Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Еще один день плавания, и мы будем на месте.
Нэнси оторвалась от письма, которое она писала, и улыбнулась своему кузену Виру Уинтертону.
— И что ты собираешься делать дальше? Продолжишь путешествие на Канары?
Он усмехнулся:
— Канары, дорогая Нэнси, всего лишь предлог, чтобы затащить тебя на борт корабля.
— Ты хочешь сказать, что вовсе не собирался плыть туда?
Он снова улыбнулся. Легкий океанский ветерок взъерошил его светлые короткие волосы.
— Нет, конечно.
— Ты вообще не собирался плыть куда-либо?
— Нет.
Нэнси попыталась придать своему лицу негодующее выражение, но у нее ничего не получилось. Вир рассмеялся и подошел к ней.
— Дорогая Нэнси, разве ты отправилась бы со мной в плавание, скажи я, что взошел на борт «Рослин» только ради тебя?
— Конечно, нет. Ничего более нелепого мне не приходилось слышать.
Он взял ее руку и поцеловал. Его лицо осветилось нежной улыбкой.
— Вот именно. Поэтому мне необходимо было придумать какой-то предлог, чтобы подольше побыть с тобой.
— Было время, когда ты не мог выносить моего общества, — сказала Нэнси с ответной улыбкой. — Прошлый раз, когда я была в Молсворсе, ты всячески избегал меня как чумы.
— Тогда с тобой был твой невыносимый муж, — сухо ответил Вир.
— Моей бабушке он понравился. Она сказала, что мы можем оставаться в Молсворсе сколько захотим.
— Просто твоя бабушка была очень довольна тем, что муж ее внучки несколько лучше мужа ее дочери.
— Мои родственники по материнской линии ужасные снобы, — сказала Нэнси, пряча незаконченное письмо в несессер.
— Да, мы такие, — учтиво согласился Вир. — Мы истинные англичане.
Нэнси засмеялась:
— Жаль, что бабушка умерла так скоро после моего замужества. Молсворс произвел на Джека приятное впечатление. Он с удовольствием снова поехал бы туда.
— Даже при новом хозяине?
— Новый хозяин никогда не приглашал его, — Я вообще никого не приглашаю. Мне больше нравится затворнический образ жизни.
— Решил поиздеваться надо мной, — смеясь заметила Нэнси. — Хотелось бы получше узнать, что ты собой представляешь.
— Дорогая Нэнси! Я — открытая книга.
— Вот уж нет. И ты прекрасно знаешь это. Зачем ты пытался отречься от титула пэра?
Он откинулся назад в плетеном кресле. Закинув ногу на ногу, он повернул лицо к солнцу и закрыл глаза.
— Потому что я хотел заседать в палате общин, а не лордов. Я хотел быть избранным в парламент и представлять собой силу, с которой надо считаться.
— А разве Вир Уинтертон, герцог Мелдон в седьмом поколении, ничего собой не представляет?
— Нет, просто нуль.
Нэнси взглянула на него, слегка нахмурив брови. Она не слишком хорошо знала своего кузена. Несколько последних дней были, пожалуй, самым длительным периодом ее общения с ним. Когда она и Джек путешествовали во время медового месяца по Европе и посетили родовое гнездо ее матери, Вир был настроен очень враждебно. После смерти бабушки не стало повода посещать Молсворс, и в последующие приезды в Англию она всегда останавливалась в «Ритце». Вир всегда оставался для нее загадкой, что вызывало сожаление, поскольку он был весьма привлекательным.
После прибытия лайнера в Саутгемптон и после того, как она устроилась в своем обычном номере в «Ритце», ею овладело сентиментальное чувство, будто она совершала паломничество в Молсворс. Вир просил ее остаться, но Нэнси отказалась, поясняя, что прибыла в Англию всего на несколько дней проездом на Мадейру. Вир был в восторге и поделился своими планами. В конце недели он вместе с друзьями собирался отправиться на Канары на своей яхте «Рослин», предназначенной для дальних морских путешествий. Мадейра лежала на пути их следования. В течение короткого промежутка времени до отплытия, после того как Нэнси согласилась, большая компания приглашенных Виром друзей, включающая Фолкнеров, Каселсов, лорда и леди Данледин и лорда Класмара, стала редеть буквально с каждым днем. Каселсы приболели, Фолкнеров задержала предстоящая судебная тяжба, члена палаты лордов из числа газетных магнатов оторвали дела где-то в другом месте, а лорд и леди Данледин просто не явились. Вир ничуть не беспокоился по этому поводу. Команда «Рослин» была на месте, и яхта отплыла в назначенное время.
Глядя на то, как он сидел, подставив лицо солнцу, с легкой улыбкой на губах, Нэнси уже не сомневалась, что намеченная компания на борту «Рослин» была попросту выдумкой Вира. Не собирайся она на Мадейру, Вир никуда бы не поплыл, и если верны ее предположения, то он подготовился к путешествию довольно быстро. По-видимому, запасов продовольствия на яхте было вполне достаточно, поскольку нельзя было сказать, чтобы судно куда-то спешило.
После заснеженного Нью-Йорка, холодного и сырого Лондона ласково пригревало солнышко. Нэнси оправила свой жакет и подумала, закончит ли она когда-нибудь письмо Верити. Это была не очень-то приятная задача, и она с радостью отвлеклась от этих мыслей, когда Вир продолжил беседу.
— От чего ты бежишь, Нэнси? — лениво спросил он.
Это был его первый вопрос, касающийся ее личной жизни.
— Ни от чего, — ответила она без колебаний. — Я хочу провести последние несколько недель, глядя в лицо своей судьбе, а не убегая от нее.
Его серые глаза тепло смотрели на нее.
— В самом деле?
— Да, именно так.
— Жаль. Я надеялся, что ты больше мне доверяешь.
Нэнси не могла понять, шутит он или нет.
— О каком доверии ты говоришь? — спросила она осторожно.
Он пожал плечами:
— Почему ты путешествуешь одна? Почему глаза твои становятся такими грустными, когда ты думаешь, что никто не смотрит на тебя? И почему, по-твоему, я ни разу не упомянул имя Клариссы?
— Почему же?
— Потому что уже не помню, когда в последний раз видел ее.
— Извини.
— Не стоит извиняться. Сейчас она в Индии. А до этого была в Марокко.
И хотя говорил он об этом с легкостью, его губы сурово сжались. Вир был на год старше Нэнси и на три года старше Рамона. Он был высокого роста и очень элегантен. Его гладкие светлые волосы и безупречные усы напоминали аристократичного Дугласа Фэрбенкса, а манера держаться говорила о принадлежности к определенному социальному классу. Его самоуверенность явно контрастировала с чувственностью Рамона. При воспоминании о Рамоне Нэнси ощутила острую боль в сердце. Она не заглядывала в газеты с тех пор, как уехала из Бостона, опасаясь, что наткнется на его фотографию. Представлять, что он делал, с кем проводил время, было для нее невыносимой пыткой. Сотни раз Нэнси думала, правильно ли поступила, уехав на Мадейру, и приходила к одному и тому же ответу. Ни в Бостоне, ни в Вашингтоне она не смогла бы жить. Молсворс никогда не был ее домом, и даже гостеприимное приглашение Вира ничего не меняло. Перспектива поездки на Ривьеру вызывала у нее озноб. Ее коробила напускная веселость небольшого замкнутого общества на Кэп-Феррате и Кэп-Антибе. Нью-Йорк и Вашингтон гудят от сплетен. Все это не устраивало ее. Ей хотелось побыть в одиночестве..
Вир увидел, как в ее глазах отразилось страдание, а прекрасные полные губы сжались. Она явно не желала открыться ему. Он подумал, не связано ли ее угнетенное состояние с замужеством Верити, и небрежно заметил:
— Приятель из министерства иностранных дел просил меня поехать с ним в мае в Германию. Он хочет посетить Саар. В этом году референдум должен определить будущее этой области, и нам надо присмотреться и решить, что выгодно Великобритании. Почему бы тебе не поехать с нами?
— Нет, нет. — Нэнси невольно вздрогнула и плотнее запахнула жакет. Поездка в Германию — это конец ее надеждам сохранить спокойствие Верити в ее новом доме.
Вир внимательно наблюдал за ней и понял, что, несмотря на тревогу по поводу замужества дочери, не это истинная причина переживаний Нэнси, так явственно отразившихся в ее глазах всего несколько мгновений назад. Скорее всего здесь замешан мужчина, и ему надо было сразу догадаться об этом.
Он сжал ручки кресла, затем усилием воли заставил себя расслабиться и придать легкость и веселость голосу, рассказывая старые истории о своем пребывании в Германии.
Нэнси была первой женщиной, по которой он страдал в юности. Ему было тогда восемнадцать, и чувствовал он себя ужасно неловко. Ей же было семнадцать, и ее веселости хватало на весь Молсворс. Даже сейчас он помнил, как ненавидел самодовольного американца, ставшего ее мужем. При ней же у него отнимался язык. Только в своем воображении он мог сказать ей все, что хотел, и только в его воображении она отвечала ему. Он начал, заикаясь, рассказывать ей анекдот об отеле «Адлон» в Берлине. Память о его юношеских переживаниях была еще достаточно жива, и пламя желания вновь охватило его. Тогда он был. слишком глуп, неловок и не мог сказать ей что-либо внятное. Теперь он стал другим.
Вир продолжал рассказывать о Берлине двадцатых годов и удивлялся тому, как мало изменилась Нэнси. Ее мягкий, бархатный голос все так же действовал на него. Он не мог оторвать взгляд от ее полных подвижных губ. Ее некогда длинные волосы теперь были по моде коротко подстрижены, подчеркивая красоту глаз и овала лица.
Небо стремительно затягивалось тучами, и Вир встал.
— Становится прохладно. Пойдем вниз и выпьем бренди.
Когда они спускались по трапу, он взял ее за руку.
— Нэнси… — Слова застряли у него в горле.
Ничего не понимая, она обернулась, скользнув по нему быстрым, слегка насмешливым взглядом. Вир ощутил легкий, едва уловимый аромат ее духов.
Он осторожно взял Нэнси за талию и придвинулся ближе, заключая в свои объятия. Улыбка исчезла с ее лица, а в глазах появилось сначала изумление, а затем панический страх.
— Нет, — прошептала она, но он уже прижался к ее губам, целуя с такой нежностью, что ее первоначальный протест угас. Губы его были мягкими и теплыми. Тело — твердым и уверенным. От него исходило невероятное спокойствие.
Когда он оторвался от нее, она, превозмогая себя, сказала:
— Извини, Вир. Не надо делать этого.
Его руки продолжали обнимать ее.
— Почему? — спросил он осторожно. — Из-за Джека?
Она отрицательно покачала головой.
— Из-за другого мужчины?
Нэнси кивнула.
Он помолчал с минуту, скользя пальцем по контурам ее лица и чувственному изгибу губ.
— А он любит тебя?
Она криво улыбнулась:
— Нет. По-моему, он не знает, что означает это слово.
Яхта слегка качнулась под ними.
— Тогда забудь его и отдайся любви с тем, кто знает, что это такое.
Она робко улыбнулась:
— Я хотела, Вир. Но не смогла.
— Ну что же, поглядим, — сказал он и, взяв ее за руку, повел в бар, сверкающий золотом и зеркалами.
Позже, за ужином, когда они ели омаров в столовой, размеры которой не уступали обеденному салону пассажирского лайнера, Вир задумчиво спросил:
— А почему ты выбрала Мадейру?
— Потому что этот остров достаточно удален и от Америки, и от Англии. Я уже была там, и там живет Зия Санфорд.
Это было близко к истине.
Вир налил себе еще вина и сказал:
— Я был здесь около года назад. В апреле прошлого года. Это любимое место моего приятеля — газетного магната.
Нэнси улыбнулась:
— Ты не жалеешь, что его нет на борту «Рослин» и что он не плывет с тобой на Канары?
— Не было никакой возможности прихватить его. Он слишком занят запугиванием правительства.
Нэнси не испытывала никакого желания говорить о политике. Эти разговоры всегда сводились к Верити.
— Как долго ты пробудешь на Мадейре? — спросила она.
При свете лампы его волосы отливали серебром. Серые глаза казались искренними, прекрасной формы губы и подбородок говорили о том, что этому человеку можно доверять. У них были общие предки, общая бабушка. У него была удивительно приятная внешность, звание пэра, и хотя ее мать лишилась всего состояния и вынуждена была выйти замуж за американца, Вир Уинтертон не испытывал подобных затруднений. В мире было не так уж много людей, владевших такой большой и роскошной яхтой, как «Рослин». Он прекрасно подходил на роль любовника, и Нэнси почувствовала медленно растущую злость от того, что не могла ответить ему взаимностью. Рамон, вероломный и ветреный, привязал ее к себе стальными канатами.
— Пока ты не уедешь оттуда, — сказал он тихо.
Она почувствовала безысходное отчаяние. Неужели Виру придется везти ее тело назад в Англию? Она не указала в завещании, где ее должны похоронить. Ей было все равно. Когда она составляла завещание, ей казалось, что это никого не касается. Но теперь Вир грозился остаться с ней до конца, и ей представилась ужасная картина, как ее гроб стоит на столе, где они только что обедали.
— Что случилось? — спросил он так, что Нэнси вздрогнула. — Уж не увидела ли ты привидение?
— Ничего, — сказала она резко, но тут же заставила себя улыбнуться, когда он встал, чтобы принести ее вечерний палантин.
Накинув мех ей на плечи, Вир поцеловал ее в затылок. Нэнси ладонями коснулась его рук, испытывая невыразимую тоску, — Прости меня, — сказала она и, повернувшись, поцеловала его в щеку, как брата. — Спокойной ночи, Вир.
На какое-то мгновение ей показалось, что он хочет воспользоваться предлогом и опять поцеловать ее в губы. Но Вир не Рамон. Он коснулся губами ее рук, а Нэнси, закрыв за собой дверь каюты и оставшись одна в темноте, едва сдержала слезы, вспомнив горячее прикосновение губ Рамона к ее ладоням.
Когда утром Мария разбудила ее, принеся свежий апельсиновый сок, яркое солнце освещало каюту; сквозь иллюминаторы.
— Мы почти на месте, мадам, — радостно сказала Мария. — Вы уже можете увидеть остров.
Через полчаса Нэнси стояла на мостике рядом с капитаном и Виром, наблюдая, как они все ближе и ближе подходили к Мадейре. Сначала показались голубые горы, круто поднимающиеся прямо из моря, затем уже было видно зеленую тропическую растительность: деревья, яркие бугенвиллеи, мимозу и гибискус. Еще до того, как показались очертания домов Фанчэла, Нэнси заметила розовые крыши отеля «Санфорд», расположенного на скалах, возвышающихся над гаванью.
— Лорд Клэнмар говорит, что это настоящий райский сад, пробуждающий романтические чувства в сердцах журналистов, — сказал Вир, улыбаясь ей.
Когда яхта вошла в гавань, подул сильный ветер, донося до них запах тамариска. Почти все склоны холмов вокруг города утопали в африканских маргаритках и стрелитзиях.
— Здесь должен находиться Майклджон, — добавил Вир, кивнув в сторону сверкающего семидесятифутового шлюпа. — И Каррингтон. Ты уверена, что не хочешь на Канары? Там будет гораздо спокойнее. В феврале на этом острове отдыхает половина Лондона.
Нэнси ничего не ответила. С тех пор как на горизонте появились очертания Мадейры, у нее поднялось настроение. Теперь она не сомневалась, что поступила правильно. На пристани собралась толпа местных жителей, одетых в пестрые одежды, мелькали моряки в безукоризненной форме и цветочницы с огромными корзинами цветов. Телеги, запряженные волами и доверху нагруженные овощами и фруктами, тяжело скрипели по булыжной мостовой пристани. «Рослин» встала на якорь, и у причала собралась толпа, а когда Нэнси и Вир ступили на берег, их осыпали лепестками цветов. Они сели в «испано-суизу» с открытым верхом.
Мария, камердинер Вира и большая часть их личных вещей разместились в экипаже, запряженном волами, а бесчисленные кожаные чемоданы Вира мужчины в соломенных шляпах погрузили на телеги, в которых только что привезли бананы.
— Ты выглядишь уже значительно лучше, — сказал Вир, в то время как их автомобиль плавно поднимался вверх по крутому склону холма туда, где в зелени садов, утопая в цветах и пальмах, во всем своем великолепии возвышался отель «Санфорд».
— Да, мне хорошо.
По пути всюду встречалась фамилия Рамона. Она мелькала на вывесках банков, контор и винных погребков. Только на отеле вывески не было. Санфорды есть Санфорды. Не было нужды афишировать то, что и так хорошо всем известно.
— Добро пожаловать в отель, ваша милость, — почтительно приветствовал их швейцар, тогда как стайка посыльных бросилась встречать телеги с багажом.
Нэнси вошла в вестибюль и испытала необычное, почти неземное чувство, что здесь она наконец обретет душевный покой. Странно, но раньше она не испытывала ничего подобного. Когда она останавливалась тут с Джеком, для нее это был просто красивый, роскошный отель. Ей было приятно жить здесь, но она никогда не стремилась вновь побывать в нем. Желание вернуться возникло только после встречи с Рамоном и полного краха ее жизненных устоев.
Имя «Санфорд» сверкало золотом на темно-красной униформе посыльных, на почтовой бумаге, лежащей на мраморных столах, и даже было выгравировано на серебряных ручках дверей. Нэнси подумала, не стала ли она первой женщиной, в чьем сердце тоже отчеканено это имя. Хотя, может быть, еще раньше это случилось с Зией, но по другим причинам.
— Наши номера рядом, — сказал Вир, когда они направились к лифту в сопровождении целого отряда служащих. — Мы можем общаться, завтракая на террасе. На этот раз здесь будет намного приятнее, чем во время моего последнего пребывания в этом отеле. Лорд Клэнмар выглядит неважно перед ленчем.
— Про тебя этого не скажешь, — заметила Нэнси, и это было правдой. В своем белом шелковом костюме и белой шляпе, надвинутой на один глаз, он выглядел чрезвычайно эффектно. Его серые глаза излучали тепло, и Нэнси почувствовала, как зарделись ее щеки. Ей следовало бы лучше знать себя и быть более сдержанной. Вир был красив, и она понимала, что чувства, которые пробудил в ней Рамон, никогда уже снова не погрузятся в спячку.
Ее комната была мечтой. Постель в спальне стояла под пологом из белого муслина, а из открытых окон виднелись весь залив и яхта «Рослин», стоящая на якоре.
Мария, бесконечно радуясь тому, что снова ступила на сушу, приготовила ей ароматическую ванну, восхищенно рассматривая массивные золотые краны и прочее оборудование. Ее собственная комната на этот раз была не в конце длинного, продуваемого сквозняками коридора, а рядом с номером миссис Камерон и почти с такой же роскошной розовой ванной. Мария была счастлива от того, что миссис Камерон приехала именно сюда. Ради этого стоило так долго плыть по морю.
В то время как Нэнси купалась в ванной, в дверь осторожно постучали, и Мария увидела посыльного с конвертом на серебряном подносе. Она вежливо поблагодарила его, удивленно раскрыв глаза, когда тот нахально подмигнул ей. Мария обратила внимание, что и камердинер герцога Мелдона вел себя очень развязно, а поскольку их комнаты были рядом, она несколько призадумалась. Жаловаться миссис Камерон она не хотела, однако ей надоело играть в прятки, как это было на борту «Рослин».
Нэнси вскрыла конверт прямо в ванной. Это была короткая записка от Зии, в которой говорилось: «Дорогая, встретимся в моем номере за утренним коктейлем». О Вире она не упомянула. Нэнси надеялась, что он не получил подобного приглашения. Ей хотелось поговорить с Зией наедине.
Она надела бледно-розовое платье с высоким воротом спереди и с голой спиной. Обула подобранные в тон туфли без задников, вызвала посыльного и, пока Мария прыскала ее духами, мысленно приготовилась к встрече с женщиной, которую отец любил всю свою жизнь и которая была матерью любимого ею человека.
* * *
Комнаты Зии с зеркальными стенами выходили на лужайку, где собралось множество белых голубей. Полдень еще не наступил, но Зия была в длинном развевающемся платье из серебристо-серого шифона, украшенного большой бабочкой с блестками. Ее великолепные рыжеватые волосы были по-прежнему густыми. Она, как всегда, собрала их в пучок и стянула обычной лентой. На все еще прелестной шее красовалась нитка жемчуга с огромным изумрудом. Когда Зия встала поприветствовать Нэнси, движения ее были легки, как у молодой девушки. Голова высоко поднята, стан гибок. Ветерок тронул ее платье, и бабочка запорхала, переливаясь в лучах солнца. Широко раскрыв объятия, Зия сказала мягким, теплым голосом:
— Как я рада снова видеть тебя, Нэнси!
От нее исходил прежний экзотический аромат, дурманящий, как некоторые цветы джунглей. Они уселись в плетеные кресла с очень высокими спинками в углу сада под палисандровым деревом. На столике стояло шампанское, апельсиновый сок и печенье для птиц.
— Давно же ты не была здесь, — сказала Зия, отгоняя тонкой гибкой рукой рассевшихся вокруг птиц. — Некоторые приезжают сюда каждый год, например, герцог Мелдон.
— Джека не тянет в Европу. Он предпочитает Ривьере Бар-Харбор.
— А ты?
— Мне нравится мой дом на Кейпе.
— А мне Мадейра, — с улыбкой сказала Зия. — Я никуда не уезжаю отсюда. Портнихи, модельеры сами приезжают ко мне. Приезжают и друзья, если хотят видеть меня.
Птицы вспорхнули и улетели.
— Как твой отец? — спросила она, и под густыми ресницами в ее зеленых глазах Нэнси заметила, казалось, отражение своей собственной тоски.
— Он выглядел не очень-то хорошо, когда я уезжала, у него был небольшой сердечный приступ.
Зия молчала.
— В день моего отъезда он вернулся домой из больницы. Я не слишком беспокоюсь о нем. Отец здоров как бык.
Улыбка тронула губы Зии.
— Да, он очень крепкий.
— Он просил передать вам привет.
— Спасибо.
Это было сказано с чувством искренней благодарности. При солнечном свете слегка проступила паутинка тонких морщин вокруг глаз и в уголках губ. Зия была уже немолода, но благодаря великолепной осанке и отсутствию морщин на шее и лице выглядела такой же красавицей, как и., в девятнадцать лет. Неожиданно Нэнси пожалела отцы, погнавшегося за молодостью и женившегося на Глории, тогда как та, которую он любил всю жизнь, была такой цветущей и очаровательной, что Глории никогда не превзойти ее.
— Вы ведь любите его? — спросила Нэнси.
— Да, — последовал простой ответ. — А ты, Нэнси? Ты любишь кого-нибудь?
Такой вопрос со стороны Зии был вполне естественным.
— Любила, — ответила Нэнси.
— Но не своего заносчивого сенатора?
— Нет. Однако все очень быстро кончилось.
Зия не стала выражать сочувствие. Она встречала многих мужчин, похожих на Джека Камерона. Прекрасно говорящих, очаровательных, честолюбивых мужчин, которые любили легко, но никогда не любили всем сердцем. Зия инстинктивно догадывалась, что Джек Камерон был недостоин любви, на которую была способна Нэнси. Очень давно она распознала в Нэнси нечто такое, что было заложено в ней самой. Теперь, глядя на нее, она не могла отделаться от дурного предчувствия. Если Нэнси способна на большую любовь, она способна и на безрассудство. Бостонское воспитание скрывало эту грань ее натуры, может быть, даже от нее самой. Поначалу Зия думала, что ее всегда безошибочное чутье дало осечку. Она следила на расстоянии за замужеством Нэнси, рождением Верити, ее поездками в Париж и Лондон, за тем, как она выполняла роль хозяйки на политических собраниях, за ее всегда тактичным и осторожным поведением. Безрассудство, если оно и присутствовало в Нэнси, тщательно скрывалось. Зия полагала, что, проявившись, оно не принесет столь трагических последствий, как ее собственное поведение.
— И поэтому ты приехала на Мадейру? — спросила она осторожно. — Чтобы все забыть?
Нэнси покачала головой:
— Нет. Забыть невозможно. Но мне хочется пожить немного для себя. По крайней мере с ним я поняла, что это, значит.
Зия сделал а большой глоток шампанского.
— Но жизнь для себя может повлиять на твое положение жены сенатора?
Нэнси усмехнулась уголками темных миндалевидных глаз:
— Могу представить, что из этого выйдет. Мне все равно. Последние семнадцать лет я делала для Джека все, что могла. Но этот год — мой.
— Из надежных источников мне известно, что у Джека очень хорошие шансы на выборах в 1936 году.
— Если только «Новый курс» Рузвельта потерпит крах, но думаю, этого не произойдет. Уверена, что он будет избран на второй срок.
— Разве твои предположения могут что-то изменить? Амбиции Джека остаются прежними.
— Пусть он продолжает свою предвыборную гонку, я не собираюсь приносить в жертву свою жизнь, помогая ему. — Нэнси задумчиво оперлась подбородком на руку. — Если бы я чувствовала, что Джек действительно может стать хорошим президентом, то, возможно, пренебрегла бы собой. Но я его жена и знаю, что он собой представляет, лучше его коллег и советников. Не думаю, что Джек сможет стать хорошим президентом. Он не обладает оригинальным мышлением, как Рузвельт. Он использует других людей — их мозги, их идеи. Он достаточно компетентен и может произвести хорошее впечатление. Но в президенты не годится. Он одаренный человек, но не думаю, что одаренности достаточно, чтобы занять место в Белом доме. Поэтому я не чувствую вины в том, что подорву его шансы. В конечном счете я настроена патриотически.
— А как Чипс? — весело спросила Зия. — Маловероятно, что он разделяет твое мнение.
— Нет, конечно. — Глаза Нэнси потемнели при воспоминании о разговоре с отцом в больничной палате. Усилием воли она заставила себя встряхнуться. — Но несмотря на то что он дорог мне, я не могу жить так, как ему хочется. Слишком долго я следовала его наставлениям.
— Хотелось бы мне встретиться с человеком, который так изменил тебя. От полного послушания до мятежа! Вероятно, это весьма примечательная личность.
— Да, он такой. Но ко всему прочему он еще и вероломный, беспринципный, бессовестный тип. — И тут Нэнси покраснела, вспомнив, кому она это говорит.
Глаза Зий заблестели.
— Дорогая Нэнси! Каждое твое слово делает его еще более неотразимым. — Она задумчиво повертела в руках хрустальный бокал. — Полагаю, твои благие намерения тверды. У меня есть новости, которые могут быть не совсем тебе приятны.
На какое-то мгновение Нэнси с ужасом подумала, что Зия догадалась, о ком идет речь.
— Среди вчерашних телеграмм была одна из Вашингтона, — сказала Зия.
Нэнси не отрываясь смотрела на нее.
— От Джека? — спросила она с недоверием.
Зия кивнула.
— Он приезжает один?
— Думаю, что да. Во всяком случае, номер заказан на одного. И еше номер для его секретарши.
Лицо Нэнси помрачнело.
— Беру назад свои слова о его умственных способностях, — сказала она со злостью. — Его нельзя назвать умным. Он непроходимый тупица и ужасный эгоист. — Нэнси резко вскочила, напугав этим Зию, и, поспешно чмокнув ее в щеку, быстро ушла. Глаза ее были полны слез ярости.
* * *
— Среди гостей отеля, — сказал Вир, элегантно опираясь об украшенные цветами перила балкона, — князь Николай Васильев, граф Запари и графиня, которой нет еще и семнадцати, король в изгнании, который кокетливо настаивает, чтобы к нему обращались как к мистеру Бленгейму, и обычная компания, что и на Парк-лейн. В общем, те же люди, те же сплетни…
— Но зато климат здесь совсем другой, — сказала Нэнси, расслабившись в шезлонге.
Он усмехнулся. После купания на его золотистых волосах блестели капельки воды.
— Ты настоящее дитя природы, не так ли? Готов спорить, что ты плавала даже в Хайяннисе.
— Каждый день, хотя в августе вода такая холодная, что ты сразу бы посинел.
— Русские не хотят купаться, — сказал Вир, кивнув в сторону эмигрантов, которые развалились в своих шезлонгах, укрывшись пледами, а их слуги в блестящих ливреях и белых перчатках стояли наготове в трех ярдах позади. — У супругов Запари разница в возрасте, наверное, лет в пятьдесят. Она еще совсем ребенок.
— Тогда она по крайней мере еще лет пять побудет графиней. Запари надоедают жены, когда их возраст переваливает за двадцать. Последней отвергнутой жене был двадцать один год.
— И что же сталось с ней потом?
— Она отправилась в Лондон и обольстила лорда Стадли, у которого еще не кончился медовый месяц. Затем бросила его, восстановив тем самым баланс в своих отношениях с мужчинами, и вышла замуж за какого-то эстрадного певца из Лос-Анджелеса.
Вир надел махровый халат на свое влажное после купания тело. У него были крепкие стройные ноги. Он закурил «Данхил», продолжая осматривать бассейн, сад и уходящую в бесконечность гладь сверкающего на солнце зеленовато-голубого водного простора.
— Здесь Костас. С ним Мадлен Манчини. Красавица, которая должна была выйти замуж за короля Зогу. Сэр Максвелл Мид и его супруга тоже здесь. С тех пор как сэр Максвелл оказался при дворе бельгийского короля, он безнадежно влюбился в королеву. — Вир усмехнулся. — Безответная страсть. А вот Бобо. Слава Богу, она без своего джазиста. Ее новый любовник очень похож на египтянина и совсем не пара ей.
— У Бобо все любовники такие.
Вир засмеялся и сел рядом с Нэнси, взяв ее руку в свои ладони.
— По-видимому, твои тоже тебе не подходят.
— У меня был любовник в единственном числе, а не во множественном.
Он посмотрел на нее, перестав смеяться, и на его лице появилось выражение, заставившее ее сердце учащенно забиться. На ней был купальный костюм, но она почувствовала себя голой. Его глаза скользнули по ее губам, затем медленно спустились ниже, к груди и ногам.
Помимо воли она почувствовала, как ее тело отозвалось на его молчаливый призыв. Вир наклонился к ней.
— Значит, пришло время завести другого, — сказал он, обнимая ее за плечи теплыми сильными руками и прижимая к себе. — Жизнь коротка, Нэнси.
Она вскрикнула, но он заглушил ее возглас долгим, крепким поцелуем. Нэнси подняла руки, а он, по-своему истолковав ее движение, тяжело и часто дыша, скользнул руками вниз, обхватив ее грудь.
Нэнси вцепилась ему в волосы, пытаясь оторвать его лицо от себя. В ее темно-лиловых глазах отражались беспомощность и отчаяние.
— Я не влюблена в тебя, Вир.
Его лицо трудно было узнать. Это была маска безудержного желания.
— Но я люблю тебя, Нэнси! Я полюбил тебя, когда мне было всего семнадцать. Я хочу тебя, как не хотел ничего на свете. Позволь мне любить тебя, Нэнси. Пожалуйста. — Он целовал ее шею.
— Я не могу, Вир, — сказала она дрожащим голосом. — Не могу, я не люблю тебя.
Его пальцы глубоко впились в ее плечи.
— Я заставлю тебя полюбить меня, — сказал он со страстью.
— О Вир, как бы мне хотелось, чтобы ты добился этого! — Она крикнула это с такой болью в голосе, что он замер.
— Что же он тебе сделал? — спросил он удивленно. Нэнси выглядела такой же юной и беззащитной, как русская графиня.
— Мне кажется, он раскрепостил меня, — сказала она с дрожащей улыбкой. — Но для чего, не знаю.
Вир поцеловал ее в лоб и встал.
— Может быть, со временем мы узнаем.
Нэнси почувствовала нежность к нему.
— Может быть. Ты очень добр ко мне, Вир.
— Я люблю тебя. Я вообще добр ко всем, кого люблю. — Он снова улыбнулся. — Сегодня вечером у меня на яхте соберется много закадычных друзей. Князь Николай тоже почтит нас своим присутствием. Не знаю даже, как всех разместить. Захочет ли, например, экс-монарх, чтобы ему отвели место как королю или как просто мистеру Бленгейму? А если пригласить Бобо, то придется приглашать и ее египтянина.
— Могут возникнуть еше большие сложности. Скоро сюда прибудет Джек.
Он замер с бокалом в одной руке и бутылкой в другой.
— Чтобы помириться?
— Сомневаюсь. С ним едет его любовница.
Вир слегка расслабился. Проблема с египтянином сразу отошла на задний план.
— Может, все-таки нам стоит поискать убежище на Канарах?
— Я не собираюсь прятаться от Джека или со страху возвращаться домой, — пылко заявила Нэнси. — Он отказался приехать, когда был мне нужен. Сказал, что ему предстоит длительная деловая поездка.
— Может быть, ему захотелось погреться на солнышке, — сказал Вир, протягивая ей напиток со льдом.
Ее мягкие губы приоткрылись в улыбке. Теперь она прогнала все свои страхи в самые дальние уголки сознания.
— Думаю, отдыхать здесь гораздо приятнее, чем сопровождать Джека в его официальных поездках. Раньше я и не предполагала, что нужна мужу только для карьеры. Очевидно, с некоторыми делами любовница не может справиться.
В комнате зазвонил телефон. Последовала короткая пауза, затем камердинер Вира осторожно постучался и вышел на балкон.
— Ее королевское высочество принцесса Луиза имеет удовольствие пригласить вас в номер 206 на послеобеденный чай.
— «Граф Грей» и сандвичи с огурцами, — пренебрежительно сказан Вир. — Она стала трезвенницей после того, как принц упал в чан с вином и чуть не утонул.
Нэнси засмеялась, ее мрачное настроение улетучилось.
— Так вот почему ее окружение прячет фляжки в заднем кармане, словно запрет на спиртное еще не отменен. — Она легко поднялась на ноги. — Думаю последовать примеру Зии и оставить в гардеробе всю свою новомодную одежду. Я устала от гладких, обтекаемых форм. Хватит квадратных плеч и длинных до пят трепыхающихся юбок. Хочу одеваться так, как мне сейчас хочется.
— И как же? — спросил Вир. Он взглянул на нее краешком глаза и улыбнулся.
— В мечтательно-романтическом стиле. — И прежде чем удалиться в спальню, она, к своему удивлению и к удивлению Вира, поцеловала его в губы.
* * *
— Ты понимаешь, что переступаешь определенную черту, согласившись открыто играть роль хозяйки на вечеринке у Вира? — спросила Зия, когда ее «испано-суиза» мчала их вниз по вьющейся крутой дороге к гавани.
— Но почему? Мы же не любовники. — Нэнси надела платье, от которого Джек, наверное, преждевременно состарился бы. Сиреневое с блестками, обольстительно облегающее и подчеркивающее ее грудь, с лифом без рукавов, с завязывающимся воротом и с вырезом сзади ниже талии. Ее кожа уже покрылась легким загаром, прекрасно сочетающимся с фиалковыми глазами и шапкой пушистых волос.
— На борту «Рослин» пока нет других гостей. Твой поклонник поджидает тебя.
— Мы двоюродные брат и сестра.
Зия пожала плечами и поправила бриллиантовый браслет на запястье.
— Половина гостей Вира женаты на кузинах. Это единственная возможность жениться на представительнице своего класса. Я очень благодарна за воспитание моему Норс-Энду. Это воспитание привило мне чувство меры, которого так не хватает многим моим друзьям.
Нэнси улыбнулась и откинулась на мягкую спинку кожаного сиденья. Она чувствовала себя почти счастливой, когда за последним поворотом ее взору предстала «Рослин», освещенная от носа до кормы веселыми разноцветными огоньками. А далеко в темноте плавно скользила большая океанская яхта, быстро приближаясь к бухте Фанчэл. Нэнси едва обратила на нее внимание.
Она танцевала с Виром, в то время как «Кезия» вошла в гавань, и Рамон нетерпеливо шагнул вниз по торопливо спущенному трапу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100