Читать онлайн Благородство и страсть, автора - Пирс Барбара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородство и страсть - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородство и страсть - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородство и страсть - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Благородство и страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Никто не смог бы упрекнуть Девону в пассивности, не славилась она и особым терпением. Хладнокровно наблюдать за тем, как сэр Томас играет с ее сыном, было выше ее сил; она то и дело дергалась, что могло показаться стороннему наблюдателю признаком нервного заболевания. Конечно, Девона старалась скрыть свой страх за ребенка, когда дед поднимал его высоко над головой, а потом играючи делал вид, что роняет. Молодая мама живо представляла себе, что может выйти из невинной игры, если допустить оплошность. Люсьен хихикал, не понимая, что на самом деле надо бояться. Она тихонько обратилась к мужу, чтобы тот вмешался.
– Томас, ваш внук недавно съел пудинг. Вы и сами рискуете его отведать, если будете так с ним играть. – Типтон подмигнул жене.
– Возьми сына, милая, – попросил сэр Томас дочь, передавая ей малыша. – Надо было подумать, прежде чем давать мне его, чтобы он испачкал своего ничего не подозревающего деда.
Девона взяла Люсьена и носом пощекотала ему щеку.
– Да, папа.
Поверх светлой головки сына она посмотрела на мужа: благодарность и любовь светились в ее глазах. Девона всегда была счастлива видеть, что муж отвечает ей теми же чувствами.
Их брак с Типтоном оказался прочным, несмотря на все, что предсказывали те или иные представители высшего света. Муж – сложный человек, призналась она сама себе. У Райена осталось слишком много шрамов от прошлого, чтобы доверять кому попало. Девона знала, что он не только любил ее, но и доверял ей. И так было почти с самого начала. С течением времени какие-то раны затянулись, и он принял в свой круг Бедгрейнов. Никто не мог усомниться в его преданности своей семье.
– Я думала, Уинни приедет с тобой. Она уже неделю у нас не была.
Девону беспокоило, что в последнее время ее сестра, казалось, стала скрытной. Даже очень скрытной.
– Она собиралась съездить к Амаре Клейг, – сказал отец, тряхнув головой. – Не понимаю, почему Уинни так переживает. Леди Клейг всегда будет винить нас в смерти своего сына. А мисс Клейг… может, она и мила, как ручной пони, и тем не менее дружить с ней все равно что пригреть змею у себя на груди!
Больше всех от леди Клейг доставалось Девоне. В семье Бедгрейнов эта женщина особенно недолюбливала ее. Причина такого отношения была в Доране Клейге, точнее, его безответной любви к Девоне. Все закончилось тем, что любовь привела его к смерти. Только Амара из всех Клейгов понимала, что Девона не виновата. Они продолжали дружить, несмотря на требования матери Амары порвать все отношения с Бедгрейнами.
Хлопнула дверь, и все обернулись ко входу в комнату. По женскому голосу и ритмичному шлепанью лап было нетрудно догадаться, что это сестра Типтона со своей собакой.
Сэр Томас оживился. Он как-то по-особенному относился к этой шестнадцатилетней девочке, рано потерявшей мать. Он всегда ценил уверенность в себе и решительность. Маделина Уайман была наделена и тем, и другим. Живой темперамент юной девушки был тяжелым испытанием для терпения ее брата. Они часто расходились во мнениях, что вызывало бесконечные горячие споры, иногда доходило до слез, а иногда до битья посуды, случайно подвернувшейся под руку. Глядя на их стычки, Девона начинала тосковать по своим братьям и сестрам.
Маделина вбежала в гостиную. Флора, мальтийская болонка, бежала за ней. Собаке, видимо, недавно расчесывали длинную белую шерсть, которая волочилась по полу, словно мантия. Челка была подвязана розовой ленточкой, открывая темные настороженные глаза. Собачку подарил девочке их друг сэр Уоллас Брогден до того, как они с Типтоном уехали в Индию. Он надеялся, что питомец станет утешением для опечаленной девочки. Интуиция не подвела Брогдена, хотя Маделина до сих пор была озадачена его выбором. Она любила проводить время на воздухе, часами могла копаться в саду. Сад стал для нее убежищем задолго до того, как Райен и Девона поженились. Причина, по которой Брогден выбрал создание, которое, казалось, выглядело и двигалось более женственно, чем сестра Райена, можно было рассматривать только как пример черного юмора. Несмотря на это, Маделина сразу подружилась с Флорой.
Прижав к щеке Люсьена, Девона улыбнулась золовке:
– Добрый день, Мэдди. Флора вся намокла. Опять она рыскала у тебя в цветах?
Маделина состроила гримаску. На ней было чистое платье кремово-зеленого цвета. Измазанный подбородок юной леди свидетельствовал о том, что между собакой и хозяйкой произошла небольшая схватка.
– Клянусь, она думает, что я прячу от нее кости. – Девочка поцеловала в щеку Девону и на ходу потрепала Люсьена за подбородок. – Брат, – поздоровалась она. Заметив отца Девоны, засияла и воскликнула: – Папа Томас! Мне никто не говорил, что вы приедете.
Сэр Томас обнял ее. Флора, недовольная, что о ней забыли, крутилась возле ног.
– Что ты тут делаешь? – Он взглянул на Райена. – Мэдди, девочка, ты должна быть в какой-то там чудной женской школе. Девона, как называется школа, в которую я вас отправлял?
– Женская школа искусств мисс Ранн. Знаете, она все еще управляет школой. Никогда не встречала женщин, так педантично следящих за правильным наклоном головы. Мы с Уинни считаем образование леди незаконченным без ее лекции о двенадцати правилах, которые надо соблюдать, когда садишься. – Она усмехнулась, услышав, как вздохнула Маделина.
Озадаченный, ее отец нахмурил брови:
– Двенадцать правил? Что еще за правила надо соблюдать, когда хочешь сесть на свой зад?
Маделина захихикала, а старик покраснел оттого, что у него такое сорвалось с языка. Она сверкнула светло-голубыми глазами, очень похожими на глаза брата.
– Эта дама просто из ума выжила.
– Маделина, – строго одернул сестру Райен.
Она подошла к Девоне. Ее русые волосы изящно развевались в такт гордой походке. Девочка протянула руки к Люсьену. Малыш заерзал на руках у матери, так как захотел к тете. Девона отдала ей сына. Маделина заворковала, а мальчик завизжал от восторга. Как и брат, Маделина училась расширять кружок тех, кого любила и кому доверяла.
– В школе произошла неприятность, – объяснила отцу Девона.
– И не одна, по моим подсчетам, – поправил Райен. Маделина встрепенулась.
– Один проступок – и меня навсегда заклеймили проказницей!
Глаза Типтона приобрели тот загадочный темно-серый оттенок, какой появлялся, когда он сердился. Он пристально взглянул на сестру.
– Невинное создание погибло из-за твоей шалости!
– Кто знал, что мисс Ранн боится птиц? Я только хотела оживить процесс обучения, а она прибила ее книгой.
Девона почувствовала: назревает очередная ссора.
– Райен, Маделина тоже права. Она ведь не со зла выпустила птицу в класс. Никто не думал, что это кончится трагически.
От вмешательства жены на лице Райена вспыхнула искра раздражения, и он возразил:
– Напрасно ты стараешься ее оправдать. Маделина вообразит, что ей все дозволено Ты же помнишь, почему мы отправили ее в эту школу?
– Должен согласиться с девочками, Типтон. Нечего суетиться из-за какой-то птички, – вмешался сэр Томас.
Райен обвел всех сердитым взглядом, а Маделина еще больше занервничала.
– Как насчет случая с пожаром? Отец Девоны поднял брови:
– Пожаром?
В глазах Маделины мелькнула обида, а вместе с тем и вызов.
– Если ты так уверен, что это я подожгла кровать той девочки, то как ты можешь спать ночью? Я ведь могу спалить и этот дом. – И крепче обняла Люсьена.
Привыкнув к ссорам между братом и сестрой, Девона встала между ними, чтобы они не видели друг друга. Флора восприняла развевающиеся юбки как начало новой игры и попыталась ухватиться за подол.
– Мэдди, твой брат не думает, что ты в ответе за тот пожар, так что не накручивай его. Разве не так, Райен?
– Она просто случайный свидетель ряда прискорбных событий, – мрачно согласился тот.
«Что за упрямец», – подумала Девона. Разъяренный, он, видимо, не понимал, как следует вести себя с чувствительной молодой особой. Потом, наедине, она все ему выскажет.
– Папа, школу закрыли из-за вспышки тифа. Сэр Томас нахмурился:
– Чертов сыпной тиф!
– Нам стало известно, что некоторые из девочек слегли – лихорадка. Райен настоял на том, чтобы их осмотреть. Он подтвердил подозрения местных врачей и сразу же забрал Мэдди из школы. Даже не дал ей собрать вещи.
Райен не хотел распространяться по этому поводу и уставился на собственные руки, а Маделина с Люсьеном на руках протанцевала по гостиной к стене.
В тисках досады и гордости ни брат, ни сестра, казалось, не могли признать, что очень любят друг друга. Сейчас она думала, что черствый брат не бросится на помощь сестре, если та окажется в беде, а он – что сестра с радостью уедет из дома брата в школу, если ей будет плохо в его семье. Девона верила, что однажды Райен и Маделин помирятся, поймут друг друга.
– Мэдди, не качай так Люсьена, – предупредила она. – Перл накормила его пудингом.
– Кажется, ему нравится. – Мэдди подняла мальчика высоко над головой, опустила и потерлась носом о его носик. – Или нет, мой сладкий?
Люсьен сморщился, и его стошнило прямо ей на грудь. Вскрикнув, Мэдди отняла ребенка от себя и держала на вытянутых руках. Залаяла Флора. В ужасе Мэдди отдала мальчика матери. Недавно съеденный пудинг капал у нее с подбородка. Не сказав ни слова, Райен бросил сестре носовой платок. Девона с радостью отметила, что муж сдержал себя. Понять, что ему все это показалось забавным, можно было только по сдавленному смешку. Сэр Томас же рассмеялся в открытую, наверняка с облегчением, что не он стал мишенью внука.
Мэдди вытерла себе подбородок.
– Ох, бесстыдник, – вымолвила она.
Гар встал у дверцы коляски, чтобы помочь спуститься Уинни и Амаре. Если даже его заинтересовало, почему они не въехали в Гайд-парк, а вместо этого оставляют коляску у входа, слуга оставил вопросы при себе.
Амара прекрасно выглядела в платье для прогулки из нежного батиста. На плечах развевалась голубая шелковая накидка. Ее темно-каштановые волосы были изящно зачесаны наверх. Несколько прядей аккуратно выпущены и завиты. Ветер раздувал их, щекоча ей нос. Девушке это надоело, и она убрала локоны с лица.
Уинни выбирала платье, размышляя о поведении Кенана. Она оделась в зеленое креповое платье, которое, надеялась девушка, подчеркивало ее глаза. Светлые волосы были спрятаны под шляпкой из зеленого крепа, отделанной кружевом. Белые лайковые туфельки и перчатки дополняли образ, который она хотела создать, – образ уверенной в себе, привилегированной леди. Обнимать и целовать Кенана Милроя было каким-то помрачением ума. Она решила, что больше такого не допустит.
– Без обид, Уинни. Наша прошлая прогулка не слишком удачно закончилась. Поэтому понимаешь, почему я беспокоюсь, что мы будем вместе с мистером Милроем, – сказала Амара.
– Он спас мне жизнь.
– А потом шантажировал тебя. На тебя не похоже, что ты помнишь только хорошее.
Уинни оглянулась, чтобы убедиться, что Гар следует за ними на приличном расстоянии.
– Он был вне себя из-за стычки с лордом Невином, когда писал письмо. А потом при встрече объяснил, что имел в виду.
Амара остановилась, догадавшись, о чем речь.
– Тайная встреча? Я думала, у тебя больше здравого смысла. Девона ведь могла…
– Это не так ужасно, как ты представляешь. Если ты думаешь, что я потеряла здравый смысл, то не вижу нужды продолжать этот разговор, – сказала Уинни. Чувство вины разбавило ее недовольство, так как отчасти Амара была права.
Девушки шли не разговаривая. Ближе ко входу в парк народу стало больше. Казалось, все спешили на ярмарку.
– Ты к нему что-то чувствуешь, – прошептала Амара чуть дрогнувшим голосом. – Уинни, любовь к человеку низшего сословия ни к чему не приведет. Помню, пару лет назад я читала об этом в одной книге.
Любовь. Она вздрогнула при этой мысли. Могла ли она полюбить этого человека? Они едва знали друг друга. Однажды Девона рассказала ей, что любовь к Типтону поразила ее сердце, словно удар молнии. Уинни верила ей. Девона нашла счастье, а Уинни думала, что это удача. Слишком часто Бедгрейны вверяли свою судьбу сиюминутным порывам, Уинни клялась себе быть более благоразумной.
– Что за снобизм, Амара. Мистер Милрой, несмотря на род своих занятий, повел себя как джентльмен. – Она решила не рассказывать о поцелуях.
– Джентльмены и раньше добивались твоего внимания, но ты всем отказывала. Может, ты чувствуешь себя обязанной ему за его смелость? Так награди его! У тебя есть на это право. Только не обнадеживай…
– Мисс Бедгрейн, ваша подруга дала вам мудрый совет, – сказал Кенан, который незаметно подошел к ним сзади. – Извините за опоздание. Лорд Лотбери настоял на том, чтобы присоединиться к нам.
Уинни и Кенан по очереди представили своих друзей; все делали вид, что встретились случайно.
– Мисс Клейг, – обратился Лотбери к Амаре, целуя ей руку. – Теперь, когда вы больше не носите траура, надеюсь чаще видеть вас в городе. Настаиваю, чтобы вы обещали мне первый танец.
От слов маркиза Амара лишилась дара речи. Она обычно неловко себя чувствовала в окружении джентльменов, Уинни ничего не могла поделать с этим. Лотбери предложил ей взять его под руку, и они ушли на пару шагов вперед.
– Ах вы, мошенник, – начала Уинни. – Как вы догадались?
Кенан наклонился и смело чмокнул ее в щеку. Он не стал разыгрывать недоумение.
– Ах, Уинни. Вчера ночью вы думали сердцем. Сегодня, как я решил, вы будете во всеоружии. Мудро было бы взять с собой кого-нибудь, чтобы защищаться от моих распутных намерений. – Молодой человек провел по кружеву на ее шляпке. – Но абсолютно бесполезно.
– Амара – моя подруга. Гар, – сказала девушка, обернувшись и улыбнувшись лакею, – оторвет вам руки, если вы будете себя плохо вести.
Милрой проследил за ее взглядом и увидел лакея. Оба смерили друг друга взглядами.
Кивнув слуге, он обратился к Уинни:
– Хорошая у вас охрана, дорогая. Если желаете устроить бой, готов соответствовать. Ярмарке всегда не хватает боксерского ринга, чтобы быть по-настоящему удачной.
– Чудовище, – сказала она, но не сердито. Уинни надеялась, что мистер Милрой будет вести себя как джентльмен, каким, по ее заверениям Амаре, он являлся.
Наслаждаясь атмосферой ярмарки, Уинни почти забыла, что ее вынудили прийти сюда. Вокруг звучала музыка, пары кружились в импровизированном танце. Она увидела, что чуть поодаль на стеганых одеялах сидели люди из общества, издалека наблюдая за празднеством, а слуги подавали им еду на изящном фарфоре. Раньше она тоже ездила на такие пикники. Сейчас же ей хотелось слиться с народом. Наблюдая за старушкой, которая пекла оладьи, Уинни решила, что они не останутся голодными.
– Ну, мисс Бедгрейн, с чего начнем? – спросил Кенан. – Кажется, сцену построили для спектакля. Можем посмотреть, как герой победит злодея. Здесь еще показывают диких животных. Я возьму вас за руку и буду защищать от свирепых зверей. Или, может, желаете перекусить? Кажется, я только что слышал, как у вас урчало в животе.
– Невежливо говорить об этом.
– Не согласен. Джентльмен должен всегда быть внимателен к своей леди. – Он приложил ладони рупором ко рту и позвал друга: – Лотбери!
Амара с румянцем на щеках и маркиз подошли к ним.
– Здесь столько народу, что легко можно потеряться. – Лотбери подмигнул Кенану и подтолкнул приятеля локтем.
– Мы с мисс Бедгрейн решили перекусить, а потом уже осмотреть ярмарку. Составите нам компанию?
Не успела Амара и рта раскрыть, как Лотбери уже приносил свои извинения:
– Я пообещал мисс Клейг найти место поближе к сцене, чтобы лучше видеть спектакль. Не смеем вас задерживать. Встретимся попозже, перед фейерверком. – Он уже уводил девушку, прежде чем кто-нибудь смог что-то сказать. Беспомощная, Амара молча взывала к подруге.
– Я не могу оставить подругу в его лапах. Она мне этого никогда не простит, – сказала Уинни и собралась последовать за ними.
Кенан остановил ее, схватив за руку.
– Может, Лотбери и высокого о себе мнения, но абсолютно безобиден. Он позаботится о мисс Клейг. – И пожал плечами. – Он маркиз. Одно это заткнет рот ее мамаше, если до нее дойдут какие-то слухи.
Но Уинни испугала вовсе не предполагаемая реакция леди Клейг. Такая честолюбивая женщина была бы только в восторге, узнав, что за ее дочерью ухаживает маркиз. Дело было в ее брате – Брок Бедгрейн наверняка придушит ее, если эта многообещающая дружба выльется в нечто большее.
– Гар, не отходи от мисс Клейг. Она хочет посмотреть спектакль с лордом.
Глядя на Кенана, лакей прищурил глаза.
– Не только за ней нужно присматривать, мисс.
– За вашей хозяйкой, Гар, присмотрю я. Со мной она в полной безопасности. – Милрой протянул руку, чтобы скрепить обещание рукопожатием.
Гар сжал его руку, и пару секунд мужчины проверяли силу своих обещаний. Сморщившись, лакей разжал свою кисть.
– Надеюсь, все будет в порядке, мисс. – Кивнув Уинни, он втиснулся в толпу в поисках Амары.
– Пойдемте. – Милрой взял ее руку. – Позвольте угостить вас. Может, тогда вы не будете такой хмурой.
И действительно, перекусив, мисс Бедгрейн сменила гнев на милость. Она улыбнулась своему кавалеру, когда тот приподнимал и усаживал ее на карусель.
– Я так глупо себя чувствую, – призналась девушка, хватаясь за веревки, идущие к центральному шесту.
– Ерунда. До чего приятно смотреть на милую розовощекую хихикающую девушку!
Он заплатил за катание и помахал ей рукой.
Двое мужчин повернули гигантское колесо. Кенан заметил, как Уинни крепче вцепилась в веревки на первом круге. Скорость увеличивалась, у нее развевались юбки. Красавица закинула голову и рассмеялась. Желание растеклось у него по телу, как вино.
Он хотел ее.
Будь на ее месте любая другая, Милрой не колебался бы – здоровый мужчина, охваченный естественным желанием, которое возникает у мужчины, когда он видит привлекательную женщину. Уинни Бедгрейн обладала особым очарованием, которое могло свести мужчину с ума. Кенан почувствовал это, как только увидел Уинни. Претендовать на нее было бы сродни безумию, а цена за ошибку – двойной. Но риск привлекал его так же сильно, как и она сама.
Когда катание закончилось, Милрой подбежал и снял Уинни с карусели. Все еще заливаясь смехом, она ухватилась за него, как будто только он мог удержать ее на ногах.
– Прекрасно!
– Да, мне тоже очень понравилось, – кивнул он и, правой рукой обняв за талию, притянул Уинни к себе. – Если у вас кружится голова и вы не стоите на ногах от смеха, я ни за что не выпущу вас из моих объятий. Уинни вмиг перестала смеяться.
– Так это была ваша уловка? Мерзавец! – Шатаясь, девушка попробовала отступить назад. – Скольких женщин вы усаживали на карусель, чтобы потом воспользоваться тем, что у них кружится голова?!
Кенану понравилось, как она рассердилась. Такой он еще больше хотел ее обнять.
– Включая вас?
– Да! – буркнула она.
Взяв ее руку, он поцеловал ладонь.
– Одну.
– О!
По лицу девушки он прочел, что ей было приятно услышать это. Чтобы уменьшить важность своего признания, Кенан сказал:
– Если я и появлялся на ярмарках, так чтобы выступить на ринге. А после я бывал измотан, весь в поту и с кулаками, разбитыми о зубы противника: в таком виде далеко с женщиной не уйдешь.
Увидев тент, который он искал, Кенан поприветствовал мужчину у входа.
Уинни подозрительно спросила:
– Что вы собираетесь делать, сэр?
– Клянусь, ничего такого, из-за чего надо так хмуриться. Силуэты. Простой сувенир на память о ярмарке.
– Прошу вас, пожалуйста. – Человек у входа разглядывал их дорогую одежду. – Боже, ну и красота. – Он взял Уинни за руку и провел к единственному стулу. Палатка освещалась масляными лампами, на полотняных стенах плясали тени. – На этот раз я готов проклясть свои скудные инструменты. Как бы я хотел запечатлеть вас в мраморе, миледи!
Сообразив, что он платит не только за саму работу, но и за небольшое представление, Кенан дал помощнику монету.
Мастер что-то лепетал, восхваляя красоту Уинни, и советовал ей, как лучше сесть, пока на полотне перед ней не появилась отчетливая тень ее профиля. Вместо того чтобы срисовать тень, как думал Кенан, художник взял ножницы и черную бумагу. Приковав взгляд к ее силуэту, он поразительно быстро стал вырезать. Через две минуты он поднял фигурку из бумаги, чтобы сравнить с тенью.
– Замечательно, не так ли?
– Прекрасное мастерство, – восхитилась Уинни. Кенан достал еще пару монет.
– Я бы хотел, чтобы вы сделали копию и вставили это в рамочки. Это возможно?
– Да, милорд. У меня мастерская на Стрэнде, где можно сделать рамки. На вашем месте я бы развесил изображение во всех комнатах, чтобы облик мисс грел вам душу, куда бы вы ни шли.
Неплохой ход, но Кенан тряхнул головой:
– Мне нужны только два изображения. Пришлите их вот по этому адресу. – Он дал мастеру визитную карточку. Уинни взяла Милроя под руку, собираясь уходить, а тот добавил: – Зачем мне в комнатах изображение на бумаге, когда я могу смотреть на нее настоящую?..
Уинни замечательно проводила день с Кенаном. Сегодня он вел себя легко и непринужденно. После того как вырезали ее силуэт, молодые люди стали ходить от прилавка к прилавку, рассматривая разнообразные товары. Чего здесь только не было: рулоны тканей, кружева, ленты, туфли и веера – все то, от чего приходила в восторг любая молодая леди. Кенан настоял на том, чтобы купить веер и туфли, которые ей понравились. Трудно было устоять и не попробовать печенье, сардельки, оленину, фрукты и многое другое. На озере Серпентайн разыгрывали схватку. Канатоходец жонглировал шарами над головами публики. Четыре актера – все казались очень пьяными – что-то выкрикивали, вызывая желающих на бой на мечах. По крайней мере Уинни предполагала, что это часть развлечений. Амару и Лотбери они нашли на представлении с дикими животными. Уинни присоединилась к ним, когда какой-то джентльмен задержал Кенана.
– Я думала, умру, когда лорд утянул меня за собой, – призналась Амара; она говорила шепотом, чтобы их не услышали.
– Прости, я не думала, что они изберут тактику, достойную покойного Нельсона. Я отправила за вами Гара, чтобы он следил за Лотбери.
Амара покраснела.
– Не извиняйся. Лорд Лотбери был очень мил. И забавен. Я, наверное, еще никогда так не смеялась.
Уинни улыбнулась подруге. Амара была так молода, а уже познала столько горя. Про себя Уинни подумала: Брок определенно умрет, если этот день приведет к тому, что Лотбери сделает Амаре предложение.
– Мисс Клейг, мисс Бедгрейн, сочту за честь принести вам что-нибудь выпить, – предложил маркиз. – И люди, и животные поднимают здесь такую пыль.
Обе дамы согласились, и Лотбери исчез в толпе. Уинни искала глазами Кенана.
Затрубили трубачи, началось представление. Два огромных медведя неуклюже вышли на арену, вокруг которой собрались зрители. Дрессировщик ударил хлыстом каждого медведя по лапам. Звери взревели и встали на задние лапы. Страшно оскалившись, они перебирали в воздухе передними лапами. Толпа ликовала.
– Думаешь, не опасно стоять так близко? – забеспокоилась Уинни.
– Думаю, их дрессируют, чтобы они казались свирепыми перед зрителями! – прокричала Амара – вокруг было очень шумно. – И потом, они привязаны.
Один из дрессировщиков взял медведя за веревку и побежал с ним по кругу. Зрители вскрикивали и пытались отступить, когда медведь оказывался рядом.
Уинни становилось не по себе. Животных она видела только в клетках. Эта возбужденная толпа могла затоптать человека. Их с Амарой прижало друг к другу, когда люди надавили со всех сторон. Медведям бросили большие шары. Один из медведей не отбил его, но люди все так же кричали от восторга.
Снова затрубили, приглашая царя зверей. На арене появился лев.
– Думаю, нам лучше уйти.
Амара наклонила к подруге голову, но не сводила глаз с арены. Второй лев поравнялся с первым.
– Нам надо дождаться лорда Лотбери и мистера Милроя. Вряд ли мы сами сможем отсюда выбраться…
Уинни хотела повернуться, чтобы посмотреть, где Кенан, но даже плечами пошевелить не смогла. Посмотрев направо, она увидела, что Гара оттеснили от них. Лакей был слишком далеко, чтобы услышать ее, девушка помахала рукой, чтобы привлечь его внимание. Тот заметил и начал с трудом пробираться к ним.
Уинни снова стала наблюдать за животными. Медведей загнали в клетки. Плохое предчувствие должно было развеяться, но тревога не покидала ее. Оба льва были изранены, в грязи и, по всей вероятности, истощены, подумала Уинни, судя по их выпирающим ребрам. Животных дрессировали драться по команде.
Лев справа низко припал к земле, а потом прыгнул на шею другого льва, который быстро выгнулся и вцепился лапами в гриву противника. Началась жестокая схватка за первенство. Громко рыча, звери завалились на землю. Катаясь в грязи, они сплетались лапами и зубами вгрызались друг в друга.
Резким ударом сзади Уинни вытолкнуло вперед на арену. Не устояв на ногах, потрясенная девушка упала вниз лицом и замерла. Время замедлилось так, что секунда казалась вечностью. Возгласы вокруг стихли. Все, что видела Уинни, – это львы. Кусаясь и раздирая друг другу шкуры, они прокатились у нее перед носом. Закашляв от пыли, Уинни стала отползать назад, не рискуя встать, чтобы не привлекать к себе внимания зверей.
Подняв глаза, девушка увидела, как зрители машут ей руками и что-то кричат. Но она не могла понять, то ли они хотели, чтобы она отползала быстрее, то ли чтобы не двигалась с места. В конце концов, все решилось само собой. Милрой выскочил из толпы, подхватил ее под руки и вытащил с арены. Один лев, заметив это движение, повернул свою огромную пасть в их сторону.
С бледным каменным лицом Кенан поставил Уинни на ноги. Она прошептала его имя, и вокруг все поплыло. Девушка едва дышала, но сознания не теряла. Крича, чтобы люди расступились, Милрой вел ее за Амарой и Гаром, которые расчищали дорогу.
Когда все они выбрались из толпы, подбежал Л отбери, еле удерживая в руках напитки.
– Что случилось? Вам стало плохо?
Амара взяла у маркиза стакан и поднесла к губам Уинни.
– Она потеряла равновесие и упала на арену, – объяснила мисс Клейг, и Лотбери выругался. Амара спросила подругу: – Ты не ушиблась?
Уинни помотала головой. Тяжело дыша, она прислонилась к Кенану, чтобы он ее поддержал. Ее успокаивали его сила и тепло.
– Я вся дрожу.
Услышав ее нервный смешок, все украдкой взглянули на Кенана.
– Гар, позаботься о коляске, – приказал тот. – Я останусь с твоей хозяйкой.
Лакей колебался. Уинни это не удивило: он всегда был предан семье Бедгрейнов. После случившегося он явно не хотел оставлять ее.
Уинни посмотрела на него, когда Гар опустился рядом и взял ее руку.
– Мисс Бедгрейн, я виноват. Когда вы мне помахали, я понял – что-то не так. Если бы я выполнял свою работу и был рядом, вы бы так не упали.
– О, Гар! Никто тебя не винит. Публика в толпе непредсказуема. Все сдавились, как сельди в бочке, потеряли голову – Она похлопала лакея по руке. – Позаботься о коляске. Встретимся у входа.
Когда Гар ушел, Уинни взглянула на Кенана. Он смотрел вслед лакею. Милрой был уже не так бледен, но от напряжения на шее выступили вены.
– Его правда не в чем винить. Толпа…
Кенан вынул из кармана носовой платок и нежно стер грязь у нее с лица.
– Это я во всем виноват. Я не должен был отходить от вас ни на шаг.
Л отбери многозначительно откашлялся и, обратив на себя внимание всей компании, заявил:
– И я должен признать свою вину. Надо было дождаться, пока мистер Милрой не вернется к дамам.
– Боюсь, никто из вас ничего не смог бы сделать, – сказала Амара, запнувшись. – Я ведь стояла рядом и… прости, Уинни.
Уинни поднялась. Не обращая внимания на возражения Кенана, она взяла подругу под руку.
– Как мне повезло, что так много людей заботятся обо мне. Но повторяю, никто не виноват.
– Берете все на себя, Уинни?
Ее обидел его насмешливый тон, но это означало, что напряжение спадало.
– Нет, – серьезно ответила она. – Я говорю, мистер Милрой, что меня кто-то толкнул!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородство и страсть - Пирс Барбара



Очень милый роман. ГГ - БОКСЕР, что необычно. И он вызывает симпратии читателя. Советую почитать.
Благородство и страсть - Пирс БарбараВ.З..,64г.
8.09.2012, 18.09





Отличный. Романчик
Благородство и страсть - Пирс Барбарамарго
23.04.2013, 16.59





Роман действительно не обычный: ПРАКТИЧЕСКИ все аристократы показаны подлецами (начиная с герцога), а обыкновенные люди -воплощенное благородство и в чём-то даже жертвенность. Кенан показан не очень образованным, но благородным (не хочу дескать быть герцогом, пусть будет им сводный брат!), любвеобильным и обеспеченным молодым человеком. Всё это вместе с любовной канвой делает роман не проходящим
Благородство и страсть - Пирс БарбараItis
4.11.2013, 19.44





Вообще не понравилось, прям злюсь, что не бросила читать эту книжонку и потратила своё время. Как-то всё кучо. Характеры почти всех участников нормально не прописаны. Всех шатает из стороны в сторону. Много лишнего. Эти описания медведей, мальтийской болонки, теплых чувств отца к младшей сестре мужа младшей дочери, уфффф....Безумно выбесило описание потери девственности. Он лишил её девственности, а в конце полового акта она вдруг решила поиграть и сжала внутренние мышцы, ха! До этого она о любовной связи слышала только из рассказа сестры, а тут она уже "балуется" внутренними мышцами. Я, человек живущий в современном мире, начала такое проделывать только после полугода семейной жизни(простите за интимные подробности), а тут надо же. Ещё меня напрягла история мужа сестры. Был заживо похоронен, откопан похитителями трупов и продан хирургу. Вспомнила детскую потешку про зайца: "Привезли его домой - оказался он живой". Короче, такой бред!!! Мой бедный мозг...
Благородство и страсть - Пирс БарбараКсения
18.06.2014, 18.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100