Читать онлайн Горе от богатства, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горе от богатства - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Горе от богатства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Маура знала, что никогда не сможет забыть то страшное возвращение домой. Когда лорд Клэнмар упал, схватившись за сердце, они с Изабел в ужасе закричали и вскочили, пытаясь помочь ему.
Неожиданный шум напугал лошадей, они понесли. Кучеру не сразу удалось усмирить их. В те мгновения, пока карета мчалась и прыгала по ухабам, девушки стояли на коленях по обе стороны от распластавшегося тела.
– Дедушка! Дедушка! Очнись, пожалуйста! – кричала в истерике Изабел. – Пожалуйста, открой глаза! Пожалуйста, скажи нам что-нибудь!
Но лорд Клэнмар оставался неподвижным, не открыл глаза, не издал ни звука.
Когда ошалевший кучер успокоил, наконец, перепуганных животных, Маура попросила его ехать быстрее. Он быстро обернулся, увидел, что произошло, и в тревоге стегнул лошадей.
До самого дома Маура держала голову лорда Клэнмара у себя на коленях, Изабел не переставая плакала.
– Он умер, да? – переспрашивала она, всхлипывая. – Может, это из-за жары? Может, лучше велеть кучеру повернуть и отвезти дедушку в Дублин к доктору? Или отвезти его к доктору Пирсу в Рэтдрам? Что нам делать, Маура? Что нам делать?
Первым побуждением Мауры было поскорее вернуться домой. Она понимала, что лорд Клэнмар упал замертво, но ее сознание отказывалось верить в ужас случившегося.
– Вели кучеру проехать мимо дома доктора Пирса. Если он там, мы захватим его с собой в Баллачармиш. Если нет, ему передадут, что мы его ждем.
Доктора Пирса дома не было. Лошади чуть не падали от усталости. Карета мчалась в Киллари. Маура почти не замечала лачуг и провожающих их испуганных взглядов, когда они неслись по деревне, поднимая клубы пыли. Когда карета остановилась у высоких белых стен Баллачармиша, лошади были в мыле.
– Слава Богу! – вырвалось у Изабел, она продолжала крепко сжимать руки деда. – Мы уже дома, дедушка! Все будет хорошо!
Репдлешему хватило лишь одного взгляда на посеревшее лицо лорда Клэнмара, чтобы понять, что случилось. Он тут же бросился за помощью. Мгновение спустя перепуганный лакей и еще кто-то из дворовых уже вносили тело лорда Клэнмара в дом.
Только теперь, когда его уложили на ближайший шезлонг, Маура, наконец, перестала себя обманывать – лорд Клэнмар был мертв. Как во сне она распорядилась, чтобы о случившемся сообщили Кирону, чтобы горничная принесла Изабел нюхательную соль, чтобы заложили свежих лошадей и немедленно послали за доктором Пирсом.
За все это время она не проронила ни слезинки. Неожиданно свалившееся на них горе ошеломило ее. Последние недели она подозревала, что лорд Клэнмар чувствует себя неважно, но ей и в голову не приходило, что все настолько серьезно. Он умер, его больше нет, она не почувствует больше его любви и нежности, его доброго и понимающего, никогда больше не будет рядом.
В кресле тихо плакала Изабел. Кирой уже приехал, и, пощупав пульс у лорда Клэнмара, хотел было накрыть его лицо платком. Но Рендлешем остановил его, показав глазами на Изабел. До прихода доктора Пирса, казалось, прошла целая вечность. Доктор сам накрыл платком лицо умершего.
С Изабел сделалась истерика. Забота о ней несколько успокоила Мауру. Они, но крайней мере, вместе, а значит, не до конца осиротели. Первые семена тревоги посеял в ее душе Кирон.
– Изабел известно что-нибудь об условиях завещания лорда Клэнмара? – спросил он утром в день похорон.
Маура покачала головой, ей было слишком тяжело, чтобы думать о постороннем.
– Значит, она не знает, кого лорд Клэнмар назначил ее опекуном?
– Нет. А разве нужен опекун? – Маура с удивлением посмотрела на Кирона.
Теперь Кирон недоуменно смотрел на Мауру.
– Конечно. Только не говори мне, что вам это не приходило в голову, и вы не знали, что не сможете жить здесь, как раньше. Изабел только недавно исполнилось шестнадцать – у нее, разумеется, должен быть опекун.
Крошечные зернышки страха дали первые ростки.
– Но у Изабел никого нет. Ее бабушка по матери слишком стара и больна, да она и не захочет покинуть свой дом в Англии, чтобы переехать в Баллачармиш.
Она не договорила, увидев выражение глаз Кирона.
– Боже правый! – воскликнула она с побелевшим лицом, наконец-то начиная понимать, что все это для них значит.
Они стояли в саду. Кирон нежно взял ее за руку, подвел к чугунной, выкрашенной в белый цвет скамейке и усадил.
– Я не верю, не могу поверить, – слабым голосом произнесла она. – Ты хочешь сказать, Изабел придется покинуть Баллачармиш?
Он утвердительно кивнул, его выразительное, с крупными чертами лицо было печально.
– Не одной Изабел, – медленно произнес он. – Ты никогда не думала, какие распоряжения лорд Клэнмар может оставить в отношении тебя?
Маура покачала головой, не спуская с него глаз. До нее, наконец, дошло, о чем говорит Кирон, и она ужаснулась. Кирон понял состояние Мауры и попытался ее успокоить:
– Не бойся, дорогая. Лорд Клэнмар знал, как сильно вы с Изабел любите Баллачармиш. Я уверен, он оставил соответствующие распоряжения.
– А если нет?
– Тогда наше с тобой будущее покрыто мраком неизвестности.
У Мауры округлились глаза.
– Но ты, надеюсь, останешься здесь управляющим? Новому лорду Клэнмару, кто бы он ни был, все равно потребуется управляющий.
– Кто знает? – Кирон едва заметно пожал плечами. – Он запросто может назначить нового управляющего, а может вообще продать и дом, и поместье.
Маура молчала. Она была не в состоянии вымолвить ни слова.
– …и вышеупомянутый новый лорд Клэнмар назначается опекуном леди Дэлзил. – Дублинский стряпчий с видимым облегчением закончил читать завещание.
Изабел и Маура растерянно посмотрели через стол друг на друга.
– А лорд… – нерешительно начала Изабел, ей было невыносимо трудно называть этим привычным именем не дедушку, а его кузена, к которому по наследству перешел титул. – А лорд Клэнмар захочет переехать сюда, в Баллачармиш?
Стряпчий смутился. Вскрытие завещания в отсутствие законного наследника всегда было весьма щекотливым делом.
– Не могу сказать, леди Дэлзил. Как вам известно, новый лорд Клэнмар не отличается завидным здоровьем, он и сегодня не смог присутствовать на чтении завещания из-за неважного самочувствия. Что касается вас, он передал распоряжение, чтобы вы в сопровождении друга вашего дедушки, мисс Марлоу, приехали к нему в Лондон.
– А Маура? – с дрожью в голосе спросила Изабел. – Маура тоже поедет с нами?
Стряпчий избегал взгляда Изабел, он хорошо помнил последний разговор с покойным лордом Клэнмаром, после которого составил по его просьбе новое завещание, так и оставшееся неподписанным.
– Этого я сказать не могу, леди Дэлзил. Конечно, нового лорда Клэнмара известили о ваших обстоятельствах… что у вас есть компаньонка…
Он не смог продолжать. Компаньонка Изабел – ее сводная сестра, а девушки не знают об этом. Он – единственный человек, которому известно, что их связывают родственные узы. Внезапная смерть лорда Клэнмара поставила его в затруднительное положение. Если он промолчит, девушки так и не узнают о своем родстве. Но как им сказать об этом? У него нет доказательств, нет никаких документов. После мучительных раздумий молодой человек пришел к заключению, что лучше всего промолчать. У покойного лорда Клэнмара было более чем достаточно времени рассказать девушкам об их родстве. Он этого не сделал, значит, так тому и быть. Его, стряпчего, это не касается. Немного успокоившись, он продолжил:
– Я еще не получил никаких указаний относительно мисс Сэлливан, но постараюсь выяснить намерения его светлости.
Позже, когда они уже в сумерках приближались к небольшому семейному кладбищу, где похоронили лорда Клэнмара, Маура обреченно сказала:
– Даже если бы новый лорд Клэнмар и распорядился, чтобы я сопровождала тебя в Лондон, я все равно не смогла бы, Изабел. Я не могу оставить маму.
Они одновременно подумали об Элен и Китти, которые столько времени ухаживали за больной Мэри, и о том, что теперь, очевидно, этому пришел конец. Девушки молчали. У них не было сил обсуждать это вслух. Китти и Элен получат распоряжение вернуться в Баллачармиш, возврата к прошлому не будет. Баллачармиш перестал быть для них родным домом. Но еще тяжелее была мысль о том, что их разлучают. Они нарезали по букету роз, чтобы положить их на могильный холмик вместо искусственных восковых лилий, которыми украсили его в день похорон. Девушки вспоминали счастливые, беззаботные дни, когда они втроем сажали эти розы, а Кирон им помогал. Ничего этого больше не будет. Не будет споров о теории Дарвина или о гражданской войне в Америке. Не будет увлекательных прогулок к подножию гор Кидин и Лугнаквиллия. Девушки с нежностью поцеловали розы, положили их на могильный холмик и повернули в сторону Баллачармиша. Багряно-красное солнце опускалось за озеро Суир.
– Я должна уехать через две недели, – сказала Изабел дрожащим голосом, читая письмо, украшенное гербом Клэнмаров. – Мисс Марлоу останется с нами до отъезда, она же поедет со мной в Лондон.
Изабел лежала, ей принесли завтрак в постель. Маура подошла к окну. Она только что вернулась со своей ежедневной верховой прогулки по утрам. Подол ее юбки намок от росы. Маура смотрела на луга и пастбища, понимая, что сейчас услышит известие, которого так страшилась. Маура не хотела, чтобы Изабел увидела ее глаза в этот миг.
За спиной Мауры Изабел положила письмо на поднос с завтраком и испуганно сказала:
– Баллачармиш закроют. Новый лорд Клэнмар пишет, что недостаточно хорошо себя чувствует, чтобы жить здесь, и не испытывает ни малейшего желания приезжать сюда. – Безудержные слезы хлынули у нее из глаз. – Я не вынесу этого. Почему нельзя, чтобы Баллачармиш был мой? Почему он должен принадлежать человеку, который никогда его не видел, и видеть не хочет? Почему дедушка не предупредил нас о том, что может случиться после его смерти?
– Потому что не знал, – ответила Маура. Боль в сердце была так сильна, что девушка не знала, как с ней справиться. – Возможно, его наследник все же решит поселиться в Баллачармише, и мы будем жить здесь, как прежде.
– Может быть, когда мне исполнится двадцать один год, лорд Клэнмар разрешит мне сюда вернуться? – Изабел вдруг загорелась надеждой. – Тогда мы снова будем вместе, и твоя мама сможет жить с нами, и Кирон опять будет управляющим.
Кирон. Маура еще крепче сжала руки. Новый управляющий уже назначен, Кирон собирается на юг, в Уотерфорд, управляющим к лорду Байсестеру. Когда Изабел уедет в Лондон, у Мауры не останется никого, кроме матери.
Спустя два дня Кирон примчался верхом в Баллачармиш с известием, которого он сам давно уже ожидал и боялся. Ночью умерла Мэри Сэлливан.
– Неправда! Ей же стало лучше! Вчера она совсем отчетливо произнесла мое имя. – Маура смотрела на него, не веря его словам.
– Мне очень жаль, – неловко сказал Кирон, его лицо, покрытое бронзовым загаром, осунулось. – Элен говорит, что она умерла, не мучаясь. Просто заснула и не проснулась.
– Боже правый! – Маура закрыла лицо руками. – Обними меня, Кирон, обними покрепче!
Он с готовностью прижал девушку к своей широкой груди, и впервые за всю страшную неделю Маура разрыдалась. Она оплакивала лорда Клэнмара, свою мать, Баллачармиш. Она плакала и плакала, сердце у нее разрывалось. Кирон прижимал Мауру к себе и гладил по голове большой сильной рукой.
– Во всяком случае, у тебя теперь есть будущее, – заговорил он, когда Маура немного утихла. – Ты можешь поехать с Изабел в Лондон. Ты не останешься одна.
– Ты прав, – согласилась Маура с последними словами Кирона. Она отерла рукой слезы с лица и посмотрела на юношу. Маура была очень бледна, глаза так потемнели от горя, что зрачков не было видно. – Кирон, ты свяжешься со священником, поможешь с похоронами?
Он кивнул, все еще прижимая ее к себе, и вдруг его охватило желание наклониться и поцеловать Мауру в губы. Он медленно отпустил девушку, потрясенный неожиданно возникшим у него чувством. Как это случилось? Когда Маура успела превратиться из маленькой жизнерадостной девчушки в такую соблазнительную и красивую девушку? Всю жизнь он считал ее младшей сестренкой. Но сейчас понял, что Маура навсегда перестала быть для него сестрой.
– Надо сказать Изабел, – произнесла, наконец, Маура севшим от плача голосом. Она повернулась и пошла прочь.
Кирон смотрел ей вслед, не в состоянии пошевельнуться. Боже правый, до чего же не вовремя он понял, что испытывает к Мауре не братские чувства, как прежде, а самое настоящее желание. Лорда Клэнмара только что похоронили, тело матери Мауры еще не остыло, а сам он собирается на новое место в Уотерфорд.
– Святые угодники! – вырвалось у него. – Что теперь будет? Что будет?
Мэри хоронили на церковном кладбище Рэтдрама. Маура думала, что народу будет совсем мало, но, кроме нее самой, Изабел и Кирона, пришли доктор Пирс и все, кто служил в Баллачармише. Рендлешем, сразу постаревший и осунувшийся, получил уведомление об увольнении, как и все остальные слуги. Маура не знала, что он собирается делать – будет ли он искать новую должность или спокойно заживет на щедрую пенсию, которую назначил ему лорд Клэнмар в своем завещании. Миссис Коннор тоже пришла, она молчала, поджав губы. На край могилы она положила букет из шпорника и водосбора. Китти и Элен тоже положили по букетику душистого горошка, который собрали утром.
К полнейшему изумлению Мауры, пришел даже старик Нед Мерфи, трезвый, в грязно-полосатых брюках, изменивших его до неузнаваемости. Мауре показалось, что эти брюки она раньше видела на Рендлешеме, и решила, что это Кирон раздобыл их для Неда. Даже несгибаемая протестантка мисс Марлоу решилась прийти в костел, хотя и чувствовала себя неуютно среди чуждых ей католических святынь. «Conquiescat in pace… dei gratia…»
Маура окинула прощальным взглядом костел, в котором молилась всю жизнь. Через несколько дней они с Изабел уезжают в Лондон. Одна глава ее жизни окончилась. Начинается следующая. Ради матери Маура сделает все возможное, чтобы не вернуться к той жизни, которую оставила когда-то в Киллари. Как порадовалась бы мать, узнав, что Маура вместе с Изабел едет в огромный город! Но только на несколько лет. Когда Изабел станет совершеннолетней и вступит в права наследства, новый лорд Клэнмар конечно, не будет возражать против того, чтобы она вернулась в Баллачармиш. Пять лет. Пока они вместе, можно все вынести, даже пять лет разлуки с Баллачармишем.
– Кто она? – в изумлении переспросил новый лорд Клэнмар своего молодого секретаря. Они сидели в лондонском клубе лорда.
– Дочь одного из арендаторов, ваша светлость, – ответил секретарь, явно забавляясь. – По словам местного доктора, прежний лорд Клэнмар считал, что при соответствующем образовании дочь крестьянина невозможно отличить от дочери пэра. Он попытался доказать это на практике и сделал девочку компаньонкой леди Дэлзил.
– Дочь ирландского крестьянина не отличить от дочери английского пэра? – недоверчиво повторил лорд Клэнмар. – Что за чепуха? Полнейшая чепуха! Ей здесь делать нечего. Если моей подопечной нужна компаньонка, она у нее будет, но соответственно ее положению, а не босая невежественная крестьянка. Немедленно сообщите, что эта девица не может сопровождать леди Дэлзил, как было оговорено раньше.
– Слушаюсь, сэр, – послушно отозвался немного огорченный секретарь. Если бы не решение лорда Клэнмара, мужичка приехала бы с леди Дэлзил, и они могли бы отлично позабавиться на ее счет. Разочарованный, что мишени для острот и розыгрышей не будет, он написал письмо мисс Марлоу, уведомляя ее о решении своего господина.
* * *
– Не может быть! – воскликнула Изабел с полными от ужаса глазами. – Мы с Маурой вместе уже девять лет. Дедушка не хотел, чтобы мы разлучались. Необходимо немедленно написать лорду Клэнмару, объяснить все.
Мисс Марлоу беспомощно всплеснула руками в старческой гречке.
– Изабел, я не могу этого сделать. Я сочувствую тебе, моя дорогая, сочувствую всем сердцем, но твой опекун принял решение, и мы ничего не можем поделать.
– Но можно ведь что-то придумать! – не сдавалась Изабел в отчаянии. – Я отказываюсь ехать в Лондон без Мауры!
Мисс Марлоу боялась, что вот-вот лишится чувств, она уже было подумала послать за доктором Пирсом. Не в ее силах изменить что-либо. Она не понимала, почему ее старинный друг умер, не оставив завещания, в котором прояснил бы положение Мауры. И о родителях Мауры он никогда ничего не говорил. Много лет она сопровождала девушек, когда они приезжали в Дублин за покупками, и все эти годы не сомневалась в благородном происхождении Мауры. Мисс Марлоу не могла оправиться от потрясения, узнав, что Маура крестьянская дочь.
– Неужели лорд Клэнмар не понимает, как одиноко мне будет в Лондоне? – спросила Изабел, меняя тактику, теперь она говорила мягко и вкрадчиво. – Я никого там не знаю, даже самого лорда Клэнмара.
– Я уверена, его светлость быстро подберет тебе компаньонку и…
– Но если у меня будет компаньонка, то почему ею не может быть Маура? – не сдержавшись, закричала Изабел. – Я уверена, дедушка не хотел, чтобы мы вот так расстались. Как я буду жить в чужом доме, с незнакомыми людьми, в большом городе, где ничего не знаю?
– Прекрасно! – оборвала ее мисс Марлоу с такой неожиданной твердостью, что Изабел изумленно замолчала. Мисс Марлоу и сама удивилась своей вспышке: она никогда в жизни ни с одним человеком так резко не говорила, и только тревога за будущее Мауры вывела ее из равновесия.
Что будет с Маурой? В завещании лорд Клэнмар не упомянул ее совсем. Мать у нее умерла, других родных не было. Мисс Марлоу сомневалась, что новый лорд Клэнмар разрешит Мауре занять домик, где жила ее мать. Против переезда Мауры в Киллари он, конечно, возражать не будет, но как можно жить в такой нищете после стольких лет беззаботной жизни в Баллачармише?
Мисс Марлоу принялась за вышивание в надежде, что работа успокоит ее. Благодаря причудам лорда Клэнмара Маура получила исключительно хорошее образование. Будь она немного старше, она бы без труда нашла место гувернантки. Но ей всего семнадцать. Вряд ли кому-то захочется иметь гувернанткой девушку – почти ровесницу своим детям.
– Я сама напишу своему опекуну, – решительно заявила Изабел, поняв, что мисс Марлоу не станет просить лорда Клэнмара за Мауру.
Мисс Марлоу мрачно посмотрела на Изабел:
– Уже поздно, дорогая. Мы уезжаем в пятницу.
Кровь отлила от лица девушки.
– Тогда я поговорю с ним о Мауре, как только приеду.
Мисс Марлоу согласно кивнула. Это можно попробовать, но в душе она была уверена, что все бесполезно.
Маура отправилась на верховую прогулку по окрестностям озера Суир. В то самое мгновение, когда мисс Марлоу с грустью прочитала распоряжение лорда Клэнмара относительно Мауры, девушка ясно осознала, что означает его решение для ее будущего. Она оставалась совсем одна и рассчитывать могла только на себя. За душой у нее не было ни гроша.
Маура соскользнула с седла, привязала пони к дереву, ослабила у него подпругу. Оставив его пастись, она направилась к пустынному берегу.
Как могло так случиться? Лорд Клэнмар всегда относился к ней как к родной, почему же он не упомянул ее в завещании? С тяжелым сердцем Маура опустилась на большой валун и устремила взгляд на тихую гладь озера, окруженного горами. Или он был твердо уверен, что проживет еще много-много лет и у него впереди достаточно времени для нового завещания? Может быть, он собирался позаботиться об ее будущем, когда ей исполнится восемнадцать лет? А может, считал, что, дав Мауре хорошее образование и прекрасный дом, уже достаточно для нее сделал?
Пустельга пронеслась над самой водой, сверкнув спинкой в лучах заходящего солнца. Все было спокойно вокруг – ни звука, ни шороха. Маура сидела неподвижно, она пыталась понять, почему лорд Клэнмар позаботился в завещании о Рендлешеме, об остальных слугах, но не вспомнил о ней. Или он вовсе не был так привязан к ней, как казалось? Маура не сомневалась, что, как только в Киллари и Рэтдраме станет известно о содержании завещания, сплетням и домыслам не будет конца.
Тишину потревожила пара зябликов, они что-то не поделили и подняли страшный шум в кустах можжевельника неподалеку от Мауры. Маура вдруг почувствовала, как из глубины ее души поднимается уверенность. Сплетники разочаруются. Лорд Клэнмар любил ее, любил ее так же сильно, как она его. То, что он не упомянул ее в завещании, – недосмотр, случайность. Она поднялась с валуна, совершенно успокоившись. Не надо больше ломать голову над завещанием. Сейчас важно только будущее. Наверное, многие в Киллари убеждены, что ей ничего не остается, как только вернуться в лачугу, которая когда-то была ей домом, ждут не дождутся, чтобы слететься к ней, как слетаются стервятники к добыче, и позлорадствовать над такой переменой ее судьбы. Маура невесело улыбнулась – они просчитаются. У нее есть выбор – можно попытаться найти место в Дублине.
Погруженная в невеселые мысли, Маура направилась к своему пони. Если она поселится в Дублине, это всего в восемнадцати милях от усадьбы. Но где взять силы не думать о Баллачармише, не возвращаться к его запертым на все замки дверям и забитым окнам?
Пони тихонько заржал от радости, увидев хозяйку, и она потрепала его за холку. «Но я этого не сделаю», – решительно сказала Маура вслух. А что делать? Она посмотрела вдаль, за озеро, и ответ вдруг пришел ей в голову, такой простой и ясный, что Маура споткнулась и едва не упала. Она начнет новую жизнь далеко отсюда. Она сделает то, что до нее уже сделали тысячи. Она уедет в Америку.
* * *
– В Америку?! – От неожиданности Изабел выронила щетку для волос в серебряной оправе, которой расчесывала волосы за туалетным столиком, и повернулась лицом к Мауре.
– А почему бы и нет? Для меня нет будущего в Ирландии. Самое большее, на что я могу рассчитывать, это место гувернантки.
– Но я думала… Я думала, ты останешься здесь, пока мне не исполнится восемнадцать, – растерянно говорила Изабел. – Ты могла бы пожить в домике своей мамы…
– Мама не платила за дом, – мягко прервала ее Маура. – Неужели ты думаешь, мне позволят занять его бесплатно? А денег на аренду у меня нет.
Изабел в ужасе смотрела на Мауру, только сейчас она осознала всю безысходность ее положения.
– Но должен же быть какой-то выход…
– Никакого выхода нет, – ответила Маура с бесконечной грустью. Она пересекла комнату и села рядом с Изабел. – Для меня нет будущего в Ирландии, Изабел. Я не смогу быть гувернанткой в Дублине и все время помнить, как мучительно близко от меня Баллачармиш. Я вовсе не хочу быть гувернанткой, а в Америке мне, быть может, удастся заняться чем-нибудь иным.
Изабел сжала руки Мауры.
– Других путей нет? Маура покачала головой.
– Боже правый! Мне была невыносима мысль, что нас будет разделять Северное море, но Атлантический океан! – побледнев, воскликнула Изабел.
– Чтобы пересечь его, нужно чуть больше десяти дней, – отозвалась Маура так, словно это какой-то пустяк.
– Но как ты уедешь? – Изабел с беспокойством посмотрела на нее. – У тебя же нет денег, а я не знаю, какое содержание назначит мне лорд Клэнмар, да и когда это еще будет?
– Успокойся, – нежно произнесла Маура. Она была рада, что Изабел приняла ее предложение без истерики. – Я что-нибудь придумаю.
– Но что? Каюта стоит не меньше двадцати гиней…
– Четвертый класс! Маура, но это невозможно. Там так грязно и тесно…
– Десять дней можно потерпеть.
– Но у нас и восьми гиней нет, может, мисс Марлоу…
– Я не собираюсь просить денег у мисс Марлоу, – ответила Маура, с ходу отметая такое предложение. – Я продам свои платья и наберу денег.
Кровь отхлынула от лица Изабел.
– Продашь свои платья?! Но как же ты будешь без них?
– Обойдусь, – ответила Маура с равнодушием, которого Изабел не могла понять. – Миссис Коннор с радостью купит мои шелковые платья, а Китти и Элен – муслиновые. Мисс Марлоу возьмет мои перчатки и зонтики от солнца, а Рендлешем и Кирон будут счастливы приобрести мои книги.
Голос у нее дрогнул, когда она произнесла имя Кирона. Он оказался прав в своем предположении – новый лорд Клэнмар назначил своего управляющего. Эта новость стала известна сразу после оглашения завещания.
– Когда уезжает Кирон? – спросила Изабел расстроенно, не представляя, как она будет жить без Мауры, без Кирона, без всего, что было ей так дорого.
– Послезавтра.
Девушки избегали смотреть друг на друга, они не могли вымолвить ни слова, понимая, что могут никогда больше не увидеть Кирона.
Они сидели, прижавшись друг к другу, на изгороди большого выпаса. Маура была в амазонке из темно-зеленого бархата и мягких сапожках для верховой езды. Она надела этот костюм и сапожки в последний раз. На них уже нашлись покупатели, да и на остальные платья тоже.
– В Америку? – Кирон удивленно приподнял брови. – Конечно, там возможностей побольше, чем в Дублине.
Он тоже собрался в дорогу – через плечо был небрежно перекинут сюртук, который он придерживал одним пальцем, видавшая виды дорожная сумка стояла у его ног. Он почти не спал накануне. Кирон никак не мог решить, делать ли Мауре предложение, чтобы потом увезти ее в Уотерфорд. По характеру он не был семейным человеком, но эта мысль весьма привлекала его. Кирон вдруг понял, что знает Мауру всю ее жизнь.
Ему было семь лет, когда Мэри Сэлливан вернулась в Киллари с Маурой на руках. С тех пор он не оставлял их, помогая во всем. А когда Маура поселилась в Баллачармише, и Кирон стал управляющим, они сблизились еще больше, катались верхом почти каждый день, обсуждали ее занятия, его работу в поместье, им было легко и весело вместе, их связывало общее прошлое. И вот предстоит расставание. Если Маура действительно уедет в Америку, как задумала, он, скорее всего, никогда ее больше не увидит. Он спросил быстро, как бы между прочим:
– Если бы у тебя был выбор, ты бы осталась в Ирландии, Маура?
– Нет, – не задумываясь, отозвалась девушка. – Нет. Я бы осталась только в Баллачармише.
Баллачармиш. Кирон мог предложить Мауре многое. Как управляющему лорда Байсестера ему полагался хороший каменный дом, он будет уважаемым человеком. Но предложить ей ничего похожего на Баллачармиш он не может. А Кирону вовсе не хотелось, чтобы его жена тосковала по дому и жизни, которые он ей никогда не сможет обеспечить. Но не только это мешало ему заговорить о свадьбе. Семейная жизнь – дело хлопотное. Пойдут дети, возрастет ответственность, а ему всего двадцать пять лет, перед ним вся жизнь, и он собирается насладиться ею сполна, так зачем связывать себя!
Слова, чуть не сорвавшиеся у него с языка, так и остались невысказанными. Кирон знал, он никогда не забудет это мгновение и однажды горько раскается, что промолчал.
– Напиши, как доберешься до Нью-Йорка, – отрывисто сказал он. Кирон больше не надеялся на свою выдержку. Он соскочил с изгороди, неожиданно по-взрослому поцеловал Мауру в губы, подхватил сумку и зашагал прочь.
Несколько минут Маура соображала, что произошло. В голове у нее все поплыло, и она крепко ухватилась руками за изгородь; чтобы не упасть. Может быть, надо побежать за ним, сказать, что она передумала? Что она не представляет жизни без него и что, возможно, в Уотерфорде или соседнем от Килкенни найдется место и для нее?
Кирон был уже ярдах в ста. Проклиная свою нерешительность, Маура наблюдала, как он бросил сумку в поджидавшую его повозку, как запрыгнул в нее и уселся рядом с дворовым мальчиком-возницей, который должен был довезти его до вокзала в Рэтдраме.
– Кирон! – Маура спрыгнула с изгороди и побежала. – Кирон!
Но было слишком поздно, дул встречный ветер, Кирон не расслышал ее слов.
– Кирон! – крикнула она еще раз, не останавливаясь. Повозка подпрыгивала по пыльной дороге на Киллари и вскоре скрылась за поворотом.
Маура остановилась, от бега закололо в боку. Чувства и мысли ее смешались. А может, и лучше, что он не услышал ее? Может быть, приняв его предложение, она бы стала ему обузой, а не другом? И поцелуй, возможно, ничего не значит. Кирон, наверное, всех горничных поцеловал на прощание точно так же. Она крепко обхватила себя руками, дыхание стало ровнее.
Значит, судьбе угодно, чтобы Кирон не услышал ее, чтобы ушел из ее жизни навсегда, как ушли лорд Клэнмар и мама. Что ж, она смирится и с этой потерей, перенесет ее так же, как и прощание с Изабел.
Изабел наотрез отказалась покинуть Баллачармиш до отплытия Мауры. Раздосадованная мисс Марлоу телеграфировала лорду Клэнмару, что они смогут прибыть в Лондон только тремя днями позже оговоренного срока. Она весьма неохотно согласилась сопровождать девушек в нелегкой поездке по железной дороге до порта Квинстаун. Она понимала, что, если откажется, Изабел отправится в поездку одна. Когда выехали из усадьбы, Маура ни разу не посмотрела назад. Она знала – стоит ей оглянуться, и она не сможет с собой справиться. Она уселась в экипаж с одной небольшой сумкой, побелевшим лицом и полными горя глазами.
Когда проезжали через Киллари, деревушка, казалось, вымерла, и Маура благодарила небо за это. Изабел держала ее под руку, ей вспомнился тот давний день, когда она впервые ехала в Баллачармиш, и крошечная детская фигурка с высокого косогора радостно махала ей рукой.
В Квинстауне они быстро доехали от вокзала до порта на извозчике. Когда они поравнялись с вереницей экипажей, выстроившихся в очередь к трапу первого класса, извозчик, извиняясь, сказал:
– Мадам, я не могу подъехать ближе к вашему трапу. К трапу четвертого класса нет подъезда.
На причале стояли невообразимые суматоха и шум. Справа oт них, ближе к носовой части корабля, устремлялся вверх трап первого класса. По нему поднимались хорошо одетые пассажиры, сновали носильщики с багажом. Слева от них бедно одетые люди плотной толпой проталкивались к трапу, ведущему в чрево корабля.
Видя растерянность мисс Марлоу, извозчик объяснил:
– Трап для пассажиров четвертого класса слева, мадам.
Мисс Марлоу бросила один только взгляд на напирающую толпу полуголодных оборванных ирландцев с котомками в руках и сказала почти без чувств:
– Все, дальше нельзя. – Она повернулась к Мауре. – Моя дорогая, мы должны проститься здесь. Спаси тебя Бог.
Маура поцеловала ее в щеку, пытаясь сдержать сдруг нахлынувшие слезы. Она сошла вниз, Изабел – за ней.
– Изабел, сейчас же вернись! – испуганно потребовала мисс Марлоу. – Это опасно, Изабел! Изабел!
– Я пойду с Маурой, – невозмутимо ответила девушка, пропуская мимо ушей призывы мисс Марлоу. Она взяла Мауру под руку, и они направились сквозь толпу отчаявшихся людей к трапу.
– Трап для благородных на носу! – крикнул один из матросов, увидев в толпе черный шелковый кринолин Изабел.
Мауре было проще. Чтобы собрать денег на проезд, она продала все, что имела, включая траурное платье, которое не снимала после смерти лорда Клэнмара. Оставила себе одно-единственное платье с высоким воротничком, прочное, из плотного ситца цвета черники, почти траурное. Из вещей у нее в сумке лежали только шаль, несколько нижних сорочек и ночная рубашка.
– Для благородных трап на носу! – опять повторил матрос.
Маура искренне сожалела, что не может внять его словам. Терпкий запах пота и здесь был почти невыносим, а она знала, что в трюме будет еще хуже. Завидуя тем, у которых будут отдельные каюты и относительные удобства, она плотнее прижала сумку к груди и продолжила свой путь сквозь толпу.
Впервые в жизни Изабел так близко видела бедняков.
– Это ужасно! – вырвалось у нее, когда они пробились ктрапу, – Как ты поедешь с ними? У них же вши! Блохи!
У Мауры чуть не сорвалось, что, если она и подцепит вшей, это будет не впервые в ее жизни, у нее часто были вши в детстве, когда она жила в Киллари. Толпа немытых, вонючих тел напирала на девушек, и Мауру вдруг захлестнула волна сочувствия к этим людям. Когда-то она была такой же грязной, как они. Как и Маура, они вынужденно покидали страну, которую любили. Каждый из них надеялся начать новую жизнь в Америке, и она тоже надеялась, что сумеет использовать полученное образование с пользой для себя. У них очень много общего, гораздо больше, чем думает Изабел.
Матрос у трапа попросил Мауру предъявить билет, мысли о попутчиках вылетели у нее из головы, и она в ужасе сказала:
– Изабел, здесь мы попрощаемся. Дальше тебе нельзя.
Изабел плакала навзрыд.
– Пиши мне, пиши каждую неделю, слышишь?
– Непременно. – Маура поставила сумку и, не заботясь о ней, в последний раз обняла Изабел.
– Проходите, проходите, – поторопил Мауру матрос. – За вами еще полторы сотни людей, проходите же!
Как во сне Маура подняла сумку и ступила на трап. Толпа сразу же поглотила Изабел. Маура спустилась в трюм, там было почти темно, и стоял нестерпимый смрад.
Все отъезжающие отчаянно старались протиснуться к борту и помахать на прощание родным и друзьям. Когда Мауре это. наконец, удалось, корабль уже снялся с якоря и направлялся в открытое море.
Ни Изабел, ни мисс Марлоу не было видно. Вдали за доками и теснящимися крышами города сияли в синеве зеленые и серебристые горы. Ирландия! Может, Маура видит ее в последний раз.
– Я не забуду, – шептала она, порывы морского ветра развевали ее темные локоны. – Я не забуду никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горе от богатства - Пембертон Маргарет



замечательный роман ,один из лучших у Пембертон ,читайте советую
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлюдмила
25.12.2011, 10.39





до середины романа я была в восторге,после его первой измены заинтересовалась больше,но когда остальную часть романана все вытирали ноги в том числе и герой просто фу.сдесь полилл грязью тут же секс и признания в любви опять измены,а она "я люблю тебя"
Горе от богатства - Пембертон Маргаретвика
19.01.2012, 2.03





Очень понравилось. Немного нехватало описаний чувств и мыслей Александра, создалось впечатление, что свои подлые поступки он совершал с холодным сердцем и разумом. Героине РЕСПЕКТ.Конечно, хотелось бы от нее больше эмоций, чем просто смотреть на его выкрутасы. Но это говорит о силе ее духа и любви, которую она с гордостью пронесла через всю историю. Она оказалась выше всех "мелочей жизни".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЮлия
20.07.2012, 9.14





Я конечно, знаю, что такая любовь бывает: когда ты его искренне любишь, а он любит только тебя, а к другим у него только химия...Но, нафиг она нужна такая любовь?! Дамы, когда мы научимся уважать себя.Порой лучше жить по закону разума, чем по закону сердца.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНастенка
20.07.2012, 10.01





Роман не плохой ,но от главных героев не в восторге.Хотя героиню было даже немного жаль.Какая у нее непростая жизнь,как тяжело быть женой миллионера,перед которым не может устоять ни одна из женщин.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТаня
18.10.2012, 2.22





Читать роман было противно, гг просто подонок, пусть и богатый. Изменял жене, унижал ее, бедная женщина, неужели из-за любви стоило все это терпеть
Горе от богатства - Пембертон Маргаретнатали
18.10.2012, 8.03





Mne ojen ponravilosy!!!!//10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 6.27





Не знаю, но о г. герое осталось впечатление не лучшее.=, хоть его можно и понять мужчины, что с них взять срабатывает животный инстинкт и главное находят в измене себе оправдание, порой хотелось Его придушить, а в начале какой Герой прям "душка".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛика
27.10.2012, 16.46





Герой слишком молод на мой вкус. 21 год - это ж мальчишка!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТоня
27.10.2012, 17.59





Это не женский роман, а пособие по смирению. Делить мужа с любовницей-мерзко, а тут он живет с любовницей и навещает трахаться жену, делая ей детей. Приводит с ее согласия внебрачного ребенка, так еще rnставит его выше законных детей, отдавая ему основное наследство. Чистое издевательство!rnУрод, дебил, скотина.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛиза
27.10.2012, 19.22





не представляю как это произведение можно отнести к жанру ЛР.я согласна со всеми отрицательными коментариями,но лично меня поразила какая-то нереальность сюжета. герои явно с серьёзными отклонениями в психике,иначе их поступков необъяснишь. предпочитаю сюжеты с адекватными героями. 1/10.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттася
27.10.2012, 20.49





A mne ponrsvilosy horoshay kniga 10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 21.18





Книга интересная. Раздражает Г Г Зачем таким хранить верность? Очень любит жену и унижает ее постоянно, а она бедняжка, просто святая. Весь роман хотелось набить ему физиономию
Горе от богатства - Пембертон МаргаретМария
27.10.2012, 21.46





Роман сюжета интересный,начало многообещающее,с середины все как-то сумбурно,скомкано. Моя оценка 7 из 10 баллов.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттая
28.10.2012, 18.35





Просто замечательная книга.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.20





Скучный сюжет, невыразительные герои,ничего безобразнее не читала. Одним словом ни уму ни сердцу!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНИКА*
24.12.2012, 0.37





Главный герой редкостный урод. Даже несмотря на концовку романа, где он "отвалил" кучу денег за спасение своей жены. Один из самых нелюбимых мной мужской персонаж.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКлэр
30.01.2013, 20.47





Не знаю как другим,а мне очень понравилось.обалденный роман.главная героиня восхищает своей силой воли,своими чувствами к любимому человеку.несмотря ни на что,она прощала и любила всегда своего мужа.она сумела понять и простить,ю и пронесла свою любовь на протяжении всей книги,заслуживая аплодисментов
Горе от богатства - Пембертон Маргаретсветик
19.09.2013, 12.12





Роман на любителя. Но самый красивый роман Пембертон как на меня это 'не уходи' пусть с немного скучной концовкой. Для меня это лутший её роман.
Горе от богатства - Пембертон Маргаретанастасия
30.12.2013, 2.09





Прочитала роман и Ваши отзывы. Автор все сказала названием романа. Отцы кичатся своим богатством. Как можно при таких капиталах единственного внука-сироту оставить в приюте, не забрать и не вырастить! А главный герой - типичный представитель этого класса. Он никогда не забудет, что женился на нищей. И есть закон природы: чем больше у мужчины денег, тем больше у него любовниц. Хочешь верного мужа - живи с нищим.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.34





В.З.,66л я с вами прлнлстью согласна.В жизни так и бывает.....
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлуиза
12.08.2014, 19.38





Жалко героиню.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКэт
5.06.2015, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100