Читать онлайн Грешники, автора - Пирс Барбара, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешники - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешники - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешники - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Грешники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Маккус ворвался в свой дом, громко хлопнув дверью. В столь поздний час никто не вышел ему навстречу. Впрочем, он никого и не ждал: Гоббс и другие слуги уже отправились спать. Он взял свечу и направился в гостиную. Открыв двери, он прошелся по всей комнате и зажег остальные свечи. Ему хотелось окружить себя светом.
Внезапно он представил Файер, которая не так давно стояла посреди этой комнаты и показывала ему, как надо правильно вести даму в танце. Маккус помнил, каким веселым озорством светились зеленые глаза девушки, когда она вслух отсчитывала ритм.
Сняв шляпу, он с силой метнул ее на софу. Вслед за ней полетели перчатки и сюртук. Опустившись в ближайшее кресло, он устало потер подбородок.
Файер ненавидела его.
Возможно, это даже к лучшему. Разве он не собирался намеренно ввести ее в заблуждение? Он запустил два пальца в карман жилета и вытащил оттуда брошь, которую купил для нее. Изысканный цветок сверкал в его руках, играя на свету бриллиантами. Вертя в пальцах украшение, он вспомнил, как вручил ей свой подарок. Файер была так тронута, что едва сдерживала слезы радости. Сегодняшние слезы были вызваны лишь горечью и разочарованием. Она отказалась от его подарка. И не только от него – Файер отказалась от своей любви к нему.
«Боже мой, что за нелепое совпадение!» – подумал Маккус. Надо было признаться ей в том, что он виделся с лордом Стэндишем и леди Хипгрейв. Теперь, оглядываясь назад, он понял, что Файер знала о его встрече с ее врагами и давала ему шанс сказать правду. Ей хотелось услышать его покаяние. Может быть, она даже простила бы его. Хотя вряд ли...
Файер видела, как он целовался с леди Хипгрейв. Наверняка она решила, что он встретился с Отилией тайно. Она поверила, что он и графиня любовники, которые замышляют против бедняжки Файер заговор.
Могла ли она простить его?
Никогда.
С ее точки зрения, он совершил предательство – преступление, которому не было оправданий. Маккус посмотрел на бриллиантовую брошь. Она будет напоминать ему о слезах любимой. Спрятав украшение в карман, он встал. Файер была сильной и храброй, но он сломил ее дух своими необдуманными поступками и убийственным молчанием.
Любовь так редко заглядывала в его жизнь, что Маккус не сразу ее распознал. Однако, глядя в зеленые глаза Файер, он чувствовал, что ему больше не встретить другой такой женщины. Каждый раз, когда он сжимал ее в своих объятиях, предвкушая приближение экстаза, Маккус думал о том, что в его жизнь пришла настоящая любовь. Но все это в прошлом. Когда графиня постучала в его дверь, он стал на скользкий и опасный путь. Их разговор заставил Маккуса изменить тактику поведения, но он не захотел говорить Файер о новых планах. Маккус вдруг вспомнил о своем прошлом. Тревор предупредил брата, что его разыскивает отец. С самого начала своей новой жизни Маккусу надо было признать, что ему никогда не избавиться от этого человека. Он всегда будет преследовать его, принося с собой несчастья. Жестокость и беспощадность были сутью натуры Сеймуса.
Он подошел к сервировочному столику и взял в руки графин с бренди, припасенный на случай визита гостей. Он никогда не прикасался к крепким напиткам, чувствуя, что это зелье может разбудить в нем дремлющего зверя и сделать его похожим на отца. Маккус боялся, что один-единственный шаг по пути, проторенному испорченным родителем, приведет к непредсказуемым переменам в его жизни. Поворачивая хрустальный графин, он пристально смотрел на янтарную жидкость. Напиток выглядел таким безобидным. Ему хотелось выпить его, чтобы заглушить душевную боль и забыть о том, как поступила с ним Файер. Казалось, что плохого будет в том, если он позволит себе бокал или даже целый графин?
«Этот подарок для меня ничего не значит. Не говоря уже о тебе...»
Маккус вдруг размахнулся и с силой бросил графин в стену. Из его горла вырвался тоскливый стон. Неужели он потерял Файер? Как он будет жить без нее, без ее ясной улыбки? Маккус в сердцах толкнул сервировочный столик, а потом схватил стул и швырнул его через софу.
Оказавшись перед каминной полкой, он в безотчетном движении сбросил с нее все вазы и фарфоровые статуэтки. Эта комната была воплощением богатства и роскоши. Своей изысканностью она как бы напоминала о его новом статусе. Но теперь все это ничего не значило для него. Маккус бросил взгляд в зеркало и не узнал собственного отражения – на него смотрел хищник.
Зеркало, оправленное в золоченую раму, стало следующей жертвой неистового гнева. Он разбил его вдребезги, запустив в него деревянной резной фигуркой лошади. В потоке мелких осколков его собственное отражение исчезло.
Слегка покачиваясь, он обвел комнату, разгромленную в порыве гнева, тяжелым взглядом. Когда Маккус провел рукой, чтобы вытереть со лба пот, он вдруг заметил на руках кровь от глубоких порезов. Как бы ему ни хотелось, он не станет преследовать Файер, чтобы доказать свою невиновность. Если он в ее глазах станет вторым Стэндишем, это даже к лучшему, потому что столь хрупкая красота в его грубых и неумелых руках слишком быстро увянет.


Файер мечтала о том, чтобы уединиться в Арианроде. Красота природы и великолепие их родового замка станут для нее настоящим утешением после холодного приема, уготованного ей столицей. Если бы ее отъезд из Лондона не был столь очевидным признанием поражения, она бы собрала вещи немедленно. Герцогиня предупреждала ее, что столь смелое появление в свете после случившегося скандала принесет ей лишь разочарование, но Файер не поверила. Лорд Стэндиш и леди Хипгрейв очень постарались, нашептывая сплетни и распуская слухи, однако она с присущим ей высокомерием возомнила, что способна нанести ответный удар.
Она и представить себе не могла, что в ее жизнь ворвется Маккус и сыграет в ее судьбе столь важную роль.
Когда мистер Броули начал плести вокруг нее свои сети? Наверное, он все узнал о дочери герцога еще до того, как приблизиться к ней, решила она. Он уже работал на леди Хипгрейв, когда произошла памятная сцена знакомства в парке, или предательство произошло позже? Файер была слишком взволнована, чтобы углубляться в своих размышлениях в поисках разумных объяснений. К тому же он так неохотно выслушивал ее вопросы. И вообще, это мало что меняет. Для нее и Маккуса будущее перестало существовать. Те надежды, которые она лелеяла, лежа в его объятиях, были всего лишь химерой.
Вдруг она услышала крик и поняла, что лошади резко повернули вправо. Файер выглянула в окно, за которым открывался темный городской пейзаж. Экипаж замедлял ход. Что делает этот несносный возница? Они еще не подъехали к дому. Она услышала, как слуга с кем-то разговаривает. Неужели вернулся Маккус? Или, хуже того, на них напали бандиты?
Второй раз за вечер дверь кареты неожиданно распахнулась. Файер вздрогнула, от страха закрыв лицо руками. Спустя мгновение она узнала красивое лицо, на котором застыла пьяная ухмылка. Сжав руки в кулаки, она со злостью набросилась на мужчину, посмевшего нарушить ее спокойствие.


В какой-то момент Маккус почувствовал, что он не один. Резко обернувшись, он увидел в дверях Тревора, который обводил комнату пристальным взглядом, как бы оценивая размах нанесенного ущерба.
Молодой человек тихо присвистнул, пораженный разгромом, учиненным Маккусом, и переступил порог комнаты.
– Мак, если тебе не нравились все эти безделушки, ты мог просто приказать Гоббсу их убрать.
Тревор заметил кровь на рукаве его рубашки, а также порезы на руке, но благоразумно промолчал.
– Я думал, что ты ушел, – сказал Маккус, чувствуя неловкость. Ему не хотелось, чтобы брат увидел ту сторону его натуры, которую он тщательно скрывал даже от себя.
– Так и было, но я вернулся, – ответил Тревор.
Он перевернул единственный стул, который уцелел благодаря толстой обивке.
– Я принес новости от Сеймуса.
Услышав имя отца, Маккус напрягся, как струна.
– Ты видел его?
– Не только видел, но и перемолвился несколькими словами. Он хочет встретиться с тобой, Мак.
Маккус отбросил в сторону осколки разбитой вазы и направился к каминной полке. Положив на нее руку, сжатую в кулак, он уставился на холодный очаг.
– Где?
– В таверне «Бронз Скараб». Сеймус предупредил, что ты должен прийти немедленно, иначе он явится к тебе сам.
– Зачем ты сказал ему? – спросил Маккус, и его глаза злобно блеснули.
Он ждал ответа.
Тревор отвел взгляд и пробормотал:
– Он умеет вытянуть из человека правду, ты же знаешь. Но это не имеет значения. Он все равно нашел бы тебя.
Маккус громко выругался. Каким-то непостижимым образом Сеймусу до сих пор удавалось сохранять над младшим сыном свою власть. Маккус не мог понять, чем были продиктованы чувства Тревора к отцу, – то ли ложной преданностью, то ли обычным страхом. Маккус уже причинил боль Файер, говоря полуправду. Даже если бы он сумел убедить ее в своей невиновности, оставалась его семья. Как только Сеймус узнает, что его старший сын добился успеха в жизни, он не остановится ни перед чем, даже перед убийством. Главное для него – это удовлетворить свои корыстные стремления.
– О, кстати, Мак, – сказал Тревор, отвлекая Маккуса от его мрачных мыслей. – Сеймус был почти трезвым, когда я с ним разговаривал. Однако тебе придется поторопиться, иначе, боюсь, он будет уже совсем в другом состоянии.


Файер ударила Тэма в грудь.
– Фейн, ты меня испугал! Я же могла умереть от страха. Я решила, что на экипаж напали бандиты.
Брат перехватил ее руку и заключил сестру в объятия.
– Я тоже по тебе скучал, – сказал он слегка заплетающимся языком. – Когда я увидел герб Солити, мне пришла в голову мысль пожелать приятного вечера любимой семье.
– Ты, похоже, побывал на королевской пьянке, – с мягкой укоризной произнесла Файер, освобождаясь из его объятий и усаживаясь на место.
– О, ты слишком высоко метишь. Лучше скажи, на герцогской пьянке – так будет точнее.
Тэм рассмеялся собственной шутке. Он попытался войти в экипаж, но не рассчитал высоту ступеньки и ткнулся лицом прямо в колено Файер. Быстро оправившись, он устроился рядом с сестрой.
– Так намного лучше, как ты полагаешь?
В окне появилось лицо возницы, и Файер в который раз за вечер испугалась.
– Простите меня, миледи. Но когда я увидел лорда Тэммеса, я решил остановиться. Его лошадь пришлось привязать к вашему экипажу.
– Джон, ты поступил совершенно правильно, – отозвался Тэм. Он примостился рядом с сестрой, чем вызвал у нее обреченный вздох.
– Нам надо отвезти лорда Тэммеса в его особняк. Там он сможет немного прийти в себя.
Получив приказ, возница ответил:
– О, конечно, миледи.
Файер сняла с брата шляпу и, положив ее рядом с собой, любовно провела рукой по волосам молодого человека.
– Ты теперь мой должник, и я это вспомню при случае.
– Как это понимать? – пробормотал Тэм, не открывая глаз. Она думала, что он уже спит.
– Я собираюсь отвезти тебя в твой особняк, а не домой, где герцогиня устроит тебе разнос, если увидит, в каком ты состоянии. К тому же она не обрадуется, узнав, что ты пытался оправдать проклятие Солити, едва не свалившись с лошади.
Тэм фыркнул сестре прямо в ухо.
– Если мне суждено умереть молодым, то я не прочь отличиться оригинальностью.
Файер сморщила нос, не желая понимать странное чувство юмора Тэма.
– Какое благоразумие.
– А что ты делаешь одна в такой час? – спросил он, придвигаясь к ней еще ближе.
Услышав в его голосе упрек, Файер театрально закатила глаза.
– Не вам меня отчитывать, милорд. Я закончила вечер раньше, чем собиралась на самом деле, и как раз направлялась домой. Но мой экипаж остановился, причем по вашей милости, лорд Тэммес.
– Ты плакала.
– Откуда ты знаешь?
Тэм выпрямился и открыл глаза. Его взгляд казался немного затуманенным, но он не был так сильно пьян, как поначалу решила Файер. Удовлетворенный тем, что ему удалось доказать свою «состоятельность», брат снова закрыл глаза и прислонился к ней.
– Что тебя так расстроило? Опять этот подлец Стэндиш? – поинтересовался Тэм. – Не надо было мне тебя слушать. Если бы ты позволила мне вмешаться, я давно избавил бы тебя от его назойливого присутствия.
Глаза Файер расширились от удивления. Предложение брата застало ее врасплох. Она презирала лорда Стэндиша, но не хотела быть ответственной за его смерть или вмешивать в это лорда Тэммеса.
– Нет. Я расстроена не из-за лорда Стэндиша.
Она тоже закрыла глаза. В темноте ей было легче рассказывать о своих чувствах и неудачах.
– О, Тэм, я снова наделала ошибок. Мне надо было послушать герцогиню и отправиться за границу, пропустив этот сезон.
Он удивился ее словам.
– Убежать? Это на тебя не похоже.
– Да, ты прав. Это не в моем стиле. Но что же делать, если все так складывается...
– Скажи мне, в чем дело, – перебил ее Тэм.
– Зачем? Ты даже не вспомнишь о нашем разговоре, когда проснешься.
– Файер, – угрожающе произнес молодой человек. – Прошу тебя, не молчи.
Она одна была во всем виновата. Теперь брат не отстанет, пока не услышит ее исповедь.
– Ну хорошо. Ты хочешь услышать? Пожалуйста. Я верю, что Карлайлы живут под проклятием. Что с нами, Тэм? Почему мы не можем найти настоящую любовь? Или же встречаем на своем пути не тех, кто нам нужен... Конечно, в конце концов нам удается создать выгодный союз и мы продолжаем герцогский род, но как же любовь, честь и верность? Почему меня никто не может полюбить искренне, Тэм? – с отчаянием в голосе спросила Файер.
Тэм не ответил. Файер решила, что он просто уснул, но Тэм вдруг тихо отозвался:
– Ты говоришь не о Стэндише...
Если бы она произнесла имя виконта, он вызвал бы его на дуэль.
– Нет. Я говорю о другом человеке. О джентльмене, которого считала своим другом. А оказалось, что он лгал мне.
– И имя этого человека Маккус Броули?
Файер не хотелось продолжать этот разговор, потому что она почувствовала, как Тэм напрягся.
– Нет, это другой человек, и я бы не хотела называть его имя.
– Файер, – простонал брат, зная, что она ему лжет.
– Нет, Тэм. Он не стоит ни гнева, ни слез, – грустно сказала она. – Во всяком случае, так я думаю сегодня. И надеюсь, что завтра я в это поверю.


* * *


Таверна, в которой Маккуса якобы ждал отец, была обычным кабаком, излюбленным местом Сеймуса и ему подобных. Так как заведение располагалось неподалеку от порта, здесь проводили время матросы, рыбаки, докеры и кочегары. Крепкие напитки текли рекой.
Маккус провел в таверне около часа. Сеймуса не было. Маккус лениво держал в руке кружку с пивом и внимательно разглядывал лица всех, кто входил в заведение. Он приказал Тревору остаться в доме. Младший брат никогда не отличался преданностью, и Маккус опасался, что Сеймус снова сумеет переманить его на свою сторону.
Где же мог быть отец?
Маккус решил, что Сеймус, скорее всего, променял встречу с сыном на первую попавшуюся проститутку. Он сидел, опустив плечи, и думал о том, что ожидание в прокуренном кабаке не прибавит ему хорошего настроения. Если Сеймус не явится в течение ближайшего часа, он пошлет все к черту.


* * *


Файер прикрыла за собой дверь и в изнеможении прислонилась к ней. Как хорошо оказаться дома!
С помощью возницы она довела брата до особняка и на прощание поцеловала его, передавая на руки слугам. Она очень волновалась, вспоминая свой разговор с Тэмом и боясь, что вызвала у него желание мстить. Когда Файер представляла, что Маккус и Тэм могут столкнуться лицом к лицу, она приходила в ужас. К счастью, брат выпил столько бренди, что его сознание к концу вечера было полностью затуманено. Тэм выразил озабоченность, что его сестра очень расстроена, но был слишком пьян, чтобы от угроз перейти к действию. Файер надеялась, что к тому времени, когда он проснется, хмель выветрится из его головы вместе с воспоминаниями о прошедшем вечере.
Если он будет настойчив, она сумеет разыграть полное недоумение. Файер расстегнула застежку на плаще и сбросила его с плеч. Поднимаясь к себе, она мечтала только о том, чтобы зарыться в подушки и отрешиться от забот. Девушка надеялась, что с усталостью пройдет и тупая боль, мучившая ее весь вечер.
Перед входом в спальню Файер приостановилась. На ее глаза снова навернулись слезы. Господи, что же он наделал?
– Ты не позволишь им втоптать себя в грязь! – в ярости воскликнула она. – Не доставляй им удовольствия видеть твои страдания.
– Какие достойные слова, – заметил мужчина, и Файер резко обернулась на голос.
Незнакомый человек стоял в тени и наблюдал за ней.
– Мне нравится, когда девица не только красивая, но и смелая. Мы точно подружимся, как я погляжу.
Мужчина приблизился к ней, выйдя из темноты на лунный свет. Файер заметила в его руке пистолет.


* * *


Маккус второй раз за вечер с шумом ворвался в свой дом. На этот раз он злился не на себя, а на своего отца. Он потратил впустую два часа, но так и не дождался Сеймуса. Этот подлец не посчитал нужным явиться.
– Тревор!
Проходя по коридору, он открывал все двери, но повсюду стояла гробовая тишина. Маккус уже привык к внезапным исчезновениям брата, но сейчас он хотел выказать ему свое недовольство тем, что Сеймус не соизволил прийти на встречу. Зайдя в гостиную, он остановился, пораженный переменами. Возможно, слуги сами заметили, что он натворил, а может, их позвал Тревор. Так или иначе, но в комнате царил идеальный порядок. Мебель, которую он крушил в приступе бешенства, вынесли, а осколки фарфора и хрусталя были аккуратно выметены. Даже пустая рама от зеркала исчезла.
– Сэр, – приветствовал Гоббс своего хозяина, переступая порог.
Если у дворецкого и было свое мнение относительно того, что произошло накануне в гостиной, то на этот раз он держал его при себе. Маккус всегда восхищался силой духа этого человека. Когда вся челядь после уборки отправилась спать, Гоббс решил дождаться своего господина и принять удар на себя, не боясь гнева Маккуса.
– Где мой брат? – мрачно поинтересовался Маккус.
– Он ушел сразу после вас, – ответил Гоббс, подтверждая подозрения Маккуса.
Как он и предполагал, его неистовство в гостиной поставило весь дом вверх дном.
– Ваш брат оставил для вас записку. Сказал, что забыл отдать ее раньше.
Маккус схватил сложенное письмо, закрытое от любопытных глаз личной печатью Броули. Нетерпеливо раскрыв его, он пробежал глазами короткую записку. Лист бумаги в считанные секунды превратился в руке Маккуса в жалкий комок. Забыл передать записку? Как бы не так. Тревор знал, куда отправился отец. Его брат-предатель рассказал Сеймусу о Файер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешники - Пирс Барбара



очень инетерсная книга( как и все остальные романы этого писателя).Понравился роман тем, что очень страстно описаны чувства главных героев. Советую читать всем!
Грешники - Пирс Барбараирина
27.10.2012, 22.35





Главная героиня что-то ведет себя очень глупо в начале романа. Дочь герцога не имеет никакого достоинства. Секс вне брака с идиотом, ругань с его любовницей. Но потом взялась за ум. Можно почитать.
Грешники - Пирс БарбараВ.З,64г.
20.12.2012, 13.08





Интересно, но не правдоподобно.
Грешники - Пирс БарбараКэт
26.10.2014, 12.41





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 21.37





Дальше 1 главы не осилила. Безрасудство и глупость гг ни уже вначале навевает мысли: что же будет дальше?
Грешники - Пирс БарбараПросто Человек:)
1.11.2014, 22.02





мені сподобався роман
Грешники - Пирс Барбаранаталія
9.09.2015, 23.04





Прочитала полторы главы. У автора с логикой что-то не в порядке. Как можно утверждать, что дочь герцога прекрасно знает правила высшего света и при этом искренне думает, что ее семья одобрит, что она переспала с кем-то до брака? Как несколькими днями позже она может удивляться, что встреченные ею дамы не желают ее замечать? У нее что, мозги совсем не работают? Опять-таки не поверю, что ее родители, собираясь ее спровадить куда подальше в Италию или замуж, были вынуждены отступить, так как она сказала нет. Да ее бы под замок посадили в то время и все. Как можно писать, что ее семья лицемерит, не желая скрывать свое разочарование? Я думала, что лицемерен тот, кто скрывает свои чувства. Ну и конечно куча опечаток. На гениальной фразе "она испытывала почти физическую потребность ОРОСИТЬСЯ на всех обидчиков", заканчиваю чтение.
Грешники - Пирс БарбараЛина
18.10.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100