Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 23

Доктор Оливейра закончил осмотр и задумчиво кивнул головой:
— Вы ждете ребенка, это несомненно. Может быть, в данных обстоятельствах вы предпочли бы избавиться от него?
Нэнси пристально посмотрела на Оливейру:
— Я не понимаю вас. Вы хотите сказать, что я не смогу доносить его? — В ее глазах отразился страх.
Оливейра мягко пояснил:
— Женщина в вашем положении не сможет до конца выносить ребенка, миссис Камерон. Такая попытка приведет только к тому, что вы сократите срок своей жизни.
— Но я должна иметь ребенка. Должна! — Ее глаза фанатично блестели.
Доктор вздохнул и осторожно сказал:
— Конечно, выбор за вами. Я только могу советовать. Пока симптомы вашей болезни проявлялись лишь в легкой форме: обмороки и кровотечение из носа. Однако дополнительное напряжение в связи с беременностью может привести к тому, что ваша болезнь примет более открытую форму.
Нэнси крепко сжала руки на коленях.
— Каким образом, доктор Оливейра?
— Вы будете больше уставать и постоянно зябнуть. Об этом вы пока ничего не говорили.
Нэнси неосознанно коснулась края легкой кашемировой шали, которую в последнее время везде носила с собой. Маленькие глазки португальского доктора проницательно смотрели на нее.
— Ваши волосы потеряют естественный блеск, ногти станут ломкими.
— Это все? — В ее голосе почувствовалось облегчение. — Это не такая уж большая плата за возможность родить ребенка.
Доктор Оливейра посмотрел на нее добрыми глазами:
— Я не специалист по болезням крови, миссис Камерон. Я, конечно, напишу вашему врачу в Нью-Йорк. Надеюсь, он предоставит мне дополнительную информацию. Естественно, в том случае, если вы настаиваете на попытке сохранить ребенка.
Он внимательно посмотрел ей в глаза.
— Я лично считаю, что надо сделать аборт. Особенно в таких необычных обстоятельствах.
Нэнси отвернулась от него и устремила свой взгляд в море. Оливейра больше не говорил о ее болезни. Он упомянул о происхождении ребенка. Он знал, что отцом был Рамон. Она должна покинуть остров.
— Я хочу рожать в Португалии, — сказала Нэнси с мрачной решимостью. — И буду вам очень благодарна, если вы сможете наблюдать за течением моей беременности и присутствовать при родах.
Доктор Оливейра только развел руками.
— Если вы настаиваете на сохранении ребенка, я окажу вам посильную помощь. Однако… — его взгляд был мрачным, —…вы должны отчетливо представлять себе, миссис Камерон, что, хотя и есть вероятность того, что вы родите ребенка и он окажется здоровым, после родов вы уже не сможете подняться.
На шее у Нэнси затрепетала маленькая жилка.
— При родах у вас начнется кровотечение, миссис Камерон. Это неизбежно.
— И наступит смерть?
Доктор кивнул.
В ее улыбке отразилась печаль и умиротворение.
— Мне кажется, доктор Оливейра, что лучше умереть, дав жизнь другому человеку, чем медленно, день за днем бессмысленно угасать.
Доктор Оливейра кивнул. Нэнси была тверда в своем решении, и он согласился с ней. Он сомневался, что ей удастся выносить ребенка положенный срок, но возможны чудеса. Миссис Камерон, несомненно, сама обладала магической силой, а магия и чудеса всегда ходят рука об руку. Все возможно. Ему очень хотелось увидеть, как все произойдет на самом деле.
— А где бы вы хотели остановиться в Португалии? Разумнее всего было бы поехать в Лиссабон или Опорто.
Он уже думал о возможных переливаниях крови и о том, что он мог ошибиться в своих прогнозах. Если бы найти подходящее лекарство и сделать немедленное переливание крови, когда у нее начнется кровотечение, тогда смерть не была бы столь неизбежной.
— В Лиссабон, — сказала Нэнси, и ее дрожащие пальцы снова спокойно легли на колени. Она думала о том, куда уехать, всю предыдущую ночь. Она отвергла Ирландию с ее влажным климатом и Швейцарию, очень популярную среди представителей ее круга. Ей хотелось спокойствия и уединения. Ответ был очевиден. Она родит ребенка в Лиссабоне. В Рамоне португальская кровь всегда преобладала над американской. Он тоже захотел бы, чтобы его ребенок родился в Португалии. В Опорто находится дом семьи Санфордов. Если Рамон поедет на материк, то он вернется в Опорто, а не в Лиссабон.
Доктор Оливейра встал.
— В таком случае я навещу вас в Лиссабоне, миссис Камерон.
Нэнси улыбнулась, пожала ему руку и, накинув на плечи шаль, вышла в сад.
Теперь Нэнси уже не одевалась с особой роскошью на коктейли и обеды, устраиваемые в отеле, так как больше не посещала их. Время от времени она обедала с друзьями: Феликсом, Венецией, иногда с Костасом и теперь уже, по-видимому, присмиревшей Мадлен. Часто заходили султан и Мариса и сидели на ее террасе, попивая коктейли, прежде чем присоединиться к жаждущей удовольствий толпе в холле. Мариса ухитрилась сделать то, что Нэнси считала невозможным, — представить бой быков в новом, более приемлемом свете.
— Я ненавижу это зрелище, — сказала Нэнси как-то вечером, когда они сидели в сумерках. Вокруг ламп кружились насекомые, а на столе стоял джулеп — прекрасный напиток из коньяка с водой, сахаром и льдом, заменивший бесконечный поток шампанского. — Это вроде охоты на лис. Очень жестокий вид спорта.
Султан засмеялся:
— Я думал, вы наполовину англичанка. Как вам может не нравиться национальный вид спорта?
— Это спорт только для определенной части английского общества. Мое американское воспитание оказало пагубное воздействие, чем были очень обеспокоены родственники с материнской стороны. Я никогда не принимала и не буду принимать участия в охоте на лис.
Тут вмешалась Мариса:
— Охота на лис не требует ни умения, ни храбрости. Надо только научиться сидеть на лошади, на что способен даже ребенок. В бое быков матадор рискует жизнью. — Глаза ее загорелись. — Когда я вонзаю в шею быка бандерильи и спешиваюсь, чтобы убить его, я стою на арене один на один с разъяренным животным. А затем… — ее тонкое тело напряглось, словно она действительно находилась на арене, — а затем вонзаю свою шпагу ему в затылок, и бык мертв, а я жива!
Нэнси вздрогнула.
Мариса возбужденно продолжала:
— Каждый бык рожден для того, чтобы в конце концов быть убитым человеком. Быки для корриды живут в прекрасных условиях и умирают с почестями, не то что быки, которых разводят на мясо. Они не знают ни славы, ни почета. Быки для корриды живут на свободе пять-шесть лет, а не два года, как другие. Они умирают в бою. Их осыпают цветами. Им аплодируют тысячи людей. Будь я быком, то, конечно, предпочла бы арену, чем жалкую участь домашнего скота, которого должны прирезать, чтобы съесть!
Стук в дверь испугал Нэнси. Она обещала Санни встретиться за коктейлем и надела нарядное платье в восточном стиле, подаренное ей султаном. Затем вспомнила о Вильерсе. Она просила его заказать ей билет на пароход до Лиссабона.
Мария открыла дверь, и в комнату решительно вошел Рамон. Его появление произвело ошеломляющее впечатление.
Марии не надо было говорить, чтобы она удалилась. Она выскользнула через все еще открытую дверь. Неужели миссис Санфорд рассказала сыну о состоянии миссис Камерон? Пресвятая Мария, что она наделала? Мария поспешила на поиски Луиса, чтобы найти утешение в его объятиях, в которых, как она знала теперь, никогда не бывало другой женщины.
Нэнси присела на стул у туалетного столика. Силы оставили ее. Рамон продолжал стоять, расставив ноги и нахмурив лоб. В уголках его рта пульсировали маленькие жилки. Он был одет для обеда в белый смокинг и роскошную рубашку, украшенную кружевами, которые были скорее к лицу женщине, нежели мужчине. Однако на Рамоне они выглядели великолепно. Гофрированные манжеты вокруг запястий подчеркивали его мужественность. На запонках сияли большие бриллианты. На мизинце левой руки пылал, как огонь, красный рубин. Его обычная небрежность, граничащая с наглостью, сменилась натянутостью, которая лишила Нэнси присутствия духа. Он выглядел как зверь, приготовившийся к прыжку.
Сердце Нэнси забилось быстро и неровно, и она подумала, что вот-вот упадет в обморок. Она сидела совершенно неподвижно, уронив руки на колени. Надо прийти в себя и успокоиться. В порту много кораблей, направляющихся в Лиссабон. Завтра в это время она будет на борту одного из них. Она в последний раз страдает от их встречи. В последний раз видит отца своего ребенка.
— Выходи за меня замуж, — сказал Рамон, и в его голосе не было ни мольбы, ни просьбы. Это был приказ.
Нэнси так и не смогла овладеть собой. Ее дыхание стало прерывистым.
— Я не могу. Извини. — Она сказала это так, будто отказывалась от приглашения на обед.
Глаза Рамона были ужасны.
— Соглашайся выйти за меня или я уйду и сделаю предложение Тессе Росман!
— Нет! — Прежде чем она овладела собой, с ее губ сорвался мучительный стон. С отчаянием в глазах Нэнси прижала руку к своему бешено бьющемуся сердцу.
Рамон подошел к ней и встал на колени, взяв ее за запястья и глядя прямо в глаза.
— Почему? Ради Бога, Нэнси, почему? Я не верю тому, что ты рассказала мне о своих любовных связях. Это просто смешно. Я отказываюсь верить в это и никогда не поверю! Даже на краю могилы я не поверю в то, что ты мне сказала! У тебя никогда не было других мужчин. Я знаю, потому что следил за тобой каждый день, каждый час. Ты любишь меня, Нэнси. Я это знаю!
— Нет… — Крик вырвался из самой глубины ее души. — Нет!
Рамон поднялся на ноги, возвышаясь над ней, обезумевший от гнева, непонимания и страсти.
— Я не верю тебе, Нэнси. Не… верю!..
Она молчала, не находя слов.
— Будь ты проклята! — яростно выкрикнул он. — Тесса Росман во сто крат лучше тебя! Ты оказала мне большую услугу, Нэнси. Благодарю!
Он ушел.
— Рамон… — прошептала она, но дверь за ним уже захлопнулась. Нэнси напрягла всю свою волю, чтобы не двинуться с места и не броситься следом. Прошло несколько секунд, затем минут. Ее внутренняя борьба закончилась. Она осталась в комнате. Не побежала за ним с его именем на устах через мраморные холлы отеля. Но это была пиррова победа.
Нэнси отменила коктейль с Санни и приказала Марии укладываться. Пришел Вильерс, и Нэнси, побледнев, вздрогнула. Лайнер отправлялся в Лиссабон утром. Почти все отдельные каюты первого класса были заняты, но одна все-таки нашлась. Нэнси решила узнать, есть ли связь между Лиссабоном и Нью-Йорком. Рамон не должен догадаться, что Лиссабон — конечный пункт ее путешествия. Вильерс дотошно доложил ей о датах и времени отплытия пассажирских кораблей и предложил заказать каюту. Нэнси отказалась. Она сама сделает это в Лиссабоне. Затем поблагодарила Вильерса и отпустила его.
На следующее утро она встала рано, коротко попрощалась с удивленной Джорджианой, Бобо и Венецией и оставила записку князю Васильеву. Затем в десять часов в сопровождении только Марии незаметно вышла из отеля через боковой выход. Ее чемодан с золотыми монограммами был аккуратно уложен в багажник «роллса». Темные очки скрывали ее лицо.
В половине одиннадцатого Вильерс попытался добиться приема у миссис Санфорд, но ему было отказано, как и всем прочим в последнее время. Однако он, к необычайному удивлению персонала отеля, продолжал настаивать. Без четверти одиннадцать его приняли. В одиннадцать к постели матери позвали Рамона.
Нэнси взошла одной из последних на борт «Элины». Мария поспешила вниз, чтобы проследить за размещением вещей миссис Камерон для короткого четырехдневного путешествия до Лиссабона. Нэнси осталась на палубе. Якорь был поднят. Заработали двигатели. Сверкающий лайнер медленно отходил от пристани Фанчэла, направляясь в открытый океан.
Вдалеке заманчиво светились розовые крыши «Санфорда».
Фигурки на берегу стали крошечными. Волы, телеги, местные жители в белых соломенных шляпах казались игрушечными. Мадейра возвышалась над морем, и ветер доносил до корабля неповторимый аромат острова. Аромат мимозы, бу-генвиллей, гибискуса, стрелизии и любимой Нэнси франси-сеи с синими лепестками. Фанчэл утопал в розовом тумане цветущего палисандра. Местные жители говорили, что их остров — подлинный рай. Для Нэнси он и вправду стал на короткое время раем.
Ее руки крепко сжимали поручни. Неожиданно на пристань на сумасшедшей скорости вылетел «даймлер». Продавцы цветов и волы, запряженные в телеги, шарахнулись в стороны. Из автомобиля выпрыгнул Рамон и бросился к своей «Кезии», команда которой, доставив на остров адвоката, в большинстве своем сошла на берег.
На палубе лайнера собирались люди, с любопытством наблюдая, как «Кезия» снимается с якоря. Было бы благоразумнее подождать, пока «Элин» не выйдет в открытый океан. В бухте плавало множество мелких суденышек, и обычно они уступали дорогу большим лайнерам. «Кезия», несмотря на свое великолепие, была гораздо меньше «Элин». С дальнего конца бухты яхта направилась не в открытое море, а на бешеной скорости неслась наперерез лайнеру, у поручней которого столпились перепуганные пассажиры.
Капитан дал предупредительный гудок, но «Кезия» не изменила своего курса. Она шла прямо на «Элин». Двигатели лайнера замолкли. Он не мог маневрировать.
— Убирайся сейчас же! — сердито крикнул в мегафон капитан «Элин».
— Я должен подняться на борт, — ответил капитан «Кезии». На воду спустили шлюпку. Опасения пассажиров сменились возбуждением. Столкновения не будет, и их жизни вне опасности.
— Это Санфорд!
— Кто?
— Санфорд!
Нэнси перегнулась через перила палубы. Он совсем потерял голову! Может быть, он хочет убить ее? Или забрать с собой? Рамон ловко прыгнул из пляшущей на волнах шлюпки на поспешно спущенный веревочный трап, а поднявшись на борт, начал пробираться сквозь толпу пассажиров, отмахиваясь от протянутых к нему рук, как от надоедливых мух.
— Нэнси!
Толпа вокруг нее расступилась, тараща глаза.
— Нэнси!
Он так крепко обнял ее, что она чуть не задохнулась. В его голосе слышались нотки, которые, не знай она Рамона, можно было бы принять за всхлипывание. Он прижался к ней губами, и Нэнси не могла противиться. Ее губы раскрылись в страстном порыве. Она не могла без него жить.
— Пойдем! — Он потащил ее за собой, и мужчины громко зааплодировали, а женщины завистливо вздыхали.
— Но, Рамон…
— Пойдем!
Веревочный трап, казалось, уходил в бездну.
— Я не могу!
— Можешь, не то я взвалю тебя на плечи.
Когда Нэнси начала свой рискованный спуск, послышались ободряющие возгласы. Малочисленный экипаж «Кезии» помог ей сесть в шлюпку. Рамон спрыгнул на место рядом с ней.
— Ты такая дуреха! — сердито сказал он.
Меньше всего она ожидала услышать от него это.
— Почему ты ничего не сказала мне? Как ты посмела увезти моего ребенка, как будто меня это не касается?
Команда «Кезии» прислушивалась к каждому слову Рамона.
— Я не понимаю…
— Зато мне все понятно! Я понял, что ты, моя мать и твой глупый отец едва не сломали нам жизнь! Он никогда не убивал моего отца, и тот умер вовсе не из-за него. Мой отец скончался от кровоизлияния в мозг. Я точно знаю это! Я был с ним, когда он умер! — Рамон сжал ее кисти с такой силой, что, казалось, кровь в жилах остановилась. — Глупый сообщник твоего отца просто ослабил винты на «лагонде», чтобы автомобиль потерпел аварию. Авария действительно произошла, а поскольку мой отец, как и я, сам любил водить машину, твой отец решил, что он погиб в результате катастрофы. Но это не так. Авария случилась совсем по другой причине. Все колеса «лагонды» остались на месте. Могу добавить: я рад, что твой отец поверил в убийство. Он в самом деле мог его совершить!
— Но он не сделал этого? — воскликнула Нэнси с чувством облегчения.
— Конечно, нет! Теперь, ради Бога, перестань плакать и поцелуй меня!
* * *
Потребовалось всего лишь пять минут, чтобы шлюпка достигла «Кезии», еще три, чтобы Нэнси забралась по качающемуся веревочному трапу на благословенную палубу. Всего восемь минут — и она приняла самое важное в жизни решение. Она выйдет замуж за Рамона, но сохранит свою тайну. Их ребенок будет рожден в браке. Ничто не может помешать их вновь обретенному счастью. Если она расскажет ему сейчас всю правду о себе, он будет ужасно расстроен. Оставшиеся месяцы ее беременности пройдут в бесполезной погоне за консультантами, которые ничем не смогут ей помочь. Она стала более зрелой с тех пор, как несколько месяцев назад стояла в жарко натопленной приемной доктора Лорримера. Она обнаружила в себе силы, о которых раньше даже не подозревала. Она научилась жить, высоко ценя каждый отведенный ей день, с благодарностью воспринимая как страдания, так и радость. Страдания означали, что она еще жива и может любить. Это была ее ноша, и она ни с кем не хотела разделить ее. У нее родится ребенок, и у него будет отец. Со временем Рамон, возможно, снова женится. На Тессе Росман с ее светлыми волосами и милой улыбкой. Тесса будет ласковой и любящей мачехой. Будущее, конечно, непредсказуемо. Но сейчас она снова вместе с Рамоном, любящая и любимая.
* * *
Зия просто ожила.
— Дорогая, какая приятная новость! — воскликнула она, идя по лужайке им навстречу легкой пружинящей походкой, которой у нее не было уже несколько недель. На столе снова появились шампанское, апельсиновый сок и печенье. — Думаю, в таких обстоятельствах будет ханжеством с твоей стороны оставаться в своем номере, а Рамону — в своем. Я хочу, чтобы ты пожила в отеле, пока не родится ребенок. По крайней мере в «Санфорде» ты можешь быть уверена, что тебя никто не побеспокоит.
— Мария! — вскрикнула Нэнси, прижав руку к губам. — Она осталась на борту «Элин».
Рамон засмеялся, крепко обняв ее за талию:
— Значит, ей придется оставаться там, пока «Элин» не причалит в Лиссабоне. Я прослежу, чтобы ее немедленно доставили назад.
— Но она ненавидит путешествия по морю.
— Господи! — воскликнул Рамон, и его брови взметнулись вверх. — Сегодня утром в моем офисе был Луис. Он ругался и кричал, что последует за Марией при первом же удобном случае. Если бы я не остановил его, он готов был плыть за ней через весь океан!
— В Америке бракоразводные процессы длятся недолго, не так ли, дорогая? — сказала Зия, разбрасывая крошки печенья голубям. — Не думаю, что ребенок появится раньше, чем ты и Рамон поженитесь. Теперь меня ничто не тревожит. — Ее улыбка была мягкой и необычайно лучистой для женщины, которой под семьдесят. — Я уже написала твоему отцу. Его совесть будет наконец чиста. Он должен опять сойтись с Глорией. Скажи мне, — она села под тень зонтика из павлиньих перьев, — что собой представляет Глория?
— Лучше спросите об этом Рамона, — сказала Нэнси с притворной скромностью и была награждена таким взглядом, что за ним должно было последовать неминуемое наказание, а затем — столь же неизбежное примирение.
Теперь Нэнси больше не занималась хозяйством отеля. С каждым днем она уставала все больше и больше. Огромные апартаменты, которые она занимала с Рамоном, выходили в сад, и Нэнси проводила дни, лежа в тени в шезлонге, занималась живописью и принимала отдельных посетителей и близких друзей.
Рамон, не сведущий в таинстве беременности, ничего не подозревал и оставался веселым, часами наблюдая, как она писала то одну картину, то другую.
— Хорошо, — просто сказал Джованни в конце мая, когда она впервые с волнением представила его глазам шесть законченных полотен. — Очень хорошо! Каррера будет доволен. Завтра я отвезу их в Рим.
— О нет! Не так скоро!
Джованни вопросительно приподнял свои густые брови.
— Они требуют доработки…
— Они вполне законченны, — уверенно сказал Джованни. — Не надо волноваться. Я, Джованни, говорю, что картины достойны выставки. Вы сомневаетесь?
— Нет… Только… — Нэнси, ослабев, откинулась назад. — Я боюсь, Джованни. Что, если ни одна из них никому не понравится?
— Вам они нравятся?
Нэнси долго и напряженно смотрела на полотна. Она вложила в них всю свою душу, свои надежды, свои страхи.
— Да, — ответила она просто.
— Тогда этого достаточно.
* * *
В конце мая Бобо и Хасан поженились в Париже и вернулись в «Санфорд», чтобы провести там медовый месяц. В Риме Леопольд Каррера организовал небольшую изысканную выставку, где были представлены работы неизвестных художников. Картины получили сдержанную оценку в итальянской прессе. Однако две из них были проданы и выставлены рядом с такими мастерами, как Шагал и Лабиш, во Флорентийском дворце. Когда же Амстердамский национальный банк через Карреру обратился к неизвестному художнику, заказав у него картину для нового офиса, который обошелся во много миллионов, оба критика из «Таймс» и «Ле Монд» поместили в газетах соответствующие заметки.
Нэнси колебалась.
— Не могу в это поверить, — сказала она Рамону, раскрыв газеты, а затем читая и перечитывая письмо Леопольда Карреры. — Он хочет, чтобы я приехала в Рим и подтвердила авторские права на свои картины.
— Я тоже хочу, чтобы ты подтвердила свои права, — сказал Рамон. — Я также категорически запрещаю продавать оставшиеся четыре полотна, пока сам не посмотрю их. Мне кажется, у отеля есть преимущественное право на приобретение одного из них.
— Я нарисую все, что ты захочешь, — сказала она, сияя от удовольствия.
— У тебя не будет времени, — сухо заметил Рамон. — Всемирно известные корпорации засыплют тебя заказами.
— Только одна корпорация.
— Уже две, — поправил Рамон. — Это пришло сегодня утром. — И он протянул ей телеграмму от Карреры.
Нэнси от изумления открыла рот.
— «Нью Уорлд Ойл»! Почему они хотят купить именно мои картины?
— Потому что, моя милая, они, как я успел заметить, удивительно хороши. Мы поедем в Рим, и ты лично положишь конец всем слухам о том, кто их истинный автор. Ты должна была предвидеть, что подпись «Нэнси» вызовет самые различные толки.
— Я… Я не думала, что это может иметь значение. Не предполагала, что кого-то может заинтересовать авторство. — Она немного подумала, затем медленно произнесла: — Я не хотела подписывать их фамилией Джека. Он так долго подавлял меня. Я никогда не смогла бы заняться живописью, если бы осталась с ним. Он бы высмеял меня. Эти картины написаны не Нэнси Камерон. Я не изменю подписи до нашей свадьбы.
Рамон крепко схватил ее за руки.
— Я люблю тебя, — сказал он, так глядя на нее своими темными глазами, что по спине у Нэнси пробежала дрожь восхищения. — Ты нескончаемый источник восторга и удивления. Что ты еще сотворишь? Начнешь ваять? Напишешь роман? Сочинишь музыку?
— Займусь любовью, — сказала она и скользнула в его объятия.
* * *
В июне Джорджиана Монткалм неохотно вернулась к своим обязанностям первой дамы британского высшего общества, а на холмах вокруг Фанчэла зацвели белоснежные лилии.
В июле Вир написал, что Кларисса согласилась на развод, а остров покрылся цветами гортензии и из зеленого стал голубым.
В августе ведущая актриса Санни леди Хилдегард появилась на экранах, и мир провозгласил ее второй звездой первой величины после Гарбо.
В сентябре желтые лепестки цветов коричного дерева наполнили комнату Района и Нэнси, а Регги Минтер объявил о своей помолвке с Хелен Бингам-Смит.
В октябре зацвела алеманда, а Джек и Нэнси Камерон развелись.
* * *
— Но мы должны поехать в Лиссабон для заключения гражданского брака, — протестовала Нэнси, когда Рамон поцеловал ее в пышный живот и сказал своему сыну, что он не будет незаконнорожденным. — Мы не можем обвенчаться в церкви. Все священники в Фанчэле — католики.
— В самом деле. — Его глаза потемнели.
Нэнси была уже на восьмом месяце беременности, но, несмотря на усталость, выглядела лучше, чем прежде. Правда, ее волосы и ногти пострадали, как и предсказывал доктор Оливей-ра, и Мария изо всех сил старалась восстановить их былой блеск. Нэнси смиренно подчинялась ежедневным продолжительным процедурам расчесывания, смазывания волос бальзамом из ростков пшеницы и прикладывания нагретых паром полотенец. Благодаря неустанному уходу Марии ухудшение здоровья Нэнси не отразилось на ее внешнем виде. Ломкие ногти она, как всегда, коротко стригла. Именно такими они нравились Рамону. Еще при первом знакомстве он обратил внимание на ее отполированные ногти без блестящего лака. Нэнси чувствовала, что с каждым днем ее силы убывают, но при этом ощущала странную безмятежность и спокойствие. Каждый день, когда она могла прикоснуться к Рамону, любить его, смотреть на него, был бесценным даром, который никто не мог у нее отнять.
Доктор Оливейра настаивал на том, чтобы она рожала в Лиссабоне. На Мадейре не было для этого необходимых условий, и ей не смогут сделать переливание крови. Но Нэнси отказалась. Доктор Лорример вполне отчетливо дал понять, что переливание крови только немного отсрочит неизбежный конец. Она сказала обеспокоенному Оливейре, что останется на острове.
Рамон согласился с ней по своим соображениям. Ему не нравилась идея поездки в Лиссабон, когда Нэнси была уже на последнем месяце беременности. Даже несмотря на необходимость заключения брака. Путешествие будет слишком тяжелым для нее, как и сама процедура бракосочетания.
Нэнси теперь была так слаба, что Рамон ежедневно переносил ее на руках из постели в шезлонг, стоящий в тени деревьев. Доктор Оливейра расстроенно смотрел, как он беспечно ухаживал за женой, с трудом удерживаясь от желания нарушить обет молчания. Рамон оставался невозмутимо спокойным. Беременность была для него таинством. Он не видел ничего странного в слабости Нэнси. Если у Зии и возникали кое-какие сомнения, она хранила их при себе. Прежде всего Нэнси было уже тридцать пять. Она говорила, что после рождения Верити у нее больше не должно быть детей. Трудно было надеяться, что ее беременность пройдет без осложнений.
Рамон отказался от мысли устроить бракосочетание в Лиссабоне.
— Мы поженимся на борту «Кезии».
— Ты сошел с ума! — Нэнси беспомощно засмеялась, когда он заключил ее полный стан в свои объятия.
— Вовсе нет. В море обряд бракосочетания вправе совершать капитаны. Мы выйдем в море, и капитан Энрико обвенчает нас. Впоследствии, когда родится ребенок, мы устроим гражданскую церемонию, если ты от этого почувствуешь себя счастливее.
— Быть счастливее уже невозможно, — сказала Нэнси, когда Рамон осторожно опустил ее на постель. Она обхватила его лицо ладонями. — В эту минуту на свете нет никого счастливее меня.
Он поцеловал ее долгим нежным поцелуем, и они осторожно опустились на кровать. Нэнси сняла свое платье, а он, обнаженный, лег рядом и обнял ее, положив свои теплые сильные руки на ее живот, где с неугомонной энергией шевелился и брыкался их ребенок.
Из Парижа вызвали Бобо, чтобы она могла присутствовать на свадьбе в качестве замужней подруги невесты. Хелен Бингам-Смит прибыла из Лондона. Ей отводилась роль незамужней подружки невесты. К Тессе Росман обратились с просьбой быть второй незамужней подружкой.
На «Кезию» переправили несколько ящиков шампанского. Шеф-повар отеля тоже перебрался туда для подготовки небывалого банкета. Отец прислал Нэнси полную оптимизма поздравительную телеграмму. Поздравление от Вира было трогательным. Костас прибыл лично, но без Мадлен. Его новой спутнице было не более восемнадцати. Бессбруки отменили свои отпуска и приехали на церемонию, так же как Санни и Джорджиана Монткалмы. Чарльз, обосновавшийся со своим флотом на Мальте, не мог приехать, не прислал свои наилучшие пожелания в таких экспансивных выражениях, которые, как уверяла Джорджиана, были совершенно ему несвойственны.
Чарльз не был склонен к бурному проявлению эмоций. Джорджиана сообщила Нэнси по секрету, что, судя по тому, как он с ней обращался, он любил ее, хотя ничего не говорил об этом. Он считал любовные признания непристойными и вульгарными.
Князь Васильев прибыл с хорошенькой невестой-итальянкой, а Джованни Ферранци бросил свою работу на вилле в предместьях Рима и поразил всех, объявив о своем намерении принять участие в церемонии бракосочетания.
«Кезия», украшенная цветами, выглядела как плавучий сад. Восемнадцатого октября, спустя десять месяцев после первой встречи, Нэнси Ли Камерон, в девичестве О'Шогнесси, обвенчалась с Рамоном Санфордом.
* * *
— Я был бы рад снова быть поближе к тебе, — посетовал Рамон, когда они с трудом танцевали под музыку Кола Портера.
Нэнси усмехнулась:
— Я, наверное, выгляжу самой нелепой невестой. Чувствую себя как гиппопотам. Я даже не могу держать перед собой букет роз. Они упираются в малыша.
— Ты думаешь, он должен оставаться спокойным, когда его родители женятся? — с улыбкой сказал Рамон. — Он крутится там, под этим белым шелковым платьем, чувствуя, что все смотрят на него.
— Сейчас не крутится, — сказала Нэнси. — Он необычно спокоен.
— Видимо, ему не очень-то хорошо сейчас.
— Возможно. — Нэнси слегка нахмурила лоб.
Гости пили вино, закусывали, танцевали и смеялись.
— Рамон… — нерешительно сказала она.
— Да, миссис Санфорд.
— Рамон, я не уверена, но мне кажется, малыш просится наружу.
Рамон перестал танцевать и с ужасом посмотрел на нее:
— Не может быть. Он должен появиться только через месяц!
Лицо Нэнси исказилось от боли.
— Знаю, дорогой, но думаю, ему никто не говорил об этом.
Заиграли фокстрот. Бобо и Хасан целовались и смеялись, будто только что поженились, а ведь пошел уже третий месяц их супружеской жизни.
— Должно быть, ты ошибаешься. Ты выпила слишком много шампанского.
Нэнси крепко сжала его руку.
— Нет, он…
— Что он?
— Хочет выйти на свет.
— О Боже! — Вид ее искаженного лица свидетельствовал, что она говорила правду. Рамон обхватил ее, чтобы поддержать.
Она мягко оттолкнула его.
— Не делай глупостей, дорогой. Я могу идти. Дети не рождаются за пять минут.
— Я отвезу тебя в отель, — сказал он решительно.
Подвыпившие гости весело набросили на шею Рамона венок из цветов. Новая подружка Костаса возбужденно жестикулировала длинным нефритовым мундштуком. Венеция надула губы, так как Феликс отказался танцевать очередной танец, и устремилась в объятия Санни, заявив, что желает веселиться!
Никто не заметил исчезновения невесты и жениха. Рамон был обескуражен, поторапливая Нэнси. Ее белая вуаль развевалась на ветру. Они спустились по трапу и сели в автомобиль. Нэнси улыбнулась, видя его беспокойство, но тут же чуть не задохнулась от нового приступа боли в спине и внизу живота.
— О Боже! — Лицо Рамона исказилось от муки. — Я не представлял, что так будет. Я хотел пригласить гинеколога… сиделок…
Нэнси крепко сжала его руку.
— Слишком поздно, дорогой. Если шофер не поспешит, я рожу прямо в машине.
Лицо Рамона побелело.
— Ты не можешь попросить малыша подождать? Ты способна идти самостоятельно?
Они уже были у входа в отель. Схватки повторялись каждые пять минут. Верити потребовалось двадцать четыре часа, чтобы явиться на свет, но малыш Рамона, казалось, собирался появиться через двадцать четыре минуты.
— Роды начались! — крикнул Рамон перепуганной Марии и побежал за доктором Оливейрой, настолько взволнованный, что даже не догадался позвонить ему.
Нэнси пронзила боль от очередной схватки. Когда ей стало чуть полегче, она быстро сказала Марии:
— Помоги мне снять платье и надеть ночную рубашку. Осталось мало времени. О!.. — Они переждали сильную боль. Белое свадебное платье было разорвано и отброшено в сторону.
Едва Мария ухитрилась быстро натянуть ночную рубашку, как начался новый приступ, такой сильный, что Нэнси громко закричала.
В комнату вбежали доктор Оливейра, Зия и Рамон.
— Выйдите! — сказал Оливейра Рамону.
— Какого черта! — возмутился Рамон и взял за руку Нэнси.
Доктор Оливейра решил, что лучше не спорить, да на это и не было времени.
Зия незаметно вышла из комнаты. Это был ее первый внук. И внук Чипса. Она много лет уже не молилась Богу и, вернувшись в свои апартаменты, сделала это со страстностью истой католички.
— Мой саквояж, — обратился Оливейра к Марии. — И положи полотенца на простыни, да побыстрее, милая!
На этот раз боль стала невыносимой. Колени Нэнси были раздвинуты, рубашка задрана на живот. Она изо всех сил сжимала руку Рамона, свою единственную надежду. Нэнси посмотрела ему в глаза, темные и измученные на побелевшем лице. Куда подевался его золотистый загар? Почему он так испуган? Он все узнал? Догадался?
Началась очередная схватка, еще более болезненная. Ее ногти впились в его ладонь. Она попыталась что-то сказать ему, но у нее вырвался только страшный животный крик. Она видела лицо доктора Оливейры, напряженное и озабоченное. Он даже не надеялся, что Нэнси сможет доносить ребенка до положенного срока. Но она прекрасно справилась с этим. Боль опять пронзила Нэнси. Младенец стремился наружу, разрывая ее на части.
— Дышите глубже! — советовал доктор Оливейра. — Глубже!
И Нэнси дышала. Больше она ничего не могла делать. Она была разорвана пополам. У нее отошли воды, и на постель с криком выскользнул ребенок. Лицо Рамона пылало от радости. Он обхватил плечи Нэнси и приподнял ее, чтобы она могла видеть чудо, которое дрыгало ножками и кричало. Крошечные ручки были сжаты, глазки закрыты, темные волосики прилипли к голове.
— Девочка! — сказала Нэнси слабым голосом. — Девочка!
— Может быть, вы выйдете, пока я займусь миссис Санфорд и младенцем? — сказал доктор Оливейра.
— Ни в коем случае! Это моя жена и мой ребенок, и я останусь! Разве она не красива, Нэнси? Разве она не очаровательна?
Никто, кроме отца, не мог сказать этого. Младенца еще не искупали, и от его животика к матери тянулась пуповина. Но для Рамона дочка была самым красивым существом на свете.
Нэнси откинулась на подушки. Сейчас три часа. Они были женаты всего несколько часов. Ее влажное тело обмыли губкой и через голову надели чистую рубашку.
— А как вы назовете малышку? — спросила Мария дрожащим голосом. По ее щекам текли слезы радости и облегчения. Она никогда прежде не присутствовала при рождении ребенка. Это был самый удивительный момент в ее жизни. У нее будет много детей, когда она выйдет замуж за Луиса. Таких же, как этот малыш, крепких и здоровых, с темными глазами и волосами.
— Джанела, — сказал Рамон. При этом в глазах его светилась такая необычайная любовь, что Нэнси поняла: это чувство в нем никогда не угаснет.
Джанела — ребенок, зачатый на берегах горного потока! Рожденный от их любви. Джанела — какое красивое имя! Нэнси улыбнулась. Она лежала в полном изнеможении. Наконец-то ее мечта сбылась. Она сделала все, о чем молила Бога. Выносила и родила ребенка, и теперь ее силы иссякали. Нэнси не чувствовала страха, только глубокую, всепоглощающую радость. Неужели это она когда-то одиноко стояла в кабинете доктора Лорримера? Когда это было? Десять месяцев или год назад? Тогда она думала, что вся ее жизнь рухнула. Но к счастью, произошли события, которые наполнили ее жизнь смыслом. Она нашла любовь, которую унесет в вечность. Открылся талант, о существовании которого она никогда не подозревала. Она дала жизнь ребенку, которого Рамон будет любить до конца своих дней.
Сейчас он держал младенца на руках, и его мужественное красивое лицо светилось изумлением и невероятной нежностью. Отец и дочь впервые смотрели друг на друга. Их узы будут нерушимы. Нэнси ощущала спокойствие и удовлетворение и была в высшей степени счастлива. Ей хотелось открытыми глазами смотреть и смотреть на них, но она не могла. Густая горячая кровь продолжала сочиться из нее на простыни, растекаясь и окрашивая их в алый цвет. Она не могла позвать доктора Оливейру. У нее не было больше сил. Нэнси погрузилась в теплую, желанную дремоту. Рамон будет горевать о ней так же неистово, как и любил ее. Затем, когда пройдет время и горе утихнет, он женится на Тессе. Последний проблеск улыбки тронул ее губы. Тесса, такая нежная и добрая, будет любить Рамона и Джанелу. Никто из них не забудет ее. Она была частью их существа и останется с ними навсегда.
Издалека послышался тревожный крик доктора Оливейры, и Нэнси почувствовала, как Рамон обнял ее. Она хотела утешить его, но не могла. Нэнси больше не видела его. Ее пальцы слегка шевельнулись в его ладонях. Губы чуть заметно дрогнули в улыбке. Она прошептала его имя, и ее душа, как легкий лепесток, взметнулась вверх и улетела, оставив только аромат жасмина.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100