Читать онлайн Грехи людские, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи людские - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи людские - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи людские - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Грехи людские

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Судно медленно разрезало гладь Южно-Китайского моря, направляясь в Сингапур. Элизабет старалась поменьше думать о Рифе Эллиоте.
Она искренне надеялась, что путешествие улучшит их отношения с Адамом, что к ней вернется былая любовь к нему. Она хотела показать мужу, что любит его, и готова была приложить для этого немалые усилия в постели. Но все ее надежды оказались тщетными. В первую же ночь на корабле Адам пожаловался на простуду. Он взял бокал бренди с лимоном и лег в постель один. Элизабет даже устыдилась того, с каким облегчением она восприняла это известие. Но поняла она и другое: какими бы искренними ни были ее намерения, никогда она не испытает с Адамом той страсти, что открыл ей Риф.
Как же подходили друг другу она и Риф, сколько наслаждения испытывали от близости... С Адамом она не переживала ничего подобного. Они могли быть друзьями, нежными и внимательными любовниками, их отношения давно устоялись. Когда Адаму стало лучше, они гуляли по палубе, взявшись за руки. Элизабет с удовольствием отметила, что страсть к Рифу совсем не повлияла на ее доброе отношение к Адаму. Они играли в кольца и в теннис, по вечерам танцевали и казалось, что между супругами ровным счетом ничего не произошло. Элизабет была совершенно уверена: так будет и впредь. Если, конечно, ей хватит душевных сил. Адам имеет право на ее внимание, на ее тихую любовь. То и другое будет ему принадлежать всецело, пока он в этом нуждается. Жизнь с Адамом шла своим чередом и, казалось, ничуть не изменилась от той вспышки страсти, которую Элизабет испытала с Рифом.
Но иногда в ее памяти возникала сцена их близости на пляже и обжигала сознание. Подобные воспоминания Элизабет старалась поспешно отгонять. С этим покончено. Она наконец познала свою истинную натуру, но ради спокойствия и благополучия Адама никогда больше не предастся неутолимой животной страсти. В прямом и переносном смысле она повернулась сейчас к Рифу спиной и решила, что никогда больше не уступит его домогательствам. Она испытывала настоящий ужас, вспоминая, с какой готовностью и желанием отдалась ему. Но, слава Богу, Риф был сейчас за тысячу миль. Как бы Адам ни уговаривал ее вернуться в Гонконг, она никогда на это не согласится. Во всяком случае, до тех пор, пока не почувствует, что полностью изжила в себе плотскую тягу к Рифу. Пока у нее не появится уверенность в том, что при встрече с Рифом она сможет оставаться спокойной, как если бы вместо Эллиота были Том Николсон или Ронни Ледшэм.
– О чем задумалась, дорогая? – с улыбкой спросил Адам, когда они, облокотившись на парапет палубы, наблюдали за косяком то и дело выпрыгивающих из воды летучих рыб.
Румянец едва заметно окрасил ее щеки.
– Я просто думала, очень ли Сингапур отличается от Гонконга, – поспешила она ответить, не отрывая взгляда от рыбного косяка.
– Думаю, что не слишком. Это тоже Юго-Восточная Азия. Такая же смесь рас, языков, та же жара и те же запахи. Сладкие пряности, сушеная рыба, щитовник. Запахи тропиков. Их чувствуешь даже на корабле.
– Я думаю, мне будет интересно посмотреть, – горячо сказала она. В ответ Адам приподнял бровь. – Может, мы сумеем побывать в Джохоре или Куала-Лумпуре?
– Кажется, в тебе проснулась путешественница, – с некоторым изумлением произнес Адам. – А как же быть с Ли Пи и с уроками музыки?
Очередная рыбина выпрыгнула из моря и тотчас же нырнула, но Элизабет еще некоторое время смотрела туда, где она исчезла.
– Ли Пи никуда из Гонконга не денется. Когда вернемся, он будет на месте, – беспечно произнесла она, хотя в глубине души беззаботности не испытывала. Чтобы освободиться от Рифа, ей пришлось пожертвовать занятиями с Ли Пи. Но даже и сейчас при мысли о том, какую дорогую цену ей пришлось заплатить, Элизабет испытывала сильную боль.
– Пойдем в бар, выпьем чего-нибудь, – предложила она, резко обернувшись к Адаму и стараясь, чтобы он не разглядел выражения ее глаз.
В баре только и разговоров было что о войне. Адам обсуждал со своими новыми знакомыми известие о сдаче немцам Варшавы, и Элизабет понемногу успокоилась и восстановила свое душевное равновесие. Когда разговор перекинулся на Америку и ее планы устраниться от военного конфликта, который вовсю разгорался в Европе, Элизабет уже полностью овладела собой. Она не будет думать о Ли Пи. И о Рифе. Все ее мысли будут об Адаме, этом удивительном человеке. Она будет думать лишь о том, как он любит ее и как нуждается в ней. И вообще о том, как ей повезло с мужем.
– Немного грязновато после Гонконга, не так ли? – спросил Адам, попыхивая трубкой. Судно приближалось к сингапурскому рейду.
– Во всяком случае, не так живописно, – согласилась стоявшая рядом с ним Элизабет. Ее лицо ласкал прохладный морской бриз.
Не было величественных гор, поднимающихся из моря, никаких серо-серебристых скал. В далеком колышущемся мареве, которое даже на расстоянии казалось раскаленным, взглядам путешественников открылся Сингапур, выглядевший вполне заурядно: пакгаузы, лишенные малейшего налета романтики, и несколько сверкавших на солнце нефтехранилищ слева, а справа – заросли кокосовых пальм и множество мачт сампанов и джонок.
– Единственное различие – в пейзаже, – с усмешкой сказал Адам час спустя, помогая Элизабет сойти по трапу. – Ты только послушай, какой шум и гам! Почище, чем в Виктории.
Порт кишмя кишел кули. Они что-то разгружали и нагружали; их крики и гомон казались поначалу оглушительными, но в шуме их голосов непостижимо выделялись и восклицания китайцев-надсмотрщиков. Добавляли гама и уличные разносчики, наперебой предлагавшие прибывшим пассажирам свои товары. Корабль окружило множество мелких суденышек, пришедших с Бали, Явы и Целебеса. В воздухе стоял неповторимый аромат, который смешивался с запахами реки и испарениями болот, протянувшихся по ее берегам.
– Господи, ну и жарища! – сказал Адам, вытирая шею носовым платком. Они сошли на причал. – Мне казалось, что в Гонконге я вполне притерпелся к здешнему климату, но тут вообще что-то ужасное.
Элизабет улыбнулась. В белом льняном платье она выглядела исключительно свежей и стройной. Широкополая соломенная шляпа надежно защищала ее лицо от палящего солнца. На душе у нее было легко. Гонконг остался далеко позади, и она решила, что ни за какие коврижки не вернется туда, пока не почувствует, что благополучию ее брака ничто не угрожает. Оставив Ли Пи и Рифа в Гонконге, она принесла едва ли не самую главную жертву, на какую была способна. Но тем не менее она выдержала испытание, и сейчас, стоя на многолюдном причале, Элизабет втайне радовалась тому, что из долгой изнурительной борьбы сумела выйти победительницей.
– Куда теперь? – спросила она, взяв Адама под руку, а кули в своих черных робах уже несли их багаж.
– Разберемся. – Адам понемногу убеждался, что их путешествие было в конце концов неплохой затеей. Определенно было нечто волнующее в новом, незнакомом городе. И кроме того, чутье подсказывало Адаму, что Сингапур окажется интереснее и экзотичнее Гонконга.
Элизабет старалась не отставать от мужа. Она крепко держала его за руку, не обращая никакого внимания на мужские взгляды. А тут было много мужей, встречавших своих жен, и бизнесменов, ожидавших прибытия своих коллег.
– Мне определенно здесь понравится, – заявила Элизабет, и ее глаза впервые за последние недели сверкнули неподдельным интересом. Затем она перевела взгляд с Адама на ворота порта, за которыми сразу же начиналась городская автострада. Внезапно ее лицо побледнело, а рука машинально сжала локоть мужа.
– Добро пожаловать в Сингапур! – приветствовал их Риф, делая несколько шагов навстречу. Его звучный низкий голос проник в самую душу Элизабет, вынудив тотчас же позабыть обо всех ее благих намерениях. – Ну как, путешествие было удачным?
Хотя он обратился к Адаму, его взгляд, горячий и чувственный, предназначался только Элизабет. Она не могла противиться этому взгляду, не в силах отвести глаза. Риф будто гипнотизировал ее. Она прямо увязла в его взгляде.
– Вполне, – с неожиданной холодностью ответил Адам. – Не знал, что вы тоже в Сингапуре. – Он, не глядя на Рифа, искал глазами такси. – А вы давно здесь?
– Даже не знаю, – безразличным тоном ответил Риф, продолжая смотреть в упор на Элизабет. – Зависит от того, что такое давно и что – недавно.
Он прямо пожирал ее глазами. Его взгляд, казалось, испепелял Элизабет. Она попыталась что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова. Столько усилий, времени, столько эмоций потрачено напрасно! Что называется, из огня да в полымя. Если в Гонконге друзья одним своим присутствием могли помочь ей побороть желание кинуться в объятия Рифа, то в Сингапуре она была совершенно беззащитна. А уж он-то наверняка будет добиваться ее полнейшей капитуляции. Чтобы она принадлежала ему не считанные часы, а навсегда. Элизабет поняла это по его взгляду, по напряженному, жесткому выражению лица. Ее пальцы непроизвольно сжали руку Адама. У нее было чувство, что она вот-вот потеряет сознание.
– Вы куда направляетесь? Куда глаза глядят? – спросил Риф у Адама, наконец переведя взгляд на него.
– В общем, да, – холодно ответил Адам. Он не питал никаких симпатий к Эллиоту, не завидовал его репутации, не терпел развязной, всегда нагловатой манеры разговаривать. Адаму совсем не понравилось, что Эллиот также оказался в Сингапуре и как бы случайно попался им на глаза, едва только они успели сойти с корабля.
Риф обернулся, взмахнул рукой, и почти тотчас же желтое такси затормозило возле них.
– Благодарю, – сдержанно произнес Адам, наблюдая, как кули загружают багаж в машину.
– Сингапур – такой же родной для меня Город, как и Гонконг, – сказал Риф, вновь уставившись на бледную, напряженную Элизабет. – С удовольствием покажу его вам.
Адам молча поклонился. У него не было никакого желания проводить время с Эллиотом здесь, в Сингапуре, или же в другом месте. Он помог Элизабет устроиться на заднем сиденье, сел сам и велел водителю:
– В «Рэффлз», пожалуйста. – При этом он даже не взглянул на Рифа Эллиота.
Такси сразу же тронулось с места и влилось в поток машин.
Рифу было все равно. Пришло время Адаму Гарланду осознать, что он теряет свою жену. Тем более что это так и есть: Адам безвозвратно терял Элизабет. Собственно говоря, уже потерял ее.
Легкая усмешка тронула губы Эллиота. Он отлично понимал, как Элизабет хочется кинуться в его объятия, как трудно ей удержаться и уже в отъезжавшем такси не повернуть голову и не встретиться с его прощальным взглядом.
– Да, любимая, трудно тебе приходится, – чуть слышно произнес он, невидящими глазами обводя толпу. – Но чему быть, того не миновать! – Он повернулся к своей «лагонде», за рулем которой сидел шофер.
– На Робинсон-роуд, – сказал он, садясь в свой роскошный автомобиль и раздумывая над тем, с каким трудом продержится до следующей встречи.
Элизабет устало прислонилась головой к вытертой кожаной обивке сиденья. Боже, какой нужно быть идиоткой и искренне думать, что от такого человека, как Риф, можно легко убежать! Когда такси отъехало от порта, Элизабет обратила внимание на пакгауз, по фасаду которого шла красная надпись громадными буквами: «Эллиот». Эллиот. Наверняка это имя известно в Сингапуре не меньше, чем в Гонконге. Она вспомнила свою первую после приезда вечеринку в доме Тома Николсона, когда Жюльенна рассказывала, как Риф Эллиот возвратился из деловой поездки в Сингапур и обнаружил Джако Латимера в постели жены. Она прикрыла глаза.
Такси двигалось мимо аккуратных фасадов белых зданий и больших цветочных клумб.
После того как они покинули Гонконг, Элизабет жила с глупой надеждой на лучшее. Столь состоятельный человек, как Риф, вряд ли тратит свое время на путешествия морем. Явно, он прибыл сюда самолетом. И вылетел из Гонконга, как только узнал, куда она подевалась.
– Ты знала, что Эллиот в Сингапуре? – спросил ее Адам, и его голос прозвучал неожиданно резко. В этот момент такси свернуло на широкую автостраду.
– Нет, – открыв глаза, ответила она. Элизабет была как выжатый лимон. Встреча с Эллиотом произвела на нее огромное впечатление. Она понимала, что теперь уже ей никуда от него не деться. Спроси у нее сейчас Адам, была ли она близка с Рифом, она не смогла бы солгать.
– Терпеть не могу этого человека! – раздраженно произнес он. – В нем есть что-то отвратительное, какая-то оскорбительная надменность. Не удивлюсь, если в конце концов обнаружится, что он умышленно прибил этого Джимми или Джека Латимера, или как там, черт, его... Умышленно и хладнокровно!
Адам был не из тех, кто резко отзывается о других. Элизабет почувствовала, как холод сжал ее сердце.
– Едва ли. – Она ненавидела себя за то, что участвует в этом разговоре. Ведь, в сущности, выходило, что она защищает от мужа собственного любовника. – Все присяжные пришли к выводу, что его действия носили неумышленный характер, что он просто-напросто хотел проучить этого Джако.
– Ничего себе «проучить»! Раскроил человеку череп – проучил, называется! – со злостью произнес Адам, когда такси, повернув налево, выехало на Бич-роуд.
Элизабет молчала. Она не хотела говорить о Рифе. Ее чувства были в беспорядке. Ей было невыносимо слышать, как пренебрежительно человек, которого она любила и уважала, произносит имя Рифа. Интересно, догадывается ли о чем-нибудь Адам. Возникшее между ней и мужем напряжение было почти осязаемо. Более опытный в житейском отношении человек на его месте давно бы уже обо всем догадался. Но Адаму как раз и недоставало житейской мудрости, особенно в сексуальных вопросах. Поэтому ему даже в голову не приходило заподозрить жену в неверности.
Такси остановилось. Бои кинулись к машине вытаскивать чемоданы. Индус-привратник, высокий и представительный, в тюрбане, пригласил их войти. Элизабет с Адамом прошли в облицованный мрамором и украшенный флажками холл. С детства Элизабет прекрасно знала, как себя вести в дорогих отелях. Она была уверена, что в «Рэффлз» им будет неплохо. Правда, за последние полчаса ее настроение несколько омрачилось, и она рассеянно следовала за коридорным к номеру.
– Наверное, он приехал сюда по делам, – воинственно произнес Адам, продолжая разговор. Дав коридорному на чай, он отпустил его и закрыл двери номера. – Имя «Эллиот» можно видеть чуть ли не на каждом портовом пакгаузе. Такое чувство, что этот город со всеми потрохами принадлежит ему.
– Вряд ли, – ответила она, усаживаясь на одну из постелей и сбрасывая туфли. Меньше всего ей хотелось обсуждать с Адамом уровень благосостояния Рифа. – Адам, я очень устала. Не возражаешь, если немного вздремну? А после обеда мы могли бы прогуляться.
Нахмурившись, он озабоченно посмотрел на жену. Ее прекрасное лицо было бледно, под глазами обозначились темные круги, которых он прежде не замечал.
– Конечно, дорогая, – с участием сказал Адам. – Хочешь, я закажу чай в номер?
– Пожалуй, нет, спасибо, – выдавив из себя слабую улыбку, ответила она. – Мне просто нужно немного поспать, Адам, только и всего.
Он подошел к ней.
– Не следовало мне так говорить о Рифе, – с нотками извинения в голосе сказал Адам. – Ведь нам этот человек безразличен. – Он поцеловал ее в лоб. – Отдыхай, дорогая. Через часок я тебя разбужу.
Дверь за ним тихо закрылась. Висевший под потолком вентилятор размеренно гнал воздух, жалюзи смягчали проникавший в комнату солнечный свет. Элизабет лежала, уставившись в безупречно белый потолок. Прежде всего нужно так устроить, чтобы не видеться с Рифом. Конечно, она вполне могла бы уговорить Адама немедленно уехать в Куала-Лумпур или Джохор, но нельзя же сдаваться сразу. Даже в создавшемся положении нужно попытаться сохранить самоуважение.
Она припомнила выражение глаз Рифа, когда на причале их взгляды встретились. Рядом сновали кули, сошедшие с корабля пассажиры, а он стоял, широкоплечий, в распахнутой на груди шелковой рубашке, в узких фланелевых брюках, и его черные волосы под лучами жаркого солнца казались иссиня-черными. При этих воспоминаниях Элизабет почувствовала, как ее пожирает огонь страсти. Она так сильно желала Рифа, что даже немного испугалась. Господи, как же ей хотелось почувствовать его руки на своем теле, ощутить его губы. При одной мысли об этом Элизабет охватил жар, она покрылась испариной и лежала обессиленная, в сладкой истоме.
Тихонько всхлипнув, она перевернулась на живот, сжала кулаки и несколько раз ударила по подушке. Она не пойдет к нему на поклон, не сдастся! Не пожертвует своей жизнью с Адамом ради того, чтобы вновь оказаться под сильным телом Рифа Эллиота! Не бывать этому! Никогда!
Когда вернулся Адам, она уже приняла душ и успела надеть абрикосового цвета полотняное платье с широкой юбкой и узеньким поясом. На ноги обула кожаные босоножки на высоких каблуках в тон платью.
– Ну как, ты чувствуешь себя лучше, дорогая? – спросил Адам, обнимая жену.
– Кажется, – солгала она, прижимаясь к мужу в надежде, что тело не подведет ее, что оно откликнется на его прикосновение точно так же, как откликалось на близость Рифа. – Адам... – протянула она, и он вопросительно посмотрел ей в глаза. – Скажи, не могли бы мы завтра уехать в Куала-Лумпур? Мне говорили, там великолепные пейзажи, и кроме того...
– Господи, Бет! Мы ведь только что сюда приехали! – Он натянуто засмеялся. – Давай уж лучше оставим Куала-Лумпур на следующую неделю или вообще на потом. Туда мы всегда с тобой успеем.
Ее сердце учащенно забилось. Она не могла вспомнить, когда в последний раз он в чем-то ей отказывал. А ведь это было так важно для нее! Если они останутся в Сингапуре и если она еще хоть раз увидит Рифа, вся их совместная жизнь – это неминуемо – пойдет прахом.
– Ну пожалуйста, Адам. – Она обняла мужа за шею. – Прошу тебя, дорогой. Для меня это так важно.
Его улыбка растаяла.
– Но ведь то же самое ты говорила перед поездкой в Сингапур, Бет! Я поддался на твои уговоры, мы наконец приехали сюда, и по крайней мере две недели я с места не тронусь. Это бессмысленно, пойми. – Он обнял и сразу же отпустил ее. – Перестань выдумывать, дорогая! Я познакомился тут с двумя плантаторами и с владельцем участка, где нашли олово. Посидел с ними в баре. Хочу познакомить тебя с ними.
– Ну пожалуйста, Адам, – требовательно повторила она. – Я и сама понимаю, что это может показаться странным, но это и вправду важно для меня!
– Но почему? – спросил он. – Откуда этот неуемный зуд, это желание все время куда-то ехать? Что-нибудь случилось? Что-то такое, что ты скрываешь от меня?
Она взглянула в его родное, такое знакомое, доброе, а сейчас и удивленное лицо и с отчаянием поняла, что никогда не сможет ему ничего объяснить. Для Адама это будет непоправимым ударом, и сразу же обнаружится, что их брак – союз двух противоположностей, несовместимых друг с другом. Он поймет, что его мягкое, благоговейное поведение в постели никогда, в сущности, не удовлетворяло Элизабет и не приносило ей наслаждения. Несмотря на ее нежную привязанность к нему. И поймет, что прежних отношений не вернешь.
– Ничего, – устало произнесла она. – Нет, право же, Адам, все в порядке.
Он вновь обнял ее и притянул к себе.
– Не могу слышать твой несчастный голос, Бет, – сказал он, касаясь губами ее волос. – Я ведь очень люблю тебя, дорогая. Ты – главное в моей жизни.
– Знаю, – сдавленно произнесла она. – Я ведь тоже тебя люблю, Адам.
Она покрепче прижалась к нему. Сейчас Элизабет искренне верила, что никогда, ни при каких обстоятельствах не причинит ему боли. Ей только нужно почаще вспоминать, какой он добрый и любящий. И никогда больше не видеться с Рифом Эллиотом.
Они спустились в бар, где выпили по паре коктейлей. Адам представил ее плантаторам и добытчику олова, с которыми раньше познакомился. Позже, во время обеда, раздались звуки музыки.
– Оркестр, – улыбнулся Адам. – Тут каждый Божий день танцы. Все очень прилично, и можно развлечься.
После кофе они по сводчатой галерее прошли на дансинг.
– Как насчет фокстрота? После мы могли бы прогуляться по городу, – сказал Адам. – Давненько я не гулял в два часа пополудни! Но почему бы и нет?
* * *
До конца дня они гуляли по Сингапуру, ездили на такси и на рикшах. Все это время Элизабет гадала, где Риф устроит им засаду и когда именно.
Город показался ей просторным, более открытым, нежели Гонконг. Контраст между отдельными кварталами был менее резким. Китайская часть города состояла сплошь из маленьких магазинчиков на многолюдных суматошных улицах и после Гонконга казалась привычной. Но стоило пройти лишь несколько кварталов, как весь шум и уличная суматоха куда-то исчезали и типично китайские лица сменялись индийскими; черные шелковые пижамы уступали место ярким пестрым сари, а на смену лихорадочному уличному кипению жизни приходила чисто азиатская истома.
Когда они порядком устали, то наняли рикшу и вернулись в отель. На сей раз ехать пришлось не по шумным узким улочкам, заставленным лотками, полными экзотических фруктов, а по широким проспектам, обсаженным цветами, с аккуратно подстриженными газонами.
– Это Танглинский клуб, – сказал Адам, указав на невысокое белое здание, окруженное обширным газоном. – Если мы какое-то время тут пробудем, то обязательно вступим в него. Алистер говорил, что тут лучший в городе бассейн.
Когда они проезжали кварталы государственных учреждений и контор крупных фирм, на одном солидном здании Элизабет увидела крупную надпись: «Эллиот». Она совсем не собиралась оставаться в Сингапуре так долго, чтобы им пришлось вступать в какой-то престижный клуб вроде Танглинского. Ей хотелось как можно скорее удрать из Сингапура, убежать от Рифа Эллиота.
– Не правда ли, город более привлекателен, чем кажется поначалу? – спросил Адам, когда рикша свернул на широкую, с движением в три ряда, Бэттери-роуд. – Любая улица ведет либо к морю, либо к реке. Вода и корабли тут повсюду.
Она согласилась. Сингапур и вправду был очень красив. Парки и сады, прямые современные улицы, вдоль которых росли экзотические деревья. Но Элизабет не могла, подобно Адаму, искренне восхищаться Сингапуром. Все ее мысли были о Рифе. Они приближались к отелю, а она думала, будет ли он в «Рэффлз», когда они вернутся, как отнесется к отказу увидеться с ним? Достанет ли у нее сил оставаться спокойной и невозмутимой, когда всей душой она стремится к нему?..
Уже стемнело, когда рикша подвез их к отелю.
– Иди в номер, прими душ и освежись, – сказал Адам. – А я загляну на минутку в бар, глотну виски с содовой, в горле совсем пересохло.
Элизабет обрадовалась, что можно сразу подняться в номер. Мимоходом она оглядела находившихся в холле людей: Рифа среди них не было. Но он наверняка где-то рядом, она интуитивно чувствовала это. Когда она поднималась по лестнице, ее рука, опиравшаяся на перила, заметно дрожала. Ее переполнял ужас, смешанный с сильным желанием; казалось, она разрывается на части. Как только Элизабет оказалась в относительной безопасности своего номера, она прислонилась спиной к двери и закрыла глаза.
Хватит ли у него безрассудства подойти к ним за ужином? А может, он сейчас уже пьет с Адамом? Преследования Рифа заставляли ее испытывать чувство опасного удовольствия. Такой человек способен покорить любую женщину, помани он только пальцем. А Риф желал именно ее. Она открыла глаза, сделала насколько шагов по комнате, включила свет и задернула противомоскитную сетку. За окном стрекотали цикады, истошно квакали крупные лягушки, известные как «лягушки-быки».
Когда в присутствии Элизабет люди, даже вполне благожелательно относившиеся к Рифу, вроде Жюль-енны или Элен, обсуждали его, у нее возникало чувство, что они говорят о чужом ей человеке. Во всяком случае, она знала совершенно другого Рифа. Рифа, который был очень одинок и в глубине души уязвим, как и сама Элизабет. С этим Рифом у нее было много общего.
Она расстегнула узкий поясок платья и разулась. При первой же встрече между ними возникло редкое единение, не только в физическом, но главным образом в духовном смысле. Было чувство, что она знает этого человека всю жизнь. Элизабет бросила платье на спинку кровати и отправилась в ванную.
Сильная горячая струя из душа ударила в ванну. Элизабет подставила лицо под воду. Никогда ей так ничего не хотелось, как быть вместе с Рифом. Его близость была для нее важнее музыкальной карьеры. Ей хотелось видеть его лицо, засыпая и пробуждаясь. Она хотела есть с ним, спать с ним, вместе с ним смеяться и огорчаться. Хотела сидеть за завтраком напротив Рифа, смотреть, как он бреется, хотела делить с ним чаяния и надежды, сделаться неотъемлемой частью его жизни. Ее слезы смешивались с горячими струями воды. Почему им не было суждено встретиться много лет назад!.. Если бы она не вышла за Адама!.. Если... если...
– Знаешь, в баре подобралась недурная компания, – сказал Адам, заглянув в ванную. – Олово-добытчики из местных, очень осведомленные люди. Знают о япошках всю подноготную. Ты не будешь против, если я попозже спущусь туда и пропущу с ними еще по стаканчику?
– Разумеется, нет! – Шум воды заглушил ее нетвердый голос. Пристыженная, Элизабет поспешно отерла слезы с мокрого лица. Да как она могла сожалеть о прожитых с Адамом годах! Это же бред – даже в мыслях позволять себе такое! Адам – неотъемлемая часть ее жизни. Сильный и надежный, он всегда был ее поддержкой и опорой, с тех пор, когда Элизабет была еще ребенком, и нелепо пытаться освободиться от Адама только потому, что в ней проснулось сильное и неутолимое сексуальное желание.
Выйдя из-под душа, она завернулась в полотенце.
– Больше никого не видел в баре? – спросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более безучастно. – Может, кого-нибудь из наших общих знакомых?
– Нет, никого, – ответил Адам, и его брови чуть заметно сошлись. – Да и кого тут можно встретить? Кроме Эллиота, я ведь не знаю ни души в Сингапуре.
Она прошла к туалетному столику, уселась перед зеркалом и принялась приводить в порядок лицо. Он сказал все, что ей требовалось узнать. Рифа в баре не было. И стало быть, он не предложил Адаму вместе поужинать. Она почувствовала некоторое облегчение, вскоре сменившееся разочарованием.
Адам вопросительно посмотрел на нее, потом отправился в ванную бриться и принимать душ. «Не имела ли она в виду этого Эллиота? – подумал он. – Может, надеялась, что тот тоже придет в бар? А может, она с самого начала знала, что Эллиот будет в Сингапуре?» Расстегнув намокшую от пота рубашку, Адам бросил ее на пол. Должно быть, такие глупости приходят в голову от здешней жары. Несомненно, появление Эллиота на причале было просто совпадением. Да и вообще неудивительно, что этот человек оказался в Сингапуре. Наверняка приехал сюда по каким-то своим делам. Судя по всему, он часто бывает в этом городе.
Встав под горячий душ, Адам протянул руку за мылом и принялся, насвистывая, мыться. Сейчас сама мысль об интимных отношениях Элизабет с Эллиотом показалась ему просто нелепой. Адам усмехнулся про себя, подумав о возмущении жены, узнай она о его опасениях.
– Обуй серебряные бальные туфли! – крикнул он, намыливая грудь и плечи. – Я решил, что не худо будет выпить шампанского и немного потанцевать в честь нашего приезда.
За ужином Элизабет пыталась расслабиться, но у нее ничего не вышло. Пока Адам сравнивал Сингапур и Гонконг, она с беспокойством оглядывалась на посетителей ресторана. Рифа, кажется, не было. Но в горле у Элизабет стоял ком, и ее душу наполняли самые противоречивые чувства.
– Один из тех, с кем я недавно сидел в баре, раньше был брокером на нью-йоркской бирже, – сказал Адам. – Каждое утро в восемь пятнадцать ему приходилось ехать в город из Брайтона. Пять лет назад" ему все осточертело и он приехал сюда. Говорит, что у него ни разу не было повода пожалеть о переезде.
Элизабет улыбнулась, поковыряла вилкой еду и подумала, не наблюдает ли за ней в эту минуту Риф, укрывшись за каким-нибудь папоротником.
Когда они перешли в бар, она старалась внимательно вслушиваться в разговор Адама с его новыми знакомыми о намерении Японии расширить границы империи.
– Простите... я, наверное, не расслышала, – извиняющимся голосом сказала она, заметив устремленный на нее взгляд одного из собеседников. Очевидно, плантатор задал ей вопрос и теперь ждал ответа.
– Я говорю, война в Европе для Малайи не такая уж плохая штука, – вынужден был повторить он, втайне сожалея, что при муже неловко заглядывать ей в вырез платья. – Америка уже в панике, ей требуется больше каучука, чем когда-либо. Здесь каучуковые плантации занимают более трех миллионов акров, если вы в курсе, а кроме того, половина мировых разработок олова в наших руках.
Его голос с явным австралийским акцентом был полон гордости, будто он лично был ответствен за богатые залежи полезных ископаемых.
Элизабет вежливо улыбнулась:
– В таком случае неудивительно, что Япония так интересуется Малайей.
Австралиец в ответ рассмеялся. Судя по всему, она была не только симпатичной, но и сообразительной особой.
– Давайте еще выпьем, – радушно предложил он и стукнул кулаком по стойке, желая привлечь внимание бармена.
Элизабет чуть вздрогнула и слегка коснулась руки Адама:
– Я не хочу пить, дорогой. И разговоров с меня достаточно. Ты не против, если я потихонечку удеру отсюда? День был трудный, я устала.
– Разумеется, дорогая, – сказал Адам, и его глаза потемнели, как бывало всегда, когда она говорила о своем недомогании или о том, что чувствует себя несчастной. – Хочешь, я пойду с тобой?
Она отрицательно покачала головой, понимая, что компания ему пришлась по душе и он с удовольствием поговорит еще немного о планах Японии и способности Англии противостоять ее агрессии.
– Зачем? Я немного подышу воздухом, потом приму ванну и лягу.
Элизабет нежно пожала его руку, пожелала разочарованному австралийцу спокойной ночи и быстро пошла по длинной галерее, которая, огибая дансинг, вела прямиком в сад отеля.
В ресторане Рифа не было, не было его и в баре. Она напрасно думала, что он непременно сюда явится. Как только Элизабет вышла на воздух, горячий и сухой, ей пришло в голову, что если чудом удастся убедить Адама завтра же утром покинуть Сингапур и отправиться в Куала-Лумпур или Джохор, то можно рассчитывать преодолеть все свои страхи, сомнения и искушения.
Узкая, посыпанная гравием дорожка, по которой шла Элизабет, петляла между пальмами и пышно цветущими гибискусами, среди источавших сладкий аромат кустов можжевельника. Мириады ярких звезд горели на черном бархате неба. Элизабет остановилась, разглядывая их: она нашла созвездия Плеяд, Ориона и Тельца.
Сзади, в пахучей темноте, послышались тихие шаги и звук чирканья спички. Элизабет резко обернулась, ее сердце подпрыгнуло, казалось, к самому горлу. Даже не увидев подошедшего, она уже точно знала, кто это. Через секунду из-за гибискуса у поворота показалась мужская фигура.
– Думал, ты не сообразишь прийти сюда. – Риф отбросил спичку и только что зажженную сигарету. Легко одолев несколько разделявших их шагов, он заключил Элизабет в объятия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи людские - Пембертон Маргарет



это что-то, не какие-то слюни и сопли
Грехи людские - Пембертон Маргаретарина
20.09.2011, 15.47





Сильно перевернулась судьба героини почти в самом конце романа тяжело дочиталось если бы автор немного подготовил читателя но скажем побольше встреч с 3 героем было бы лучше. Много глав о военных действиях малость утомляет а так в общем ничего читать можно.
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛика
10.10.2011, 22.18





Сильная вещь!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛена
24.10.2011, 16.33





Роман фантастический.Читала и было ощущение как будто на самом деле все это было.Респект автору.
Грехи людские - Пембертон МаргаретАлёна
20.03.2012, 18.55





очень понравился роман, эмоции захлестывали от чтения и не могла оторваться от романа. Респект автору))
Грехи людские - Пембертон МаргаретАнастасия
5.08.2012, 14.55





Потрясающая книга.После прочтения очень долго находилась под впечатлением.Такая сильная любовь,страсть и такой неожиданный трагический финал...Но я все таки до конца надеялась,что Риф сможет вернутся.Хотя понимала ,что он погиб...
Грехи людские - Пембертон МаргаретТаня
12.08.2012, 23.01





ну прямо перл харбор,книга хорошая но конец трудный,не ожидала.нельзя лишать такой любви г.г-ев!!!
Грехи людские - Пембертон Маргаретнастя
13.08.2012, 7.07





прочитала книгу с большим удовольствием,хотя очень сильно хотелось хэппи-энда,ну очень сильно хотелось.Уж очень хорош был Риф.Книга стоит того,что бы быть прочтенной.Одна из моих любимых
Грехи людские - Пембертон МаргаретХельга
7.01.2013, 0.42





Хорошая книга. Берет за душу. Здесь нет традиционного хеппиэнда. И остается щемящее послевкусие.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
21.01.2013, 23.04





это мой самый любимый роман, читала его года 3 назад, но все еще четко помно развитие событий и имена героев!столько эмоций, не могу передать их словами!rnпосле отого романа решила прочитать все книги Маргарет Пембертон но с каждой прочитаной книгой все больше разочаровывалась, книги почти одинаковые, имена, название поместий, описание героев все одно да потому!!очень жаль, нет разнообразия! но если по отдельности то романы достойные читаются легко!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕкатерина
8.02.2014, 9.09





Книга эмоционально бьет в самое сердце. Такая Любовь и такая Потеря... Невольно задумываешься равна ли чаша весов, когда на одной стороне тихая упорядоченная жизнь а-ля "долго и счастливо", а на другой яркая, но трагичная кратковременная вспышка. И нет ответа.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
7.11.2014, 5.41





Рада и не рада,что нашла этот роман.Так тяжело на сердце -просто плакала,не могла остановиться в конце.Это же любовный роман в конце-то концов -так хотелось счастливой развязки как никогда.Потрясающий роман,но я оказалась не готова к такому концу.Ольга права -бьет прямо в сердце.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТанзиля
10.11.2014, 9.31





Непередаваемые эмоции от книги! До слез жалко, что он не вернулся...роман трогает до глубины души
Грехи людские - Пембертон МаргаретJen-ka
14.11.2014, 8.44





Да, роман очень сильный. Тяжело в конце, действительно хотелось счастливой развязки.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТатьяна
28.11.2014, 7.23





Аплодирую стоя.
Грехи людские - Пембертон Маргаретren
19.02.2015, 17.18





Первая половина книги читается легко, а дальше война-война нудно тошно и неинтересно(((
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛана
8.09.2015, 16.22





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Очень сильный жизненный роман,много страданий,потерь и сожалений,война...разлука.конец счастливый. Порой полезно и такое почитать мне очень понравилось.автор молодец!
Грехи людские - Пембертон Маргаретсоня
4.05.2016, 15.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100