Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Включив фары, Рамон отчаянно гнал свой застоявшийся «даймлер» по темному серпантину, ведущему к скалам, где находился его сияющий роскошью отель. Появление Рамона вызвало среди безукоризненно вышколенного обслуживающего персонала необычайное волнение, и все засуетились словно наэлектризованные.
Гости, выходящие из танцевального зала, мельком заметили, как он с суровым выражением лица быстрым шагом прошел к сверкающему золотом лифту и поднялся в свои апартаменты. Призывные улыбки дам быстро погасли, поскольку Рамон не обратил на них никакого внимания.
— Пришлите ко мне Вильерса, немедленно, — приказал он, когда двери открылись, и прислуга поспешно вкатила столик, на котором стоял серебряный поднос с холодным мясом, экзотическими салатами и фруктами. Ванна была заполнена водой, полотенца нагреты, шампанское охлаждено. Все, что он мог пожелать, было приготовлено с быстротой молнии.
Через секунду появился постоянно проживающий в отеле секретарь Вильерс в безукоризненном костюме в тонкую полоску, с шелковым платочком в нагрудном кармане и с гвоздикой на лацкане пиджака. Всего четыре минуты назад он лежал в постели, почитывая роман. Прислуга сразу же молча удалилась. Рамон бросил пиджак на стул, распустил галстук и, не обратив внимания на шампанское, налил себе коньяка.
— Какой номер занимает миссис Камерон? — резко спросил он Вильерса, залпом выпив коньяк и снова быстро наполнив бокал.
— Гарден-свит, сэр.
— А кто в соседнем? — Его голос звучал резко, как удары хлыста.
— Герцог Мелдон. Князь Васильев — в 204-м, а граф и графиня Монткалм — в Лайлэк-свит.
Рамона не интересовали ни князь, ни граф.
— Миссис Камерон прибыла сюда с герцогом?
— Да, сэр, — ответил Вильерс, с трудом скрывая тревогу. Лицо Санфорда было пепельно-бледным, глаза впали, щеки осунулись. Он выглядел изможденным и больным.
— Герцог Мелдон прибыл без своей обычной компании, — сообщил Вильерс. — Только с миссис Камерон, ее служанкой и своей прислугой.
Рамон стремительно подошел к тяжелым бархатным шторам и раздвинул их. Далеко внизу светились огни бухты Фанчэл, а на фоне черной воды мерцали бесчисленные цветные огоньки яхты «Рослин».
— Сегодня герцог принимает гостей на борту яхты, — волнуясь, продолжал Вильерс. — Там князь Васильев, граф и графиня Запари…
Рамон резко прервал его:
— А миссис Камерон?
— Миссис Камерон тоже там присутствует.
Вильерс знал своего патрона вот уже двадцать лет. Было ясно, что его столь необычное поведение как-то связано с герцогом Мелдоном и миссис Камерон.
— Кажется, миссис Камерон — кузина герцога Мелдо-на, — сказал он нерешительно. — Мне говорили, что они родственники, сэр.
Рамон прищурился, задумчиво глядя вдаль.
— Это все, сэр?
— Да. Благодарю, Вильерс.
Когда секретарь ушел, Рамон снова потянулся за бутылкой. Родственники. Возможно. Вир Уинтертон не считался волокитой. Он был покорен своей холодной и сдержанной герцогиней. Рамон пожелал ему счастья. Сам же он предпочитал женщин из плоти и крови, а не мраморные статуи. Он поднял трубку одного из телефонов на письменном столе.
— Вильерс!
Вильерс, который только что опять залез под одеяло и взял роман, чтобы узнать, кто же все-таки был убийцей, издал глухой стон, затем, собравшись, бесстрастно произнес:
— Да, сэр?
— Где сейчас находится герцогиня Мелдон?
Вильерса не зря держали секретарем в отеле. Богачи и знаменитости, титулованные особы и члены королевских семей, сведения о которых представляли интерес, были педантично занесены и проиндексированы в лысеющей голове Вильерса. Он знал их пристрастия и антипатии, их слабости и причуды не хуже близкого родственника. Их местонахождение тоже в высшей степени интересовало Вильерса. Если постоянный клиент внезапно отказывался от ежегодного посещения отеля ради нового места, Вильерс должен был немедленно выяснить, в чем дело, и исправить положение.
— В Раджастане, — сказал он после секундного размышления. — Охотится на тигров с махараджой Джаспура. Думаю, что она долго пробудет там. В этой стране превосходные поля для игры в конное поло, а герцогиня — королева среди наездниц.
Рамон повесил трубку и задумался. Вильерс вздохнул и вернулся к роману. Продолжительные поездки герцогини за пределы Англии послужили причиной появления в прессе различных предположений. Весьма сдержанных, но наводящих на размышления. Если не все в порядке в браке Уинтертонов, то, возможно, Вир начал подыскивать кого-нибудь, чтобы решить свои проблемы с женщинами. С другой стороны, что может быть естественнее, чем приглашение в гости кузины? На щеке Рамона пульсировала жилка. Спать же с кузиной означало взять на себя грех кровосмешения. Хотя в Англии это считалось нормальным среди многих поколений. Браки между родственниками означали прежде всего сохранение фамильного богатства и владений. Голова Рамона гудела. Он скинул одежду и встал под душ, включив на минуту холодную воду. Затем намылился. Господи, почему она так поступила? Это непостижимо! Почему она оказалась здесь? Кто из них сошел с ума — она или он?
Душ освежил Рамона. Было почти два часа ночи, но он снова оделся. Ему пришлось преодолеть тысячи миль, чтобы увидеть ее, и он готов был ждать до утра.
Он вышел на веранду и посмотрел вниз, на «Рослин». До него доносились слабые звуки музыки и смеха. Оркестр играл «Мисс Отис сожалеет» Кола Портера. Затем послышалась убаюкивающая, романтичная мелодия «Ночью и днем», и Рамон подумал, в чьих объятиях она сейчас, с трудом сдерживая желание ворваться на борт яхты и разметать все в мстительном порыве. Затем попытался поразмыслить. В Нью-Йорке она была сначала чем-то очень расстроена, но потом они так страстно любили друг друга… Невозможно понять, что повлияло на нее. Ведь что-то случилось после его отъезда из Хайянниса и до их встречи в Нью-Йорке. Он ходил по комнате, не в состоянии спокойно сидеть и тем самым оправдывая свое прозвище. Настоящая пантера в клетке!
Может быть, в Хайяннис неожиданно нагрянул Джек Камерон? Может быть, между мужем и женой произошла сцена, о которой он ничего не знал? Но Рамон сразу отбросил эту мысль. Болтливый Моррис все рассказал бы ему, когда он расспрашивал его о том, куда уехала миссис Камерон. Что же еще могло произойти за время между их страстным расставанием и ее таинственным исчезновением?
У мэра Бостона случился сердечный приступ. Рамон выругался вслух. Это вполне могло послужить причиной изменения ее планов, но никак не объясняло неожиданного отъезда. То, что она уехала спустя несколько часов после выхода Чипса из больницы, только подтверждало необоснованность ее поступка. Это было совсем не похоже на Нэнси. Он закурил сигарету, дважды затянулся и загасил ее в пепельнице из оникса. Ночь в Нью-Йорке и день в Хайяннисе — разве этого достаточно, чтобы строить какие-то планы? Он со стоном запустил пальцы в копну своих темных волос. Но этого оказалось достаточно, чтобы влюбиться. Им не требовалось много времени. Все произошло инстинктивно, как у первобытных людей. Она принадлежала ему, а он — ей. Только вместе они составляли единое целое. Он уже не мальчик, который мог сойти с ума от хорошенького личика или поддаться женским уловкам. Он встретил ее, он хотел и добился ее…
Почему же она скрылась? После того как они договорились быть вместе, он целый день мечтал о ней. Сначала было радостное предвкушение, затем растущая тревога и, наконец, удивление. На следующее утро он сломя голову помчался в Хайяннис. Экономка пришла в ужас, когда он постучался в дверь, затем проскочил мимо нее и устремился вверх по лестнице, громко выкрикивая имя Нэнси. В доме никого, кроме прислуги, не было. Моррис, трясясь от страха, рассказал ему о болезни мэра, а потом, когда Рамон уже садился в автомобиль, крикнул ему вслед, что мадам не в Бостоне, а уехала на Мадейру.
Рамон чувствовал себя как в причудливом сне, из которого никак не мог выйти. В больнице ему сообщили, что мэр находится под присмотром медсестер в своем доме в Сити-Холле. Симас Флэннери мягко отказал ему в личной встрече с Чипсом. Он сказал, что дочь мэра уплыла на «Мавритании». В «Бостонском курьере» сообщалось то же самое. В справочной порта это подтвердили.
Рамон не обратил внимания на огромную кипу корреспонденции в его нью-йоркских апартаментах. Наспех написанные отчаянные письма Глории остались непрочитанными. Он отплыл на «Бремене» в Саутгемптон. Избегая пассажиров, он часами простаивал на палубе и непрерывно курил. Его лицо превратилось в непроницаемую маску, и к нему почти никто не отваживался подходить. В Саутгемптоне яхта «Кезия» проходила ежегодный профилактический осмотр, но он приказал отплыть немедленно.
На четвертый день плавания он уже изнывал от желания поскорее снова увидеть Нэнси. Она наверняка ждала его в отеле. Ее письмо, вероятно, где-то затерялось. Одному Богу известно, что произошло, но что бы там ни было, это какая-то ошибка. И вот он здесь, а ее нет. Она пьет и развлекается на яхте Вира Уинтертона… Кстати, на ней она приплыла сюда. К тому же ее номер рядом с номером Вира. Он снова вышел на веранду и, прищурив беспокойные темные глаза, пристально посмотрел вниз, туда, где продолжалась вечеринка на яхте «Рослин».
Нэнси говорила, что у нее никогда не было любовника. Он знал, что это правда. Возможно ли, что, однажды перешагнув барьер, она бросилась из его объятий в объятия Уинтертона? Внутри у него все кричало, что этого не может быть. Она не такая, как Глория или княгиня Марьинская. Ее нельзя отнести к числу скучающих светских красавиц, ищущих развлечения и удовольствия за спиной мужа.
Она была, несомненно, благородной натурой и привнесла в их отношения не только страсть, но и чистоту. Он вдохнул пропитанный ароматом цветов ночной воздух и почувствовал себя увереннее. Глупо понапрасну себя мучить. Просто она решила, что на яхте Уинтертона можно добраться до Мадейры быстрее и не афишируя свой отъезд. «Нью-Йорк таймс» отметила, что миссис Камерон плыла на борту «Мавритании». И больше ничего. В лондонских газетах не было о ней ни строчки. На Мадейре они не будут объектом сплетен, которые Нэнси так не любила. Зия не допускала в отель репортеров светской хроники и не позволяла фотографировать. Здесь было одно из немногих мест во всем мире, где богачи и короли могли развлекаться, не опасаясь огласки. Если они и проявляли себя не лучшим образом, об этом знал только ограниченный круг равных по положению людей. Разгульные вечеринки в отеле никогда не предавались гласности. Премьер-министр мог безнаказанно плавать нагишом, величественные герцогини напивались так, что едва добирались до своих номеров, но за пределы отеля ничего не выходило.
Рамон достал запотевшую бутылку шампанского «Дом Периньон», обернул ее полотенцем и с бокалом в другой руке вышел из номера. Он шел по устланному толстым ковром коридору, затем спустился вниз по раззолоченной лестнице и подошел к Гарден-свит. Подозвав коридорного, он отправил его за ключом.
Рамон прикрыл за собой дверь номера Нэнси, налил бокал шампанского и осмотрелся. Легкая улыбка скользнула по его губам. Нэнси ушла отсюда всего несколько часов назад. Комната еще хранила следы ее присутствия. На фотографии в серебряной рамке улыбалась Верити. Рядом, крепко сжимая зубами сигару, расплылся в улыбке Чипс О'Шогнесси. Фотографии Джека нигде не было видно. Так же, как и портрета какого-то другого мужчины. Рамон почувствовал себя более уверенно. Она, конечно же, ждала его. Другой причины ее появления здесь не могло быть. На тумбочке рядом с кроватью лежал томик стихов Элизабет Броунинг «Португальские сонеты». Он взял его и благоговейно подержал в руках. Ведь совсем недавно она прикасалась к нему. На кровати лежала приготовленная ко сну шелковая кружевная рубашка. Нежно пахнущее покрывало было аккуратно откинуто. На туалетном столике лежали простые четки, переплетенные ниткой прекрасного жемчуга. В воздухе витал слабый аромат духов Нэнси. Он сел в розовое бархатное кресло и погасил электричество. В лунном свете на дальней стене мерцало и переливалось красками полотно Матисса. Лицо Рамона горело. Он налил себе еще шампанского и устроился поудобнее в ожидании Нэнси. Пламя, которое не угасло в его крови с тех пор, как он держал ее в своих объятиях, разгоралось все сильнее, буквально пожирая его, так что Рамон почти физически ощущал боль во всем теле. Скоро, очень скоро он снова обнимет ее. Рамон бросил взгляд на дверь и начал отсчитывать минуты.
* * *
— Я не раз пытался познакомиться с вами, но вы скрывались, словно бабочка в коконе, — сказал князь Николай, танцуя с Нэнси вальс вокруг бассейна в центре яхты. Над ними ярко сияли звезды.
Нэнси засмеялась:
— Я не скрывалась ни в «Копли-плаза», ни в «Уолдорфе».
Лицо князя вытянулось.
— Новый Свет! У меня на него нет времени. Ни грации, ни изящества. Не то что в городе моей юности.
— В Санкт-Петербурге? — спросила Нэнси.
Он кивнул. Его рука обнимала ее легко и спокойно, в то время как музыка плавно перешла от вальса к танго.
— Ни одни балы не сравнятся по пышности с теми, что давала вдовствующая императрица в Аничковом дворце. Нигде не было столь блистательных приемов, как у великой княгини Марии Павловны. Нигде нет такого великолепия, как в Зимнем дворце. А разве где-нибудь можно испытать трепет, подобный тому, когда едешь по Невскому проспекту в сопровождении казачьего эскадрона? — Глаза его блеснули. — Когда-нибудь мы вернемся, и этот мир снова оживет. Россия наших отцов и дедов возродится.
— Вы действительно верите в это?
Из-под аккуратно подстриженных усов и бороды сверкнула веселая улыбка.
— Я знаю это наверняка, — сказал он и так лихо и щегольски закружил ее, что Бобо и Костас громко зааплодировали.
Вир им улыбнулся, но князь не видел его. Ники был чрезвычайно привлекателен для женщин и за обедом пытался пленить Нэнси своим очарованием. Его американская подружка казалась при этом невозмутимой. Она танцевала и флиртовала со всеми присутствующими мужчинами за исключением сэра Максвелла. Сэр Максвелл с удовольствием поддержал бы эту игру, но Лавиния Мид не давала ему такой возможности. Вир перевел взгляд на подружку Ники. Она стояла на палубе, прислонившись к поручню, с бокалом в руке, слегка откинув голову назад. Ее жемчужные зубы ярко сверкали в полумраке, когда она смеялась над очередным неприличным замечанием Санни.
Среди ее предков была Элизабет Уинтроп, одна из первых женщин, обосновавшихся в Новой Англии. Это она подняла мятеж против пуританских законов, управлявших жизнью первых поселенцев, которые впоследствии начали сами страдать от них. Саманта Хедли тоже обладала не меньшим мужеством, чем ее прабабка, что позволило ей выдержать нужду и лишения жизни в Америке в семнадцатом веке. Наблюдая, как Ники повел Нэнси в буфет, где леди Майклджон продолжала обсуждать последний роман принца Уэльского, Вир испытал неприятное чувство.
Он подошел к ним и обнял Нэнси за плечи, почувствовав, что она с удовлетворением приняла этот жест.
— Как поживает дорогая Кларисса? — спросила леди Майклджон, когда Вир приблизился, и вдруг громко икнула. Шампанское у Вира было превосходным, и стюард непрерывно наполнял ее пустеющий бокал. Напрасно муж пытался остановить ее, сердито глядя из-под густых, лохматых бровей.
— Кларисса в полном порядке, — спокойно ответил Вир. — Она в Индии, охотится.
— На тигров или слонов? — спросил лорд Майклджон. — В прошлом году я побывал на чертовски удачной охоте на тигров. Добыл пять штук.
— На тигров, — ответил Вир улыбаясь и, обхватив Нэнси, увлек ее в танце в дальний конец палубы. Он нежно ласкал рукой мягкий шелк ее спины, прижав к себе так плотно, что ее губы уткнулись ему в щеку.
Нэнси почувствовала, как остро реагировал Вир, когда леди Майклджон обращалась к нему с вопросами. Ей тоже хотелось побольше узнать о Клариссе, но сейчас было не время и не место. Вир коснулся губами ее губ, и она не оттолкнула его. Нэнси расслабилась, ощутив тепло его тела, наслаждаясь любовью и жизнью. Она крепко обняла Вира за шею и почувствовала, как он вздрогнул и еще крепче прижал ее к себе. Ей необходимо было ощущать рядом живое тепло, чувствовать, как кровь горячо струится по жилам. В ней накопилось столько нерастраченной любви, и некому было отдать ее. Разве только Виру. Джек не нуждался в ней. Рамон — тем более, если он мог позволить себе принимать жену ее отца всего через несколько часов после того, как они расстались. Она не испытывала страсти к Виру, но чувствовала нежность, привязанность и симпатию.
— Давай уйдем, — сказал он сдавленным голосом, и она молча согласилась.
Хозяин с хозяйкой незаметно покинули яхту, но оркестр продолжал играть, а стюарды угощали гостей шампанским и икрой, омарами и перепелами. Вир обнимал ее за плечи, тихо шепча на ухо ласковые слова, в то время как шофер вез их по темной дороге к полуосвещенному зданию отеля.
Ночной ветер дул в лицо Нэнси, развевая волосы, а на глазах у нее выступали горячие слезы. Она была с человеком, который любил ее, ценил и уважал. Но сердце ее разрывалось от тоски по тому, кто посмеялся над ее чувствами. Раньше она не понимала, что означали слова «власть одного пола над другим». Теперь же сама ощутила, что это такое. Это была неослабевающая власть Рамона над ней. Власть, заставившая ее забыть о своей гордости и достоинстве и молить хотя бы об одном его прикосновении, об одном поцелуе.
— Люблю тебя, — шептал Вир, сжимая ее руку и направляясь вместе с ней по устланным розовыми коврами коридорам к роскошному номеру Гарден-свит. Нэнси, не в силах что-либо сказать из-за душивших ее слез, молча сжала его руку, пытаясь овладеть собой. У дверей он подхватил ее на руки и, как невесту, перенес через порог. Она улыбнулась, а он, опьяненный своей победой, даже не заметил, как дрожат ее губы.
— Я мечтал об этой минуте еще мальчишкой в Молсворсе. Ты была тогда новобрачной и вряд ли подозревала о моем существовании.
— Теперь я знаю о тебе, — тихо сказала она.
Он осторожно поставил ее на ноги у края постели. Она стояла не шевелясь, отвернув голову. Он покрыл ее лицо страстными поцелуями, осторожно стягивая с плеч узкие бретельки платья. Соскользнув вниз, блестящий материал растекся по полу маленькой сверкающей лужицей.
— О Боже, как ты красива, — благоговейно прошептал Вир Уинтертон, когда она предстала перед ним во всем величии своей наготы.
— И, по существу, непорочна, — раздался громкий голос из угла комнаты.
Нэнси пронзительно взвизгнула. От неожиданности Вир тоже вскрикнул и потянулся к выключателю. Комната наполнилась слепящим светом. Рамон сидел в глубоком плетеном кресле с бокалом шампанского в одной руке и сигаретой в другой. Он говорил с явно презрительным хладнокровием, однако его остекленевшие глаза выдавали бешеную злобу.
— Не об этом ли она говорила мне, а я так опрометчиво поверил, — продолжал он, не спеша гася сигарету и осушая бокал. Он поднялся и улыбнулся Нэнси, застывшей на месте и воспринимающей происходящее как ночной кошмар. В своей выставленной напоказ наготе она чувствовала себя вавилонской блудницей. Тяжесть в груди сковала ее так, что она не могла ни говорить, ни двинуться с места.
— Это было так убедительно. Я не из тех, кто легко попадается на женские уловки, однако на этот раз мне, по-видимому, пришлось столкнуться с очень опытной лгуньей.
— Нет! — Это было похоже на приглушенный стон. Она должна наконец сдвинуться с места и подойти к нему.
Его темные глаза нехотя оторвались от ее лица и медленно, почти лениво скользнули вниз к розовым соскам, затем к густому вьющемуся пучку волос на лобке. Губы его были плотно сжаты и выражали скрытую боль, а в глазах застыло потрясение, будто он только что заглянул в ад.
— Ну что же, забавляйтесь, — небрежно произнес он и вышел, хлопнув дверью.
Вир резко схватился за ручку двери, изрыгая проклятия. Нэнси бросилась к нему, повиснув на его руках:
— Нет! Пожалуйста! О Боже, не надо!
— Я убью его! — Вир попытался освободиться от Нэнси, но она загородила собой дверь. Глаза ее сверкали как у сумасшедшей.
— Нет! Нет! Пусть он уходит! О Боже, пожалуйста!
Она конвульсивно вздрагивала, лицо побелело, на нем темнели расширенные от ужаса глаза. Рамон был здесь! Он пришел в ее комнату! Он ждал ее, а она явилась с другим мужчиной, стояла перед ним голой, обнимала за шею и принимала его поцелуи.
— О Господи, — застонала она, опускаясь на колени. — Ниспошли мне смерть! Сейчас же! До наступления утра! До того, как я должна буду снова встретиться с ним.
Вир отказался от своего намерения пойти за Санфордом. Он укрыл Нэнси халатом и, спотыкаясь, пошел в ванную за аспирином, снотворным или какими-нибудь другими лекарствами. Вир был потрясен и потерял присущую ему выдержку. Отчаяние Нэнси напугало его. Он пожалел, что не остался с гостями на яхте. Вир вернулся в комнату со стаканом воды и двумя таблетками снотворного.
— Прими это, — сказал он, поднимая ее на ноги и укладывая в постель.
Нэнси покорно проглотила таблетки. Вир был поражен тем, что она совсем не замечала его. Ее репутация! С его стороны было глупо не понимать, что это означало для нее. Несмотря на ее легкомысленные замечания, ей суждено однажды стать первой леди Америки. И в данный момент ее муж плыл сюда, на Мадейру.
Нэнси лежала молча, не шевелясь. Она больше не нуждалась в нем.
Позже, когда после глотка виски Вир успокоился, он вдруг подумал о том, что же делал Рамон в комнате Нэнси в три часа утра. Эта мысль лишила его сна на всю оставшуюся ночь.
* * *
Чувство стыда и унижения не давало Нэнси покоя. До самой смерти она не забудет, с каким презрением Рамон посмотрел на нее. В конце концов от снотворного она погрузилась в оцепенение, но не спала. Неподвижно глядя в потолок, она наблюдала, как в комнату проникает рассвет. С наступлением утра стыд сменился гневом.
Ее поведение его не касается. Он не имел права приходить в ее комнату. Не имел права читать ей мораль. Она с горечью подумала, чью постель он покинул перед своим ночным визитом и в чью постель вернулся. Как сказал ее отец, Рамон Санфорд не был любовником на одну ночь.
Он пришел в отель, чтобы развлечься с ней, как раньше развлекался с другими. Голова гудела, но она решила, что аспирин после снотворного может ей повредить. Потом подумала, что теперь это не имеет значения, и пошла в ванную за таблетками.
Появление Рамона в отеле было вполне естественным. Прежде всего это был его отель. Правда, он говорил, что не может явиться на Мадейру, пока не женится. Глупо было верить всему, что он рассказывал. Разве что некая миссис Санфорд, или по крайней мере будущая миссис Санфорд, не приехала с ним. В горле у Нэнси запершило, и ее передернуло от глотка холодной как лед воды. Оставить невесту, чтобы забраться в комнату бывшей любовницы, — вещь вполне нормальная для человека, который не задумываясь занимается любовью с женщиной, а через сутки — с ее мачехой. Не будь Верити в Германии, он бы и ее не пропустил. Этакий сексуальный фокус для разнообразия.
Гнев вернул Нэнси чувство собственного достоинства. Ей тридцать пять лет, и если она хочет иметь любовника, то Рамону Санфорду нет до этого никакого дела. Одно лишь препятствие возникало на пути этих размышлений. У нее нет никакого желания завести роман с Виром. Или с кем-то другим. Только с Рамоном!
— Будь он проклят! — сказала она своему отражению в зеркале. — Проклят, проклят, проклят!
Нэнси позавтракала в постели. Пришла Мария, чтобы помочь ей одеться, и сразу заметила синие круги под утомленными глазами хозяйки. Хорошенькое личико Марии скривилось. Устоявшийся образ жизни миссис Камерон за последний месяц перевернулся с ног на голову, и Мария многое отдала бы, чтобы знать, что тому причиной. У нее тоже были свои проблемы. Кажется, камердинер английского герцога решил, что неплохо было бы заняться ею. Он поймал ее в гладильной комнате, где она приводила в порядок платья своей хозяйки, предназначенные для коктейлей, и на этот раз резких слов и удара по уху оказалось недостаточно, чтобы сдержать его. Он прижал Марию к стене, жадно целуя против ее воли, не обращая внимания на сопротивление и на смятые платья Нэнси, оказавшиеся между ними. Его оттащила за воротник, чуть не задушив, сильная загорелая рука. Затем, пока он размахивал в воздухе руками, сильный пинок под зад заставил его с треском вылететь в коридор.
— Благодарю вас, — сказала Мария, подбирая с полу платья и стараясь побороть смущение. Ее спаситель был высоким и стройным, а его загар напомнил Марии мистера Санфорда.
Луис Чавез пожал плечами и улыбнулся. Он был тренером по плаванию и, как правило, производил на женщин приятное впечатление. Особенно на пожилых. Они были очень признательны ему. Обычно Луис считал прислугу недостойной его внимания. Однако эта служанка была такой хорошенькой, что в глубине его лучистых глаз загорелся тайный огонь.
— Всегда готов помочь, — живо сказал он и снова одарил ее улыбкой, от которой некоторые герцогини становились беспомощными. — Я Луис Чавез, тренер по плаванию. — Он полагал, что его должность должна сразу внушить доверие к нему.
— Мария Салдана, личная служанка миссис Камерон, — представилась Мария, овладев собой, и решила, что ее спаситель слишком высокого мнения о себе.
Темные брови Луиса слегка приподнялись в знак одобрения. Весть о смуглой красавице, сопровождающей миссис Камерон, быстро распространилась среди прислуги по всему отелю. Он хотел было поболтать с ней минут пять ради удовольствия, но потом раздумал. Его ждала виконтесса Лозермир, и хотя она не проявляла ни малейшего интереса к флирту с тренером, Луис, очарованный ее фигурой не меньше, чем ее состоянием, решил оказать ей всевозможные услуги.
Мария прекрасно поняла почти все, о чем подумал Луис, расправила платье миссис Камерон и, еще раз поблагодарив, ушла. Он сдвинул брови, наблюдая за покачиванием ее изящных бедер, когда она поднималась по служебной лестнице. Луис решил, что внушил ей надежду на продолжение разговора, а она дала понять, что готова вернуться к начатой беседе, и он, Луис Чавез, может рассчитывать на более близкое знакомство. В дальнейшем он постарается преподать ей урок, умышленно, с холодным равнодушием не замечая ее.
Мария же, занятая туалетом миссис Камерон, поймала себя на мысли, что все чаще и чаще думает о красивом португальце. Конечно, он слишком высокого мнения о себе. Он явно очень тщеславен. Золотая цепочка на шее, тщательно прилизанные волосы — все это напоминало женскую суетность. Все же он, несомненно, красив. Португальцы, должно быть, очень сексуальны, решила Мария, полируя ногти Нэнси до перламутрового блеска. По отелю уже прошел слух о том, что накануне вечером прибыл мистер Санфорд, и Мария подумала, не с этим ли связано напряженное выражение лица миссис Камерон, а если да, то почему? Мария никогда раньше не страдала по мужчинам. Луис Чавез был явно легкомысленным типом, привыкшим к быстрым победам. С ней у него ничего не получится, но она с удовольствием понаблюдает за его попытками.
Благодаря горячей ванне и заботливому уходу Марии на публике Нэнси выглядела вполне пристойно и элегантно. Вир в шелковом халате завтракал на террасе, когда она, прогуливаясь, подошла к нему. Нэнси решила, что чем скорее повидает его, тем лучше.
Он поспешно встал с улыбкой на лице, положив салфетку на стол. Нэнси села напротив. На глазах Вира были темные очки, защищавшие от солнца и скрывавшие следы минувшей ночи.
— Господи, это из-за фиаско прошлой ночью? — Смех ее был с небольшим надрывом, но внешне она выглядела невозмутимой. Нэнси элегантно облокотилась на поручни кресла и повернулась лицом к солнцу, словно ничто в мире не волновало ее. — Этот глупый Санфорд ужасно напугал меня. Неудивительно, что я закатила истерику. Мне показалось, что это один из представителей обширной шпионской сети Джека.
Официант Вира налил ей кофе, и Нэнси отпила глоток, соблазнительно скрестив ноги в босоножках на фоне мозаичного пола.
— Не знаю даже, что и сказать, Вир. Должно быть, он спьяну забрел в мою комнату и разговаривал подобным образом. А может быть, сошел с ума. Кажется, у его отца было что-то не в порядке с головой.
Вир почувствовал явное облегчение. Нэнси права. Санфорд был пьян. Он способен выпить бочку, но по его внешнему виду это трудно заметить. Прошлой ночью он казался вполне трезвым, но, видно, совсем ничего не соображал.
— Интересно, понял ли он, в чьей комнате находится, — небрежно сказала Нэнси. — Не сомневаюсь, что утром ему придется объясняться с его леди.
Вир засмеялся. Любовным похождениям Рамона Санфорда не было числа, а комната освещалась только лунным светом. Другая комната. И другая леди. Это не его проблема, а Санфорда.
— Ну и Бог с ним, — сказал он, намазывая маслом подрумяненный ломтик хлеба с изюмом. — Рядом с тобой номер Бобо, не так ли? Одно время у нее с Рамоном было нечто большее, чем просто дружеские отношения.
— В таком случае, если сегодня утром она появится с почерневшими глазами, мы будем знать причину, — весело заметила Нэнси. — Я хочу поплавать. Увидимся позже.
Вир наблюдал за ней, снова обретя свое обычное хорошее настроение. Она не требовала, чтобы он защитил ее честь, стало быть, не было необходимости заводить с Санфордом разговор об этом инциденте, если он сам не напомнит о нем. А Санфорд вряд ли станет о чем-то говорить, возможно, только принесет свои извинения. Когда сэр Максвелл с раннего утра пристал к нему со своей болтовней по поводу уменьшения количества дичи в его шотландском поместье, Вир впервые внимательно слушал его.
У Нэнси же вовсе не было желания плавать. Она встретилась с Виром, высказала то, что придумала за ночь, и теперь хотела просто сбежать от него. Бобо и Рамон! Она не знала об этом, но не удивилась. Вероятно, трудно найти женщину, с которой бы у него не было романа. И он еще посмел назвать ее безнравственной!
Парень в белом костюме поспешил установить шезлонг в нужном ей месте. Другой постелил на него толстые мягкие полотенца и подложил под голову подушку именно так, как ей хотелось. Затем принес складной столик, миниатюрный бар и ведерко со льдом для охлаждения шампанского.
У бассейна появилась Джорджиана Монткалм, привлекая всеобщее внимание своими длинными ногами. Проходя мимо Нэнси, она узнала ее и улыбнулась:
— Нэнси! Как чудесно! А я и не знала, что ты здесь.
Нэнси помахала ей рукой. У нее не было никакого желания общаться с Бобо или с кем-либо другим из тех, кто присутствовал на вчерашней вечеринке.
— Ты с кем, дорогая?
— С Виром.
Джорджиана Монткалм присела на краешек шезлонга рядом с Нэнси.
— Превосходно. Он очень привлекателен. Чарльз сказал, что «Рослин» стоит в гавани на якоре. — Она мило улыбнулась. — Я так близорука, что даже не могу сказать, стоит ли у причала «Королева Мария». Мне и в голову не приходило, что ты можешь быть с Виром. Я не думала, что американская и британская ветви вашей семьи так близки.
Нэнси улыбнулась:
— Нет, это не так. Если бы сюда приехал мой отец, я просто уверена, что Виру пришлось бы срочно отчалить. Он вряд ли смог бы вытерпеть Чипса.
— Он очень мил, — сказала Джорджиана. — Я восхищаюсь им. Жаль, что у Джека нет времени приехать сюда. Наверное, он незаменимый консультант у вашего очаровательного президента.
Нэнси вновь почувствовала себя в привычной среде. Джорджиана Монткалм вела себя весьма непосредственно, чего не хватало многим представителям ее класса. Кто-либо другой наверняка подвергся бы за это осуждению, но Джорджиана была выше критики. Граф Монткалм был близок к королевскому двору, и говорили, что происхождение Джорджианы таково, что они с графом вполне достойны друг друга. От своих предков Джорджиана унаследовала красоту, разум, богатство, энергичность и пренебрежение к условностям.
— Джека здесь нет, хотя я ожидаю его приезда с минуты на минуту.
— Тогда наслаждайся жизнью, пока есть возможность, — сказала Джорджиана, откидывая на плечи свои золотистые волосы. — Как только он приедет, начнутся нескончаемые разговоры о Франклине Рузвельте, о его «Новом курсе» и о борьбе с депрессией. Чарльз тоже такой. Он говорит исключительно о флоте. Муж командует военным английским кораблем, и мне кажется, он влюблен в этот чертов миноносец больше, чем в меня. А если речь идет о Европе, Чарльз становится мрачным, надоедливым пророком.
Мальчик, обслуживающий бассейн, ловко установил еще один шезлонг рядом с шезлонгом Нэнси, и Джорджиана с наслаждением откинулась в нем, подняв руку в знак того, что хочет шампанского. Мальчик открыл бутылку и наполнил бокал шипящим, пенящимся вином. Джорджиана с удовольствием отпила маленький глоток.
— Сейчас я ничего не ем и не пью крепких напитков. Только шампанское. Это новая диета, рекомендуемая Зией, и она очень эффективна, дорогая. Я похудела сразу на несколько фунтов.
Они смеялись и болтали, и Нэнси уже не шарила повсюду глазами в страхе увидеть Рамона. Она наблюдала, как Луис помогал виконтессе Лозермир освоить плавание кролем и без всякой на то необходимости стал поддерживать жену сталелитейного магната, пытаясь объяснить ей сложности дыхания и движения рук.
— В этом деле он большой специалист, дорогая, — сказала Джорджиана, кивнув своей красивой головой на проделки Луиса. — Две недели назад здесь была Кора ван де Гейл. Она полностью монополизировала его. Плавать она так и не научилась, зато узнала такое, чему старый ван де Гейл наверняка никогда не учил ее. Думаю, к пятидесяти интерес к ней окончательно пропадет. День, когда я буду вынуждена одаривать подарками своих любовников, чтобы добиться их внимания, станет днем, когда я дам обет безбрачия.
— Вот уж не знала, что у тебя много любовников, — съехидничала Нэнси.
— А у меня их и нет, — ответила ей в тон Джорджиана. — Это, наверное, ужасно потрясло бы его величество. Я полагаю, наш горячо любимый король в своей жизни никогда не сбивался с пути истинного. — Она усмехнулась. — Однако сомневаюсь, что его наследник будет придерживаться строгих правил. Наверное, жена Майклджона уже рассказала тебе, что Уоллиса Симпсона довольно часто видят в компании принца, когда Телма уезжает в Нью-Йорк.
— Да, она упоминала об этом, — сказала Нэнси.
Джорджиана никогда не распространяла сплетен о королевской семье. Она очень нежно относилась к королю Георгу V, как к «его величеству», и, несмотря на то что Джорджиана лучше кого бы то ни было знала, кто пользуется вниманием принца Уэльского, она держала это при себе.
— Ей только рупора не хватало, чтобы так быстро разболтать эту новость. Эта женщина явно упустила свое призвание, ей следовало бы быть городским глашатаем.
— Ты говоришь так, как будто это тебя беспокоит.
— Это беспокоит Чарльза. Его величество неважно себя чувствует, и принц Уэльский скоро станет королем. Естественно полагать, что он женится и прекратит свои запутанные связи с замужними американками. Не в обиду будет сказано, Нэнси, но американка на английском троне? Что сказала бы королева Виктория?
Они не спеша проплыли весь бассейн туда и обратно, после чего Нэнси отправилась в свои комнаты через сады, охваченные огнем красных абиссинских лаконосов и буйной бугенвиллеи. Когда она вышла из тени тамариска, направляясь к отдельному входу в ее Гарден-свит, перед ней возник Рамон с жестким, решительным лицом.
Она вскрикнула, непроизвольно отступив назад. Он крепко схватил ее за запястье с такой силой, что чуть было не сломал руку.
— В какую игру ты играешь, Нэнси? — Его суровый голос заставил ее вздрогнуть.
— Никакой игры нет, — сказала она, тяжело дыша. — По крайней мере я не играю в игры, в которые играешь ты. — Она чувствовала, как бьется ее пульс под его жесткими пальцами. Нервы у нее были напряжены до предела. Еще мгновение, и она была готова броситься в его объятия и прижаться к сильному телу, мысли о котором не давали ей покоя ни днем, ни ночью. Но затем Нэнси вспомнила Глорию с ее обесцвеченными волосами и накрашенными губами, вспомнила отца на больничной койке и то, как он был потрясен изменой жены. И ей захотелось заставить Рамона страдать, чего она никогда в своей жизни не желала ни одному человеку.
— Я рассчитывала получить удовольствие с любовником. Предпочтительно вдвоем, а не втроем.
Если бы она нанесла ему удар ножом в грудь, это не вызвало бы большего потрясения.
— Будь ты проклята! — крикнул он и с силой ударил ее по лицу.
Она громко вскрикнула, ощутив на губах кровь. От боли она ничего не видела.
Стало тихо. Лишь издали доносилось эхо его стремительных шагов по мозаичному полу. На тамариск села маленькая птичка. В ее блестящих крыльях отразился луч солнца. Нэнси лежала, съежившись, у стены, приложив руки к разбитым губам. Сквозь пальцы сочилась кровь. Птичка на дереве насмешливо защебетала. Со стороны бассейна донесся отдаленный смех. Алые капли крови падали на землю. Что от отца, что от сына — только кровь, жестокость и разрушение. В конце концов она заставила себя подняться и, спотыкаясь, побрела в свой номер, где можно было укрыться от посторонних глаз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100