Читать онлайн Площадь Магнолий, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Площадь Магнолий - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Площадь Магнолий - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Площадь Магнолий - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Площадь Магнолий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

От перспективы сопровождать свихнувшегося Уилфреда по улице Магнолия-Хилл до Льюишема, где он намеревался дефилировать, предупреждая легкомысленных сограждан о грядущем конце света, Боба Джайлса избавил Чарли. Понимая, что стоячий белый воротничок викария еще больше привлечет внимание к выходке Уилфреда, он заявил:
— Он всегда стоит на одном месте — под Льюишемской башней с часами, когда на него находит эта блажь. Там довольно многолюдно, но на него особенно не обращают внимания. Пусть себе идет.
Боб вовсе не был уверен в правомерности такого суждения. Льюишемская башня стояла на пересечении трех дорог и являлась общеизвестным ориентиром. Каждую осень туда приходила торговать букетами лаванды цыганка, брала она недорого, всего пять-шесть пенсов за штуку. Ее появление напоминало местным жителям о конце лета и приближении осени. Что-то подсказывало викарию, что Уилфред тоже имеет шанс стать одной из здешних достопримечательностей.
Джайлс возблагодарил Бога за то, что за обезумевшим отцом не последовали ни Дорис, ни Пруденция, и вернулся мыслями к более печальной теме — Анне Радцынской. Как он мог недооценить серьезность ее заболевания? Почему не предвидел такой нервной реакции? Как помочь ей стать полноценным членом местного общества? Он посмотрел на крыльцо дома номер восемь, и лицо его прояснилось: Кейт там уже не было. Видимо, в тот момент, когда всеобщее внимание переключилось на Уилфреда, она вошла в дом. А уж если это ей удалось, Кейт сумеет завоевать расположение Анны. Викарий повеселел: теперь ему оставалось только вернуться в свой уютный домик и дожидаться прихода Кейт. А по дороге сообщить Керри, что Джосс Харви дал согласие на вселение их с Дэнни в дом номер семнадцать.
— Вы бывали в Англии до войны? — спросила Кейт у Анны, наполняя водой большой чайник.
— И не один раз, — пробурчала та, усаживаясь на табурет, оставшийся в наследство от Бинсов. — У меня мама англичанка, она родилась в Уондзуортской тюрьме.
— Ах, вот как! — просияла Кейт. — Уондзуорт всего в семи милях отсюда. У вас там остались родственники?
— Нет, — мрачно ответила Анна, с подозрением покосившись на любопытную собеседницу. — У меня нет ни родственников, ни детей, ни собак, ни мужчин.
Кейт пошарила рукой на полке и обнаружила там не только достаточное количество посуды, но и небольшие запасы чая и сахара. Мысленно поблагодарив викария и Рут за их заботу, Кейт прикинула, как ей самой улучшить быт переселенки. Она разлила молоко по чашкам и сказала:
— Вам, несомненно, поможет хорошее знание языка, Анна. Надеюсь, что вы быстро обзаведетесь друзьями. Люди на нашей площади живут замечательные!
Анна только затрясла головой:
— Люди шарахаются от Анны, они смеются над ней!
Кейт растерялась, сомневаясь, стоит ли затрагивать такую болезненную тему, как здоровье эмигрантки. Что о нем думает сама Анна? Поколебавшись, она решила говорить откровенно и прямо сказать, что насмешки и оскорбления обусловлены чудаковатыми манерами и неряшливым внешним видом ее новой соседки. А это можно легко исправить!
В первую очередь, подумала Кейт, нужно подобрать для Анны приличную одежду. Выдавшего ей теперешний шутовской наряд чиновника следовало расстрелять: это были жалкие обноски. Нелепое коротенькое платье подчеркивало угловатость ее фигуры, отсутствие чулок или носков обнаруживало волосы, покрывшие ноги. О ее ужасных ботинках Кейт не хотелось даже вспоминать. Их следовало немедленно сжечь и заставить Анну надеть туфли или, на худой конец, сандалии. Платье тоже нужно было отправить в печку, заменив его блузкой со стоячим воротничком и юбкой ниже колен.
Собравшись с духом, Кейт без обиняков начала: — Лучше не скрывать от людей того, что произошло о вами во время войны, Анна. Тогда соседи быстро войдут в ваше положение, да и вам будет легче с ними общаться.
Радцынская долго молчала, раздумывая над ее словами. Кейт с тревогой ждала. Но реакция последовала совершенно неожиданная: вместо взрыва негодования на глазах у Анны выступили слезы. Кейт подошла к ней и обняла за плечи. Анна доверчиво положила ей голову на грудь и расплакалась, как ребенок.
— Все уладится, — успокоила ее Кейт. — Доверься мне! У тебя скоро будет много новых друзей, а эта площадь станет твоим новым домом.
Спустя час, уже в кабинете викария, она говорила:
— Мне плевать на рекомендации Красного Креста! Я считаю, что люди должны знать, что ей пришлось вытерпеть в концлагере. Тогда они поймут, почему она так выглядит и так себя ведет. И нужно оповестить всех об этом как можно скорее, чтобы первое впечатление не успело укорениться.
— Но в Красном Кресте полагают, что как раз этого-то и не следует делать! Такая ситуация может вызвать нездоровый интерес к больной… — робко возразил Боб Джайлс.
— Нет, — уверенно заявила Кейт. — На площади Магнолий этого не произойдет. Здесь живут только хорошие люди.
Боб с сомнением посмотрел на нее и медленно кивнул.
— Вы еще что-то хотите сказать? — спросил он. Идеи переполняли Кейт, и она с жаром продолжила:
— Нужно обращаться с Анной так, как будто ничего странного в ее облике нет. Ей следует обязательно поменять одежду. Лично у меня вещей ее размера нет, но они наверняка найдутся у Гарриетты: она ведь тоже крепкого телосложения. Я уверена, что она с радостью отдаст Анне часть своих блузок и юбок. Ноги у Анны крупные, и первое время она может носить мужские сандалии. Все лучше, чем эти жуткие ботинки. Затем нужно изменить прическу…
Боб мысленно поблагодарил небеса: с помощью Кейт его подопечная быстро преобразится.
— Керри неплохо стрижет и сумеет сделать ей перманентную завивку. Потребуются также чулки, самые простые, нитяные, какие носят Мириам и Хетти. И разумеется, нужно создать уют в ее квартире. Если все жители площади поищут на своих чердаках какие-нибудь ненужные вещи, мы наверняка приведем жилище Анны в божеский вид.
Боб почувствовал себя так, словно бы заново родился.
— Я пойду по левой стороне площади, а вы — по правой, — сказал он, вставая. — Будем стучаться в каждую дверь, и нам помогут. Ну, с Богом!
Когда они вышли из дома, викарий подумал, что поступит мудро, если посоветуется с Кейт и относительно Уилфреда. Эта отзывчивая женщина наверняка сумеет помочь отчаявшимся Дорис и Пруденции.
— Так что если у вас найдутся подходящие вещи, подарите их Анне, она в них нуждается, — закончила свой рассказ Кейт.
— У меня есть две широкие юбки на резинке, купленные в прошлом году в Истборне, несколько ненужных блузок с длинным рукавом, вязаная кофточка и большой плащ, — с готовностью отреагировала Гарриетта Годфри.
Через четверть часа Кейт вернулась домой с огромной кипой одежды в руках.
— Что это? Старье для благотворительной распродажи? — поинтересовалась Керри.
— Это вещи Гарриетты, вполне приличные и почти новые, одна из юбок даже сшита из шелка. — Кейт положила ношу на стул и перевела дух.
— Тебе они явно великоваты. Или ты собираешься потолстеть? — подколола подругу Керри, отлично понимая, что одежда предназначена для кого-то другого.
— Это для нашей новой соседки, Анны Радцынской, — пояснила Кейт. — А ты, я вижу, время даром не теряла! Испекла пирог и целую стопку оладьев. Вот умница! Тебе нужно обязательно познакомиться с Анной. Мы угостим ее пирогом. Кстати, не могла бы ты, когда пойдешь забирать Розу из школы, зайти в магазин и купить все необходимое для домашней завивки волос?
— Пожалуй, смогу, — ответила Керри, сгорая от нетерпения поделиться с подругой радостной новостью: им с мужем отдают квартиру в семнадцатом доме. — Я куплю это сразу, как только заберу у викария ключи от нашего нового жилища! — выпалила она.
Поздравив подругу с радостным событием, Кейт выдержала паузу и сказала:
— Мне тоже нужно кое-что тебе сообщить, но эта история не из веселых. Даже не знаю, как лучше начать…
Как и следовало ожидать, Керри бурно отреагировала на услышанное: ее стошнило. И причиной столь откровенной реакции организма была не столько беременность, сколько ярость. Успокоившись, она предложила:
— Давай поскорее отдадим Анне все эти вещи! Я немного побуду с ней, а ты тем временем обойдешь соседние дома. И пусть Мейвис объяснит ситуацию Билли, пусть скажет ему, что Анна нездорова. Это удержит сорванца от дальнейших выходок.
Подруги так и поступили. И пока ошалевшая от радости Анна в обществе Керри разглядывала и примеряла подарки, Кейт продолжила свою непростую миссию. Возле дома семьи Шарки она замедлила шаг. Занавески на окнах гостиной были, как всегда, плотно задернуты, но Кейт знала, что и Дорис, и Пруденция дома. Доброжелательные люди объясняли их затворничество болезнью Уилфреда, жалостливые утверждали, что у него болят от света глаза. Менее добросердечные говорили, что Дорис стыдится скандалов и безобразий, происходящих в их доме.
— Я своими глазами видел, как Уилфред разгуливал с плакатами, возвещающими о грядущем конце света, по главной улице Льюишема и призывал прохожих покаяться, — рассказывал Альберт, горестно качая головой.
Сама Кейт этого не наблюдала, но предполагала, что в доме номер десять творится что-то ужасное, а потому ее обитатели могут и не обрадоваться незваной гостье. Она прошла мимо и заглянула к Чарли Робсону. Он отдал ей почти новые калоши, объяснив свой поступок так:
— Я их все равно не стану носить. Гарриетта говорит, что в них я похож на афериста.
Кейт ему, разумеется, не поверила. Гарриетта никогда не осудила бы никакой предмет одежды, придающий неряшливому Чарли более-менее благопристойный вид. А во-вторых, слово «аферист» было не из ее лексикона. Но подарок Кейт приняла, так как понимала, что он сделан от чистого сердца. Чарли просто не хотел показывать, что у него добрая душа, и нашел своеобразное объяснение своему щедрому жесту.
Мейвис как раз собиралась на работу и уже переоделась в униформу автобусного кондуктора. Выслушав историю польской эмигрантки, Мейвис воскликнула:
— Что, говоришь, эти фашистские мерзавцы с ней сделали? Я не совсем поняла, что с ней сделали эти немецкие скоты? — Успокоившись, она сказала: — Я знаю несколько польских слов. Пожалуй, после смены я заскочу к Анне и поприветствую ее на родном языке. Из того, что ты говорила, я поняла, что ей необходимо средство для удаления волос. Ну такое, каким мы пользуемся, чтобы не росли волосы под мышками. Им ведь можно убрать ее усы!
Довольная, что Мейвис не предложила ей взять для Анны что-нибудь из ее гардероба, Кейт проследовала в дом номер восемнадцать. Угадав, что к ней пожаловала особа женского пола, Лия крикнула из кухни:
— Проходи, радость моя! Только смотри не поскользнись на ступеньках, я их недавно вымыла!
Пробравшись по темному захламленному коридору, едва не споткнувшись о трехколесный велосипед Розы и не шлепнувшись на кипу старых программок собачьих бегов, Кейт вошла в кухню и застала улыбающуюся Лию с утюгом в руке. Оторвавшись от глажения рубашек, она воскликнула:
— Солнце мое, угощайся бубликами, они на плите! Но если тебе нужна Керри, то ее нет. И я не знаю, где ее черти носят!
Лия подняла утюг, плюнула на него и с силой опустила на воротничок сорочки своего непутевого зятя, который ей никак не удавалось отгладить.
Кейт взяла свежеиспеченный румяный бублик и, присев на табурет, сказала:
— Я хочу поговорить с вами и Мириам.
— Мириам на базаре, — отозвалась Лия, ставя утюг на подставку. — Но зато я здесь и готова тебя выслушать.
Кейт смахнула крошки с губ.
— Сегодня в дом номер восемь прибыла польская эмигрантка…
— Ее нам только не хватало! — воскликнула Лия, трагически закатывая глаза к потолку. — И за что такая напасть на наши головы! Мало нам одного сумасшедшего! А ведь этот дом могли отдать Керри и Дэнни! Я видела эту убогую, когда она только появилась на площади. Это какой-то ужас!
— Анна Радцынская вовсе не убогая, Лия. Она невинная жертва врачей-злодеев. Когда вы узнаете, что с ней случилось, вы измените свое мнение, — возразила Кейт, надеясь переубедить старую еврейку. Но это оказалось совсем не простым делом. Лия постоянно перебивала ее и задавала каверзные вопросы:
— А почему ее не поместили в специальную лечебницу? Отчего она не вернулась на родину?
— У нее мать англичанка, и жить в Англии ей будет легче, чем в разрушенной немцами Польше, — пояснила Кейт.
— Она напугала Бонзо своим жутким видом, — привела свой последний аргумент Лия.
— Больше ее вид никого не напугает, мы позаботимся об этом, — твердо заявила Кейт. — Как и о том, чтобы все жители нашей площади хорошо к ней относились. Не забывайте, что и Кристину могла бы постичь такая же печальная участь. В концентрационных лагерях охранники с женщинами не церемонились.
Кейт встала, собираясь уйти. Лия вспомнила о своей подруге детства Якобе и неожиданно запричитала:
— Горе! Горе! Надо же, какая беда!
Она обняла Кейт и разрыдалась у нее на плече. Но Кейт не сожалела о своей резкости. Иначе вряд ли удалось бы довести до сознания Лии всю серьезность ситуации.
— Сегодня вечером я организовал встречу Анны с ее новыми соседями в зале при церкви, — сообщил Кейт Боб Джайлс, когда они встретились спустя некоторое время. — Хетти и Дэниел прикатят туда пианино, будем петь песни. Нелли приготовит фруктовый десерт, Мириам продекламирует «Альберт и Лез», Эмили Хеллиуэлл споет «Иерусалим». Короче говоря, это будет грандиозное мероприятие!
Вернувшись в дом номер восемь, Кейт застала Анну сидящей на табурете в чулках, широкой длинной юбке, блузке с высоким воротничком и с металлическими бигуди в волосах.
— Чулки дала Нелли, — с улыбкой пояснила Керри. — И еще она подарила стопку полотенец, теплое одеяло, утятницу и ночной горшок.
— Вечером в зале при церкви соберутся все ваши новые соседи, — сообщила польке Кейт. — Вы сможете там со всеми познакомиться.
Анна встревожилась:
— Но только пусть там не будет ни детей, ни собак, ни мужчин!
Керри подавила улыбку: тем самым Анна облегчила миссию Кейт. Той не придется представлять ей ни Чарли, ни Леона, ни Билли, ни других мужчин этого квартала.
— Вам придется изменить свое отношение к детям, Анна, — заметила Кейт. — Здесь их немало, и все они, естественно, хотят с вами познакомиться. Без мужчин тоже не обойтись, все они чудесные люди. Чарли Робсон, к примеру, подарил вам калоши, а викарий Боб Джайлс встретил и сопроводил вас сюда. А папа Керри…
— Дети — это еще куда ни шло, но мужчин я на дух не переношу! — завопила Анна.
— И собак тоже, — с издевкой добавила Керри. — И как ты намерена решать эту проблему?
Вопрос с собаками решила со свойственной ей наивностью этим же вечером Эллен. Обожая собачек, она и мысли не допускала, что Анна может иначе относиться к этим чудесным созданиям, и решила подарить ей дворнягу.
— Ее зовут Офелия, — сообщила она, кладя Анне на колени грязную собачку. — Неделю назад мальчишки вытащили ее из Темзы. Кто-то пытался утопить бедняжку, привязав ей камень на шею. Не правда ли, она прелесть?
Анна вскочила, своим криком до смерти напугав животное:
— Никаких псов! Никаких детей! Никаких мужчин!
Все в испуге повернули головы. Эллен залилась пунцовым румянцем, Лука, сидевший на плечах у отца, расхныкался. Мириам и Хетти возмущенно зашептались, а Боб Джайлс попытался сгладить конфуз и стал сбивчиво объяснять, что Анна, к сожалению, имеет предубеждение против собак и поэтому так странно отреагировала на поступок Эллен.
Кейт подхватила Офелию и решительно подошла к Анне.
— Это подарок! — с упреком сказала она. — С этим животным тоже плохо обращались, и ей требуются дом и уход.
Боб Джайлс затаил дыхание: если бы Анна снова отвергла дворняжку, уже ничто не заставило бы соседей хорошо относиться к ней. Кейт протянула собачку Анне. Офелия завиляла обрубком хвоста и жалобно заскулила.
— Возьми же ее, она твоя, — тихо проговорила Кейт. — Ей нужны любовь и забота.
Кто-то кашлянул от волнения, Лука еще громче расплакался.
Анна нерешительно протянула руки и хрипло промолвила:
— Так и быть, собак и детей я еще смогу вынести. Но только не мужчин.
— Об этом можешь не беспокоиться, милочка! — крикнула Нелли. — Нам их самим мало!
Все рассмеялись этой грубоватой шутке, и возникшая напряженность исчезла. Эллен повеселела и стала с гордостью демонстрировать всем свое обручальное кольцо — подарок Карла. Хетти громко высказала предположение, что Анну когда-то до смерти напугали немецкие овчарки, охранявшие заключенных, и поэтому не стоит удивляться, что теперь бедняжка боится всех без исключения собак. Чарли заявил, что Офелию нужно обучать и он готов за это взяться. А Мириам резко переменила тему разговора, сообщив во всеуслышание, что Альберт привез откуда-то гору списанных консервов и теперь им их за год не съесть.
— А ты не боишься отравиться? — ехидно спросила Эмили Хеллиуэлл. — Неужели ты сможешь кормить Альберта испорченными продуктами?
— Боже мой! Сами консервы вполне съедобные, их отбраковали, потому что на них нет этикеток! — воскликнула Мириам. — Ими нельзя торговать, но есть их можно!
— А как узнать, что находится внутри банки? — поинтересовался Дэниел Коллинз. — Рыба или тушенка?
— Тише! Тише! — воскликнул Боб Джайлс, радуясь, что все утряслось. — Сейчас Мириам прочтет нам стихотворение, потом Эмили споет песню, а затем Чарли сыграет что-нибудь на аккордеоне.
— А где Кристина? — спросила Хетти у Мириам, когда все приготовились слушать ее декламацию. — Что-то давненько я ее не видела.
— Понятия не имею, — передернула плечами Мириам, смущенная мыслью о том, что, пока подруга Карла Фойта радостно демонстрирует всем подаренное им кольцо, жених тоже почему-то отсутствует. — Кристина взрослая женщина и никому не обязана давать отчет о своих поступках.
— Кажется, дело сдвинулось с мертвой точки, — заявил Кристине Карл Фойт, когда они уселись за стол, на котором лежала стопка писем. — Вот ответ из Женевы, от секретаря Комиссии по делам беженцев при ООН. Обратите внимание на второй абзац! Первый можете не читать, в нем говорится, что эта организация не занимается розыском пропавших, а лишь решает общие проблемы беженцев. Тем не менее в письме содержится много полезной информации.
Кристина пробежала глазами несколько строк, и сердце ее затрепетало: автор письма давал весьма полезные рекомендации, это, несомненно, был шаг вперед.
— У нас уже есть несколько адресов, по которым можно обратиться за помощью, — сказал Карл и, сняв очки, протер стекла платком. — Бесспорно одно: гестапо вело скрупулезный учет арестованных и заключенных. Нужно послать запросы в архивы — в Женеву и Нью-Йорк.
— А как насчет Лондона? — спросила Кристина. — Неужели здесь нет копий документов? Если так, то поиски затянутся.
— Возможно, — кивнул Карл и водрузил очки на переносицу. Трудности его не пугали. Он был готов, если понадобится, лично выехать в Америку или Швейцарию. — А вот еще письмо из Международной организации беженцев. Здесь сказано, что нам могут помочь в недавно созданном нью-йоркском международном центре по розыску детей, пропавших во время войны. Центр создан по инициативе генерала Эйзенхауэра, его главная задача — способствовать воссоединению детей с родителями.
— Но ведь меня трудно назвать ребенком, — с сомнением произнесла Кристина, смущенная предстоящими трудностями и колоссальным объемом работы.
— Однако в этом центре, возможно, есть копии нацистских досье, которые могут быть нам полезны, — мягко заметил Карл.
— Вы пошлете туда запрос?
Кристина сжала кулаки так, что побелели костяшки. После того как она узнала от Керри, каким пыткам подверглась Анна, ее начали преследовать кошмары, настолько ужасные, что порой она боялась сойти с ума. Мама и бабушка вполне могли очутиться в этом жутком лагере и стать жертвами экспериментов нацистских извергов.
— Непременно пошлю, — заверил ее Карл и, собрав со стола письма, сложил их в пайку. — Если понадобится, мы продолжим поиски в Нью-Йорке.
— А в Германии? — чуть слышно спросила Кристина. Лицо Карла помрачнело.
— И там тоже, — промолвил он. — Если будет необходимо, то мы поедем в Германию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Площадь Магнолий - Пембертон Маргарет


Комментарии к роману "Площадь Магнолий - Пембертон Маргарет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100