Читать онлайн Лето коронации, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лето коронации - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.9 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лето коронации - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лето коронации - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Лето коронации

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Зак по-хозяйски ввалился в кухню Керри, когда она обмывала теплой соленой водой лицо Дэнни, сплошь покрытое швами. Увидев незваного гостя, Керри вздрогнула, как от удара током, и выронила миску с водой, облив мужа с головы до ног.
– Эй, потише, милая! Так ты меня утопишь, – возмутился Дэнни и пожаловался Заку: – Медсестра из нее никудышная. А если бы в миске был кипяток?
Зак обжег Керри загадочным ласковым взглядом. У нее подкосились ноги, она едва не упала на мокрый пол. Какого черта он бесцеремонно врывается в ее дом, когда она с мужем? Мог бы постучаться! Что он задумал? Уж не собирается ли рассказать об их отношениях Дэнни? Керри затрясло.
Но гость слегка успокоил ее, заявив:
– Оказывается, порезал Мейвис вовсе не Арчи. И даже не его громилы, перевернувшие в клубе все вверх дном, а садист Арни. Этот негодяй собирается выйти завтра против Большого Джамбо на ринг.
– Вот это новость! – Дэнни вытаращил глаза. – А этот подонок знает, что мы в курсе его зверств? Не скроется ли он?
– Он ни о чем не подозревает, – заверил Хемингуэй. – Пусть остается в неведении. Иначе матч сорвется. Передай Джеку, что ублюдок будет иметь дело не с Большим Джамбо, а со мной.
– Я ему не завидую, – удовлетворенно покачал головой Дэнни, предвкушая отмщение за Мейвис и солидный куш в придачу.
Керри так разволновалась, что ее затошнило. Зажав рот ладонью, она наклонилась над раковиной. Дэнни покачал головой и недоуменно развел руками.
– Послушай, милая! Ты, случайно, не объелась моими маринованными огурцами? Тебя тошнит уже третий раз за час!
Керри содрогнулась в новом спазме.
– Смотаюсь-ка я в больницу к Джеку и сообщу ему новости, – задумчиво пробормотал Дэнни. – А потом переговорю с Большим Джамбо. Думаю, он не станет возражать, если его заменят. И еще мне нужно пошептаться с Леоном и стариком Чарли.
– Дэнни! – вскричала Керри, охваченная паникой. Если муж уйдет и оставит их наедине, то… – Дэнни, постой!
– Я передам Джеку от тебя привет, не беспокойся, – отмахнулся тот уже на бегу. – Встретимся в спортзале, Зак! Потренируемся хорошенько перед этим боем. Я хочу довести тебя до такой формы, чтобы ты мог уложить на ринг хоть самого Роки Марсиано.
С этими словами он выбежал в палисадник. Керри, пытавшаяся его удержать, в отчаянии застыла на крыльце, чувствуя, что у нее вот-вот лопнет сердце.
Позолоченная нежным предзакатным солнцем, жена Малкома Льюиса Пруденция вывешивала в окне своей спальни британский флаг. Через площадь медленно ступала на своих слоноподобных ногах Нелли, держа курс к дому Эммерсонов. Мистер Ниббс подстригал колючую изгородь. Дэнни, бежавший на автобусную остановку на Главной улице Льюишема, завернул за угол Магнолия-Хилл и скрылся из виду.
Сделав глубокий успокаивающий вдох, Керри вошла в прихожую. Зак стоял возле лестницы, привалившись к перилам. Руки, как всегда, были засунуты в карманы джинсов. Эта поза напомнила Керри их первую встречу. Тогда он точно так же стоял в коридоре и бесстыдно пожирал ее жадным взглядом.
Сейчас, когда они стали любовниками, его присутствие здесь, тем более в отсутствие мужа, основательно беспокоило Керри. Не закрывая входную дверь, она облизнула пересохшие губы.
– По-моему, тебе лучше исчезнуть!
Зак тряхнул коротко стриженными волосами, ухмыльнулся и возразил:
– Мы исчезнем отсюда вместе. Но не сейчас, а сразу после завтрашнего матча.
Шагнув вперед, он сжал ее запястья и, заведя руки за спину, притянул ее к себе. Она ощутила сквозь ситцевое платье его напрягшуюся плоть.
– Я договорился с капитаном торгового судна. Он доставит нас обоих в Новую Зеландию.
Керри ахнула.
– Нет! Завтра вечером я не смогу! – воскликнула она, смутно припоминая, что вообще не собиралась никуда уезжать. Более того, она зареклась с ним встречаться!
Серые глаза потемнели от вожделения.
– Сможешь, любимая! – медовым голосом молвил он. – Это легко! Соберешь дорожную сумку и в последний раз переступишь этот порог. Только не надо раздумывать и оглядываться.
Его губы ласкали ей висок, дыхание согревало щеку.
– Нет, Зак! – хрипло сказала она. В голове помутилось, дыхание стало прерывистым. Она не понимала, что с ней творится. Ей казалось, что душа покидает тело. Неужели эта женщина, тающая в объятиях сильного и красивого мужчины, – она? Неужто она посмела даже помыслить о том, чтобы навсегда покинуть свой дом, супруга и дочь, друзей и родственников, променять все, что составляет ее жизнь, на призрачное счастье с малознакомым человеком? Нет, это невозможно! Керри Коллинз себе такого не позволила бы.
Но вопреки рассудку она плавилась в его объятиях, ощущала сладость поцелуя и представляла, как чудесно было бы остаться с ним навсегда, в далекой прекрасной стране синих гор и стремительных рек.
Зак отстранился, Керри открыла глаза и, словно в тумане, увидела за его широкими плечами знакомые выцветшие обои в цветочек; гипсовую голову овчарки, висящую на стене; потертую ковровую дорожку – давным-давно Дэнни ее где-то стащил и расстелил на ступеньках, пока она с Кейт была в кино. Вот уж был сюрприз так сюрприз!
– Нет, – сдавленно повторила Керри, – я не могу. Это невозможно! Абсолютно невозможно…
Снаружи раздался перестук каблуков. Кто-то поднимался по ступенькам. Керри отпрянула от Зака так резко, что едва не упала. Обернувшись, она увидела застывшую в дверях Гарриетту Робсон. Соседка смущенно пробормотала:
– Извини, Керри, я, кажется, не вовремя. Пожалуй, лучше я зайду попозже.
– Все в порядке, не уходите, Гарриетта, – воскликнула Керри. – Мне в глаз попала соринка, и Зак ее вытащил. Что вы хотели?
Устыдившись своих подозрений, соседка промолвила:
– Я хотела попросить Дэнни помочь Чарли развесить по площади флаги и праздничные гирлянды. Я не стала обращаться к Леону, в нынешнем состоянии его лучше не беспокоить. – Она поправила выбившуюся из пучка седую прядь. – Не знаю, следует ли нам украшать площадь, когда Мэтью неизвестно где, а Мейвис и Джек на больничных койках. Но Чарли думает иначе. Он утверждает, что Мейвис и Джек не захотели бы, чтобы из-за них все лишались праздника. А малыш Мэтью непременно вернется домой в День коронации, и к его приезду гирлянды и флаги должны украшать площадь.
Керри попыталась сосредоточиться и осмыслить услышанное, но рядом с Заком ей это плохо удавалось.
– Дэнни нет дома, – наконец вымолвила она, поймав себя на том, что совершенно забыла о коронации. – Он поехал в больницу к Джеку.
– В таком случае не поможет ли моему мужу мистер Хемингуэй? Мистер Ниббс уже с ним, но он, к сожалению, не так высок, чтобы натянуть гирлянды между фонарными столбами.
– Я в вашем распоряжении, – с улыбкой ответил Зак, решив, что тренироваться все равно поздновато. – Ведите меня, мадам! Я в мгновение ока разукрашу всю площадь в красный, белый и голубой!
Гарриетта просияла. Пусть этот молодой человек и лишен хороших манер, подумалось ей, однако он услужлив. Пока она шла к калитке, любезный мистер Хемингуэй оглянулся и подмигнул Керри. Покраснев до корней волос, она захлопнула дверь и облокотилась о нее спиной. Что происходит с милым ее сердцу упорядоченным и благополучным миром? Она вздохнула и попыталась разобраться. Итак, Мейвис лежит в больнице с изуродованным лицом. А Зак собирается основательно отколотить изуродовавшего ее подлеца. После боя он намерен покинуть Англию, причем вместе с ней, Керри. Не тронулся ли он умом? Впрочем, она тоже вскоре повредится рассудком, потому что, похоже, беременна. И об этом не подозревают ни Зак, ни Дэнни. А врач предупредил ее много лет тому назад, что ей лучше не рисковать и больше не заводить детей, это для нее опасно.
Хорошо бы потолковать по душам с Кейт, посоветоваться с ней! Но сейчас это исключено, у нее на уме только Мэтью. Так что придется выкарабкиваться самой, мрачно подумала Керри. Но сначала не помешает выпить крепкого чаю. Причем не одну чашку, а несколько!


– Здесь не чай, а мутная вода, – пожаловался Джек Дэнни, едва лишь тот присел на стул у его кровати.
– Забудь о чае! – отмахнулся Дэнни. – Все равно ты им поперхнулся бы, услышав мою новость.
Спустя пять минут, выслушав сбивчивый рассказ друга, Джек изумленно воскликнул:
– Выходит, я напрасно сломал Арчи Дьюку шейные позвонки и несколько ребер?
Дэнни кивнул, беспокойно ерзая на стуле. С минуты на минуту должна была появиться Кристина, и тогда уж он точно не сможет рассказать Джеку об Арни. Не теряя времени, он без обиняков выпалил:
– А тот подонок, которому следовало намять бока, ходит и посмеивается. Но ты не расстраивайся, завтра Зак с ним поквитается. Он выйдет на ринг вместо Большого Джамбо.
Джек сжал кулаки.
– Жаль, что я не смогу присутствовать при этом!
– Думаю, что и Мейвис с удовольствием посмотрела бы, как Хемингуэй сделает из него отбивную, – с ухмылкой заметил Дэнни. – Вот уж она обрадуется, когда я ей расскажу!
При упоминании Мейвис Джек помрачнел. Затем он вздохнул и сказал:
– Послушай, старина, передай ей, что клуб «21» отныне принадлежит ей. И когда ее обидчик превратится в котлету, она первая должна узнать об этом. Ты меня понял?
Но прежде чем Дэнни успел ответить, выражение лица его приятеля резко переменилось. Значит, пришла Кристина. Пришлось встать и повернуться, чтобы поздороваться с ней.
Одетая в бежевые льняные брючки, кремовую блузку, изящные туфли, белый шелковый спортивный пиджак, с красиво уложенными волосами, заколотыми гребнем из слоновой кости, она выглядела потрясающе. На Дэнни она взглянула довольно холодно. Тем не менее он дружелюбно воскликнул:
– Привет, Кристина! Джек говорит, ты нянчишься с чьей-то девчонкой. Наверное, она доставляет тебе немало хлопот?
– Да, я ухаживаю за одним ребенком, – с загадочной улыбкой Моны Лизы ответила Кристина и села на освободившийся стул.
Высокая, хрупкая и элегантная, она словно бы светилась изнутри, что было весьма странно, поскольку ее муж лежал на больничной койке с ножевым ранением в грудь. Кристина всегда была загадкой для окружающих. Видимо, она обрадовалась, что муж решил отказаться от заведения в Сохо. Интересно, как она поведет себя, встретившись с Мейвис? Дэнни поспешно попрощался и помчался к Мейвис, чтобы поспеть туда прежде, чем истечет отведенное для посещений время.


– Мог бы и не лететь ко мне очертя голову, – сверкая зелеными кошачьими глазами, сказала Мейвис, когда Дэнни вбежал в палату. – Даже если бы ты опоздал, медсестра все равно бы тебя впустила. Мы с ней подружились. Когда я выздоровею, она будет приходить ко мне в клуб «21».
После сложной пластической операции ее лицо распухло, тело было плотно забинтовано, а вправленная рука покоилась на перевязи. Дэнни подтянул стул поближе к кровати, сел и сразу же приступил к делу, опасаясь, что в палату войдет Тед.
– Планы Джека относительно вашего заведения изменились. Он хочет передать кому-нибудь право на владение им. Я предполагаю, что таким образом он решил сделать приятное Кристине.
Мейвис изумленно раскрыла рот.
– Он спрашивает, не согласишься ли ты стать хозяйкой клуба, – продолжал тараторить Дэнни. – Если хочешь, то можешь его забирать.
Мейвис молчала, не переварив сообщение о том, что Джек хочет порадовать свою жену.
Истолковав ее молчание по-своему, Дэнни сказал:
– Разумеется, если ты в будущем не собираешься часто появляться на людях из-за своего лица, то…
Мейвис окончательно утратила дар речи.
– Ты меня неправильно поняла, – попытался оправдаться визитер. – Просто я подумал, что раз уж так все вышло…
– Я прекрасно поняла, что у тебя на уме, черт бы тебя подрал! – в бешенстве воскликнула Мейвис. – Вы с моим Тедом думаете одинаково! Вы решили, что раз мне изуродовали лицо, то я стану монашкой? Так вы оба ошибаетесь! Когда я подгримируюсь, я буду хоть куда!
– А как насчет клуба? – спросил он, представляя, как разозлится Тед, если Мейвис согласится стать его хозяйкой. – Конечно, Арчи Дьюк вряд ли снова к тебе сунется, но…
– Ко мне больше никто не сунется! – в ярости вскричала Мейвис. – Что же до негодяя, из-за которого я здесь…
– За него не беспокойся, – перебил ее Дэнни и изложил свежие новости.
Позже, когда он ушел, Мейвис откинулась на подушки и задумчиво уставилась в потолок. Значит, им с Джеком не суждено вместе работать и часто видеться. Их мечта не осуществилась, чудесный сон длился не долго, как и едва завязавшийся бурный роман. Она заморгала, пытаясь удержать слезы, но они покатились по щекам, покрытым швами, и ей стало совсем муторно. Нет, подумала она, реветь нельзя, слезы – свидетельство признания своего поражения.
– Мы еще поглядим, кто из нас победит, – громко произнесла она и для поддержания боевого духа принялась подпиливать ногти. – Пусть Кристина и выиграла первый бой, она еще не выиграла войну. Меня рано списывать со счетов! Я еще покажу, на что я способна. Я утру ей нос!


Одетая в школьную форму Дейзи сидела на низенькой ограде палисадника дома номер четыре, грустно уставившись на крыльцо Куини Тилет. Пухлый ранец, набитый книгами, стоял возле ее ног. Ее внимание привлекла юная квартиросъемщица экзотического вида, оживленно беседующая с Билли. Наряд этой экстравагантной особы действительно был необычным: фрак, перехваченный широким ремнем на талии, черные сетчатые чулки и высокие красные туфельки на ремешках до щиколоток. Должно быть, это танцовщица, подумала Дейзи и поежилась, вспомнив, как совсем по-детски одета она сама – в форму, гольфы и ботиночки на шнурках. У Куини часто жили актеры. Ходили слухи, что большинство девушек, снимавших у нее комнаты, работали стриптизершами в ночных клубах. Но Куини это упорно отрицала, понимая, как важно сохранить репутацию порядочной дамы. Нередко в ее доме останавливались и циркачи. Их профессию хозяйка не скрывала. Напротив, она даже кичилась тем, что близка к артистическому миру.
– Сейчас у меня живет дрессировщик слонов, – говаривала она, навещая Хетти, Мириам или Нелли. – Я готовлю для него завтрак.
Дрессировщика слонов сменяли цирковые силачи, клоуны или акробаты. Всем им Куини Тилет была рада.
Возможно, девушка, разговаривающая с Билли, вовсе не стриптизерша, а циркачка, подумала Дейзи, тяжело вздохнув. Билли всегда нравился цирк. В детстве он постоянно ходил на представления в шапито на пустоши, а когда актеры перебирались в соседний район, он убегал из дома и следовал за ними. Кто бы ни была его новая знакомая, он явно не собирался знакомить ее с Дейзи. Несомненно, он видел ее, но делал вид, что ему это безразлично.
Его симпатичная собеседница громко расхохоталась, закинув голову. Даже издали Дейзи разглядела, что уголки ее глаз, как и брови, подведены специальным черным карандашом, а губы накрашены ярко-розовой помадой.
Сердце Дейзи сжалось от отчаяния: с такой шикарной красавицей ей бесполезно соревноваться. Значит, Билли для нее навсегда потерян, и все из-за нелепого недоразумения. После ссоры возле пруда он перестал с ней разговаривать, и она ничего не могла исправить. Циркачка снова звонко расхохоталась, и Билли галантно взял ее под руку и повел к своему грузовичку, припаркованному напротив дома Куини. Дейзи подняла ранец и залилась горючими слезами, чувствуя себя несчастнейшим человеком на свете.


Сжав в ладонях чашку с чаем, Керри сидела в одиночестве за кухонным столом. Это была уже четвертая, а может, пятая или шестая чашка. Какая точно, она не знала, потому что сбилась со счета. Солнце клонилось к закату, его свет, льющийся в окно, обрел медно-золотистый оттенок. Где-то вдали утробно урчала газонокосилка, кто-то звал домой заигравшихся детей. Спустя десять, пятнадцать и даже двадцать лет звуки, доносящиеся снаружи, останутся такими же, подумала Керри. Но если она уедет в Новую Зеландию, то никогда их больше не услышит.
Но она туда не поедет.
Керри оглядела чисто прибранную комнату. На подоконнике стояли горшки с мятой; пол был устлан половичками веселенькой расцветки. Она не могла представить, что послезавтра уже не увидит своего любимого кухонного стола. На такое у нее просто не хватало воображения. А что ее ждет, если она не покинет Англию вместе с Заком? Ей все равно не сохранить семью, потому что она не сможет обмануть Дэнни и сказать, что отец ребенка – он. И еще не известно, примет ли ее с ребенком мама! Представив, какую сцену устроит ей Мириам, Керри едва не забилась в истерике. А что о ней подумает Роза? О реакции Дэнни и говорить нечего.
Керри охватил ужас. Такого решения ей еще принимать не приходилось. От него зависело не только ее собственное будущее, но и благополучие всех любимых ею людей. Если убежать с Заком… Керри вздохнула. Следовало признать, что лишь благодаря ему она ожила и вновь ощутила себя молодой и счастливой. Частица ее существа рвалась последовать за этим мужчиной хоть на край света. И если бы не Роза… Дочь придет в отчаяние, она не переживет измену матери, у нее разорвется сердце. Только по одной этой причине Керри не могла уехать в Новую Зеландию.
Она уставилась в чашку. Чай остыл. Розе исполнилось четырнадцать. Пройдет еще пять лет, и, возможно, Роза захочет начать самостоятельную жизнь в Австралии или Канаде, а может, и в Новой Зеландии. Уехать туда пара пустяков для гражданина Великобритании.
Если это случится, то они с дочерью все равно разлучатся. Только тогда будет поздно воссоединяться с Заком. Останется лишь торговать овощами и фруктами на Главной улице Льюишема, ходить в кино да время от времени заглядывать в паб «Лебедь». А тот, кто заставил ее почувствовать себя желанной, живой и веселой, тот, чьего ребенка она, возможно, вынашивает, будет за многие тысячи миль от нее и никогда больше не возникнет в ее жизни.
Керри в ярости отодвинула чашку с холодным чаем. На площадь спускались сумерки, вскоре должен был вернуться Дэнни. Дальше скрывать от него свою тайну было нельзя. Зак следующей ночью собирается покинуть Англию. Настало время признаться мужу, что она полюбила другого и забеременела от него. На лбу у Керри выступил пот. Она жестоко ранит Дэнни, а ей не хотелось его обижать, она его любила. Разумеется, не так пылко и страстно, как Зака. Нет, она любила Дэнни иначе…
Кто-то открыл входную дверь. Закрыв лицо ладонями, Керри прошептала:
– О Боже! Дай мне силы! Что же мне делать?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лето коронации - Пембертон Маргарет


Комментарии к роману "Лето коронации - Пембертон Маргарет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100