Читать онлайн Лето коронации, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лето коронации - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.9 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лето коронации - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лето коронации - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Лето коронации

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Зак лежал лицом вниз на массажной кушетке в импровизированной раздевалке. До боя оставалось полтора часа, и Леон не спеша разминал и массировал его мускулистое тело.
– Слава Богу, что дружки Арчи Дьюка не пронюхали про наш сюрприз, – сказал он, обтирая ладонью вспотевший лоб. – Здесь уже собралась компания этих громил. Дэнни слышал, как они обсуждали, что сделает Арни с недоноском Джека.
– Это они обо мне? – усмехнулся Зак.
– Они уверены, что драться будет Большой Джамбо. Представляю их разочарование, когда на ринг выйдешь ты. Жаль, что самого Арчи не будет. Он еще не встает с больничной койки, – проговорил Леон.
– Зато здесь крутятся его деньги, – заметил Зак. Ему было безразлично, придет на встречу Арчи Дьюк или нет. Он собирался сделать отбивную котлету из Арни. – И он их потеряет. Все, до последнего пенни.
Боксер расхохотался.
Его оптимизм и уверенность в победе радовали Леона. Правда, Зак ни разу не продемонстрировал, на что он способен. Все, что видели Леон, Дэнни и Джек, – это довольно простые приемы, примененные им в тренировочных боях с Большим Джамбо. А вдруг Хемингуэй слабее Арни? Каково будет всем родственникам и друзьям Мейвис, если его унесут с ринга на носилках?
– Керри уже здесь? – прервал Зак размышления Леона.
– Не знаю, – пожал плечами тот, совершенно не удивленный этим вопросом: как-никак Керри – сестра Мейвис.
Обычно женская половина жителей площади Магнолий не проявляла интереса к боксу, за исключением, пожалуй, Мейвис и Куини Тилет, время от времени наведывавшихся в спортивный зал. Но сегодня на матч собирались приехать Керри и Мириам, Хетти и Нелли, а также Рут и Пруденция Льюис. Естественно, Кристина являться сюда не намеревалась. Боксом она совершенно не интересовалась.
– Вот Билли уже явился. И Элайша Дикин, – сообщил Леон, кивнув вошедшему в раздевалку Дэнни. – Говорят, они с Летти закрыли на сегодняшний вечер свой паб.
– И забронировали лучшие места возле ринга, – добавил Дэнни. – Я слышал, сюда пожаловал хозяин паба «Заяц и пень». Любопытно, как он узнал об этой встрече?
Леон похлопал Зака по спине.
– Вставай! Пора бинтовать руки.
Тот послушно сел на кушетке, никоим образом не взволнованный появлением Дэнни. А Коллинз, оставаясь в блаженном неведении, подал две пачки бинта и моток пластыря.
– Народ торопится сделать ставки, – сказал он. – Даже помощник викария решился поставить на тебя кругленькую сумму, Зак. Все уверены, что ты отомстишь за Мейвис.
Леон начал тщательно бинтовать боксеру руки. Тот ухмыльнулся, поглядывая на ни о чем не подозревающего Дэнни. Откуда ему было знать, что бой состоится ради Керри, сестра которой пострадала? Только поэтому Зак и вызвался сразиться с Арни, хотя и рисковал угодить в эту ночь вместо корабля в кутузку. В пакгауз вполне могла нагрянуть полиция.
Адреналин уже приятно будоражил кровь, и Зак ощутил привычный спортивный азарт. На исход боя заключено множество пари. На кону стоят большие суммы наличных. Одно это возбуждало его сильнее, чем ограбление банка. И по мере того как Леон с величайшей осторожностью накладывал на его руки все новые и новые слои пластыря, Зак чувствовал, как кулаки наливаются силой, а в крови пробуждается инстинкт убийцы.
– Не надо нервничать, друзья! – подбодрил он Дэнни и Леона. – Все будет хорошо. Только не рассчитывайте, что я уложу его на пол в первом же раунде. Я собираюсь помордовать его раундов восемь-девять.
– У тебя в жилах не кровь, а ледяная вода, – с завистью заметил Дэнни, глядя на его небритый по традиции волевой подбородок. У него самого от волнения на лбу выступили капельки пота. – В начале боя будь аккуратен и собран, напоминай о себе ударами слева, не подпускай близко. Бей по левому предплечью как можно чаще, он левша. Это помешает ему нанести мощный ответный удар.
Дэнни так искренне переживал, что Заку против обыкновения стало чуточку совестно. Каково же будет этому наивному бедолаге завтра, когда он поймет, с кем сбежала его Керри? Заку вспомнилось, как однажды надзиратель назвал его «самым обаятельным аморальным юношей». Это был комплимент. Точного значения слова «аморальный» он не знал, но догадался, что под ним подразумевается беспечное отношение к временным жизненным трудностям. В детстве Зак испытывал нужду во всем, но приучил себя не убиваться по этому поводу. Эта привычка осталась с ним навсегда.
– Сколько у нас в запасе минут? – спросил Леон.
– Тридцать, – сообщил Дэнни, нервничая с каждой минутой все сильнее. Ему недоставало моральной поддержки Джека. Кроме того, он мог бы присматривать за порядком в зале. Большинству болельщиков приходилось стоять, число сидячих мест возле ринга было невелико. В публике преобладали хулиганы и уголовники. Соседство с ними вряд ли нравилось законопослушным гражданам. Дэнни всерьез беспокоила безопасность его родных и близких. Керри не проронила за день ни слова, но он подозревал, что придет и она. Разумеется, он расставил вокруг ринга стулья и скамьи для своих родственников и соседей, их поддержка была чрезвычайно важна. Однако все равно ощущалось отсутствие Джека, как ни пытался он отвлечь себя от этой мысли, проверяя, хорошо ли снаряжен Зак, достаточно ли ему масла и мази и в порядке ли его перчатки.
– Ничего, дружище, я как-нибудь справлюсь, – бормотал он. – Продержусь с Божьей помощью этот вечер и без тебя.


– Хочешь анисового драже? – предложил Чарли Рут, протягивая ей кулек с конфетами. Шум в зале стоял невообразимый, и Чарли приходилось напрягать голосовые связки, чтобы его услышали.
Оробевшая не только от гвалта, но и вида разношерстной публики, Рут покачала головой: ей было не до сладостей.
– Бьюсь об заклад, что недоносок, которого выставил Робсон, ляжет на пятой минуте и больше не встанет, – говорил у нее за спиной какой-то громила своему приятелю. – Арни способен разнести все это здание.
Рут сжала в кулак руку в белой перчатке. Она не сомневалась, что этот болельщик ошибается, но нервничала, ожидая выхода на ринг их общего врага. Сумеет ли Зак расправиться с ним?
– Самый болезненный из всех ударов – хук по печени, – с видом знатока говорила Нелли Чарли, восседая на ящике из-под сгущенного молока. – Помяни мое слово, Зак первым делом врежет этому парню именно туда. В быструю победу я не верю.
– Кого выставил против Арни Джек Робсон? Одного из бойскаутов, которые вертятся в его спортзале? – с иронией осведомился какой-то нахальный щеголь.
– Может, и не из бойскаутов, а из «Бригады мальчиков», – под общий смех ответил ему другой шутник.
Альберт, сидевший рядом с Мириам возле самого ринга, мрачно усмехнулся. Он знал, что хорошо смеется тот, кто смеется последним.


Сидевшая в некотором отдалении Хетти чутко ловила все доносившиеся до нее реплики в надежде выяснить, кто избил ее Дэнни. Если бы обидчик выдал себя похвальбой, она бы мгновенно всадила ему в одно место свою шляпную булавку.


– Разумеется, Зак Хемингуэй справится с любым противником, – с легким раздражением говорил Дэнни Коллинз уже немолодому племяннику Нелли, Гарольду Миллеру.
Пессимист по натуре, Гарольд не разделял его уверенности. Он не решался поставить на Зака, потому что даже Дэнни, его тренер, не видел, как тот дерется с достойным соперником в настоящем бою.


– Главное – вынудить противника отказаться от его привычной манеры боя, – возбужденно доказывал кому-то еще один знаток бокса. – Если начинаешь суетиться – значит, проиграл. Побеждает тот, кто навязывает противнику свой стиль.


– Я поставила на победу Зака все деньги, отложенные на хозяйственные нужды, – нервно говорила Пруденция Берил. – Я впервые участвую в тотализаторе. Зак победит, не так ли? Если нет, то как я оправдаюсь перед Малкомом?
Берил молчала, думая лишь об одном: а вдруг Зака убьют?
– Арни наверняка прикончит его, – услышала она у себя за спиной чей-то уверенный возглас. – Вот увидишь, уже в первом раунде он оглушит его ударом снизу правой и добьет прямым ударом левой.
Билли, стоявший в толпе болельщиков в нескольких шагах от скамьи, сжал кулаки. По его гладко выбритым скулам заходили желваки. Он готов был сам драться с обидчиком своей мамы. Но выстоять против него в честном кулачном бою он не смог бы, а другой способ мщения неминуемо привел бы его в тюрьму. Маме это вряд ли понравилось бы. От волнения Билли глубоко вздохнул и едва не поперхнулся жевательной резинкой. Откашлявшись, он огляделся по сторонам и заметил пробирающуюся к нему по проходу Дейзи. Сердце екнуло. Она выглядела как всегда аккуратно, нарядно и опрятно. Какой-то нахальный малый в мягкой фетровой шляпе, столь популярной в гангстерской среде, бесцеремонно положил ей на плечо свою лапу, явно желая познакомиться. Девушка покраснела и отпрянула. Билли стиснул зубы и стал проталкиваться сквозь толпу ей на помощь.
– Спешите делать ставки! Бой вот-вот начнется! Делайте ставки! – надрывался букмекер. – Не упускайте свой шанс!
– Дейзи! Дейзи! – закричал Билли, работая локтями. Ему нужно было во что бы то ни стало добраться до нее перед началом поединка и вывести из пакгауза, прежде чем раздастся удар гонга.
Она услышала его и обернулась. На ее лице он прочитал облегчение и радость. Парень, пристававший к ней, пожал плечами и стал протискиваться к своим дружкам.
– Какого черта ты здесь делаешь, Дейзи? – вскричал Билли, схватив ее за руку. – Кто тебя привел сюда?
– Я искала здесь тебя! Мне нужно с тобой поговорить! – воскликнула она. В горчичного цвета плисовом платье и белоснежной блузке, Дейзи походила на школьную учительницу.
Мимо них протиснулась ярко накрашенная расфуфыренная девица из тех, что любят ходить с азартными парнями на скачки и в казино. Дейзи, густо покраснев, выпалила:
– Если ты избегаешь меня потому, что тебе понравилась другая девушка, то я это пойму… Но мне больно думать, что ты не разговариваешь со мной из-за того, что считаешь меня в чем-то виноватой. А я ни в чем не виновата перед тобой.
Прозвучали фанфары. Дейзи зажала уши ладонями. Билли взял ее за локоть, опасаясь, что, если он не успеет вывести ее из зала за оставшиеся несколько минут, протиснуться позже сквозь плотную толпу им не удастся.
– Сюда! – крикнул он и, отчаянно расталкивая зрителей, потащил Дейзи к выходу.
Отзвучали фанфары, и над рингом вспыхнули яркие лампы. Но Дейзи ничего этого не замечала.
– Что бы ни говорили мои одноклассники, я никогда тебя не стыдилась, Билли, – на бегу говорила она. – Я понимаю, что нам будет трудно переносить разлуку, когда я поеду учиться в университет. Но ты должен знать, что я не стыжусь тебя. Напротив, я тобой горжусь! Мне нравится, что ты стал предпринимателем и в двадцать один год имеешь собственное дело. И я верю, что ты не вечно будешь торговать металлоломом. Наступит день – и ты станешь… станешь…
– Промышленным магнатом? – договорил за нее Билли, переполняемый радостью.
– А та девушка, с которой я тебя видела?.. – нерешительно спросила Дейзи. – Квартирантка Куини…
Билли расплылся в улыбке.
– Вы с ней… Ну ты ее…
– Нет, – покачал головой он, угадав ее мысли. – Она слишком много о себе мнит. Ей нравится командовать мужчинами. Наверное, это свойственно всем укротительницам львов.
Послышалось громкое шипение, означающее, что записанные на граммофонную пластинку фанфары вот-вот прозвучат вновь.
– Давай выберемся отсюда, – предложил Билли. – Выход рядом.
– А как же бой? Разве тебе не хочется его посмотреть?
Билли молча потащил ее мимо двух здоровяков, стоящих возле дверей, и вывел на свежий воздух. Сумрак окрасил все вокруг в темно-голубой цвет. Всего десять минут назад Билли казалось, что никакая сила не оттащит его от ринга, на котором Зак будет превращать обидчика Мейвис в бесформенную кучу. Но теперь он рассуждал иначе. Ему важно было уберечь уши Дейзи от кошачьего визга и вульгарных выкриков обезумевшей от кровавого зрелища толпы. Поэтому он покачал головой.
– Я и так представляю, что сделает с ним Зак. Лучше прогуляемся до больницы Гая и навестим маму.
Дейзи обрадовалась, улыбнулась и, тряхнув блестящими черными шелковистыми волосами, взяла Билли под руку. Он надеялся, что витрина ювелирного магазина, мимо которого они будут проходить, освещена и ему удастся показать Дейзи одну изящную вещицу. Ту, которую он собирался ей подарить, и надеялся, она наденет ее на безымянный пальчик левой руки. И когда она уедет учиться в университет, этот подарок будет напоминать ей о том, что они соединили свои судьбы.


Тед не знал, что Билли покинул пакгауз. Он был настолько взвинчен, что не замечал вокруг себя ничего. Когда же наконец на ринг выйдет подонок, избивший и покалечивший его Мейвис? Теда так и подмывало перелезть через канаты и разбить кулаками его физиономию.
– Подвинься, приятель! – услышал он голос мистера Ниббса. – Позволь нам с дамой сесть рядом с тобой.
Слово «дама» заставило Теда обернуться. Ниббс не слыл дамским угодником. В последний раз он пытался ухаживать за представительницей противоположного пола во время войны. Но его отважные начинания были пресечены, поскольку вскоре с фронта вернулся супруг подруги Ниббса. На сей раз объектом внимания старого холостяка стала старшая медицинская сестра больницы, в которой лечилась Мейвис.
Лукаво улыбнувшись Теду, она промолвила:
– Добрый вечер, мистер Ломэкс! Сегодня я решила сходить для разнообразия не в кино, а на боксерский поединок. Надеюсь, что я не пожалею об этом.


Звуки фанфар грозили продырявить зрителям барабанные перепонки, а яркие лампы – ослепить их. Церемониймейстер вышел на середину ринга и стал объяснять собравшимся программу вечера. Мегафон, в который он говорил, делал его выступление похожим на собачий лай. Оглушенная всем этим, Керри из последних сил протискивалась сквозь толпу к скамье, на которой сидели ее родственники и друзья.
Отец, державший в одной руке бутылку портера, а в другой – британский флаг, приветствовал ее словами:
– Я не думал, что ты решишься прийти сюда.
В следующий миг они услышали:
– В правом углу – знаменитый Арни!
Боксер, одетый в шелковый халат, вскинул руки, приветствуя своих болельщиков.
– А в левом углу…
– Боже! – прошептала Керри. – Что же сейчас будет?
– Взгляни на этого красавца! – взвизгнула сидевшая рядом с ней Куини Тилет. – Ты когда-нибудь видела что-то подобное?


– Бой наверняка уже в разгаре, – промолвила Гарриетта Робсон, сидевшая со спицами в руках на плетеном стуле возле кровати Лии. – Должна сказать, я жду не дождусь, когда этот вечер закончится и мой Чарли благополучно вернется домой. Для ночных прогулок по безлюдным пустырям в районе доков он староват. А публика, собравшаяся сегодня там, не самая приличная и надежная – уголовники из южной части Лондона и хулиганы из Ист-Энда.
Лия не стала напоминать ей о криминальном прошлом Чарли и говорить, что в таком окружении он себя прекрасно чувствует. Когда Чарли взламывал сейфы и слава о нем гремела по всей округе, Гарриетта была старой девой и одновременно директрисой местной школы. Теперь, став его супругой, она в свойственной ей благородной манере пыталась выставить мужа в наивыгоднейшем свете.
– А ты бы хотела, чтобы на нелегальный бой явились поглазеть бойскауты и учителя воскресной школы? – язвительно осведомилась Лия, спихивая с себя пекинеса, лежавшего на ее бедре. Бутс тявкнул и перебрался на ее ноги, где устроился с не меньшим комфортом.
Проводив его взглядом, Гарриетта подумала, что он греет больные суставы Лии не хуже, чем грелка, и сухо молвила:
– Бойскауты и преподаватели воскресной школы там присутствуют в лице Малкома Льюиса и вашей Берил.
Подивившись, как это у нее не рябит в глазах от сверкания спиц и мелькания нитей брусничного цвета, Лия пожевала губами, покряхтела и заметила:
– Берил таким образом выполняет свой долг перед матерью. – Лия не стала посвящать Гарриетту в семейный секрет и сообщать, что Берил по уши влюблена в Зака Хемингуэя. – Я знаю, что ты не одобряешь ни подобные мероприятия, ни поведение Мейвис, однако она не заслужила, чтобы с ней обходились таким зверским образом. Но надеюсь, что парень, которого выставил против бандита Джек, сделает из этого ненормального колбасный фарш.
Гарриетта была с ней полностью согласна, но не горела желанием распространяться на столь щекотливую тему. Закончив ряд и положив вязанье на колени, она вздохнула и произнесла, надеясь успокоить Лию:
– Мейвис – яркая натура, так что люди вряд ли обратят внимание на какие-то шрамы. Сама же она будет жить как прежде, беря от жизни все возможное и не стесняясь своих физических недостатков. Я была директором школы, в которой она училась, Лия, так что можешь мне поверить.


Кейт сидела на скамье в церкви Святого Марка в одном из первых рядов, склонив голову так низко, словно тяжесть волос цвета червонного золота стала ей непосильна. Леона и Дейзи не было дома, но роль нянек взяли на себя Дебора и Дженевра Харви. Они нагрянули к Эммерсонам без предупреждения после полудня и не изъявляли желания покинуть дом. Причем Дебора по непонятным Кейт причинам уделяла особое внимание Луке, а Дженевра с удовольствием играла в лудо с Джилли и Джонни.
Массивная дубовая дверь храма со скрипом отворилась, но Кейт не обратила на это внимания, погруженная в молитву. Опираясь на трость с серебряным набалдашником, которой она в последнее время все чаще пользовалась, к ней шла Дебора Харви. Она о многом передумала в последние дни и нуждалась в общении с Всевышним. После этого Дебора намеревалась серьезно поговорить с Эммерсонами и предложить им перевести Луку в учебное заведение, где он смог бы готовиться к карьере архитектора. Она согласна была взять на себя все расходы, связанные с его учебой.
Обдав Кейт острым ароматом лавандовых духов, она села с ней рядом и расправила на коленях полы фиолетового пальто. Кейт невольно подвинулась и одернула подол своей цветастой хлопчатобумажной юбки, однако не обернулась и продолжала молить Создателя, чтобы он вернул ей Мэтью.
Старая леди смиренно склонила голову в маленькой, слегка съехавшей набок шляпке и мысленно поклялась, что благословит Мэтью на избрание любой полюбившейся ему профессии, если мальчик вернется домой. Даже если Мэтью захочет пойти по отцовским стопам и стать лодочником на Темзе, она не станет этому противиться.
Когда Кейт наконец подняла голову и обернулась, Дебора положила ладонь на ее руку. Кейт, догадавшись обо всем без слов, ответила легким пожатием. Еще пару недель назад этот жест был для них обеих немыслим. Они проделали долгий и трудный путь, прежде чем вступили в совершенно новые отношения. Для счастья им не хватало только одного – Мэтью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лето коронации - Пембертон Маргарет


Комментарии к роману "Лето коронации - Пембертон Маргарет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100