Читать онлайн Горе от богатства, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - ГЛАВА 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горе от богатства - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Горе от богатства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 26

Маура вернулась из Вашингтона в ужасном состоянии. «Вашингтон глоб» посвятил гонкам две полосы и напечатал фотографии, которые «Геральд» предпочел не печатать: Феликс держит за руку Ариадну Бревурт на мостике «Росетты»; Ариадна с Сашей и Феликсом. И много других снимков: Изабел с Феликсом, Александр и капитан «Росетты», Леонард Джером с оперными певцами и кордебалетом, разряженные Шермехоны, Де Пейстеры, Рузвельты…
– Как Изабел допустила такое? – негромко сказала Августе Астор Маура, глядя с побелевшим лицом на фотографии Ариадны Бревурт и Феликса. – Как могла Изабел так обмануть мое доверие?
Августа не ответила. В свете прекрасно знали об отношениях между Александром и Ариадной, и появление в газете снимка сына Александра за руку с Ариадной означало фактическое признание со стороны Александра, что в один прекрасный день она станет приемной матерью его сына.
– Думаю, это как-то можно объяснить, – сочувственно начала Августа. – Изабел очень любит тебя и…
– Не любит, – резко перебила ее Маура, в ужасе от открывшейся ей истины. – Не любит она меня. Ни один человек, который меня любит, не позволил бы делать такие снимки, не разрешил бы моему сыну и близко подойти к Ариадне Бревурт.
Когда Маура вернулась в Нью-Йорк, она еще надеялась, что Изабел как-то объяснит все происшедшее, постарается исправить причиненное зло. Но Изабел в Нью-Йорке уже не было.
– Она уехала с миссис Шермехон два дня назад, – сообщил Гейне, как только Маура вошла в дом. – Она оставила для вас письмо, мадам. Оно на письменном столе.
У Мауры дрожали руки, когда она читала это письмо. Изабел действительно пыталась объясниться, но ничего не прояснила и даже не извинилась за фотографии, которые принесли Мауре столько горя.
Маура долго сидела неподвижно. Не только Изабел поступила дурно. Александр вел себя не лучше. Но к выходкам Александра Маура уже привыкла, а от Изабел такого никак не ожидала.
С тяжелым сердцем Маура достала лист чистой бумаги и взяла перо. Она успела написать только одну фразу: «Дорогая Изабел», – когда Гейнс деликатно привлек к себе ее внимание.
– Прошу прощения, мадам. У дверей молодая девушка, она чем-то очень расстроена. С ней племянник мистера Каролиса.
Маура опустила перо. Это могла быть только Сашина няня. Даже Гейнс не назвал бы Ариадну «молодой девушкой».
– Проводите ее сюда, Гейнс.
– Слушаюсь, мадам.
Маура почувствовала, как учащенно забилось у нее сердце. Что нужно Сашиной няне? Почему она взяла мальчика с собой? Она же знает, что Александр никогда не приводит Сашу в этот дом. Интересно, как Саша выглядит? На фотографиях в «Глоб» он стоит боком, и она разглядела только, что он крепыш с темными волосами.
Лакей открыл дверь.
– Мисс Милкбэнк, мадам, – доложил он и скрылся.
В комнату вошла молодая светловолосая девушка с ребенком на руках. Мальчик был завернут в одеяльце.
– Он заболел, миссис Каролис, – сказала она без всякого вступления. – Заболел серьезно, я не могу его вылечить сама, а мистер Каролис сейчас плавает на яхте…
– Но если мальчик болен, почему он не в постели? – спросила Маура, в ужасе поднимаясь из-за стола. – Зачем вы привели его сюда? Можно было прислать записку…
– Хозяин гостиницы сказал, что, пока Саша болен, ему я оставаться в гостинице, что он должен думать о других ильцах и… – Девушка качнулась под тяжестью ноши.
– Положите его на диван, – распорядилась Маура, спеша на помощь.
Из одеяльца доносились жалобные всхлипы. Они вдвоем осторожно опустили Сашу на диван. Когда откинули одеяло, Маура поняла, что мальчик в беспамятстве, весь горит и мокрый от пота.
– Да у него жар! – в ужасе воскликнула Маура. – доктор смотрел его? Что он сказал? – Доктор сказал, это просто легкая простуда, надо чаще давать ему пить и хорошенько закутать, чтобы пропотел.
Лаура внимательно посмотрела на сына Александра. На и на руках мальчика виднелись небольшие розовые пяттышки – Маура поняла, что это сыпь.
– Это не простуда, – уверенно сказала она, – это ветрянка.
– Я знаю, когда он заразился, – с огорчением, но твердила мисс Милкбэнк. – Это произошло в день гонок. На пристани собралась толпа зевак. Когда мы сошли на берег, пришлось пробиваться через них к карете. Саша чуть не потерялся в толпе. Если бы не леди Дэлзил, страшно подумать, что могло случиться. Но леди Дэлзил приказала лакею взять Сашу на руки и освободить для нас проход. Какой-то молодой человек с язвами на лице поднял Сашу и передал лакею. Эти язвы у него от ветрянки, я уверена.
– Очень похоже, – согласилась Маура, тревожась еще больше. Если Саша заразился именно так, как говорит девушка, Феликс тоже мог заразиться. И все из-за того, что Изабел безответственно пошла на поводу у Александра и отпустила детей туда, где им нечего было делать.
– Я не могу ухаживать за ним сама, – призналась мисс Милкбэнк беспомощно. – А куда еще было нести его?
– Он останется здесь, – решительно сказала Маура. Глядя на Сашу, она понимала, что выбора у нее нет. Даже если бы и было где оставить мальчика, он слишком плох сейчас, чтобы двигаться.
Маура позвонила. Необходимо послать за доктором Бриджесом, приготовить отдельную комнату. Выхаживать мальчика придется Кейтлин или Бриджит.
– Немедленно пошлите за доктором Бриджесом, – приказала Маура появившемуся лакею. – Пусть Кейтлин или Бриджит спустятся сюда ко мне, и проследите, чтобы подготовили отдельную комнату для больного ребенка.
Мисс Милкбэнк обрадовалась, что Маура взяла дело в свои руки.
– Все в порядке, мисс Милкбэнк, я позабочусь о мальчике, ни о чем не беспокойтесь. Я сама объясню мистеру Каролису, что произошло.
– Благодарю вас, мадам, благодарю.
Девушка ушла, а Маура задумалась. Она вовсе не была уверена, что Александр правильно поймет ее. Он, конечно, скажет, что она должна была настоять, чтобы Сашу оставили в гостинице, даже если бы ради этого пришлось выселить остальных постояльцев. Она допускала, что Александр вполне способен заявить, что Сашу надо было отправить к Ариадне. Одно несомненно – благодарить ее он не будет. Он никогда не приводил Сашу к ним в дом на Пятой авеню и вряд ли будет доволен, когда узнает, что Саша находится там, не важно по какой причине.
Пока Маура ожидала Кейтлин, Бриджит и доктора Бриджеса, она рассматривала ребенка, который, сам того не ведая, принес ей столько страданий. Из-за этого ребенка они с Александром опять отдалились друг от друга. Александр уже не любил Феликса, как прежде, и Тарна никогда не будет принадлежать ее детям и внукам. Этот мальчик – причина всех ее несчастий. Маура ждала, что вот-вот почувствует обиду, смешанную с ревностью, которую она так часто испытывала в прошлом. Но ничего похожего не произошло. Перед ней лежал больной малыш, который нуждался в ее заботе. Когда Кейтлин и Бриджит вошли, Маура сказала:
– Одной из вас придется ухаживать за больным ребенком. Та, которая этим займется, не должна больше входить в детскую, чтобы не заразить Феликса и Натали.
– Я займусь этим, мадам, – сразу же отозвалась Кейтлин.
– Хорошо. Мальчика надо немедленно уложить в теплую постель. Доктор Бриджес придет с минуты на минуту.
Когда они вошли в комнату, срочно приготовленную для Саши, Маура попросила одну из горничных принести детскую ночную рубашку, грелку и сделать побольше свежего лимонада.
Лакей, который нес Сашу, бережно положил его на кровать. Мальчуган опять захныкал, испугавшись незнакомых лиц вокруг. Маура быстро наклонилась к нему, успокаивая:
– Ну-ну, малыш, не плачь, все будет хорошо. Тебя принесли сюда, потому что ты нездоров. Меня зовут Маура, а эту девушку – Кейтлин. Ты побудешь здесь немножко и быстро поправишься, вот увидишь.
Мальчик перестал плакать и посмотрел на нее. У Мауры сжалось сердце. Саша не походил на Александра, как Феликс. Его волосы вблизи оказались не такими темными, как на фотографии в газете, и глаза у него были голубые, а не серые. И все же он так напоминал Александра, что Маура чуть не заплакала.
Она крепко прижала его к себе, и горячие маленькие ручонки тотчас же благодарно обвили ей шею. Она так и держала его, тихонько покачивая, пока горничная не принесла ночную рубашку, грелку и лимонад.
Через десять минут он уже лежал в постели, все еще держась своей пухлой ручкой за руку Мауры. Минут через пятнадцать пришел доктор Бриджес.
– Как долго держится температура? – спросил он, снимая цилиндр и опускаясь на стул.
– Не знаю. Его принесли сюда только что. Няня считает, что он заразился десять дней назад.
Доктор Бриджес был высокий, интересный мужчина, не любивший праздной болтовни. Он подошел к кроватке, откинул одеяло и внимательно посмотрел на мальчика.
– Мне кажется, у него ветрянка, – с тревогой предположила Маура. – Его няня сказала, что какой-то больной юноша с язвами на лице поднял его на руки в толпе на пристани в день гонок.
Доктор Бриджес укрыл горячего и потного мальчика одеялом.
– Это не ветрянка, – коротко сказал он. – Ребенка надо срочно отправить в больницу.
– Нет, – не раздумывая, возразила Маура. Она хорошо знала, что в больницах условия мало чем отличаются от условий в доходных домах. Александр не допустил бы, чтобы его сына увезли в больницу. Да она и сама этого не хотела.
– Боюсь, у вас нет выбора, миссис Каролис, – серьезно сказал доктор Бриджес. – У мальчика не ветрянка, а оспа.
– Оспа?! – Мауре показалось, что она сейчас потеряет сознание. – Почему вы так думаете? Откуда вы знаете?
– При ветрянке сыпь начинается на теле и только потом переходит на лицо и руки. Это оспа, миссис Каролис. У меня нет ни малейшего сомнения.
– Боже правый! – вырвалось у Мауры, она побелела. Феликс тоже был там, вместе с Сашей, в той же толпе. – Мой сын Феликс был с Сашей в тот день, когда он заразился, – сказала она в волнении, – пожалуйста, осмотрите его, доктор.
– Обязательно, но я бы предпочел сделать это без вас, миссис Каролис. Все, кто побывал в контакте с больным ребенком, не должны общаться ни с кем несколько дней.
– Да-да, конечно, – ответила Маура, чуть живая от страха, – горничная проводит вас в детскую.
Когда доктор вышел, Ксйтлин в ужасе посмотрела на Мауру. Маура знала, о чем подумала девушка. От оспы умирают, оспа дает тяжелые осложнения, лишает зрения, уродует внешность. Они обе прикасались к Сашиному одеяльцу, его одежде, брали мальчика на руки, гладили его по головке, пытаясь успокоить. Болезнь может навсегда обезобразить их, но это еще не самое худшее. Если Феликс заразился, его жизни тоже угрожает опасность.
Следующие пять минут стали самыми длинными в се жизни.
– О двух других детях можно не беспокоиться, – уверенно сказал доктор Бриджес, вернувшись в Сашину комнату. – Что касается этого ребенка, я сейчас же распоряжусь, чтобы его приняли в больницу.
Маура покачала головой. Когда доктор сказал, что Феликс вне опасности, у нее отлегло от сердца. Что касается Саши, Маура решила ни за что не отпускать его в больницу.
– Нет, – повторила она, – Кейтлин, я и лакей, который принес Сашу сюда, наверх, были с ним в контакте. Я распоряжусь, чтобы этот лакей и Кейтлин ни с кем не общались столько, сколько вы скажете. Я сама буду ухаживать за Сашей. Бриджит сейчас же увезет Феликса и Натали в Тарну. Слуг отправлю в отпуск, оставлю только нескольких.
– Если вы возьмете на себя уход за мальчиком, будет велика опасность заражения, – нахмурившись, сказал доктор Бриджес.
– Но если я этого не сделаю и Сашу заберут а больницу, будет очень высока вероятность его смерти. Доктор Бриджес даже не попытался оспорить сказанное и переубедить ее – Маура была права.
– Я мало чем смогу помочь вам, миссис Каролис, – предупредил он. – Я не смогу приходить к вам и потом навещать других больных. Вы ведь знаете, оспа очень заразна.
– Только скажите, что я должна делать. – Конечно, – кивнул доктор. – Не могу не признать, ваше предложение наиболее отвечает интересам ребенка. Лучше родственников никто ему не поможет…
– Я ему не родственница.
– Простите, – доктор удивленно посмотрел на Мауру. – Я решил… поскольку опасность очень велика… «Интересно, что он сказал бы, если бы узнал, что Саша – незаконнорожденный сын Александра», – подумала Маура, но вслух сказала: – Только скажите, что мне делать, доктор Бриджес. Скажите, как спасти его. Кейтлин категорически отказалась от карантина. – Вы не сможете ухаживать за мальчиком двадцать четыре часа в сутки без помощи, мадам, – отметила она практично. – Я очень выносливая. Никогда в жизни ничем не болела, даже лихорадкой, а она-то заразна не хуже оспы.
Maypa знала, что спорить бесполезно. Она с благодарностью приняла предложение Кейтлин и сразу же из-за закрытой двери отдала распоряжение Гейнсу.
Всю прислугу оповестили, что в доме заразная болезнь. Бриджит поручили немедленно увезти Феликса и Натали в Тарну. Послали человека сообщить мисс Милкбэпк, чем болен Саша. Гейне должен был следить, чтобы в доме хватало провизии, чтобы выполнялись все распоряжения доктора Бриджеса, и сообщить прислуге, что всех отпускают на месяц в оплачиваемый отпуск.
– А кто же будет убирать и готовить, мадам? – поинтересовался дворецкий, и, к своему удивлению, Маура услышала неподдельную тревогу в его голосе.
– Мне много не надо – я сама приготовлю. Эту комнату мы с Кейтлин будем убирать сами, остальные подождут. Дом не развалится, если немного постоит без уборки.
– Конечно, мадам, – согласился Гейнс. – Надеюсь, молодой джентльмен скоро поправится.
Первый раз они говорили друг с другом с такой теплотой.
– Благодарю вас, Гейнс, – сказала Маура. – Если можно связаться с мистером Каролисом, пожалуйста, проследите, чтобы ему передали, что его… – она вовремя спохватилась, – чтобы ему передали, что его племянник болен и находится здесь.
– Слушаюсь, мадам. Желаю удачи. До свидания.
С того мгновения, когда Маура приняла решение выхаживать Сашу дома, она поняла, что берет на себя огромную ответственность. Если мальчик умрет, скажут, что все сложилось бы иначе, отправь она его в больницу. В этом случае Александр никогда не простит ее. Никогда. Если Кейтлин заболеет, в этом тоже будет виновата Маура.
Когда Саша приходил в сознание, она сидела у его кровати и тихонько разговаривала с ним, успокаивая. А когда впадал в беспамятство, она непрерывно вытирала пот с его лба.
Его все время рвало. Раз шесть в день приходилось менять промокшие от пота простыни. При каждой возможности Маура пыталась дать ему с ложечки подслащенной воды, чтобы предотвратить обезвоживание организма.
Температура у мальчика поднялась еще выше, он начал бредить: звал няню, своего игрушечного мишку, а один раз дядю Александра.
Один день сменялся другим. Когда у Мауры совсем не оставалось сил успокаивать малыша и вытирать ему лоб, ее сменяла Кейтлин, и Мауре удавалось немного поспать в смежной комнате.
Она не знала, удалось ли Гейнсу связаться с Александром, не знала, где он находится. Маура часто думала о Дженевре, о том, как сильно любил ее Александр, о том, что его жизнь сложилась бы совсем иначе, не умри Дженевра, давая жизнь ребенку, который сейчас мечется в бреду в нескольких ярдах от нее.
Пятнышки на лице у Саши увеличились и превратились в гнойники. С неописуемым ужасом Маура тщательно обрабатывала каждый нарыв, надеясь вопреки всему, что на лице у мальчика не останется глубоких безобразных шрамов.
Однажды утром наступил кризис. К вечеру Саша неуловимо изменился, и Мауру охватил страх, что он умрет. Она разбудила измученную Кейтлин и сказала:
– Кейтлин, он умирает!
Кейтлин схватила четки с тумбочки у кровати и бросилась к к мальчику. Температура у него спала. Там, где не было нарывов, кожа побелела. Упав на колени рядом с кроватью, они начали молиться.
– Непорочная Дева Мария, Господь всемогущий с тобой, – произнесла Маура. От усталости у нее кружилась голова, в комнате от духоты нечем было дышать. Маура расстегнула ворот платья и продолжила: – Благословенна ты среди жен, благословен плод чрева твоего, Иисус.
В голове у нее стучало, ее мутило. Казалось, вот-вот вырвет.
– Он дышит по-другому, мадам! – вдруг радостно воскликнула Кейтлин. – Он просто спит, мадам! Клянусь!
Сашино лицо поплыло у Мауры перед глазами. Она старалась сосредоточиться и не могла. Словно издалека, до нее доносился изменившийся от ужаса голос Кейтлин. Но ведь с Сашей все в порядке, он вне опасности. До нее с большим трудом дошло, что Кейтлин произносит ее имя.
– Боже! Нет! Нет, только не это! – прошептала Маура, вдруг поняв, почему так испугалась Кейтлин.
Руки ее взметнулись к лицу, нарывов еще не было, но очень скоро они появятся и изуродуют ее так же, как Сашу.
– Александр! Александр! – в отчаянии закричала она и, теряя сознание, упала на пол.
Доктор Бриджес забросил всех своих больных, как только узнал о болезни Мауры. Он переехал к ней в дом вместе с еще тремя сестрами милосердия.
Вконец измученную Кейтлин освободили от всех обязанностей, Саша пошел на поправку, язвы у него на коже стали затягиваться, оставляя рябинки. У Мауры появились пятнышки на лице, на руках, а потом и на теле. Когда они стали нарывать, доктор Бриджес надел ей на руки нитяные перчатки, чтобы она не расчесывала в бреду язвы, а сестра непрерывно промывала нарывы отваром ромашки.
– Где же мистер Каролис? – опять и опять спрашивал доктор, глядя, как мечется и ворочается Маура, как ее все время мучает тошнота.
Но этого никто не знал. «Джезебел» не причаливала ни к одной пристани на восточном побережье. Предполагали, что яхта спустилась южнее, к Багамам, или, возможно, Александр решил пересечь океан, направляясь в Ирландию.
Он вернулся тремя неделями позже, когда Кейтлин занимала почти здорового Сашу – они вместе вырезали картинки из журнала, а обессиленная, бледная Маура лежала с компрессом из ромашки на лице.
«Джезебел» пришвартовалась в нью-йоркском яхт-клубе, и Александр из клуба на извозчике направился в гостиницу.
У дежурного портье округлились глаза, когда он увидел Александра. Но Александр даже не остановился. Он шел прямиком к лифту. Дежурный побежал за ним.
– Мистер Каролис! Сэр!
Александр спешил к Саше. Он не видел сына больше месяца и очень ждал этой встречи. Он нетерпеливо обернулся.
– В чем дело? – недовольно спросил он.
– Мистер Каролис, сэр! Вас везде искали, каждый день спрашивали…
Александр презрительно пожал плечами. Он и не сомневался. Он один из тех, с кем всегда ищут встречи.
– Вы передавали моему секретарю?
– Да, мистер Каролис…
Александр отвернулся, ожидая, пока мальчик-лифтер откроет ему дверь лифта.
– Мистер Каролис, сэр, это очень важно! Вашему племяннику пришлось съехать из гостиницы, потому что он заболел. Нас просили передать вам, что у него оспа и…
Александр повернулся к дежурному так резко, что с трудом удержал равновесие.
– Оспа?
– Да, сэр. Нам сказали это, чтобы мы поняли, как важно скорее связаться с вами. Мы очень старались, но вас нигде не было
– Где он? – Александр побледнел.
– У вас дома, на Пятой авеню, сэр.
Александр сорвался с места. Он пробежал через вестибюль, вниз по ступенькам крыльца с колоннами. Он не стал дожидаться извозчика. Движение на улице напряженное, можно надолго застрять в пробке. Он бежал мимо юнион-клуба, мимо собняка Бсльмонта.
Несколько раз его узнавали, окликали по имени, изумленно глядя, как он бежит, словно безумный. Он пробежал мимо особняка Шермехонов, через площадь Юнион-плейс. Если у Саши оспа и он у них дома, как же Феликс и Натали? У них тоже оспа? Сколько уже Саша болеет? Когда заболел? Может, он умирает сейчас?
– Боже правый! – Александр продолжал бежать, моля Бога о снисхождении. – Не дай ему умереть. Не допусти, чтобы Феликс и Натали заболели. Прошу тебя! Пожалуйста!
Он подбежал к огромным воротам своего дома, но никто не бросился ему навстречу. Слуг не было видно. С нарастающим ужасом он сам открыл ворота, пробежал через выложенный булыжником двор, вверх по ступеням крыльца, украшенного фигурами львов.
В доме стояла гнетущая тишина, было тихо, как в могиле. Не спешил навстречу Гейнс. Не видно было ни горничных, ни лакеев. На всем лежал толстый слой пыли.
У Александра по лбу струился пот, казалось, сердце сейчас выскочит из груди. Он побежал дальше. По лестнице —fвверх, по коридору – к детским.
Встретил его доктор Бриджес.
– Мне только что передали! – задыхаясь, произнес Алек сандр, чуть не сбив его с ног. – Где он? Феликс и Натали тоже заболели?
Доктор Бриджес взял его за руку, пытаясь успокоить:
– Нет, ваши дети здоровы, они в безопасности, их увезли в Тарну…
– А Саша? Его тоже увезли в Тарну?
– Нет, мистер Каролис. Он здесь, он поправляется. Слепота ему не грозит.
Александра качнуло от радости.
– Отведите меня к нему. Я должен увидеть его!
– Да, сэр, конечно. Но у меня для вас еще новости. Ваша жена взяла на себя уход за мальчиком. Когда она сказала мне об этом, я, естественно, решил, что ей сделана прививка. Знай я, что это не так, я бы и близко не подпустил ее к мальчику…
Александр забыл о Саше. Один взгляд на доктора Бриджеса рассказал ему, что случилось.
– Боже мой, – прошептал он, задыхаясь от страха.
– Ребенок уже не заразен, но боюсь, ваша жена еще заразна. Она не бредит, но язвы еще нарывают…
Александр закачался. Он так испугался за жизнь Саши, что не подумал о последствиях, если мальчик выживет. Сейчас он думал о том, что Саша на всю жизнь останется изуродованным. А Маура…
– Ведите меня к ней, – тихо сказал он, чувствуя, что позолоченные стены закружились вокруг него. – Отведите меня к ней, сейчас же!
– Не могу, мистер Каролис, если у вас нет прививки.
– Есть, есть у меня прививка!
А у Мауры не было. Она выросла в глубине Ирландии, где не слыхали о последних достижениях медицины, как в Нью-Йорке, где вырос Александр. А ему и в голову не пришло, что у Мауры может не быть прививок.
Он вошел к ней в комнату и остановился, потрясенный. Маура лежала неподвижно. Ее волосы были зачесаны назад и заплетены в длинную толстую косу. Эта прическа придавала ей удивительно юный и беззащитный вид, делая похожей на школьницу. Руки Мауры, обтянутые нитяными перчатками, лежали поверх белого покрывала. Лицо было трудно узнать под компрессом из ромашки.
– Маура! Боже, Маура! – вырвалось у Александра. Она с большим трудом повернула голову в его сторону.
Александр прочел безмерную радость в ее глазах. Но эта радость сменилась ужасом, когда он направился к ней.
– Нет! Не подходи ко мне! Я еще заразная…
– У меня прививка. Господи, почему ты не сказала, что у тебя нет прививок? Ты же знаешь, что Нью-Йорк – рассадник заразы…
Его голос дрожал от волнения. Александр даже испугался, что Маура не поймет его. Он сел на край кровати и с нежностью взял Мауру за руку.
– Ты поправишься, – сказал он, с трудом сдерживая слезы. – Бриджес говорит, самое страшное позади…
– Саша, – проговорила Маура, ее опухшие губы дрожали. – Ты видел Сашу?
– Нет еще. Бриджес сказал, он поправляется.
– А его лицо?
– Не знаю. – Александру стоило огромного труда не вздрогнуть.
– Прости, Александр. Прости, мне так жаль. – Слезы блестели у Мауры на ресницах.
– Несколько рябинок не испортят его красоты, они придадут ему мужественный вид, – с уверенностью сказал Александр. – На твоем лице не останется ни одного шрама. Обещаю тебе, Маура.
Их пальцы переплелись. Обещание было невыполнимо, и оба знали об этом.
– Теперь я уверенно могу сказать, что. попади ваш племянник в больницу, он бы давно уже умер, – сообщил Александру доктор Бриджес вечером того же дня. – Знайте, его спасли ваша жена и няня.
Когда Александр навестил Сашу после встречи с Маурой, мальчик сидел на постели и вырезал фигурки из журнала Рядом сидела Кейтлин.
– Дядя Ксандр, дядя Ксандр! – радостно закричал малыш, роняя ножницы, журнал и фигурки на пол.
Александр крепко обнял его и прижал к себе.
– Мне здесь так нравится, дядя Ксандр, – сказал ему мальчик, когда Александр, сменив Кейтлин, стал помогать ему вырезать фигурки для игрушечного театра, который придумала для него девушка. – Можно мне жить здесь? А ты здесь останешься?
– Посмотрим, – ответил Александр, боясь обещать что-либо до разговора с Маурой и не зная, как ответит она на такую просьбу.
Нечего и говорить, что все его прежние возражения против Кейтлин и Бриджит отпали сами собой. За все эти месяцы Александр отлично понял, что его выпады против национальности Мауры – просто глупость, такая же, как и его заявление, что Сашу свет примет, а Феликса – нет. Если бы Александр мог сейчас вернуться домой навсегда, он, пожалуй, даже открыто признал бы Сашу своим сыном. Может быть, невозможное все же возможно? И они с Маурой еще могут быть счастливы вместе, как когда-то в Тарне?
Когда Маура полностью поправится, он поговорит с ней об этом. Объяснит, что никогда не хотел разлучаться с ней, что его роман с Ариадной закончился бесповоротно и окончательно.
Сейчас они жили только сегодняшним днем, со страхом наблюдая, как заживают язвы на лице у Мауры, опасаясь, что они оставят безобразные шрамы. Было уже ясно, что Саша останется рябым, однако на лице у Мауры язв гораздо меньше, чем у Саши, и доктор Бриджес надеялся, что они будут не такими заметными. Александр знал, что никакие шрамы не изменят его чувства к Мауре, он всегда будет любить ее. Для него она навсегда останется красавицей, потому что красота – прежде всего состояние души, а не внешность. Если он вернется к Мауре и они заживут как муж и жена, тогда Саша, Феликс и Натали будут расти вместе, узнают, наконец, кем приходятся друг другу. О большем счастье и мечтать нельзя. При одной мысли, что так и будет, Александру хотелось петь.
Однако письмо от Кирона положило конец всем надеждам на будущее. Прислуга еще не вернулась из отпуска, и Александр сам принимал почту Доктор Бриджес категорически запретил Мауре читать до полного выздоровления, опасаясь осложнения на глаза, поэтому Александр читал ей вслух всю почту, приходящую на ее имя. Все знакомые и друзья присылали Мауре свои наилучшие пожелания и выражали надежду на скорое выздоровление.
Письмо от Кирона пришло из Канзаса.
«Полагаю, что вернусь в Нью-Йорк в конце месяца, на несколько дней, а потом перееду сюда уже насовсем. Благодаря щедрости Генри я стал владельцем отличного ранчо, и теперь для полного счастья мне нужна только ты. Знаю, ты больше всего боишься, что он не отдаст тебе детей, но думаю, ты ошибаешься. Вчетвером мы бы отлично здесь зажили. Перед отъездом из Нью-Йорка я поговорил с епископом относительно возможности признания твоего брака недействительным. Он осторожно дал понять, что это возможно. Ты можешь освободиться полностью от имени Каролис, столь тебе ненавистного. Мы же созданы друг для друга. Ты сама говорила, никто и никогда не поймет нас так, как мы понимаем друг друга. Не позволяй, чтобы страх потерять детей помешал нашему счастью. Ты не потеряешь их. Клянусь Богом. Я люблю тебя. Люблю больше жизни».
Александр не стал читать дальше. Не мог. Наверное, они уже любовники. Из письма, правда, это не ясно. Но совершенно очевидно, что Маура отвечает на любовь этого Сэлливана и отказывается уехать с ним в Канзас только из страха потерять детей. Александр медленно запечатал конверт. Все последние годы его мучило чувство вины за страдания, которые он, не желая того, причинил Дженевре. Неужели теперь до конца жизни он будет мучиться от того, что сделал несчастной Мауру? Если захотеть, еще можно все изменить. Он может освободить ее и отдать ей детей. Она же, в конце концов, спасла для него Сашу. Если бы не Маура, он бы умер.
Александр сидел у себя в кабинете за письменным столом, опустив плечи и обхватив голову руками. Когда он наконец очнулся, на его побледневшем лице играли желваки.
Он вошел к Мауре в комнату. Она сидела, откинувшись на подушки. Глаза у нее сияли, лицо уже почти очистилось.
– Доктор Бриджес сказал тебе? Правда, замечательно? Останутся совсем незаметные шрамы. Один глубокий вот здесь, в конце левой брови, но его можно прикрыть вуалью, когда я буду выезжать, и еще один вот здесь, в уголке рта, но Кейтлин говорит, он больше похож на ямочку, чем на шрам.
Александр выдавил что-то похожее на улыбку. Письмо Кирона просто убило его, сил разделить с Маурой ее радость не осталось. Маура поняла его состояние и перестала улыбаться.
– Что случилось? – спросила она, нутром чувствуя неладное. – Что-то с Сашей?
– Нет, с ним все в порядке, он просто замучил Кейтлин. – Александр сел на край кровати. – Нам нужно серьезно поговорить, Маура. Ты поправляешься, надо многое обсудить.
Александр выглядел великолепно. Блестящие черные кудри спускались до ворота сорочки, золотая цепь от часов свисала из кармана жилета, обтягивающие, прекрасно сшитые брюки подчеркивали узкие бедра.
– Это касается нас с тобой? – Маура внутренне напряглась. Александр кивнул и вдруг засомневался, сможет ли сказать то, что должен. Ему хотелось прильнуть к ее мягким чувственным губам, перецеловать все шрамы у нее на лице, сказать, что они ничуть не испортили ее красоту, что он помнит, почему она заболела, что теперь она стала для него еще желаннее. Он хотел сказать ей, что никогда не встречал женщины прекраснее, великодушнее и мужественнее, чем она.
Александр встал и подошел к окну. Жалюзи были спущены, чтобы Мауре не приходилось напрягать глаза. Александр посмотрел на полоску стекла внизу окна. Через нее было видно часть вымощенного булыжником двора и краешек фонтана.
Не поворачиваясь к Мауре и стараясь говорить как можно равнодушнее, он произнес:
– Думаю, нам пора подумать об официальном разводе. – Он услышал, как у нее перехватило дыхание, но не повернулся. Не мог. – Я, конечно, хотел бы видеться с детьми. Часто. Но если ты захочешь уехать из Нью-Йорка, я не буду возражать, можешь забрать детей с собой. Я все равно буду приезжать к детям, где бы ты ни жила.
– Да, – с трудом ответила Маура. Он едва расслышал ее.
– Конечно, если ты этого хочешь.
– Думаю, так будет лучше для всех.
Она не ответила, Александр посмотрел на нее.
– Ты почти поправилась, мне уже нет нужды оставаться здесь дольше. Гейне сегодня утром вернулся. Прислуга тоже возвращается.
– А Саша? – спросила Маура, лицо у нее побледнело, глаза потемнели. – Что будет с Сашей?
– Он вернется со мной в гостиницу. Ему это не очень понравится, но маленький чертенок быстро ко всему привыкает. – Александр пошел к двери и на ходу, как бы между прочим бросил: – Кстати, там для тебя почта. Велю, чтобы тебе принесли. Думаю, опасность позади, тебе уже можно читать, но все же спроси у Бриджеса на всякий случай.
– Спрошу, – отозвалась Маура, – обязательно. Ты прямо сейчас уйдешь?
– Да, – ответил Александр, не понимая, как можно оставаться после того, что он ей наговорил. – Но я буду навещать тебя. Если хочешь.
– Конечно, – согласилась Маура. – Буду рада, спасибо.
Он не попрощался. Не мог. «Интересно, что она сделает, когда прочтет письмо Сэлливана? Если захочет, может уехать на Запад, не опасаясь разлуки с детьми». Александр не был уверен, что поступил правильно, поговорив с Маурой. Но тут же вспомнил Сашу. Позволить ей быть счастливой, пусть даже за счет собственного счастья – самое малое, что он может сделать для нее. Он вышел из дома, раздираемый противоречивыми чувствами. Есть дела, которые он слишком долго откладывал, и самое главное из них – встреча с Ариадной. Он должен сказать ей, что их роман окончен, но предстоящая сцена совсем не вдохновляла его. Маура попросила няню, чтобы ее никто не беспокоил. Ей нужно было остаться одной, чтобы осознать все случившееся. Как глупо было надеяться, что теперь все изменится! Их отношения остались прежними. Он не только не хотел возвращаться к ней, но даже согласился отдать Феликса и Натали, его не волновало, что он не будет с ними видеться. Он противоречит сам себе: сказал, что хочет видеться с детьми часто – и тут же разрешил ей уехать вместе с ними, куда она пожелает. Совершенно ясно, что ему безразлично, куда они уедут и сможет ли он встречаться с Феликсом и Натали.
В голове у нее стучало, невыносимо болели глаза. Можно забрать детей, уехать в Канзас и поселиться где-нибудь неподалеку от Кирона. Но она тут же отбросила эту мысль. Кирон ждет от нее совсем другого. Он хочет жениться на ней, а она никогда не выйдет за него замуж. Она очень любит его, но это не то чувство, которое она испытывает к Александру.
Когда доктор Бриджес разрешил Мауре просматривать почту и она прочитала письмо от Кирона, то тут же, не раздумывая, написала ответ:
«Не могу передать, как я рада, что у тебя ферма. Уверена, ты станешь прекрасным хозяином. Что касается моего приезда – это невозможно, Кирон. Я и правда ненавижу многое из того, что связано с именем Александра, но я люблю его. Сама не понимаю почему. Но это так. Я люблю его. Кирон, пиши мне, пожалуйста. Пиши, как лучшему другу. Ты – мой лучший друг».
Месяц назад Маура не написала бы так. Кирон был ее близким другом, но лучшим была Изабел. Они были близки, как сестры. Но именно по вине Изабел Феликс попал на борт «Росетты». Если бы он заразился оспой, как Саша, виновата была бы Изабел.
Александр давно уже попросил прощения за тот день, он искренне раскаивался, что взял мальчиков на борт, но Александр есть Александр, и Маура простила его. Изабел она не могла простить. Маура всегда считала, что Изабел ей так же верна и любит ее так же сильно, как она – Изабел. Но вместо того чтобы возмутиться, что Александр ведет Феликса туда, где наверняка должна присутствовать Ариадна, туда, куда Маура строго-настрого запретила ей отпускать Феликса, Изабел пошла на поводу у Александра. А эти ужасные фотографии, которые вызвали столько и причинили ей такую боль! Как только Маура окрепла, она стала обдумывать, куда бы уехать на отдых с детьми, Кейтлин и Бриджит. Ей понадобится много сил. Маура не сомневалась, что к концу лета Александр вплотную займется разводом. Ему нужен развод, чтобы жениться на Ариадне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горе от богатства - Пембертон Маргарет



замечательный роман ,один из лучших у Пембертон ,читайте советую
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлюдмила
25.12.2011, 10.39





до середины романа я была в восторге,после его первой измены заинтересовалась больше,но когда остальную часть романана все вытирали ноги в том числе и герой просто фу.сдесь полилл грязью тут же секс и признания в любви опять измены,а она "я люблю тебя"
Горе от богатства - Пембертон Маргаретвика
19.01.2012, 2.03





Очень понравилось. Немного нехватало описаний чувств и мыслей Александра, создалось впечатление, что свои подлые поступки он совершал с холодным сердцем и разумом. Героине РЕСПЕКТ.Конечно, хотелось бы от нее больше эмоций, чем просто смотреть на его выкрутасы. Но это говорит о силе ее духа и любви, которую она с гордостью пронесла через всю историю. Она оказалась выше всех "мелочей жизни".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЮлия
20.07.2012, 9.14





Я конечно, знаю, что такая любовь бывает: когда ты его искренне любишь, а он любит только тебя, а к другим у него только химия...Но, нафиг она нужна такая любовь?! Дамы, когда мы научимся уважать себя.Порой лучше жить по закону разума, чем по закону сердца.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНастенка
20.07.2012, 10.01





Роман не плохой ,но от главных героев не в восторге.Хотя героиню было даже немного жаль.Какая у нее непростая жизнь,как тяжело быть женой миллионера,перед которым не может устоять ни одна из женщин.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТаня
18.10.2012, 2.22





Читать роман было противно, гг просто подонок, пусть и богатый. Изменял жене, унижал ее, бедная женщина, неужели из-за любви стоило все это терпеть
Горе от богатства - Пембертон Маргаретнатали
18.10.2012, 8.03





Mne ojen ponravilosy!!!!//10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 6.27





Не знаю, но о г. герое осталось впечатление не лучшее.=, хоть его можно и понять мужчины, что с них взять срабатывает животный инстинкт и главное находят в измене себе оправдание, порой хотелось Его придушить, а в начале какой Герой прям "душка".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛика
27.10.2012, 16.46





Герой слишком молод на мой вкус. 21 год - это ж мальчишка!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТоня
27.10.2012, 17.59





Это не женский роман, а пособие по смирению. Делить мужа с любовницей-мерзко, а тут он живет с любовницей и навещает трахаться жену, делая ей детей. Приводит с ее согласия внебрачного ребенка, так еще rnставит его выше законных детей, отдавая ему основное наследство. Чистое издевательство!rnУрод, дебил, скотина.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛиза
27.10.2012, 19.22





не представляю как это произведение можно отнести к жанру ЛР.я согласна со всеми отрицательными коментариями,но лично меня поразила какая-то нереальность сюжета. герои явно с серьёзными отклонениями в психике,иначе их поступков необъяснишь. предпочитаю сюжеты с адекватными героями. 1/10.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттася
27.10.2012, 20.49





A mne ponrsvilosy horoshay kniga 10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 21.18





Книга интересная. Раздражает Г Г Зачем таким хранить верность? Очень любит жену и унижает ее постоянно, а она бедняжка, просто святая. Весь роман хотелось набить ему физиономию
Горе от богатства - Пембертон МаргаретМария
27.10.2012, 21.46





Роман сюжета интересный,начало многообещающее,с середины все как-то сумбурно,скомкано. Моя оценка 7 из 10 баллов.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттая
28.10.2012, 18.35





Просто замечательная книга.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.20





Скучный сюжет, невыразительные герои,ничего безобразнее не читала. Одним словом ни уму ни сердцу!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНИКА*
24.12.2012, 0.37





Главный герой редкостный урод. Даже несмотря на концовку романа, где он "отвалил" кучу денег за спасение своей жены. Один из самых нелюбимых мной мужской персонаж.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКлэр
30.01.2013, 20.47





Не знаю как другим,а мне очень понравилось.обалденный роман.главная героиня восхищает своей силой воли,своими чувствами к любимому человеку.несмотря ни на что,она прощала и любила всегда своего мужа.она сумела понять и простить,ю и пронесла свою любовь на протяжении всей книги,заслуживая аплодисментов
Горе от богатства - Пембертон Маргаретсветик
19.09.2013, 12.12





Роман на любителя. Но самый красивый роман Пембертон как на меня это 'не уходи' пусть с немного скучной концовкой. Для меня это лутший её роман.
Горе от богатства - Пембертон Маргаретанастасия
30.12.2013, 2.09





Прочитала роман и Ваши отзывы. Автор все сказала названием романа. Отцы кичатся своим богатством. Как можно при таких капиталах единственного внука-сироту оставить в приюте, не забрать и не вырастить! А главный герой - типичный представитель этого класса. Он никогда не забудет, что женился на нищей. И есть закон природы: чем больше у мужчины денег, тем больше у него любовниц. Хочешь верного мужа - живи с нищим.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.34





В.З.,66л я с вами прлнлстью согласна.В жизни так и бывает.....
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлуиза
12.08.2014, 19.38





Жалко героиню.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКэт
5.06.2015, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100