Читать онлайн Горе от богатства, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горе от богатства - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Горе от богатства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

На этот раз все произошло значительно быстрее. К тому времени, когда Александр помог ей добраться до спальни, схватки стали частыми и сильными.
– Разыщи Мириам, – настойчиво попросила Маура. – По-моему, ребенок родится раньше, чем придет доктор.
Александр посмотрел на нее в недоумении.
– Что значит «разыщи»? Где она? Она должна быть здесь.
– Должна, но ее нет. – Маура задыхалась от боли при очередных схватках.
Александр позвонил в колокольчик. Мириам не появилась. Вместо нее вошел встревоженный лакей.
– Сообщи горничной миссис Каролис, чтобы она срочно пришла сюда, – поспешно приказал Александр. – И пошли кого-нибудь за доктором Бриджесом и акушеркой. Скажи им, чтобы они пришли незамедлительно.
– Слушаюсь, сэр. Будет исполнено, сэр. Только горничной миссис Каролис нет в доме. Она выбежала на улицу вместе с другой прислугой, у которой сегодня выходной. Везде такая суматоха. Играет музыка, фейерверки…
Господи! Александр совсем забыл о поражении южан. На улицах море народа. Доктору с акушеркой быстро не добраться.
– Распорядитесь, чтобы за доктором послали экипаж, и пусть верховые расчищают перед ним дорогу. Соберите сюда всех нянек как можно быстрее.
– Да, сэр. Будет исполнено, сэр.
Маура с облегчением легла на высокую кровать.
– Они не успеют, – уверенно сказала она. – Я чувствую – головка уже выходит. – Вдруг ее голос дрогнул: – Он выходит, Александр! Ребенок уже выходит!
– Это невозможно. Здесь же никого нет! – Он взглянул на Мауру, увидел ее перекошенное болью лицо и выругался. Первый раз в жизни он чувствовал себя таким беспомощным, ни на что не способным. Боже правый! Что же делать?
Положение было серьезным, но, тем не менее, Маура со смехом ему ответила:
– Что делать? Принимать ребенка, и делать это придется тебе.
– О Господи! Маура! Что ты говоришь! Как я…
В дверь постучали, и обрадованный Александр бросился открывать. На пороге стояла одна Кейтлин.
– Мне велели немедленно прийти в комнату мадам, сэр, – неуверенно сказала она с жутким акцентом.
Александр с трудом сдерживал охватившую его панику.
– Где твоя сестра? – сердито спросил он. – Она нужна здесь. У миссис Каролис начались роды, она уверена, что ребенок сейчас родится.
– Ее нет, сэр. У нее сегодня выходной, она пошла послушать музыку, – сказала побледневшая Кейтлин.
– К черту музыку! – Александр взъерошил волосы. Четыре года длилась война, и надо же ей закончиться именно сегодня. Проклиная всем сердцем генералов, Александр быстро проговорил: – Иди к миссис Каролис и помоги, как можешь. Кейтлин спешно повиновалась, а Александр позвал лакея и приказал: – Собери всех горничных и узнай, кому из них приходилось принимать роды. Если такая найдется, пошли сюда немедленно.
– А если нет, сэр? – встревоженно спросил лакей. Александр побледнел.
– Все равно пришли сюда пару самых толковых. И пусть Гейне отправит еще один экипаж за доктором, на случай если первый застрял в толпе, шевелись!
Лакей стремглав бросился выполнять распоряжение, а Александр вернулся к Мауре. Она не слушала его. Уже не имеет значения, послали за доктором или нет, все равно ему не успеть. Характер болей изменился. Ребенок мог появиться в любой момент. – Он уже выходит! – Маура тяжело дышала. – Быстрее, Кейтлин, помоги мне раздеться! Кейтлин лихорадочно принялась за дело, Александр побежал к дверям, резко распахнул их – если придется, он силой сгонит сюда всю прислугу.
По коридору навстречу Александру бежала кухарка средних лет, за ней – две горничные.
– У миссис Каролис роды! – сказал им Александр. Он не представлял, как пережить этот кошмар. – Кто-нибудь из вас?..
– Не волнуйтесь, сэр. Много раз, – ободряюще перебила его кухарка и пробежала мимо него в комнату. Александр в изнеможении прислонился к косяку, он так обрадовался этой помощи, что не заметил фамильярности кухарки. Но его радость длилась недолго.
– Вижу головку, мадам! – закричала Кейтлин. В ответ раздался страшный крик боли. Александр, не раздумывая, бросился в комнату.
– Мистер Каролис! Сэр! – в ужасе воскликнула кухарка. – Здесь не место для джентльмена.
Александр не обратил ни малейшего внимания на эти слова, он сжал руку Мауры, по его лицу струился пот. Вот так же страдала Дженевра и в страданиях умерла.
– Все хорошо, Маура, – сказал он горячо. – Все хорошо…
Кухарка смирилась с его присутствием. Возражать было некогда. Головка уже виднелась.
– Он выходит, мадам, – вырвалось у Кейтлин, слезы радости текли у нее по лицу. Кухарка принимала головку, поддерживая ее сильными ловкими руками.
Александр в полнейшем изумлении смотрел, как рождается его ребенок.
– Это девочка, мадам! – радостно воскликнула Кейтлин, когда весь ребенок вышел и, попискивая, лежал на кровати. – Девочка, все пальчики на месте и…
– И она само совершенство, – растерянно произнес Александр, удивленно разглядывая свою дочку, покрытую слизью и кровью.
– Совершенство, полнейшее совершенство!
– Пусть одним из ее имен будет Мэри, – попросила Маура, измученно откидываясь на подушки, чтобы увидеть девочку, – в честь моей матери.
– А я хочу, чтобы ее звали еще и Маура, – взволнованно проговорил Александр, – в твою честь.
Кухарка крикнула, чтобы принесли горячей воды и полотенца.
Маура подняла глаза на Александра, слезы радости блеснули на ее ресницах. Они опять вместе, и хотя Маура знала, что это, скорее всего, продлится недолго, она считала себя счастливейшей женщиной на свете.
– Я люблю тебя, – проговорила она негромко.
– А я – тебя, помоги мне Всевышний, – улыбнулся в ответ Александр.
Они, не отрываясь смотрели друг на друга. Кухарка нарушила их безмолвный диалог.
– Извините, сэр, – деловито вмешалась она. – Доктор и акушерка могут задержаться. Думаю, мне самой придется принять послед.
– Да, разумеется.
Она попросила его выйти, больше незачем было оставаться. Его дочь родилась. Маура чувствует себя хорошо. А ему необходимо выпить чего-нибудь покрепче. Он наклонился над Маурой, поцеловал ее в губы, и под звон колоколов в честь победы, слегка пошатываясь, вышел из комнаты. Прошло пять дней после рождения ребенка, Александр все еще не вернулся в гостиницу. Ему не хотелось переезжать, но он знал, что сделать это все равно придется, если Маура не пожертвует своими убеждениями.
– Выйди из комитета, – настойчиво убеждал он ее.
– И тогда ты порвешь с Ариадной Бревурт?
Соблазн был слишком велик, но Александр так и не произнес слов, которых ждала Маура. Он так и не сказал, что ее национальность не имеет для него никакого значения. А она не могла бросить свою работу в комитете, словно это пустяковое увлечение. Маура закрыла глаза и вспомнила ужасные квартиры в Бауэри и Файв-Пойнтс. Даже в воображении она чувствовала запах грязи и крыс.
Она открыла глаза, понимая, что пропасть между ними становится еще шире. Даже если Александр скажет, что обидные слова вырвались у него случайно, она все равно не сможет помириться с ним, пока он равнодушно смотрит на страдания многих тысяч людей, которые живут в условиях, постыдных даже для средневековья.
– Нет, – сказала она с тяжелым сердцем. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты вернулся домой. Но выполнить твою просьбу не могу. Если только ты не согласишься занять мое место в комитете.
Тень пробежала по его лицу. С ледяным видом, не сказав больше ни слова, он повернулся и вышел из комнаты.
Через четверть часа его экипаж уже выезжал со двора на шумную улицу. Александр уехал, и Маура не знала, вернется ли он. В тот вечер, во время представления в театре Форда и Вашингтоне, выстрелом в голову был смертельно ранен президент Авраам Линкольн. Он умер несколько часов спустя, так и не придя в сознание.
– Линкольн убит? – не могла поверить Маура, недоверчиво переспрашивая Генри, который поспешил к ней, как только узнал о происшедшем. – Но кто убил его, Генри? Почему?
Было раннее утро. Маура вышла к Генри в ночной рубашке и пеньюаре, волосы свободно спадали ей на плечи.
– Уилкс-Бут, актер, – ответил Генри, входя с ней в Китайскую гостиную. – «Пост» напечатала репортаж в четырехчасовом выпуске. Что касается «почему» – Уилкс-Бут – конфедерат. Думаю, это единственно возможное объяснение.
Они услышали отдаленный колокольный звон. Маура в волнении села. Она еще не пришла в себя ни после родов, ни после спешного отъезда Александра.
– А миссис Линкольн была с ним? – спросила она, бледнея. Генри кивнул. Ему исполнилось семьдесят два года, почтенный возраст давал о себе знать.
– Да. Бедняжка. В президентской ложе была она и еще двое гостей, которых они пригласили. Уилкс-Бут просто ворвался и… – Голос Генри задрожал.
Вспомнив о его преклонном возрасте, Маура поспешила переменить тему и предложила ему чаю.
– С удовольствием, – благодарно ответил он.
Маура повернулась, чтобы позвонить. Колокола не умолкали. Звук был совсем не похож на радостный перезвон шесть дней назад. Мауре стало не по себе. Линкольн мертв. Она не могла в это поверить. Она подумала, как воспримет это известие Кирон, что скажет Александр.
Кирон написал немедленно.
«Не могу поверить, что Уилкс-Бут свободно вошел в ложу президента, и никто его не остановил. Убит самый человечный и добрый человек Севера, одному Богу известно, что теперь будет. Мой старший конюх не выдержал и разрыдался, услышав это известие, неудивительно…»
Александр вообще не дал о себе знать. Маура изо всех сил старалась не придавать этому значения. Скоро приедет Изабел. Она сообщила в письме, что приплывает на «Яве» первого мая.
В ночь накануне прибытия Изабел Маура не могла сомкнуть глаз от возбуждения. Прошло без одного месяца два года. Не тех пор, как они виделись в последний раз, почти два года с того дня, как они расстались при очень печальных обстоятельствах, обещая писать друг другу.
На следующее утро Маура в одиночестве села в карету и отправилась к причалу. Простые смертные проходили таможенный досмотр по прибытии в порт. Леди Дэлзил покончила с таможенными формальностями у себя в каюте на борту «Явы», как в свое время Александр на борту «Скотий».
Сгорая от нетерпения, Маура вышла из карсты и приблизилась к трапу первого класса.
– Я встречаю леди Изабел Дэлзил, – сказала она офицеру у трапа. – Кто может проводить меня к ней в каюту?
– Минуточку, мадам. Я сейчас…
– Маура! Маура! – раздалось откуда-то сверху. Маура посмотрела вверх и увидела Изабел, наклонившуюся к ней с борта. Она выглядела точно так же, как при их расставании. Золотистые локоны обрамляли овальное личико, все в ней казалось хрупким, нежным и до боли родным.
– Маура! Не трогайся с места! Я сейчас спущусь!
Обе были так счастливы, что долгие месяцы разлуки забылись, словно их и не было. Изабел бросилась вниз по трапу, а Маура, не обращая внимания на ее слова, побежала ей навстречу.
Они встретились на середине трапа и обнялись, плача и смеясь от радости..Остальные пассажиры были вынуждены боком протискиваться мимо них.
– Боже мой, как мне не хватало тебя, Маура! – говорила Изабел, обнимая Мауру так, словно собиралась вечно держать ее в своих объятиях.
– Ты не могла скучать без меня так, как я без тебя! – Маура говорила совершенно искренне. Ей казалось, что она просто боялась признаться себе, как ей не хватает Изабел, чтобы не было слишком больно. Теперь, когда они встретились, Маура поняла, как плохо ей было без Изабел. Они разжали объятия и стали рассматривать друг друга.
– Ты изменилась! – воскликнула Изабел, продолжая плакать от радости. – У тебя новая прическа – очень тебе идет, а этот жемчуг – он настоящий?
– Ты тоже изменилась, – отозвалась, смеясь, Маура. – Прежняя Изабел разглядела бы за пятьдесят шагов, что жемчуг настоящий.
Смеясь и хихикая, как школьницы, они спустились по трапу на землю Америки.
– Я распорядилась, чтобы твой багаж отправили прямо к нам домой, – сказала Маура, направляясь к карете.
Когда Изабел увидела карету Каролисов, глаза у нее округлились.
– Боже, это же королевский выезд. Я-то думала, в Америке демократия, и не знала, что у американцев гербы и выездные лакеи в ливреях.
– Не у всех, – сухо ответила Маура, – но кое у кого есть.
Маура не знала, когда лучше сказать Изабел о том, что Александр не встретит их дома и скорее всего совсем не появится.
– Ну и движение! Больше экипажей, чем в Лондоне. А что это там? Свинья? Я думала, здесь свиней убрали с улиц еще в то время, когда сюда приезжал дедушка.
– В бедных районах свиньи разгуливают по улицам, а в портовых кварталах люди живут по-нищенски, сама видишь.
– А сколько церковных шпилей! – воскликнула Изабел, спокойно пропуская мимо ушей раздражение, прозвучавшее в словах Мауры. – Я не знала, что у вас столько церквей.
Изабел приходила в восторг от всего увиденного по дороге. Когда они свернули на Пятую авеню, она изумленно вскрикнула.
– Я почти во Франции, – проговорила она, когда они проезжали особняк в стиле старинных французских замков.
– Или в Италии, – с усмешкой добавила Маура, так как следующий особняк был в стиле итальянского барокко.
– Боже, никогда не встречала такого смешения стилей! – Особняк слева от них, казалось, попал на Пятую авенюпрямо Востока. Изабел хихикнула. – Надеюсь, это не особняк Каролисов. Мне бы очень не хотелось невежливо отозваться о родном доме Александра, я ведь еще даже не вошла в него.
– Дом Каролисов построен в новогреческом стиле, – сказала Маура с притворным укором. – Ему, конечно, очень далеко до идеала, но все же это лучше, чем восточная готика.
Пока Изабел во все глаза смотрела по сторонам, Маура внимательно рассматривала ее. В порту она сказала правду. Изабел действительно переменилась. Не внутренне, а внешне. Она всегда была хорошенькая, как куколка, с золотистыми волосами и зелеными с поволокой глазами. Но за два года, которые они не виделись, ее кукольная прелесть сменилась утонченной красотой.
– Вот дом Каролисов! – победно воскликнула Изабел. – Я узнала по воротам. Ты писала, что некогда они украшали дворец Дориа. Это они!
– Ты лучшая ученица в классе, – с нежностью проговорила Маура. Огромные ворота из чугуна и бронзы распахнулись перед ними, и карета въехала во двор.
– Боже правый! – благоговейно вырвалось у Изабел, когда они прошли через парадный вход в огромный холл. – Боже! – воскликнула она опять, когда увидела украшающий холл витраж.
– Это не все, – забавлялась Маура. – Ты еще не то увидишь. Когда они подошли к детской, обеих разрывал смех.
– В Америке все так живуг? Во всех домах такое смешение стилей и столько архитектурных излишеств?
– Богатые дома действительно страдают излишествами, – ответила Маура, с любовью вспоминая строгий классицизм, в котором они выросли. – У миссис Астор в гостиной настоящий трон на возвышении, а у Бесси Шермехон – искусственный пруд с двумя лебедями.
Не переставая хохотать, они вошли в детскую.
– Феликс – просто прелесть, – чуть позже сказала Изабел, качая на коленях довольного малыша, – а Натали Мэри Маура – настоящий ангел. Они такие хорошенькие! Хочется поскорее увидеть джентльмена, который виноват в их появлении на свет. Где Александр, Маура? Он в городе?
– Да. – Маура перестала улыбаться и передала Натали няне. – Но ты его не скоро увидишь. Он здесь больше не живет.
У Изабел округлились глаза. Она перестала качать Феликса.
– Не понимаю…
– Пойдем в гостиную, выпьем кофе и поговорим. – Маура не хотела ставить Бриджит в неловкое положение.
Изабел вмиг стала серьезной, поставила уже годовалого Феликса на неуклюжие ножки. Он забавно потопал в протянутые ему навстречу руки Бриджит, а Изабел вслед за Маурой вышла из детской.
– …Вот так мы и живем, – закончила свой рассказ Маура часом позже, когда они сидели в Китайской гостиной у маленького столика с серебряным кофейным сервизом. – Александр категорически отказывается признать свои обязанности и ответственность как землевладелец, а его роман с миссис Бревурт продолжается.
– Но… он ее любит? – спросила Изабел в полной растерянности.
– Нет, я почти уверена, что не любит.
– Но тогда…
– Он любит Дженевру, а мертвая Дженевра – соперница более опасная, чем любая живая женщина.
Изабел молчала. Что она могла сказать? Она раньше нигде не бывала одна, без сопровождения, поездка в Ныо-Иорк была для нее первым самостоятельным путешествием. Серьезность разговора переполняла ее, а зрелость и взрослость Мауры поразила.
– Да, ничего не могу поделать. Когда ты увидишь его, то поймешь меня.
Изабел увидела Александра прежде, чем они успели допить кофе. Он вошел уверенной походкой и быстро спросил у Гейнса:
– Моя жена дома? Леди Дэлзил приехала?
– Да, сэр. Они в Китайской гостиной.
Александр поморщился. Парадная гостиная подходила для приема леди Дэлзил куда больше, однако Маура предпочитала мягкие, приглушенные топа Китайской гостиной. Но выражение недовольства сменилось улыбкой, пока он шел мимо целой анфилады роскошных комнат, протянувшихся по обе стороны.
Маура очень удивится. Они не разговаривали со времени последней размолвки, случившейся вскоре после рождения дочери. Маура не сказала ему, когда приезжает леди Дэлзил, и он поручил Стивену Фасбайндеру выяснить это.
Завидев Александра, лакеи в шелковых чулках распахнули украшенные резными львами двери Китайской гостиной. Маура сидела на диване. Он увидел, как она повернулась и удивленно посмотрела на него. На ней было шелковое платье цвета вереска с расшитым воротником, которое удачно подчеркивало голубизну ее глаз, и тяжелая нитка крупного черного жемчуга. Ее черные волосы были зачесаны за уши и собраны в большой низкий узел. Она напоминала мадонну Рафаэля, один ее вид возбудил Александра. Он с трудом оторвал взгляд от Мауры и посмотрел на сидящую рядом с ней девушку. Она была удивительно хороша: локоны цвета спелой пшеницы зачесаны кверху, внимательные зеленые глаза, нежная кожа. Она была в платье с кринолином, от которого нью-йоркские модницы давно отказались, заменив его на турнюр и небольшой шлейф.
– Прошу простить, что не встретил вас в порту, леди Дэлзил, – проговорил Александр так, словно Изабел приехала к нему, а не к Мауре. – Как прошло плавание? Говорят, «Яву» качает гораздо меньше других пароходов этого класса.
Александр сказал все это, пока пересекал гостиную. Остановившись перед Изабел, он почтительно поклонился. По американской моде он не подал руки.
Изабел чуть зарделась, слегка наклоняя голову.
– Мой муж, Александр Каролис, – представила его Маура, хотя в этом не было необходимости.
Александру стоило большого труда не разглядывать в упор поочередно леди Дэлзил и Мауру. Несмотря на разный цвет волос и глаз, они, несомненно, очень похожи. Маура никогда не говорила ему об этом сходстве. Александр не был уверен, что сама Маура знает о нем. «Интересно, – невольно подумал он, – чем объяснить подобное сходство?»
– А вы – Изабел, – произнес он, отрываясь от неожиданных мыслей и не дожидаясь, пока Маура представит девушку, как полагается.
Маура быстро посмотрела на Изабел, ей не хотелось, чтобы та обиделась. Хотелось, чтобы Александр понравился Изабел так же, как если бы они были счастливы, и ничто не разъединяло их.
Однако беспокойство ее оказалось напрасным. Глаза Изабел сияли, а от улыбки на щеках появились ямочки. Его фамильярность нисколько не задела ее, она была просто ослеплена. Ослеплена так же, как Маура, когда впервые увидела Александра на борту «Скотий».
Следующие недели стали самыми странными в жизни Мауры. Александр по-прежнему жил в гостинице, но неукоснительно сопровождал ее и Изабел на все званые обеды и ужины, на скачки, будто все в их отношениях было в порядке. Его роман с Ариадной продолжался.
Опять настало лето, многие уехали из душного города в прохладу загородных поместий. Несмотря на это, мистер и миссис Каролис и леди Дэлзил получали удивительно много приглашений.
Светская хроника поместила подробный отчет о приезде леди Изабел в город. Вспоминали посещение Нью-Йорка ее дедом в сороковых годах, его дружбу с президентом Тайлером. Подробно писали о дипломатической карьере лорда Клэнмара, о его долгом пребывании в России и службе в качестве советника у царя Александра II.
Изабел оказалась аристократической наследницей, которая была желанна во всех семьях старой гвардии. Поэтому те из них, у которых были сыновья и которые остались на лето в городе, буквально разрывали Изабел на части.
Мауру это забавляло.
– Меня приглашали только к Шермехонам и их друзьям, – улыбаясь, поделилась она с сияющей от радости Изабел. – А теперь приглашают нарасхват и Рузвельты, и Делафильды, и Де Пейстеры.
– Конечно, не могут же они пригласить меня и не пригласить тебя, если я приехала к тебе, – разумно заметила Изабел. – Как тебе мое новое платье? Так странно без кринолина, но мне нравится шлейф и как он шуршит за спиной.
– Дело не в том, что Изабел гостит у тебя, – ответил Генри, когда Маура передала ему слова Изабел. – Просто она придала тебе вес в обществе. Теперь все знают, что вы действительно выросли вместе, можно сказать, в одной семье, и лорд Клэнмар был твоим опекуном…
– Неофициально, – уточнила Маура.
– Для общества это не имеет значения, дорогая, – улыбнулся Генри. – Главное, что лорд Клэнмар счел необходимым стать твоим опекуном. Поэтому в глазах общества слухи о твоей невежественности не имеют никакого основания. Напротив, ты получила отличное воспитание.
– Слухи обо мне вовсе не так уж и беспочвенны, вам это хорошо известно, – горячо возразила Маура. – Я не собираюсь отрицать, что я незаконнорожденная, не собираюсь скрывать, что я ирландка и католичка.
Генри вздохнул, он ни на минуту в этом не сомневался. А может быть, это и не важно. Нувориши, разбогатевшие на войне, стремительно изменяют облик общества. Они сколотили на спекуляциях такие состояния, что старая гвардия уже не может с ними не считаться. Жесткие правила нарушались все Чаще. Он сам накануне обедал с одним из таких нуворишей, за которым, разумеется, не стояло даже двух поколений американской знати, не говоря уже о четырех, считающихся необходимыми.
Александра просто бесило, что Маура заводила разговор о трущобах везде, куда бы их ни пригласили.
– Город никогда не избавится от холеры и тифа, пока эти трущобы не перестроят или вообще не снесут, – с жаром говорила она Лотти Райнландер.
– Перестроят? Но как? – удивленно спросила Лотти. – Сомневаюсь, что те, кто там живет, в состоянии оценить то, что ценим мы.
Маура постаралась взять себя в руки. С дальнего конца стола на нее в бешенстве смотрел Александр. Но Маура не обратила внимания на его немое предупреждение.
– Я говорю не о роскошной обстановке, миссис Райнлаидер, а о самом необходимом. В городе уже двадцать лет существует водохранилище, а в доходных домах до сих пор нет водопровода. Пожилые женщины, будущие матери и дети вынуждены носить воду ведрами из колонок, которых тоже недостаточно, и часто поднимают эти ведра на шесть-семь лестничных пролетов, где не хватает ступеней и вообще нет освещения.
– Маура, здесь не время и не место… – резко остановил ее Александр.
На сей раз на его предупреждение не обратила внимания Лотти Райнландер.
– Это просто возмутительно. – Она была по-настоящему потрясена. – А что, мужчины не могут принести им воды?
– Мужчины на работе или ищут ее, – терпеливо объясняла Маура. – И молодые здоровые женщины тоже. Вы можете представить, каково это – содержать в чистоте постели, детей, посуду, когда каждое ведро воды достается с таким трудом.
Все присутствующие смотрели на Мауру с открытыми ртами. Такую речь на званом обеде они слышали впервые.
Лотти Райнландер удивленно захлопала ресницами. Она вообще не представляла, как содержатся в чистоте постели, посуда и дети, даже когда вода льется из крана. Это забота горничных и нянь.
– Прощу прощения, Лотти, – произнес Александр, поднимаясь из-за стола с намерением вывести Мауру из столовой. Но Лотти Райнландер нетерпеливым жестом усадила его обратно.
– Если бы мы могли организовать Совет по охране здоровья, – невозмутимо продолжала Маура, – оказать давление на домо– и землевладельцев, чтобы они по закону были обязаны провести воду в дома и обеспечить нормальные условия жизни, тогда эпидемии холеры и тифа прекратились бы.
– И выиграли бы от этого все мы, – поддержала тоненьким голоском Бесси Шермехон с противоположного конца стола.
Маура с благодарностью посмотрела на нее.
– Бесси совершенно права, – серьезно сказала Лотти Райнландер, отблески свечей играли в брильянтах, украшающих ее прическу. – Я лично напишу мэру Вуду. Просто позор, что мы все подвергаемся таким опасностям из-за кучки людей, которые пренебрегают своим долгом. Полностью поддерживаю вас, миссис Каролис. А теперь давайте оставим джентельменов с их портвейном.
Августа Астор оказалась еще более деятельной. В этой Вралснькой стройной блондинке было столько жизненной силы, что она сразу понравилась Мауре.
– Неужели это правда, что крысы там размером с младенцев? – спросила она, бледнея.
– Правда, потому что крысы там едят намного лучше маленьких детей, – жестко ответила Маура, сознавая, что собственность мужа Августы уступает только собственности Каролисов.
– Тогда необходимо что-то срочно предпринять. Создать совет помощи детям. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы помочь этим крошкам.
Увидев, в какую ярость пришел Александр, Маура испугалась, что он никогда больше с ней не заговорит.
– Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, – сказала Изабел вполне искренне. – Но стоит ли все это таких усилий, если в конце концов пострадает твой брак? Уверена, Александр согласился с некоторыми из твоих предложений, если бы только…
– Ты знаешь Александра только с лучшей стороны, – ответила Маура. – Поверь мне, Александр ни с чем не согласится. Он действует по своему усмотрению, абсолютно во всем. Я хочу добиться принятия законов, которые вынудят его и других землевладельцев что-то изменить, даже помимо их желания.
Изабел не стала продолжать разговор. Иногда она не понимала Мауру. Изабел знала, что, выйди за Александра она, а не Маураа, то держалась бы совсем по-другому. Хотя, с другой стороны, Изабел помнила, что Маура все же проявляла горячность в вопросах, по которым и спорить-то не стоило. Так, например, все сейчас обсуждали, принимать или девушек на юридический факультет Колумбийского университета. Три девушки подали заявления о приеме, и Маура считала, что их должны принять. Изабел же вообще не понимала, из-за чего подняли такой шум. Она не понимала странного желания девушек учиться именно там, не понимала, почему Маура придает их приему такое большое значение.
Александр весь кипел. Ему ужасно хотелось излить душу Чарли или Генри, но оба они, как обиженные дети, отказывались разговаривать с ним. Поэтому, когда в клубе заходила речь о правах женщин, он горячо поддерживал тех, кто утверждал, что женщины – просто чума.
Ему хотелось обсудить с Чарли и Генри еще кое-что. Втайне от Мауры он сообщил Лиэлу Кингстону, что собирается осмотреть часть своих доходных домов и те, что построены на его землях. Кингстон, естественно, постарался выбрать что-либо поприличнее, но Александр подчеркнул, что хочет посетить Бауэри и Файв-Пойнтс, а в этих кварталах найти что-либо сносное оказалось Кингстону не под силу.
Каждый раз, когда Александр вспоминал это посещение, ему становилось не по себе. Одно то, что люди соглашались жить в таких ужасающих условиях, говорило об их дикости. Он не согласился бы там провести и часа. Он бы сделал то, что сделал его дед: работал бы до седьмого пота, чтобы жить по-человечески, а не по-скотски.
Это посещение не пробудило в Александре сострадания к своим жильцам, наоборот, укрепило то, что он всегда о них думал. Все ирландцы – неотесанные, жестокие, невежественные варвары. Что касается его собственной недвижимости, небольшие сдвиги все же произошли. Вонь от человеческих испражнений была невыносима. А каждый христианин, безусловно, имеет право на современный туалет и канализацию. И на водопровод.
В последующие несколько дней по распоряжению Александра был подготовлен проект по реконструкции доходных домов. Но Мауре он ничего об этом не сказал. Меньше всего ему хотелось, чтобы она подумала, что он занялся усовершенствованием домов под ее влиянием.
Вместо этого он сделал то, что вскоре еще больше отдалило их друг от друга. Александр изменил завещание, назначив наследником Тарны Сашу. Александр отлично понимал, что, завещай он Саше просто деньги, любую сумму, Маура бы не возражала. Но Тарна – другое дело. В Тарне они были счастливы. Тарну ему завещал дед. Маура надеялась, что из всей своей собственности он оставит Феликсу именно Тарну. Он же захотел оставить Тарну Саше именно из-за деда. Саша поймет, что он значит для отца. Это его долг перед Дженеврой. Саша должен будет понять, как любит его Александр.
В первой половине июня наконец-то состоялась встреча, которой Маура с таким нетерпением ждала. Генри на неделю отпустил Кирона, и тот сразу же примчался в Нью-Йорк.
– Не пойму, почему мы встречаемся на улице? – озадаченно спросила Изабел, когда они выехали со двора.
– Потому что мы с Кироном всегда встречаемся на углу Пятой авеню и Восточной 50-й улицы, – объяснила Маура, радостное нетерпение зажгло огоньки у нее в глазах. – Подумать только, Изабел! Еще недавно я думала, что мы уже никогда не встретимся втроем. И вот мы все в одном городе и совсем скоро увидимся.
– Ты была на конезаводе у Кирона? Это рядом с Тарной? – поинтересовалась Изабел. – Нет, не была, это далеко от Тарны. Кирон хочет одного – завести свой конезавод.
– Жениться, завести детей? – Изабел удивленно вскинулась?
– Не уверена, что это входит в его планы. По-моему, его любит старшая сестра Бриджит и Кейтлин, но любит ли он…
– А я спрошу его, – озорно прощебетала Изабел.
– Боже, как замечательно, что мы встретимся! Хотя я совершенно не представляю его в городе, без собаки рядом.
Не успели они выйти из кареты, как услышали мотив «Цыганского разбойника», который насвистывал Кирон. От волнения Изабел мертвой хваткой вцепилась Мауре в руку, глазами разыскивая Кирона. Свист все приближался, и, наконец, из толпы показался Кирон. Он шел прямо к ним в лихо сдвинутой набекрень кепке, прикрывающей непослушные кудри, с курткой, как прежде, висящей на большом пальце через плечо.
– Кирон! – позвала Изабел, не обращая внимания на любопытные взгляды. – Кирон!
Это был миг полного счастья для всех троих. Кирон бросил куртку на мостовую и закружил Изабел.
– Спаси нас Бог! Ну и красавицей же ты стала! Его светлость был бы очень доволен.
При упоминании о лорде Клэнмаре глаза Мауры подозрительно заблестели. Конечно, он был бы доволен – три самых близких ему человека наконец-то вместе.
Маура часто-часто эаморгала, чтобы скрыть слезы. Сегодняшний день не для слез, пусть даже счастливых.
Кирон поставил смеющуюся Изабел на ноги и, повернувшись к Мауре, крепко обнял ее.
– Как мне не хватало тебя, милая, – негромко сказал он. В первый раз после того, как Кирон понял свои чувства к Мауре, он держал ее в своих объятиях. Да, отпустить ее тогда было большой ошибкой. Сумасшедшее желание, которое он даже не пытался побороть, охватило его.
– Это просто замечательно, Кирон! – радостно смеялась Маура. – Скажи, что сегодня самый счастливый день в твоей жизни!
Кирон улыбнулся в ответ. На войне и в любви нет запрещенных приемов – Маура уже не беременна, да и муж ее спит совсем не там, где положено.
– Сегодня замечательный день, – согласился он, продолжая обнимать ее. – Этот день мы не забудем никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горе от богатства - Пембертон Маргарет



замечательный роман ,один из лучших у Пембертон ,читайте советую
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлюдмила
25.12.2011, 10.39





до середины романа я была в восторге,после его первой измены заинтересовалась больше,но когда остальную часть романана все вытирали ноги в том числе и герой просто фу.сдесь полилл грязью тут же секс и признания в любви опять измены,а она "я люблю тебя"
Горе от богатства - Пембертон Маргаретвика
19.01.2012, 2.03





Очень понравилось. Немного нехватало описаний чувств и мыслей Александра, создалось впечатление, что свои подлые поступки он совершал с холодным сердцем и разумом. Героине РЕСПЕКТ.Конечно, хотелось бы от нее больше эмоций, чем просто смотреть на его выкрутасы. Но это говорит о силе ее духа и любви, которую она с гордостью пронесла через всю историю. Она оказалась выше всех "мелочей жизни".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЮлия
20.07.2012, 9.14





Я конечно, знаю, что такая любовь бывает: когда ты его искренне любишь, а он любит только тебя, а к другим у него только химия...Но, нафиг она нужна такая любовь?! Дамы, когда мы научимся уважать себя.Порой лучше жить по закону разума, чем по закону сердца.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНастенка
20.07.2012, 10.01





Роман не плохой ,но от главных героев не в восторге.Хотя героиню было даже немного жаль.Какая у нее непростая жизнь,как тяжело быть женой миллионера,перед которым не может устоять ни одна из женщин.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТаня
18.10.2012, 2.22





Читать роман было противно, гг просто подонок, пусть и богатый. Изменял жене, унижал ее, бедная женщина, неужели из-за любви стоило все это терпеть
Горе от богатства - Пембертон Маргаретнатали
18.10.2012, 8.03





Mne ojen ponravilosy!!!!//10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 6.27





Не знаю, но о г. герое осталось впечатление не лучшее.=, хоть его можно и понять мужчины, что с них взять срабатывает животный инстинкт и главное находят в измене себе оправдание, порой хотелось Его придушить, а в начале какой Герой прям "душка".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛика
27.10.2012, 16.46





Герой слишком молод на мой вкус. 21 год - это ж мальчишка!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТоня
27.10.2012, 17.59





Это не женский роман, а пособие по смирению. Делить мужа с любовницей-мерзко, а тут он живет с любовницей и навещает трахаться жену, делая ей детей. Приводит с ее согласия внебрачного ребенка, так еще rnставит его выше законных детей, отдавая ему основное наследство. Чистое издевательство!rnУрод, дебил, скотина.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛиза
27.10.2012, 19.22





не представляю как это произведение можно отнести к жанру ЛР.я согласна со всеми отрицательными коментариями,но лично меня поразила какая-то нереальность сюжета. герои явно с серьёзными отклонениями в психике,иначе их поступков необъяснишь. предпочитаю сюжеты с адекватными героями. 1/10.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттася
27.10.2012, 20.49





A mne ponrsvilosy horoshay kniga 10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 21.18





Книга интересная. Раздражает Г Г Зачем таким хранить верность? Очень любит жену и унижает ее постоянно, а она бедняжка, просто святая. Весь роман хотелось набить ему физиономию
Горе от богатства - Пембертон МаргаретМария
27.10.2012, 21.46





Роман сюжета интересный,начало многообещающее,с середины все как-то сумбурно,скомкано. Моя оценка 7 из 10 баллов.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттая
28.10.2012, 18.35





Просто замечательная книга.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.20





Скучный сюжет, невыразительные герои,ничего безобразнее не читала. Одним словом ни уму ни сердцу!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНИКА*
24.12.2012, 0.37





Главный герой редкостный урод. Даже несмотря на концовку романа, где он "отвалил" кучу денег за спасение своей жены. Один из самых нелюбимых мной мужской персонаж.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКлэр
30.01.2013, 20.47





Не знаю как другим,а мне очень понравилось.обалденный роман.главная героиня восхищает своей силой воли,своими чувствами к любимому человеку.несмотря ни на что,она прощала и любила всегда своего мужа.она сумела понять и простить,ю и пронесла свою любовь на протяжении всей книги,заслуживая аплодисментов
Горе от богатства - Пембертон Маргаретсветик
19.09.2013, 12.12





Роман на любителя. Но самый красивый роман Пембертон как на меня это 'не уходи' пусть с немного скучной концовкой. Для меня это лутший её роман.
Горе от богатства - Пембертон Маргаретанастасия
30.12.2013, 2.09





Прочитала роман и Ваши отзывы. Автор все сказала названием романа. Отцы кичатся своим богатством. Как можно при таких капиталах единственного внука-сироту оставить в приюте, не забрать и не вырастить! А главный герой - типичный представитель этого класса. Он никогда не забудет, что женился на нищей. И есть закон природы: чем больше у мужчины денег, тем больше у него любовниц. Хочешь верного мужа - живи с нищим.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.34





В.З.,66л я с вами прлнлстью согласна.В жизни так и бывает.....
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлуиза
12.08.2014, 19.38





Жалко героиню.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКэт
5.06.2015, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100