Читать онлайн Лето коронации, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лето коронации - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.9 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лето коронации - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лето коронации - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Лето коронации

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Если в ближайшее время о нем не поступит никаких известий, я сойду с ума, – призналась Кейт Леону.
Было далеко за полночь, но супруги еще не ложились. Спать им не хотелось: из головы не выходил Мэтью. Они боялись прилечь, готовые в любую минуту отправиться за сыном в участок, если викарию позвонят оттуда и сообщат, что мальчик найден.
– Пожалуй, я приготовлю какао, дорогая, – предложил Леон. Его лицо было искажено тревогой. Он лихорадочно соображал, куда мог направиться Мэтью. Почему он до сих пор не дал о себе знать? Если он по какой-то причине сбежал из школы, то давно должен был появиться дома. Приготовив горячий ароматный напиток, Леон разлил его по кружкам и, вернувшись в гостиную, спросил: – А не мог он отправиться к кому-то из тетушек?
От этого вопроса у Кейт перехватило дух. Такая мысль не приходила ей в голову. Отношения Мэтью с родственниками по отцовской линии никогда не были теплыми, он лишь проведывал их время от времени из вежливости. Но исключать такую возможность не стоило. В глазах Кейт вспыхнула надежда, но тотчас же и погасла.
– Если бы он объявился у кого-то из них, они дали бы нам знать, – сказала она.
Леон сжал губы. Он сомневался, что тетушки Мэтью захотят с ним разговаривать даже по телефону.
Угадав его мысли, Кейт добавила:
– В любом случае они связались бы со школой.
Они понимающе взглянули друг на друга. Обе тетушки Мэтью поддерживали связь с учебным заведением, в котором он учился. Ведь эту школу окончили и покойный отец мальчика, и его дед. Все их родственники не раз бывали там на торжественных собраниях. Наверняка у них сохранились контакты и с директором школы, и с преподавателями. А вот у Кейт и Леона дружбы с директором не получилось.
Уже во время первой встречи с этим господином они почувствовали его отчужденность и высокомерие. Он даже позволил себе поинтересоваться, умеет ли Леон читать. И теперь, много лет спустя, Кейт содрогнулась, вспомнив тот отвратительный эпизод. Леон проявил выдержку и самообладание, чем посрамил обидчика. Но это не улучшило их отношений в дальнейшем. Директор держался с подчеркнутой любезностью, но ясно давал понять, что они не вправе рассчитывать на его уважение, поскольку оплачивают учебу Мэтью родственники по линии его биологического отца. В его глазах читалось пренебрежение и к матери Мэтью, белой женщине, вышедшей замуж за метиса, и к его новому отцу, чернокожему матросу, лишь по воле случая получившему разрешение усыновить отпрыска богатого и уважаемого рода Харви. Поэтому понятно, что директор школы предпочитал обсуждать дела и успехи своего подопечного с тетушками мальчика. В душе он явно сожалел, что не им доверено опекунство над Мэтью. В этом случае волнений и забот у главы учебного заведения значительно бы поубавилось.
– Возможно, Мэтью и находится у одной из своих тетушек, – заметил Леон. – Очень может быть, что об этом даже известно в школе, но директор, по-видимому, не счел нужным сообщить нам о местонахождении сына. А Мэтью, в свою очередь, уверен, что нам уже дали знать. Такое объяснение мне кажется весьма правдоподобным.
Кейт кивнула и взглянула на комнатные часы: стрелки показывали 12.40.
– Звонить туда сейчас неприлично. Нужно набраться терпения и дождаться утра, – сказал Леон. – А до тех пор предлагаю вздремнуть, нам потребуются силы.
Кейт согласилась с мужем, они обнялись, искренне надеясь, что утром все их тревоги улягутся.
– Я чувствую себя столетней старухой, – заметила Кейт, положив голову Леону на плечо.
Он повел ее к лестнице, обнимая за талию и с нежностью приговаривая:
– Ты выглядишь на двадцать пять, дорогая!
Он подхватил ее на руки и понес на руках в спальню, как в день их свадьбы.


А в это время Джек Робсон снимал ботинки, сидя на своей кровати в доме номер двенадцать, и вспоминал события минувшего вечера. Визит Арчи Дьюка в боксерский клуб, находящийся на площади Магнолий, то есть за пределами подконтрольной ему территории, очень удивил Джека.
– Это ты, дорогой? – сонным голосом пробормотала Кристина и, повернувшись на бок, потянулась к мужу.
Джек сглотнул подкативший ком и погладил ее руку. Он обожал свою супругу и готов был ради нее на все. Кристина мечтала родить ребенка, но пока им не удавалось осуществить эту мечту.
– Наберитесь терпения, вы оба еще молоды, – успокаивал их доктор Робертс незадолго до своего ухода на пенсию. – Не оставляйте надежды, и ребенок в конце концов появится на свет.
– Главное, поменьше волнуйтесь, – советовал им его молодой преемник спустя пять лет. – Тревога – враг зачатия.
С тех пор минуло еще три года, теперь они даже не осмеливались обсуждать эту проблему. Кристине исполнилось тридцать пять, критический возраст для рождения ребенка.
– Конечно же, это я, любимая! – откликнулся Джек. – А ты думала, что это молочник?
Она рассмеялась и, открыв глаза, с нежностью поинтересовалась:
– Почему так поздно? Выпивал с Дэнни?
Даже спустя много лет после их знакомства у Джека по спине бежали мурашки от звука ее мелодичного голоса. Первое время Кристина говорила с немецким акцентом, теперь от него не осталось и следа. Однако люди безошибочно угадывали в ней иностранку – отчасти из-за ее особой манеры держаться, отчасти из-за типично европейской внешности.
– Нет, – ответил Джек, умолчав о том, что Дэнни ушел сегодня домой раньше, чем обычно. – Я решил разделаться с накопившейся бумажной работой, разбирал счета, составлял отчеты. – Он надел полосатую пижаму. – Сегодня Зак Хемингуэй впервые провел показательную тренировку. Он произвел на всех благоприятное впечатление. Дэнни от него в восторге.
Кристина издала неопределенный звук, который Джек истолковал как одобрительный, и закрыла глаза.
Он нырнул под одеяло, пуховый матрац мягко осел под ним.
– Не засыпай, любимая, – хрипло попросил он, поглаживая жену по шелковистым волосам. У него началась неукротимая бурная эрекция.
Кристина молчала. Это лишь распалило Джека, и он сжал ладонями ее полные тугие груди. Почувствовав, как его пальцы теребят соски, Кристина пробормотала:
– Дорогой, я устала.
У Джека желваки заходили по скулам, а пульс участился. Жена слегка отодвинулась. Он не верил, что она спит. Она иногда обманывала его, чтобы сильнее возбудить. Он мог бы овладеть ею силой, как, бывало, поступал с другими женщинами, и им это нравилось. Но Кристина была не такой, как все, она была единственной в своем роде. В ней ощущались хрупкость и незащищенность леди, и он не осмеливался оскорбить ее. Джек стал целовать ей шею, приговаривая:
– Не обманывай меня, любимая! С чего бы тебе устать? Я хочу тебя, ты это знаешь.
Она накрыла его руку своей и молча повела головой. В полумраке на ее пальце сверкнуло обручальное кольцо, купленное еще во время войны. Сделанное из золота, оно было усыпано аметистами и бриллиантами. На солдатское жалованье такого не купишь…
Кристина не выказала особого восторга по поводу подарка, как на ее месте сделала бы любая местная девушка, и не спросила, где Джек взял деньги. Это его не удивило: ведь она происходила из семьи зажиточных немецких евреев, у них подобные подарки считались вполне естественными, а лишних вопросов задавать было не принято.
Вот и Кристина восприняла дорогое кольцо как нечто само собой разумеющееся. Впрочем, он и не ждал от нее благодарности, Джеку доставляло удовольствие исполнять все ее желания. Ради этого он и купил клуб «21». Он намеревался на нем неплохо заработать, чтобы ни в чем не отказывать жене, лелеять и баловать ее, хоть как-то компенсировать отсутствие у них детей и помочь забыть о страданиях, которые она испытала в юности в фашистской Германии.
Но сейчас его вожделение было настолько велико, что он заскрипел зубами от досады. Кристина дышала ритмично и глубоко, но Джек все равно не верил, что она спит. Наверняка она только притворяется. Но ничего не поделаешь. Он неохотно убрал руку с ее груди, лег на спину и уставился в темноту. В голове возникла тягостная мысль: а не притворяется ли она, что испытывает удовольствие во время их редких совокуплений? Ему стало совсем тошно.
Он тяжело вздохнул. Для него секс никогда не являлся проблемой. Уже с подросткового возраста он пользовался благосклонностью девочек. Желающих порезвиться с ним всегда было предостаточно. Вот почему к тридцати с лишним годам он стал великолепным, искусным любовником. И пожалуйся он кому-нибудь, что испытывает сексуальную неудовлетворенность, ему бы никто не поверил.
Уже не впервые ему пришло в голову, что зря он себя так истязает: ведь ему достаточно подмигнуть любой местной девчонке, и проблема немедленно решится. К тому же по нему по-прежнему сохла Мейвис, все еще не забывшая их давнишний роман. А Мейвис весьма соблазнительна! Захотелось курить, но он боялся разбудить Кристину. Оставалось одно – попытаться уснуть. Но сон еще долго не приходил к нему в эту ночь.


На другое утро, дождавшись, когда будет удобно побеспокоить Боба Джайлса, Леон Эммерсон поспешил к викарию. Рассвет недавно занялся, и небо, окрашенное первыми лучами солнца в нежный абрикосовый цвет, обещало отличную погоду. В палисаднике перед двухэтажным домиком викария цвели анютины глазки, флоксы и осенние тюльпаны. В кустах пурпурного ракитника щебетали птицы. Со стороны Блэкхита на площадь выбежал Зак Хемингуэй, совершавший утреннюю пробежку. Не заметив его, Леон быстро прошел по дорожке и постучался в дверь.
Зак остановился, упершись кулаками в бока, чтобы отдышаться. Как обычно, он пробежал по пустоши круг длиной в шесть миль и теперь возвращался назад.
Пустошь и Гринвичский парк – прекрасные места для тренировок. Новое местожительство его вполне устраивало. Ему нравились узкая крутая улочка, ведущая с площади к Льюишему с его оживленным базаром, и садики на площади, и поросшая вереском пустошь, и симпатичная деревня Блэкхит, похожая на небольшой городок.
Зак проводил взглядом темнокожего мужчину, входящего в сад викария, отметив, что он совершенно не вписывается в типично английский пейзаж. В еще большее изумление его привело то, что викарий впустил этого человека в дом, ни о чем не спрашивая. Несомненно, это какой-то местный житель. Но что занесло сюда выходца из Вест-Индии? Темнокожие моряки обитали возле доков, а Льюишем и Блэкхит находятся от них довольно далеко.
Зак медленно побрел к жилищу Куини Тилет, посматривая на дом Коллинзов и гадая, встала ли Керри. Возле своей калитки он остановился и внимательно вгляделся в окна спальни Коллинзов. Шторы на них были задернуты. Неужели супруги все еще спят? Ведь Керри пора отправляться торговать овощами в Льюишем!
– Доброе утро, – услышал Зак приветливый женский голос и обернулся. На другой стороне улицы стояла Летти Дикин. – Вы новый жилец Куини? – проговорила она с заметным йоркширским акцентом. – Обычно она пускает к себе только гомосексуалистов. Будьте начеку, иначе и не заметите, как станете вилять бедрами и называть всех «милашками».
Зак расхохотался:
– Упаси меня Бог!
Посмеиваясь, Летти пошла на пустошь выгуливать собаку. Ладный и приветливый молодой человек ей понравился. Любопытно, подумала она, успела ли положить на него глаз Мейвис Ломэкс? Вряд ли ее смутит, что новому жильцу Куини нет и тридцати. Она своего не упустит! А он весьма симпатичный! Именно то, что доктор прописал, как говорят в ее родном Брэдфорде.
– Кто пришел? – спросила у мужа Рут Джайлс, поспешно одеваясь.
– Леон, – ответил викарий, стоя в дверях спальни. – Спускаться к нему не надо, дорогая, он только позвонит в школу, где учится Мэтью. Он предположил, что мальчик может быть у кого-то из тетушек. Тогда наверняка директор школы в курсе, но, как подозревает Леон, не пожелал известить родителей об этом.
Рут надела твидовую юбку и застегнула молнию. Она была моложе мужа почти на двадцать лет. Понизив голос, чтобы ее не услышал Леон, она сказала:
– Он приемный отец Мэтью. Если в школе что-то узнали о беглеце, они должны были сообщить ему об этом немедленно.
– В этом учебном заведении свои порядки, – пробурчал викарий, прислушиваясь к голосу Леона в надежде угадать, хорошие или плохие он получил известия. – Все не так просто.
Рут натянула через голову джемпер цвета клюквы и удивленно взглянула на мужа. Тряхнув курчавыми каштановыми волосами, обрамляющими ее миловидное личико, она уточнила:
– Ты хочешь сказать, что директору не по душе цвет кожи Леона?
– Видимо, так, – с печальной улыбкой ответил Боб Джайлс. – Ты ведь знаешь, кто там учится. Это одно из старейших частных учебных заведений. Стоит ли удивляться высокомерию его питомцев? – Он замолчал и снова прислушался: Леон все еще разговаривал по телефону. – Будь Леон родным отцом Мэтью и вдобавок африканским царьком или принцем, цвет его кожи вряд ли раздражал бы директора школы, – продолжал викарий, решивший переодеться, прежде чем вновь спуститься к Леону. – Но он таковым не является, он обыкновенный темнокожий лодочник на Темзе.
– Лодочники считаются королями реки! Директору следует гордиться тем, что среди родителей его подопечных есть такой человек.
Боб застегнул на шее стоячий воротник, надел темный пиджак, мысленно возблагодарил Бога за то, что он дал ему любящую и умную супругу, и, чувствуя, что известия, полученные Леоном, вряд ли приятные, произнес:
– Пожалуй, он закончил разговор. Я спущусь к нему.
– А я приготовлю вам чай. Сколько времени уже ищут Мэтью? – спросила Рут, заметив озабоченность в глазах мужа.
– Тридцать шесть часов, – ответил он.
Она молча вышла следом за ним из спальни. Тридцать шесть часов! Боже правый! И куда мог запропаститься мальчик? У нее сжалось сердце: она нянчила Мэтью и именно благодаря этому обстоятельству познакомилась сперва с Кейт, а потом и со своим будущим супругом. Он был вдовцом, и в один прекрасный день, за чаем с печеньем на кухне Дженнингсов, Рут в него влюбилась.
Леон, стоявший возле столика в коридоре, с отчаянием сообщил им, что ни у одной из тетушек Мэтью не объявлялся и до сих пор о нем ничего не известно.
Рут не стала вмешиваться в разговор и молча прошла на кухню. Поведение Мэтью казалось ей необъяснимым, мальчик любил родителей и никогда не огорчал их. Рассудительный и уравновешенный, он не связывался с озорниками и хулиганами. Да и в школе Святого Озита, в которой он учился, ученикам прививали светские манеры и правила хорошего тона. Правда, из этого не следовало, что все одноклассники Мэтью были столь же благоразумны и вежливы, как он.
Она налила в чайник воды. За окном кухни, в саду, черный дрозд невозмутимо выкапывал земляных червей. Если Мэтью не у тетушек, то где же он? Она поставила чайник на плиту и, ожидая, пока закипит вода, стала строить различные предположения о местонахождении юного беглеца.
Тем временем Леон говорил Бобу Джайлсу:
– Больше ему податься некуда, других родственников у него нет, если, конечно, не считать, Карла Фойта. Но вчера Кейт навещала отца. Ни он, ни Эллен давно не видели мальчика и не получали от него известий.
Супруга Карла, Эллен, застенчивая и добрая женщина, своих детей не имела и обожала всех пятерых внуков своего мужа. Известие об исчезновении Мэтью чрезвычайно взволновало ее.
– Вы разговаривали по телефону с директором или с его секретарем? – спросил викарий.
– Нет, с самим директором, – ответил Леон, поморщившись. Тон директора был, как всегда, холодным и высокомерным. Он всячески давал Леону понять, что считает его дикарем, только что спустившимся с пальмы, а не цивилизованным человеком.
Досада собеседника не укрылась от викария, и он догадался, чем она вызвана. Еще до того, как Леон и Кейт поженились, он предупреждал их, что не все будут относиться благожелательно к их смешанному браку и к этому нужно быть готовыми.
– Директор не рассказывал вам о каких-то своих предположениях? – вернулся викарий к теме беседы. – Он разговаривал с его приятелями? С учителями, наконец?
Леон взлохматил волосы.
– Да, он кое с кем поговорил. Но это не принесло результатов. Мэтью ни с кем не делился своими планами, он очень замкнут и скрытен. Преподаватели утверждают, что в день своего исчезновения он вел себя, как обычно. Утром он хорошо занимался на уроке физкультуры и выразил желание принять участие в соревнованиях, намеченных на конец следующей недели.
Леон замолчал. В комнату вошла Рут, держа в руках две кружки с горячим чаем.
– Учитель истории сказал, что Мэтью заинтересовался темой, которую они изучали, – бегством Наполеона из Москвы, – продолжал он, взяв у Рут чашку. – После полудня у них был урок музыки, который Мэтью не очень любит, но вряд ли это стало поводом для побега. Потом у них прошел урок английского и состоялась беседа с классным наставником о возможной карьере каждого.
Викарий вскинул брови.
– Не рановато ли в двенадцать лет думать о карьере?
Леон пожал плечами: порядки в этом привилегированном учебном заведении так сильно отличались от нравов, царящих в обыкновенных, государственных школах, что он перестал чему бы то ни было удивляться.
– Я уверен, что все это не повод для того, чтобы бросить школу, – добавил он и отхлебнул из кружки. Домой Леону возвращаться не хотелось, он представлял, как расстроится Кейт, узнав, что и эта надежда оказалась тщетной. – Может быть, мне стоит самому позвонить обеим старушкам?
Боб кивнул.
Леон тяжело вздохнул. Он знал, что разговор с чопорными тетушками Мэтью будет еще более неприятным, чем беседа с чванливым директором школы. Они наверняка обвинят во всем его. К тому же он плохо понимал их быструю речь. Боб Джайлс решил не обременять гостя своим присутствием и сказал, что подождет его на кухне.
– Когда закончите, приходите туда, выпьем еще по чашечке чаю с гренками. Кейт сегодня наверняка так расстроена, что ей не до приготовления завтрака.
Леон благодарно улыбнулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лето коронации - Пембертон Маргарет


Комментарии к роману "Лето коронации - Пембертон Маргарет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100