежно заметил он. – Давайте продолжим путь.
Он взял ее под руку, и они направились вдоль аллеи.
Файер не знала, чего от него ждать, поэтому хранила молчание. Мистер Броули вел себя так, как будто они были хорошо знакомы, хотя девушка не могла припомнить, чтобы хотя бы раз истречала его на многочисленных балах или званых ужинах, которые ей доводилось посещать довольно часто. Она обязательно запомнила бы этого молодого человека. Новый знакомый был из тех джентльменов, которые производят впечатление. Файер уже привыкла к тому, что ее расположения часто искали, демонстрируя близость к семье герцога. Но фальшь и неискренность обычно выдавали их. Мистер Броули не претендовал на знакомство с членами известной фамилии. Он утверждал, что знаком лично с ней. Его серые глаза смотрели на нее проницательно и насмешливо, как будто он знал все ее секреты – даже те, которыми она не осмелилась бы поделиться с самыми близкими людьми.
Он пугал ее.
Уже за одно это она могла презирать его. Файер не относилась к породе трусливых и безвольных созданий. Она приняла вызов от лорда Стэндиша, хотя ее сердце было разбито вдребезги. Но никонт не мог сравниться с мистером Броули, обладавшим магнетическим взглядом, в котором затаилась ирония.
– Больше никаких полунамеков, сэр! – предупредила его Файер. – Иначе я буду вынуждена вернуться к своему экипажу. Я вас знаю, мистер Броули?
Он задумчиво посмотрел на нее и слегка пожал плечами.
– Нет. Во всяком случае, не в принятом смысле слова. – Когда они приблизились к дереву, ветви которого склонились под тяжестью ароматных белых цветов, он приподнял одну из них, чтобы дать Файер возможность пройти.
– Но я обязательно вас узнаю. – Какая самоуверенность!
– Я не особенно заинтересована в продолжении нашего знакомства, сэр.
– О, леди Файер, я могу себе представить, какое мнение обо мне у вас сложилось. Ваше лицо временами выдает все ваши мысли, – мягко засмеявшись, сказал он.
– Тогда вы должны понимать, что только зря теряете время. Вы напрасно расточаете свое обаяние. На меня это не действует, хотя я допускаю, что вы можете иметь успех у других леди.
– Вы вынуждаете меня доказывать обратное, – ответил Броули и вздохнул. – К сожалению, нам придется оставить этот многообещающий поединок на потом. – На его лице появилась лукавая улыбка. – Надеюсь, миледи, что ждать придется недолго. Хотя я отличаюсь необыкновенным терпением, ваше присутствие заставляет меня забыть об этой добродетели. Но я здесь сегодня для того, чтобы сделать вам деловое предложение.
Странно. Еще минуту назад Файер казалось, что он готов был поцеловать ее, но уже в следующее мгновение этот джентльмен вдруг заявляет о своем желании обсудить с ней какое-то дело. Она еще никогда не встречала другого такого мужчину, который бы настолько забавлял ее. Однако легкость его обращения была несколько оскорбительной.
– Деловое предложение, мистер Броули? Если вы хотите иметь дело с нашей семьей, то вам следует обратиться к советнику моего отца. Именно он рассматривает подобные вопросы. К счастью, меня это не касается.
Мистер Броули заставил девушку замолчать, слегка сжав ей руку.
– Мне не потребуется ни помощь вашей семьи, ни общение с советником герцога. Мне нужно поговорить лично с вами. Мне нужны лишь вы, и никто более.
Его возмутительное заявление ошеломило Файер. Поперхнувшись, она беспомощно взмахнула рукой и откашлялась.
– Сэр, вы забываетесь. Вы не можете обладать мной.
– Именно это вы сказали Стэндишу, когда застали его с любовницей? – тихо спросил Броули, пристально наблюдая за ее реакцией.
Файер не была склонна к насилию. Она никогда не поднимала руку на мужчину, за исключением того случая со Стэндишем.
Но подлец Тэтчер заслуживал не только пощечины. Расчетливость мистера Броули возымела успех, и пальцы Файер сами собой сжались в кулак, однако она удержалась от поспешного проявления необузданной ярости.
– Великолепно, миледи. Ваше самообладание достойно восхищения.
Он тихо зааплодировал.
– Что вам известно о Стэндише? Это он прислал вас?
Она была в ужасе от мысли, что лорд Стэндиш и леди Хипгрейв могут все еще бахвалиться тем, что продолжают свою грязную игру, стремясь опорочить юную Карлайл. Какой же глупой она была! Оглянувшись, Файер заметила, что вокруг было полно людей: кто-то устроил пикник, кто-то просто прогуливался по дорожкам парка. Она поискала глазами тропинку, которая могла бы поскорее вывести ее к экипажу.
Броули не пытался остановить девушку, когда она повернула к поляне. Длинные юбки удерживали ее от того, чтобы сорваться на бег, поэтому Маккусу удалось поравняться с ней в считанные минуты.
– Стэндиш не посылал меня к вам. Я всегда руководствуюсь собственными интересами. Вмешиваться в чужие дела – довольно скучное занятие, особенно если это не сулит никаких прибылей.
– Мне нечего предложить вам, мистер Броули.
– Я бы так не сказал.
Его манеры были невыносимы. Она требовательно спросила:
– Чего же вы от меня хотите?
– Я хотел бы заключить между нами сделку, которая была бы выгодна нам обоим, леди Файер.
Она не могла сдержать изумления.
– Ваша щедрость потрясает воображение, сэр. Но, к сожалению, я вынуждена отказаться.
Лицо мистера Броули напряглось и утратило на мгновение ленивое выражение.
– Но вы даже не услышали, в чем суть моего предложения.
– Каким бы оно ни было, я вынуждена буду отклонить его.
Файер прищурилась на солнце, сожалея, что так далеко отошла от экипажа.
– Месть, – коротко произнес Броули и протянул руку, чтобы удержать ее, когда она едва не споткнулась. – Вы ведь желаете отомстить, не правда ли? Вы не производите впечатления леди, которая будет спокойно наблюдать, как обидчики насмехаются над ее добрым именем. Стэндиш и его любовница выставили вас на посмешище. Я хотел бы помочь вам осуществить задуманное.
Файер была ошеломлена. Если о происшедшем скандале было известно даже мистеру Броули, значит, слухи, распускаемые лордом Стэндишем и леди Хипгрейв, разнеслись по всему Лондону. Стыд, волной накативший на нее, сменился гневом. Она не позволит, чтобы какой-то незнакомец обсуждал злосчастные обстоятельства, в которых она оказалась! Она – представительница рода Карлайлов и не нуждается ни в чьей поддержке, тем более в помощи этого высокомерного, грубого пирата.
– Нет!
В глазах Броули мелькнуло раздражение. Он не привык слышать отказ.
– Только теперь я понял, что неправильно выбрал место для нашего знакомства. Идея с парком была не самой удачной.
– Это совершенно не имеет значения... – Он оборвал ее взмахом руки.
– Не стоит мне отказывать, леди Файер. В моем лице вы получили бы верного союзника. Давайте встретимся позже. – Он проводил взглядом неторопливо прогуливающуюся пару и добавил: – Там, где будет не так много людей.
– Но чего вы добиваетесь, мистер Броули? Скажем, я приняла ваше благородное предложение, и...
– Мне нужна такая девушка, как вы. Решительная и смелая. – Он остановился, как будто о чем-то вспомнил. – Мы можем обсудить некоторые подробности в нашу следующую встречу. Подумайте о том, какую помощь я мог бы оказать вам. – Заметив, что она сомневается, Броули быстро произнес: – Несмотря на то что я произвел невыгодное впечатление, мне бы хотелось заверить вас в том, что мой интерес к дочери герцога не носит преступного характера.
Когда они приблизились к экипажу, Файер украдкой посмотрела в сторону своего нового знакомого. Как он догадался, что она задумала отомстить Стэндишу и леди Хипгрейв за пережитое унижение? Даже члены ее семьи и близкие друзья ни о чем не подозревали. Она боялась даже представить, чего от нее может хотеть джентльмен с внешностью мистера Броули. Нет, ей наверняка лучше об этом не знать.
– Я очень сомневаюсь в том, что изменю свое решение.
Она оставила его на поляне и вернулась к своим друзьям с победоносной улыбкой, которая, казалось, застыла на ее лице.
Маккус наблюдал, как лорд Эман помогает леди Файер подняться в экипаж. Как только она заняла свое место, ее быстрый нзгляд вновь обратился к нему. Она посмотрела на мужчину с таким выражением, будто не могла решить, был ли он запретным плодом или дьяволом во плоти. Маккус мог бы ответить, что для нее он был и тем, и другим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешники - Пирс Барбара



очень инетерсная книга( как и все остальные романы этого писателя).Понравился роман тем, что очень страстно описаны чувства главных героев. Советую читать всем!
Грешники - Пирс Барбараирина
27.10.2012, 22.35





Главная героиня что-то ведет себя очень глупо в начале романа. Дочь герцога не имеет никакого достоинства. Секс вне брака с идиотом, ругань с его любовницей. Но потом взялась за ум. Можно почитать.
Грешники - Пирс БарбараВ.З,64г.
20.12.2012, 13.08





Интересно, но не правдоподобно.
Грешники - Пирс БарбараКэт
26.10.2014, 12.41





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 21.37





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 22.02





мені сподобався роман
Грешники - Пирс Барбаранаталія
9.09.2015, 23.04





Прочитала полторы главы. У автора с логикой что-то не в порядке. Как можно утверждать, что дочь герцога прекрасно знает правила высшего света и при этом искренне думает, что ее семья одобрит, что она переспала с кем-то до брака? Как несколькими днями позже она может удивляться, что встреченные ею дамы не желают ее замечать? У нее что, мозги совсем не работают? Опять-таки не поверю, что ее родители, собираясь ее спровадить куда подальше в Италию или замуж, были вынуждены отступить, так как она сказала нет. Да ее бы под замок посадили в то время и все. Как можно писать, что ее семья лицемерит, не желая скрывать свое разочарование? Я думала, что лицемерен тот, кто скрывает свои чувства. Ну и конечно куча опечаток. На гениальной фразе "она испытывала почти физическую потребность ОРОСИТЬСЯ на всех обидчиков", заканчиваю чтение.
Грешники - Пирс БарбараЛина
18.10.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100