Читать онлайн Музыка дождя, автора - Пикарт Джоан Эллиотт, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиотт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.28 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиотт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиотт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пикарт Джоан Эллиотт

Музыка дождя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Когда Шеп вытаскивал из багажника свои вещи, прогремел первый раскат грома. Он с усмешкой подумал, что чувствует себя примерно так же, как в тот раз, когда ему удалось ускользнуть из темной аллеи, где трое молодчиков в капюшонах готовы были выпустить из него кишки.
Эмили оказалась сильным противником, но все же Шепу удалось то, что он задумал: он остается в ее доме. Несмотря на стену, которую она воздвигла между ними и которая казалась Шепу такой реальной, осязаемой, что было удивительно, как это он не наткнулся на нее, пытаясь приблизиться к Эмили.
Шеп медленно направился к дому. Улыбка на его лице сменилась хмурым выражением. Эмили действительно не хотела, чтобы он остался. Мысль об этом причиняла боль. Все то время, что они узнавали друг друга ближе после знакомства на одной из вечеринок в Вашингтоне, и все годы их брака Эмили была его путеводной звездой, особенно когда он отправлялся за тридевять земель собирать материал для очередного репортажа. Сознание того, что Эмили ждет его, помогло Шепу пройти не одну тропу в болотистых джунглях или в замерзшей тундре.
И вот теперь он был наконец с ней. Шеп заметил, что от Эмили словно исходит какое-то свечение, что-то неясное, смутное, связанное, как он предполагал, с ее беременностью. Раньше Шеп не обращал внимания на все сентиментальные разговоры о таких вещах, но сейчас он подумал, что это похоже на правду. Господи, ведь внутри Эмили жило теперь маленькое чудо, крошечный ребенок, которого они создали вдвоем: наполовину она, наполовину он. Невероятно!
Шеп был твердо намерен находиться рядом с Эмили, когда родится их ребенок. Но что потом? Он отогнал от себя тревожные мысли. Он должен мобилизовать все свое терпение, двигаться шаг за шагом, медленно и осторожно.
Шеп внес в дом чемоданы и закрыл ногой дверь.
– Комната для гостей – первая дверь справа от тебя по коридору.
Повернувшись, Шеп увидел, что Эмили сидит на высоком кресле перед чертежным столом, подложив под спину маленькую подушечку. Не глядя на него, она быстро водила карандашом по бумаге. В свете яркой лампы, освещавшей ее стол, черные кудри казались похожими на мерцающий шелк.
«Как она красива», – подумал Шеп. Он заставил себя отвести взгляд от сияющего облака ее волос и отправился искать комнату для гостей.
Ему очень понравилась довольно просторная комната, отделанная в тех же сочных тонах, которые он видел по всему дому. Широкая кровать занимала центральное место, вся мебель была сделана из темного дерева и выдержана в немного грубоватом деревенском стиле.
Шеп поставил чемодан на кровать и принялся распаковывать его. «Гость, – мрачно подумал он. – Итак, я гость в доме собственной жены».
Что ж, Шеп не мог не признаться себе, что был гостем все три года их брака с Эмили. Он приходил и уходил, не предупреждая заранее о своих планах, которые молниеносно менялись. И Эмили всегда встречала и провожала его. Он принимал все как должное, включая ее любовь, пользовался и злоупотреблял добротой, не давая себе труда остановиться и подумать, что же он делает.
Открыв шкаф, Шеп стал разбирать и укладывать туда свои вещи. Сколько раз Эмили просила его отказаться от некоторых поездок, выбрать только самые важные из них, пойти на компромисс.
Шеп внимательно слушал ее, но как только где-то на другом конце земли случалось что-то интересное, он забывал обо всем и срывался с места. И только в Патагаме, когда он проигрывал перед мысленным взором эти разговоры, Шеп понял наконец их смысл. Только тогда вспомнились ему слезы, застывшие в глазах Эмили, когда она просила его хоть как-то упорядочить их совместную жизнь. Он со стыдом вспоминал, сколько раз они строили планы на медовый месяц, которые он отменял в последнюю минуту, чтобы кинуться на поиски очередного материала для новой статьи. Медовый месяц просто откладывался – так он всегда говорил Эмили. И когда у нее лопнуло наконец терпение, Эмили аннулировала их брак.
Шеп покачал головой и поставил в гардероб пустой чемодан. Теперь ему все было ясно, собственные ошибки сверкали, словно дорожные знаки на магистрали. Но сможет ли он теперь убедить Эмили в том, что действительно изменился?
Шеп вернулся к гостиную, и сразу же догадался, что Эмили не намерена обращать внимание на его присутствие. Он взял из корзины и подложил в огонь еще одно полено. Потом он устроился поудобнее на софе, вытянув и скрестив длинные ноги. Бедро его заныло, напоминая о себе. Глядя на танцующее в камине пламя, Шеп потер рукой больное место.
Эмили исподтишка наблюдала за Шепом. Она решила, что ее бывший муж хорошо вписывается в окружающую обстановку. Этот дом, который так подходил ей, как выяснилось теперь, подходит также и Шепу, крупному, чувственному, мужественному мужчине.
В его массивном теле была заключена невероятная сила, и все же он был способен на такую нежность, когда держал ее в своих объятиях. Казалось, они интуитивно понимали, когда их страсть требует грубого, быстрого сближения, а когда их тела жаждали медленного, чувственного наслаждения.
Когда Шеп ласкал ее, входил в нее, когда тела их сливались в единое целое, окружающий мир переставал существовать для них обоих, они жили только чувствами, которые уносили их по ту сторону реальности. Эмили вспоминала, как она приникала к Шепу, крепко сжимала его в своих объятиях, и в голове крутилась сумасшедшая мысль, что если она не разожмет объятий, то он не сможет собрать свой дежурный чемодан и снова исчезнуть за закрывшейся дверью. Но Шеп уходил, он все время покидал ее, и Эмили снова чувствовала себя одинокой.
Она тихо вздохнула, затем обратила внимание на то, что Шеп поморщился и начал массировать себе бедро. Эмили вспомнила, что даже не спросила его о полученной ране, которая в эту минуту явно причиняла ему дискомфорт. Она сосредоточилась на собственных противоречивых чувствах и забыла о том, что Шеп был ранен, находился в плену, чуть не умер в этих забытых Богом джунглях. Господи, через что ему пришлось пройти! Боль, страдание, неуверенность в том, что он останется жив и увидит завтрашний день. О чем он думал все эти месяцы, когда был отрезан от мира? И как часто мысли его возвращались к ней?
«Нет, это не имеет значения, – твердо сказала себе Эмили. – С нашим браком покончено, наша совместная жизнь завершена». Да, она по-прежнему любила Шепа, да, ее по-прежнему притягивал его мужской магнетизм, но она никогда больше не собирается возвращаться к существованию, на которое обрекал ее брак с Шепом.
Эмили понимала, что ребенок будет связующим звеном между ними в течение многих лет. Интересно, какую роль захочет играть Шеп в жизни собственного ребенка? Как всегда, на первом месте наверняка останется его работа. И Эмили должна будет помочь их ребенку принять ту страсть к путешествиям, которая владела Шепом, заставляла его все время срываться с места и мчаться на поиски новых приключений. Шеп никогда не изменится: он просто был тем, кем он был.
– Шеп? – спросила Эмили, прервав повисшую в комнате тишину.
Он слегка вздрогнул, словно звук ее голоса испугал его, а затем вопросительно взглянул на Эмили.
– Да?
– Тебя беспокоит рана?
– Что? А, да, но не очень. Просто затекла во время перелета, уж очень неудобные в самолете кресла.
– Это была серьезная рана?
Шеп пожал плечами.
– Думаю, да. Я был в ужасном состоянии, когда паренек из местной деревушки нашел меня, но священник и деревенские жители сотворили чудо. Я обязан им жизнью. – Шеп снова уставился на огонь. – Я никогда не забуду этих людей и то, что они сделали для меня.
Эмили задумчиво крутила в руках карандаш.
– Ты уже начал писать о том, что случилось в Патагаме?
Шеп покачал головой.
– Нет. Я был занят тем, что искал тебя.
– Да, вижу, – последовала пауза. – В одной из статей о тебе говорилось, что ты получил предложение от киностудии. Там сообщалось, что тебе собираются устроить кинопробы в надежде на то, что ты сыграешь самого себя в фильме о том, что случилось в Патагаме.
Шеп усмехнулся.
– Да, у них были на меня большие планы.
– Но ты не заинтересовался их предложением?
– Господи, конечно нет. Я не хочу иметь ничего общего с Голливудом. Актерская карьера не для меня.
«Да, – подумала Эмили, – тебя ждут дальние страны, опасности, экзотические места». Они шепчут его имя ветру, который слышит только Шеп, и призывают его вернуться. И всякий раз он откликается на этот зов. Эмили не сомневалась в том, что Шеп хочет остаться с ней, пока не родится их ребенок. Она видела его упрямо вздернутый подбородок и знала, что это означает: Шеп твердо решил, что ему делать, и переубедить его невозможно.
«Но что будет потом?» – спрашивала себя Эмили. Ветер снова зашепчет ему в ухо, Шеп расслышит свое имя и кинется на зов.
Шеп встал с дивана, чтобы подкинуть в огонь еще одно полено. Эмили внимательно наблюдала за ним. На нем был свитер, который она подарила ему в прошлое Рождество. Она вспомнила, как, увидев этот свитер в магазине, подумала, что он очень пойдет Шепу, прекрасно оттенит его загар и выгоревшие под палящим солнцем волосы. И свитер действительно выглядел на нем прекрасно. А Шеп подарил ей тогда розовый велюровый халатик, который она надевала каждое утро.
Шеп присел перед камином, чтобы помешать кочергой дрова. Он был очень красивым мужчиной – пропорционально сложенная фигура наводила на мысль о статуе, изваянной рукой опытного мастера. Он был чудесным любовником, заставляя Эмили чувствовать себя самой желанной женщиной на свете.
Пульсирующий жар, зародившись в низу живота Эмили, вдруг охватил ее тело, вызвав румянец на щеках. Испытав уже забытое ощущение, она оторвала глаза от Шепа и посмотрела невидящим взглядом на лежащий перед ней чистый лист бумаги.
От неожиданного прилива желания у нее участился пульс и побежали мурашки по коже. А груди, полные и тяжелые из-за беременности, заныли от желания, словно бы просили, чтобы Шеп коснулся их губами. И вот она сидела тут, похожая на дирижабль, толстая и неуклюжая, и больше всего на свете ей хотелось заняться любовью с Шепом Темплтоном. Положив руку на живот, Эмили попыталась сосредоточиться на ребенке. Ради всего святого, она ведь на последних неделях беременности. Она не должна испытывать ничего похожего на это страстное, сжигающее ее изнутри желание. Так в чем же дело? Доктор сказал, что она сможет иметь сексуальные отношения с мужчиной только через шесть недель после родов, но Эмили пропустила его слова мимо ушей, потому что в ее жизни все равно не было мужчины. И вот теперь она старалась изо всех сил погасить в себе дикое желание, неожиданно вспыхнувшее в ней.
– Эмили?
– Что? – Она резко вскинула голову и встретилась глазами с Шепом. Он стоял перед огнем и казался на фоне мерцающих языков пламени еще более сильным и крупным.
Эмили сглотнула слюну.
– Да?
Шеп медленно пошел к ней, и сердце ее учащенно забилось, когда она с испугом подумала, что он может заметить на лице предательские знаки охватившего ее желания. Шеп подошел совсем близко, и Эмили замерла, не в силах поднять на него глаза.
Тут Шеп впервые заметил, что Эмили по-прежнему носит обручальное кольцо. Оно было здесь, на ее левой руке, куда он надел его во время свадебной церемонии. Эмили не сняла его! Стоп. Не стоит радоваться раньше времени. Она просто добросовестно изображает из себя миссис Тайсон.
Интересно, где ее половина монетки? На Эмили был синий джемпер, из-под которого виднелась застегнутая на все пуговицы белая блузка. Лицо ее оставалось все таким же юным и трогательным, и если бы не ее округлившийся живот, она походила бы на девочку в школьной форме. Висит ли цепочка под ее скромным нарядом? Лежит ли меж двух полных грудей половинка монеты? Шепу было просто необходимо это знать, словно от этого зависело его будущее.
Ее грудь… Как он мечтал, лежа в бреду посреди джунглей Патагамы, сжать восхитительную грудь Эмили в своих ладонях. А потом он наклонил бы голову и ласкал языком ее упругие соски – сначала один, затем второй. Он наслаждался бы их невероятной нежностью, а Эмили прижимала бы к себе его голову, постанывая от наслаждения.
Шеп вдруг почувствовал сильнейшее возбуждение, его словно обдало горячей волной. Он покачал головой в надежде прогнать таким образом крамольные мысли и сделал шаг назад.
Как он хотел ее! Как много времени прошло с тех пор, как Шеп наслаждался этим прекрасным, горящим от желания телом. Желание сжигало его, лишало способности разумно мыслить.
«Ты негодяй, Темплтон, – обругал себя Шеп. – Эмили ждет ребенка! Держи подобные желания при себе».
Он подумал о том, что она выглядит потрясающе, Эмили стала словно олицетворением женственности, в ней появилась удивительная мягкость и одухотворенность. Шеп должен оставить при себе свои эгоистичные сексуальные запросы. Сейчас он должен забыть об этом и окружить Эмили вниманием и нежностью.
– Шеп? – произнесла Эмили, наконец-то встретившись с ним глазами. – Чего ты хочешь?
«Коварный вопрос», – мрачно подумал Шеп. Сейчас ей следовало спросить совсем не об этом.
– Пообедать, – соврал он. – Только, пожалуйста, не беспокойся. Я плохо готовлю, но ты можешь сидеть поблизости и давать мне указания. Ну, про то, как готовить еду.
– Ты действительно не Бог весть какой кулинар, – едва заметно улыбнувшись, согласилась Эмили. – И тебя посетила неплохая идея, но сегодня все это ни к чему. Моя соседка, Мэрили, принесла готовый обед, который мне останется только разогреть в микроволновой печи.
– Как скажешь. Завтра я закуплю продуктов и начну готовить. А сегодня накрою на стол. Кстати, у тебя есть посудомоечная машина? Если помнишь, я просто виртуозно загружаю посудомоечные машины.
– Да, я помню. – Эмили тяжело поднялась с кресла.
И тут же поняла, что лучше было этого не делать. Теперь Шеп оказался слишком близко от нее. Она чувствовала знакомый запах одеколона, который сама подарила ему. Ей хотелось коснуться его, обвить руками сильное тело, почувствовать языком вкус его кожи, услышать, как он произносит прерывающимся от страсти голосом ее имя, снова и снова заверяя ее в своей любви.
За последние месяцы все чувства ее притупились, она могла думать только о ребенке, которого носила под сердцем. Но теперь Шеп разбудил ее страх, заставив Эмили почувствовать свое присутствие и вспомнить, что она по-прежнему была женщиной и по-прежнему нуждалась в этом мужчине.
Сильный дождь неожиданно громко забарабанил в окно, и Эмили вздрогнула, будто очнувшись от сна.
– Эй, – сказал Шеп, нежно беря ее за плечи. – А ты действительно стала нервной.
Кожа ее казалась такой мягкой под огрубевшими ладонями Шепа. Он надеялся, что Эмили не оттолкнет его, не потребует, чтобы он больше никогда не касался ее.
– Мы всегда любили дождь, помнишь? Мы называли его нашей музыкой, нашей серенадой, симфонией природы, которая звучит, пока мы…
– Не надо, – шепотом прервала его Эмили.
– Не надо? – эхом отозвался Шеп, глядя ей в глаза. – Не надо вспоминать, как это было прекрасно, когда мы занимались с тобой любовью? Не надо вспоминать то, что было между нами? Даже я, журналист, не могу найти слов, чтобы описать это… Ты просишь о невозможном, Эмили. Я никогда не забуду о том, что мы пережили вместе. И я никогда не перестану любить тебя всем сердцем, душа моя, жизнь моя.
– О Шеп… – Глаза Эмили наполнились слезами. – Я никогда не сомневалась в том, что ты любишь меня, но это не спасает ситуацию, потому что я не могу жить…
Шеп нежно сжал в ладонях щеки Эмили.
– Я знаю, дорогая. – Он наклонился к ней. – Я знаю… – И завладел ее губами медленно, мягко, но настойчиво. Проведя языком по ее нижней губе, он проник внутрь и нашел ее язык. Эмили против воли ответила на его поцелуй.
Шепа окатило горячей волной. Он продолжал ласкать губы Эмили, наслаждаться сладостью поцелуя, упивался ею, словно путник, истомленный жаждой. Сердце учащенно билось в груди, кровь вскипала в жилах. Только однажды он оторвался от губ Эмили, чтобы перевести дух, а потом они снова слились в поцелуе, забыв обо всем на свете.
Внутри Эмили пульсировал почти болезненный жар, который постепенно охватывал ее, точно жидкий огонь, от которого ныли груди и бешено колотилось сердце. Эмили купалась в огне желания, который разгорался все жарче, грозя поглотить ее. Она обняла Шепа, чувствуя под пальцами его напряженные мускулы, а он погрузил пальцы в ее шелковистые волосы. От нахлынувшего желания у Эмили перехватило дыхание.
«Остановись, дурак!» – приказал себе Шеп. Он снова вел себя как эгоист, идя на поводу у своего желания. Зачем он дает волю своим чувствам? Сейчас он не должен видеть в Эмили желанную женщину. Даже если бы она не была беременна, он не должен обрушивать на нее шквал своих эмоций. Сейчас не время. Он не имеет права навязывать себя ей, соблазнять ее, как он умел это делать. Он не хотел становиться просто любовником Эмили, ему мало было только физической близости – он должен был прежде всего вернуть ее доверие и любовь.
Поэтому он медленно и неохотно поднял голову и стоял, тяжело дыша, пытаясь восстановить контроль над собой. Он поглядел на Эмили, которая как раз подняла ресницы, и чуть было не застонал при одном взгляде в ее затуманенные страстью серые глаза. Чуть приоткрытые губы Эмили были еще влажными, они словно призывали Шепа снова завладеть ими. Убрав дрожащие руки с ее волос, Шеп сделал шаг назад, так что Эмили пришлось убрать руки с его плеч.
Глаза их встретились, и они так и стояли, глядя друг на друга. Оба молчали.
– Ах, Эм, – пробормотал наконец Шеп срывающимся голосом, но больше не смог произнести ни слова.
Эмили как-то сразу сникла, отвела взгляд и покачала головой.
– Этого… этого не должно было произойти, – сказала она, чувствуя, как кружится голова. – Мы всегда хотели друг друга – и оба хорошо это знаем. Тебе достаточно коснуться меня, и я буквально таю. Ты вряд ли забыл это. Если бы одного секса было достаточно, чтобы сцементировать брак, мы состарились бы вместе, как и собирались. Но для настоящего семейного счастья нужно больше, гораздо больше.
– Я знаю, – тихо ответил Шеп.
Эмили снова повернулась к нему, на этот раз глаза ее потемнели и горели гневом.
– Нет, ты не знаешь, – сказала она, повысив голос. – В этом-то все и дело, Шеп, ты не знаешь. Но я тоже виновата. Я была слишком уверена в том, что со временем смогу заставить тебя это понять. О, как я была самоуверенна, не сомневалась в том, что если буду любить тебя, буду твоей женой, твоей второй половиной и твоим лучшим другом, то смогу победить твою замечательную работу. Нам было бы так хорошо вместе, если б ты подольше был со мной, постарался бы сделать так, чтобы работа не мешала семейной жизни.
– Эмили…
– Но этого так и не произошло. – Глаза Эмили наполнились слезами. – И никогда не произойдет… Я знаю это. Я смирилась с тем, что наш брак не сложился. Да, я ответила на твой поцелуй. Ты ведь знал, что так и будет, правда? Это тешит твое самолюбие, да? То, что я отвечаю на твои сексуальные призывы.
На лице Шепа отразилась боль.
– Нет! Я поцеловал тебя не затем, чтобы доказать себе, что ты по-прежнему отзываешься на мои ласки.
Эмили подняла голову.
– Действительно не для этого?
Шеп схватил ее за плечи.
– Для чего бы мне это делать? Чтобы все болело внутри от неутоленного желания? Для того, чтобы захотеть тебя, зная, что я не могу заняться с тобой любовью? Я сделал это не для того, чтобы не находить теперь себе места. Просто так получилось. А как насчет тебя, Эмили? У тебя поднимается настроение при мысли, что тебе по-прежнему достаточно секунды, чтобы я потерял голову от возбуждения? Что ж, можешь потешить свое самолюбие. После нашей разлуки я могу признаться, что считаю тебя самой красивой женщиной из всех, кого мне приходилось только встречать.
– Я…
– Не надо ничего отвечать. Просто помни, что я сказал. – На подбородке Шепа забилась жилка. – Сейчас тебе необходимо спокойствие. Присядь, а я накрою на стол. Почему? Потому что я обедаю с тобой. Это просто дружеский обед для двоих добрых приятелей, которые давно не виделись. Мы будем есть, болтать, улыбаться друг другу, как это и должно быть.
– Я…
– Помолчи, – попросил Шеп, – и послушай меня. Я знаю и понимаю гораздо больше, чем ты думаешь. Гораздо больше.
Не дожидаясь ответа, он повернулся и вышел из комнаты.
Эмили смотрела ему вслед широко раскрытыми глазами.
– О Боже! – прошептала она, прижимая руку ко лбу. – Я…
Она вдруг поняла, что никогда не видела Шепа таким взвинченным. Он действительно был в ярости. Что он имел в виду, когда сказал, что знает и понимает куда больше, чем она думает? О чем он знает?
Эмили прошла в спальню и присела на край кровати, не зная, что ей делать дальше. Что случилось с ее гениальным планом – игнорировать Шепа, притвориться, что он невидимка? Он поцеловал ее – и она потеряла голову, вот что случилось. Она, как всегда, растаяла. Какими чудными были эти поцелуи, как много времени прошло с тех пор, как она последний раз чувствовала себя такой желанной, такой женственной и – да – такой красивой.
Но тут было еще кое-что. Шеп подчеркнул, что их ждет дружеский обед. Он был зол, как никогда, но все же им предстояло пообедать вместе, изображая добрых друзей? Он почти пролаял свои распоряжения, словно сержант команды новобранцам.
Ребенок зашевелился, настойчиво требуя к себе внимания, и Эмили автоматически положила руку на живот.
– Твой папа ставит меня в тупик, – сказала она ребенку, словно он мог ее услышать. Эмили замерла, прислушиваясь к тому, что происходит внутри ее. – Ты слышишь дождь? Я никогда не обращала внимания на дождь, пока не вышла замуж за твоего папу. А теперь благодаря ему я люблю дождь. Это – наша музыка, наша серенада, симфония природы, которая играла, когда мы занимались любовью. Под звуки дождя мы занимались любовью, и мир за дверью переставал существовать.
Ласково похлопав себя по животу, Эмили поднялась и подошла к зеркалу. Она быстро привела в порядок волосы и направилась в гостиную, где ее ждал дружеский обед.
У двери спальни Эмили остановилась и, нахмурившись, потерла ноющие виски. Дружеский обед. Неужели Шеп действительно понял наконец то, о чем она столько раз ему говорила? Неужели понял важность тех клятв, которые они давали во время брачной церемонии? Действительно ли Шеп хочет снова стать ее лучшим другом? Понял ли он, что нужно нечто больше, чем сексуальное удовлетворение, чтобы жить в браке, который устоит перед напором времени?
Внутренняя борьба совершенно опустошила ее. Она совершает ошибку. Нельзя придавать слишком большого значения тому, что говорит Шеп. Нельзя хвататься за соломинку и принимать желаемое за действительное. Глупо надеяться на то, что Шеп изменился. Она сама делает все для того, чтобы ее сердце, которое и без того не знало покоя, было разбито на тысячи осколков. Ее брак, ее жизнь с Шепом закончены, и она должна об этом помнить.
«Поняла, Эмили?» – пробормотала она себе под нос, направляясь в кухню.
Кухня, отделанная в желтых и белых тонах, с небольшими вкраплениями оранжевого, производила радостное впечатление. В одном конце ее стоял столик со стеклянной крышкой, а из огромного окна открывался вид на океан. Сейчас за окнами шел дождь, и ничего не было видно за его пеленой.
Эмили замерла на пороге, удивленная и растроганная. Шеп зажег две свечи – одну оранжевую, другую белую, одну короткую, другую длинную, и поставил их в центр стола, приспособив для этого кофейные чашки. Возле одного прибора стоял стакан воды, возле другого – стакан молока. Между этими оригинальными «подсвечниками» стояла кастрюлька с едой, принесенная соседкой. Шеп, открыв дверцу холодильника, изучал его содержимое. Эмили тихонько кашлянула, и он с улыбкой повернулся к ней.
– Что еще достать? – спросил он.
– Нет, ничего, но только еду надо разогреть.
– Я уже разогрел ее в микроволновой печи, как ты говорила. – Шеп закрыл холодильник и подошел к столу. – Садись и ешь, пока все теплое. Я налил тебе молока. Где-то читал, что будущим мамам надо пить побольше молока.
Они уселись за столом друг против друга, и Эмили заглянула в кастрюльку.
– Как долго ты разогревал ее? – спросила она. – Ты ведь никогда раньше не пользовался микроволновкой.
Шеп пожал плечами.
– Я погрел ее пару минут, потом засунул внутрь палец и понял, что требуется подержать ее в духовке еще столько же.
– Весьма научный подход, – рассмеялась Эмили.
Шеп удовлетворенно хмыкнул.
– Именно эти звуки я и мечтал услышать – твой смех. Я слышал его в своих снах в Патагаме. Действительно слышал. Я говорил старику священнику, что на свете нет мелодии чудеснее, чем твой смех. Он улыбался и говорил, что я должен верить в то, что мне снова предстоит услышать его. И вот только что я его услышал.
– О Шеп, я…
– Итак, – прервал ее Шеп. – Что это за странное блюдо? Только не говори мне, что вот это зеленое – брокколи.
Эмили удивленно посмотрела на него.
– Да, это именно она. Здесь брокколи, курица, сыр и… Ты ведь любишь брокколи. Раньше я часто готовила брокколи, и ты не возражал.
– Пришло время сказать правду, Эмили. – Положив руку на сердце, Шеп картинно вздохнул. – Я ненавижу брокколи.
– Но почему ты ничего не говорил мне?
– Потому что ты так старалась, когда готовила обед. Ты ведь знала, что вдали от дома я ем что придется и где придется, и старалась побаловать меня во время моих приездов. Я не хотел обидеть тебя. Но раз уж мы теперь с тобой друзья, то должны быть до конца честными друг с другом. Итак, Эмили, вот она суровая правда. С момента своего рождения я просто не переваривал брокколи.
Глаза Эмили сузились, она наклонилась вперед и спросила:
– По-моему, во время пребывания в плену у тебя что-то случилось с головой. С тобой не все в порядке.
Шеп пробормотал что-то себе под нос и разложил по тарелкам блюдо из кастрюльки. Затем начал методично отделять брокколи вилкой на край тарелки.
Эмили понаблюдала за ним, покачала головой и принялась за еду. Она заметила, что Шеп снова подчеркнул слово «друзья». Означало ли это что-либо? Или Шеп просто дурачится? Она сведет себя с ума этими вопросами. Если хочешь что-то узнать, лучше спросить прямо.
– Шеп?
– Хм-м? – Шеп отложил брокколи на край тарелки и ковырялся в том, что осталось. – Не так плохо. Не особо изысканно, но и не так плохо. Я предпочитаю отдельно мясо, отдельно картофель, понимаешь. Когда все не смешано в одну кучу.
– Ты пытаешься вызвать у меня аппетит? – Эмили хмуро поглядела на свою тарелку.
– Ой, прости. Ешь и наслаждайся.
Эмили снова посмотрела на Шепа.
– Я никогда не знала, что ты так придирчиво относишься к пище.
Шеп пожал плечами.
– Ты никогда не спрашивала.
«Лучший друг обязательно спросил бы, – подумала вдруг Эмили. – Лучшие друзья знают друг о друге много всяких мелочей». Боже правый, неужели она была так невнимательна к нему? Что еще она не знала о Шепе? Неужели она была так поглощена обвинениями в том, что Шеп не был ее лучшим другом, что сама не заметила, как перестала быть лучшим другом ему? Не самая приятная мысль.
– Шеп, мне показалось или ты действительно все время ставишь ударение на слово «друзья»?
– Не только на слово, но и на статус. Я так и знал, что ты заметишь это, потому что ты очень умная женщина. Мы ведь начинаем с нуля, и самое главное – быть в первую очередь друзьями.
– Начинаем с… О нет, Шеп. – Эмили покачала головой.
– Да, Эмили, – твердо сказал он. – Мы любим друг друга, и я сделаю все, чтобы убедить тебя в этом. Ты забываешь, как много времени у меня было, чтобы обдумать наши отношения. Я знаю, что люблю тебя. Я никогда не сомневался в этом. Но ты сама сказала, что одной любви недостаточно. – Шеп сделал паузу. – Мне кажется, теперь я понимаю, что ты имела в виду, и постараюсь доказать тебе это на деле. Но скажи мне, Эмили, тебе никогда не приходило в голову, что ты сама не была идеальной женой? Я тебя люблю, очень люблю, но не буду скрывать, что кое-что в тебе мне не очень нравится.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиотт

Разделы:
Пролог123456789

Ваши комментарии
к роману Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиотт



настрящая сказка,таких мужчин не бывает ,их просто не существует в природе
Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиоттatevs17
27.09.2013, 15.45





Net slov! Ja v vostorge! Vot eto lubov; vzaimnaja, vsepoglashajushaja, nezhnaja, chistaja, svetlaja- ja mogu prodolshat do bezkonechnosti. Roman bezuslovno luchshe mnogih v tope/s visokim reitingom, i on ne somnenno zapomnitsja!
Музыка дождя - Пикарт Джоан ЭллиоттZzaeella
15.11.2013, 0.40





Ну очень уж гладенько. У автора не было близнецов, первый год вообще сплошной деньночь именно так, я не ошиблась. В одиночку просто не возможно. А все остальное - в жизни часто после сильных потрясений переосмысливается вся жизнь, все отношения.
Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиоттиришка
15.11.2013, 9.23





Очень милые герои, серьезное испытание помогло им обрести друг друга по-настоящему. Только нереально, что после родов героиня еще и работала. С близнецами это просто невозможно, она ведь еще и дом вела. А в целом роман очень трогательный, хотя и без особых потрясений: 8/10.
Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиоттязвочка
15.11.2013, 14.13





Роман не плохой, но по моему проблема слишком надуманная. Героиня вроде не избалованная родителями или богатством девчонка, а вела себя в начале супружеской жизни как капризная богачка, требующая больше внимания от мужа. Ведь этот развод если заглянуть поглубже был направлен на то, чтоб он все таки обратил внимание на ее проблему. Она ведь точно знала, что он все же любит ее. По моему ни одна из осиротевших и познавших потерю любимых людей не будет ставить вопрос радикально - или я или работа! Как это сделала в начале Эмили. Но ... Хэппи энд все сгладил. И черт их поймет этих америкосов, все у них не так как у нас. )))
Музыка дождя - Пикарт Джоан Эллиоттдиля
15.11.2013, 19.08





Очень понравился роман, он такой нежный и мягкий, волнующий, романтичный. Но это не обычный шаблонный роман про бизнесмена и бедную девушку, я почувствовала здесь любовь между обычными творческими людьми, и это очень красивая любовь...rnP.S. Любовь существует и такие мужчины тоже есть
Музыка дождя - Пикарт Джоан ЭллиоттЛила
16.12.2014, 22.36





Роман скоротать вечерок.
Музыка дождя - Пикарт Джоан ЭллиоттЮля
27.01.2015, 21.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100