Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Часа три спустя Нэнси поднялась на ноги и только тогда обнаружила в комнате Марию. Дрожащей рукой Нэнси выпила бесчисленное количество чашек черного кофе, который Мария постоянно ей подливала, а затем оделась.
— Передай моему отцу, что я хочу его видеть.
— Хорошо, мадам.
Вернувшись с озабоченным лицом, она сказала:
— Мэр у миссис Санфорд, мадам.
Лицо Нэнси было бледным, глаза потускнели.
— Кажется, мне плохо, — тревожно заметила она и поспешила в ванную.
Потом, когда Мария принесла ей подрумяненный ломтик хлеба и стакан минеральной воды, Нэнси решила, что ее состояние — следствие сильного возбуждения. Хорошо, что отец у Зии. Она сможет увидеть их обоих сразу. Но тошнота не проходила. Ей явно нездоровилось.
— Вам не кажется, что вам лучше лечь, мадам? — спросила Мария. — Я сию минуту сменю белье.
Шелковые простыни были измяты после ночи любви с Рамоном. Нэнси отвернулась.
— Нет, Мария. Благодарю. Я хочу повидать отца. А ты начни, пожалуйста, укладывать вещи.
Нэнси понятия не имела, на каком корабле отец собирался вернуться домой и когда. «Иль де Франс» все еще находился в бухте, но это судно следовало в Южную Африку. Ей было все равно, лишь бы поскорее уехать. Это был год выборов, и долгое отсутствие отца могло пагубно отразиться на его избирательной кампании.
Нэнси надела простую строгую юбку и белую шелковую блузку. Чтобы спрятать глаза, все еще красные и распухшие от слез, она выбрала большие солнцезащитные очки.
Чипс и Зия сидели под палисандровым деревом. Нэнси заметила, что, завидев ее, они прервали свою беседу на полуслове. На прекрасном лице Зии мелькнул страх, а отец был явно встревожен. Но Нэнси не сочувствовала им. Они заставили ее страдать.
— Дорогая… — Зия помахала ей рукой.
— Нэнси… — Голос отца срывался.
— Шампанское, апельсиновый сок и печенье для голубей. Ничто не изменилось в «Санфорде», не так ли, Зия? — бесстрастно сказала Нэнси.
— Дорогая! Я очень сожалею. Поверь мне.
Нэнси пожала плечами. Зия Санфорд стала для нее ближе, чем родная мать, но она разрушила всю ее жизнь. Нэнси не хотела показывать, как глубоко она страдает. Это останется только с ней.
— Когда мы уезжаем? — обратилась она к отцу.
— Я… Все не так просто, Нэнси.
Он выглядел совсем дряхлым. Нэнси почувствовала к отцу жалость, но тут же подавила ее. Она никого не должна жалеть. Ничто не должно волновать ее после того, что ей пришлось пережить.
— Что ты имеешь в виду? — Она говорила сжато, жестко контролируя свои чувства.
Они беспомощно переглянулись, затем Чипс с трудом проговорил:
— Я хотел сказать тебе вчера, Нэнси, но не смог, в связи с тем, что…
Нэнси почувствовала, как ее сердце начало беспорядочно колотиться.
— Тогда скажи сейчас.
Милостивый Боже, какие еше ужасные тайны прошлого должны обрушиться на нее? Насилие? Кровосмешение?
— Сюда едут Верити и Дитер.
У Нэнси перехватило дыхание, и она удивилась, что ей удалось остаться на ногах.
— Семейный сбор, — сказала она наконец. — Прекрасно! Очень мудро с твоей стороны пригласить мою дочь, чтобы она стала свидетельницей моего унижения и страдания. Ты рассчитываешь, что это послужит ей уроком на будущее? Не изменяй мужу, иначе с тобой будет так, как с твоей матерью?
— Нэнси, Нэнси! — Глаза Чипса были полны слез, когда он попытался на ощупь взять ее за руку.
Она отступила назад.
— Нет, папа. Теперь я вряд ли стану прежней образцовой послушной девочкой, готовой любой ценой угождать тебе.
— Я никогда не считал тебя такой.
— Тем хуже.
Они смотрели друг на друга, как два соперника.
— Мезрицкие заказали номер еще до того, как сюда прибыл твой отец, — сказала Зия слабым голосом.
Под ногами стелились цветы с голубыми лепестками. Ящерица поспешно скрылась в густой траве.
— Сколько?.. — мрачно спросила Нэнси. — Сколько времени осталось до их прибытия?
— Неделя, может быть, две. Они не указали точную дату.
Нэнси не выдержала:
— Две недели! И ты полагаешь, я должна оставаться здесь еще две недели после всего того, что произошло. Видеть его каждый день! Каждый день встречать его взгляд, полный презрения и ненависти! Ты подумал, как я должна была убедить его, что наши отношения подошли к концу? Думал ли ты вообще о чем-нибудь, кроме того, чтобы защитить себя?
— Нэнси, дорогая…
Глаза ее пылали, когда она обратилась к Зие:
— Вы не смогли бы жить, утратив уважение Рамона, не так ли? Почему же вы решили, что для меня это безразлично? Если вы должны принести кого-то в жертву, не устраивайте из этого праздник. Я порвала с Рамоном. Я сказала, что не выйду за него замуж. Никто никогда не узнает, что вы оба виноваты в смерти Дьюарта.
— Зия не имеет к этому никакого отношения, — взволнованно сказал отец.
— Но она знала об этом! — решительно парировала Нэнси. — Разве это не значит быть соучастником? Боюсь, я не сильна в португальских законах.
— Мы знаем, на какую жертву ты пошла ради нас, — сказала Зия почти шепотом. — И мы очень благодарны тебе, Нэнси. Рамон боготворил своего отца. Если бы он только узнал… Или даже заподозрил…
Зия выглядела страшно напуганной. Нэнси подавила желание утешить ее. Вместо этого она сказала вялым, опустошенным голосом:
— Рамон никогда ни о чем не узнает.
Зия заплакала. Чипс обнял ее. Нэнси отвернулась. Они были старыми и напуганными, но ей не хотелось их успокаивать. Немного помолчав, Нэнси сказала:
— Вы должны понять, что я не могу здесь оставаться. Даже ради Верити.
— Но ты должна дождаться ее. — Отчаяние Чипса было очевидным. — Ты написала ей письмо, в котором сообщила, что уходишь от ее отца после восемнадцати лет супружества. Она, наверное, чуть не сошла с ума. Ты не можешь допустить, чтобы Верити, проделав такое путешествие, не застала здесь тебя.
Нэнси не знала, что делать.
— Рамон, — сказала она беспомощно. — Я не могу здесь жить и видеть его.
— Рамон уезжает, — мрачно сообщила Зия. — Он оставался в «Санфорде» только ради тебя, потому что ты была здесь счастлива.
— Мы оба были счастливы здесь, — поправила Нэнси и, не в силах смотреть на них, повернулась и быстро пошла по душистой траве к открытым дверям отеля.
— Раскладывай все, — устало сказала она Марии. — Мы не сможем уехать еще недели две. Сюда приезжают моя дочь и ее муж.
— Хорошо, мадам.
Марии всегда нравилось служить у миссис Камерон, но сейчас она подумала, что лучше вести хозяйство в собственном доме.
— Сеньора Энрикес хотела поговорить с вами, мадам.
Вечером должен был состояться большой бал-маскарад, и проблем было много. Хилдегард объявила о своем намерении нарядиться последней русской царицей, а великая княгиня возмутилась и поклялась совершить убийство, если та сделает это.
— Благодарю, Мария. — Нэнси совсем забыла о своих регулярных утренних встречах с сеньорой Энрикес. Раздражение экономки сразу улеглось, когда она увидела бледную Нэнси и солнцезащитные очки, которые та не снимала даже в кабинете, где не было солнца.
— Я сама поговорю с Хилдегард, — сказала Нэнси, когда они сели за огромный письменный стол. — У Салли есть восточный костюм, от которого Хилдегард будет не в силах отказаться. Правда, он больше подходит для танца живота, чем для нашей темы — исторические царствующие особы, но это лучше, чем гнев великой княгини. А что будет играть оркестр? — Она быстро пробежала глазами репертуар и одобрительно кивнула. — Хорошо. Хосе сделал все, как я предлагала, и включил достаточно много венских вальсов. А цыганский оркестр здесь?
— Да, мадам. Цыгане прибыли вчера вечером из Лиссабона.
— Прекрасно! Настоящая цыганская музыка очень понравится нашим многочисленным русским постояльцам. Сделал ли шеф-повар то, о чем я просила, и все ли готово к вечеру?
— Да, мадам. В дополнение к основному меню он приготовил, как вы просили, горячий суп, отбивные котлеты, перепелов и холодные закуски, которых хватит на весь вечер. Ему понравился английский рецепт приготовления почек с пряностями, яиц и копченой грудинки, а также других острых закусок. Вы и мистер Санфорд могли бы…
Изящная золотая авторучка выпала из руки Нэнси и покатилась по полированной поверхности стола.
—…принимать гостей на верхней площадке лестницы, а не в дверях танцевального зала.
— Сожалею, Карлота. — Сама того не заметив, Нэнси назвала экономку по имени. — Я не смогу принимать гостей вместе с мистером Санфордом на этом вечере, как, впрочем, и в будущем.
— Но миссис Санфорд еще очень слаба. Доктор осматривал ее сегодня утром, и ее состояние не стало лучше, а наоборот — ухудшилось.
— Мистер Санфорд сам примет гостей.
Сеньора Энрикес была ошеломлена:
— Это просто невозможно. Обязательно должна быть хозяйка вечера.
— Конечно, должна быть, — сказал Рамой ровным голосом, стоя в дверном проеме. — Так как миссис Камерон образцово справлялась с обязанностями хозяйки, я не вижу причины, почему бы ей не продолжить выполнять эту роль, пока она гостит в отеле. Ее… услуги… просто неоценимы.
Он растягивал слова, сверля ее взглядом. Нэнси почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
— В моих услугах уже нет нужды, — сухо сказала она и была благодарна Богу, что в ее холодном, внешне равнодушном тоне не было ни гнева, ни боли.
Нэнси заметила, как в глазах Рамона мгновенно вспыхнула злость. Ворот его белой рубашки был расстегнут. Он выглядел так, будто только что играл в теннис. Рамон подавил гнев и медленно произнес:
— До тех пор пока моя мать не поправится, вы можете продолжать играть роль хозяйки отеля. До свидания, миссис Камерон. До свидания, сеньора Энрикес.
Рамон скользнул взглядом по Нэнси с наглым равнодушием и ушел. Руки ее тряслись, когда она снова взяла ручку.
— Я бы добавила еще кое-что к меню ужина, — сказала она дрожащим голосом. — Мусс из цыплят, палтус под майонезом, пирожки с омарами, цыплячьи гребешки и языки, помидоры под соусом тартар, кнели из фазана, ромовые бабы, желе из груш и эклеры с абрикосами. И пожалуйста, напомните официанту, что леди Бессбрук пьет только розовое шампанское.
— Хорошо, мадам.
Теперь сеньора Энрикес поняла, почему миссис Камерон так не похожа на себя. Сдержанные слова мистера Санфорда обжигали, словно удары бича. Ей стало жаль Нэнси. Если бы она не была замужем, то стала бы хорошей хозяйкой отеля. Она взяла пространное меню ужина.
— Я передам его шеф-повару. Зал уже украшен цветами, и из погребов доставлено достаточное количество водки для цыган.
— Благодарю, Карлота. — Нэнси посидела за письменным столом еще минут пять, после чего решительно встала и направилась по тропинке через сады и девственные заросли к скалам и морю в спокойную, непритязательную компанию Джованни Ферранци.
Ее первая картина была закончена. Джованни взглянул на нее и почувствовал охватившее его волнение. От картины веяло силой и страстью. Это был примитивизм в лучшем своем проявлении.
— Я еду в Рим в конце недели, — сказал он, моя кисти и убирая палитру и шпатели. — Мне хотелось бы захватить с собой ваше произведение.
— Зачем?
— Чтобы показать своему другу — агенту по продаже картин.
— Но я не собираюсь продавать ее, — сказала она, удивленная такой возможностью.
— Тогда и я не стану торговать ею. Однако я все же возьму ее и верну назад.
Они шли рядом по крутой извилистой тропинке.
— У меня предстоит выставка в Риме, и я должен быть на ее открытии. Но я непременно вернусь.
— Если меня здесь не будет, когда вы вернетесь, не могли бы вы передать картину моей дочери?
— Конечно.
Он знал, что Нэнси имела в виду. Возможно, к тому времени она умрет. Взглянув на нее при ярком свете солнца, Джованни мог вполне поверить в это. Она действительно выглядела очень больной.
Вир сидел на своей террасе. Нэнси с облегчением заметила, что он один. Она не знала, что он ждал ее возвращения уже несколько часов.
— Можно поговорить с тобой по-соседски? — спросил он весело, когда она вышла на балкон.
— С большим удовольствием.
Он взял бутылку виски и бокал и присоединился к ней. Она сидела за столиком. Он взял еще один бокал в ее комнате и молча наполнил оба неразбавленным виски.
— Я одновременно и друг, и родственник, — сказал он наконец. — Но все-таки в большей степени, наверное, близкий друг?
— Неужели по мне заметно, что я нуждаюсь в друге?
— Конечно.
— Некоторые вещи очень трудно кому-то рассказывать.
Она вспомнила про Клариссу. Вир знал о ней много предосудительного, но держал все в секрете.
— Это из-за Санфорда? — спросил он сочувственно.
— Да. Наша связь… наш роман закончился. — Нэнси отхлебнула глоток и вздрогнула. Она никогда не пила виски без содовой. — Боже, как я ненавижу это слово, Вир! Оно такое избитое и пустое и совсем не отражает то, что называется любовью.
— Многие люди вступают в подобные отношения без всякой любви, — сухо заметил Вир.
Нэнси усмехнулась, вспомнив о Бобо, Венеции, Ники и Люке Голдинге.
— Конечно, для них это слово приобрело совсем иное значение, не так ли? Новый «даймлер», новая норковая шубка, новый любовник…
— Санфорд дурак.
— Нет. — Нэнси покачала головой, глаза ее приобрели трагическое выражение. — Это не его вина, Вир. И даже не моя. Если я скажу, что это судьба, то мои слова прозвучат глупо и мелодраматично, однако я начинаю уважительно относиться к этому понятию.
— Что ты собираешься делать?
— Уеду. Я бы сделала это завтра же, если бы мбгла. Даже на грузовом пароходе или парусном шлюпе! Но сюда едет моя дочь. Я должна дождаться ее прибытия.
— Не очень-то удобное положение, — сказал Вир с английской сдержанностью.
— Особенно если Рамон настаивает, чтобы я продолжала выполнять обязанности хозяйки.
— Откажись.
— Не могу. Не могу отказать ему в том, что еще способна сделать.
Это было выше понимания Вира. Он чувствовал, что кто-то должен вправить мозги Санфорду или, наоборот, вышибить их. К сожалению, Вир знал, что он не тот человек, который может это сделать. Он не был трусом, но понимал, что проиграет в этом столкновении и ничего не добьется, даже удовлетворения.
— А как у тебя дела, Вир? Мы так долго не виделись и не говорили. Когда ты возвращаешься в Англию?
— Еще немного побуду здесь. У меня есть одно незаконченное дело. — Его голубые глаза ожили, благородные черты воодушевились.
— Это связано с графиней Запари, не так ли?
— Как ты догадалась? — Вир был искренне удивлен, ведь он действовал с предельной осмотрительностью. Он питал отвращение ко всякого рода сплетням и не собирался делать свою любимую Алексию предметом всевозможных пересудов.
Нэнси засмеялась:
— Встретившиеся взгляды в переполненной комнате могут многое сказать наблюдательному человеку, Вир.
Его щеки слегка зарделись от замешательства. На нем были белые брюки и белая рубашка с кашемировым пуловером. Светлые волосы выглядели так, словно их никогда не касалась рука человека, а его безукоризненно подстриженные усы сверкали золотом в лучах полуденного солнца. Он выглядел таким аккуратным, таким истинным британцем. Нэнси не могла представить, чтобы Вир поднял руку на женщину. Он никогда бы не заставил ее силой опуститься на колени и не стал бы оттягивать назад голову так, что могла сломаться шея, а тем более ругаться и обзывать ее сукой. Но она также не могла представить Вира в постели, занимающегося любовью со страстной и грубой сексуальностью, которая была второй натурой Рамона. Нэнси закрыла глаза. Она так хотела его, что ощущала почти физическую боль.
— Что с тобой? — обеспокоенно спросил Вир.
Нэнси открыла глаза и с трудом улыбнулась:
— Ничего. Немного устала. Сегодня состоится костюмированный бал, и надо хорошо все продумать. Хелен и Флэр обе хотят прийти в костюме Марии Стюарт. Хелен — потому что у ее семьи огромные владения в Шотландии, а Флэр — потому что королева была женой французского дофина.
— Говорят, что Хилдегард самонадеянно решила предстать в роли последней русской царицы.
— Будь это графиня Запари, я уверена, никто не стал бы возражать. Думаю, слишком выпуклые части тела Хилдегард неизбежно вызовут недовольство. Многие гости до сих пор относятся к царице с глубоким почтением.
— Я вспоминаю о ней с благоговением, — сказал Вир. — Она была очень красивой, но ей не хватало сердечного тепла в отношении людей. Исключение составляла лишь ее семья.
Солнце скрылось в облаках, и терраса погрузилась в тень. Несколько минут оба думали об ужасной участи семьи последнего русского царя. Затем Нэнси сказала:
— Я должна быть уверена, что все костюмы распределены надлежащим образом. Кажется, людей охватил необычайный патриотизм. Костюм французского королевского двора, по недосмотру попавший итальянцу, может привести к кровопролитию.
Вир остался на террасе. Он уже говорил с Запари и сообщил ему, что хочет жениться на его супруге. Граф прищурил свои маленькие, как у ящерицы, глазки и наотрез отказался дать жене свободу. Алексия — его единственное сокровище. Она — все его достояние. Вир истолковал его слова именно так, как хотел граф, и сказал, что тот мог бы очень выгодно поместить свое богатство. То есть если граф согласится на развод и позволит Алексии вернуться в Англию вместе с Виром на борту «Рослин», то получит сто тысяч фунтов наличными в качестве компенсации за ущерб, причиненный его самолюбию.
Вир никогда в жизни не испытывал большего смущения. Он абсолютно не представлял, сколько денег можно предложить за Алексию. Подобная сделка не имела прецедента. Когда сто лет назад американцы покупали черных рабов, цены, вероятно, были известны. Но кто знает, сколько теперь стоит такая прекрасная жена, как Алексия.
Граф усмехнулся, но Вир был достаточно проницательным, чтобы не заметить, что причиной усмешки была сумма, а не суть предложения.
— Двести тысяч.
Граф в раздумье погладил свой подбородок, но все-таки отрицательно покачал головой. Лицо Вира оставалось бесстрастным. Он понял, что Запари постарается вытянуть из него как можно больше. Не то чтобы Вир оценивал Алексию только в двести тысяч фунтов, но будь он проклят, если отдаст в сальные лапы графа большую часть молсворских денег, которые крайне необходимы ему самому. Надо также подумать и о Клариссе. Он должен обеспечить ей приличное существование, да и его развод будет стоить немало.
С того места, где они стояли, была видна утопающая в цветах дорога, по которой к главному входу отеля подъехал автомобиль с закрытым кузовом.
— Хорошая машина, — сказал Вир, будто они не обсуждали ничего более важного, чем погоду. — Полагаю, датская королевская семья предпочитает именно такие.
Сунув руки в карманы, Вир повернулся и пошел к теннисным кортам.
Запари заморгал и, быстренько оценив ситуацию, поспешил за ним.
— Счастье Алексии всегда было для меня превыше всего. Если она любит вас, а вы любите ее…
— Двести тысяч фунтов, — сказал Вир, и граф утвердительно кивнул.
Вир знал, что мог бы снизить цену до пятидесяти тысяч, и граф был бы доволен, но не стал этого делать. И без того ужасно, что он покупает Алексию как рабыню, понятия не имея, сколько она на самом деле стоит.
Вир еще не делал ей предложения выйти замуж за него. В этом не было необходимости, потому что он заранее знал ответ. Даже сейчас он не будет спрашивать ее, а просто скажет о браке. Алексия была физически не способна самостоятельно принимать решение, даже самое простое. Ее глаза просто светились безропотным обожанием. У другого мужчины такая детская черта характера и абсолютное подчинение могли бы вызвать раздражение. Но Виру нравилось это. Он мог баловать ее, потворствовать ей… После нескольких лет апатии, которой он страдал, живя с Клариссой, Алексия была для него ангелом небесным. Она помогла ему почувствовать себя властным, решительным мужчиной, сознающим свое превосходство. Именно этих качеств ему не хватало, когда он впервые встретился с Клариссой. Вир уже написал своим адвокатам в Лондон. В течение последующих недель его письмо к Клариссе догонит ее где-нибудь между Хайдерабадом и Нагпуром. Ей не надо даже возвращаться в Англию для развода, да и захочет ли она прерывать свое путешествие. Достаточно ему провести уикэнд с леди, рекомендованной его адвокатом, и через некоторое время он будет свободен, чтобы снова жениться… жениться на Алексии.
Наконец платья для костюмированного бала были разобраны служанками и переданы по назначению. Цыгане в шелковых рубашках-косоворотках и в штанах, заправленных в начищенные до блеска сапоги, выглядели великолепно. Цветочные композиции были просто восхитительными, а шеф-повар объявил, что закуски удались как никогда. Нэнси облегченно вздохнула и пошла в свой номер принять ванну и переодеться в бальный наряд.
Сеньора Энрикес осторожно кашлянула.
— Есть небольшое изменение в предстоящем вечере, мадам.
— Да?
Сеньора Энрикес ужасно не любила причинять кому-либо неприятности и потому постаралась сказать по возможности безразличным тоном:
— Мистер Санфорд сообщил мне, что на вечере будет еще одна гостья — мисс Росман.
— Хорошо. Разумеется. У нас есть костюм для мисс Росман? Если нет, может быть, мне поговорить с Салли?
— Насколько я понимаю, мисс Росман должна быть английской розой.
Нэнси улыбнулась:
— Очень ей подходит. Уверена, она будет выглядеть очаровательно. А сейчас, извините меня, сеньора Энрикес. Я с трудом разбираюсь в сложных костюмах эпохи Тюдоров. Чтобы надеть их, мне приходится тратить в два раза больше времени, чем обычно.
Нэнси снова улыбнулась и поспешно вышла из комнаты. Сеньора Энрикес наблюдала за ней с восхищением. Она заметила, как подействовало на Нэнси имя Тессы Росман, но мадам, по-видимому, от рождения умеет владеть собой в трудные минуты. Сеньора Энрикес порадовалась, что ей не придется присутствовать на балу. Ей приходилось видеть, как небрежно, почти грубо обращался Рамон Санфорд с некоторыми леди на предыдущих балах, и она никогда не жалела их. Но Нэнси Ли Камерон было очень жалко. Она любила и уважала ее. Сеньора Энрикес вздохнула и вернулась к бухгалтерским книгам, радуясь, что больше не испытывает сердечных волнений.
* * *
Нэнси выбрала для бала костюм Анны Болейн. Ей нравился наряд эпохи Генриха VIII, и она чувствовала определенную симпатию к девушке, имевшей несчастье попасться на глаза королю. У нее были такие же темные волосы и молочно-белая кожа, как у Анны Болейн. И судьбой ей была предопределена такая же ранняя смерть. Хотя Нэнси ужасно волновалась, выбор был очень удачным.
Платье, которое сшила для нее Салли, было из темно-красного бархата с глубоким, прямоугольным декольте, которое открывало ее гладкие плечи и прекрасную высокую округлую грудь еще более соблазнительно, чем платья с глубоким вырезом от Пату и Шипарелли. Пышные тяжелые рукава были расшиты золотом, а юбка ниспадала до самого пола. Облегающий лиф и вырез платья были украшены жемчугом, так же как красный бархатный чепец, окаймляющий лицо, отчего Нэнси казалась настоящей королевой.
— Мадам, это просто великолепно! — восхищенно сказала Мария.
Однако Нэнси не испытывала особой радости от своего внешнего вида. Оставалось всего несколько минут до того, как она присоединится к грозной фигуре Рамона на площадке парадной лестницы.
Она медлила, сидя за туалетным столиком, страшась выйти в роскошно украшенный коридор.
— Чего-нибудь не хватает, мадам? — спросила Мария.
Нэнси встретилась в зеркале с ее взглядом.
— Нет, — сказала она и поднялась, чтобы отправиться в путь на плаху. — Ничего.
Нэнси хорошо приготовилась к предстоящему балу. Она уже однажды выдержала подобное испытание, и ничего с ней не случилось. Тот вечер, когда Рамон вошел в зал с Тессой под руку, казалось, был так давно. Поскольку затем последовало их откровенное сближение, она наверняка станет объектом пристального внимания, когда после официального приветствия гостей ей предстоит остаться одной, а Рамон будет оказывать внимание Тессе.
Он был в роскошном гусарском мундире — белые штаны, заправленные в блестящие, высокие, до колен, черные сапоги и расшитый золотом ментик с меховой опушкой, небрежно болтающийся на одном плече. Рамон был великолепен.
Нэнси холодно улыбнулась и встала рядом с ним. Лицо Рамона было мрачным и непреклонным.
Лакеи в ливреях и распорядитель бала заняли свои места. Огромные двери в конце длинного салона были открыты настежь. В них по старшинству проходили гости.
Сверкали драгоценности в ушах, на шеях, груди, предплечьях, запястьях и даже, как у махарани, на пальцах ног.
Каждый порылся в своих заветных шкатулках, стараясь превзойти остальных в королевском или псевдокоролевском величии.
Как и прежде, когда появилась Тесса Росман, она приковала к себе всеобщее внимание своим незатейливым нарядом. Она была в простом белом платье из кисеи с единственным украшением — венком из алых роз, приколотым к ее золотистым волосам.
Нэнси подумала, была ли эта ошеломляющая простота ее собственной идеей, или в выборе наряда принимал участие Рамон. Когда они пожали друг другу руки, Тесса улыбнулась Нэнси с таким обаянием, что та не могла не ответить ей тем же. Было бы намного легче, если бы Нэнси могла испытывать к ней неприязнь, но невозможно было не восхищаться Тессой Росман. Ее застенчивость прошла, она выглядела веселой и очаровательной, однако ее простодушная манера здороваться изменилась после общения с наиболее претенциозными гостями.
Нэнси, где бы она ни находилась, неотрывно следила за Рамоном и Тессой Росман. Ее обязанности закончились. Она стояла рядом с Рамоном, приветствуя гостей, как было предписано этикетом. Скептически скосив на нее глаза, он повернулся к ней спиной, взял под руку Тессу Росман и повел ее танцевать первый вальс.
Когда музыка закончилась, Рамон не выпустил Тессу из своих объятий. Лучше бы Нэнси оглохнуть и ослепнуть, чтобы не видеть, какую сенсацию они вызвали. Она стояла, беседуя с Монткалмами с застывшей улыбкой на лице и притворяясь, что слушает Джорджиану, хотя не воспринимала ни одного слова. Раньше, когда Нэнси видела Рамона с Тессой, она чувствовала боль. Сегодня же боль была просто невыносимой. Теперь каждый знал об их разрыве, и Нэнси чувствовала на себе сотни пар глаз. И все это дело ее собственных рук. Тесса могла бы по-прежнему сидеть затворницей у себя в Камара де Лобос, а она была бы сейчас в объятиях Рамона. Если бы… Если бы…
Рядом с ней оказался Ники. Она позволила ему вывести ее на середину зала и чувствовала себя марионеткой. Джорджиана что-то сказала ей, и Нэнси ответила. Ники пригласил ее на танец, и она согласилась.
— Я люблю тебя, — сказал он, легко кружа ее в танце.
— Хорошо, — ответила она машинально. Рамон и Тесса сейчас стояли с князем Феликсом и Бобо. Рука Рамона продолжала обнимать Тессу за талию. Она смеялась, а он улыбался. На загорелую шею ниспадали темные волосы, слегка взмокшие после танца. Нэнси заметила, что он отстегнул свой короткий, отороченный мехом ментик и бросил его на позолоченный стул.
— Ты выйдешь за меня замуж?
— Да… То есть что ты сказал?
Ники засмеялся:
— Я знал, что ты меня совсем не слушаешь.
— Извини. Я думала о другом.
— О Санфорде?
— Нет. — По ее глазам было видно, что она лгала.
— Я сказал, что люблю тебя и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. — Его ласковые глаза неотрывно смотрели на нее. — Зачем, ты думаешь, я преподнес тебе столько уникальных фамильных драгоценностей?
Нэнси улыбнулась.
Ники заметил явную грусть, скрывавшуюся за этой улыбкой, и продолжал:
— Знаешь, я был бы в ужасе, если бы ты сложила их в сумочку и удрала на ближайшем пароходе.
На этот раз Нэнси улыбнулась вполне искренне и подумала, что было бы, если бы она действительно не вернула его королевский дар.
— Я хотел подарить их тебе и вернуть назад вместе с тобой.
— Как же ты собирался этого добиться? — Нэнси ощутила сквозь бархатное платье тепло его руки. Большие окна на южной стороне танцевального зала были распахнуты настежь, так как на гостях были меха и платья из плотного материала.
— Женившись на тебе.
Нэнси споткнулась и сбилась с ритма.
— Ты это серьезно?
Ники возвел к небу свои карие глаза.
— Дорогая, я не собираюсь расточать все свое богатство перед леди, для которых довольно и одной безделушки. Я люблю тебя. Ты восхитительная, загадочная, прелестная, мудрая, с тонким вкусом и такая чувственная, что я потерял покой и днем, и ночью.
— А как же мадам Мольер?
— Она очень желанный и оригинальный подарок. Однако мадам Мольер прочно держится за брак с богатым американцем и не намерена что-либо менять в своей жизни. Флирты и легкие любовные связи вполне устраивают Флэр. Они доставляют ей удовольствие, как еда, питье и азартная игра. Она никогда не воспринимает такие отношения всерьез. Я думаю, через месяц Флэр надоела бы мне до чертиков. Ты же, моя милая, никогда не наскучишь мужчине.
Через толпу танцующих взгляд Рамона встретился с ее взглядом. В его глазах отразилась боль и ярость. Нэнси почувствовала, словно ей в сердце вонзили нож, и с трудом удержалась от крика. Он любит ее! Он все еще любит ее и страдает так же, как и она!
— Я тоже замужем, — сказала она, обращаясь к Ники, когда вальсирующие пары закрыли от нее Рамона. — И не собираюсь разводиться, чтобы снова выйти замуж.
— Я думал, дело в другом, моя прелесть. — Он многозначительно посмотрел в сторону Рамона. Нэнси не решилась последовать за его взглядом.
— Это правда, — сказала она.
Музыка кончилась, но Ники не отпускал ее.
— Я не сдамся так легко, Нэнси.
— Но я не изменю своего решения.
Они все еще находились в центре зала, когда к ним подошел Вир. Он обменялся любезностями с Ники, а когда музыка снова заиграла, ловко расшаркался, приглашая Нэнси на танец, но не так щегольски, как это делал русский.
— Я начинаю чувствовать себя старшим братом, который должен спасать свою красивую сестру от неугодных ей приставаний.
— У Ники по крайней мере честные намерения, — сказала Нэнси, радуясь появлению Вира.
Он приподнял брови:
— Брак с Санфордом будет подобен разорвавшейся бомбе. Но брак с русским — это полная катастрофа. Царский режим никогда не будет восстановлен в России. Сталин держит ее в тисках.
— Слава Богу, у нас в стране демократия и Рузвельт, — сухо сказала Нэнси.
— Чарльз говорит, что демократии и Рузвельта может оказаться недостаточно. Он полагает, что германо-австрийский конфликт может распространиться на весь мир.
— Чарльз не может дождаться, когда выйдет в море на своем миноносце, чтобы использовать его по назначению, — сказала Нэнси с легкостью, которой вовсе не ощущала. — Я уверена, что приедет Дитер и успокоит Чарльза. Вчера леди Майклджон говорила, что Гитлера надо поддерживать за то, что он превратил Германию в бастион борьбы против большевизма.
— Может быть, он и печется о своей стране, но я предпочитаю британскую сдержанность в высказываниях. Яростные речи Гитлера вызывают у меня дрожь.
Глаза Вира встретились со взглядом Алексии, и Германия с Гитлером сразу отошли на второй план.
Нэнси стояла спиной к Рамону, но была уверена, что тот наблюдает за ней, отмечая, с кем она танцует и с кем собирается уйти.
Следующий танец она танцевала с Чарльзом, затем с Люком Голдингом. В комнату, где был накрыт ужин, Нэнси вошла под руку с Санни Закаром, который оказался остроумным рассказчиком. Невозможно было удержаться от смеха над непристойными анекдотами Санни из жизни голливудских кинозвезд. Она пила шампанское в два раза больше, чем обычно, и не обращала на это внимания.
Нэнси слышала, как Лавиния Мид, Бобо, Венеция Бесс-брук и даже Мадлен Манчини в один голос говорили, что Тесса Росман действительно очень мила. Нэнси научилась сдержанности. Она пережила первые минуты, когда все узнали, что ее связь с Рамоном подошла к концу. Она ухитрилась оставаться спокойной, приветствуя Тессу, и вела себя внешне невозмутимо, несмотря на внутреннюю боль, когда Рамон танцевал, смеялся и разговаривал с девушкой.
Даже без ужасных откровений отца и Зии они могли бы прожить вместе только несколько коротких, счастливых месяцев, а потом Рамону все равно потребуется кто-нибудь другой. Пусть лучше это будет Тесса Росман, чем непостоянная княгиня Марьинская или алчная леди Линдердаун. Тесса будет ему хорошей, любящей и верной женой. Но каким он будет для нее мужем, она не представляла. Рамон в роли мужа — неправдоподобно и маловероятно, даже несмотря на то, что он хотел на ней жениться. Более того, он требовал от нее согласия. Нэнси часто заморгала от навернувшихся на глаза слез. Покинуть сейчас бал без спутника означает привлечь к себе всеобщее внимание. Уйти с другим мужчиной — значит укрепить подозрения Района. Она повернулась к Чарльзу. Даже Рамону не придет в голову, что между ней и Чарльзом Монткалмом могут быть какие-то иные отношения, кроме дружеских.
— У меня ужасно разболелась голова, Чарльз. Не будете ли вы так добры проводить меня в мою комнату?
— Разумеется. — Чарльз осушил свой бокал и взял ее под руку. Он и Джорджиана весь вечер с волнением наблюдали за Нэнси. Она держалась прекрасно. Если бы Нэнси была просто брошенной любовницей, то не вела бы себя так. Она выглядела уверенной, смеялась тихо и не слишком часто, с небольшой хрипотцой, которую даже он счел весьма возбуждающей. Чарльз не мог представить, каких усилий ей стоило появиться на балу такой спокойной и беззаботной.
«Всегда держи себя в руках», — как-то сказал отец. И она никогда публично не давала воли чувствам. Годы тесного общения с разными людьми пошли ей на пользу. Было бы очень некрасиво уйти, не пожелав Тессе доброй ночи.
Тесса, мило зардевшись, робко сказала:
— Может быть, вы навестите нас в Камара де Лобос, миссис Камерон? Мама и папа будут рады видеть вас. Конечно, у нас нет большого бассейна и теннисных кортов, как в «Санфорде», но…
Нэнси заметила, с каким обожанием девушка смотрела на нее, и поняла, как будет разочарована Тесса, если она откажется.
— С удовольствием, — сказала Нэнси, удивляясь своим словам. — Может быть, я смогу навестить вас с моей дочерью Вери-ти, когда она прибудет на Мадейру. Она такого же возраста, как и вы, и должна приехать, очевидно, на следующей неделе.
Она стояла не шевелясь, чтобы случайно не коснуться Ра-мона. Ее глаза не отрывались от лица Тессы. Она не должна смотреть на Рамона. Не должна позволять его жгучему взгляду встретиться с ее глазами.
— Это было бы просто чудесно. — Васильковые глаза Тессы сияли. — Для нас это большая честь, миссис Камерон.
Нэнси улыбнулась:
— Я ненавижу формальности. Пожалуйста, зови меня просто Нэнси. Спокойной ночи, Тесса. Спокойной ночи, Рамон.
Ей все-таки удалось избежать его взгляда. Она услышала, как он резко втянул в себя воздух, почувствовала еле сдерживаемое напряжение его тела. Казалось, по сравнению с ней Хилдегард ничего не смыслила в актерском искусстве. В этот вечер даже Гарбо могла бы взять у нее несколько уроков актерского мастерства. Под руку с Чарльзом она вышла из комнаты. Рамон не произнес ни слова, даже не пожелал ей спокойной ночи. Внезапно огни люстр ослепили Нэнси, она почувствовала головокружение, затем все вокруг погрузилось во мрак, она споткнулась и упала.
Для Чарльза это было так неожиданно, что он не сумел удержать Нэнси. Она рухнула на пол у его ног. Лицо ее было мертвенно-бледным, темные волосы рассыпались веером на бежевом ковре.
— Нэнси, дорогая! — Чарльз опустился на колени, стараясь приподнять ее голову и плечи. Он догадывался, что она страдает, но не мог представить, что до такой степени. Она была публично унижена, и вот теперь лежит без сознания, а он не знает, что делать. Легче встретиться один на один с целым вражеским флотом. К ним подбежала служанка, и Чарльз облегченно вздохнул.
— Вы можете понести мадам? — спросила она.
— Да, конечно.
Он поднял Нэнси на руки и понял, почему Вир и Васильев были околдованы ею. У нее была шелковистая кожа, губы казались мягкими и беззащитными, как у ребенка. От нее исходил восхитительный аромат белого шиповника, который в изобилии рос в садах «Санфорда». Она слегка шевельнулась, и Чарльз напряг руки. В это время из танцевального зала с искаженным лицом выскочил Рамон.
Он попытался вырвать Нэнси из рук Чарльза, но граф решительно воспротивился. Терпение его истощилось.
— Вы уже много натворили за этот вечер, Санфорд! Вы виноваты в том, что случилось с ней, вы постыдно пренебрегаете чувствами других людей. Полагаю, вам следует вернуться к мисс Росман.
— Не будьте дураком!
Маленькая служанка беспокойно ждала, пока они в ярости смотрели друг на друга.
Глаза Нэнси дрогнули и приоткрылись. Рамон охрипшим голосом произнес ее имя:
— Нэнси!
Она отвернулась. Приглушенный грудью Чарльза Монткалма, ее голос прозвучал очень тихо, когда она сказала:
— Пожалуйста, отнесите меня в мою комнату, Чарльз.
— Конечно, Нэнси, — ответил Монткалм и холодно бросил Рамону: — Спокойной ночи, Санфорд. — Он быстро зашагал по коридору, обнимая Нэнси за шею и прижимая ее голову к своему плечу.
Глаза Рамона сверкали от гнева и боли. Щелкнув пальцами, он подозвал слугу и отрывисто произнес:
— Приехал доктор Оливейра. Пожалуйста, пошлите его немедленно к миссис Камерон в Гарден-свит.
— Хорошо, сэр. Сию минуту, сэр. — Слуга побежал выполнять приказание, а Рамон снова вернулся в танцевальный зал с мрачным и жестким выражением лица, скрывающим невероятную муку.
Мария поблагодарила графа и поспешила раздеть Нэнси, а затем натянула ей через голову ночную рубашку. Когда она откинула отороченное кружевами покрывало, раздался настойчивый стук в дверь. Сердце Нэнси учащенно забилось, разрываясь между надеждой и страхом. Мария открыла дверь одетому в темный костюм незнакомцу с докторским саквояжем, и Нэнси устало присела на край постели, готовая заплакать. Пришел доктор Оливейра, которого Рамон вызвал из Опорто, беспокоясь о ее здоровье. Он был небольшого роста, коренастым, с приветливой улыбкой и гладкими темными волосами. Лацкан его пиджака щегольски украшала белая гвоздика.
— Я хотел осмотреть вас завтра утром, миссис Камерон, — сказал он, подходя к постели, — но, как я понял, с вами случился очередной приступ. Позвольте мне…
Он осторожно оттянул вниз ее веки, проверил ногти, пощупал пульс.
— Доктор Оливейра, пожалуйста. В этом нет никакой необходимости.
— Есть, миссис Камерон. Здоровая молодая женщина не должна падать в обморок по неизвестной причине.
Его умные черные глаза проницательно смотрели на нее.
— Безусловно у вас малокровие и, я думаю, кое-что еще. Завтра я хотел бы тщательно обследовать вас.
Его тон не допускал возражений. Нэнси устало сказала:
— Не стоит обследовать меня, доктор.
— Тем не менее…
— Я знаю, что со мной, доктор. — Голос ее был глухим и усталым. — У меня анемия. Этот диагноз недавно поставил доктор Генри Лорример из Нью-Йорка.
Оливейра больше не улыбался.
— Понимаю. Значит, мистер Санфорд решил узнать мнение еще одного врача?
Нэнси покачала головой:
— Мистер Санфорд не знает о моем состоянии. — Она откинула волосы с лица. — Я не хочу, чтобы вы говорили ему об этом. Мистер Санфорд не муж мне и не родственник.
— Но мистер Санфорд очень беспокоится за вас.
Нэнси мрачно улыбнулась:
— Теперь уже вряд ли, доктор Оливейра. Думаю, мистер Санфорд будет рад услышать, что у меня анемия. Сожалею, что вам пришлось напрасно проделать такое дальнее путешествие.
— Я не думаю, что мой визит напрасен, миссис Камерон. С вашего разрешения я все-таки хотел бы обследовать вас.
— Нет, доктор. Извините. Я приехала сюда, чтобы убежать от докторов и не слышать о своей болезни. Мне ничем нельзя помочь. Уверена, что вы понимаете это.
Он кивнул с задумчивым видом.
— Надеюсь, вы выполните мою просьбу и не расскажете правду мистеру Санфорду?
— Я скажу ему, что у вас анемия, но не буду говорить, в какой стадии. Я еще навещу вас. Спокойной ночи, миссис Камерон.
Дверь тихо закрылась за ним, и Нэнси откинулась назад, на подушки. Единственным ее желанием было уехать куда-нибудь подальше с первыми лучами зари. Но она не могла уехать, не повидав Верити. Нэнси снова оказалась в зависимости, от которой пыталась освободиться. Она все время жила для Верити. И сейчас оставалась здесь и страдала, потому что Верити надеялась застать ее на Мадейре и будет переживать, если она уедет. Нэнси Ли Камерон, всегда такой гордой и независимой, больше не существовало. Теперь она снова будет только Нэнси Ли Камерон — матерью. Счастье дочери для нее важнее всего. А завтра она, Нэнси Ли Камерон — дочь, пойдет к отцу и скажет, что он вовсе не разрушил ее счастья. Что она по-прежнему любит его и сожалеет о своей несдержанности.
Нэнси закрыла глаза. Никогда не вернется только Нэнси Ли Камерон — жена. Джек уплыл из ее жизни навсегда.
Глаза ее оставались закрытыми, но сон не приходил. Перед ней стоял образ Тессы Росман в объятиях Рамона. Впервые она поняла, каким ужасным даром может быть воображение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100