Читать онлайн Лондонцы, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лондонцы - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лондонцы - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лондонцы - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Лондонцы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Как он посмел сделать ей такое возмутительное предложение?!
И как осмелился обозвать Дейзи «сироткой из трущоб»?!
Кейт даже не сразу сообразила, которое из двух унизительных замечаний бесит ее сильнее. Пожалуй, насчет Дейзи! Понятно, почему он ждал, пока шофер включит передачу. Все его мудрые идеи не стоят и ломаного гроша! Ланс Мертон станет прекрасным отчимом Мэтью! Черта с два! Да он даже не потрудился спросить, где находится ее сын, когда зашел ее проведать.
Их поезд, набитый солдатами, уже отошел от станции, и Кейт все еще не могла успокоиться. Джосс Харви — это беда. Она поняла, что он опасен, как только его увидела, и была права, заподозрив неладное, когда он изменил к ней отношение: уж слишком неискренней показалась ей его любезность. Не наведайся к ней Ланс и не выдай своего интереса к ней, в голове Джосса Харви не родился бы этот безумный план и он вряд ли пригласил бы ее спуститься в гостиную для разговора.
Насколько же расчетлив и коварен Джосс Харви! И Кейт от злости громко прищелкнула языком.
Это привлекло внимание одного из заполнивших вагон солдат, и он взглянул на Кейт с живым интересом. Несомненно, она чертовски красива! Ему еще не доводилось видеть девушек с такими изумительными ячменными волосами, во всяком случае натуральными. И хотя волосы были собраны в тяжелый пучок на затылке, чувствовалось, что они необыкновенно длинные. Костюм оливкового оттенка выглядел строго и аккуратно, а воротничок блузы сверкал белизной. Подметив в глазах незнакомки гневные искры, попутчик усмехнулся: красотка ясно злилась на кого-то, и даже это было ей к лицу. Любопытно, подумал солдат, ее ли это девочка? Взгляд его скользнул по безымянному пальцу на левой руке: обручального кольца на нем не было. Может, попытать удачи?
Кейт слишком погрузилась в собственные мысли, чтобы заметить повышенное к себе внимание. Ее заботило другое: Мэтью все еще находится под опекой Джосса Харви. И чем дольше такое положение вещей будет сохраняться, тем труднее будет разлучить прадеда с внуком.
Состав подкатил к перрону вокзала, и в вагон хлынула новая волна солдат с вещевыми мешками. Взгляд Кейт случайно скользнул по световому табло за окном, и бегущая строка ошеломила ее новостью: «500-фунтовая бомба угодила в танцевальный зал в пригороде Лондона!» Мысли о возвращении Мэтью в город моментально рассеялись. В Лондоне стало слишком опасно. Каким бы коварным негодяем ни считала она Джосса Харви, уж он о Мэтью позаботится, не говоря уже о том, что в деревне ребенок в безопасности. А когда бомбежки стихнут, она заберет сына домой и Джосс Харви ничего не сможет с этим поделать, даже если ему на помощь придет целая армия.
К тому времени, когда они с Дейзи добрались до дома, Кейт успела подумать и о своих отношениях с Лансом Мертоном. Хотя, по ее мнению, он был излишне откровенен с Джоссом Харви, разрывать с Лансом отношения Кейт не собиралась. Хотя бы потому, что он был старым другом Тоби. Харви пусть себе думает что хочет.
Слегка успокоившись, Кейт взглянула на эту проблему с другой стороны и решила, что ей даже выгодно поддерживать с Лансом знакомство. Пусть ее несостоявшийся родственник тешится надеждой, что она выйдет за Ланса замуж, зато он будет любезен с ней и не доставит ей неприятностей. Кейт улыбнулась, подумав, как забавно, должно быть, дурачить этого старого павиана. Вот уж она вволю потешится и отомстит за все свои обиды!
— Ну и натерпелись же мы тут без вас страху! — воскликнула Керри, приведшая Розу поиграть с Дейзи. — Небо над Ист-Эндом потемнело от самолетов, а стены домов дрожали от взрывов. Мы с Розой отсиживались в убежище сестер Хеллиуэлл. Знаешь, оно похоже на стол, обмотанный проволокой. Но гадалка в него свято верит.
— Ей виднее, ведь она может предсказывать будущее, — усмехнулась Кейт. — Гарриетта сказала, что пожилая пара, жившая по соседству с Дэниелом и Хетти, перебралась к своей дочери в Беркшир.
Керри, даже не снявшая верхней одежды, с сожалением покосилась на чайник: она торопилась на работу и не могла позволить себе задержаться на чашку чая.
— Да, у них сдали нервы после двух последних налетов. У них сейчас поселилась женщина, ее дом в Ист-Энде разбомбили. Она очень добрая, но, к сожалению, едва ходит: у нее страшные язвы на ногах. Не представляю, как она успевает добраться до убежища, когда раздается сигнал тревоги!
— А я и не прячусь, — весело призналась Кейт Нелли Миллер. — Когда фрицы начинают гудеть у меня над головой, я просто продолжаю лежать на кровати и проклинаю их последними словами.
Она сидела на табуретке в палисаднике и грелась на майском солнышке.
— Жаль, что я не могу пользоваться шезлонгом! — вздохнула она, устраиваясь на табурете поудобнее. — Если я в него сяду, меня не смогут из него вытащить и девять богатырей.
На ее распухшую ногу села муха, и Нелли, смахнув ее, посетовала:
— Мерзкие твари! Садятся на все, что гниет. Мои ноги нужно бинтовать, но одна я с этим не справляюсь. Я с трудом умудряюсь обуться!
— А как же вы их моете? — нахмурилась Кейт.
— И не спрашивайте! — махнула рукой Нелли.
Кейт никогда не бывала сестрой милосердия, но знала, что покрытые язвами ноги обязательно следует регулярно обмывать теплой водой и обтирать насухо.
— Я могу вам помочь, — предложила она. — Если хотите, я зайду к вам попозже и все сделаю. В четыре вас устроит?
У Нелли от волнения задрожали губы.
— Спасибо, милая! Ты действительно зайдешь? Ведь с такой просьбой обратишься не к каждому, уж больно отвратительно выглядят мои ножки. Да еще воняют, хоть нос затыкай. Но если тебе не противно…
— Я непременно приду, — сказала Кейт, видя, что Гектор, устав ее ждать, завертелся вокруг них кругами. — Вам ничего не нужно на рынке? Из фруктов или овощей?
— Я не отказалась бы от пары красивых яблок, да и немного картофеля мне не помешает. Слава Богу, хоть на что-то нет ограничения. Все на свете отдала бы за кусочек фруктового торта на сахаре, масле и яйцах, со смородиной, изюмом и цукатами!
В начале мая все пребывали в тревожном ожидании. Казалось, Гитлер вот-вот начнет вторжение в Англию. Десятого мая Лондон испытал страшнейший из всех воздушных налетов. Более пятисот немецких самолетов обрушили ночью на город сотни мощнейших авиабомб и почти сто тысяч «зажигалок». Здания палаты общин и палаты лордов оказались сильно разрушены. Крыша Дворцового холла — единственной части старого Вестминстерского дворца, сохранившейся с XII века, — загорелась. Пошатнулось и осело даже Вестминстерское аббатство. Был поврежден и Биг Бен, но сами часы продолжали показывать точное время, к величайшей радости лондонцев.
— Слава Богу, наш Биг Бен уцелел! — поделилась радостью Эстер Хеллиуэлл, когда сестра и Керри осторожно усаживали ее в инвалидное кресло после долгой и жуткой ночи, проведенной в убежище. — Немцам не удалось заставить его замолчать! И нашему дорогому мистеру Черчиллю им тоже не удастся заткнуть рот.
Сильно пострадал не один Лондон — были почти стерты с лица земли и сожжены Портсмут, Ковентри, Ливерпуль, Белфаст, Саутгемптон, Плимут и другие города.
И вдруг ночное небо стало чистым. Молчали сирены. Не ухали зенитки. Наступившая тишина многим казалась подозрительной.
— Какое-то жутковатое затишье, однако, — с тревогой сказал Альберт Дженнингс мистеру Ниббсу. — Не кажется ли тебе, что это неспроста, старина? Как ты думаешь, что затеял проклятый Гитлер?
Ниббс пожал плечами: как и многие другие, он этого не знал. Каждую ночь лондонцы со страхом ожидали возобновления бомбардировок. Так продолжалось сутки за сутками, пока не наступило утро 22 июня 1941 года и все не объяснилось.
«Сегодня на рассвете немецкие войска вторглись в Россию, — сообщило Би-би-си. — Армии Гитлера стремительно движутся к Москве».
— Никто не ожидал такого от Гитлера, — сказала Гарриетта Чарли Робсону, когда они пересекали пустошь. — Еще бы парочка налетов, подобных тому, что был 10 мая, и Англии бы настал конец. И вот, в тот самый момент, когда все ждали вторжения, Гитлер обрушивает свои силы на Россию. Удивительно! Не могу понять, почему он совершил такой шаг?
— Во всяком случае, ему сейчас уже не до нас, — резонно заметил Чарли. — А не промочить ли нам горло, Гарриетта? Может, заглянем ненадолго в «Принцессу Уэльскую»?
Оптимистические настроения не увядали на протяжении всего лета. Несмотря на быстрое продвижение немцев в глубь территории России, русские продолжали упорно сопротивляться, демонстрируя отвагу и мужество.
— Оказывается, русских не так-то просто одолеть, — сказал Дэниел Коллинз Альберту, когда они спустились с холма по улице Магнолия-Хилл. Альберт был одет в поношенную форму ополченца, Дэниел — в мундир добровольного помощника пожарных. — Пожалуй, с таким союзником, как Россия, мы выиграем войну.
Гарриетта тоже полагала, что победа будет за Англией и ее союзниками.
— Главное, чтобы немцы не взяли Москву до зимы! — пояснила она Кейт. — Морозы их остановят. Вспомни Наполеона: его победил русский мороз. Бог даст, та же участь постигнет Гитлера!
Кейт, как и другие, внимательно слушала сообщения о жестоких боях в России. Но все же больше ее волновали не события на русском фронте, а происходящее в северных морях Атлантики.
Она вырезала из газеты карту различных маршрутов конвоев в Атлантическом океане и предполагаемых маршрутов германских подводных лодок и линкоров и прикрепила ее к кухонному шкафчику. Глядя на карту, Кейт представляла себя рядом с Леоном на борту его корабля, но это у нее плохо получалось. Он посылал ей веселые, бодрые письма, из которых невозможно было понять, как проходит его служба.
И все же Кейт удалось по крупицам собрать кое-какие интересующие ее сведения. Так, она узнала, что конвой может состоять из шестидесяти судов и что движется он очень медленно. Она также выяснила, что корабли сопровождения, на одном из которых и служил Леон, доходят до определенной точки маршрута и возвращаются в исходный пункт, беря под свою защиту уже встречный морской караван. Но самым важным для Кейт было то, что Леон в каждом письме писал, что он скучает по ней и с нетерпением ждет, когда снова пройдет по площади Магнолий, мимо палисадников Дженнингсов, Ломэксов и мисс Хеллиуэлл, до ее калитки.
Кейт регулярно наведывалась в Сомерсет. Иногда она заставала там Джосса Харви; случалось, что он отсутствовал.
— Можно подумать, что он слишком стар, чтобы руководить такой крупной фирмой, не так ли? — Задавая этот вопрос, Рут Фэрбэрн лукаво улыбнулась. И тут же сама на него ответила, продолжая складывать чистое белье в комод, украшенный разноцветными наклейками с изображениями персонажей детских стишков: — Но — представляете? — он еженедельно проводит несколько дней в Лондоне, где контролирует восстановительные работы.
Ланс Мертон тоже регулярно наведывался к Кейт. Иногда они ездили на машине на загородный пикник, захватив Дейзи и Гектора, а чаще просто прогуливались по парку и пустоши. Однажды он признался ей в любви. Она в самых осторожных выражениях развеяла его надежды, и Ланс, видимо, полагая, что Кейт все еще скорбит по Тоби, воспринял отказ довольно-таки спокойно. Однако втайне от нее он продолжал надеяться, что в другой раз ему наконец повезет, и не расценивал ее отказ как окончательный.
В октябре Атлантический океан стал могилой сразу для семидесяти американских моряков: германская подводная лодка атаковала сопровождавший торговые суда линкор США у берегов Исландии.
— А я и не знал, что янки помогают нам в Атлантике, — признался Чарли Кейт, подтягивая штаны, перехваченные старым кожаным ремнем, во время прогулки по пустоши.
Если Кейт и могла выказать осведомленность в военных вопросах, то только тогда, когда разговор заходил о событиях, происходящих в водах Атлантики.
— Американцы нам давно помогают, Чарли, — сказала она, потрепав по холке Куини. — Насколько могут помочь, не ввязываясь в военные действия.
— Так чего же они ждут? — удивлялся Чарли. — Какого дьявола до сих пор валяют дурака? Не пора ли им засучить рукава и ввязаться в драку по-настоящему?
Не прошло и двух месяцев, как пассивности американцев настал конец. Седьмого декабря мир потрясла ужасная новость: военные самолеты Японии напали на морскую базу США в Перл Харбор. А четыре дня спустя площадь Магнолий сотряс вопль Мейвис, в очередной раз исполняющей роль местного глашатая. Высунувшись из окна спальни, она кричала, рискуя сорвать голосовые связки:
— Теперь я точно знаю, что Гитлер сумасшедший! Только что он объявил войну Америке!
— Янки быстро покончат с фрицами, — доверительно поведала Нелли, пока Кейт, стоя на коленях, припудривала тальком ее ноги. — Мне лично янки симпатичны, особенно те из них, которые похожи на Кларка Гейбла. Сынок Чарли Робсона сильно смахивает на Кларка Гейбла, правда? Особенно в форме десантника. Кристина как-то показывала мне его фотографию. Вид у парня лихой! Кристина сказала, что его брат погиб в Испании. Вы были знакомы?
— Да, — ответила Кейт и сразу вспомнила плюшевого медвежонка на туалетном столике, подаренного ей Джерри Робсоном в тот памятный солнечный, полный беззаботности и веселья день. Теперь ей казалось, что это происходило в другой жизни.
— Кристина — славная девушка, — сказала Нелли, когда Кейт закрепила бинт у нее под коленом английской булавкой. — Немного замкнута, не такая бойкая, разумеется, как уроженки южного Лондона. Но ее можно понять, если вспомнить, сколько бед выпало на ее долю. Надо же, вся семья погибла в этих ужасных немецких лагерях!
Она помолчала, уставившись на макушку Кейт и ее длинную золотистую косу, и спросила:
— Вы с ней, по-моему, не очень-то дружны, да, милочка? Как глупо! Ведь я знаю, что ни ты, ни твой отец вовсе не нацисты. Я ей прямо сказала, что жизнь слишком коротка, чтобы таить обиду на людей, которые этого совершенно не заслуживают. Ведь вы с отцом не сделали ей ничего плохого! Не желаешь выпить чашку чаю, Кейт? Ты не представляешь, насколько моим ножкам стало легче, после того как ты стала за ними ухаживать! У тебя легкая рука, детка. Я так и сказала Кристине.
«На Рождество меня отпустят домой, — сообщил Леон своим ясным, твердым почерком. — А потом меня переведут на другой корабль, который будет сопровождать суда в Арктике, до Мурманска и Архангельска».
Кейт знала, что караваны судов доставляют в осажденную немцами Россию крайне необходимые для нее грузы. Ей также было известно, что морские конвои подвергаются в арктических морях куда более серьезной опасности, чем в Атлантическом океане: их беспощадно бомбят германские самолеты. Кейт прижала письмо к груди. Пока не стоит волноваться слишком сильно. Ведь на Рождество Леона отпустят в увольнение! И наверняка он не случайно назвал площадь Магнолий своим домом. А раз так, то легко объясняется и его скупость в описании чувств: просто он опасался получить от нее отповедь. Ведь и она сама страшно нервничала и долго не решалась открыться ему в те незабываемые часы после рождения Мэтью.
— Это Рождество станет особенным! — сообщила она Дейзи, уверенная, что девочка и Леон быстро поладят. — К нам приедет дядя Леон. Вы понравитесь друг другу с первого взгляда, и праздник у нас непременно удастся!
В пользу того, что Рождество они встретят прекрасно, говорило и продолжительное затишье в небе над Лондоном. Оно позволяло Кейт забрать Мэтью домой: оставаться у Джосса Харви ему было незачем.
— Я с вами не согласен, юная леди! — раздраженно возразил Кейт мистер Харви. — Конца войны пока еще не видно, и опасность для Лондона не миновала. Мэтью здесь хорошо и спокойно. Зачем же зря беспокоить малыша переездом? Зачем нарушать привычный распорядок дня и рацион? Это вряд ли пойдет ему на пользу.
— Я сама разберусь, что полезно для моего сына, а что нет, — решительно заявила Кейт, отметив, что Джосс Харви величает ее уже не «юной дамой», а «юной леди». — Мы с вами договаривались, что Мэтью останется у вас до тех пор, пока в Лондоне не станет безопасно. Сейчас там вполне спокойно, поэтому я забираю его.
Джосс Харви побагровел и едва не задохнулся от злости. Несколько мгновений он молчал, наконец взял себя в руки.
— Если вы все хорошо обдумали, я не стану противиться вашему решению. Однако осмелюсь предложить вам повременить. Посудите сами: не разумнее ли будет, если вы заберете его после рождественских праздников? Где гарантия, что немцы не преподнесут нам сюрприз, когда мы расслабимся и усядемся за праздничные столы? Да и мне хотелось бы встретить хоть одно Рождество со своим правнуком!
Это походило на мольбу, и Кейт, смущенная таким поворотом, заколебалась. В доводах мистера Харви прослеживался определенный резон. Вероятность внезапного налета немецкой авиации на Лондон под Рождество существовала. И каким бы живым и энергичным ни казался Джосс Харви, он был уже старик. Приближающееся Рождество действительно могло стать для него последним.
— Хорошо, — согласилась Кейт, решив, что может позволить себе проявить великодушие. — Но только при условии, что в феврале я заберу Мэтью домой.
— Безусловно! — с нескрываемым облегчением воскликнул мистер Харви. — Не желаете ли виски? Вы давно не виделись с Лансом?
Наступил сочельник, но Леон все еще не появился на площади Магнолий. Кейт сохраняла спокойствие: раз Леон обещал приехать на Рождество, он сдержит слово.
— Давай прогуляемся до рынка, — сказала Кейт Дейзи и стала надевать на нее пальто, вязаную шапочку и шарф. — Если нам повезет, мы купим у мистера Дженнингса красивых яблок.
Захватив с собой Гектора, они не спеша двинулись вниз по площади, к Магнолия-Хилл. Когда они проходили мимо дома мисс Хеллиуэлл, Кейт почувствовала, как у нее похолодело в груди: навстречу шла Мириам Дженнингс в сопровождении Розы, Дженни и Кристины.
— Привет, тетя Кейт! — воскликнула Роза и, отпустив руку бабушки, побежала вперед. — Завтра Рождество, и Санта-Клаус подарит мне домик для кукол.
Кукольный домик? Кейт удивленно вскинула брови: откуда у Керри деньги на такой дорогой подарок?
— Это не совсем домик для кукол, — пояснила Мириам, когда Роза побежала знакомить Дженни с Гектором. — После бомбежки Кембридж-Гарденс Альберт нашел в развалинах дома птичью клетку. Что стало с птичкой, одному Богу известно. Альберт принес клетку домой, на всякий случай. Вот она и пригодилась. Он сделал стенки из картона, а из куска линолеума соорудил крышу. Вышел чудесный домик. Мы с Кристиной украсили его как могли лоскутками и фольгой, оклеили стенки обрывками обоев, а ковер для пола сделали из подкладки теплых сапожек. Отличный будет подарок для Розы!
— Я в этом не сомневаюсь, — с теплой улыбкой сказала Кейт. Мириам разговорилась с ней впервые за полтора года, и Кейт не собиралась дуться, как маленькая девочка. Раз Мириам протянула ей руку дружбы, она с радостью ее пожмет.
— Поторопитесь, если хотите успеть купить фруктов на базаре! — заметила Мириам, беря за руку Розу. — Естественно, товара у Альберта пока достаточно, но он быстро разойдется. Счастливого Рождества! Пока! — Она повернулась и пошла дальше.
— Пока! — отозвалась ей вслед Кейт.
— До свидания! — сказала Кристина, обернувшись, Кейт застыла на месте, не веря своим ушам. Но Кристина уже повернулась к ней спиной и ускорила шаг, чтобы не отстать от своих спутниц. Кейт тряхнула головой, все еще не осознавая, что услышала доброе слово от Кристины Франк. Из недоумения ее вывел звонкий голосок Дейзи.
— А как ты думаешь, тетя Кейт, Роза позволит мне поиграть с ее домиком, если Санта-Клаус сделает ей такой подарок?
Кейт взяла девочку за руку.
— Ну конечно, позволит, — заверила она Дейзи, уже представляя себе ее радостную физиономию, когда она обнаружит в чулке для подарков куклу. Игрушку подарили Кейт, когда ей было четыре года, и она своими руками смастерила для нее комплект нарядов из старой блузы ярко-розового цвета. Кейт улыбнулась.
— А зачем там поставили такой большой армейский грузовик? — спросила Дейзи, когда они свернули за угол и стали спускаться по улице Магнолия-Хилл.
Грузовик, на который малышка показывала пальчиком, стоял в начале улицы, совсем рядом с площадью.
— Не знаю, — ответила Кейт, предположив, что это Тед, помирившийся с Мейвис, приехал на грузовике домой.
— А почему в кабине играет Билли? Разве можно забираться в грузовик без разрешения взрослых? — рассудительно заметила трехлетняя Дейзи. — Я видела, как он только что залез туда! Наверное, хочет покататься. Разве маленькие мальчики могут управлять большими машинами?
Кейт не придала значения ее щебетанию, она смотрела на идущих навстречу Ниббса и Дэниела Коллинза. Мужчины о чем-то увлеченно беседовали. Кейт улыбнулась: вот будет номер, если и Ниббс ее сегодня поприветствует!
Поднималась на площадь Магнолий и Хетти Коллинз, прижимая к застегнутому на все пуговицы поношенному черному пальто корзинку для продуктов, в неизменной черной шляпке, украшенной, по сезону, веточкой остролиста с красными ягодками.
В нижнем конце Магнолия-Хилл, там, где она плавно вливалась в оживленную Главную улицу, виднелась Куини, терпеливо поджидавшая на тротуаре у «Лебедя» своего хозяина.
Кейт наконец вспомнила, что Дейзи задала ей вопрос, и рассеянно сказала:
— Наверное, Билли там с кем-то из взрослых.
В следующий миг одновременно произошли три вещи: из-за угла дома напротив «Лебедя» появился Леон; грузовик тронулся с места и покатился по склону; словно из-под земли возникла Мейвис, с бигуди на голове и в шлепанцах на босу ногу.
— Нажми на тормоза, Билли! Нажми на педаль, черт бы тебя подрал! — орала она как ненормальная.
Но Билли не нажал на педаль тормоза, вероятно, потому, что не смог дотянуться до нее. И тяжелая армейская машина стала набирать скорость. Хетти Коллинз испуганно завизжала и уронила корзинку. Мистер Ниббс воскликнул:
— Какого дьявола!
Дэниел Коллинз выбежал на середину дороги и попытался догнать грузовик. Мейвис зашлась истерическим криком.
Кейт тоже сорвалась с места и побежала за грузовиком, громыхающим по булыжной мостовой Магнолия-Хилл в направлении оживленного перекрестка с Главной улицей.
Из дверей паба высыпало несколько мужчин, в их числе и Чарли Робсон. Кейт услышала на бегу, как Ниббс закричал:
— Пусть кто-нибудь остановит движение на Главной улице! Скорее, черт бы вас подрал!
Хетти Коллинз стала лихорадочно осенять себя крестным знамением, а Леон бросил вещевой мешок на тротуар и, улучив миг, когда грузовик с ним поравнялся, прыгнул на подножку.
Кейт вскрикнула громче, чем Мейвис. Она видела, как Леон припаек дверце машины и затем ловко нырнул через открытое боковое окно в кабину.
— Свят, свят, свят! — запричитала Хетти. — Пречистая Дева Мария! Они же оба убьются насмерть!
Кейт пробежала мимо нее, следом, испуганно хныча, семенила Дейзи.
Мчащийся под уклон грузовик и плотный поток транспорта на Главной улице разделяло несколько ярдов. Автобусы, автомобили и повозки, запряженные лошадьми, безмятежно сновали туда и сюда, не подозревая о надвигающейся опасности.
Внезапно грузовик вильнул и, скрипя тормозами, начал боком надвигаться на паб.
— Он включил ручной тормоз! — на бегу крикнул Дэниел Кейт. — Чтобы врезаться в «Лебедь», а не в поток машин!
Чарли и его приятели тоже сообразили, что надумал Леон, и разбежались в разные стороны, топоча по мостовой.
Кейт тоже выбежала на мостовую, в ее висках стучала одна тревожная мысль: если грузовик врежется в пивной бар, люди на Главной улице уцелеют, но что станет с Леоном и Билли?
— Гляди-ка! — услышала она крик Дэниела у себя за спиной. — Он замедлил ход! Кажется, все обойдется! Дай-то Бог!
Грузовик содрогнулся, вылетев на тротуар, и замер в нескольких дюймах от стены паба.
Со всех сторон к нему устремились прохожие. В одних наскоро натянутых штанах, с мокрыми волосами и обнаженным торсом, мимо Дэниела промчался Тед Ломэкс, видимо, выскочивший на крики из ванной. От дома викария бежал Боб Джайлс; из-под свитера грубой вязки, который он натянул впопыхах, выглядывал жесткий «римский» воротничок. Позабыв о корзине с продуктами, сорвалась с места даже Хетти, щеки ее блестели от слез.
Леон распахнул дверцу кабины. Первой подоспела к месту происшествия Мейвис.
— Ах ты, паразит! Безмозглый пакостник! — закричала она, прижимая к груди Билли. — Ну погоди у меня, убью, когда придем домой!
Кейт не слышала, что ответил ей Билли: едва Леон спрыгнул с подножки на мостовую, она кинулась в его объятия. Это, возможно, и удивило кто-то, но виду никто не подал.
— Чертовски смелый поступок, дружище! — сказал Дэниел Коллинз. — Не рассчитай ты прыжка — наверняка бы разбился.
— Он заслуживает медали, — изрекла Хетти; в сбившейся набекрень шляпке со свисающей веточкой остролиста, она запыхалась и прижимала руку к сердцу. — Ну скажи, Ниббс! Да если бы не он, Билли уже отправился бы на тот свет!
— Как и двухъярусный автобус на Главной улице, — мрачно заметил ее собеседник, представляя, в какое страшное месиво превратились бы пассажиры.
Леону было не до окружившей его толпы: то, о чем он давно мечтал, наконец-то свершилось! Кейт была в его объятиях, и он не собирался ее быстро отпускать.
— Боже мой, я думала, вы разобьетесь насмерть! — говорила она срывающимся голосом, изо всех сил прижимая Леона.
Глядя на ее мокрые золотистые волосы, он понял, что ни робость, ни сомнения их уже не разделят.
— Как же я мог разбиться, — усмехнулся Леон, сверкнув янтарно-карими глазами, — если я собирался провести с тобой и Гектором Рождество? Нет, я не мог позволить себе такого легкомысленного поступка!
— Тем более что с нами теперь еще и Дейзи, — растроганно добавила Кейт, поднимая на него исполненный нежности взгляд. — Тебе предстоит с ней познакомиться.
— Я буду рад, — ответил Леон, заметив, что к ним бежит со всех ног маленькая девочка. — По-моему, ждать придется недолго.
Тед Ломэкс, обнимавший все это время Билли, подошел к Леону и протянул ему руку.
— Мы незнакомы, я отец Билли, — представился он. Леон с видимой неохотой отпустил Кейт и ответил ему крепким рукопожатием.
— Не знаю, как выразить вам свою признательность! Если бы не вы… — Тед Ломаке содрогнулся, и не только потому, что стоял полуголый зимой на улице.
— Так на моем месте поступил бы любой, — нашелся моряк, начиная испытывать смущение под взглядами собравшихся.
— Не всякий решится прыгнуть на подножку грузовика, мчащегося с горы на приличной скорости, — возразил Тед. — Еще раз примите мою сердечную благодарность. Я ваш вечный должник.
— Вам обоим не помешало бы выпить по чашке горячего чая, — авторитетно заявила Хетти. — Пошли скорее, я согрею чайник. Вы с нами пойдете, Ниббс и Чарли?
— Пожалуй, нет, Хетти, — покачал головой Чарли, косясь на открытую дверь паба. — Я выпил бы чего-нибудь покрепче.
— Полагаю, Дэниел тоже от этого не отказался бы, но с него хватит на сегодня. Пошли домой, — взяла она под руку мужа. — И одолжи Теду твою куртку, он мерзнет!
Дейзи, многое слышавшая о Леоне от Кейт и с нетерпением ожидавшая знакомства с ним, вдруг остановилась в нескольких шагах от них. Ее внезапно охватила робость. Темнокожий мужчина с жесткими курчавыми волосами не походил ни на кого из ее знакомых. Он обнимал тетю Кейт так, словно она принадлежала ему одному. А это Дейзи не нравилось, она не собиралась никому уступать свою любимую тетю Кейт, за исключением, пожалуй, Мэтью, и то лишь потому, что он беззащитный и маленький.
Заметив на лице девочки тень сомнений и нерешительность, Леон убрал руку с талии Кейт и, присев на корточки, дружелюбно воскликнул:
— Привет! Меня зовут Леон. А тебя — Дейзи? Я о тебе наслышан.
— Я о вас тоже, — осмелела девочка.
— Надеюсь, мы подружимся. У меня в вещевом мешке припасено немного апельсинов и бананов. Не пора ли нам вернуться домой и положить их в вазу для фруктов?
— У вас есть бананы? — Глаза Дейзи стали как блюдца. — Настоящие? Не искусственные? — Она уже слышала о бананах, но никогда не видела и не пробовала их.
— Да, настоящие бананы, — с важным видом подтвердил моряк, протягивая девочке руку. — Пошли выпьем чаю у миссис Коллинз, а потом ты поможешь мне разобрать мой мешок.
Дейзи с готовностью взяла его за руку, вполне удовлетворенная знакомством с Леоном. Он оказался именно таким, каким его ей описывала тетя Кейт, а она всегда говорила правду. Разумеется, кроме Леона, никто не подарил бы ей на Рождество настоящий банан. И ни у кого, кроме нее, не было друга, столь восхитительно непохожего на других людей.
— Я по тебе соскучилась, — дрожащим голосом произнесла Кейт, когда они, взявшись за руки, пошли следом за Коллинзами, Ломэксами и Ниббсом на площадь.
Леон слегка сжал ее ладонь.
— А я тебя люблю, — сообщил он, глядя ей в глаза. Дейзи держалась за другую руку Кейт, непоседливый Гектор убежал вперед.
Сердце Кейт радостно застучало. Ей почудилось, что они с Леоном одни в огромном мире, а остальные, идущие в нескольких шагах от них впереди, испарились.
— И я тебя люблю, — тихо сказала она. — Я хотела написать об этом в письме, но долго не решалась. Но по-моему, даже лучше, что так вышло. Теперь я смогла это сказать, глядя тебе в глаза.
— У меня вышла такая же история, — признался Леон, борясь с мучительным желанием поцеловать ее. — Смотри-ка, вот и дом Дженнингсов! Помнишь, что здесь произошло год назад?
Кейт улыбнулась: разумеется, она ничего не забыла! Теперь она в долгу у Мириам Дженнингс. Ведь, не захлопни она тогда дверь перед носом Леона, он бы не спросил у совершенно незнакомой беременной женщины, не знает ли та, кто поблизости сдает комнату. Кейт была в долгу и у Хетти. Именно Хетти отказала темнокожему матросу в жилье, когда на площадь уже спускались сумерки и бедняге некуда было больше податься. Именно этот бессердечный поступок соседки вынудил Кейт последовать за раненым незнакомцем в паб и на глазах у всех посетителей предложить ему кров.
— У нас сегодня юбилей! — Кейт радостно пожала Леону руку. — Ты рад?
— Безумно! — искренне ответил он. Радость его была безмерной: отныне ему не будет одиноко! Он больше не будет чувствовать себя лишним среди счастливых, благополучных людей. У него вновь есть своя семья — Кейт, Мэтью, Дейзи и Гектор. И они будут ждать его, когда закончится война, домой. И впереди у них долгие годы совместной жизни, полной взаимного понимания и любви. Теперь Леону не обидно было и погибнуть в бою с германской подлодкой или линкором: он знал, что удача все же улыбнулась ему. Но когда они свернули в калитку Хетти, Леон стиснул зубы: нет, он должен выжить в этой войне! Никто и ничто, даже, весь германский военно-морской флот и авиация в придачу, не должны лишить его счастья назвать Кейт своей женой.
Соседи, похоже, не сговариваясь, приняли как нечто естественное то, что они с Кейт относятся друг к другу уже далеко не как жилец и хозяйка.
— Ты уж позаботься о своем парне, он настоящий герой! — сказала Хетти, подавая Кейт кружку горячего чая со сгущенкой.
— Слава Богу, твой молодой человек уже не хромает! — заметил Ниббс. — С костылем он вряд ли сумел бы совершить такой великолепный прыжок.
А Кейт с замирающим сердцем подумала, что свершилось чудо. Сперва с ней заговорила Мириам, потом Кристина Франк, а теперь еще и упрямый мистер Ниббс. И, словно решив поднять ей настроение до небес, Тед заставил Билли извиниться перед Леоном за причиненное ему беспокойство, а Хетти уселась за пианино и заиграла разухабистую песенку «Выше колени, матушка Браун!», которую тотчас же подхватила Мейвис.
Несколько позже, оставив довольную Дейзи подбирать мелодию на пианино Хетти, Кейт и Леон потихоньку ускользнули из гостей и, взявшись за руки, почти побежали к своему дому.
— Мне кажется, теперь я знаю, что испытывает мисс Хеллиуэлл, когда предсказывает кому-то будущее, — сказала Кейт. — Я предчувствую, что конец войны уже не за горами. И уверена, что ты вернешься домой живым и невредимым.
Они взбежали на крыльцо, и Леон развернул ее к себе.
— И я уверен, что буду любить тебя до конца жизни!
С этими словами он обнял Кейт и привлек к себе.
Ее чувственные губы разомкнулись, и язычок проворно проскользнул в его рот. Едва лишь их уста слились в жарком поцелуе, Кейт с пронзительной ясностью поняла, что много лет назад мисс Хеллиуэлл нагадала ей сердечную боль вовсе не из-за гибели Джека Робсона, а из-за трагической смерти Тоби. И еще Кейт уверилась, что гадалка предсказала ей любовь и долгое счастье не с Тоби, а с Леоном.
На этот раз ей уже не нужно было показывать ему комнату, чтобы он выбрал для себя наиболее подходящую. Не обремененный костылем, Леон, с котомкой за плечами, первым ступил на лестницу и увлек за собой Кейт наверх. Там он распахнул перед ней дверь ее спальни и пропустил вперед.
Она зарделась, словно бутон розы, и глаза ее засветились от счастья. Отныне эта комната станет их общей, подумала Кейт, и куда бы ни занесла их судьба, они всегда будут вместе, до конца своих дней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лондонцы - Пембертон Маргарет


Комментарии к роману "Лондонцы - Пембертон Маргарет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100