Читать онлайн Горе от богатства, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горе от богатства - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горе от богатства - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Горе от богатства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

Александр долго не возвращался. Маура успела принять ванну, переоделась, прошла в Китайскую гостиную и взяла было пяльцы для вышивания. Но иголка неподвижно застыла у нее в руках. Почему Александр так долго не возвращается? Необъяснимая тревога мучила ее. С самого начала семейной жизни она знала, что Александр любил Дженевру Гудзон, что, не умри Дженевра, он бы непременно женился на ней. Мауру связала с Александром именно смерть Дженевры. Маура надеялась облегчить боль, причиненную этой смертью, утешить Александра. И сейчас Маура не обиделась на мужа за всплеск старой печали, вызванной неожиданным жестоким напоминанием о Дженевре.
Она попыталась сосредоточиться на вышивании. В тот вечер они ужинали с Генри. Он купил конезавод неподалеку от Нью-Йорка и решил сделать Кирона управляющим. Мауре все было интересно: она спрашивала у Генри, не собирается ли он купить у них кобыл и жеребцов; когда Кирон покинет Нью-Йорк; когда они с Александром смогут приехать посмотреть его лошадей.
Французские часы на камине пробили полчаса. Маура забыла о конезаводе. Что происходит? Почему Александр разговаривает с девушкой так долго? Дженевра умерла менее чем через год после того, как Александр уехал в Европу. Что может рассказать ее горничная? А может быть, она уже давно ушла и Александр так переполнен печалью и воспоминаниями, что никого не хочет видеть? Даже ее, Мауру?
Маура отложила иголку и поднялась. Надо пойти спросить лакея, ушла ли горничная Дженевры.
Но прежде чем Маура успела сделать это, лакеи, стоявшие снаружи у дверей Китайской гостиной, распахнули их, и вошел Александр. Она обрадованно вскрикнула и бросилась к нему навстречу. Потом внезапно остановилась. Александр выглядел ужасно, казалось, его лихорадит.
– Александр! Что случилось? Что с тобой? Он стоял неподвижно, не приближаясь к ней.
– Остался ребенок, – выговорил он хрипло, Маура не узнала его голоса, – мальчик.
Впервые в жизни Маура чуть было не лишилась сознания.
– Ребенок? – недоверчиво переспросила она. – Твой ребенок?
Едва она произнесла эти слова, как поняла их ненужность. Конечно, его ребенок. От кого же еще мог быть ребенок у Дженевры Гудзон? Она получила хорошее воспитание, выросла в неге и холе. И хотя они с Александром официально не были помолвлены, отдалась ему. Мауре ни разу не пришло в голову, что Александр и Дженевра могли быть близки. Ни разу, даже намеком, Александр не выдал этого. И хотя сейчас Маура узнала об этом от него самого, ей с трудом верилось в услышанное. Остался ребенок! Значит, Дженевра умерла, дав жизнь внебрачному ребенку.
Александр не обратил внимания на то, как Маура восприняла это известие. Он взъерошил волосы на голове и подавленно сказал:
– Горничная сопровождала Дженевру в Европу. Они сразу направились в монастырь на юге Англии и оставили там Дженевру. Затем Уильям Гудзон поехал в Йоркшир и взял с собой горничную. Она прислуживала у него в доме. Джинни не ездила с тетушкой в Италию, она вообще никуда не ездила, все время оставалась в монастыре, – лицо Александра побелело, – и умерла там.
– Боже мой! – прошептала Маура, зажимая рот рукой. – Бедняжка!
Александр смотрел на нее пылающим взглядом.
– У меня остался сын, Маура! Сын от Дженевры! – Он покачал головой, словно не веря своим словам. – Горничная очень обиделась, что ее перевели в простые служанки. Три месяца назад Гудзон ее уволил. Она сразу же поехала в монастырь выяснить, что сталось с ребенком, которого Дженевра ожидала, когда ее оставили там. Он все еще там, Маура! В приюте. Мой сын! – Голос не слушался Александра.
Маура не могла дольше оставаться на ногах. Как в тумане, она нащупала стул и опустилась на него. Несмотря на все сострадание к Дженевре Гудзон, несмотря на сочувствие Александру, она ощутила какое-то странное беспокойство. Александр говорил так, будто ребенок, оставленный в приюте английского монастыря, его единственный сын. Казалось, он вообще забыл о существовании Феликса.
– Она не болела? Дженевра умерла не из-за болезни? – неуверенно спросила Маура.
– Она умерла при родах. – Глаза у Александра горели, как угли. – Умерла, повторяя мое имя.
– Откуда ты знаешь? – спросила она, выдавливая из себя через силу слово за словом. У Мауры сдавило грудь, она не находила слов, не знала, что сделать, чтобы утешить его.
– Знаю. Мисс Берридж разговаривала с монахиней, которая принимала роды.
– Мисс Берридж – это горничная? – Мауре было все равно, кто такая мисс Берридж. Она тянула время, пытаясь собраться с мыслями, взять себя в руки.
Уильям Гудзон отказался признать внука. Теперь, когда Александр узнал о существовании ребенка, он не может оставить его в приюте. Это ведь его сын, сводный брат Феликса.
Отлично понимая, какие трудности это вызовет, и не думая о них в эту минуту, Маура решительно сказала:
– Его необходимо привезти в Нью-Йорк, Александр. Они с Феликсом могут жить в одной комнате. Сколько ему сейчас?
– Год и четыре месяца. – Александр не смотрел на Мауру. Он мрачно уставился в одну точку. Вдруг он проговорил: – Я еду сейчас же. Именно этого хотела бы Джинни. Этого она ждала бы от меня.
Тяжесть в груди у Мауры усилилась.
– Тебе нет необходимости ехать самому. Ты можешь написать настоятельнице. Можешь послать кого-нибудь в Англию, мальчика привезут.
Александр даже не ответил. Он повернулся, вышел из гостиной и позвал секретаря и Тиля. Маура бросилась за ним.
– Но это означает, что тебя не будет больше месяца, а то и все шесть недель! – Она не хотела отпускать Александра. Маура тяжело переносила вторую беременность и знала, что каждый день без него покажется ей годом.
– Закажи мне каюту на ближайшем корабле, – приказал он подоспевшему Стивену.
– Ты не можешь уехать так быстро, – проговоРИЛА Маура, задыхаясь от быстрого шага и стараясь не отстать от мужа. – Нужно ведь найти няню присматривать за ребенком.
– Мне не нужна няня, я сам буду ухаживать за ним, – отозвался на ходу Александр, направляясь к лестнице.
После этих слов Маура поняла, до какой степени известие о сыне потрясло Александра. Тиль поспешил ему навстречу, готовый выполнить любое распоряжение, а Маура осталась стоять внизу, держась за перила, чтобы не упасть.
В считанные минуты вся ее жизнь еще раз перевернулась. Как объяснить в обществе появление этого малыша у них в доме? В свете могут подумать, что это ее ребенок. Могут посчитать, что она родила его до свадьбы. И если случится именно так, как это повлияет на ее положение в обществе, ведь ее только-только начали признавать? Неужели все старания Генри пойдут прахом? Маура волновалась не из-за себя. Она добивалась признания в обществе ради Александра, понимала, что это необходимо ему. Это понимание досталось ей дорогой ценой. Теперь Александр опять ставит их брак под удар. Осознает ли он это! Подумал ли о возможных последствиях? Что произойдет, когда он привезет сына Дженевры к ним в дом?
Маура испугалась, что Александр уедет и она не успеет обсудить с ним все, о чем сейчас подумала. Она медленно поднялась наверх в спальню. Тиль торопливо укладывал большой чемодан. Александр сам переодевался в дорожный костюм.
– Что сказать Чарли и Генри? – спросила Маура. Она видела, что он принял решение, и ничто на свете не остановит его.
– Правду.
Александр произнес это без малейшего колебания. Маура надеялась подвести Александра к мысли, что надо подумать, как воспримет общество эту новость, но не смогла. Ей не хотелось быть жестокой, но другого выхода не было.
– А что скажут в свете? Как ты объяснишь появление этого ребенка? Как объяснишь, почему берешь его в свой дом? Тебя будут спрашивать, кто он. Захотят узнать, кто его родители.
– Скажу, что он сын моего умершего друга или родственника.
Александр не решался посмотреть на Мауру, он укладывал туалетные принадлежности в дорожную сумку. Тиль пытался закрыть чемодан.
– Ты думаешь, этому поверят?
– Почему нет? – Александр захлопнул сумку и посмотрел на Мауру. – У меня наверняка есть дальние родственники в Венгрии. Я могу придумать что угодно, никто в Ныо-Иорке не сможет проверить.
Это верно. Маура совсем забыла о родственниках Сандора Каролиса, которые остались в Венгрии, когда он эмигрировал в Америку. Это уже лучше. Она воспрянула духом. Возможно, Александр не так безрассуден, как ей показалось. Так естественно – взять на воспитание сына умершего родственника. А если сын Дженевры будет похож на Александра, такое объяснение тем более удобно.
Тиль вызвал лакея. Через секунду чемодан уже несли вниз.
– Мне будет недоставать тебя, – вырвалось у Мауры. На какое-то мгновение Александр стал прежним, ослепительно улыбнулся ей и, поднимая сумку, сказал:
– Я ненадолго. Самое большее – на полтора месяца. Александр поцеловал ее в губы и пошел вниз.
Маура медленно опустилась на кровать. Александр не взял Тиля с собой в поездку, не попросил ее проводить его до причала. Он взял всего лишь один наспех собранный чемодан и дорожную сумку, которые, конечно, не вместили всего необходимого для такой долгой поездки. Все это говорит о том, в каком душевном смятении он уезжает. Для него важно только одно – поскорее добраться до Англии. А дальше?
Маура прижала руку к пояснице. Иногда ей казалось, что она на шестом, а не на третьем месяце беременности.
Возможно, Александру придется доказывать, что он отец ребенка. Игуменья может вообще отказаться отдать ему мальчика. Не исключено, что придется связаться с Уильямом Гудзоном. Маура подумала о ребенке. Какой он? Интересно, похож ли он на Александра? Феликс просто копия отца. Его глаза, такие голубые при рождении, постепенно становились серыми. Будут ли они с Феликсом друзьями? Рано или поздно придется все объяснить Феликсу. Что они ему скажут?
Ответ на этот вопрос напрашивался сам собой. Они скажут правду. Сын Дженевры – сводный брат Феликса. Мальчики должны знать о своем родстве. Скрыть это от них было бы преступлением.
Маура медленно поднялась и вернулась в Китайскую гостиную. Она опять принялась за вышивание. Последние полчаса перевернули ее жизнь. Сначала она была просто потрясена. Потом ее сердце исполнилось боли и сострадания к тому, что пришлось вынести Джеиевре Гудзон. И, наконец, Маура испытала еще одно чувство, на которое, как она считала, не была способна. Александр с такой нежностью и любовью говорил о сыне, которого родила ему Дженевра, что Маура почувствовала обиду, граничившую с ревностью.
Она продела в иголку длинную красную нитку и начала вышивать лепестки мака. Откуда эта ревность? Александр любил Дженевру, нет ничего удивительного в том, что его так потрясло и обрадовало известие о сыне, которого она произвела на свет. Или это ревность из-за Феликса? Ей показалось, что, узнав о сыне Дженевры, Александр забыл о Феликсе. Но и это вполне естественно. Он испытал такое же потрясение, как и она. Нет-нет, она просто все преувеличивает.
Маура продолжала вышивать, ей стало стыдно за свои мысли, за свой испуг. Все будет хорошо. Знай она, встретив Александра, что он вдовец и у него есть маленький сын, она бы не раздумывая приняла его всем сердцем. А сыну Дженевры нужно намного больше любви, чем ребенку, рожденному в законном браке. Дедушка отказался от него. Он не знает никакой другой заботы, кроме той, что получает в приюте.
Маура закончила вышивать, оторвала нитку и убрала иголку в шкатулку. Их дом на Пятой авеню будет теперь и его домом, надо распорядиться, чтобы все подготовили. Дети займут больше комнат, придется взять еще одну няню, чтобы помочь Кейтлин и Бриджит.
С этой мыслью Маура вышла из гостиной. Мальчику уже больше года. Колыбелька ему будет мала. Нужно приготовить маленькую кроватку и игрушки. Маура решила, не откладывая, отправиться за игрушками. Она уже любила этого малыша. Она заменит ему мать.
– Я буду любить его, буду воспитывать его, Дженевра, – прошептала она. – Обещаю.
Генри смотрел на Мауру так, будто она сошла с Ума.
– Что он сделал? – переспросил он, не веря своим ушам.
– Уехал в Англию, чтобы забрать сына, которого родила Дженевра. Они вернутся в Америку вместе.
– Черт побери! – вырвалось у Генри.
Он никогда не позволял себе браниться в присутствии женщин, но в таком состоянии был впервые в жизни. После того, как Александр объявил свой брак недействительным, после его скоротечного романа с Ариадной Генри считал, что Александр уже ничем больше не сможет удивить его. Он ошибся. Новость, которую ему только что сообщила Маура, потрясла его. Это настоящее безумие.
– Твой муж сумасшедший! – произнес, наконец, Генри, наклонившись вперед на обтянутом парчой стуле. – Этого нельзя ни простить, ни забыть, Маура. Александр не имеет права приводить в твой дом незаконнорожденного ребенка. Это уж слишком!
Маура была готова к такой бурной реакции. Поэтому она и решила рассказать ему все сразу, не пытаясь оттянуть время и обманывая, что Александр уехал в Тарну или еще куда-нибудь развлечься.
– А я так не думаю, – мягко возразила она. – Александр любил Дженевру и женился бы на ней, если бы она не умерла. Совершенно естественно, что он не хочет бросать своего сына на произвол судьбы.
– Он может отдать его в какую-нибудь хорошую семью…
– Я бы не знала покоя, если бы он поступил так, Генри. А окажись я на месте Дженевры? Если бы Феликс жил в приюте без любви и ласки?
– Ты слишком романтична…
– Нет, Генри, это реальная жизнь. Ребенку, рожденному вне брака, нелегко в жизни, ему нужна помощь. Александр много рассказывал мне о Дженевре. Он уверен, что, будучи знакомыми, мы бы обязательно подружились. И я поступлю как друг Дженевры. Я буду воспитывать и любить ее сына. Надеюсь, она поступила бы с Феликсом точно так же.
Генри смотрел на нее с открытым ртом.
– Ничего страшного в этом нет, Генри, – успокоила его Маура. – Александр собирается выдать его за осиротевшего сына своего дальнего родственника. В Нью-Йорке кто не знает о родне Каролисов в Европе. Поездка туда и возвращение с ребенком будут выглядеть вполне правдоподобно.
Генри сомневался, но если Маура уже приняла решение, спорить бесполезно. Он только не понимал, как такой эгоист, как Александр, мог вызвать любовь двух таких добрых, отзывчивых девушек. Как только Маура высказала уверенность, что Дженевра Гудзон поступила бы точно так же, окажись она на песте Мауры, Генри понял, что она права.
– Сегодня у меня обедает сестра, Маура. Я почту за великую честь, если ты присоединишься к нам. Мы могли бы втроем обсудить эту поездку. Думаю, если мы представим ее в правильном свете, она ни у кого не вызовет никаких подозрений, напротив, Александр удостоится похвал за столь благородный поступок.
Иззестие о том, что Александр и Дженевра были близки, так поразило Чарли, что он поначалу даже не задумался о том, какие последствия может иметь для друга появление в доме ребенка.
– Ребенок? – ошарашенно повторил Чарли. – Ребенок?
– Не грудной, – сказала Маура, пытаясь объяснить положение. – Ему уже больше года.
– Ты хочешь сказать, что Александр и Дженевра… что Дженевра и Александр… – У него не хватало слов.
Для Чарли Дженевра Гудзон всегда оставалась мышкой, хорошенькой, но все же мышкой. Девушки, подобные ей, и ведут себя тихо, как мышки. Неслыханно! Невероятно! Александр ничем ни разу не выдал, что они с Дженеврой были близки. Это серьезно задело Чарли. Он считал себя лучшим другом Александра. Александр должен был ему сказать, Чарли имел право это знать.
– Александр попросил меня рассказать вам с Генри правду, но больше никто ничего не должен знать, – предупредила Маура. – Когда он вернется с ребенком, то скажет, что этот ребенок – сирота, сын его дальних венгерских родственников.
– Он что, собирается дать ребенку свое имя? Ребенок будет носить фамилию Каролисов?
– Да.
Маура уже не раз задумывалась, как зовут ребенка. Она не знала, успела ли Дженевра дать ему имя, или умерла, так и не назвав его, и имя малышу дали монахини. Если так, устроит ли это имя Александра? Маура хорошо помнила, как Александр не хотел до рождения Феликса выбирать ему имя. Он говорил, что имя слишком важно, чтобы выбирать его наугад. Что, если ребенка назвали Уильямом в честь отца Дженевры? Несмотря на серьезность положения, Маура едва заметно улыбнулась, представив себе, как встретит Александр сына по имени Уильям.
– Чему ты радуешься, не понимаю? – Чарли искренне недоумевал. – Представляю, как нелегко жить с Александром. Никогда не знаешь, чего ждать от него завтра.
Маура с нежностью улыбнулась ему. Чарли тугодум, но иногда попадает в самую точку.
– Ты прав, с Александром скучать не приходится, – улыбнулась Маура.
Но Чарли этого не понимал. Природные бедствия и войны тоже не назовешь скучными, но жить среди подобного «разнообразия» Чарли ни за что бы не согласился.
Через три недели после отъезда Александра Маура получила телеграмму. Он уже в Англии и через несколько дней отправится обратно. Из телеграммы Маура не поняла, был ли Александр в монастыре и взял ли ребенка.
С нарастающей тревогой и нетерпением она ждала его возвращения. В помощь Бриджит и Кейтлин она наняла их кузину ухаживать за мальчиком. В детскую поставили маленькую кроватку, рядом – большой белый шкаф с игрушками. Маура купила еще один платяной шкаф и много-много детской одежды для годовалого мальчика.
В конце ноября пришла вторая телеграмма. Александр сообщал, что отплывает на борту «Чайны» и прибудет в Нью-Йорк через восемь дней.
Восемь дней показались Мауре восемью годами. Уже наступила зима, но она украсила дом свежими цветами. Она рассказала ничего не понимающему Феликсу о маленьком мальчике, который будет жить с ним и с которым они подружатся. Маура молилась день и ночь, чтобы море оставалось спокойным, чтобы ничто не омрачило путешествие Александра, чтобы плавание прошло благополучно.
Коротая время в ожидании, она следила за боевыми сводками особенно внимательно. Генерал Ли расположился на зимовку в Виргинии, неподалеку от тех мест, где были его позиции в начале года. Союзные силы тоже окопались и лениво наблюдали за действиями повстанцев.
Мауре очень хотелось встретить Александра в порту, но она знала, что публичное проявление чувств вызовет его неодобрение. Утром в день прибытия она попросила Стивена Фасбайндера проверить, ожидается ли «Чайна» вовремя. Получив подтверждение, что судно приходит по расписанию, она прошла в детскую посмотреть, все ли готово к приезду ребенка.
– Мальчик может не очень хорошо чувствовать себя после столь длительного путешествия, – предупредила Маура Бриджит, Кейтлин и новую няню. – Мистер Каролис, конечно, нанял в Англии няню, которая ухаживала за ребенком во время плавания. Если она захочет остаться в Америке, пусть остается. Тогда вас будет четверо на двух малышей, будет легче составить себе расписание и определить выходные.
После этого Маура вернулась к себе и очень тщательно оделась Она остановилась на бирюзовом платье, зная, что это любимый цвет Александра. Глубокий вырез платья был отделан рюшами, которые мягко спадали с груди и прикрывали живот. Она попросила Мириам зачесать ее густые волосы по последней моде, чтобы локоны обрамляли лицо, надушилась туалетной водой с запахом ландыша и стала ждать.
Время тянулось страшно медленно. Маура вновь попросила Стивена Фасбайндера узнать, пришла ли «Чайна». Стивен выяснил, что корабль пришвартовался. Прошло еще четверть часа, но она так и не услышала шума подъезжающего экипажа. Маура попросила секретаря выяснить, прибыл ли мистер Каролис на «Чайпс». Подтверждение было получено.
Мауру вновь охватило беспокойство. Ей мерещилось, что у Александра стало плохо с сердцем, что экипаж перевернулся на шумной улице. Когда она, наконец, услышала стук подъезжающей кареты, то с трудом удержалась, чтобы не броситься навстречу. Сдержав нетерпение, она осталась в Китайской гостиной. Александр, конечно, захочет, чтобы она ждала его здесь, чтобы встретиться наедине, а не на глазах Гейнса и дюжины Других слуг.
– Скорее, Александр, скорее! – лихорадочно шептала Маура, стоя у мраморного камина и глядя на двойные двери. – Пожалуйста, скорее!
Двери распахнулись, и он вошел. Маура бросилась навстречу прямо в его объятия.
– Как я скучала! – воскликнула она, подставляя лицо для поцелуя.
Александр прильнул к ее губам, и Маура забыла о разлуке. Он вернулся, жизнь опять обрела смысл!
Когда Александр, наконец, оторвался от Мауры, она спросила:
– Где мальчик? Тебе сразу его отдали? Он похож на тебя? Он похож на Феликса?
Александр мягко отстранил Мауру, подошел к столику, на котором стояли графин и стаканы, и налил себе немного виски. Только сейчас Маура заметила, что он очень устал и вид у него напряженный и настороженный. Александр не ответил ни на один из ее вопросов, только коротко бросил:
– Дженевра назвала мальчика Сашей.
Маура молчала, не зная, что сказать. Имя звучало необычно. Что-то в голосе Александра подсказало ей, что имя дано со смыслом, и он ожидает, что она поймет этот смысл.
– Это… венгерское имя? – спросила она неуверенно. Александр, не двигаясь, стоял у столика.
Он поднял стакан, залпом осушил его и только потом ответил:
– Не совсем, больше русское, чем венгерское.
– Тогда почему?.. Прости, я не понимаю.
Александр повернулся к ней, но не сделал попытки обнять ее снова.
– Это уменьшительное от «Александр». У венгров уменьшительное Сандор. Так все звали моего деда, поэтому, когда я был маленьким, он всегда называл меня русским уменьшительным – Саша.
– Понимаю.
Ревность охватила Мауру. Она не знала, что дедушка всегда называл его Сашей. Александр не рассказывал ей об этом, а Дженевре рассказал.
Маура видела напряженное лицо мужа, с нарастающей тревогой она понимала, что он вернулся домой таким же подавленным, как при отъезде.
– Ты понимаешь, что значит имя Саша? – спросил Александр, буравя ее глазами. – Оно означает, что Дженевра простила меня, когда ребенок родился. Она поняла, что меня не было рядом не по моей вине, поняла, что я всегда любил ее.
– Но это же замечательно! – Маура подошла к нему и обняла за талию. – Радуйся, что Дженевра назвала мальчика в твою честь.
– Я радуюсь, – глухо проговорил Александр, ставя стакан на столик и крепко обнимая Мауру. – Но когда я представляю, как она умирала, что думала обо мне, наслушавшись выдумок моего отца…
Голос его подозрительно задрожал, и Маура с ужасом поняла, что Александр сейчас сорвется.
– Ты же ничего не знал, это не твоя вина, ты не должен так терзаться, – торопливо сказала она. – Сейчас важен только Саша.
Успокаиваясь, Александр тяжело и глубоко вздохнул, и Маура поняла, что самое страшное позади. Она немного отстранилась от Александра и взяла его за руку.
– Где он? – с интересом спросила она. – Вы приехали с няней? Она вернется в Англию или захочет остаться в Америке? Я уже предупредила Бриджит, Кейтлин и Эйлин, что может быть четвертая няня…
– Эйлин? – Александр непонимающе нахмурился. – Кто такая Эйлин?
– Новая няня. Я подумала, что следует взять еще одну на случай, если сопровождавшая вас няня решит вернуться в Англию. А если захочет остаться – тем лучше. Нам все равно понадобятся четыре няни, чтобы у каждой из них был постоянный выходной. Эйлин – кузина сестер О'Фаррелл, и…
– Нет.
Маура моргнула.
– Нет, – повторил Александр, высвобождая руку из ее. – Девушка, которая сопровождала нас, останется.
Маура озадаченно посмотрела на него.
– Но почему? В этом нет необходимости. Эйлин очень опытная, лучше, чем были Бриджит и Кейтлин, когда мы их взяли. Она уже работала няней, у нее отличные рекомендации Девушки прекрасно ладят между собой, и…
– Нет, – резко оборвал ее Александр.
Непонятно почему, но Маура вдруг вспомнила, как вбежала в бильярдную, уверенная, что Александр вступил в Ассоциацию горожан. Ее охватило нехорошее предчувствие.
– Прости, Александр, я не понимаю. Я уже взяла Эйлин. Ты хочешь, чтобы нянь было пятеро? Но девушки опытные и знающие, думаю, в этом нет необходимости, однако, если ты считаешь иначе, я не стану возражать.
Александр не ответил. Он подошел к столику с напитками и налил себе еще виски.
Маура пыталась понять, почему Александр считает, что четырех нянь недостаточно. Внезапный страх охватил ее. Может быть, он не все рассказал ей? Есть еще что-то, чем вызвано его подавленное состояние? Возможно, с Сашей не все в порядке? Вдруг он инвалид? Поэтому Александр и пришел без него? Хочет подготовить ее к ужасной новости?
– Может быть, ты не все мне рассказал? Саша здоров? Где он, Александр?
Он залпом осушил стакан и опять как-то странно произнес:
– С ним все в порядке. Он спал, когда мы приехали. Я велел лакею проводить их с няней прямо в детскую.
От радости у Мауры закружилась голова. Если с Сашей все в порядке, остальное не важно. Александр упрямится, потому что устал.
– Значит, я могу его увидеть? – спросила Маура, успокаивая Александра улыбкой.
Он кивнул и поставил стакан на столик.
– Пойдем в детскую. Если Эйлин там, я сам скажу ей, что мы не нуждаемся в ее услугах. Не волнуйся, я ее не обижу. Я заплачу ей за три месяца вперед и дам отличную рекомендацию. Если она действительно такая опытная, как ты говоришь, она уже к концу дня найдет другое место да еще кругленькую сумму положит в банк.
Мысль о том, что с Сашей не все в порядке, так напугала Мауру, что она совсем забыла о намерении Александра уволить Эйлин. Ничего не понимая, Маура растерянно спросила:
– Но почему ты хочешь уволить Эйлин? Прости, Александр, я просто не понимаю. Объясни, пожалуйста, почему ты это делаешь?
Она смотрела ему в глаза. За время поездки волосы у Александра отросли и сейчас касались воротника сорочки. В тысячный раз его красота поразила Мауру. Он был удивительно хорош собой. И еще она почувствовала, что желает его, хочет, чтобы он любил ее.
– Она – ирландка, – коротко сказал он и слегка пожал плечами.
Маура тотчас забыла о вспыхнувшем желании. Забыла об Эйлин. Она отчетливо слышала бой французских часов, слышала, как бьется ее сердце, и, наконец, услышала свой голос:
– Но Бриджит и Кейтлин тоже ирландки, ты же не против, что они ухаживают за Феликсом. Почему ты не хочешь, чтобы за Сашей смотрела Эйлин?
– Феликс сам наполовину ирландец. Как я могу возражать? – Александр нетерпеливо махнул рукой. – Но в Саше нет ирландской крови. Он не такой, как Феликс, Маура. Разве ты этого не понимаешь?
Так вот в чем дело! Смутные опасения, что так и случится, терзали Мауру с того самого мгновения, как она узнала о существовании ребенка, хотя сама вряд ли отдавала себе в этом отчет. Конечно, Александр считал Сашу не таким, как Феликс. Потому что Саша – сын Дженевры, потому что он – его первенец.
– Единственное отличие Саши в том, что он – незаконнорожденный, – произнесла Маура, всеми силами стараясь не углублять трещину, вновь возникшую в их отношениях. – Я тоже незаконнорожденная, и как никто другой понимаю положение Саши. Именно ради него очень важно, чтобы с ним и с Феликсом обращались совершенно одинаково. За ними должны ухаживать одни и те же няни.
Маура видела, как напряглось лицо у Александра. Он много раз выходил из себя при ней, и сейчас опять был на грани срыва, она хорошо понимала это.
– Маура, ты просто притворяешься, что не понимаешь. Я не желаю, чтобы у Саши была няня-ирландка по нескольким причинам. Во-первых, я не хочу, чтобы он говорил с акцентом. Во-вторых, хоть он и незаконнорожденный, я хочу, чтобы он занял в обществе место, которое положено ему как моему, сыну. А для этого необходимо дать ему отличное воспитание.
Маура уже не испытывала никакой радости. Все повторяется, повторяется сцена в бильярдной. Сейчас снова начнется настоящий кошмар.
– Ты хочешь сказать, что воспитание, которое получает Феликс, не позволит ему занять подобающее место в свете?
– Я этого не сказал. – Александр раздраженно взъерошил волосы. – Но раз ты уж заговорила об этом, давай посмотрим в лицо фактам. Генри очень старается, но тебя все равно не примут в свете как равную, и чем скорее мы оба это признаем, тем лучше. Феликс наполовину ирландец, и, вполне возможно, на него тоже будут смотреть свысока. Я просто хочу уберечь Сашу от этого. Хочу, чтобы он получил такое же воспитание, какое дала бы ему Дженевра, будь она жива. Я хочу, чтобы у Саши была няня-англичанка, а позднее – учитель-англичанин. Я хочу, чтобы он…
– Ты предпочитаешь его Феликсу.
Маура произнесла это совершенно спокойно, просто констатируя факт. С того самого мгновения, когда горничная Дженевры рассказала Александру о существовании Саши, в глубине души Маура знала, что так и будет.
Александр потерял всякое терпение и сорвался:
– Черт побери! Я никого не предпочитаю. Я просто сделаю все, что в моих силах, чтобы Саша не пострадал из-за твоей проклятой национальности!
Александр не сумел вовремя остановиться, слова уже вылетели. Но извиняться он не стал. Он слишком устал, и что касается его – дураку понятно, почему он не хочет, чтобы сына его и Дженевры воспитывала няня-ирландка.
Маура замерла, держа руку на животе. Опять между ними все кончено. Как будто и не было примирения в Тарне. Несмотря на все слова, когда дошло до дела, он по-прежнему презирает ее национальность, как все эти Де Пейстеры и Ван Ренселеры. И если незаконнорожденный Саша в один прекрасный день займет свое место в обществе, а Феликса отвергнут из-за национальности, это случится с благословения Александра. Нет, об этом лучше не думать. Маура почувствовала, как в ней закипает гнев.
– Как ты можешь быть таким глупцом? – вырвалось у нее. – Неужели ты допустишь, чтобы все хорошее, что есть между нами, пошло прахом из-за моей национальности? Разве ты не понимаешь, что счастье Саши как раз и заключается в том, чтобы с ним обращались как с законным братом Феликса? Как будет чувствовать себя Феликс, когда поймет, что ты обращаешься с ним как с неполноценным, из-за того, что он наполовину ирландец?
– Я делаю то, что считаю наилучшим! – раздраженно прокричал в ответ Александр. – Я делаю то, чего от меня ждала бы Дженевра.
– Ты ошибаешься, – гневно ответила Маура, но она уже овладела собой, и ее голос звучал куда увереннее, чем его. – Она не одобрила бы, если бы ты предпочел Сашу Феликсу. Будь она сейчас жива, то пришла бы в ужас от того, что ты собираешься сделать. Я не верю, что ты – тот самый человек, которого она любила… – Маура замолчала, затем резко добавила: —…и ты уже не тот, кого полюбила я.
Александр смотрел на нее, с трудом веря ее словам. Маура повернулась и вышла. Раньше всегда уходил Александр. Сейчас, побелевший от ужаса, он смотрел, как двери закрылись за Маурой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горе от богатства - Пембертон Маргарет



замечательный роман ,один из лучших у Пембертон ,читайте советую
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлюдмила
25.12.2011, 10.39





до середины романа я была в восторге,после его первой измены заинтересовалась больше,но когда остальную часть романана все вытирали ноги в том числе и герой просто фу.сдесь полилл грязью тут же секс и признания в любви опять измены,а она "я люблю тебя"
Горе от богатства - Пембертон Маргаретвика
19.01.2012, 2.03





Очень понравилось. Немного нехватало описаний чувств и мыслей Александра, создалось впечатление, что свои подлые поступки он совершал с холодным сердцем и разумом. Героине РЕСПЕКТ.Конечно, хотелось бы от нее больше эмоций, чем просто смотреть на его выкрутасы. Но это говорит о силе ее духа и любви, которую она с гордостью пронесла через всю историю. Она оказалась выше всех "мелочей жизни".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЮлия
20.07.2012, 9.14





Я конечно, знаю, что такая любовь бывает: когда ты его искренне любишь, а он любит только тебя, а к другим у него только химия...Но, нафиг она нужна такая любовь?! Дамы, когда мы научимся уважать себя.Порой лучше жить по закону разума, чем по закону сердца.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНастенка
20.07.2012, 10.01





Роман не плохой ,но от главных героев не в восторге.Хотя героиню было даже немного жаль.Какая у нее непростая жизнь,как тяжело быть женой миллионера,перед которым не может устоять ни одна из женщин.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТаня
18.10.2012, 2.22





Читать роман было противно, гг просто подонок, пусть и богатый. Изменял жене, унижал ее, бедная женщина, неужели из-за любви стоило все это терпеть
Горе от богатства - Пембертон Маргаретнатали
18.10.2012, 8.03





Mne ojen ponravilosy!!!!//10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 6.27





Не знаю, но о г. герое осталось впечатление не лучшее.=, хоть его можно и понять мужчины, что с них взять срабатывает животный инстинкт и главное находят в измене себе оправдание, порой хотелось Его придушить, а в начале какой Герой прям "душка".
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛика
27.10.2012, 16.46





Герой слишком молод на мой вкус. 21 год - это ж мальчишка!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретТоня
27.10.2012, 17.59





Это не женский роман, а пособие по смирению. Делить мужа с любовницей-мерзко, а тут он живет с любовницей и навещает трахаться жену, делая ей детей. Приводит с ее согласия внебрачного ребенка, так еще rnставит его выше законных детей, отдавая ему основное наследство. Чистое издевательство!rnУрод, дебил, скотина.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретЛиза
27.10.2012, 19.22





не представляю как это произведение можно отнести к жанру ЛР.я согласна со всеми отрицательными коментариями,но лично меня поразила какая-то нереальность сюжета. герои явно с серьёзными отклонениями в психике,иначе их поступков необъяснишь. предпочитаю сюжеты с адекватными героями. 1/10.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттася
27.10.2012, 20.49





A mne ponrsvilosy horoshay kniga 10/10
Горе от богатства - Пембертон Маргаретalla
27.10.2012, 21.18





Книга интересная. Раздражает Г Г Зачем таким хранить верность? Очень любит жену и унижает ее постоянно, а она бедняжка, просто святая. Весь роман хотелось набить ему физиономию
Горе от богатства - Пембертон МаргаретМария
27.10.2012, 21.46





Роман сюжета интересный,начало многообещающее,с середины все как-то сумбурно,скомкано. Моя оценка 7 из 10 баллов.
Горе от богатства - Пембертон Маргареттая
28.10.2012, 18.35





Просто замечательная книга.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.20





Скучный сюжет, невыразительные герои,ничего безобразнее не читала. Одним словом ни уму ни сердцу!
Горе от богатства - Пембертон МаргаретНИКА*
24.12.2012, 0.37





Главный герой редкостный урод. Даже несмотря на концовку романа, где он "отвалил" кучу денег за спасение своей жены. Один из самых нелюбимых мной мужской персонаж.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКлэр
30.01.2013, 20.47





Не знаю как другим,а мне очень понравилось.обалденный роман.главная героиня восхищает своей силой воли,своими чувствами к любимому человеку.несмотря ни на что,она прощала и любила всегда своего мужа.она сумела понять и простить,ю и пронесла свою любовь на протяжении всей книги,заслуживая аплодисментов
Горе от богатства - Пембертон Маргаретсветик
19.09.2013, 12.12





Роман на любителя. Но самый красивый роман Пембертон как на меня это 'не уходи' пусть с немного скучной концовкой. Для меня это лутший её роман.
Горе от богатства - Пембертон Маргаретанастасия
30.12.2013, 2.09





Прочитала роман и Ваши отзывы. Автор все сказала названием романа. Отцы кичатся своим богатством. Как можно при таких капиталах единственного внука-сироту оставить в приюте, не забрать и не вырастить! А главный герой - типичный представитель этого класса. Он никогда не забудет, что женился на нищей. И есть закон природы: чем больше у мужчины денег, тем больше у него любовниц. Хочешь верного мужа - живи с нищим.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.34





В.З.,66л я с вами прлнлстью согласна.В жизни так и бывает.....
Горе от богатства - Пембертон Маргаретлуиза
12.08.2014, 19.38





Жалко героиню.
Горе от богатства - Пембертон МаргаретКэт
5.06.2015, 21.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100