Читать онлайн Благородство и страсть, автора - Пирс Барбара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородство и страсть - Пирс Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородство и страсть - Пирс Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородство и страсть - Пирс Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пирс Барбара

Благородство и страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Рей Фокс, герцогиня Рекстер, одетая в утреннее муслиновое платье в кремово-серую клетку, присоединилась за столом к мужу с сыном.
– Доброе утро, мама, – поздоровался с ней Дрейк и уставился в газету.
Она любовалась красивым профилем сына. За последние годы он сильно повзрослел, превратившись из ее единственного ребенка в мужчину. Она мечтала 6 внуках, которых он ей подарит, чтобы уйти в них и не вспоминать о прошлом.
Муж, казалось, не замечал ее присутствия. Глаза его покраснели (он почти не спал), похоже, ему было плохо после вчерашнего кутежа. Герцог откусывал с вилки сардельку и мрачно жевал. То, что он не обращал внимания на жену, было не ново.
После двадцати девяти лет совместной жизни вместо любви и уважения, о которых она мечтала невестой, в их доме царили безразличие и равнодушие. Вскоре после рождения Дрейка герцогиня поняла: в сердце мужа для нее места нет. Однако она была не из тех добродушных женщин, которые мирятся с обидами и изменами. Когда-то понадобились настоящая сила и изобретательность, чтобы заставить такого распутника, как Рекстер, жениться на ней. В отношениях с мужем Рей всегда рассчитывала только на себя, и в эти моменты чувствовала, что она что-то значит. Слуга поставил перед ней тарелку и налил в чашку горячего кофе. Но ей не было никого дела до завтрака. Едой и приборами она лишь занимала руки.
– Вы обещали, что мы съездим к Графтонам, Рекстер, – мягко напомнила герцогиня.
Что-то в тоне жены, очевидно, насторожило герцога. Он сменил свою вялую позу, раздраженно посмотрел на нее и моргнул, думая, как от нее избавиться.
– Я был занят, мадам.
Пьянство, карты или очередная любовница могли погубить его. За все эти годы острота боли от обид притупилась. Рей никогда не требовала объяснений. Ложь обычно жалила сильнее, чем правда. Несмотря на все, оставив обиды, она хотела поговорить о том, в какое положение они попали. В конце концов, во всем была только его вина.
– Уже поползли слухи. Боюсь, всплыл один из ваших грехов, герцог.
– Что? – Он наставил на жену вилку. – Опять вы про эту певицу? Я же говорил вам: как и многие другие джентльмены, которые видели ее выступление, я нанес ей визит, чтобы высказать восхищение ее… ну, ее талантом. И ничего больше, что бы там ни болтали.
Певица. Актриса. Официантка. Проститутка… Их было столько, что имена уже не имели значения.
– Я не о вашей канарейке говорю, Рекстер, – сквозь зубы проговорила Рей. – Я о той несчастной, что родила вам ублюдка. Вы еще помните ее, или же у вас все перемешивается, когда вы напиваетесь?
Рекстер задумался. Когда-то жена считала, что его темно-голубые глаза душевны и поэтичны. Она была ослеплена его титулом, покорена обаянием и не замечала его бездушной натуры. Рей взглянула на сына. Казалось, тот не прислушивался к разговору. Дрейк был погружен в газету и так крепко ее держал, что пальцы побелели.
– Эйдин Милрой. Ирландка. Неплохая актриса, но Боже, что за лицо, – вспоминал он, вздыхая. – Столько лет ее не видел.
Не отрываясь от газеты, Дрейк сказал:
– Неудивительно, отец. Она умерла.
– Умерла? – Словно услышав горестную новость, герцог прижал пальцы к глазам и провел ладонями вниз по лицу. – Ах, да. Эйдин. Эти годы. Я иногда забываю.
– Вы уже забываете женщин, с которыми спали на прошлой неделе. Что же так беспокоиться из-за той, что умерла пятнадцать лет назад, – съязвила Рей. Ей не понравился отсутствующий взгляд мужа. – Что действительно должно беспокоить нашу семью, так это ее ублюдок.
– Кенан? Этот мальчик безобиден. – Герцог снова сосредоточился на еде.
Но Рей была настойчива: она поймала взгляд мужа и наклонилась вперед.
– Тот мальчик уже мужчина, Рекстер. Его больше нельзя сбрасывать со счетов, если его принимают в светском обществе!
Дрейк перестал притворяться, что читает, и отложил газету. Погладив край тарелки, он сказал:
– Его поддерживает Лотбери. И другие тоже. Успех Милроя на ринге и его случайное родство с нашей семьей открывают перед ним многие двери. Хозяйки не могут устоять перед его дурной славой и памятью о давнем скандале.
Из всех грехов Рекстера связь с Эйдин Милрой Рей считала наихудшим, просто непростительным. Может, с ее стороны было эгоистично обвинять покойную. Но, в конце концов, герцогиней стала Рей.
Несмотря на это, пока она мечтала о красавце герцоге, который должен был принадлежать только ей, Рекстер безрассудно посеял свое семя в актрисе. Разъяренная, но уверенная, что только она выносит ему наследника, она поддалась на его соблазн.
И не просчиталась. Рей подозревала, что Рекстер влюбился в эту ирландку, тогда как с ней, его женой, оставался лишь из чувства долга.
Все же она обладала неоспоримым преимуществом: ее отец был графом. Если Рекстеру было все равно, с кем спать, то титул требовал большей разборчивости при выборе жены. Герцог слишком любил пожить в свое удовольствие, чтобы упустить неплохой годовой доход, который принес бы ему этот брак. Он был не первым, кто по молодости из-за денег совершил такой грех.
Эйдин Милрой первая родила Рекстеру сына. Но через три месяца Рей отняла у нее победу.
Теперь, спустя все эти годы, незаконнорожденный добился невозможного, и его приняли в обществе. Чтобы защитить себя и свою семью, Рей была готова на все. Даже раздавить еще одного из Милроев.
– Лотбери – ребенок, – усмехнулась герцогиня. – А остальные просто стадо овец. Имя Рекстеров имело некоторое влияние.
– И сейчас имеет, – проговорил муж сквозь зубы.
– Тогда не составит труда показать этому выскочке, где его место. – Она украдкой взглянула на Дрейка. Напряженный, молодой человек сидел на стуле со сжатыми кулаками. – Ах, да. Вот еще что. Поговаривают, что вчера днем мистера Милроя принимала у себя миссис Молли Бедгрейн. Думаю, ее племянница, мисс Бедгрейн, тоже там была.
Когда Дрейк вскочил из-за стола, герцогиня решила, что милая семейная беседа удалась. Отбросив стул в сторону, Дрейк ушел, не сказав ни слова.
Кенан вошел в «Веселую обезьянку», небольшую таверну на улице Святого Мартина, недалеко от Файвз-Корт. Перед этим он ходил с Лотбери на тренировочный матч между третьесортными боксерами. Увлеченный маркиз уже мечтал нанять Джона Джексона по прозвищу Джентльмен. К его глубокому разочарованию, Джексон так и не появился. День окончательно был испорчен тем, что у Лотбери украли золотой портсигар. Сочувствуя ему, но не в настроении выслушивать, как он будет плакаться ему из-за своей безделушки, Кенан решил найти себе более приятное общество. В углу за столиком он заметил Голландца.
– Ба, кого я вижу, наш расфуфыренный боксер! Надеюсь, Милрой, это незаразно, – рассмеялся Голландец. Он осушил кружку пива и стукнул ею по столу, чтобы официантка принесла еще.
– Я понял, что быть богатым недостаточно. Выглядеть богато, пахнуть богато… – Милрой нагнулся поближе к Голландцу и сморщился. – Боже, старик, будешь пахнуть по-человечески, не будет отбоя от женщин. Когда ты мылся в последний раз?
Тот ухмыльнулся:
– Женщины меня и таким любят. Правда, Мэри? – И шлепнул официантку по заду.
– Мэг, старый пьяница. – Поставив им два пива, она быстро ушла.
Мужчины засмеялись.
Кенан взял свою кружку и чокнулся с другом.
– Да, зачем менять то, что хорошо срабатывает? Стоит только тебе войти, женщины сразу задирают юбки.
– Кстати, о женщинах. – Голландец нагнулся к Кенану и потрогал материал его костюма. – Хочешь покорить какую-нибудь красотку?
Боксер откинулся на спинку стула и сделал глоток пива.
– Нет. Я встречался с Лотбери в Файвз-Корт. У него стащили портсигар. – Кенан пожал плечами. – Он чуть не разрыдался, когда представил, как какой-нибудь воришка наслаждается его табаком.
– Вот уж неприятность, – кивнул Голландец. Потягивая пиво, он задумчиво смотрел в кружку. – Оно того стоит, Кенан? Одежда, новое жилье, лоск, высокомерные павлины вместо друзей?..
– Я чемпион, Голландец. И всего лишь наслаждаюсь своими наградами, – сказал Милрой, самодовольно усмехнувшись. – Мозги, которые мне еще не до конца выбили, сослужили мне службу. Деньги заработаны честным трудом. Какую-то часть я вложил в акции, на остальные играл в карты. И то и другое принесло неплохие доходы.
Скрестив на старом деревянном столе свои сильные руки, его друг поднял черные брови и серьезно посмотрел на Кенана.
– Вот ты и богат, Безрассудный Милрой. Поднимаю эту кружку за чемпиона. Но скажи мне, это действительно изменило их отношение к тебе? – Он кивнул в сторону двух молодых джентльменов, которые и не подозревали, что о них говорили на другом конце таверны. – Для таких, как они, ты останешься изгоем. Даже хуже – ублюдком, незаконнорожденным.
– Но не чьим-то ублюдком, – поспешил напомнить Кенан.
– Рекстер отказывается признавать тебя, старик. Наслаждайся тем, что тебе приносит твое золото. Ты это заслужил. Но не обманывай самого себя и не думай, что можешь стать одним из них. Сильные мира сего будут только рады показать тебе, где твое место.
Разочарование и дух противоречия разрывали Кенана. Именно потому, что Голландец прав, ему было труднее смириться с этим.
– Слушай. Все…
Кенан не договорил, прислушиваясь к шуму голосов. Столы и стулья отодвигали в стороны, и ему стало не до споров. Он узнал человека, который к нему приближался.
Невин. Что разгневало его сводного брата? Кенан подумал, что знает причину или, вернее, женщину, которая стала причиной этой встречи. Ожидая, пока сводный братец приблизится, он положил ногу на свободный стул.
Невин был не один. Человек, что был с ним, не такой высокий, но крепкий, шел рядом. На его мрачном лице, покрасневшем от напряжения или в пылу спора, выступил пот. Он явно пытался в чем-то убедить Невина, но тот почти не обращал внимания. Обойдя своего приятеля, Невин подошел к Кенану с Голландцем.
– Разве младшие братья так поступают, Голландец? – якобы разговаривая со своим другом, спросил Кенан. – Они обычно берут пример со старших и пытаются им подражать. – Боксер расслабил напряженные мышцы и сделал вид, словно между прочим попивает пиво.
– Ты мне не брат.
Каждое четко выговоренное Невином слово показывало, что он владеет собой.
Темноволосый незнакомец сделал шаг вперед, чтобы снова попытаться решить все миром.
– Ты ничего не докажешь, ввязавшись в драку, – убеждал он. Легкий акцент, с которым он говорил, выдавал его испанские корни. – В мастерстве на ринге Милроя никому не превзойти. Давай уйдем. Как только ты успокоишься, сам поймешь, что я прав.
– Прислушайся к своему другу, Невин, – посоветовал Кенан. – Может, ты и годишься для тренировок, как говорит Джексон, но плясать вокруг ринга в перчатках для защиты своей слащавой физиономии не одно и то же, что встретиться лицом к лицу с чемпионом сезона по боксу. – Он отвернулся он Невина. – Ступай домой, братишка. Или останешься без своего благородного носа. – Кенан допил пиво и поднял кружку, чтобы принесли еще.
– Какая самонадеянность, ублюдок! – прорычал Невин, бросившись на Кенана, прежде чем успел договорить.
Боксер намеренно поддался, чтобы противник протолкнул его к стене. Оперевшись о нее руками и не оборачиваясь, он правой ногой ударил Невина под дых. Упав на стоявший сзади стол, тот с шипением выпустил воздух. В таверне повисло напряженное молчание.
Кенан встал над ошеломленным и разъяренным братом.
– Я смотрю, тебе давно под зад не давали! – Он протянул ему одну руку, а другую сжал в кулак на случай, если Невину еще раз придется напомнить, кто из них старший.
– Иди ты к черту! – Оттолкнув протянутую руку, маркиз встал на ноги. Его друг что-то бормотал, безуспешно подыскивая аргументы, чтобы отговорить Невина от самоубийственной драки. Тогда испанец провел большим пальцем по горлу в знак того, что ему не жить. Пожелав приятелю удачи, он пошел к столику.
Подоспел хозяин, чтобы усмирить разбушевавшихся посетителей. Стулья и столы вокруг них поставили на место. Взволнованная официантка принесла молодым людям пива за счет заведения. Таверна сильно не пострадала, и хозяин вовсе не хотел заострять на происшедшем внимание многочисленных посетителей.
Кенан взял пиво, и на суровом лице появилась циничная улыбка.
– Невин, вот мне интересно. Всю жизнь мы жили в одном городе, и тебе удавалось не замечать моего существования. Что заставило тебя найти меня? Вспыхнуло желание поближе познакомиться с любимым братом?
Голландец неодобрительно фыркнул.
– Кенан, выбить дух из брата будет не так приятно, как ты думаешь.
– Не согласен. И потом, почему ты так уверен, что мне будет неприятно выбить мозги этому щенку?
– Только попробуй, – усмехнулся Невин, подначивая его.
Голландец потер себе больное запястье.
– Если бы у каждого из вас была голова на плечах, вы бы сообразили, что хотите одного – потешить свое самолюбие. С таким подходом оба проиграете!
Кенан посмотрел на него.
– Напомни мне, чтобы я не забыл поблагодарить тебя за безграничную веру в меня, Голландец.
– Ты не так понял, – возразил тот. – Я не сомневаюсь в твоих силах и мастерстве. Я говорю о мишени.
Оскорбленный Невин вскочил.
– Какой-то искалеченный пьяница лезет куда не надо. Да кем ты себя возомнил, чтобы совать нос в мои дела?
Кенан ухмыльнулся, увидев, что его друг пришел в ярость.
– Не обращай на него внимания, Голландец. Ты же знаешь, как для семьи Рекстеров важны кровные узы. – Он схватил Невина за руку прежде, чем тот замахнулся, чтобы нанести удар. Хватка Кенана была стальной, и единственное, что мог сделать Невин, чтобы не позориться, – снова сесть на место. – Голландец, перед уходом ты, наверное, хочешь попрощаться с Мэг.
Воспользовавшись моментом, Голландец нахлобучил шляпу и встал.
– Да, неплохая идея. – Он наклонился и прошептал: – Поосторожнее с этим щенком, Милрой. Мне нравится эта таверна. Но нас сюда больше не пустят, если ты все здесь разнесешь в клочья.
Тряхнув головой, он пошел к официантке.
– Ну вот мы и вдвоем за одним столом и кружкой пива. – Кенан кивнул. Ему показалось забавным, что лишь мощной хваткой он убедил братца, что тому лучше не распускать руки. – Кто бы мог подумать, что после стольких лет вражды мы будем так тесно, так любезно общаться?
Невин извернулся, чтобы освободить руку. Но тут же понял, что он рискует вывихнуть себе запястье.
– Я не стал бы мочиться на тебя, даже если бы ветер дул в твою сторону. С какой стати мне быть любезным?
– Потому что я сильнее, щенок. – Кенан его дразнил. – Это ты меня разыскал. Так почему бы тебе не сказать мне, в чем дело, и не убраться потом восвояси?!
– Хорошо. – Они встретились взглядами. – Сначала отпусти руку.
– Тогда – перемирие. Но учти: следующее твое резкое движение будет последним. Твоему испанскому другу придется тебя выносить.
– Ладно.
Кенан отпустил его. С холодным лицом он смотрел, как Невин разминал затекшую руку.
– Что же привело тебя ко мне? Его брат начал без обиняков:
– В последнее время, куда бы я ни пошел, везде слышу твое имя, везде вижу твое лицо.
– Я же не нарушаю законов, когда прихожу на вечера, куда меня пригласили, или в клуб как гость, – спокойно возразил Милрой. – Мое присутствие может раздражать тебя, но, по правде говоря, ты со своей драгоценной семейкой ничего с этим не поделаешь.
– Можешь так думать, если это тебя успокаивает, Милрой. – Невин встал. – Ах да, предупреждаю. Не приближайся к мисс Бедгрейн. Найди меня, если хочешь. Она ни в чем не виновата.
Слова Невина вывели его из себя. Он совсем не знал Кенана, но все же считал его чудовищем, способным терзать невинных… И он был прав. Милрой безжалостен. Он не остановится перед тем, чтобы использовать мисс Бедгрейн как пешку в своей мести семье Рекстеров.
От этой мысли Кенану стало не по себе, он дернул плечом. Его жизнь, по существу, всегда была борьбой. Будь то борьба за место для ночлега или за кусочек хлеба, чтобы прожить еще один день. Он давным-давно понял, что жалость, порядочность и честность – привилегия тех, кто может себе их позволить. До недавнего времени все эти душевные качества были для него роскошью. Теперь у него появились средства, но не осталось души. Раны еще не зажили, и он был слишком ожесточен, чтобы проявлять великодушие.
– Ты поверишь моему слову, Невин?
– Никогда, – честно ответил тот. – Ведь ты же встретился с мисс Бедгрейн. Она благородное, простодушное создание, которому не понять поступков ничтожества, выросшего в трущобах.
Кенан закрыл глаза, вспоминая растрепанную девушку, боровшуюся в грязи против негодяя, который раза в три был больше ее. И женщину, вкус губ которой узнал в том саду. Дважды этот простодушный ангел нуждался в нем, и каждый раз по-разному. Но он понимал: Уинни откажет им обоим. Он улыбнулся при мысли о ее двуличности. Он знал о мисс Бедгрейн больше, чем его сводный брат. Эта девушка существовала не только в высшем обществе, она знала дорогу и в его мир. Милрой был настолько заинтригован, что не мог не выяснить причины.
– Все мои несчастья от Рекстеров. Невин сжал губы и кивнул в знак согласия:
– Считаю, ты меня предупредил. Теперь договорились? Мог ли он оставить мисс Бедгрейн в покое? Мысли о ней наполняли Кенана страстным желанием увидеть ее. Он часто думал, будет ли их второй поцелуй таким же удивительным. Растает ли это нежное создание в его объятиях, в страстном ожидании ослепляющего пламени, что порождают два сплетенных друг с другом тела?.. Бесполезно отрицать – он был ею очарован. Кенан обернулся к своему сопернику, врагу:
– Признаюсь, мне трудно даже представить, что мы можем до чего-то договориться.
Уинни сделала запись в своем журнале и одобрительно улыбнулась мистеру Джобсу, адвокату, который стал новым покровителем Союза сестер. Взяв серебряную коробочку у него со стола, она присыпала чернила порошком и, наклонив журнал, сдула пылинки со страницы.
– Мистер Джобс, от лица нашего благотворительного общества хочу поблагодарить вас за покупку ячменя и овса. Мы проследим, чтобы все это доставили в работные дома, – пообещала девушка, прикидывая в уме, сколько потребуется людей, чтобы перевезти тяжелые мешки с зерном.
Она протянула руку, и мужчина с готовностью подался вперед, чтобы пожать ее.
– Мисс Бедгрейн, как я мог не выполнить просьбы, которая была так очаровательно преподнесена?
Она изящно убрала руку.
– Боюсь, я осталась бы без работы, если бы в городе жили только щедрые и большой души джентльмены, такие, как вы, мистер Джобс. Доброго вам дня.
У двери топталась Милли. Увидев хозяйку, она оживилась:
– Мисс Бедгрейн, получили вы свое зерно?
Они вышли на улицу. Когда Уинни направлялась к адвокату, светило солнце. Теперь собирался дождь.
– Да, Милли. И даже больше, чем рассчитывала. Если удача и дальше будет нам улыбаться, я попробую попросить папу одолжить нам место на одном из его складов.
– Он скорее задаст вам. И причем не только вам…
– Ерунда! Папа даже поддерживает мою филантропию. Как он говорит, раз или два семья Бедгрейнов тоже оказывалась в беде.
– Носить одежду по моде прошлого года и голодать – не одно и то же, мисс.
– Ах ты, несносный чертенок. – Девушки шли по улице, Уинни игриво толкнула служанку локтем. – Я смотрю, Дженни Эггер повлияла на тебя. – Страшно довольная своей проницательностью, она продолжала: – Расскажи мне еще, Милли. Что было с Дженни, когда она увидела свой новый дом? Мы правильно сделали, что отослали ее за город. Игра ведь стоила свеч, да?
– Да, мисс. Вы бы видели ее худенькое личико, когда мы ехали из города. – Милли подумала, как точнее описать его выражение. – Словно солнце, выглядывающее из-за горизонта на весеннем рассвете! Беспокойство, казалось, уходило вместе с милями. – Ее улыбка растаяла. – Ее отец все еще гонится за ней… во сне. Каждую ночь девочка просыпалась чуть ли не с криками. Мы с Инчем по очереди оставались с ней.
Служанка отстала на пару шагов, пропуская вперед двух важных дам со слугами. Догнав Уинни, она заметила, как хозяйка расстроилась.
– Вам столько пришлось пережить ради нее. Вы так сражались, так боролись.
– Мисс Бедгрейн!
Джентльмен, шедший им навстречу, помахал рукой. У него были серые глаза и прямые черные волосы, обрамлявшие приятное полное лицо.
– Добрый день, сэр. Кажется, скоро пойдет дождь.
– И испортит вашу чудесную шляпку? Небеса не посмеют! – ответил тот непринужденно, но немного льстиво, с точки зрения Уинни.
– Ну, сэр, не такая уж я хрупкая, чтобы не выдержать весеннего ливня. И потом, я думаю, воздух станет чище.
Он не ответил на ее очаровательную улыбку. Подняв голову, глубокомысленно произнес:
– Прошло так много месяцев, а вы не заходили к своему старому другу, мисс Бедгрейн!
Его взгляд и улыбка расставили все по местам, как будто в голове у Уинни сложились кусочки головоломки. Это был муж Брук. Со времени их последней встречи он пополнел, и ему это шло.
– Лорд А'Корт, простите меня. Я такая рассеянная, словно витаю в облаках.
– И думаете, какие туфли и перчатки лучше подходят к какому платью, я полагаю.
«Невыносимый, самонадеянный педант», – подумала она. Как она могла его забыть? Пару раз она принимала его в отцовском доме. Но, узнав о нежных чувствах Брук к графу, Уинни отказалась от его ухаживаний.
– Как ваша супруга, милорд? Передайте благодарность леди А'Корт от моей тетушки за ее визит.
– Непременно. – Какой-то пешеход случайно наткнулся на графа, и тот окинул его сердитым взглядом. – Можно мне полюбопытствовать, мисс Бедгрейн? – Он продолжал, хотя она ничего не ответила: – Жена всегда делится своими заботами с мужем. Она рассказывала о еще одном человеке, который приходил к вашей тетушке. Некий мистер Милрой, кажется.
– Верно. – Уинни удивилась, что Брук рассказала о мистере Милрое. Чтобы не поползли слухи, она специально попросила подруг не обсуждать, как тетушка хотела ее сосватать. Но что Уинни могла знать об отношениях между мужем и женой? Видимо, семья превыше всего остального.
– Жена говорит, что вы подруги и очень близки. Во имя этой дружбы и поскольку ваши братья за границей, считаю своим долгом посоветовать вам не общаться с мистером Милроем. Я знаю, Брук согласна со мной. Человек с его репутацией вполне может ослепить неопытную леди.
– Разве я похожа на девчонку, у которой молоко на губах не обсохло, сэр? Вам не стоило беспокоиться. – Уинни так резко подняла руку в знак того, чтобы он ничего не говорил, что у нее закрутился ремешок сумочки. – Да, мои братья сейчас в отъезде, но мой отец, сэр Томас, способен как следует разобраться с амбициозным охотником за состоянием.
– Я обидел вас.
– Вовсе нет, милорд. Я польщена, даже благодарна вам за совет. В следующий раз, когда увижу вашу жену, поздравлю ее с прекрасным выбором мужа. – И протянула руку, чтобы попрощаться.
По выражению лица А'Корта она видела, что он задавался вопросом, пренебрегают им или нет. Лорд осторожно поклонился.
– Ваш покорный слуга, мисс Бедгрейн. – И ушел, подняв над головой руку, чтобы на шляпу не попадали капли начинавшегося дождя.
Очень странно.
– Кому нужен муж, когда его можно одолжить у подруги? – спросила она во весь голос.
Милли фыркнула.
– Ваш покорный слуга, мисс? – усмехнулась она. – Он не похож на услужливого человека, вы так не думаете?
– Зато многие из моих слуг похожи, – сухо ответила Уинни.
Надежды добраться до дома, прежде чем начнется дождь, не было. Ливень обрушился на землю с сокрушительной силой, превратив все вокруг в размытые пятна. Следуя за Уинни, лакей держал над ней зонт, пока они спешили в дом.
– Мэй, – поздоровалась Уинни с экономкой. Она прошла в холл и встряхнула свои мокрые юбки. – Что творится на улице! Я думала, лошадей смоет.
Милли прошла мимо.
– Я приготовлю горячую ванну, мисс.
– Ничего ты не приготовишь, глупая, – предупредила Мэй. – Я не позволю тебе лить воду на вымытые полы. Иди наверх и сними мокрую одежду, а потом помоги переодеться мисс Бедгрейн. Я скажу на кухне, что нужна вода.
– Спасибо, Мэй. Отец дома?
– Нет, мисс. Он что-то говорил насчет того, чтобы поехать в клуб. Мне прислать поднос наверх или вы спуститесь сегодня к ужину?
Уинни сняла мокрую шляпку и отдала ее Милли, прежде чем та ушла. Вечером отец предпочитал ужинать в клубе. Эта привычка закрепилась годы назад, после смерти жены. Даже выросшие дети не разрушили ее. «Ну и ладно, – подумала Уинни. – Посидеть у камина, почитать книгу этим ненастным вечером тоже неплохо».
Экономка приложила руку ко рту.
– О, мисс, чуть не забыла. Пока вас не было, принесли почту. – Она взяла конверт с серебряного подноса для визитных карточек гостей. – Парнишке, который это принес, было приказано дождаться ответа, но я отпустила его, так как знала, что вас еще долго не будет.
Уинни дотронулась до темно-красной печати. В расплавленном воске отчетливо отпечаталась витиеватая монограмма «КМ». Вскрыв письмо, девушка прочла:
«Мисс Бедгрейн.
Только что один из ваших пылких кавалеров пытался отвадить меня. Думаю, нам надо встретиться, чтобы обсудить наш особый союз. Приходите завтра в три на Парклейн ко входу в Гайд-парк. Не утруждайте себя письмом с отказом. Если вас не будет, я сам приду вас выслушать.
К.»
Уинни смяла письмо в руке. Было легко догадаться, о ком шла речь. Больше всех мистера Милроя недолюбливал лорд Невин. Если у них пока не дошло до драки, то – Уинни нахмурилась – у них хватит ума затеять из-за нее дуэль, если она не предпримет чего-нибудь, чтобы предотвратить скандал.
Обернувшись, она увидела, что осталась одна. Милли ушла наверх переодеваться, а Мэй – на кухню. Дрожа, девушка обхватила себя руками и направилась в библиотеку. Кто-нибудь из слуг мог отнести ее ответ мистеру Милрою. По всей вероятности, он чувствовал, что ему сделан вызов. У нее не было сомнений, что случится беда, если она посмеет пренебречь его просьбой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородство и страсть - Пирс Барбара



Очень милый роман. ГГ - БОКСЕР, что необычно. И он вызывает симпратии читателя. Советую почитать.
Благородство и страсть - Пирс БарбараВ.З..,64г.
8.09.2012, 18.09





Отличный. Романчик
Благородство и страсть - Пирс Барбарамарго
23.04.2013, 16.59





Роман действительно не обычный: ПРАКТИЧЕСКИ все аристократы показаны подлецами (начиная с герцога), а обыкновенные люди -воплощенное благородство и в чём-то даже жертвенность. Кенан показан не очень образованным, но благородным (не хочу дескать быть герцогом, пусть будет им сводный брат!), любвеобильным и обеспеченным молодым человеком. Всё это вместе с любовной канвой делает роман не проходящим
Благородство и страсть - Пирс БарбараItis
4.11.2013, 19.44





Вообще не понравилось, прям злюсь, что не бросила читать эту книжонку и потратила своё время. Как-то всё кучо. Характеры почти всех участников нормально не прописаны. Всех шатает из стороны в сторону. Много лишнего. Эти описания медведей, мальтийской болонки, теплых чувств отца к младшей сестре мужа младшей дочери, уфффф....Безумно выбесило описание потери девственности. Он лишил её девственности, а в конце полового акта она вдруг решила поиграть и сжала внутренние мышцы, ха! До этого она о любовной связи слышала только из рассказа сестры, а тут она уже "балуется" внутренними мышцами. Я, человек живущий в современном мире, начала такое проделывать только после полугода семейной жизни(простите за интимные подробности), а тут надо же. Ещё меня напрягла история мужа сестры. Был заживо похоронен, откопан похитителями трупов и продан хирургу. Вспомнила детскую потешку про зайца: "Привезли его домой - оказался он живой". Короче, такой бред!!! Мой бедный мозг...
Благородство и страсть - Пирс БарбараКсения
18.06.2014, 18.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100