Читать онлайн Грехи людские, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи людские - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи людские - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи людские - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Грехи людские

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Миссис Гарланд нет дома, – немного нервничая, ответила Мей Лин.
Элизабет, вся напрягшись, находилась сейчас в трех футах от нее.
Риф прищелкнул языком, явно давая понять, что сомневается в словах горничной.
– Ты не умеешь лгать, Мей Лин. Скажи миссис Гарланд, что, если она не возьмет трубку, через десять минут я буду у нее.
Элизабет вырвала трубку из рук служанки.
– Ну уж нет! – гневно выкрикнула она, ужаснувшись тому сильному чувству, которое испытала при звуках его голоса. Меньше всего ей сейчас хотелось видеть его в собственном доме.
Тон Рифа изменился.
– Я хочу встретиться с вами в начале Пикроуд, – мягко сказал он.
Она открыла было рот, чтобы возразить, но не смогла издать ни единого звука. Затем она услышала, как Риф положил трубку на рычаг. Элизабет не хотелось отвергать его приглашение. Никогда в жизни она не хотела видеть мужчину так сильно.
– Я пойду прогуляюсь, – слабым голосом произнесла она, обращаясь к Мей Лин. – Когда мистер Гарланд вернется после гольфа, пожалуйста, скажи ему, что я решила покататься по городу и непременно вернусь к ужину.
– Слушаюсь, мисси, – сказала Мей Лин, но в ее взгляде явно читалась обеспокоенность, да и голос китаянки был грустным. Ей очень нравился мистер Эллиот, но в отношениях с женщинами он пользовался дурной репутацией. И кроме того, ей было известно, что мистер Гарланд не испытал бы особой радости, узнай он, что его жена тайком встречается с мистером Эллиотом.
Элизабет поднялась наверх в спальню. Она надела белый льняной пиджак, схватила со стола кожаную сумочку с украшениями из слоновой кости, на несколько секунд задержалась возле зеркала, чтобы увидеть, как выглядит. Ее волосы были гладко зачесаны и собраны в большой узел на затылке. Лицо было очень бледным, даже пепельным; глаза с расширенными зрачками казались огромными. Такое лицо могло быть у женщины, которая готовится – и внутренне готова – прыгнуть в бездонную пропасть. А ведь она всего-навсего собиралась встретиться в начале Пикроуд с Рифом Эллиотом.
Она поглубже вздохнула, стараясь успокоиться. Какая же все-таки она дура! Он ведь не испытывал к ней интереса и наверняка бывал куда счастливее со своей подружкой-малайкой. А если даже он вдруг и заинтересовался ею, то для Элизабет это все равно. Она же счастлива в браке с Адамом. А сейчас собирается встретиться со знакомым мужчиной, немного поболтать и, возможно, пообедать. Ее намерения такие безобидные, а нервозность и страх всего лишь показывают, что Элизабет преувеличивает значение предстоящего свидания и ведет себя так, словно от ее поведения может содрогнуться земля.
Выговорив себе таким образом, она вышла из дома. Выводя «бьюик» из просторного гаража на два автомобиля, Элизабет чувствовала, как ее руки уверенно удерживают руль. Она обязательно поговорит с Рифом о Симоне Хауснере. Недавно в одной из лондонских газет она прочитала о том, что с помощью Хауснера в Палестине создан первоклассный оркестр из музыкантов-евреев, которым посчастливилось убежать от нацистов. Было бы очень интересно узнать об этом. Первый концерт оркестра прошел под управлением Тосканини.
Она покрепче сжала руль. Элизабет не могла вспомнить, когда в последний раз вела интеллигентные разговоры о музыке и музыкантах, о том, что ее интересует больше всего. Когда приходили свежие газеты из Лондона, Элизабет читала вслух обзоры музыкальной жизни, и Адам вежливо выслушивал ее, но не более. Он был не склонен пускаться в рассуждения об услышанном и не обсуждал с ней новости. Элизабет не раз замечала, что, когда разговор с музыки переключался на иные темы, Адам заметно оживлялся.
Дорога петляла среди зарослей бамбука, между папоротников и китайских елей. Риф Эллиот не был музыкантом, но почему-то она чувствовала, что с ним может поговорить о музыке, да и вообще обо всем на свете.
Она миновала четырехэтажное здание в традиционном китайском стиле, выстроенное каким-то торговцем-националистом. Этот стиль был характерен для архитектуры прошлого века. Каждый этаж был отведен для одной из жен хозяина дома. Странно, подумала Элизабет, почему она чувствует себя великолепно всякий раз, когда встречает Рифа? Казалось, она пробуждается ото сна и оживает, увидев его. Когда они ехали в ресторан и Элизабет разглядывала его руки, лежащие на руле, то больше всего на свете хотела почувствовать эти руки на своем обнаженном теле. Волна стыда подкатила к ее горлу. И почему она не страдает по Адаму так бесстыдно и беззастенчиво? И наоборот, испытывает тягу к едва знакомому мужчине? Она не любит этого человека, совсем нет, и никогда не полюбит его, – но одна лишь его интонация, звуки его голоса пробуждали ту чувственность, что спала в ней все годы жизни с Адамом.
Сделав последний поворот, она наконец увидела «лагонду», стоявшую между деревьев. На мгновение, которое Элизабет будет вспоминать до конца жизни, ей захотелось дать газ и проехать мимо. Риф распахнул дверцу и вышел на обочину, высокий, широкоплечий, в расстегнутой на груди рубашке и белых брюках, – и нога Элизабет сама собой надавила на тормоз.
Подняв тучу пыли, машина остановилась. Широко улыбнувшись, Эллиот подошел к ней.
– Лихо катили, я слышал звук вашего автомобиля мили за две отсюда.
Выйдя из «бьюика», она почувствовала некоторую неловкость. Неужели он подумал, что она мчалась сюда из жгучего желания как можно скорее увидеть его?! Она посмотрела на его черные брови вразлет, на подбородок и изгиб губ, и ей стало все равно, что Эллиот мог о ней подумать.
– Такая у меня машина, – с улыбкой ответила она. – Она американская и рассчитана на широкие автострады и на езду по открытому пространству. «Бьюик» не любит пересеченной местности.
Риф осторожно взял ее за руку, и все существо Элизабет отозвалось на это прикосновение.
– Дальше мы поедем в «лагонде», – мягко произнес он. – Она сделана в Британии и ведет себя здесь намного лучше.
– А куда мы поедем? – спросила она, когда Риф раскрыл перед ней дверцу.
– Найдем какое-нибудь тихое местечко на пляже.
– Да, но я не взяла купального костюма.
Он обошел машину и сел на водительское кресло.
– Это не важно, – сказал Риф, и в его взгляде промелькнуло какое-то бесстыдное выражение. – Я ведь тоже не взял.
Он уверенно вел машину к ущелью Вонг Нейчанг. Вместо того чтобы свернуть на ровную дорогу к южному побережью и золотым песчаным пляжам, Риф выбрал узкий путь, по которому Элизабет никогда прежде не ездила. Он петлял по густо поросшей деревьями местности, мимо живописного озерка, затем спустился к подножию горы в роскошные лиловые заросли волчьих ягод и олеандра. Наконец они приехали в небольшую приморскую деревушку.
Море казалось лазурным. За мысом виднелись два крохотных островка в нестерпимо ярких лучах солнца, поднимавших над каждым островком белесое марево.
Риф проехал еще с милю. Дорога закончилась, и машина оказалась на склоне холма.
Это и был Большой Волнистый залив. За их спиной вздымались горные вершины. Несмотря на название, залив был совсем небольшим, надежно защищенным со стороны суши и моря. Поблизости не было ни души.
Элизабет вышла из автомобиля, и счастье внезапно переполнило ее. Неожиданный прилив радости был таким ощутимым и сильным, что впоследствии она могла точно сказать: в это мгновение изменился ее мир и вся жизнь.
– Искупаемся? – спросил он и, не дожидаясь ответа, принялся снимать рубашку. Затем сбросил с ног туфли.
Она секунду поколебалась, затем, помогая себе плечами, сняла пиджак и расстегнула юбку, покорно упавшую на песок к ее ногам.
Обнаженный, Риф выглядел еще прекраснее, он был более мускулистым, чем Элизабет могла себе представить. Его грудь поросла негустыми черными волосами, которые переливались на солнце. Бедра Эллиота были узкими. Без одежды он двигался так же легко и вел себя так же естественно, как в смокинге, среди публики «Пенинсулы» или «Гонконг-клуба».
Элизабет расстегнула блузку и сбросила ее на землю. Риф протянул ей руку. Оставшись лишь в трусиках, бюстгальтере и нижней юбке, Элизабет подала ему руку, и они побежали по серебристому песку и вместе нырнули в лазурную воду.
Окунувшись в море, Элизабет сделала глубокий вдох. Налетевшая волна накрыла ее с головой. Придя в себя, Элизабет уверенно поплыла, зажмурившись и стараясь защитить глаза от соленой воды. Она тихо смеялась от удовольствия. Понаблюдав за ней и убедившись, что она великолепно держится на воде, Риф широко улыбнулся. Его белые зубы красиво выделялись на загорелом лице. Риф кролем поплыл за Элизабет, его движения были плавными и вместе с тем уверенными.
После горячего, обжигающего песка вода показалась приятно прохладной. Волны плавно поднимали Элизабет и покачивали, наполняя ее душу тихим восторгом. С острова дул слабый ветерок, приносивший сладковатый аромат цветов, смешанный с солеными запахами моря.
– Нравится? – спросил Риф, когда они доплыли до самой оконечности мыса.
Лавина морской пены обрушилась на голову Элизабет, а набежавшая волна легко и высоко подняла ее.
– Такое чувство, словно я умерла и оказалась в раю! – восторженно крикнула она ему. Элизабет легла на спину, и море принялось ласкать и покачивать ее. Небо было таким пронзительно ярким, что волей-неволей пришлось закрыть глаза.
Риф плавал вокруг, наблюдая за ней. Он чувствовал, что отныне вся его жизнь неотвратимо изменилась. Прежде он думал, что ему известно чувство любви, и лишь теперь понял, как сильно ошибался. Только сейчас к нему пришла подлинная любовь. В тридцать два года, когда ему самому казалось, что жизненные бури навек ожесточили его сердце и он больше не сможет испытать глубокое чувство к женщине, – именно сейчас он ощутил подлинную любовь, внезапную, как молния, как удар грома. И эта любовь – Риф чувствовал – будет длиться вечно. Он подплыл к Элизабет и сильной рукой обнял ее за талию.
Она открыла глаза, на мгновение в ее взгляде промелькнул страх, но почти сразу же она повернулась и всем телом прижалась к Рифу; море нежно покачивало их, вздымало на гребень волн и плавно опускало.
– Я люблю тебя, – глухо произнес он. – С первого же раза, когда только увидел, сразу же полюбил.
Каскад брызг обрушился на их головы.
– Ты с ума сошел! – выдохнула Элизабет, мотая головой и стараясь стряхнуть воду с лица. Она уперлась обеими руками в грудь Рифа, пытаясь отстраниться. Возбуждение охватило все ее существо.
– Я знаю. – Внезапно его лицо озарилось ослепительной улыбкой. – Но это правда. А здесь ты уж никак не сможешь удрать от меня.
Элизабет чувствовала, как под ее рукой отчаянно колотится сердце Эллиота. Их ноги переплелись в зелено-лазурной воде. Риф тряхнул головой, и капли воды с его волос упали на шею и мощные мускулистые плечи. Как бы со стороны она услышала свой тихий стон: глубокий, похожий на стон от боли. Руки Элизабет сами собой обвились вокруг шеи Рифа. Его губы мягко и нежно прижались к ее губам. Они раскрылись, и Элизабет слилась с ним в поцелуе.
Сверху их накрыла очередная волна, и поневоле пришлось разжать объятия. Вода попала в уши, стекала по лицу. Как только Элизабет сумела раскрыть глаза, она вновь оказалась в объятиях Рифа. Его руки ласкали ее грудь и бедра; они плыли и нежно касались друг друга, как два больших морских существа, которым нечего стесняться и не нужно сдерживать себя.
Когда до берега осталось совсем немного, Элизабет перевернулась на спину и поплыла, грациозно взмахивая руками. Ее темные, напряженные соски с силой упирались в намокшую ткань бюстгальтера. Риф легко и свободно плыл рядом, в его темных глазах плясали огоньки, раньше едва различимые. Время от времени он протягивал руку и касался бархатисто-нежной кожи Элизабет на ее бедрах и груди. Изредка Риф переворачивался на спину и прижимался к ней боком. Они постепенно приближались к берегу, не ощущая ни малейшей усталости.
Дотронувшись ногой до нежного песка, Элизабет остановилась. Волны пенились вокруг. Она не чувствовала былого спокойствия. Казалось, она вдруг опьянела и одновременно лишилась рассудка. От прежней и привычной Элизабет, каковой она всегда была, ничего не осталось. Риф стоял рядом, мокрый и прекрасный в своей наготе. Он был похож сейчас на красивое животное. Его волосы намокли, мускулистое тело было сильным и возбужденным.
Их взгляды встретились, Риф взял Элизабет за руку, и они побежали на берег. Только одно короткое мгновение она испытывала страх. Что, если тело не подчинится ей и она не сумеет почувствовать блаженства, о котором имела лишь смутное представление?
– Что такое? – спросил он, и его брови озабоченно сошлись на переносице. Он опустил Элизабет на песок и стащил с нее намокшее белье.
– Нет, ничего... – Она чуть вскрикнула, когда Риф навалился на нее всем телом и лишил ее возможности пошевельнуться. Она потеряла способность говорить. И потому не смогла объяснить, чего опасается. Для нее занятие любовью всегда оставалось чем-то вроде нежных прикосновений. Никогда еще она не испытывала искрометного восторга близости.
– Ты соленая, – сказал Риф, удерживая ее руки в своих, и приник головой к ее груди.
Он все делал уверенно, без извинений, характерных для Адама. Риф точно знал, чего хочет в ту или иную секунду. Его движения были опытными и властными, и Элизабет покорно отзывалась на его ласки.
– Быстрее, быстрее, прошу тебя... – простонала она, переполненная страстным желанием. Ее нервы были напряжены до предела, тело требовало немедленного удовлетворения.
Он выпустил ее руки. Ладони Рифа были горячими, словно их согревало внутреннее пламя. Он гладил плоский живот Элизабет, ее бедра, интимные уголки ее тела.
– Не спеши, Лиззи! – глухо прошептал Риф, чувствуя, что Элизабет, запустив руки в его волосы, пытается притянуть его к себе, слиться с ним животом и бедрами. – Еще не время, дорогая...
Его губы прижались к губам Элизабет, а руки продолжали ласкать ее. Элизабет подумала, что больше не выдержит этой сладостной пытки. Низкий сдавленный крик вырвался из ее горла. Элизабет ногтями впилась ему в спину. Она умоляла его немедленно взять ее. Наконец Риф овладел ею, и Элизабет переполнило такое блаженство, что казалось – еще немного, и она умрет от сказочного удовольствия.
Никогда прежде не испытывала она ничего подобного. Никогда раньше Элизабет не знала оргазма и даже плохо представляла себе, что это такое. Ее руки конвульсивно напряглись, обняв Рифа еще крепче. Вновь и вновь Элизабет выкрикивала его имя, чувствуя приближение физического и эмоционального экстаза.
Потом она лежала под тяжестью Рифа и думала о том, потеряла ли она в последние несколько секунд сознание или нет. Оргазм легко сотрясал ее тело, и казалось, блаженство будет длиться вечно.
Риф, тяжело дыша, смотрел на Элизабет. В его глазах сквозило удовлетворение триумфатора. Он понимал, что она сейчас напугана. Риф предполагал, что, несмотря на долгий брак, Элизабет совершенно неопытна в сексуальном плане, чтобы не сказать – девственно неопытна. В самом начале, когда Риф ощутил охватившую ее панику и почувствовал сопротивление, он сумел своими действиями успокоить Элизабет. Он улыбнулся, затем наклонился и с предельной нежностью поцеловал ее в губы.
– Ты изумительная женщина, Лиззи, – приглушенно и хрипло сказал он, проводя пальцами по ее щеке. – Просто изумительная, и я больше никогда не отпущу тебя от себя.
Она взглянула в его темные с золотистыми крапинками глаза, казавшиеся после их близости томными. Риф так устал, что ему было трудно пошевельнуться. Элизабет едва заметно покачала прижатой к песку головой.
– Нет, – сказала она, и в ее голосе слышалось грустное сожаление. – Я не твоя женщина, и не тебе решать, отпускать меня или нет, Риф. Я жена Адама, и то, что произошло между нами сегодня... – Ее голос звучал медленно, с расстановкой. – Что произошло сегодня, никогда больше не повторится.
Она увидела в его глазах недоумение. Риф отодвинулся от нее, сел на песок и, взяв ее за руки выше локтя, рывком заставил сесть рядом.
– Давай сразу договоримся, что ты не станешь мучиться от чувства вины, – резко сказал он. – Знай, что мне совершенно не нужны эти редкие свидания от случая к случаю! Я не из тех, кто довольствуется мимолетными встречами в «Гонконг-клубе», или в «Пенинсуле», или же на какой-нибудь вечеринке. Если я сказал, что ты будешь моей, то имел в виду именно это. И если сказал, так оно и будет! Моей! Навсегда, черт тебя побери! – Он с такой силой сжал ее руки, что она вскрикнула от боли. – Я довольно давно живу на свете, чтобы знать наверняка: такое случается однажды. В моем возрасте поздно предаваться безрассудным страстям. Ко мне наконец-то пришла настоящая любовь, и я не собираюсь превращать ее в обычную связь, размениваться на случайные свидания втайне от всех.
Как ни больно было Элизабет, ее охватила безумная радость. Он не из тех, кто бросается словами. Нахлынувший поток страсти поглотил и ее, и Рифа. Он поверил в то, что любит ее. Но и Элизабет, потрясенная сделанным открытием, внезапно осознала, что безнадежно и безвозвратно влюбилась в этого человека. Но тем не менее она не позволит себе больше увидеться с ним. Супружеская верность требовала этого. Долгие годы Адам любил ее всей душой. Худо-бедно, но за время их совместной жизни они приспособились друг к другу. И она вовсе не намерена отвергать Адама лишь потому, что наконец-то узнала, до каких пределов простирается ее чувственность.
– Мне тоже не нужны случайные свидания, Риф, – мягко сказала она. – Но я не вижу другого выхода.
– Выход есть! – Его глаза сверкнули, он вскочил на ноги и насильно поднял ее. – Я хочу, чтобы мы жили вместе. Хочу, чтобы ты развелась с мужем и вышла за меня!
Она покачала головой, и последняя, чудом державшаяся в ее волосах шпилька упала на песок. Волосы свободно рассыпались по плечам.
– Нет! – повторила она, и ее голос прозвучал негромко, но твердо. – Мой брак не то, что твой, Риф. Я замужем за человеком, которого и люблю, и уважаю. Адам всегда был исключительно добр ко мне, ничего, кроме хорошего, я от него не видела. Он отдавал мне всю свою любовь, и я просто не могу отплатить ему черной неблагодарностью. И никогда не смогу!
Риф властно взял ее за подбородок и, почти грубо подняв лицо Элизабет, посмотрел ей в глаза.
– Но ты ведь не любишь его? – спросил он. – То, что мы сейчас с тобой чувствовали, – такого у тебя с ним не бывает, правда?
Элизабет отстранилась. Она вовсе не собиралась откровенничать о том, как она занимается любовью с мужем и что при этом испытывает. По крайней мере Адам заслуживает того, чтобы она никому не говорила правду.
Одежда Элизабет была разбросана по песку. Торопливо одеваясь, она никак не могла справиться с молнией на юбке: руки дрожали, а пуговки на блузке почему-то не хотели лезть в петельки. Несколько минут Риф молча наблюдал за ней, затем подошел к валявшимся неподалеку его брюкам и рубашке. Элизабет торопливо заправила блузку в юбку. Она испугалась того, с какой легкостью между ними образовалась пропасть. И она сама была виновата в том, что эта пропасть разделила их. Риф одевался быстро, но с грацией пантеры, характерной для его движений. Ей никогда ранее не приходило в голову, что мужчина может быть так прекрасен. Она могла бы любоваться Эллиотом часами. Трудно было отвести глаза от его гибкого, стройного тела, хорошо развитых мускулов, голубоватого отлива густых черных волос.
– Я не смирюсь с твоим «нет», так и знай, – сказал Риф, затягивая ремень и подбирая свои туфли. Подойдя к Элизабет, он обнял ее за талию. Она попыталась освободиться, но не тут-то было: он держал ее крепко. – Я люблю тебя, Лиззи, – сказал он, и в его голосе звучало такое страстное желание, его глаза смотрели на нее с такой любовью, что Элизабет почувствовала, как ее горло пересохло, а кровь помчалась по жилам. – И чтобы ты поняла силу моего чувства, я немедленно начну бракоразводный процесс.
Элизабет прижалась к нему, и они обнявшись направились к машине. Если бы не мысль об Адаме, Элизабет не задумываясь обняла бы Рифа и сказала, что готова хоть сейчас переехать к нему, готова жить с ним где угодно, невзирая на возможный скандал, что, если они будут вместе, на все остальное ей наплевать.
– Расскажи мне о Мелиссе, – попросила она бесстрастным тоном, когда они сели в машину. – Я ведь, кроме сплетен, ничего толком о ней не слышала. Говорят, что ты ужасно с ней обращаешься. Что она связалась с Джако Латимером, чтобы успокоиться...
– Она с ним связалась, чтобы тянуть из него героин, – без обиняков ответил Риф, заводя двигатель. – А успокоения она искала с другими. Главным образом с майором из Мидлсекского батальона. Иногда с одним дипломатом из Дома правительства. Иногда со мной, как она сама однажды призналась.
В его голосе слышалась такая горечь, что Элизабет, несколько поколебавшись, спросила:
– Ты ее очень любил?
– Раньше мне казалось, что очень. – Он сжал зубы. – Но она сделала все, чтобы я расстался с этим заблуждением.
Небо над вершиной горы густо порозовело, когда они выбрались на дорогу, ведущую к ущелью.
– Как думаешь, развод ее очень расстроит? – поинтересовалась Элизабет.
Он едва заметно пожал плечами.
– Сомневаюсь. Единственное, что ее может нынче расстроить, – так это известие, что она не сможет дальше доставать героин.
Элизабет помолчала. Она ничего не знала о наркотиках. Потом спросила:
– А как ей удается... сейчас, когда Джако Латимер мертв?..
Риф повернул голову и посмотрел ей в глаза.
– Я достаю ей героин, – сказал он так жестко, что Элизабет даже вздрогнула. – Не давай я ей наркотики, она ложилась бы под каждого китайца, который продает «дурь», и через каких-нибудь полгода умерла. А так я хоть могу дозировать количество героина, которое она потребляет. Немыслимо мгновенно избавить ее от этой пагубной привычки. Однажды в Австралии, когда я еще ничего не знал о Джако, я попытался это сделать, ну и, разумеется, у меня ничего не вышло. Для этого нужно время, но сейчас появились шансы на успех. По крайней мере она еще жива, это уже кое-что.
Морщины вокруг его рта стали глубже. Элизабет вспомнила, как сэр Денхолм Гресби однажды сказал, что Риф Эллиот законченный негодяй, опорочивший свою супругу и превративший ее жизнь в ад. А ведь выясняется, что все совсем иначе. Риф пытался спасти жизнь Мелиссе и даже теперь, после суда, продолжал заботиться о ней и помогать.
Бледно-желтое небо возвещало о наступлении вечера. Риф и Элизабет поднялись на горный перевал, потом дорога пошла под уклон, устремляясь к Виктории.
– Имей в виду, что я не собираюсь держать в голове все то, что ты мне сегодня наговорила, – напористо сказал Риф, останавливая «лагонду» на обочине Пикроуд, неподалеку от того места, где Элизабет оставила свой «бьюик». – Мне наплевать на твоего мужа и на твое желание оставаться ему преданной. Твоя жизнь с ним – уже пройденный этап. А вот жизнь со мной – это действительно важно. Это как раз то, о чем стоит подумать.
Она отвернулась и открыла дверцу машины. Элизабет и хотела бы ему ответить, но боялась, что голос выдаст ее с головой. Риф обогнул машину, попытался было помочь ей выйти, но всем своим видом она показала, что делать этого не стоит, и Риф понял ее.
– Я не буду поступать так, как ты хочешь! – со злостью выдохнула она. – Я вела себя недостойно, и подобное больше не повторится.
– Почему же в таком случае мы были близки? – спросил он. Его глаза горели, брови взлетели на лоб, как у Мефистофеля.
В последний раз она взглянула на Рифа.
– Потому что мне хотелось кое-что доказать себе самой, вот почему, – спокойно ответила она, и тут же ей сдавило горло. – Потому что я так хотела!
И быстро, чтобы он не успел удержать ее, Элизабет отвернулась и бросилась к своему автомобилю. Не оглядываясь, она открыла дверцу, дрожащей рукой сунула ключ в замок зажигания, выжала сцепление и педаль газа.
Риф даже не пытался остановить ее. Она была на грани нервного срыва, и он понимал, что ничего не добьется, если будет и дальше на нее давить. Нужно время, чтобы она успокоилась и хорошенько обдумала все, что сегодня произошло. Нужно время, чтобы она сумела разобраться в своих чувствах, подумала о будущем. Чтобы поняла, что ее будущее связано с ним, а не с Адамом Гарландом.
Элизабет быстро ехала по вечерней Пикроуд. Справа от нее причудливо мерцали огни Виктории, слева возвышалась темная громада горы. Было уже почти семь вечера. Стало быть, ее не было дома пять часов. Она пыталась вспомнить, не приглашены ли они с Адамом куда-нибудь на ужин, не ждут ли сами гостей. Пыталась, но ничего сейчас не припоминала. Она все еще ощущала на своем теле горячие руки Рифа, вспоминала, как он гладил ее бедра, чувствовала вкус его губ, его сильное и умелое тело. Она никогда прежде не думала о дом, что занятие любовью – такое неистовство и вместе с тем такая радость и удовольствие. Элизабет свернула с автострады на дорогу к своему дому. И опять вспомнила, как нежно он проводил пальцем по ее щеке и целовал тоже нежно, с такой любовью, что у нее дух захватывало. Элизабет почувствовала, что ее мелко трясет. Нет ничего проще, чем позабыть все, что было у них с Адамом, наплевать на все и сделаться любовницей Рифа. Это просто, но она не может поступить так дурно.
Она с ходу въехала в гараж. «Райли» Адама уже был там. Сумка с клюшками для гольфа все еще стояла на сиденье. Она взглянула на свое отражение в зеркале заднего вида. Ее волосы были в беспорядке разбросаны по плечам. Косметика стерлась с лица, одежда имела черт знает какой вид. Она вылезла из машины и захлопнула дверцу. Ей нельзя показаться такой Адаму. Он еще подумает, будто она заболела или с ней что-то случилось. Элизабет тихонько пошла через черный ход.
– Мистер Гарланд ожидать на ужин вас, миссис Гарланд, – сказал слуга Чан, с некоторым изумлением разглядывая хозяйку.
Элизабет прошла через кухню и быстро поднялась по лестнице.
– Не говори пока, что я вернулась. Я сама скажу мужу, – заявила она, и на лице слуги изумление сменилось полным недоумением.
– Могу чем-нибудь вам помочь, мисси? – поинтересовалась у нее Мей Лин, поспешив за хозяйкой в спальню.
– Напусти горячей воды в ванну, Мей Лин, приготовь свежее белье и платье, – сказала Элизабет. Ее сердце отчаянно колотилось: что, если Адам все-таки услышал, как она вернулась домой? Что, если он выйдет сейчас и заметит, в каком она виде? Нужно поскорее принять ванну и переодеться.
– Мистер Гарланд очень беспокоился, – сказала Мей Лин, наливая в ванну одеколон.
Элизабет поспешно освобождалась от одежды.
– Мне кажется, у него плохие известия.
Элизабет залезла в ванну и взяла шампунь от «Элизабет Арден». Скорее всего новости касаются положения дел в его компании. В последнее время Адам подолгу засиживался в офисе фирмы, и Элизабет была в курсе, что он собирался встретиться с Леем Стаффордом перед игрой в гольф. Она ожесточенно намыливала голову. Какие бы у него ни были новости, едва ли они хуже того, что случилось. Увидев ее, он наверняка бы почувствовал, что она влюбилась в Рифа Эллиота и намерена прожить с ним остаток своей жизни.
Насухо вытерев волосы, она вышла из ванной, завернувшись в полотенце. На руках у нее были синяки там, где Риф держал ее, когда она заявила, что не собирается уходить от Адама.
– Нет, только не с коротким рукавом, – сказала она Мей Лин, которая поспешила разложить перед Элизабет нижнее белье. – Принеси голубое шелковое с длинными рукавами.
Она уложила волосы в гладкую прическу и скрепила ее заколкой из слоновой кости. Шелк голубого элегантного платья нежно ласкал кожу. Элизабет обула кожаные с тонкими ремешками и на высоком каблуке босоножки, слегка надушилась и оглядела себя в зеркале: нет, на женщину, только что изменившую мужу, она не похожа. Во всяком случае, внешне ничто в ней не говорило об измене. Волосы, глаза, кожа оставались такими же, как и прежде. Другое дело, что в ее душе произошел переворот. Она была уже не той женщиной, которая несколько часов назад уехала из дома. Еще утром ее можно было назвать девственницей в моральном смысле, но теперь она утратила свою невинность.
Адам на веранде просматривал «Гонконг тайме». Рядом на столике стоял бокал с виски. При ее приближении Адам повернул голову. Его обычная улыбка исчезла, лицо было мрачным.
– Привет, дорогой! Извини, что задержалась, – сказала она, обнимая мужа за шею и привычно целуя его в лоб. – Поехала немного покататься и совершенно забыла о времени.
Адам медленно поднялся и обнял жену.
– И все-таки это произошло, – сказал он, и глубокие морщины прорезали уголки его рта. – Сегодня передали в новостях.
– Что произошло? – Элизабет была сбита с толку. Груз придуманной ею лжи, которую она собиралась рассказать Адаму, был так велик, что Элизабет растерялась и на миг лишилась своей обычной сообразительности.
– То, что и должно было произойти, – мрачно произнес он и крепко сжал ее в объятиях. – Великобритания объявила войну Германии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи людские - Пембертон Маргарет



это что-то, не какие-то слюни и сопли
Грехи людские - Пембертон Маргаретарина
20.09.2011, 15.47





Сильно перевернулась судьба героини почти в самом конце романа тяжело дочиталось если бы автор немного подготовил читателя но скажем побольше встреч с 3 героем было бы лучше. Много глав о военных действиях малость утомляет а так в общем ничего читать можно.
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛика
10.10.2011, 22.18





Сильная вещь!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛена
24.10.2011, 16.33





Роман фантастический.Читала и было ощущение как будто на самом деле все это было.Респект автору.
Грехи людские - Пембертон МаргаретАлёна
20.03.2012, 18.55





очень понравился роман, эмоции захлестывали от чтения и не могла оторваться от романа. Респект автору))
Грехи людские - Пембертон МаргаретАнастасия
5.08.2012, 14.55





Потрясающая книга.После прочтения очень долго находилась под впечатлением.Такая сильная любовь,страсть и такой неожиданный трагический финал...Но я все таки до конца надеялась,что Риф сможет вернутся.Хотя понимала ,что он погиб...
Грехи людские - Пембертон МаргаретТаня
12.08.2012, 23.01





ну прямо перл харбор,книга хорошая но конец трудный,не ожидала.нельзя лишать такой любви г.г-ев!!!
Грехи людские - Пембертон Маргаретнастя
13.08.2012, 7.07





прочитала книгу с большим удовольствием,хотя очень сильно хотелось хэппи-энда,ну очень сильно хотелось.Уж очень хорош был Риф.Книга стоит того,что бы быть прочтенной.Одна из моих любимых
Грехи людские - Пембертон МаргаретХельга
7.01.2013, 0.42





Хорошая книга. Берет за душу. Здесь нет традиционного хеппиэнда. И остается щемящее послевкусие.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
21.01.2013, 23.04





это мой самый любимый роман, читала его года 3 назад, но все еще четко помно развитие событий и имена героев!столько эмоций, не могу передать их словами!rnпосле отого романа решила прочитать все книги Маргарет Пембертон но с каждой прочитаной книгой все больше разочаровывалась, книги почти одинаковые, имена, название поместий, описание героев все одно да потому!!очень жаль, нет разнообразия! но если по отдельности то романы достойные читаются легко!
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕкатерина
8.02.2014, 9.09





Книга эмоционально бьет в самое сердце. Такая Любовь и такая Потеря... Невольно задумываешься равна ли чаша весов, когда на одной стороне тихая упорядоченная жизнь а-ля "долго и счастливо", а на другой яркая, но трагичная кратковременная вспышка. И нет ответа.
Грехи людские - Пембертон МаргаретОльга
7.11.2014, 5.41





Рада и не рада,что нашла этот роман.Так тяжело на сердце -просто плакала,не могла остановиться в конце.Это же любовный роман в конце-то концов -так хотелось счастливой развязки как никогда.Потрясающий роман,но я оказалась не готова к такому концу.Ольга права -бьет прямо в сердце.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТанзиля
10.11.2014, 9.31





Непередаваемые эмоции от книги! До слез жалко, что он не вернулся...роман трогает до глубины души
Грехи людские - Пембертон МаргаретJen-ka
14.11.2014, 8.44





Да, роман очень сильный. Тяжело в конце, действительно хотелось счастливой развязки.
Грехи людские - Пембертон МаргаретТатьяна
28.11.2014, 7.23





Аплодирую стоя.
Грехи людские - Пембертон Маргаретren
19.02.2015, 17.18





Первая половина книги читается легко, а дальше война-война нудно тошно и неинтересно(((
Грехи людские - Пембертон МаргаретЛана
8.09.2015, 16.22





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Не могла оторваться от чтения, конец проплакала, ну почему автор закончила так роман? Так ждала хепи-энд... Очень зацепило
Грехи людские - Пембертон МаргаретЕ
17.03.2016, 18.48





Очень сильный жизненный роман,много страданий,потерь и сожалений,война...разлука.конец счастливый. Порой полезно и такое почитать мне очень понравилось.автор молодец!
Грехи людские - Пембертон Маргаретсоня
4.05.2016, 15.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100