Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Всю следующую неделю Сойер пролежал в постели. После усердного лечения Тья и нескольких сытных обедов из оленины (спасибо охотничьему искусству Марипосу) самочувствие его значительно улучшилось. Он решил заняться строительством. Тья велела своему «мальчику» не браться за тяжелый труд, но Сойер ее не послушал.
В сарае он нашел старые инструменты. Ими, видимо, еще Сиро строил Ла-Эскондиду. Кое-что пришло в негодность, но остальное надо было только почистить и наточить.
Правда, совсем не было гвоздей. Их наверняка продавали в ближайшей деревне. Но где взять денег. Вот если б Сафиро согласилась продать свой сапфир! Но девчонка сумасшедшая, а если сумасшедшим что-нибудь втемяшится в голову, их не переубедишь. Поэтому Сойер решил довольствоваться теми инструментами, что нашел в сарае.
Сначала он взялся рубить деревья. Эта работа оказалась невероятно трудной. Мало того что молодой человек еще не совсем окреп после болезни, так еще старики вечно путались под ногами. Ходили вместе с ним в лес, чтобы их спасителю не скучно было, и своими разговорами и ссорами не давали ему спокойно работать. Однажды Лоренсо чуть не пришибло спиленным деревом. Тогда Сойер потребовал, чтобы Сафиро запирала стариков в доме.
– Ты мог бы давать им какие-нибудь мелкие поручения, Сойер.
– Пусть лучше во дворе травку пропалывают. Эта работа по ним.
Сафиро любовалась своим красивым собеседником. Сойер обрубал ветви. Мускулы буграми вздувались на его руках. Даже оставшиеся от ран шрамы не портили его великолепного тела.
В лесу было прохладно, но девушку бросило в жар, как будто она стояла под жарким солнцем.
– Знаешь, Сойер, когда я смотрю, как ты работаешь без рубашки, мне становится жарко. И я не пойму почему.
Он усмехнулся:
– Ты, кажется, говорила, что Асукар рассказывала тебе про любовную близость.
– А при чем здесь любовная близость? Какое она имеет отношение к моему жару?
«Видимо, Асукар не так уж много рассказывала», – подумал Сойер. Скорее всего старая проститутка ни слова не говорила о желании, а сразу переходила к подробному описанию самого акта.
– То чувство тепла, которое ты испытываешь, имеет самое прямое отношение к любовной близости, Сафиро, – сказал Сойер.
Девушка заметила, что его голос изменился – стал хриплым. Эти звуки словно ласкали ее.
Сафиро было так жарко, что она расстегнула верхнюю пуговицу блузки.
– Надо... надо спросить у Асукар про это чувство тепла. Она должна знать.
– Я сам могу тебе рассказать, – произнес Сойер, – хотя нет, лучше я тебе покажу.
Молодой человек смотрел в вырез ее блузки, где были видны нежные округлости грудей.
– Сойер, ты смотришь на мою...
– Знаю.
– Прекрати.
– Ты не возражала, когда я делал это раньше.
– Но сейчас мне так жарко, что даже трудно дышать.
Он знал, что Сафиро не преувеличивает. Грудь ее тяжело вздымалась. С каждым вздохом половинки блузки расходились, еще больше открывая ее прелести.
Интересно, позволит ли она поцеловать ее? Дотронуться до нее? Сойер огляделся, желая убедиться, что поблизости никого нет.
– Я заперла стариков в доме, как ты велел, Сойер, – сказала Сафиро, – хотя они могли бы тебе помочь.
Эти слова мгновенно охладили пыл Сойера. Проклятые старики! Даже когда их не было рядом, они все равно ему мешали!
Молодой человек отер пот со лба.
– Вон то дерево чуть не забило Лоренсо в землю. Знаешь, как молоток гвоздь забивает. А Педро? Чем он мне поможет? Он топор-то с трудом поднял. Куда ему еще деревья рубить. Мне их помощь – как мертвому припарки, Сафиро, так что не выпускай их из дома, пока я работаю. И Асукар тоже. Когда к человеку пристают, он не способен рубить деревья.
– Хорошо, – сердито сказала девушка, – но ты взваливаешь на себя слишком много. Справишься один?
– Я не хочу, чтобы мне помогали, ясно? Я все буду делать сам.
– Ладно! Делай все сам, все до последней мелочи. Хочешь перелететь через голову?
«Какого черта она употребляет выражения, если не знает, как они правильно звучат?»
– Я не хочу прыгнуть выше головы, да мне и не надо этого делать. Работы, конечно, много, но я справлюсь. А вот возиться с твоими стариками – это мне действительно не под силу!
Сафиро решила, что пришло время опять попросить Сойера, чтобы он помог ее людям вспомнить забытые навыки. То, что старики ничего не умеют, ему не нравится, значит, он не станет смеяться, как в тот раз.
Он раскричится, а может быть, даже уедет. Ведь ему кажется, что он остался в Ла-Эскондиде только затем, чтобы сделать ремонт. Он постоянно твердит ей об этом.
Конечно, она глубоко признательна Сойеру за работу. Но сломанные заборы, ветхий сарай, сломанная ступенька – это все не смертельно.
Надо рассказать ему о Луисе. Надо, чтобы он все-таки взялся учить ее людей боевому искусству.
– Сойер, насчет моих людей...
– Да? – Он заметил нерешительность девушки и понял, что та задумала что-то неприятное. – Что насчет твоих стариков?
– Понимаешь, – начала она, – может быть, они и второй юности...
– Не первой молодости.
– Не первой молодости? Да, так в самом деле лучше. Ты прав, я ошиблась.
«Больно быстро она согласилась», – отметил про себя Сойер.
– Сафиро, говори прямо – что тебе надо? То, что твои люди старые, я уже знаю.
– Да, старые, но если лед покрывает пламя, это еще не значит, что крыша холодная. Я хочу сказать... я хочу сказать, что под их морщинами еще горит огонь.
– Может, на крыше лежит снег, но в доме горит огонь?
– Да, и мои старики сохранили много огня. Ну, может, и не огня, а углей, но из этих углей можно раздуть пламя.
Сойер догадался, к чему она клонит.
– Ты по-прежнему хочешь, чтобы я занялся с твоими людьми? Превратил их в прежних опытных бандитов?
Сафиро кивнула и одарила его милой улыбкой. Но Сойер покачал головой: – Нет.
– Сойер, дай я объясню, зачем мне нужна твоя...
– Не буду я слушать твои объяснения! Я сказал «нет» – значит, нет!
– Но ты не понима...
– Нет, нет, нет и нет! Это мое последнее слово, Сафиро. Я остался только для того, чтобы отремонтировать ваш развалившийся дворец.
– Ты фирменный мерзавец!
– Или форменный негодяй. Выбирай, что тебе больше нравится. Но в любом случае я не хочу иметь дела с тремя одряхлевшими бандитами.
– Ах так? Ну ладно!
Сафиро развернулась и, гордо вскинув голову, ушла.
Сойер вернулся, когда уже стемнело, и сразу направился в свою комнату, отказался от ужина – у него даже не было сил, чтобы поесть. Проходя мимо спальни Сафиро, молодой человек заметил под дверью свет и остановился. Ему показалось, что он слышит приглушенное всхлипывание. Она плачет? Плачет целый день – с тех пор как он накричал на нее в лесу?
«Ерунда, – подумал Сойер. – Женщины вечно плачут, если что-то выходит не по их».
Пусть ревет хоть всю ночь. Какое ему дело? Он весь день валил деревья и жутко устал. Еще не хватало волноваться из-за женских слез!
Все-таки надо войти. Он взялся за ручку двери... А если она не одета? Ну и что? Она-то видела его без одежды, и не раз.
Дверь тихо скрипнула, и Сойер увидел Сафиро. Девушка сидела на кровати, а вокруг были разложены маленькие портреты. Девушка была одета, но прозрачная ночная рубашка совсем ничего не скрывала.
Он видел ее тело под бледно-розовой тканью – темные кружки сосков и тень в ложбинке между грудями.
– Я... – пробормотал он, не в силах оторвать глаз от ее груди, – я подумал, что ты не спишь.
Сойер чувствовал себя юношей, который впервые увидел женские прелести.
– Я пойду...
– Если хочешь, можешь остаться.
Он не хочет. Хотя нет, он хочет!
Но это неприлично! Уже поздно, и на ней нет ничего, кроме рубашки. Трудно сказать, что может случиться, если он останется.
«Надо немедленно уйти», – подумал Сойер. И остался.
– Так, значит, вот где ты спишь, – сказал он, закрывая за собой дверь.
Ее спальня была такой же маленькой, как у него. В бутылках и банках стояли небольшие сосновые ветки, и сильный аромат хвои был под стать упрямому характеру Сафиро.
На полу лежал ковер – желто-красно-сине-зеленый. У Сойера даже в глазах зарябило от такой пестроты. На окнах развевались от ветерка занавески в красно-белую полоску. На подоконнике стоял оловянный подсвечник.
Дверцы шкафа были распахнуты. Там висели две потрепанные юбки, три старые блузки и красно-желтый костюм для верховой езды. Кроме шкафа, в комнате стояли кресло-качалка, деревянная этажерка, маленький столик. Кровать была покрыта коричневым куском ткани, таким же, из какого сшиты платья монахинь.
Одна стена была обклеена рекламными листками из тех, что обычно вывешивают в своих витринах владельцы магазинов. Мятые пожелтевшие листки рекламировали печенье, табак, мыло, оружие, патроны, муку, сахар, кукурузные хлопья, кофе и предметы галантереи.
Почти все надписи были сделаны на испанском языке, и Сойер не мог их прочитать. Листки сильно потрепались на сгибах. Было видно, что их много раз складывали и разворачивали.
Пока Сойер рассматривал комнату, Сафиро стала складывать портретики в железную коробочку с надписью «Банк Уистл-Каньон».
– Что это? – спросил молодой человек.
На каждом портрете была изображена женщина.
– Портреты, – ответила Сафиро. – Хочешь чаю? – Она кивнула на полупустую чашку с бледно-желтой жидкостью. – Он с лимоном.
Сойер удивился. Совсем недавно он накричал на нее в лесу, а она так мило ведет себя с ним!
– Нет, спасибо.
Сойер сел на кровать, помолчал, потом указал на портреты:
– Я слышал, как ты плакала. Ты что, плакала над этими портретами?
Девушка закрыла коробку.
– Да. Иногда я просто на них смотрю, а иногда плачу, когда на меня набрасывается грусть.
– Когда на тебя нападает грусть.
– Не важно. Я хочу сказать, что в грустном настроении могу и заплакать над этими портретами. А сегодня у меня грустное настроение, потому что ты не...
– Ты оплакиваешь незнакомых женщин? – перебил Сойер.
– Да.
– Почему?
Сафиро залезла на кровать с ногами.
– Потому что не знаю, кто они такие.
– Я тоже не знаю, кто они такие, но не плачу из-за этого.
– Ты не плачешь, потому что они ничего для тебя не значат, – сказала девушка.
– Как они могут что-то для тебя значить, если ты даже не знаешь, кто они...
– Я не хочу говорить об этих портретах. – Она соскочила с кровати, подошла к шкафу и закрыла его. – И много ты сделал за сегодня, Сойер? Без помощи моих людей?
Сойеру не хотелось спорить. Он сидел и разглядывал Сафиро. Ее лицо, тело, плечи, грудь...
Он медленно опускал глаза. Теперь, когда она стояла, можно было видеть темный треугольник у нее между ног.
– Сойер, – сказала Сафиро, – ты только сюда вошел, сразу начал пялиться на мою грудь. А теперь смотришь на...
– Не смотреть не так просто, Сафиро, тем более что на тебе совершенно прозрачная...
– Эту рубашку мне отдала Асукар. – Девушка нисколько не смутилась. – Ей подарил ее один из любовников. Наверное, она протерлась от времени, вот и просвечивает.
Сойер с трудом заставил себя поднять глаза и посмотреть девушке в лицо.
– Но ты же не сердишься на меня за то, что я на тебя смотрю?
– Я тебе уже говорила – ты поедаешь меня глазами, потому что ты мужчина и не можешь по-другому.
– Ты хочешь сказать, пожираю тебя глазами?
– Да, я так и сказала.
Сафиро подошла к окну. Оглядела двор. «Наверное, Сойер уже все починил». Однако все, как было, так и осталось: забор – покосившийся, дверь сарая – сломана...
– Ты сегодня ничего не делал? – удивилась девушка. У него болит все тело, а она заявляет, что он ничего не делал!
– К твоему сведению, я сделал несколько досок и...
– Несколько досок? – Сафиро, возмущенная, повернулась к молодому человеку. – Значит, ты даже не ударил пальцами!
– Это я-то не ударил палец о палец? Ты думаешь, просто повалить дерево, очистить его, распилить...
– Ты...
– Вся работа займет у меня не один день, Сафиро.
– А вот если бы ты разрешил моим людям тебе помогать...
– Нет.
– Но...
– Где ты взяла все эти рекламные листки? – резко сменил тему Сойер.
Девушка, сердито вздохнув, посмотрела на увешанную рекламой стену.
– Я их собирала.
– Где?
Сойер растянулся на ее постели, закинув руки за голову. Сафиро еще никогда не видела, чтобы на ее кровати лежал мужчина, и невольно залюбовалась этой картиной.
– Теперь ты на меня пялишься, Сафиро?
– В моей кровати никогда не лежали мужчины. Ты первый.
«Как жаль, что ты не со мной», – мысленно ответил Сойер и опять взглянул на ее грудь. Две нежные округлости так и просились в руки.
– Сойер?
Он нахмурился. Она ему что-то сказала, а он не слышал!
– Прости. Что ты сказала?
– Ты как будто летаешь за тучами.
– Я как будто витаю в облаках, – перевел он. – Просто я задумался. Я думал про... про твои рекламные листки.
– Когда мы с бандой ездили по разным городкам, я брала эти листки во всех маленьких магазинчиках. Вообще-то я была не во всех городках. Большинство листков крали для меня старшие.
– Что значит крали для тебя?
– Дедушка не разрешал мне заходить в город, если они готовили ограбление. Я, Асукар и Тья ждали их где-нибудь в укромном местечке.
Сафиро подошла к стенке с рекламными листками.
– Грозная банда Кинтана занималась кражей рекламных листков?
Девушка улыбнулась:
– Нет. Но прежде чем грабить банки, ювелирные магазины и богатых горожан, они крали для меня эти листочки. Понимаешь... я никогда не знала городской жизни. Мы все время куда-то ехали, все время прятались. Но я так любила эти городки, Сойер! – продолжала она. – Там на улицах играли мои ровесники, и мне хотелось играть вместе с ними. Однажды меня взяли в игру. Игра была такая: мы сели в кружок, по очереди выбирали из того, что было вокруг нас, какой-нибудь предмет и называли его цвет. Остальные должны были угадать, что выбрал водящий. Они смотрели по сторонам и искали предметы такого цвета. Я выиграла. Я назвала зеленое, никто не смог отгадать. Они переназывали все зеленые предметы, которые были вокруг, но никто не заметил зеленой полосы на шее у одной девочки. У нее было ожерелье из дешевого металла, и на коже остался зеленый след. Мне очень понравилась эта игра. Еще я любила смотреть, как владельцы магазинов подметают крыльцо, а горожане приветствуют друг друга на улицах. Я заглядывала в окна салунов и смотрела, как проститутки заигрывают с мужчинами. Мне нравилось даже это.
– Так вот где ты набралась разных пословиц и выражений? В этих городках?
– Да.
«Что ж, – подумал Сойер, – она собирала пословицы и поговорки точно так же, как рекламные листки». Девушка слышала эти выражения всего один-два раза и, конечно, не могла их правильно запомнить.
– Я смотрела, как в магазинах дамы выбирают себе шляпки, перчатки и сумочки, – продолжала Сафиро, – а их дети берут конфеты из больших банок, выставленных на прилавках. Возле парикмахерских часто сидели старики. Они играли в шашки или качались в креслах, обсуждали погоду или последнюю церковную проповедь. А однажды я видела влюбленную пару. Это было поздно вечером возле маленького кафе. Там висели качели. Влюбленные качались на этих качелях, держались за руки, смеялись.
Девушка задумчиво посмотрела в окно, и Сойер понял, что она вспоминает счастливое время, проведенное в маленьких городках.
Ее воспоминания были ему знакомы. Может, он сам жил в одном из таких городков? Или просто приезжал туда, как и она?
– А когда заканчивались уроки, – сказала Сафиро, – дети выходили из школы...
– Ты никогда не ходила в школу?
– Нет. Но меня научили читать и считать.
– Но когда ты бывала в городках и смотрела на детей, тебе хотелось ходить в школу вместе с ними?
– Да. Я даже представляла себя среди них. Я смотрела на красивые платьица девочек и представляла, что у меня дома весь шкаф забит такими же платьями, а живу я в конце главной улицы. Вообще-то одно платье у меня действительно было. Его украл Лоренсо. Снял с бельевой веревки. Он увидел платьице и понял, что это как раз для меня. Оно было белое, а юбка украшена узкими розовыми лентами, а к подолу пришиты розовые кружева. Я надевала его по воскресеньям, чтобы пойти в церковь, если дедушка считал, что нам не опасно показываться на глаза горожанам. Но из того платья я выросла, а других у меня не было до тех пор, пока мы не приехали сюда и не встретили монахинь. Дедушка был очень хороший, он всегда давал мне все, что я просила. Но он не мог понять, зачем мне нужны платья. Он говорил, что платья не годятся для верховой езды, а мы все время были в дороге, поэтому я не вылезала из брюк.
Сойер взглянул на шкаф. Что ж, у нее и сейчас немного женской одежды – всего несколько потрепанных юбок. А в нарядном платье она была бы очень красива. В желтом или голубом – как ее глаза.
– А разве ты не можешь сама сшить себе платье?
– У меня нет материала.
– А-а.
– Ты знаешь, я до сих пор помню тот городок, в котором Лоренсо украл платьице. Я сидела на ступеньке крыльца перед домом врача. Ко мне подошла полная женщина в шляпке с цветами. Она спросила меня, слышала ли я последние новости. Я сказала, что нет. Тогда она нагнулась ко мне и прошептала на ухо, что Мэгги О’Дональд, ирландская католичка, убежала и тайно обвенчалась с Уэйдом Симсом, сыном баптистского священника. Дама делала вид, что очень расстроена, но я видела, что ей нравится рассказывать всем эту новость. Потом Лоренсо объяснил, что в каждом городке есть своя сплетница, и полная дама, с которой я говорила, была как раз той самой городской сплетницей. Потом я часто думала о Мэгги и Уэйде. Мне очень хотелось, чтобы они были счастливы вместе. Я их не знала, но надеюсь, что у них все хорошо.
– Значит, рекламные листки напоминают тебе о тех городках, в которых ты побывала? Вот почему ты их собирала и хранила?
Сафиро села на кровать.
– Да. Я часто доставала их из своей сумки, разглядывала и мечтала. Мечтала о том, как хожу в школу и играю с другими детьми. Как покупаю конфеты в магазинах, достаю их из больших банок на прилавках и ем. Как слушаю городские сплетни от полных дам в шляпках с цветами. Иногда старшие играли со мной в мою мечту. Тья была городской сплетницей, Асукар – проституткой, конечно, Лоренсо – владельцем магазина. Он продавал мне конфеты. Макловио с Педро играли в шашки, говорили о погоде и церковных проповедях. А дедушка брал на себя роль качелей, которые я видела около кафе. Он сцеплял руки в замок, я садилась на них, и он качал меня.
Сойер понял, что люди Кинтана очень любили Сафиро. И для Макловио, и для Лоренсо, Педро, Асукар и Тья она была как родная дочь. Сойер сразу стал лучше относиться к старикам.
Может быть, завтра он найдет им какую-нибудь несложную работу.
– Ты и сейчас мечтаешь о городской жизни, Сафиро? – спросил молодой человек.
Девушка кивнула:
– Когда я ложусь спать, я разглядываю рекламные листки и мечтаю о маленьком городке.
«Да, – думал Сойер, – у Сафиро почти не было детства. Вечно ей приходилось скитаться вместе с бандой. А они постоянно скрывались от полиции, жили в безлюдных местах. Девушка-то и людей нормальных не видела. А ведь я о ней совсем ничего не знаю. Только то, что она немного не в себе. Неудивительно, она настоящая дикарка».
– Сколько тебе лет? – спросил Сойер.
– Двадцать пять. А тебе? Cuantos anos tienes?
Он догадался, что она спрашивает о его возрасте.
– Не знаю.
– Ты не помнишь? – Он сел.
– Я... Странно. Какие-то вещи я помню, а какие-то нет. – Сойер замолчал.
«Может, он по-прежнему не хочет говорить об этом?» – подумала Сафиро с легкой обидой: она-то была с ним откровенна.
– Если не хочешь, можешь не говорить, Сойер.
Да, он действительно не хотел говорить, ужасно не хотел и уже собрался ответить резкостью, но сдержался.
– Знаешь, мне очень понятно все, что ты сейчас рассказывала про маленькие города. Наверное, я часто бывал в них. И не только после того, как потерял память. Я помню... как маленьким мальчиком заходил в магазин. Помню, как запускал руку в банку с конфетами – такую, как ты описывала. Однажды я ухватил огромную карамель – размером чуть ли не с мой кулак – и почти две недели сосал ее, пока она наконец не сделалась маленькой и я смог запихнуть ее в рот целиком и разгрызть. Еще я помню лошадь, только не помню чью. Это была очень необычная лошадь – белая, а в гриве и хвосте черные пряди. И еще на задней ноге у нее была черная полоса. Наверное, я запомнил эту лошадь из-за ее странных отметин.
– В самом деле, необычно. Я таких ни разу не видела. А еще что-нибудь помнишь?
– Много разных вещей, но ничего такого, что могло бы мне сказать, кто я и откуда. – Сойер сдвинул брови. – Например, я помню, как спал, прижимая к себе щенка. Эта маленькая собачка была невероятно уродлива, но как она выглядела, я не могу вспомнить. Знаю только, что она была страшной и звали ее Красотка. Еще я помню, как сделал ей ошейник из старых поводьев. Я сделал его свободным – на вырост, связал вместе кожаные полоски. И Красотка носила этот ошейник, как будто понимала, что в нем она действительно выглядит красоткой. Я помню такие незначительные вещи, но не могу вспомнить, сколько мне лет.
Сафиро жалела молодого человека. Она протянула руку и похлопала Сойера по ноге.
– На вид тебе около тридцати. Может быть, тридцать один или тридцать два, – предположила она.
– Такой старый?
– Моим старикам намного больше, – откликнулась она. Сойер без труда прочел мысли девушки и улыбнулся.
Ей нравится его трогать!
– Один из городков, в котором ты была, назывался Уистл-Каньон?
Он взял с постели железную коробочку, куда Сафиро сложила женские портреты.
– Нет, в Уистл-Каньоне я никогда не была. Наша банда грабила там банк. Целых три раза. Их так и не поймали. Когда-то эта коробка была набита деньгами.
– И что же банда делала с украденными деньгами? У тебя не было платьев, у вас не было дома. Вы только ели и кормили своих лошадей. Куда же девались деньги?
– Мы покупали только самое необходимое – продукты, добротную одежду, корм для лошадей. Остальное дедушка раздавал.
Сойер остолбенел:
– Раздавал? Тогда зачем было вообще красть так много денег?
– Чтобы дарить их беднякам. Мы встречали много бедных людей, Сойер, и знаешь, они помогали нам больше, чем богатые. Бедняки давали нам все, что нужно, а богатые обычно говорили, чтобы мы шли своей дорогой. Даже если мы просили всего лишь воды для лошадей.
Оказалось, люди из банды Кинтана были преступниками благородными.
– Как Робин Гуд, – сказал молодой человек.
– Робин Гуд? – Сафиро задумалась. Дед никогда не говорил о таком бандите. – Знаешь, мы никогда не встречали Робин Гуда.
«Она же не училась в школе!» – вспомнил Сойер.
– Вы и не могли с ним встретиться, Сафиро. Робин Гуд жил очень давно. Он разбойничал в Шервудском лесу.
Сафиро потерла лоб.
– Я думаю, в детстве ты ходил в школу, Сойер. Ты много знаешь.
Сойер пожал плечами.
– Может быть. А может быть, я просто где-то слышал историю про Робина Гуда.
– В его банде все были счастливы?
– Что? А, да. Думаю, да. Робин Гуд грабил богатых, а потом отдавал деньги и драгоценности беднякам.
– Да, мой дедушка был, как Робин Гуд, – сказала Сафиро. – Лоренсо, Педро и Макловио тоже. Однажды Макловио отдал свою лошадь. Он любил ее, как человека, но подарил бедному мальчику, у которого никогда не было лошади. А как-то раз наша банда ограбила поезд и взяла несколько мешков с золотом. Дедушка насыпал немного золота в карманы – чтобы нам хватило на первое время, – а остальное решил отдать одному человеку, который жил в городке с названием Канделария.
Когда-то этот человек накормил и приютил банду в грозовую ночь, и дедушка не забыл его доброту. Но прежде чем мы добрались до Канделарии, нас нашел Повелитель Ночи.
Последнюю фразу Сафиро произнесла с благоговейным трепетом, Сойер сразу же заинтересовался.
– Повелитель Ночи?
– Повелитель Ночи был единственным разбойником во всем мире, который превосходил нас в мастерстве. Я впервые увидела его в пятнадцать лет и хорошо запомнила. Он скакал на коне, черном как ночь. И одет сам был во все черное. Больше всего мне запомнился его черный плащ. С большими блестящими пуговицами. Дедушка сказал, что к плащу Повелителя Ночи пришиты бриллианты. Хочешь, расскажу, откуда у него эти бриллианты? В Техас приехала одна иностранная королева. Однажды ночью на ее карету напал разбойник в черной маске. Он стал стрелять, и охрана разбежалась. Разбойник снял драгоценное колье с шеи королевы и ускакал в ночь!
Сойер заметил, что девушка перестала поглаживать его ногу. Как видно, рассказ про Повелителя Ночи волновал ее больше, чем его нога.
– По-моему, все это очень похоже на сказку. Таинственный разбойник, одетый в черное, – это просто вымысел, тебе не кажется?
– Что?
– Этот самый Повелитель Ночи, наверное, был всего-навсего мелким карманником. Кто-то пустил про него слух, и понеслось – чем дальше, тем больше. Эта история – обыкновенная выдумка.
– Нет, это правда. Все было именно так. – Девушка опять стала ласкать его ногу. – В следующий раз на плаще этого разбойника блестели бриллианты. Он совершил много краж и грабежей, и каждая его ночная вылазка была смелей и удачней предыдущей. Вскоре люди стали называть его Повелителем Ночи. Пошел слух, что бриллианты на его плаще взяты с украденного колье королевы.
– Вот именно слух. Только слух и не более того.
– Сойер...
– Ну хорошо, хорошо. – Молодой человек сделал серьезное лицо и заговорил трагическим голосом. – И вот однажды, темной грозовой ночью, великолепный Повелитель Ночи ограбил банду Кинтана. Он сел на своего волшебного коня, который умел летать, взмахнул буланым мечом и...
– Я не буду рассказывать тебе о нашей встрече с Повелителем Ночи, если ты не прекратишь...
– Прости.
– Как я уже сказала, – продолжала Сафиро, – наша банда ограбила поезд. Потом перешла границу и приехала в Мексику. Там ждали я, Асукар и Тья. Оттуда мы должны были ехать в Канделарию. Но не успели наши мужчины расседлать коней, как в лагере появился Повелитель Ночи. Мужчины выхватили револьверы, но Повелитель Ночи оказался проворней. Он выстрелами вышиб из их рук оружие. Даже Педро, который стрелял как бог, не сумел его остановить. Повелитель Ночи потребовал наше золото. Пока я на него смотрела, я насчитала на его плаще двадцать пять бриллиантовых пуговиц.
Сойер хмыкнул.
– И тогда Повелитель Ночи улыбнулся, – продолжал он за девушку. – Его улыбка была подобна вспышке молнии в ночи. Потом он захохотал, и все содрогнулись от его хохота.
– Ты прав. Он действительно улыбнулся мне и сказал, что у меня красивые глаза, и поэтому он больше никогда не будет грабить банду Кинтана.
Сафиро тихо вздохнула.
– Я тоже думаю, что у тебя красивые глаза, – сказал Сойер.
Сафиро сидела, задумавшись, как будто и не слышала этих слов.
– И улыбка у тебя замечательная, Сафиро.
– Потом, – продолжала она свой рассказ, – мы сидели вокруг костра, и дедушка сказал со смехом, что быть ограбленным самим Повелителем Ночи – это большая честь и что никто из нас никогда этого не забудет, ибо Повелитель Ночи – это действительно повелитель ночи, и когда-нибудь его имя станет легендой.
– Ты слышала, что я сказал?
– Что? – Она зевнула.
– Про твою улыбку.
– Что?
– Ладно, не важно. Ложись спать.
Сойер встал с постели, девушка юркнула под одеяло и натянула его до самого подбородка.
– Повелитель Ночи умер, – сказала она.
– Бедняга!
– В последний раз его видели здесь, в Мексике. Возле одной деревни он наткнулся на другую банду. Говорят, была перестрелка. С тех пор Повелитель Ночи исчез, и больше его никто не видел. Это случилось около шести месяцев назад. Монахини утверждают, что его застрелили. А им рассказывали путники.
– Но легенда о нем живет. Девушка кивнула и закрыла глаза.
– Если хочешь, можешь посмотреть портреты из коробки.
– Зачем мне смотреть на женщин, которых я не знаю? Сафиро повернулась на бок.
– Возможно, одна из них – моя мать.
– Твоя мать? Понятно.
Одна из них – ее мать? Теперь Сойер заинтересовался. Он открыл коробку и стал рассматривать лица. Все женщины на портретах были голубоглазыми.
– Где ты взяла эти портреты, Сафиро? И почему ты думаешь, что одна из этих женщин – твоя... – Сойер замолчал. Девушка уже спала.
Он положил коробку на кровать. Свет лампы падал на лицо Сафиро. Кожа у девушки была золотисто-коричневого цвета. Смоляные локоны казались еще чернее на белой наволочке.
Сойер приподнял локон девушки. Прядь была мягкой как атлас.
Девушка улыбнулась во сне. «Наверное, она видит во сне сверкающего бриллиантами Повелителя Ночи. Или свою голубоглазую мать. А может, ей снится, что она живет в маленьком городке, носит красивые платья и качается на качелях».
Или в первый раз целуется...
Сафиро уже двадцать пять лет, а у нее никогда не было возлюбленного. Она не знает, что такое ухаживание, и кокетничать тоже не умеет.
Сойер не мог вспомнить, были ли у него самого романы. Но он – другое дело. Он не прикован к Ла-Эскондиде и в любой момент может уехать, найти себе женщину и даже жениться, если захочет. Будущее Сафиро было другим. Ближайшие десять – пятнадцать лет она проведет здесь, в горах, спрятанная от всего мира, а похоронив всех своих стариков, скорее всего переберется в монастырь, где и будет доживать свой век в обществе сестер-монахинь. Или даже сама примет постриг.
Роза распустилась, отцвела и увяла, но никто так и не увидел ее красоты – вот какая жизнь уготована девушке.
Сойер взглянул на ее губы. Приоткрытые, словно два розовых лепестка, и блестящие, они таили в себе мягкость и сладость меда, а ее дыхание, должно быть, еще хранило аромат чая с лимоном.
Розовые лепестки, мед и лимон. Какой мужчина устоит перед столь изысканным сочетанием? Тем более зная, что до него никого не было.
Сойер склонился над девушкой. Не проснется ли?
Но Сафиро только вздохнула, обдав Сойера теплым, едва уловимым запахом лимона. Ему не терпелось поскорее вкусить медовую сладость ее губ.
Закрыв глаза, Сойер прижался к устам девушки. Его прикосновение было таким легким, что у Сафиро лишь слегка дрогнули ресницы.
Но если девушку этот поцелуй вряд ли потревожил, то Сойер воспламенился желанием. Ему хотелось схватить Сафиро в объятия и целовать ее долго и страстно.
Долго и страстно? Он вздохнул. Ему будет мало долгого страстного поцелуя.
Сойер тихо вышел из ее спальни и направился к себе. В дверях остановился и задумался.
Он, конечно, устал, но не очень.
Нога у него болит, но не сильно.
Сойер спустился по лестнице и вышел во двор. Нашел доски, которые напилил за день, и взялся за дело.
Когда утром Сафиро вышла во двор, первое, что она увидела, – это висящие на дереве качели, на которых лежала красная роза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100