Читать онлайн Грехи людские, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи людские - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи людские - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи людские - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Грехи людские

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Жюльенна и Дерри плыли под парусом в лодке, скользившей по спокойной воде недалеко от мыса д'Агуийяр.
– Ума не приложу, как его не арестовали?! – спросил Дерри, и в его голосе послышалось восхищение. Он лежал, растянувшись у рулевого колеса. На Дерри не было ничего, кроме золотого креста на цепочке и белых шорт не первой свежести. – Ведь совсем недавно он с большим трудом отмылся от дела Джако. Как можно было после этого спокойно таскать с собой оружие, попасться с револьвером – и при этом выйти сухим из воды?!
Жюльенна прислонилась к борту, томно опустив руку в зеленовато-голубую воду.
– Риф знал, что тонги сидят в засаде, поджидая Тома. И кроме того, он не использовал револьвер по назначению – просто ударил одного бандита рукоятью. А как иначе можно было предотвратить нападение?
– Да, он не стрелял, – сказал Дерри, которого даже несколько умилила длинная фраза Жюльенны: «не использовал револьвер по назначению». – Из револьвера или стреляют, или не стреляют, так принято говорить, – объяснил он.
Жюльенна безразлично пожала плечами. На ней были светло-вишневые трусики, очень короткие, типично французского дизайна, и бюстгальтер приятного цвета зеленого яблока.
– Ну хорошо, пусть не стрелял. Разве это важно? Ему удалось предотвратить убийство Тома. И за это я ему чрезвычайно признательна, любовь моя!
Дерри вопросительно взглянул на Жюльенну. Хотя он и не был уверен, ему казалось, что в прошлом она была любовницей Тома. В любом случае не хотелось, чтобы после романа с Ламун Том вновь начал бы крутить с Жюльенной. Не знай себя Дерри так хорошо, он мог бы предположить, что по уши влюблен в Жюльенну. В действительности же он был попросту увлечен ею. Но даже и при таком раскладе потерять ее никак не входило в его планы. Он примирился с наличием у нее мужа, Ронни. Тут ничего не поделаешь. Но при одной только мысли о том, что Жюльенна окажется в постели у кого-нибудь еще, Дерри передергивало и его лоб покрывался холодной испариной.
– Иди-ка сюда, – негромко сказал он. Жюльенна вынула руку из воды и обернулась. Ее соски откровенно торчали сквозь тонкую ткань, и Дерри почувствовал растущее возбуждение.
Она лениво улыбнулась.
– Шлюпка – не самое удобное место для того, чем ты намерен заняться, cheri. Ты вымокнешь и исцарапаешься.
– Я получу удовольствие, а царапины – ерунда! – ответил он, и его ярко-голубые глаза сверкнули. – А ну перебирайся сюда, кому говорю...
Она хохотнула, поднялась и осторожно двинулась к нему, стараясь не поскользнуться. Шлюпка чуть заметно покачивалась у нее под ногами.
– Мне кажется, дорогой, – лукаво улыбаясь, сказала она, – что тебе следует быть исключительно осторожным.
Она опустилась на дно шлюпки у ног Дерри и обняла его за плечи.
– Интересно, сколько времени Рифу придется пробыть в больнице? – спросила она. – Кто-нибудь знает это?
– Едва ли.
Подул легкий бриз, и Дерри взглянул на парус, подумав, не следует ли его подтянуть. Ему не хотелось, чтобы шлюпка перевернулась как раз в тот момент, когда они будут заниматься любовью. Но налетевший было ветер успокоился, и парус вновь безвольно повис. Дерри удовлетворенно вздохнул.
– Мелисса приезжала туда к нему. Судя по всему, сейчас у них вполне нормальные отношения. Мне казалось, что, пока оформляется развод, они должны бы жить как кошка с собакой...
– Развод? – удивленно переспросила Жюльенна, касаясь щекой его плеча. Она посмотрела Дерри в глаза. – Я и не предполагала, что они собираются разводиться. Мне казалось, что Мелисса готовится опять съехаться с Рифом.
Дерри отрицательно покачал головой. Его выгоревшие волосы кудрявились от морской воды, и Дерри сейчас напоминал Жюльенне статую какого-то греческого божества.
– Она сейчас живет в их прежнем доме на Пике. Но Рифа там больше нет. Он, судя по всему, перебрался на свою квартиру в городе. Не представляю, как он будет там жить в тесноте, когда опять женится.
– Опять женится?! – Жюльенна резко вскочила с живейшим любопытством в глазах. – Неужели? Но это невозможно! Как он может вновь жениться?
– Почему бы и нет? – с легкой усмешкой ответил Дерри. – Но надеюсь, ты не связываешь с Рифом никаких собственных планов?
Она казалась не на шутку шокированной.
– О чем ты? Как же я могу? – Она поцеловала его в губы, сильно прижавшись при этом к его обнаженной груди. Дерри очень нравилась такая манера целоваться, но пылкость Жюльенны не сбила его с толку.
– А что это ты так разволновалась? – спросил он, отрываясь от ее губ.
– Просто мне известно, в кого он влюблен. Я никак не могу поверить, что она решится оставить своего мужа и выйти за Рифа Эллиота. Это потрясающе! Просто невероятно!
Вновь поднявшаяся бриз наполнил парус. Дерри не обратил на это никакого внимания.
– И в кого же? – живо поинтересовался он. – Я точно знаю, что не в супругу Марка Хэрли. Потому что она в последнее время выглядит отвратительно, а это верный признак неудачи в любви. Да и с китаянками я давненько Рифа не встречал.
– Не знаю, стоит ли говорить тебе, cheri, – игриво произнесла Жюльенна. – Не хочется прослыть болтушкой...
– Какое это имеет значение? – сказал Дерри, ловко просовывая руку в ее бюстгальтер. – Ну, так в кого же он сейчас влюблен? Говори, или я вышвырну тебя за борт!
Он принялся ласкать се напряженный сосок, стараясь возбудить Жюльенну.
– Не уверена, что ты занялся подходящим делом, – томно проговорила она, и ее взгляд подернулся желанием. – Но раз уж тебе так интересно...
Дерри потянулся губами к ее груди, и Жюльенна чувственно засмеялась.
– Это Элизабет Гарланд, cheri. Вот уж никогда бы не подумала, что она сможет отважиться на такой шаг! Элизабет мне всегда казалась типичной чопорной англичанкой! И вдруг такое безрассудство!
– Мы, англичане, – Дерри притянул Жюльенну к себе и прижал ее своим телом к полу, отчего его голос зазвучал глухо, – подчас бываем исключительно безрассудными. Исключительно! – И он принялся стягивать с нее трусики.
– Милый! – прошептала она, прижимаясь теснее к Дерри. Ее глаза были закрыты, губы призывно разомкнулись. – О, как хорошо, любовь моя... Как мне хорошо с тобой...
На следующий день Элен навестила Тома. Потом она приехала к нему в больницу еще раз. Она чувствовала чудовищную усталость. Том отказывался хотя бы еще на один день остаться в больнице, и Элен потребовалась вся сила убеждения, чтобы уговорить его. Его рана оказалась не слишком серьезной. Перебитый нос, после того как заживет, наверное, будет слегка деформирован, но добродушное лицо Тома и без того несколько грубовато, так что общее впечатление от этого едва ли изменится. Сломанные ребра перевязаны, а рана на груди зашита. Но его моральное состояние значительно уступало физическому.
– Я непременно должен увидеться с Ламун! – отчаянно сказал он Элен, увидев ее в своей палате. – Должен убедиться, что с ней все в порядке.
– Да ничего с ней не случится, – в который раз произнесла Элен. – Ты же сам мне говорил, что шофер просто оттащил ее подальше от места потасовки.
Том ударил кулаком по матрасу, его глаза гневно сверкали.
– А ведь она отчаянно сопротивлялась! С ней могло произойти все, что угодно! Придурок, что намеревался меня убить, чтобы полновластно распоряжаться дочерью, едва ли будет с ней церемониться. О, черт возьми! – Он взъерошил волосы. – А я, идиот, валяюсь здесь! И даже пальцем не в состоянии пошевельнуть, чтобы помочь ей!
– Да ведь тогда ты был почти без сознания! – убеждала его Элен. – Когда прибыла полиция, ты лежал без чувств под тем жутким китайцем, что придавил тебя к земле! Как же ты смог бы помочь ей?
Том свесил ноги с кровати и скорчился от боли в сломанных ребрах. Элен положила руки ему на плечи.
– Полежи спокойно, – твердо сказала она. – По крайней мере до завтрашнего утра ты должен остаться здесь. Да и потом не нужно торопиться. Ты же не сможешь явиться в дом к Шенгу и потребовать, чтобы он отдал тебе дочь! Ни к чему хорошему это все равно не приведет, сам отлично понимаешь.
– Но мне обязательно нужно знать, где она и что с ней! – отчаянно повторил он. – Я обязан это выяснить. Я во всем виноват: знал, что она рискует, и тем не менее настаивал на наших встречах.
– Ламун и сама прекрасно все понимала, – спокойно ответила Элен.
Том застонал от мыслей, которые теснились у него в голове. Он опасался, что Ламун уже нет в Гонконге, что он никогда больше не сможет увидеться с ней.
– Я пойду навещу Рифа, – сказала Элен, втайне удовлетворенная тем, что Том перестал настаивать на немедленной выписке из больницы. – У него немало друзей среди китайцев, и они расскажут, что было потом.
– А как его дела? – Глаза Тома стали печальными. – Сегодня утром я попытался пробраться к нему в палату, но у двери дежурит не медсестра, а сущий дракон. Она сказала, что у него доктор и что мне туда нельзя. Что до завтра мне его не увидеть.
– Наверное, такие инструкции ей дали полицейские, которые расследуют это дело, – сухо заметила Элен. – Скорее всего они заинтересованы в вашем раздельном пребывании здесь, а стало быть, даже мне может не повезти и я его не увижу. Полиция наверняка хочет допросить отдельно тебя и его.
– Они могут допрашивать нас до тех пор, пока не сдохнут! – резко воскликнул Том. – На нас напали, и мы защищались! Если бы Риф не крикнул и не предупредил меня, китайская свинья за милую душу проткнула бы меня ножом и ни один прохожий бы не заметил!
– А если бы Риф не вмазал этому лжеторговцу, когда первый нападавший промахнулся, то второй как пить дать покончил бы с ним, – произнесла Элен, лицо которой побледнело при одной только мысли, что Том едва не распрощался с жизнью. – Я очень надеюсь, что местные власти не предпримут никаких действий против Рифа. Он и так уже настрадался. И кроме того, хотя на суде, где его обвинили в умышленном убийстве, он держался молодцом, наверняка в глубине души переживал.
– Он многое принимает близко к сердцу, хотя старается делать вид, будто хладнокровен и невозмутим, – сдержанно заметил Том. – Под бесстрастной внешностью скрывается ранимая душа, уж я-то знаю.
– Ты прав, – устало согласилась Элен, собираясь уходить. Риф Эллиот действительно казался ей человеком большой души. Не случайно он спас жизнь Тому. Поэтому Элен было еще труднее в чем-то укорять Рифа.
– Значит, о Ламун пока никто ничего не знает? – поинтересовался Риф у Элен. Он лежал высоко на подушках, его лицо осунулось, глаза горели и казались темнее обычного.
– Во всяком случае, мне ничего не удалось узнать. Из всех моих знакомых ты единственный, у кого есть связи среди китайцев. Может, тебе удастся разузнать о ее судьбе?
– Попробую, – без малейшего энтузиазма откликнулся он. – Право же, я попытаюсь что-нибудь узнать. Но и без того могу догадываться, что скорее всего ее уже нет в Гонконге. Уверен, что отец отослал ее к каким-нибудь дальним родственникам. И она пробудет там до тех пор, пока ей не сумеют подыскать подходящего мужа.
– Бедняга Том! – Голубые глаза Элен стали печальными и потускнели. – Он так ее любит.
Элен подошла к окну и невидящим взглядом уставилась на улицу.
– Нет никакой надежды, что им когда-нибудь удастся пожениться, – апатично сказал Риф. – Для семейства Шенг и речи быть не может о смешанном браке!
Элен продолжала отсутствующе смотреть в окно.
– Господи, в каком идиотском мире мы живем! – с неподдельной горечью произнесла она. – Столько несчастий и недоразумений, которых так легко избежать. Например, давно, казалось бы, пришло время забыть о различиях в цвете кожи. Любовь – единственное, с чем следует считаться, только это важно. А разный цвет кожи – по-моему, такая глупость!
– Когда-нибудь все так и будет, но до этого еще нужно дожить, Элен.
– Ты полагаешь, такой день придет? – обернувшись к нему, спросила она. – Я не говорю сейчас об идеальном мире, а о том, что он просто-напросто сделается нормальным. В нем будут уживаться разные культуры, а о людях будут судить по их качествам, а не по социальному статусу или цвету кожи.
– Если большинство людей в мире захотят этого и согласятся хоть что-то предпринять, то этот день настанет, – рассудительно заметил Риф. – Но если в мире будут главенствовать Гитлер или японцы, ничего подобного не случится.
Элен устало улыбнулась.
– Господи, о чем это мы! Я ведь шла сюда, чтобы развеселить тебя, а не втягивать в грустные беседы.
– Ну так развесели, в чем же дело? – Он внимательно посмотрел на нее. – Кстати, где Лиззи, черт бы ее побрал? Со вчерашнего вечера я не видел ее, а после наркоза я был как боксер в нокдауне и даже толком не сумел разглядеть, как она выглядит. Надеюсь, сегодня она опять навестит меня?
– Может, она думала, что раз к тебе приедет Мелисса, то ей лучше не появляться? – предположила Элен. – Ты ведь в курсе, что Элизабет вчера вечером сообщила ей обо всем?
Риф чуть прищурился.
– А что Мелисса? Пришла – и ушла. Позвони Мелисса на пост дежурной сестры, та бы ей все рассказала. Где она, Элен? Кажется, ты что-то знаешь, но не говоришь мне?
Элен подумала, что нужно было бы подольше постоять у окна, чтобы не встречаться взглядом с Рифом.
– Понятия не имею, – ответила она, испытывая неловкость. – Вчера мы расстались с ней у больницы около девяти часов вечера. Я предложила ей пойти выпить чего-нибудь, но она... – Голос Элен дрогнул, и она мысленно обругала себя дурой.
– Она – что? – спросил Риф. Его ноздри раздувались, губы были плотно сжаты.
– Она сказала, что устала, – пояснила Элен. Риф проницательно уставился на нее, его темные глаза смотрели испытующе.
– Не пытайся мне врать, Элен! Почему это вдруг она не пошла с тобой вчера? Что именно она сказала?
Риф спас жизнь Тому. Хотя бы поэтому Элен не смела сейчас говорить ему неправду. Но ей очень хотелось соврать.
– Сказала, что должна поскорее поехать домой, чтобы объясниться с Адамом, – упавшим голосом наконец произнесла она.
– Объясниться с Адамом?! – спросил Риф, и его мускулистое мощное тело напряглось.
– Она сказала, что Адам и так уже знает о вашей связи. Я могу себе представить их разговор. Он ведь так сильно ее любит, и...
– Черт возьми! – Риф сбросил ноги с кровати, отчего игла капельницы легко выскочила из его руки.
– Посмотри, что ты наделал! – с ужасом вскричала Элен. – Лежи, ради Бога, и не двигайся! Не шевелись, я сбегаю за медсестрой!
– Да на черта мне медсестра! – выкрикнул он, но от резкого движения голова у Рифа закружилась и он почувствовал сильную слабость. Элен кинулась к двери, чтобы позвать кого-нибудь из персонала.
Дежурная медсестра тут же прибежала в палату. Увидев пепельно-белое лицо Рифа, она тотчас же распорядилась:
– Спасибо, миссис Николсон, что позвали меня, но теперь вам лучше уйти. Мистер Эллиот очень слаб, гораздо больше, чем сам полагает.
– Позвони Лиззи! – попросил Риф, обратившись к Элен. – Передай, что я очень хочу ее видеть. Скажи, что, если она не приедет ко мне, я сам к ней приду!
– Не раньше, чем получите мое разрешение, – непреклонно сказала медсестра.
Элен улыбнулась. Она не была уверена, что Рифу доводилось когда-нибудь выслушивать столь резкие возражения. Но, чувствуя, что вот-вот разразится гроза, Элен поспешила ретироваться. В холле она подошла к телефону-автомату и набрала номер Элизабет.
– Мистер Гарланд и мисси Гарланд – они сейчас вне дома, – ответил Чан, прежде чем Элен успела вымолвить хоть слово. – Пожалуйста, позвоните в другое время.
– Передайте, пожалуйста... – начала было Элен, но Чан уже положил трубку.
Взволнованная Элен отошла от телефона. Прежде слуга Гарландов по телефону был куда учтивее и обстоятельнее. Наверняка грубость Чана объясняется тем, что он говорил неправду. Адам и Элизабет должны быть сейчас дома, но не хотят отвечать на звонки. Она села за руль своей машины и попыталась представить, что происходит в доме Гарландов. И не следует ли прямо отсюда поехать к ним.
Жюльенна шла по больничному коридору, кокетливо крутя бедрами. Она направлялась в палату Тома. Ее рыжие волосы блестели, глаза лучились жизнелюбием и нежностью. На ней был костюм ярко-лимонного цвета, туго схваченный в талии. Юбка плотно облегала бедра, подчеркивая их. В вырезе жакета виднелись округлая грудь, шелковистая загорелая кожа и золотая цепочка с небольшим бриллиантовым кулоном.
– Мне бы хотелось видеть мистера Тома Николсона, – обратилась она к дежурной сестре.
Медсестра отлично знала, какой репутацией пользовалась Жюльенна.
– Ну разумеется, – ответила она, при этом ее голос оставался предельно нейтральным, не выдавая потаенных мыслей. – Сюда, пожалуйста.
Туфли на очень высоком каблуке громко стучали при каждом шаге Жюльенны.
– Как состояние мистера Эллиота? – спросила она у сестры, пробегая глазами прикрепленные на дверях палат фамилии пациентов. – Надеюсь, он выздоравливает?
Сестра повернула голову и встретилась взглядом с Жюльенной.
– Да, – ответила она, пытаясь угадать, кто из двоих мужчин больше интересует посетительницу и каковы в действительности ее отношения с тем и другим. – Ему просто нужно как следует отлежаться.
Если в тоне сестры и звучала ирония, Жюльенна ничего не заметила.
– Vous aves etetrisgentille
type="note" l:href="#n_8">[8]
, – сказала она, когда сестра открыла перед ней дверь в палату Тома. Действительно, сестра была предельно корректна. Как только Жюльенна увидела Тома с забинтованной грудью, улыбка сползла с ее лица.
– О, бедняжка! – воскликнула она и кинулась к его койке, наполнив палату запахом французских духов.
Том был чрезвычайно обрадован появлением Жюльенны. Вот уже два года как закончился их давнишний роман, но в отличие от большинства женщин Жюльенна умела не только любить мужчин, но и дружить с ними. Поэтому Николсон всегда относился к ней с симпатией.
– Ну как ты? – озабоченно спросила она, беря его за руку. – Ничего страшного?
– Все хорошо, Жюльенна, – сказал он, хотя его вид не соответствовал бодрому тону. – Пара сломанных ребер да перебитый нос – только и всего.
Жюльенна не обратила внимания на стоявший у койки высокий стул и уселась прямо на постель.
– Не сказала бы, что ты отлично выглядишь, cheri, – произнесла она, и при этом ее кошачье личико сделалось строгим и даже несколько печальным. – У тебя довольно Несчастный вид.
– Вот именно! – Переживания последнего времени и опасения за судьбу Ламун отразились на лице Тома, его губы были крепко сжаты. – Ты уже знаешь о нас с Ламун?
Жюльенна кивнула. Ей рассказала Элен, и случившееся не удивило ее. Она отлично понимала, что такой темпераментный мужчина, как Том, не может обходиться без женщины. Но он никогда не приходил с дамой на вечеринки и пикники, поэтому напрашивался вывод, что его любовница скорее всего китаянка.
– Мне очень жаль, что так вышло, – искренне сказала Жюльенна. – Но ты ведь должен был понимать, что у такого союза нет будущего, Том. Девушки вроде Ламун Шенг... Не представляю, как вам столько времени удавалось встречаться тайком?
– Гарланды приютили нас, мы встречались в их летнем домике, – хмуро ответил Том.
– Не может быть! – воскликнула Жюльенна, и ее темные глаза изумленно расширились. – Вот уж никогда бы не поверила! Мне Гарланды всегда казались такими чопорными и правильными. А теперь я вижу, что в глубине души Адам – настоящий романтик. А что касается Элизабет... – Жюльенна замолчала.
Том удивленно взглянул на нее, не догадываясь, почему она остановилась.
– А что Элизабет? – спросил он, понимая, что за молчанием Жюльенны скрыта тайна.
– Она любит Рифа, – без околичностей ответила Жюльенна. – Дерри сказал, что Риф даже собирается жениться на ней.
Том уставился на Жюльенну.
– Не могу поверить! – вымолвил он наконец. Жюльенна пожала плечами.
– Не буду переубеждать тебя, cheri, но, судя по всему, это сущая правда. И потому совсем скоро наш бедный Адам почувствует себя очень несчастным.
– Вот черт... – выдохнул Том, все еще не смея поверить в услышанное. – Подумать только: Риф и Элизабет! Мне подобное и в голову не могло прийти!
– Это у них уже давно, – тоном сведущего человека произнесла Жюльенна. – Еще до дня рождения маленького Джереми.
– Черт возьми... – повторил Том. Он был так поглощен своими отношениями с Ламун, что не потрудился даже задуматься о личной жизни своего друга. – Бедняга Адам...
Жюльенна взяла его за руку.
– Постарайся не думать о Ламун, cheri. Но ты, наверное, будешь чувствовать себя очень одиноким.
Лицо Николсона сделалось жестче.
– Я не могу смириться с этой мыслью, Жюльенна. Мне обязательно нужно увидеться с ней! Черт бы все побрал! И я обязательно ее увижу!
Жюльенна покачала головой.
– Нет, cheri, – печально произнесла она. – Я не уверена в этом. Думаю, что твоя Ламун сейчас уже очень далеко отсюда.
Жюльенна поднялась и с явным сожалением посмотрела на Тома.
– Если почувствуешь себя одиноко, позвони мне. Бывшие любовники всегда могут поддержать и утешить друг друга, не так ли?
Несмотря на боль в груди, Том выдавил улыбку. Он отлично понимал Жюльенну.
– Вот уж поистине не знаешь, где найдешь, а где потеряешь, – ответил он, хотя его душа так и разрывалась от недостижимости Ламун. – Кто знает, может, я и вправду позвоню тебе.
В ответ она улыбнулась и послала ему воздушный поцелуй.
– До встречи, – сказала Жюльенна, искренне надеясь, что Том позвонит ей. – Храни тебя Господь!
Вечерело, и уже включили свет в коридоре больницы. Жюльенна пошла к сестринскому посту. Она немного замешкалась у двери палаты, где лежал Риф. Жюльенне очень хотелось увидеть его, пусть всего лишь на минутку. Неподалеку, за стеклянной перегородкой, сидела за рабочим столом медсестра и смотрела на посетительницу с явным интересом.
На лбу Жюльенны обозначилась чуть заметная морщинка. Вряд ли Риф будет возражать, если она заглянет и поинтересуется, как у него дела. Но наверняка Жюльенна сказать не могла. Реакция Рифа всегда была непредсказуема. Именно поэтому он и притягивал Жюльенну. Она отлично знала, как на ее слова могут отреагировать, скажем, Ронни, или Дерри, или даже Том Николсон. Но Эллиот отличался от других мужчин. И если сейчас он хотел быть один, Жюльенне вовсе не улыбалось оказаться в унизительном положении посетителя, которому с порога указывают на дверь.
– Ладно, как-нибудь в другой раз, cheri, – прошептала она и, улыбнувшись самой себе, отправилась по коридору к лестнице. Элизабет оказалась весьма прыткой, но Жюльенна была на нес не в обиде. Пусть Элизабет решила сжечь за собой мосты, это в конце концов ее дело. Жюльенна на ее месте скорее всего поступила бы точно так же. Хотя как знать? Она была замужем за Ронни, а не за Адамом. Ронни был ей по душе, с ним никогда не было скучно.
Жюльенна сбежала в холл по последнему пролету лестницы. Она испытывала сексуальное возбуждение, а у Ронни в семь встреча с Алистером в «Пенинсуле». И если она хотела застать мужа дома, следовало поторопиться.
* * *
Адам уставился на Элизабет, только что вошедшую в гостиную. Он выглядел изможденным, осунувшимся и сразу постаревшим.
– Ты любишь этого человека, насколько я понимаю? Не так ли? – без околичностей произнес он.
– Да.
Это слово произвело эффект разорвавшейся бомбы. Она видела, как Адам покачнулся, хотя и сохранил равновесие. Он стоял у камина, сжимая в руке трубку, которая давно потухла.
– Адам, мне, право же, очень жаль, – упавшим голосом произнесла Элизабет, делая шаг ему навстречу. – Очень жаль, что все так случилось.
Он жестом остановил ее.
– Нет! – произнес он, и это слово прозвучало как вопль исстрадавшегося человека, душе которого не найти успокоения. – Не смей приближаться ко мне, Бет! Не прикасайся ко мне! Я этого не вынесу! Видит Бог, не вынесу!
По ее лицу потекли слезы.
– Сядь, Адам. Позволь я сделаю тебе что-нибудь выпить.
– Черт побери, ничего мне не нужно! – закричал он, теряя самообладание. – Я хочу сохранить то, что у меня было всегда! Я тебя люблю, Бет! – Он крепко зажмурился. – Ты мне нужна, – упавшим голосом повторил он. – Ты единственный человек, который мне необходим. Видит Бог, Бет, я не представляю, смогу ли жить без тебя. Ты мне нужна еще с тех пор, как была ребенком.
Она подошла к Адаму и, взяв его под руку, подвела к креслу.
– Сядь, – мягко сказала она.
Он покорился, а она взяла графин и налила ему изрядную порцию бренди.
– На, выпей. – Она с усилием вложила бокал в руку мужа. – О, Адам, дорогой, если бы ты знал, как я старалась, чтобы ничего этого не случилось!
Он одним махом выпил бренди и со стуком поставил бокал.
– Стало быть, ты пыталась остаться со мной? – с неожиданной горечью произнес он. – Ты пыталась меня любить? Не его, а именно меня?! – От горя и негодования его лицо сделалось пепельно-серым. – Никак не могу понять, Бет! Мне казалось, что мы с тобой так счастливы...
– Мы жили... ну, впрочем, и сейчас тоже...
Она хотела сесть у его ног, но Адам с неожиданным проворством подался вперед и сильно схватил ее за запястья.
– В таком случае – почему?! – выкрикнул он. – Ради Бога, объясни же мне: почему?!
Он сделал ей больно, но у Элизабет не было сил вырваться.
– Я и сама не знаю почему! – искренне воскликнула она. – Но когда я с ним, такое чувство, будто у меня настоящая, наполненная, разнообразная жизнь. Словно он – часть меня самой. Я постоянно хочу быть рядом с ним. – Она увидела, как исказилось лицо Адама, но уже не могла остановиться. – Я хочу делить с ним жизнь...
Резко разжав руки, он заставил Элизабет опуститься на колени, до того неожиданным оказалось его движение.
– Ты с ума сошла! Мужчины вроде этого Эллиота никогда не женятся на тех, с кем спят! Ты для него ничего не значишь! Совершенно пустое место! Он не любит тебя, Бет! Это я, я, я люблю тебя!
Опершись о кресло, она поднялась. Слезы текли ручьем по ее лицу, падали на платье, на руки. Она ненавидела все, что происходило между ней и Адамом, ненавидела себя за то, что огорчает его.
– Это не совсем так, Адам. Он очень любит меня. И хочет, чтобы я была рядом.
Адам дернулся, словно его ударили.
– Ты сама не понимаешь, что говоришь... Не хочешь же ты сказать, что намерена уйти от меня только для того, чтобы жить с ним? С человеком, который понятия не имеет о верности? С человеком, который, в сущности, является убийцей?
В комнате неожиданно наступила тишина. Элизабет чувствовала себя будто на сцене. Казалось, происходящее было спектаклем. Силы внезапно покинули ее, и она усталым голосом произнесла:
– Мне придется уйти от тебя, Адам.
Он непонимающе уставился на нее. И она вынуждена была с обезоруживающей откровенностью добавить:
– У меня будет ребенок от него.
Адам зарычал, как лев в джунглях. Как слепец, он выставил перед собой руки, ему срочно нужно было сесть.
– О нет... нет... не могу поверить... Я отказываюсь в это верить!
Она подошла и оперлась о край камина.
– Я сама не представляю, что делать, – опустошенно сказала она. И это прозвучало не как призыв о помощи, а как обычная констатация факта. – Риф ведь еще ничего не знает. Но что бы я ни решила, здесь оставаться я не намерена, имей это в виду, Адам. Я перебираюсь в «Пен».
Убитый, он качал головой, не в силах произнести ни слова. Как только Адам смог, он сказал:
– Нет, в этом нет необходимости, Бет! Оставайся здесь, со мной!
– Я не могу, – ответила она, чувствуя, как при каждом слове ее сердце готово разорваться от горя.
Элизабет подошла к Адаму, опустилась перед ним на колени и взяла его ладони в свои.
– Так вышло. Я даже не смею надеяться на твое понимание случившегося. Но я люблю тебя. И всегда любила!
Лицо Адама осунулось, как у потерявшего все игрока. От душевных страданий он казался старше, чем обычно.
– Но любишь не так, как его, да?
Она сжала его ладони.
– Нет, его я люблю совершенно иначе. Какое-то время оба молчали. Наконец Адам сказал:
– Не уезжай, Бет. – В его голосе звучало отчаяние. Она подняла на него глаза.
Было очевидно, что в душе Адама происходит огромная внутренняя работа, что он пытается смириться с самым большим поражением в своей жизни.
– Риф еще не знает о ребенке? И не говори ему! Никому не говори об этом!
– Извини, Адам, я не вполне тебя понимаю.
Он с такой силой сжал ее руки, что Элизабет даже поморщилась от неожиданной боли.
– Это будет наш ребенок, наш с тобой, Бет! И отцом его буду я. Мы сможем и дальше жить вместе, как жили прежде. Мы ведь были счастливы, Бет! Ты сама столько раз это говорила! Пожалуйста, дорогая, не уходи. Останься, прошу тебя. Позволь мне заботиться о тебе и малыше!
Она разрыдалась. Безудержный плач сотрясал все тело Элизабет. Она всегда знала, что Адам любит ее. Но теперь поняла: его любовь так сильна, что он готов простить ей даже измену. Он предлагал ей все, что был в состоянии предложить. Но это уже было ни к чему. Что бы сейчас ни предлагал Адам – все было тщетно! Их совместная жизнь подошла к своему логическому концу. Она была погребена под ковром из цветов гибискуса.
– Нет, – с явным сожалением прошептала Элизабет, с усилием поднимаясь на ноги и думая о том, дарует ли ей Господь достаточно долгую жизнь, чтобы в конце земного пути она сама могла простить себя. – Я и сейчас считаю тебя самым добрым и любящим мужчиной в мире, Адам, но остаться не могу. Не могу дальше жить с тобой под одной крышей. И сегодня же перебираюсь в «Пен».
Он не шевельнулся. Не попытался даже подняться с места. Мир Адама внезапно обрушился. Бет уходит, и он не в силах остановить ее.
– Я люблю тебя, – безучастным голосом произнес он, наблюдая за тем, как Элизабет идет к двери. – Видит Бог, я и сейчас люблю тебя, Бет!
Взявшись за ручку, она покачнулась, но устояла на ногах и решительно вышла из комнаты, ничего не видя перед собой от застилавших глаза слез. Уложив вещи в один чемодан, она отнесла его вниз, не желая просить об этом Чана или Мей Лин. В холле она немного задержалась. Дверь в гостиную по-прежнему оставалась закрытой. Но Элизабет даже не подошла к ней. Что она могла сейчас сказать Адаму? Самое ужасное, самое чудовищное в их прощании было в том, что при всем ее добром отношении к Адаму в глубине души она ни на секунду не усомнилась в правильности принятого ею решения. Она вышла из дома и по белеющей в темноте гравийной дорожке пошла к гаражу.
– Боже, не могу поверить! – вскричала Элен с непритворным изумлением.
Было девять часов утра. Она приехала из Цзюлуна, чтобы увидеться с Элизабет или, если той нет, с Адамом. Ее очень обеспокоил отказ Чана позвать Элизабет к телефону.
От Адама сильно несло перегаром. Его домашний пуловер выглядел так, словно Адам в нем спал.
– Увы, это правда, – убитым голосом произнес Адам. – Она в «Пенинсуле».
– Но она вернется! – с отчаянной решимостью, которая должна была убедить Адама в правоте ее слов, воскликнула Элен. – Обдумает все спокойно – и обязательно вернется.
Адам отрицательно покачал головой.
– Нет, – твердо ответил он. – Не вернется она, Элен, не вернется. – Помолчав, он добавил: – Она от него беременна.
– Боже правый... – Элен уставилась на него. Шок был таким сильным, что ей едва не сделалось дурно. – О, Адам, дорогой... Мне, право, жаль...
– Я не нуждаюсь в жалости, – сурово заметил он. – Мне нужна Бет. Нужно, чтобы она ко мне вернулась. – Адам с надеждой взглянул на Элен. – Поговори с ней! Постарайся ее образумить! Я уже сказал ей, что ребенок не помеха. Лишь бы она сама вернулась ко мне, все остальное не имеет значения.
– Я непременно поговорю, – ответила Элен довольно неуверенно. Наверняка Элизабет поступила так вовсе не с бухты-барахты, а если она еще и носит ребенка от Рифа, то Элен едва ли сможет уговорить подругу вернуться к законному мужу. – Ты пока займись собой, – сказала она Адаму. – У тебя сейчас ужасный вид. Прими душ, переоденься, а потом мы с тобой позавтракаем. Я попрошу, чтобы Чан сварил яйца и накрыл на стол.
– Спасибо, Элен, – благодарно сказал он. Как ни тяжело было ему, он понимал, что если что-то ему сейчас и нужно, то именно такое материнское отношение и покровительство.
Адам медленно вышел из комнаты, больше обычного припадая на раненую ногу. Она обратила внимание на эту усилившуюся хромоту.
– Черт бы тебя побрал, Риф Эллиот, – прошептала она. – Что бы тебе влюбиться в Жюльенну или в кого-нибудь другого... Тогда не было бы никаких разбитых сердец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи людские - Пембертон Маргарет



это что-то, не какие-то слюни и сопли
Грехи людские - Пембертон Маргаретарина
20.09.2011, 15.47





Сильно перевернулась судьба героини почти в самом конце романа тяжело дочиталось если бы автор немного подготовил читателя но скажем побольше встреч с 3 героем было бы лучше. Много глав о военных действиях малость утомляет а так в общем ничего читать можно.
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛика
10.10.2011, 22.18





Сильная вещь!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛена
24.10.2011, 16.33





Роман фантастический.Читала и было ощущение как будто на самом деле все это было.Респект автору.
Грехи людские - Пембертон МаргаретАлёна
20.03.2012, 18.55





очень понравился роман, эмоции захлестывали от чтения и не могла оторваться от романа. Респект автору))
Грехи людские - Пембертон МаргаретАнастасия
5.08.2012, 14.55





Потрясающая книга.После прочтения очень долго находилась под впечатлением.Такая сильная любовь,страсть и такой неожиданный трагический финал...Но я все таки до конца надеялась,что Риф сможет вернутся.Хотя понимала ,что он погиб...
Грехи людские - Пембертон МаргаретТаня
12.08.2012, 23.01





ну прямо перл харбор,книга хорошая но конец трудный,не ожидала.нельзя лишать такой любви г.г-ев!!!
Грехи людские - Пембертон Маргаретнастя
13.08.2012, 7.07





прочитала книгу с большим удовольствием,хотя очень сильно хотелось хэппи-энда,ну очень сильно хотелось.Уж очень хорош был Риф.Книга стоит того,что бы быть прочтенной.Одна из моих любимых
Грехи людские - Пембертон МаргаретХельга
7.01.2013, 0.42





Хорошая книга. Берет за душу. Здесь нет традиционного хеппиэнда. И остается щемящее послевкусие.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
21.01.2013, 23.04





это мой самый любимый роман, читала его года 3 назад, но все еще четко помно развитие событий и имена героев!столько эмоций, не могу передать их словами!rnпосле отого романа решила прочитать все книги Маргарет Пембертон но с каждой прочитаной книгой все больше разочаровывалась, книги почти одинаковые, имена, название поместий, описание героев все одно да потому!!очень жаль, нет разнообразия! но если по отдельности то романы достойные читаются легко!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕкатерина
8.02.2014, 9.09





Книга эмоционально бьет в самое сердце. Такая Любовь и такая Потеря... Невольно задумываешься равна ли чаша весов, когда на одной стороне тихая упорядоченная жизнь а-ля "долго и счастливо", а на другой яркая, но трагичная кратковременная вспышка. И нет ответа.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
7.11.2014, 5.41





Рада и не рада,что нашла этот роман.Так тяжело на сердце -просто плакала,не могла остановиться в конце.Это же любовный роман в конце-то концов -так хотелось счастливой развязки как никогда.Потрясающий роман,но я оказалась не готова к такому концу.Ольга права -бьет прямо в сердце.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТанзиля
10.11.2014, 9.31





Непередаваемые эмоции от книги! До слез жалко, что он не вернулся...роман трогает до глубины души
Грехи людские - Пембертон МаргаретJen-ka
14.11.2014, 8.44





Да, роман очень сильный. Тяжело в конце, действительно хотелось счастливой развязки.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТатьяна
28.11.2014, 7.23





Аплодирую стоя.
Грехи людские - Пембертон Маргаретren
19.02.2015, 17.18





Первая половина книги читается легко, а дальше война-война нудно тошно и неинтересно(((
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛана
8.09.2015, 16.22





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Очень сильный жизненный роман,много страданий,потерь и сожалений,война...разлука.конец счастливый. Порой полезно и такое почитать мне очень понравилось.автор молодец!
Грехи людские - Пембертон Маргаретсоня
4.05.2016, 15.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100