Читать онлайн Затаенная страсть, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Затаенная страсть - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.23 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Затаенная страсть - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Затаенная страсть - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Затаенная страсть

Читать онлайн

Аннотация

В Монте-Карло собирается весь бомонд Европы, но в роскошных казино и кабаре нет места для Шарлотты Грейнджер, бедной компаньонки престарелой княгини.
И уж конечно, на девушку никогда не обратит внимания граф Шандор Кароли, сердце которого мечтают завоевать самые знатные и богатые невесты!
Но порой чудеса все же случаются.
Когда покровительница умирает, Шарлотта остается без гроша. И единственный, кто согласен помочь ей, ничего не требуя взамен, именно граф Кароли.
Что движет им? Неужели только жалость? А может, затаенная страсть к гордой красавице?..


Следующая страница

Глава 1

Воздух был напоен благоуханием бугеввиллеи, жасмина, роз и флердоранжа. Над головами сидевших на террасе собеседниц лениво жужжала пчела, которую раздраженно отгоняла рука в черной перчатке.
– Это яхта кайзера? – осведомилась княгиня Наталья Яковлева у своей молодой спутницы, опираясь на трость с аметистовым набалдашником.
Шарлотта Грейнджер прищурила дымчато-зеленые глаза, не привыкшие к чересчур яркому солнечному свету, и всмотрелась в судно, державшее курс на гавань Монако.
– Не могу сказать точно, ваша светлость. Она выглядит меньше и уже, чем «Гогенцоллерн». Да и флаг какой-то странный.
Пожилая аристократка со сморщенным лицом тяжело оперлась на трость и вгляделась во флажок, трепетавший на морском ветру.
– Принесите мой театральный бинокль, дитя.
Шарлотта послушно поднялась и поспешила в прохладный полумрак виллы: княгиня не любила, когда ее заставляли ждать. Прежним компаньонкам за подобные проступки приходилось терпеть унижения в виде летевших в них книг и фарфора. Бедняжки в слезах убегали из дома княгини, чтобы больше там никогда не появиться. И Шарлотта теперь радовалась этому, иначе ей пришлось бы до сих пор оставаться гувернанткой у невоспитанных детей, а то и компаньонкой у далеко не столь представительной хозяйки.
Бинокль лежал на секретере, уставленном фотографиями. Шарлотта взяла бинокль и поправила серебряную рамку с портретом великой княгини Марии Федоровны и ее двухлетнего сына Николая.
Шарлотта на секунду помедлила. Великая княгиня была красавицей, но не такой, как ее сестра Александра, ныне принцесса Уэльская. Принц Уэльский любил игру. Возможно, он посетит Монте-Карло.
Мысль о встрече с будущим сувереном взволновала девушку. Как ни невероятно это звучало, но она привыкла считать почти обыденными каждодневные встречи с польскими и русскими аристократами. Княгиня состояла в родстве почти со всеми царствующими домами Европы, и за шесть месяцев пребывания в должности ее компаньонки Шарлотту представили царю Александру II, королю Греции Георгу I и бельгийскому монарху Леопольду II.
Шарлотта улыбнулась и выбежала на террасу, представляя лицо матери, если бы та узнала, что дочь в один прекрасный день окажется в компании царственных особ.
Но улыбка вышла немного печальной, как всегда при мысли о родителях. У нее было счастливое детство. Отец, сельский священник, жил со своей семьей в уютном, хоть и довольно убогом домишке, где было полно книг, повсюду валялось шитье матери и лаяли многочисленные когда-то бродячие, но теперь подобранные и обретшие жилье и хозяев собаки. Когда в глуши Суссекса разразилась эпидемия лихорадки, отец проводил долгие часы в уходе за больными. Мать тоже заболела, и отец преданно ухаживал за ней. Вскоре оба стали жертвами заразной болезни, и семнадцатилетняя Шарлотта осталась сиротой.
Один из коллег отца, тоже священнослужитель, нанял ее ухаживать за своими детьми. Но он не обладал жизнерадостностью и дружелюбием отца Шарлотты, а его дом оказался холодным и неприветливым местом. Бедняжка терпела больше года, а потом храбро решила, что если уж прокладывать себе дорогу в этом мире, то лишь на своих условиях.
Шарлотта отдала княгине бинокль и уселась, любуясь залитым солнечным светом морем и изящной яхтой, входившей в гавань. Она преуспела в жизни сверх самых невероятных фантазий. Монте-Карло и богатые, знатные друзья княгини Натальи разительно не походили на жителей Суссекса и незатейливую обыденную жизнь семьи викария.
– Наглый щенок, – восторженно проворчала княгиня, направив бинокль в сторону приближавшегося судна. – Только Шандор способен вывесить флаг не своей страны, а с изображением фамильного герба. Однако не вижу на палубе дам: весьма странное поведение для Кароли. Возможно, слухи, дошедшие сюда из Парижа, верны.
– Какие слухи, ваша светлость? – поинтересовалась Шарлотта, принимая бинокль от княгини.
– Говорят, виконтесса Ирен де Салбри утопилась в Сене, когда граф Кароли ее бросил.
Шарлотта подняла бинокль и снова стала рассматривать яхту. Матросы дружно готовились к швартовке. Мужчина в белом морском кителе небрежно облокотился на сверкающий медный поручень.
– Тот, что в белом кителе, – граф? – с любопытством спросила Шарлотта.
– Если он дьявольски красив, значит, это Шандор, – кивнула княгиня, блестя черными глазами. – Сегодня же скажу месье Блану, что его Дворец дьявола привлек внимание самого Отпрыска Дьявола.
– Нехорошо так зло подшучивать над месье Бланом, – рассмеялась Шарлотта. – Он очень оскорблен прозвищем, которое получило семейное казино.
– Вряд ли его оскорбит то, что привлечет в его казино еще больше золота, – рассудительно заметила княгиня. – Поэтому он с таким нетерпением ждет окончания строительства дороги Ницца – Ментона. Теперь все клиенты немецких казино станут толпиться в Монако.
Но Шарлотта уже не слушала. Ее взгляд был прикован к статной фигуре графа Шандора Кароли. Сейчас, когда он не подозревал, что за ним наблюдают, застигнутый врасплох, он был мрачнее тучи. Правда, выглядел гораздо моложе, чем казалось.
Солнечный луч, отразившийся от линз бинокля, ярко вспыхнул. Граф Кароли повернул голову, оглядывая поросший соснами склон холма и золотистые камни виллы, полускрытые деревьями. Сердце Шарлотты бешено заколотилось. Она знала, что он ее не видит, но на какое-то ослепительно-жгучее мгновение темные угли глаз взяли ее в плен. И в этих глазах горело мрачное желание.
Шарлотта медленно опустила бинокль.
– Граф… русский? – нерешительно пробормотала она.
– Венгр. Его кузен – граф Позери, дьявол совершенно иного рода. Преступления Шандора рождены страстью. Преступления Позери – кровью.
Шарлотта мысленно задалась вопросом, не является ли самоубийство любовницы кровавым преступлением. Ибо глаза Кароли были глазами человека, раздираемого собственным душевным адом.
Княгиня потянулась к стоявшему на складном столике маленькому серебряному колокольчику и нетерпеливо позвонила.
– Шампанского! – приказала она худенькой горничной, поспешившей явиться на зов. – И лимонада.
Горничная сделала книксен и удалилась. Княгиня разгладила воображаемую складочку на черной шелковой юбке и поправила бутоньерку из пармских фиалок на поясе.
– Шарлотта, у вас есть список постояльцев «Отеля де Пари»? Прочитайте.
Шарлотта вынула из ридикюля листок почтовой бумаги с виньетками.
– Лорд и леди Пителбридж, прибыли вчера утром в карете. Княгиня Елена и графиня Бексхолл живут там уже несколько дней. Кроме того, к мадемуазель Флоретте Розанко приехала мадемуазель Луиза де Реми.
– Кокотки, – уничтожающе бросила княгиня. – Удивляюсь, как это княгиня Елена соглашается оставаться с ними под одной крышей. Кто там еще? Вчера поздним вечером я сама видела, как со стороны Ниццы прибыло несколько экипажей.
– Мадемуазель Бернар, актриса.
Княгиня довольно вздохнула:
– Значит, нужно послать карточку в «Отель де Пари» и сообщить, что мы желаем с ней познакомиться. А кто покинул отель? Неужели эта ужасная особа Карлион убралась куда-нибудь подальше со своей утомительной болтовней?
– Она сегодня утром уехала в Ниццу, ваша светлость, – ответила Шарлотта, сдержав улыбку.
Миссис Карлион была почтительна к княгине и всегда проигрывала ей в покер. Но все жертвы были напрасны. Княгиня по-прежнему ее недолюбливала. Миссис Карлион не обладала ни остроумием, ни чувством юмора, вследствие чего ее бесцеремонно изгнали с глаз долой.
Появилась горничная с серебряным подносом, на котором стояли бокалы с шампанским и лимонадом. Затянутая в черную перчатку рука княгини потянулась за шампанским. Несмотря на жару ее светлость не следовала моде и зимой и летом носила черный шелк, как правило, расцвеченный дорогими украшениями.
– Интересно, – задумчиво протянула она, пригубив шампанского, – сумеет ли месье Блан убедить мадемуазель Бернар появиться в Театре казино в роли Федры? Такое представление произведет фурор и отвлечет публику от газетных заметок, в которых скрупулезно подсчитывается процент самоубийств в Монте-Карло.
Шарлотта зябко передернула плечами. Она наслышалась историй о маленьком тайном кладбище, где проигравшихся самоубийц спешно хоронили под покровом темноты.
– Я предложу месье Блану устроить спектакль с мадемуазель Бернар для нашего развлечения.
Шарлотта, улыбаясь, пила лимонад. Что ж, может быть, месье Блану удастся уговорить мадемуазель Бернар. Великая актриса присутствовала на открытии роскошного Театра казино и произнесла страстный монолог, прежде чем поспешить к столам и сорвать большой выигрыш в рулетку.
Со своего места Шарлотта могла видеть выложенные изразцами остроконечные башни-близнецы театра и казино. Кремовые фасады отливали золотом на солнце. Террасы за башнями, утопающие в цветах, спускались прямо в сверкающее синее море.
Отец Шарлотты, как духовное лицо, никогда не одобрял пристрастия к игре. Но его дочь хоть и не имела лишних денег на игру, все же любила сопровождать княгиню в еженощных визитах в казино. Ей нравились роскошь и великолепие красных бархатных диванов и огромные зеркала в стиле рококо. Проходя в вестибюль мимо позолоченных статуй нубийских рабов, сжимавших хрустальные канделябры, она трепетала от волнения и предвкушения чего-то необыкновенного.
Во Дворце дьявола всякое случалось/Выигрывались и проигрывались целые состояния. Создавались и губились репутации. За полгода пребывания в доме княгини Шарлотта видела, как леди королевской крови, поспорив за картами, шипели друг на друга, словно помоечные кошки. Видела, как французский герцог вызвал на дуэль британского аристократа. Как женщины небесной красоты и сомнительного происхождения становились спутницами королей. Наблюдала, как вспыхивали, угасали и умирали любовные романы. И сама стала частью разношерстного общества Монте-Карло, где смешались члены царствующих домов Европы и представители сумеречного мира полусвета.
– Пожалуй, пойду отдохну, – объявила княгиня, вставая.
– Вашей светлости угодно, чтобы я почитала?
В обязанности Шарлотты входило каждый день читать княгине французские и английские газеты, приходившие в Монте-Карло с большим опозданием.
– Нет. У меня разболелась голова от солнца. Приму снотворное. Шарлотта, позаботьтесь, чтобы Анри доставил мою карточку мадемуазель Бернар.
Шарлотта проводила княгиню в роскошно обставленную спальню. Пока горничная освобождала хозяйку от многочисленных слоев черного шелка, Шарлотта закрыла ставни, погрузив комнату в полумрак.
Княгиня проснется не раньше семи вечера и начнет одеваться, готовясь к вечерним развлечениям. Дни и ночи в Монте-Карло перепутались. Хотя княгине Яковлевой было уже за восемьдесят, домой она возвращалась не раньше четырех утра, проведя долгие часы за вистом и экарте.
Горничная поставила на ночной столик кувшин с ледяной водой, старательно взбила кружевные подушки и расправила шелковые простыни с княжеской монограммой, после чего обе девушки потихоньку удалились.
Горничной нужно было приготовить вечернее платье княгини, Шарлотте – приказать кучеру доставить карточку княгини в «Отель де Пари».
Выйдя на залитую солнцем террасу, Шарлотта заколебалась. Жара становилась невыносимой. Монте-Карло погрузился в сон. Ничего страшного, если она сама доберется до отеля, без сопровождения. Идти недалеко, поэтому Шарлотта решительно вернулась в дом, надвинула на лоб восхитительно маленькую шляпку с перышком, взяла кружевной зонтик и потихоньку закрыла за собой двери виллы. Даже местные жители, монегаски, искали убежища от жары и не появлялись на улицах в эту пору.
Магнолии и гибискусы уступили место узким, вымощенным камнями дорожкам, поднимавшимся в холмы за казино и отель. На бульваре Мулен, громко смеясь, играли босоногие ребятишки.
Княгиня рассказывала, что, когда в начале семидесятых впервые приехала в Монте-Карло, этого бульвара еще не существовало. Теперь же благодаря процветающему казино по обеим сторонам выстроились фешенебельные виллы, на окнах которых красовались стрелиции и алые герани. Появились и отели, владельцы которых отчаянно соперничали с более старым и известным «Отелем де Пари», пытаясь привлечь знатных постояльцев, в большинстве своем русских аристократов, соривших золотом за игорными столами.
Отель находился рядом с казино. Дети, игравшие на дороге, проказливо заулыбались, когда она закрыла зонтик и ступила в мир, где им никогда не бывать.
К ней немедленно приблизился рассыльный в ливрее. Шарлотта положила карточку княгини на маленький серебряный поднос.
– Для мадемуазель Бернар от княгини Яковлевой, – сказала она так мелодично и мягко, что молодой человек мгновенно стал ее вечным рабом.
Пока она разговаривала с рассыльным, управляющий отелем, представительный мужчина в черном фраке с гарденией в петлице, почти бегом пересек роскошный вестибюль, спеша приветствовать джентльмена, спускавшегося по алой дорожке лестницы.
– Надеюсь, мы снова имеем честь принимать вас у себя, граф Кароли, – объявил он с поклоном.
– Боюсь, что нет, – ответил низкий, глубокий голос. – Я недавно приобрел «Босолей» и проведу там несколько недель.
– Ах да! – всплеснул руками управляющий. – Поздравляю, граф, прекрасная вилла! Не желаете освежиться? Шампанское или бренди?
– Нет. Я только приехал выразить почтение мадемуазель Бернар, – ответил он и, уже почти не обращая внимания на управляющего, огляделся вокруг. Его взгляд остановился на Шарлотте, и равнодушие мгновенно сменилось откровенным интересом. Он словно оценивал ее, и девушка поспешно отвернулась. Кровь прилила к щекам. На какое-то безумное мгновение ей показалось, что он узнает ее, но здравый смысл одержал верх. Граф в тот момент не видел ничего, кроме солнечного зайчика, отразившегося от линз бинокля. И понятия не имел, что всего час назад она с неприличной жадностью изучала его, удивляясь неприкрытой боли в полных тоски глазах.
Но теперь в них не было ничего, кроме надменной самоуверенности.
Она затрепетала. Голос был сильный, мрачный – голос человека, привыкшего, чтобы ему повиновались.
Чувствуя на себе его взгляд, Шарлотта сгорала от стыда и неловкости. Наконец, взяв себя в руки, она по-французски с легким английским акцентом попрощалась с рассыльным и повернулась, чтобы уйти. Но тут величественную тишину вестибюля нарушил бешеный конский топот. Откуда-то с улицы донеслись тревожные крики. По брусчатке прогрохотали колеса. Шарлотта торопливо направилась к двери. Рассыльный и управляющий последовали за ней.
Оказалось, понесла лошадь, запряженная в деревенскую телегу. Несчастное животное хрипело, закатывая глаза и раздувая ноздри. Изо рта шла пена. Мешки с зерном, лежавшие в телеге, перекатывались от одного борта до другого. Дети, прекратив игру и прижавшись к ближайшей стене, глазели на жуткую сцену. Все, кроме маленького мальчика, продолжавшего сидеть в пыли. Ребенок, застыв от ужаса, не мог пошевелиться.
Шарлотта вскрикнула. Мешок с зерном свалился на землю. Из лопнувшего шва выплеснулся золотистый фонтан. Девушка стояла так близко, что видела мокрую от пота шкуру лошади, ощущала, как дрожит земля.
Малыш заплакал; управляющий перекрестился и зажмурился, но Шарлотта отбросила зонтик и метнулась на мостовую, почти под копыта лошади. Подхватила ребенка с земли. Вокруг клубилась пыль, шею обдало горячим конским дыханием. Смертоносные копыта вот-вот сомнут ее…
Шарлотта инстинктивно подняла руку, словно стараясь загородиться от неминуемой смерти, но ее кто-то схватил и швырнул на противоположную сторону.
Шарлотта упала на камни, все еще обнимая малыша и стараясь втянуть в легкие хоть немного воздуха. Лошадь с диким ржанием пронеслась мимо. Мальчик вырвался и бросился в мускулистые руки какой-то рыдающей простолюдинки. Шарлотта безуспешно попыталась подняться, смутно сознавая, что вокруг поднялась суматоха. Багрово-красный туман застилал глаза. Чьи-то сильные руки сжали ее талию.
– Бренди для мадемуазель, – приказал управляющий, расчищая дорогу графу Кароли, который нес девушку через быстро растущую толпу зевак. Ее голова лежала на груди графа. Она слышала сильный стук его сердца, ощущала слабый аромат одеколона. Граф Кароли нес ее, словно пушинку, мимо бронзовой конной статуи Людовика XIV, направляясь в прохладный вестибюль «Отеля де Пари». Подобное бесцеремонное обращение заставило ее залиться краской, хотя вихрь неизведанных ощущений кружил голову.
Управляющий снова предложил бренди, но Шарлотта отказалась, гадая, куда граф Кароли несет ее с такой неприличной поспешностью. Наконец, к ее невыразимому облегчению, он остановился и осторожно уложил ее на диван. Сгорая от стыда, она подняла глаза. Он стоял рядом, изучая ее бесстрастным взглядом.
Шляпка сбилась набок и была усыпана зернами пшеницы. Аккуратно уложенный узел распустился, и волосы рассыпались по плечам. Щеки горели. Прижав пальцы к лицу, она ощутила липкую влагу. Кровь?
Бирюзовое атласное платье, лучшее в ее гардеробе, было покрыто пылью и грязью. Подол порван.
Она попыталась что-то сказать, чтобы обрести некое подобие достоинства, но дыхание оставалось прерывистым, а руки дрожали.
– Думаю, вам лучше выпить бренди, мадемуазель, – твердо приказал граф Кароли.
Девушка с трудом откинула волосы с глаз. Она умирала от унижения. Предстать перед графом в столь растрепанном виде!
На этот раз бокал с бренди протянула сильная смуглая рука. Не смея противиться, Шарлотта выпила, но тут же закашлялась – спиртное обожгло горло. Ее спаситель сжал губы, скрывая улыбку, поскольку прекрасно представлял всю неловкость ее положения, но не имел ни малейшего желания преждевременно закончить эту сцену. Девушка все еще дрожала от потрясения, а ссадину на щеке следовало обработать, прежде чем она покинет отель.
– То, что вы сделали, – чрезвычайно храбро и глупо, мадемуазель…
– Грейнджер, – пролепетала Шарлотта, не поднимая глаз и всем сердцем желая, чтобы он поскорее распрощался и позволил ей опомниться и привести в порядок волосы, лицо и платье.
Граф нахмурился. Он собирался прочитать ей нотацию и отругать за неуместное геройство, из-за которого она подвергла бесполезному риску его собственную жизнь. Но вид беззащитной девочки, съежившейся на диване и полускрытой прядями длинных волос, наполол его неожиданной жалостью. Она казалась почти ребенком. Необыкновенные дымчато-зеленые глаза с густыми ресницами, высокие скулы, полные мягкие губы… Рот великоват, но это только придает ей еще больше очарования. Сияющая масса волос темно-рыжего цвета сверкала золотом на солнце. Только сейчас граф Кароли осознал, что она необычайно красива. Граф обернулся к управляющему:
– Нельзя ли принести умыться? Лицо мисс Грейнджер, как видите, пострадало.
– Нет!.. – вырвалось у смущенной Шарлотты.
Граф Кароли вскинул четко очерченные брови.
– Я… это… это неприлично, – заикаясь, выдавила она. – Я сама смогу о себе позаботиться.
– Позвать горничную? – услужливо предложил управляющий.
Тень улыбки мелькнула на губах Шандора Кароли.
– Воду и губку.
Шарлотта беспомощно уставилась на управляющего, но рассыльный помчался выполнять приказ графа.
– Мне уже гораздо лучше, – неуверенно солгала она, пытаясь встать с дивана и поскорее избавиться от дальнейшего общения с этим подавляющим ее волю мужчиной.
Но он крепко сжал ее руку.
– Вы перенесли серьезное потрясение, мадемуазель.
Тут появился рассыльный с водой, и в присутствии горничных и слуг, столпившихся на почтительном расстоянии, граф Шандор Кароли принялся собственноручно смывать кровь и грязь со ссадины на щеке.
Великая княгиня, вошедшая в вестибюль в сопровождении свиты, остановилась при виде ошеломляющей сцены: граф Шандор Кароли стоял на коленях перед молодой девушкой. Только поднесенный к носу флакон нюхательной соли заставил княгиню прийти в себя, хотя сопровождающим пришлось под руки довести ее до номера.
Шарлотта была готова умереть от унижения. На глазах выступили слезы. Щеки пылали. Но пытка наконец завершилась. Удовлетворенный, граф Кароли поднялся и отдал тазик и губку горничной.
– Ничего страшного. Шрама не останется, – поспешил заверить он. – Если приведут ваш экипаж, я сам провожу вас до дома.
Шарлотта усилием воли собрала остатки гордости.
– У меня нет экипажа, – сухо сообщила она. – Я компаньонка княгини Яковлевой.
В глазах графа вспыхнула искорка заинтересованности. На губах снова мелькнула улыбка.
– В таком случае мой экипаж в вашем распоряжении, мадемуазель Грейнджер.
– Я… нет… я…
Но протесты были бесполезны. Граф Кароли был человеком, привыкшим повелевать. Шарлотте оставалось только наскоро собрать волосы в узел и закрепить оставшимися шпильками.
Казалось, весь штат слуг отеля собрался в вестибюле, когда граф Кароли провожал ее к экипажу.
На солнце ее платье выглядело еще более потрепанным, тогда как к отелю подкатил роскошный экипаж, запряженный белоснежными жеребцами с алыми плюмажами. На козлах восседал кучер в ослепительной лившее, а на дверце красовался золотой герб графа.
В окна отеля смотрели богатые постояльцы, среди которых была женщина с золотистыми волосами и кошачьими глазами, с восторгом наблюдавшая, как граф Кароли усаживает в карету незнакомую девушку в перепачканном платье.
Шарлотта высоко держала голову, смаргивая готовые хлынуть слезы. Скоро ее мучениям придет конец. Скоро неотразимо красивый граф Кароли забудет о ней и обратит внимание на мадемуазель Бернар или на одну из ослепительных кокоток, наводнивших казино. Или на даму собственного круга.
Тем временем Шандор продолжал задумчиво рассматривать девушку из-под полуопущенных ресниц. Она разительно отличалась от красавиц, с которыми он обычно имел дело. Девчонка не задумываясь бросилась спасать малыша и, если бы не его присутствие духа, сейчас была бы мертва. Ее застенчивость показалась ему трогательной, достоинство – привлекательным.
Молчание становилось напряженным, и под неотступным взглядом графа на горле Шарлотты бешено забилась жилка. Он спас ее жизнь, а она еще не обрела достаточного присутствия духа, чтобы поблагодарить его. Может, поэтому он смотрит на нее так пристально, а сатанински-черные брови недовольно нахмурены?
Но в горле у нее пересохло. Сама того не сознавая, она нервно ломала руки.
– Мне бы хотелось поблагодарить вас за то, что выручили меня из беды, – едва слышно прошептала она.
Что-то блеснуло в глубине его глаз. Удивление? Смех?
– Ваша благодарность принята, – ответил он, и ей показалось, что жесткие линии его рта неуловимо смягчились.
Шарлотта быстро отвела взгляд и с сильно заколотившимся сердцем слепо уставилась на заросли мимозы. Ее вдруг обуяло нескромное желание протянуть руку и коснуться его. Знает ли он о том, как действует на нее?
Ну конечно, знает! Граф Кароли – искусный любовник, перебывавший в постелях бесчисленных женщин. Забавлялся с ними и менял так легко, как княгиня – перчатки. Анекдот о том, как он спас компаньонку русской княгини от верной смерти, несомненно, позабавит его приятелей. Как и тот факт, что спасенная девушка влюбилась в него с первого взгляда.
Шарлотта выпрямилась и сжала кулаки. Ну уж нет, этому не бывать!
Лошади стали взбираться на холм, и она с облегчением увидела среди деревьев стены виллы. Вскоре она освободится от нежеланной компании. Сможет принять ванну. Расчесать спутанные волосы и успокоиться.
– Я давно не встречался с княгиней Яковлевой и с удовольствием снова повидаюсь с ней, – неожиданно объявил Шандор Кароли, мгновенно уничтожив с таким трудом обретенное самообладание. – Думаю, она тоже будет очень рада.
– Скорее всего, – едва слышно пролепетала Шарлотта. Ей ив голову не приходило, что он тоже захочет выйти из экипажа у виллы «Ундина». Она надеялась незаметно проскользнуть в дом и ничего не говорить о случившемся княгине. Теперь это невозможно! Значит, пытка продолжится. Княгиня пожурит Шарлотту за то, что она одна отправилась в отель… или сильно разгневается, узнав, что компаньонка доставила окружающим столько неприятностей. Она снова вспомнила о перепачканном платье, о разорванном подоле, об упрямом локоне, выбившемся из поспешно скрученного узла на затылке. Сейчас она больше походила на крестьянскую девчонку, чем на компаньонку особы голубой крови.
Жаркие слезы обожгли глаза, но она пересилила себя. Пусть она действовала необдуманно, но стыдиться ей нечего.
Шарлотта надменно вскинула подбородок. Довольно! Она не станет терпеть унижений!
Шандор наблюдал за девушкой, которая с каждой минутой все больше его забавляла. Он успел заметить дрожащие губы и навернувшиеся на глаза слезы, но она на удивление быстро сумела взять себя в руки. Только губы по-прежнему просили поцелуя. А что, если он действительно поцелует ее? Наверное, ее губы сладки, как спелые ягоды… Но к сожалению, пока ему не придется попробовать их на вкус.
Эта девушка вела себя на редкость скромно и благовоспитанно. Такие могут неверно понять даже самый легкий флирт. Любовная же связь для них обернется несчастьем всей жизни.
Граф снова нахмурился. Все связи не приносят ничего, кроме несчастья, мук и боли.
Он вспомнил об Ирен, белой и холодной, как мраморная статуя, и прекрасной даже в смерти, и яростно сжал кулаки. Будь оно все проклято! Неужели любовь всегда кончается именно так? Неужели он никогда не обретет счастья? Неужели это бремя будет по-прежнему омрачать его жизнь и губить жизни тех, кого он любил? Ирен ничего не поняла и в приступе глупой обиды покончила с собой. Она была восхитительной любовницей, нежной и веселой, и все же Шандор инстинктивно сознавал, что она не сможет жить с тяжестью его тайны, как жил он сам. Брак для него невозможен, и поэтому он предпочел оборвать связь. И чем это кончилось?
Услышав вздох отчаяния, Шарлотта повернула голову. Разлетающиеся брови нахмурились. Губы сжаты в жесткую тонкую линию. Темные локоны упали на лоб, словно он в глубоком раздумье только что взъерошил их. Вид грозный и в то же время странно беззащитный. Очевидно, этот человек глубоко страдает. Какие мрачные мысли так опечалили его?
Шарлотта вдруг вспомнила виконтессу, покончившую с собой, когда граф ее бросил.
Экипаж остановился. Кучер спрыгнул с козел и открыл дверцу. Но Шандор продолжал сидеть.
Шарлотта робко кашлянула.
– Спасибо, что проводили меня, граф Кароли.
Шандор рассеянно провел рукой по глазам. Прошлое есть прошлое. И только глупцы жалеют о том, чего нельзя изменить.
– Поверьте, мадемуазель, для меня это большая честь, – пробормотал он, постепенно приходя в себя. Спустившись, протянул ей руку, чтобы помочь.
От его прикосновения ее пронзила дрожь.
Граф невольно улыбнулся. На щеке Шарлотты откуда-то взялось грязное пятно. Волосы вырывались из плена нескольких шпилек. Может, теперь княгиня рассердится и откажется от услуг мисс Грейнджер? Из англичаночки выйдет прекрасная компаньонка для Зары.
При мысли о Заре его улыбка померкла. Через несколько дней она будет в Монте-Карло, и все их общение ограничится необходимым обменом любезностями в присутствии ее несносного мужа и нечастыми тайны-. ми встречами в его отсутствие.
– Шандор!
К полной своей неожиданности, Шарлотта поняла, что княгиня встала раньше обычного и направляется к ним, шурша черными шелками и сверкая кроваво-красными рубинами.
– Что случилось? Шарлотта! Ваше лицо! Ваше платье!
– Несчастный случай, – пролепетала Шарлотта, заливаясь краской. – Прошу простить меня, ваша светлость, и позволить уйти…
– Ничего подобного!
Княгиня громко стукнула тростью по дорожке. Напудренное лицо исказила грозная гримаса.
– Что все это значит, граф Кароли? Почему на лице мисс Грейнджер ссадина, а платье ее порвано?
Вместо ответа граф взял руку княгини и поцеловал, но под ее вопросительным взглядом сдался:
– Видите ли, княгиня, мисс Грейнджер вздумалось играть роль героини. Она спасла ребенка из-под копыт взбесившейся лошади на бульваре Мулен.
Тонкие брови княгини поползли вверх.
– Это правда, Шарлотта?
– Я… да…
Княгиня поджала губы. После ухода Кароли еще будет время расспросить девушку, почему она отправилась в отель одна.
– Надеюсь, лошадь была не ваша, Шандор?
– Нет, разумеется, – заверил граф и, взяв княгиню под руку, повел на террасу.
Шарлотту так никто и не отпустил, и ей пришлось уныло плестись следом.
– Долго ли вы намереваетесь пробыть в Монте-Карло? – осведомилась княгиня, садясь.
– Пока не надоест, – беспечно ответил Шандор.
– А как поживает ваш невыносимый кузен Позери?
– Все такой же негодяй.
За его ровным тоном крылось напряжение, потрясшее Шарлотту. Это о Позери княгиня говорила, что его преступления – преступления крови?
Пальцы княгини сжали набалдашник трости.
– В прошлом году я встретила его в Мариенбаде и немедленно уехала. Он отравляет самый воздух, которым дышит. В чем дело, Шарлотта? Почему вы тут стоите? Давно пора переодеться и привести в порядок волосы! У вас вид деревенской девки!
Щеки Шарлотты загорелись. Она с самого начала хотела как можно скорее уйти, но княгиня не отпустила ее.
Бывали моменты, когда она, несмотря на симпатию к княгине, искренне сочувствовала своим предшественницам.
– Да, ваша светлость. Прошу прощения.
Случайно взглянув в глаза Кароли, она увидела в них веселые искорки. А вот ее глаза гневно сверкнули. Всякий человек, который находит нечто смешное в чужих несчастьях, достоин презрения.
Высоко держа голову, она удалилась с террасы и быстро поднялась к себе. Но стоило взглянуть на себя в зеркало, как на душе стало еще тяжелее. Лицо в грязи, волосы растрепаны; И в таком виде она полчаса провела в экипаже, сидя напротив лощеного графа Кароли!
– Несносный! – пробормотала она, расстегивая маленькие перламутровые пуговки на платье. – Несносное, отвратительное, мерзкое создание!
Шарлотта умылась, смазала ссадину лечебным бальзамом, против воли признав, что граф поступил правильно, промыв ранку, так что следов воспаления не было. Наскоро расчесала волосы, уложив блестящую массу локонов в красивый шиньон. Сменила пропыленное платье на прелестный туалет лимонного шелка с длинными широкими рукавами, собранными на запястьях. Облегающий лиф подчеркивал тонкую талию.
Когда горничная княгини постучала в дверь и объявила, что госпожа требует ее присутствия на террасе, Шарлотта напоследок взглянула в зеркало и осталась довольна.
Но к ее полному разочарованию, граф уже успел распрощаться и княгиня осталась одна.
Ее светлость знаком велела компаньонке садиться. Та повиновалась, искренне недоумевая, с чего это она так стремилась снова увидеть взволновавшего ее человека. Но времени подумать над этим не было, потому что княгиня деловито сказала:
– Поздравляю, Шарлотта. За какие-то несколько секунд вы достигли большего, чем маркиза Вермонт за целый месяц.
– Прошу прощения, ваша светлость…
Шарлотта пыталась сосредоточиться на словах графини и забыть о тревожащих душу черных глазах.
– Граф Кароли, – с нескрываемым удовлетворением пояснила княгиня. – Маркиза Ариадна Вермонт целый месяц пыталась привлечь его внимание в Бад-Хомбурге. Вы же добились этого за считанные мгновения.
– Без всяких на то намерений, – не удержалась Шарлотта.
Княгиня рассмеялась.
– Может, и так, но вы должны гордиться собой. Шандор не привык оказывать кому-то любезности. И он вовсе не был обязан провожать вас до самой виллы. Достаточно было поручить вас заботам кучера.
– Насколько я поняла, он хотел видеть вас, ваша светлость.
– Он и без того увидит меня в казино и сегодня ночью, и во все последующие, – рассудительно напомнила княгиня. – И, Шарлотта, больше не бросайтесь под копыта обезумевших лошадей. Бирюзовое платье придется выбросить – с ним уже ничего не сделать.
– Ну почему же, я могу легко зашить подол, – виновато пролепетала Шарлотта, но княгиня небрежно отмахнулась.
Шарлотта поступила на службу, имея всего два практичных и дурно сшитых платья блеклых тонов. Княгиня задалась целью снабдить компаньонку подходящим гардеробом и находила в этом огромное удовольствие. У нее не было дочерей, лишь единственный сын, которого она терпеть не могла и редко видела. Поэтому Шарлотта стала ей скорее дочерью, чем платной компаньонкой.
После сегодняшнего случая княгиня дала себе слово послать за адвокатом и изменить завещание, с тем чтобы после ее смерти Шарлотта получила достаточный доход.
– Если Шандор живет в «Босолей», почему же он оказался в «Отеле де Пари»?
– Он приехал с визитом к мадемуазель Бернар, ваша светлость.
Княгиня кивнула. На морщинистых губах заиграла улыбка.
– Молодой дьявол! Как я не догадалась, это Сара Бернар заманила его сюда из самого Парижа.
Противоречивые чувства охватили Шарлотту. Ничего подобного она не испытывала раньше. Словно ей в сердце вонзили острый нож и безжалостно повернули. Почему ей стало так горько при мысли о том, что Шандор Кароли специально приехал в Монте-Карло ради божественной Сары? Какое ей дело до того, за кем он ухаживает?
И голова внезапно разболелась. Тяжелый выдался день. Неудивительно, что она все воспринимает не так, как следовало бы.
Перед глазами проплывала одна картина за другой: ребенок на дороге перед мчащейся лошадью, ее отчаянный бросок, дрожь земли под конскими копытами, сильные руки, отшвырнувшие ее в сторону.
Княгиня с тревогой посмотрела на девушку.
– Пожалуй, будет лучше, если вы отдохнете перед ужином, – проворчала она, скрывая свое беспокойство. – Сегодня десятое, а десять – мое счастливое число. Так и вижу взволнованную физиономию месье Блана, когда он узнает о моем огромном выигрыше!
Шарлотта с радостью вернулась в свою комнату и прилегла. День, начавшийся так спокойно, так обычно, изобиловал событиями.
Она закрыла глаза.
Еще ничего не кончено. Сегодня она будет сопровождать княгиню в казино и там среди блестящих посетителей встретит графа Шандора Кароли и прекрасную Сару Бернар.
Сон омывал ее теплыми волнами. Знает ли знаменитая актриса о другом лице Шандора Кароли? Мрачном, полном боли лице, выражение которого тот старается не показывать на публике. Какова причина такой муки? Прошлые грехи? Прошлые романы?
Невыразимая грусть охватила ее.
Граф Шандор Кароли и мадемуазель Бернар. Шандор и Сара…
Но последней мыслью перед тем, как сон окончательно завладел ею, было «Шандор и Шарлотта»…




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Затаенная страсть - Пембертон Маргарет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Затаенная страсть - Пембертон Маргарет



Слащаво-приторно: 5/10.
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретЯзвочка
3.01.2012, 5.15





Быстро читается, легкий роман, на один раз.
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретКатя
3.01.2012, 12.44





сказка!
Затаенная страсть - Пембертон Маргаретлилия
3.01.2012, 16.57





Сказка. Очень сладкая!
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретКатя
5.01.2012, 16.00





Через чур сладко. А вобщем неплохо. 9/10
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретТимуровна
6.01.2012, 3.17





А мне понравился роман. Читается легко. Отдыхаешь душой. Надоело всё серьёзное. Не хватало как раз такой сказки. Спасибо. 10 баллов.
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретНаталья
9.06.2013, 19.58





Такой высокий слог... и ни одной любовной сцены в постели. Героиня вся такая порядочная, сама в постель к нему постоянно стремится, а потом требует извинений за его недостойное поведение. 3 балла.
Затаенная страсть - Пембертон Маргаретдоминика
27.02.2015, 23.58





Сказка, но удовлетворения от прочитанного, нет.
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
29.01.2016, 0.03





Сказка , но не очень хорошая .
Затаенная страсть - Пембертон МаргаретMarina
29.01.2016, 12.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100