Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

– Прошлого не вернешь, Сафиро, и тех чудаковатых стариков нельзя превратить в прежних лихих разбойников. – Сестра Кармелита сбросила с плеч мешок с мукой, который принесла из монастыря, и присела на старую бочку. Она вытерла руки о платье и покачала головой. – Это все равно, что пытаться превратить изюм в виноград.
– Другого выхода нет, сестра, – выдохнула Сафиро. Сердце ее отчаянно колотилось, в горле пересохло. Давно она не испытывала этого жуткого леденящего страха. Внутренний сигнал опасности никогда не подводил девушку. – Говорю тебе, что-то случится! Что-то очень плохое. Я не знаю, когда... Я уже целую неделю не сплю по ночам. Мне страшно...
– Но, может, это не Луис, nina, – ласково сказала сестра Кармелита и погладила Сафиро по голове, – может быть...
– Он сказал, ч-что н-найдет меня, сестра. – От страха девушка запиналась.
– Ох, Сафиро! – вздохнула монахиня, она жалела испуганную девушку.
– Он поклялся. Луис поклялся найти меня во что бы то ни стало. И он найдет... Ты не знаешь Луиса, сестра Кармелита.
Монахине нечего было возразить. Она вспомнила, что рассказывали об этом дьяволе во плоти путники, забредавшие в монастырь переночевать и поесть скудной пищи. Луис и его банда убивали даже невинных детей.
– Сестра, – не отставала Сафиро, – ты ведь знаешь, что я права.
«Господи, спаси ее и сохрани!» – подумала сестра Кармелита и подняла глаза на красавицу.
– Прости, не смогла принести тебе больше продуктов, Сафиро. Сейчас всем приходится несладко. Обычно крестьяне щедро делятся с нами, но этот год такой тяжелый!
«Тяжелый – не то слово, – мысленно усмехнулась Сафиро – Лучше сказать – невыносимый».
– Я знаю, сестра. И все равно мы очень благодарны вам за все, что вы для нас делаете.
– Конечно, и...
– Но мы говорили о Луисе, сестра.
Сестра Кармелита поняла, что ей не удастся отвлечь девушку от неприятного разговора, и покорно кивнула:
– Да, он поклялся тебя найти. Но это было давно, – попыталась она утешить Сафиро. – Ты тогда еще совсем маленькой была. И до сих пор Луис тебя не нашел. Наверное, он уже забыл свою клятву или перестал тебя искать...
– Это потому, что я заранее чувствовала опасность. – Сафиро покачала головой. – Сестра, ведь это я предупреждала деда о том, что полиция близко. Мы тут же срывались с места. И нас ни разу не поймали. Не знаю почему... но я, как собака, нюхом беду чую. И ни разу это чутье меня не подводило... Теперь у Луиса своя банда. Сам дьявол помогает им, и полиция их еще не поймала. Но везение рано или поздно кончается. Вот почему Луису нужна я. Мой дар – способность чувствовать опасность...
Девушка осеклась. «Ну как я могу объяснить это монахине?» – с досадой подумала она.
– Послушай, сестра. Луис меня ищет и в конце концов найдет. Я не знаю, когда это случится – завтра, через неделю, через месяц... Но он найдет меня. Я нужна ему и его банде.
Сафиро отошла от монахини и повернулась к сосновому лесу, окружавшему Ла-Эскондиду. Ее дед Сиро построил дом-убежище в этом глухом месте, чтобы спрятать от полиции свою банду стареющих преступников.
Ла-Эскондида прятала не только их, но и ее, Сафиро. Прятала от Луиса. Ее кузен был сущим дьяволом. Ночью он преследовал ее во сне, и она просыпалась, крича от страха.
Сафиро сжала сапфир, висевший у нее на груди. Если бы был жив ее дедушка! Он бы сейчас что-нибудь придумал. Но Сиро умер два года назад. Хайме, ее отца, застрелили, когда Сафиро была еще маленькой. И убил его именно Луис.
В Ла-Эскондиде остались теперь три старика и две старухи – Тья и Асукар. Умирая, Сиро прошептал Сафиро:
– У них теперь нет никого, кроме тебя, chiquita . Ты должна быть сильной. Сильной и стойкой, как эти горы.
Она вспомнила слова деда и, вскинув голову, посмотрела вверх. За лесом вставали величественные горы Сьерра-Мадре. Они вселяли уверенность и спокойствие.
Как же она любила эти горы! Их снежные вершины, их крутые склоны, ручьи с холодной прозрачной водой, журчавшие в глубоких каньонах и скалистых долинах.
Много веков горы стояли несокрушимыми исполинами, и Сиро наказывал ей быть такой же твердой и несгибаемой, как Сьерра-Мадре.
Сафиро обернулась к сестре Кармелите.
– Да, сестра, будет непросто научить стариков давно забытым умениям, но я не мягкий орешек.
– Мягкий орешек, – повторила сестра Кармелита, – это еще одно твое любимое американское выражение?
– Да.
«Мягкий орешек, – задумалась Сафиро. – Как-то странно звучит».
– Орешек, который нельзя расколоть? Наверное, я крепкий орешек. Так лучше, сестра?
Монахиня пожала плечами. Сафиро махнула рукой.
– Ну, не важно. Я хочу сказать, что никто не сможет меня раскусить. Особенно сейчас, когда нам грозит опасность.
Сафиро сдвинула брови и сжала кулаки. Злой огонек блеснул в ее глазах. Сафиро Мария Кинтана была девушкой упрямой.
Но чтобы вернуть трем дряхлым старикам ловкость и силу, одного упрямства мало.
– Ты забываешь одну важную вещь, Сафиро. Нельзя научить тому, чего сам не знаешь. Ты же не умеешь стрелять. Сиро, помнится, не давал тебе в руки оружия. Видимо, напрасно. Но сейчас ты не сможешь учить тому, чего не знаешь.
Сафиро понимала, что монахиня права, но сдаваться не собиралась.
– Я не буду их учить. Все, что я хочу, – это помочь им вспомнить свое мастерство. И я не остановлюсь, пока не добьюсь успеха. Они у меня станут такими, какими были раньше.
– Да ты посмотри на них, Сафиро! – воскликнула сестра Кармелита – Вон Макловио. Он еле на ногах держится!
Сафиро обернулась, увидела старика и топнула ногой.
– Опять пьяный! Только сегодня утром я отняла у него бутылку, и вот, пожалуйста, – еще одна!
Макловио брел, пошатываясь, вдоль сломанного забора. Увидев Сафиро, он улыбнулся, показал ей бутылку и демонстративно отхлебнул. Ему стукнуло шестьдесят восемь, и он был самым молодым в банде Кинтана. Раньше Макловио объезжал лошадей. В этом деле не было ему равных. Он многие годы выступал перед публикой со своими удивительными конными трюками. Эти концерты давали много денег, но Макловио ничего не скопил.
Все деньги он раздавал беднякам.
Теперь Макловио пил днями и ночами. Как правило, это был веселый добродушный пьяница, но порой вино делало его злым и агрессивным. Доказательством тому служило разбросанное по всему двору сено, сломанный забор и покосившаяся дверь дровяного сарая, которую Макловио пытался снести. Сафиро буквально перерыла всю Ла-Эскондиду, но самогонного аппарата, сделанного стариком, так и не нашла.
Девушку выводил из себя этот пьянчуга. Несмотря на свои годы, Макловио был еще сильным мужчиной и мог бы помогать ей по хозяйству. Однако от вечно пьяного старика было мало проку.
– Он не смотрит, куда идет, – сказала сестра Кармелита, – ветка...
– Макловио, ветка! – закричала Сафиро. – Ветка! Макловио ударился лбом о низко растущую ветку дуба.
Голова его запрокинулась, бутылка выскользнула из руки, и старик, потеряв сознание, рухнул на землю. Сафиро вздохнула:
– Это даже к лучшему, сестра. Он все равно свалился бы – не от дерева, так от самогона.
Сестра Кармелита кивнула.
– Он напивается и вечно храпит где-нибудь. А Педро со своей дырявой сетью расстаться не может. Вот, полюбуйся на него.
Старик сидел на большом камне, разложив перед собой огромную рыболовную сеть. На костлявой шее Педро болталась связка ключей. Он сосредоточенно связывал веревки, пытаясь починить гнилую сеть.
Глядя на работу старика, Сафиро опять вздохнула. Педро утверждал, что потерял свою хорошую сеть. На самом деле он выбросил ее за борт лодки, потому что так велел ему Иисус.
Педро возомнил себя святым апостолом Петром. Ключи на его шее были ключами от рая. А камень, на котором он сидел, был тем самым камнем, на котором Господь поклялся воздвигнуть храм. Если Педро слышал троекратный крик петуха, он заливался горькими слезами, а потом часами стоял на коленях и молился.
Милейший Педро обожал читать проповеди и пересказывать библейские истории. Вот только жаль, старик безбожно путал имена и события Священного писания.
Педро был самым старым в банде Кинтана. Ему минуло семьдесят семь. В молодости он слыл отличным стрелком. О его меткости ходили легенды. Но руки, когда-то с такой ловкостью владевшие оружием, теперь дрожали. Все, на что был способен старик, – это вязать бесконечные узлы.
– А вот и Лоренсо! – Сестра Кармелита показала на третьего члена банды Кинтана.
Старик вышел из хижины и медленно побрел по двору. К груди он прижимал рыжую курицу.
– Да, вот и Лоренсо, – улыбнувшись, повторила Сафиро.
Лоренсо было семьдесят три года. В лучшие времена он мог открыть любой сейф. Он утверждал, что слышит даже бесшумные металлические щелчки внутри самых хитрых замков.
Однако его чуткие уши слушали не только слабые звуки в замках. После смерти отца Сафиро поверяла Лоренсо свои детские тайны. Вдвоем они подолгу сидели у костра, когда остальные члены банды спали. Девочка говорила с Лоренсо часами, и он слушал – слушал не только ушами, но и сердцем.
Теперь Лоренсо не мог быть ее поверенным. Он оглох.
Старик совсем одряхлел. Он засыпал в самых неподходящих местах. Проснувшись, он продолжал разговор с того места, на котором его сморил сон.
– Ну что, Лоренсо, подремал маленько? – крикнула Сафиро, когда старик подошел ближе.
– Коленки? – переспросил он, улыбаясь беззубым ртом. – Да, раньше ты часто сидела у меня на коленках, Сафиро, но теперь я тебя не подниму – ты слишком большая.
– Подремал! – опять закричала Сафиро, почти касаясь губами его волосатого уха. – Я спрашиваю, ты...
Она замолчала. Какой смысл надрываться? Лоренсо никогда не мог расслышать правильно, как бы громко ему ни кричали.
– Я немного поспал. – Лоренсо протер глаза, медленно сел на землю и привалился спиной к бочке. – Джинджибер мешала Тья готовить, и я взял ее с собой. – Старик ласково погладил курицу. – Тья печет лепешки, а Асукар штопает дырку на своем платье.
Тья и Асукар. Сафиро взглянула на окно хижины. Милая добрая Тья кормила и лечила бандитов, когда они были молоды и разбойничали. В семьдесят один год она продолжала заботиться обо всех, как о собственных детях. Если хватало продуктов, то, как и прежде, все обитатели Ла-Эскондиды благодаря Тья были сыты.
– Не знаю, что бы я без тебя делала, Тья, – прошептала Сафиро, – если б только... если б только...
«Если б только Тья смирилась со смертью своего сына!» – мысленно закончила она. Маленький Франсиско умер от холеры за несколько лет до того, как Тья появилась в банде Кинтана, но убитая горем женщина до сих пор не верила, что его больше нет.
Теперь в каждом мужчине Тья видела своего Франсиско. Кроме Макловио, Лоренсо и Педро, никто не был застрахован от бурного излияния ее нерастраченных материнских чувств.
И, наконец, добрейшая Асукар.
Эта женщина долгое время продавала себя. Правда, когда Сиро ее встретил, Асукар уже утратила былую красоту, превратилась в нищую голодную старуху. От прежних дней у нее осталось лишь несколько открытых красных платьев. Сиро пожалел Асукар и взял к себе.
В банде о ней заботились особо, ибо Асукар так и не смогла осознать свой возраст – а ей исполнилось уже восемьдесят два года. Кожа старухи была похожа на кору столетнего дерева. Но дряхлая женщина словно и не замечала этого. Она считала себя все той же молодой соблазнительной красоткой, носила ярко-алые атласные платья, в которых некогда зазывала мужчин на улицах, и обожала рассказывать о том, как будет ублажать своего следующего клиента.
Беседуя со старухой, Сафиро узнавала подробности о любовной близости. Сиро никогда не говорил ей о том, что происходит в постели между мужчиной и женщиной, да она никогда и не спрашивала. Кто лучше знает такие вещи, как не опытная проститутка?
«Да, – размышляла Сафиро, – когда я выйду замуж, первая брачная ночь не застанет меня врасплох. Я точно знаю, что нужно мужчине в постели...»
Девушка невесело усмехнулась своим мыслям. За кого она выйдет замуж? Кроме Макловио, Лоренсо и Педро, в Ла-Эскондиде не было ни одного мужчины. Ей еще много лет придется скрываться здесь, в горах. Нечего и думать о том, что у нее когда-нибудь будет возлюбленный, а уж тем более муж.
– Сафиро? – окликнула сестра Кармелита. – Ты плачешь, девочка, или мне показалось?
– Нет, что ты, – спохватилась девушка и быстро вытерла слезинку. – У меня нет времени плакать. Ты принесла револьвер?
Сестра Кармелита сунула руку в карман и достала маленький револьвер.
– Это оружие Рудольфе. Он живет недалеко от монастыря. Я обещала вернуть ему револьвер. Но в нем только одна пуля, Сафиро. Больше у Рудольфе не было. Бедняга! У него в этом году полег скот и не уродились посевы. Если я дам тебе револьвер, ты будешь молиться за Рудольфе?
Сафиро крепко зажмурилась. «Господи, спаси и сохрани Рудольфе и всех нас! Аминь».
Она взяла у сестры Кармелиты револьвер.
– Но тебе и не нужно много пуль, – сказала монахиня, – твои люди все равно не вспомнят, как надо стрелять. Только не пытайся их учить, девочка. Это бесполезно. Лоренсо может подтвердить мои слова.
В это время Лоренсо издал такой громкий храп, что испуганные птицы спорхнули с деревьев.
Гордо вскинув голову, Сафиро подошла к Педро и положила револьвер ему на колени.
– Где твоя вера, сестра Кармелита? Ты сомневаешься.
– Да, – согласился Педро, поглаживая оружие узловатыми пальцами, – ты сомневаешься, сестра. Совсем как мой старый друг Матфей.
– Фома, – поправила его сестра Кармелита, – это Фома сомневался.
– Фома – сборщик подати, – заспорил Педро, – он ни в чем не сомневался. Ты знаешь, однажды я видел, как Фома оживил покойника. Покойника звали Каин, у него был брат Ной. Ной жил в Эдемском саду вместе с Моисеем, который умел превращать воду в вино. Моисей был...
– Педро, прошу тебя, хватит! – взмолилась Сафиро. – Покажи сестре Кармелите, что ты помнишь. Выстрели.
Педро поднял револьвер, вытянул его перед собой, держа сразу двумя руками, зажмурился и спустил курок. Раздался грохот. Старик свалился с камня. Пуля отрикошетила от ствола дерева, пробила дыру в апостольнике на голове сестры Кармелиты и в конце концов угодила в курятник. Деревянное строение рухнуло, воротца распахнулись, и куры разбежались по двору, громко кудахтая и хлопая крыльями.
– Пресвятая Дева Мария, мои куры! – закричала Сафиро и кинулась ловить хохлушек.
Педро, кряхтя и охая, бросился помогать девушке. Вздохнув, сестра Кармелита подняла револьвер и направилась к скрытому выходу из Ла-Эскондиды.
– Господи, помоги ей! – молилась она, пробираясь через тайный лаз. – Только ты можешь сотворить для Сафиро чудо.
Через неделю девушка пошла в монастырь к сестре Кармелите. Страх перед Луисом с каждым днем становился все сильнее. Конечно, Сафиро понимала, что монахини не помогут ей избавиться от тревог, но ей надо было хотя бы на время почувствовать себя в безопасности.
Сафиро велела своим подопечным вести себя хорошо и потихоньку выскользнула из Ла-Эскондиды. Рядом с потайным входом в убежище на большом плоском камне лежала Марипоса. Шерсть ее блестела на солнце, и пума больше была похожа на скульптуру из золота, чем на живое существо.
– Присмотри за Ла-Эскондидой, пока я буду в монастыре, Марипоса, – улыбнулась Сафиро, послала пуме воздушный поцелуй и начала спускаться по крутому склону.
Верхом на Райо путь в монастырь был бы намного легче и быстрее, но ослик ушиб копыто. А Корахе никого к себе не подпускал, кроме Сиро. Теперь, после смерти деда, на вороном жеребце уже два года никто не ездил, и конь совсем одичал.
Девушка вошла в тенистый сосновый лес.
– Пятеро стариков, больной осел, самый никудышный конь во всей Мексике и семь куриц, – ворчала девушка, раздвигая низкие ветки. – А Луис рыщет по стране, разыскивая тебя, Сафиро. И не забудь, что у тебя нет мяса, заборы поломаны, крыша течет, а каждый кролик в округе считает, что ты посадила огород исключительно для него!
С каждым шагом гнет забот становился все тяжелее, и, когда впереди показался монастырь, у девушки было такое чувство, как будто она несет на своих плечах целую гору.
Остановившись на краю леса, Сафиро внимательно оглядела местность вокруг монастыря. Она любила ходить в гости к сестрам-монахиням, но каждый раз опасалась, что ее увидят чужие.
Никто не должен знать, где она прячется.
Убедившись, что вокруг ни души, Сафиро прошла через двор к зданию и подергала висевший на ржавом крючке колокольчик. Пахло скошенной травой и недавно вскопанной землей. Похоже, сегодня утром монахини работали в саду.
Девушка огляделась и с удивлением заметила перемены на монастырском дворе. Посреди клумбы возвышалась статуя Божьей Матери. Эта гранитная скульптура еще на прошлой неделе валялась на земле – сестры не могли поднять такую тяжесть. Исчезло и сухое дерево, в которое несколько лет назад попала молния. На его месте остался лишь пень.
А маленький прудик? Сафиро еще никогда не видела его таким красивым. Сестры любили сидеть на каменных скамьях, окружавших пруд. Греясь на солнышке, они смотрели, как тут и там из сверкающей воды выпрыгивают рыбы, и молились, перебирая четки.
Но потом пруд загрязнился, в нем плавали листья и палки. Сафиро все собиралась помочь монахиням очистить пруд, а заодно заменить раскрошившиеся камни, которыми были обложены его края.
Однако сейчас камни были новыми, а на зеркальной водной глади не осталось ни листочка, ни прутика.
Озадаченная девушка опять позвонила в колокольчик. Дверь распахнулась.
Сафиро шагнула внутрь и попала в объятия сестры Пилар.
– Сафиро! – воскликнула та. – Как я рада тебя видеть, моя девочка!
Девушка крепко обняла монахиню и зажмурилась, с упоением вдыхая все монастырские запахи. Пахло лампадным маслом, воском, розами и мылом, которым сестра Пилар обычно стирала свое платье. А еще яблочными пирогами.
Знакомые запахи успокаивали. Вообще весь монастырь действовал на Сафиро благотворно. Она старалась как можно чаще приходить сюда, чтобы на время забыть про свои страхи, а заодно послушать новости. Сестры узнавали их от путников, которые заглядывали к ним отдохнуть и немного перекусить.
– А мы тебя ждали, Сафиро, – сказала сестра Пилар.
– Да? Откуда же вы узнали, что я приду? Улыбаясь, сестра Пилар закрыла дверь и пошла к деревянной лестнице.
– Сестра Кармелита рассказала нам, что ты решила сделать из своих стариков прежних лихих разбойников. Мы поняли, что скоро ты придешь сюда искать умиротворения. Ведь ты говоришь, что у нас в монастыре тебе становится легче.
Сафиро хотела было возразить, но передумала. «Монахини знают меня лучше меня самой», – с улыбкой думала девушка, поднимаясь на второй этаж вслед за сестрой Пилар.
Там, в маленькой комнате, она по очереди обняла сестру Кармелиту, сестру Инее и мать Мануэлу. Девушке тут же предложили стакан холодной воды и горячий пирожок с яблоками.
– А где остальные сестры? – спросила Сафиро.
– Одни ушли в деревню, другие готовят ужин, а третьи на молебне, – ответила сестра Инее. – Ну, как твои старики? Вспомнили былое мастерство?
– Макловио метнул нож и попал в самую середину входной двери.
– Замечательно! – порадовалась сестра Пилар. Сафиро покачала головой:
– Да, но он целился во флюгер на крыше.
– Ох, это плохо, – огорчилась сестра.
– Разумеется, он был пьян, – продолжала Сафиро, – и потом не на шутку разошелся. Выдернул нож из двери и разворотил крыльцо – сорвал несколько досок и разбил ступеньку. В конце концов он ушел в сарай и завалился там спать.
Благочестивые сестры дружно перекрестились и мысленно испросили у Господа спасения для души Макловио, одержимой бесами пьянства.
– Твое дурное предчувствие еще не покинуло тебя, девочка? – Мать Мануэла села на один из резных деревянных стульев, стоявших вокруг небольшого стола.
– Нет, преподобная матушка. Я стараюсь не думать о плохом, но не могу. – Сафиро судорожно вздохнула. – Мне так страшно, что я не сплю по ночам.
– Pobrecita (Бедняжка (исп.)), – пробормотала сестра Кармелита.
Она подошла к камину и взяла статуэтку архангела Михаила. Над камином висел древний меч. Монахини верили, что этот меч остался после крестовых походов, когда христиане сражались с неверными мусульманами за святые земли. Сестра Кармелита подняла руку, благоговейно дотронулась до сверкающего клинка и лишь потом повернулась к девушке.
– Садись с нами, Сафиро, – сказала она, ставя на стол статуэтку, – мы вместе помолимся за тебя. Попросим у Господа, чтобы он помог тебе.
Сафиро слизнула с губ крошки пирога.
– Я уже молилась сегодня, сестра. Я молюсь так часто и так истово, что Господь, наверное, затыкает уши, чтобы больше меня не слышать. Я не сомневаюсь, что когда-нибудь он ниспошлет мне помощь, однако сейчас он явно охлаждается.
– Охлаждается? – повторила сестра Пилар. – Ты, наверное, хотела сказать «прохлаждается»?
– Какая разница, как сказать? Главное, что он не торопится.
– Нельзя торопить Всевышнего, девочка, – с укором проговорила мать-настоятельница.
Сафиро какое-то время слушала молитвенный шепот сестер, потом стала ходить по комнате из угла в угол. Каблуки ее сапог громко стучали по натертому деревянному полу, и этот звук, похожий на бой барабана, лишь усиливал ее тревогу.
Наконец она остановилась перед окном и взглянула на прекрасные горы. Высоко в небе летела стая белых птиц, их перья искрились и переливались на солнце. «Как серебристое облачко», – подумала Сафиро.
– Серебристое облачко, – прошептала она. У американцев есть какая-то пословица про серебряное облако. – «Беды подстилаются серебряными облаками»? – тихо гадала девушка. – Или «У каждого облака есть серебряная подкладка»?
Не важно. Главное, смысл – из любого положения можно найти выход. «Найти бы серебряную подкладку у моей беды!» Сафиро вздохнула. Внизу под окном были прополоты грядки с овощами и подстрижены розовые кусты. Мраморные статуи святых сверкали на солнце, как будто их только что вымыли. На извилистой садовой дорожке из белой гальки не было ни соринки. Возле каменной стены конюшни высилась поленница, а монастырская калитка блестела свежим слоем краски.
В саду, как и во дворе перед домом, все было чисто и аккуратно. В следующее мгновение Сафиро поняла причину столь безукоризненного порядка.
Из-за деревьев вышел мужчина с бревном в руках. На нем был только шейный платок и коричневые брюки.
Испуганная, Сафиро тихо ахнула и отошла от окна. Мужчина! Вскинув руку, девушка потрогала свой сапфир. Вот уже много лет она не видела мужчин моложе пятидесяти.
А этот был... молодым.
Любопытство снова толкнуло Сафиро к окну. Она заворожено разглядывала мужчину.
Его длинные густые волосы золотым дождем рассыпались по широким плечам. Мышцы играли на руках и бедрах, проступали рельефами на плоском животе.
Мужчина был очень высок – даже выше, чем ее покойный дед. Сафиро представила себя рядом с ним и решила, что не достанет ему даже до подбородка.
Между тем незнакомец бросил бревно на землю, взял топор и начал колоть дрова. Его смуглая кожа блестела от пота, спина и руки налились силой. Сафиро чувствовала странное волнение. Ей хотелось пощупать эти твердые мускулы, запустить пальцы в эти золотистые волосы, услышать звук его голоса, увидеть его улыбку, узнать, какого цвета у него глаза.
Ее непонятным образом влекло к этому мужчине.
– Сафиро? – тихо позвала сестра Кармелита. – Ты что, не слышишь меня, ninal Я спрашиваю, что ты увидела там, в саду?
– Что? – рассеянно спросила Сафиро, не отрывая глаз от таинственного незнакомца. – Кто этот человек?
Сестра Кармелита переглянулась с остальными монахинями.
– Так ты его заметила?
Мать Мануэла подошла к окну, взглянула вниз. «Не то слово заметила, – подумала она. – Сафиро буквально пожирает его глазами».
Монахини пытались внушить Сафиро, что девушкам полагается вести себя скромно и сдержанно. Но упрямая Сафиро предпочитала слушать Асукар. Конечно, романтические истории ближе сердцу юной девушки, чем сухие наставления. И потом, с бывшей проституткой она проводила куда больше времени, чем с божьими сестрами.
– Это Сойер Донован. Он приехал к нам пять дней назад, – объяснила мать Мануэла, – сказал, что останется только передохнуть. В благодарность за кров и еду он починил и исправил все, что у нас было сломано, вычистил пруд и прополол огород. Теперь мы молимся, чтобы Господь послал нам хороший урожай.
– А еще он сделал мне новый столик, – добавила сестра Инее, – старый давно сломался.
– Да, Сойер очень много для нас сделал, – сказала мать-настоятельница, – а мы в благодарность усердно за него молимся.
– Зачем? – быстро спросила Сафиро. – У него что, какие-то неприятности?
Мать Мануэла опять взглянула на молодого человека.
– Он потерял память. Он помнит только свое имя – Сойер Донован.
– Он приехал на муле, – рассказывала дальше сестра Пилар, – с собой у него были только мешок с одеждой и небольшой сундук... Этот сундук почему-то ему неприятен. Он старается не подходить к нему и даже не смотреть на него.
– А что в сундуке? – спросила Сафиро. Сестра Пилар развела руками.
– Мы не знаем. Мы многого о нем не знаем. Он не помнит, чем раньше занимался. Сказал только, что уже давно ездит по городам без всякой цели.
– Но он хороший человек?
– К нам он очень добр, – ответила сестра Кармелита, – такой милый человек! Мы часто смеемся над его шутками.
– Но иногда в его глазах появляется боль, – тихо сказала мать Мануэла. – С ним, видимо, произошло какое-то несчастье. Потом боль проходит, и он опять становится веселым. Но ему бывает трудно справиться с собой. Наверное, это очень тяжело – потерять себя, всю свою жизнь. Я уверена, с ним случилось что-то ужасное, поэтому он и потерял память. Вспомнить означает заново пережить прошлый ужас.
– Он совсем ничего не помнит? – спросила Сафиро.
– У него осталось много навыков, – ответила мать Мануэла, – он, как хороший фермер, управляется в саду и огороде. Еще он хорошо строит, так что, может быть, он плотник.
– У нас осталось немного животных, Сойер и за ними умеет ухаживать, – добавила сестра Пилар. – Мы поняли, что раньше ему приходилось иметь дело со скотом. К сожалению, больше мы ничего о нем не знаем. Если бы знали, мы бы ему помогли.
Сафиро почувствовала жалость к златовласому незнакомцу. Интересно, как чувствует себя человек, потерявший память? Если у Сойера была семья, то сейчас он не может вспомнить своих близких, не может заново пережить счастливые мгновения своей жизни...
– Останься, поужинай с нами, Сафиро, – предложила сестра Кармелита, – у нас есть немного хлеба и картофельный суп. Мы с радостью разделим с тобой нашу скромную пищу. Заодно познакомишься с Сойером.
– Познакомиться с ним? – Сафиро представила себя рядом с сильным красавцем по имени Сойер. – Я... Как я могу с ним познакомиться? Ты что, забыла, что я скрываюсь от людей? Мне нельзя ни с кем встречаться!
Вдруг разозлившись на саму себя, девушка поспешно отошла от окна.
Да что с ней? Как она забыла про осторожность? Целых пять минут простоять у окна под самым носом у незнакомого человека!
– Что, если этот Сойер Донован из банды Луиса? – спросила она. – А может, он...
– Сафиро, – мать-настоятельница взяла девушку за руки, – он...
– Да, он потерял память, – перебила ее Сафиро, – но раньше он мог быть жестоким человеком. Сейчас он просто забыл про свою жестокость, но в любой момент может вспомнить. Что, если он знаком с Луисом? А может, он полицейский? Ведь мои старики до сих пор в розыске. Нет, мне нельзя встречаться с этим Сойером! Он...
Девушка замолчала. Знакомый ужас охватил ее. Во рту пересохло, сердце заколотилось, стало трудно дышать. Сафиро прижала руку к груди. Казалось, она вот-вот лишится чувств.
– Сес... сестры, он... Санта-Мария, он опасный человек! Я знала, что это случится!
– Но почему, Сафиро? – Сестра Кармелита с тревогой смотрела в широко раскрытые глаза девушки. – Ты не можешь быть уверена...
Не дослушав монахиню, Сафиро выскочила из комнаты и понеслась по темному коридору. Перепрыгивая через ступеньки, она сбежала по лестнице. Кровь стучала в висках. Девушка рывком распахнула дверь... И налетела на гору мускулов.
Золотистые, как у льва, глаза, казалось, проникали в самую душу. Мужчина был огромен. От его фигуры исходила такая сила, что хотелось упасть на колени.
Девушка попятилась.
Незнакомец шагнул к ней и встал, скрестив на груди руки. Его тень накрыла Сафиро, и она показалась себе маленькой и беспомощной.
Девушка, не помня себя, выскочила из монастыря, пробежала через двор и исчезла в лесу.
Мужчина бежал за ней. Она слышала, как трещат ветки под его ногами, спиной чувствовала его взгляд.
Санта-Мария, он гонится за ней по лесу, словно он хищник, а она его добыча!
Страх придал ей сил. Сафиро летела по лесу, будто на крыльях. Наконец деревья кончились, впереди замаячил солнечный свет. Она выбежала на усыпанную галькой землю, окружавшую предгорья.
Но уйти не удалось.
Мужчина схватил ее и легко, как пушинку, оторвал от земли.
В этот миг сердце подсказало девушке, что этот человек, кто бы он ни был, призван навсегда изменить ее жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100