Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Нэнси потеряла счет времени. Вернувшись, Мария бросила взгляд на тихую, неподвижную фигуру на затемненной террасе и молча приступила к своим обязанностям. Она была с Нэнси в Бостоне, когда с мэром случился приступ и хозяйка заперлась на несколько дней в своей комнате. До нее дошли слухи о ссоре в Сити-Холле и о том, что Нэнси явилась причиной этого приступа. Для Марии это было непостижимо. За всю свою жизнь Нэнси никогда никому не причиняла зла и обожала своего отца. Но сейчас, спустя несколько часов по прибытии мэра, выражение счастья, которым лучились глаза Нэнси, исчезло. Ее лицо стало мраморно-белым, глаза, казалось, ничего не видели. Она была похожа на обреченную, и Мария не осмеливалась вторгаться в ее горе.
На небольшой коктейль перед обедом для избранных был приглашен махараджа Сакпура. Его супруга была небольшого роста, с красивыми, подведенными сурьмой глазами, скромно опущенными вниз, словно она была наложницей, а не женой. Свита махараджи оказалась такой многочисленной, что пришлось переселить нескольких служанок и камердинеров.
Мария видела индийца мельком, когда он величественно входил в отель. Махараджа произвел на нее огромное впечатление. Его плащ был алого цвета с многочисленными пуговицами из чередующихся рубинов и бриллиантов. Его голову украшал темно-красный шелковый тюрбан.
Мария задержалась у обширного гардероба Нэнси с вечерними туалетами и платьями для коктейлей. Обычно Нэнси любила сама выбирать одежду, но сейчас оставалось слишком мало времени. Мария снова взглянула на нее, но не решилась вторгнуться в личный мир хозяйки, обратившись к ней с обыденным вопросом о платье, которое она хотела бы надеть. На махарани было светло-вишневое сари, отделанное золотом. Приглашен князь Феликс, а значит, с ним будет леди Бессбрук. Ей нравились ярко-красные и оранжевые тона. Монткалмы тоже должны быть на встрече с махараджей. Мария попыталась вспомнить, какие вечерние платья любила Джорджиана Монткалм. Обычно она одевалась очень элегантно и сдержанно, предпочитая кремовый или цвета слоновой кости шелк или приглушенные пастельные тона. Мария подумала еще немного и решительно выбрала из моря туалетов простое, черное с кисеей платье от Пату. Черный цвет не только прекрасно оттенит темно-фиалковые глаза и безупречную кожу Нэнси, но и выделит ее среди других женщин. Зазвонил телефон, и Мария сняла трубку. Пронзительный звонок ничуть не расшевелил Нэнси. Звонил мэр, желавший поговорить с дочерью. По крайней мере он так сказал. Однако дрожащий голос в трубке показался Марии совсем непохожим на властный рык мэра О'Шогнесси.
— Это мэр, мадам, — робко сказала она.
Нэнси очень медленно повернула голову к Марии. Ее тело оставалось неподвижным, подобно статуе. Ее красивые кисти с длинными пальцами свисали по бокам узких поручней плетеного кресла, как будто были сломаны запястья. Глаза с густыми ресницами были прозрачными, лишенными какой бы то ни было выразительности. Впервые в жизни Марию охватил страх.
— Он хочет поговорить с вами, мадам.
Нэнси все еще молчала. Она снова отвернулась и продолжала невидяще смотреть вдаль поверх моря.
Мария вернулась к телефону, подняла трубку и сказала с важностью, о которой сама не подозревала:
— Миссис Камерон в данный момент не может подойти, мэр О'Шогнесси.
Раздался щелчок, их разъединили. Мария облегченно вздохнула. Она ожидала сражения с могущественным мэром, полагая, что он будет кричать и настаивать, чтобы дочь взяла трубку. Но он вел себя необычно, как и Нэнси. Мария вышла на террасу и сказала нерешительно:
— До коктейля в комнате орхидей осталось всего полчаса, мадам.
Легким кивком головы Нэнси дала понять, что она восприняла сказанное. Мария вернулась в спальню и проверила, чтобы вся косметика и духи были под рукой. Затем попробовала рукой душистую воду в ванной. Больше она ничего не могла сделать.
Мрачная пропасть, в которую погрузилась Нэнси, надолго вытеснила все ее мысли. Она не могла позволить себе думать о чем-то другом. Всякая попытка размышлять вызывала невыразимую боль, и ее сознание отказывалось работать. Текло время, и она постепенно приходила в себя, выходя из оцепенения. Необходимо было, чтобы каждая частичка ее мозга постепенно восприняла существующую реальность.
Говоря отвлеченно, у нее был выбор. Она могла продолжать любить Рамона и жить с ним, храня ужасную тайну отца, как это делала Зия. Или могла все рассказать и остаться с ним, несмотря на то что он погубит отца, либо прибегнув к суду, либо лично отомстив ему. Но она не могла знать, останется ли он по-прежнему с ней, если она выберет последнее, или при взгляде на нее будет всегда болезненно вспоминать о преступлении ее отца и в конце концов отречется от нее.
На самом деле у нее не было выбора. Она не могла жить после такого чудовищного откровения. Нэнси мрачно подумала, почему они решили посвятить ее в свою тайну. Почему Зия и отец не могли продолжать жить в своем аду и пощадить ее. Когда сумерки сгустились, она пришла к выводу, что все дело было в ее браке с Рамоном. Вероятно, перспектива иметь общих внуков с человеком, ответственным за смерть ее мужа, была невыносимой даже для стальных нервов Зии. Зия настояла, чтобы Чипс все рассказал дочери, и та, в ужасе от страшной тайны, откажется от брака. Зия хорошо знала не только своего сына, но и дочь своего любовника. Она была уверена, что та никогда не разоблачит своего отца и не заставит его страдать.
Выбора не было. Она должна сделать то, на что рассчитывали Зия и Чипс. Она должна сказать Рамону, что их роман окончен. И все потому, что когда-то давно Дьюарт Санфорд, европеец до мозга костей, всю жизнь ненавидевший Америку, был послан своим отцом организовать дело в Новом Свете. Нэнси могла представить, с какой неохотой он встречался с нуворишем О'Шогнесси. Как неприятно было для него, утонченного аристократа, встречаться с человеком, которому его собственный отец обеспечил первый шаг к достижению богатства. С выходцем из крестьянской семьи. Как протестовал в нем висконд де Гама против этой встречи. Нэнси подумала о том, как Патрик относился к высокомерному сыну своего друга. Вероятно, со скрытой насмешкой. Вряд ли мнение Дьюарта Санфорда о нем могло лишить Патрика сна. Но открытое презрение Дьюарта Санфорда больно ударяло по самолюбию Чипса. Он был королем в своем Норс-Энде. Богатство, доставшееся от отца, собственное честолюбие и неукротимое стремление всегда быть первым заставили его принять вызов. Окончив католическую школу в Бостоне и Гарвардский университет, он смешался с сыновьями миллионеров, отличаясь от них только одним: Чипс не мог забыть, как бегал по улицам босиком, в латаных штанах. Многие годы шаг за шагом он добивался того, что его однокашники считали само собой разумеющимся, — доступа в общество. Даже когда он стал мэром и мультимиллионером, его все-таки не приняли в один из самых престижных Янки-клубов. Он не мог забыть, как пришел от этого в бешенство, как ужасно расстроился, как кричал:
— Американец я или нет? Черт побери! Я мэр этого города! Как они смеют отказывать мне? Неужели я не могу сидеть на этих продавленных кожаных креслах и пить второсортный бурбон только потому, что я ирландец и католик? Я покажу им, что может сделать американец ирландского происхождения! Как могут они отказывать человеку в праве посещать эту вонючую дыру только потому, что он другой веры и происходит не от первых колонистов? Что должен сделать человек в этой свободной стране, чтобы стать равным с ними?
После такого унижения Чипс уехал в Европу. С женой, англичанкой голубых кровей в качестве визитной карточки, он начал штурмовать европейское высшее общество, как человек, взбирающийся на вершину горы. Впоследствии Нэнси думала, было ли когда-нибудь английское общество времен короля Эдуарда более обособленным, чем в настоящее время. Они находили Чипса весьма эксцентричным. Это была единственная характеристика, которую сдержанный англичанин мог дать его безрассудной вульгарности, безграничному добродушию и непреодолимому обаянию. Впервые Чипс столкнулся с презрением и снисходительностью, когда в Бостоне появился Дьюарт Санфорд. Он не оставил сомнений, как выглядит иммигрант второго поколения ирландцев в глазах португальского аристократа, чей род уходит корнями в средние века.
Между ними сразу же возникла антипатия. Зия лишь подогрела страсти. Даже Дьюарт, избалованный Парижем и Лиссабоном, был поражен ее экзотической красотой. Он сразу заметил, что в Бостоне и в том мире, в котором обитал Чипс, Зия была редкостным цветком и что для Чипса она единственная и незаменимая. Нэнси могла представить себе Дьюарта Санфорда с его оливковой кожей, темными глазами, гладкими и блестящими волосами, пышными усами и в безупречной одежде. Его жемчужно-серые костюмы и шляпы с шелковой лентой, трости из черного дерева, драгоценности на пальцах и в галстуках. В Бостоне конца девятнадцатого века он, должно быть, выглядел как европейский король. Его экипаж, запряженный парой подобранных в масть лошадей, его манеры — все это было в диковинку для местных жителей. Несмотря на то что Дьюарт Санфорд был иностранцем, ни один Янки-клуб не закрыл перед ним двери. Более того, его приняли с распростертыми объятиями. Он был для них воплощением того, чем они больше всего восхищались: он был безупречного происхождения и утонченности, живым олицетворением истории.
Как, должно быть, Чипс ненавидел Дьюарта, видя в нем все то, чего втайне сам страстно желал. И как, должно быть, Дьюарт хотел поставить на место этого нахального выскочку, который распоряжался всего лишь на ничтожной территории площадью в одну квадратную милю, занятой под домами, кабаками и портовыми сооружениями. По сути, судьба Зии была предопределена.
Гнев Нэнси пропал. Что бы ни сделала Зия, она уже заплатила за все, и цена была высока. Но, может быть, не выше, чем та, которую придется заплатить ей.
Мария сказала, что звонил отец. Нэнси не хотела разговаривать с ним, пока не порвет с Рамоном. Тогда у Чипса будет достаточно времени, чтобы просить прощения и утешать ее. С того места, где она сидела, была видна обсаженная можжевельником дорога на Камара де Лобос. Между кустами блеснули фары, когда автомобиль на страшной скорости вписался в поворот. Ни один шофер не водил так машину, и ни один шофер не ездил в Камара де Лобос. Гости Мадейры курсировали только по дороге длиной в милю от бухты до отеля. Это возвратился Рамон.
Мария невольно задрожала, когда Нэнси бросилась в спальню и в сторону кровати полетели туфли, а за ними платье. Нижнее белье было разбросано по полу, образуя след до самой ванной, украшенной золотыми херувимами. Прежде чем Мария успела достать широкое, в несколько дюймов толщиной полотенце, Нэнси уже намылилась, ополоснулась и вылезла из ванны. Она быстро надела черное с кисеей платье, припудрилась, и Мария обильно спрыснула ее духами.
Тем временем Нэнси уже накладывала косметику. Она нанесла тончайший слой румян на изящные скулы, немного подвела губы, слегка подкрасила веки и особо подчеркнула тушью свои необыкновенно длинные ресницы. Затем отодвинула драгоценности, которые Мария разложила на туалетном столике, чтобы дополнить совершенное творение Пату. Она взяла только тяжелый жемчуг матери и надела его через голову. Она обула ноги в тонких шелковых чулках в вечерние открытые туфли. Короткий взгляд в трюмо, и прежде чем Мария подошла к выходу, чтобы открыть дверь, быстро распахнула ее сама, тут же очутившись в объятиях Рамона.
— Почему у тебя темно? — спросил он с легкой улыбкой, тогда как она с трудом сдерживала дыхание.
— Я опаздываю. — Нэнси чувствовала себя так, будто пробежала милю.
— Это твоя привилегия, — весело сказал он. Его темные глаза смотрели на нее оценивающе. — Ты выглядишь потрясающе. Может быть, бросим наших гостей и запремся здесь с бутылкой шампанского?
— Потом, — сказала она, умудрившись улыбнуться. Его рука на ее запястье жгла раскаленным железом.
— Надеюсь, день оказался не таким плохим, как ты предполагала?
— Нет. — Слова застряли у нее в горле.
Однако Рамон ничего не заметил. Его почти черные глаза, такие пронзительные, что от них ничего нельзя было скрыть, на этот раз не встревожились. Он обнял ее за талию и поцеловал за ухом.
— Я смогу выдержать еще не более десяти секунд. Если мы не уйдем, я займусь с тобой любовью прямо здесь.
Нэнси почувствовала слабость. Его прикосновение жгло ее, потому что она знала, что его рука обнимает ее в последний раз, что они в последний раз идут вместе на прием, где их ждет вкусная еда, вино и приятная беседа, а потом танцы в волшебном, освещенном люстрами танцевальном зале и на безлюдной, залитой лунным светом, душистой террасе. Там он будет нашептывать ей слова любви в предвкушении момента, когда они наконец останутся одни, когда стихнет музыка и замолкнет смех, и они будут ласкать друг друга, слившись душой и телом, испытывая неземное счастье.
Невероятно, но она смогла улыбнуться и даже шаловливо прошептать:
— Ты опаздываешь уже во второй раз.
Затем большие резные двери широко распахнулись, и они вошли в зал. Нэнси уже приняла решение и хотела, чтобы предстоящий вечер и ночь были радостными и счастливыми и запомнились ей на всю оставшуюся жизнь. Она была так возбуждена, словно находилась в состоянии опьянения.
Они разошлись по залу, приветствуя гостей. Глаза Нэнси постоянно следили за Рамоном, стараясь запомнить каждый его жест. Он двигался с ленивой грацией пантеры, оправдывая свое прозвище. Нэнси видела выражение глаз у женщин, когда он приветствовал их, и знала, какие эмоции он вызывал, улыбаясь своей обезоруживающей улыбкой. Затем, как и она, он отвел взгляд от гостей. Глаза их встретились, и выражение его лица стало дерзким и откровенно эротичным. Нэнси почувствовала неловкость, ее бедра стали влажными от желания. Она не видела ни его безупречного белого смокинга ручной работы, ни изысканной кружевной вечерней рубашки. Она видела лишь обнаженное мускулистое тело, которым любовалась при лунном свете, в свете лампы и в лучах солнца. Вьющиеся волосы на его груди, влажной и соленой на вкус после моря или после любовных ласк. Его золотистая кожа отливала оливковым цветом в густых волосах на лобке.
Они были разделены группками смеющихся гостей. Каждый находился в центре тесного круга болтающих знаменитостей, которые были бы желанной добычей любого газетного писаки.
— Он красив, как чистокровный жеребец, и в еще большей степени опасен, — говорила Бобо англичанке с розами на плече и с унизанными бриллиантовыми браслетами руками. Обе смотрели на Рамона.
Мягкие губы Нэнси тронула улыбка, говорившая о том, что она завоевала этого мужчину, но сама осталась непобежденной. То, что сказала Бобо, было правдой. Но Рамон принадлежал ей и будет принадлежать всегда. Никто не мог убедить ее в обратном.
— Говорят, княгиня Марьинская сошла с ума, и ее заперли в комнате…
Нэнси подошла поближе, так как ничего не знала о случившемся с княгиней.
— Такие вот дела, дорогая. Рамон ни о чем никогда не спрашивает. Он просто берет, и все. — Англичанка медленно облизнула нижнюю губу. Бобо все поняла по выражению ее глаз и пожелала ей удачи. Удача была необходима англичанке, если она собиралась соблазнить Рамона. Бобо знала, что ни одной женщине в этом не везло. Рамон сам был искусителем. Настоящий хищник, который заставлял любого мужа немедленно настораживаться, и не без причины.
Нэнси Ли Камерон поставила мировой рекорд. Знала ли она об этом, думала Бобо, и как долго это продлится. Рамон вовсе не проявлял обычных признаков скуки, которая охватывала его после первых же недель очередного романа. Все это очень интриговало. Не менее, чем прибытие и поспешный отъезд сенатора Джека Камерона. Бобо не могла представить его в роли уступчивого мужа. Будучи американкой, она знала, как важен для публики имидж счастливой семьи, когда речь шла о человеке, занимающем высокий государственный пост. Бобо ожидала быстрого прекращения романа и возвращения Нэнси в Вашингтон. Когда лайнер прибудет в Нью-Йорк, репортеры и фотографы столпятся на пристани, и Джек будет спокойно объяснять, что его жена решила провести зимний сезон в Европе и что он, невыносимо соскучившись по ней, совершил путешествие через Атлантику, чтобы привезти ее с собой. Публике такое очень нравится. Джек поцелует Нэнси, к радости фотографов, а миллионы изголодавшихся по романтике женщин будут пересказывать эту историю за утренним кофе.
Но Нэнси не вернулась с Джеком, и пока ее муж находился в отеле, она и Рамон отнюдь не собирались скрывать свои чувства. Из этого следовало только одно, и это было настолько захватывающим, что даже искушенная в жизни Бобо от удивления раскрыла рот, чувствуя свою причастность к происходящим событиям.
За обедом к ним присоединилась Нина Корелли, которая завязала довольно неожиданную дружбу с угловатым, двадцати одного года, юнцом и с леди Хелен Бингам-Смит, которую сопровождал Регги Минтер. Ники тоже был там, и его взгляд многозначительно скользил по губам Нэнси. Она умоляюще посмотрела на него, предостерегая, так как Рамон также наблюдал за ней и что-то сказал по-португальски, чего, к счастью, никто из гостей не понял.
Позднее в зале он танцевал с ней и с другими дамами, исполняя румбу и танго с таким врожденным чувством ритма, что никто из гостей даже не пытался превзойти его.
Нэнси смеялась и пыталась попасть с ним в такт, делая под музыку такие фривольные телодвижения, что леди Мид сочла их неприличными.
— Если я всецело португалец, то ты истинная ирландка, — сказал Рамон, обнимая ее горячей рукой за талию. — Куда подевалась вся твоя бостонская сдержанность?
— Утонула в Чарлз-речке, — весело ответила она.
Джорджиана Монткалм решила, что, пожалуй, слишком поздно просить Зию обратиться к Нэнси и убедить ее быть более благоразумной. Теперь слишком многие знали о ее связи с Районом. Любой, кто видел их, понимал, что они любовники. Каждый их взгляд, каждое прикосновение говорило об этом. Казалось, они не замечали, что стали предметом пересудов. Они словно нарочно выставляли напоказ свои отношения. Через несколько недель, даже дней Лондон, Париж и Рим начнут гудеть, переполненные слухами. Тогда они не смогут покинуть Мадейру без того, чтобы не попасть под перекрестный допрос репортеров и вспышки блицев. Даже если бы они остались на острове, пресса напечатала бы собственные версии их романа, одну скандальнее другой. Нэнси Ли Камерон, отпрыск новой американской аристократии, любимица демократов, неизменный объект светской хроники от Калифорнии до Массачусетса, оказалась отвергнутой обществом. Нарушение супружеской верности, может быть, и является нормой для той части общества, которая располагает свободным временем и имеет склонность к смене партнеров, но добропорядочные граждане не могут потворствовать подобным отношениям. Каждые несколько дней на первых полосах газет появляются скандальные сообщения о разводах. Джорджиана, как и Бобо, подумала, что недооценила отношения между Нэнси и Рамоном. Их поведение граничило с общественным самоубийством.
После них граф и графиня Запари танцевали фокстрот. Граф исполнял танец с военной четкостью и с явной неохотой. Лицо маленькой графини пылало. Нэнси повернулась в ту сторону, куда смотрели ее сияющие глаза, и не удивилась, обнаружив, что восторженный взгляд графини устремлен на Вира.
Он улыбнулся, заметив Нэнси, и пожал плечами, как бы говоря: «Не могу поговорить с тобой, потому что никак не удается встретиться».
Появление Мадлен Манчини заставило всех присутствующих на время умолкнуть. Ее платье с глубоким разрезом на бедре было сшито из кожи леопарда. Ногти на руках и ногах были покрыты черным лаком. Губы накрашены черной помадой, а глаза так сильно подведены, что она была похожа на медведя панду. На очень сексапильную панду-людоедку, но не на ту, что имитировали изготовители игрушек.
Нэнси и Рамон танцевали танго. Он ловко изогнул ее и, склонясь над ней, тихо сказал:
— Знаешь, что я собираюсь сделать с тобой сегодня ночью, любовь моя?
Прежде чем она успела открыть рот, чтобы ответить, Рамон снова выпрямил ее, прижав щеку к ее щеке, а руки к бедрам и продолжая нашептывать на ухо.
Нэнси смеялась, лицо ее пылало.
— Еще не все твое бостонское воспитание покоится в Чарльз-речке. Сегодня ночью мы навсегда утопим там то, что от него осталось.
Ее охватило желание, пламя которого жгло все ее тело. Через много лет Кейт Мэрфи говорила, что в тот вечер Нэнси Ли Камерон была самой красивой женщиной на свете.
И она была не одинока в своем мнении. Ни один мужчина в зале не остался равнодушным к волшебному очарованию, которое излучала Нэнси. Даже Чарльз Монткалм, потеряв нить беседы с лордом Майклджоном, удивленно смотрел на Нэнси Так долго, что Джорджиана трижды похлопала его по руке, прежде чем тот вернулся от Своих грез к действительности.
* * *
Танго сменилось медленным вальсом. Голова графини Запари едва доставала до плеча Вира. Глаза Ники продолжали искать Нэнси, несмотря на то, что его рука непристойно скользнула вниз на восхитительный зад Флэр Мольер.
Нэнси закрыла глаза, когда Рамон осторожно, но твердо повел ее в танце из сверкающего огнями, украшенного цветами зала. Прохладный ночной ветерок коснулся щеки Нэнси, и, открыв глаза, она увидела луну над темными силуэтами гор.
— Я люблю тебя, — тихо сказал Рамон, и его голос проник ей в самое сердце.
Они не стали возвращаться в зал и продолжали танцевать на террасе, а затем, взявшись за руки, побежали стремглав, как дети, по траве к открытым дверям комнаты для бриджа. Край платья Нэнси намок, атласные туфли стали влажными от росы, но она не замечала этого. Рамон подхватил ее на руки и понес через пустые гостиные по мягко освещенному коридору в Гарден-свит. Они не заметили Марию и не услышали ее тихих шагов, снова погрузившись в мир, где никто не мог помешать им.
Нэнси не могла уснуть. Начинало светать. Рамон, опустошенный, спал рядом с ней, глубоко и ровно дыша. Его рука все еще лежала на ее груди. Нэнси старалась запомнить каждое мгновение. Она осторожно провела кончиками пальцев по линии у корней его волос и очертаниям скул. Не просыпаясь, он невнятно произнес ее имя. Она улыбнулась и крепко обняла его.
Неумолимо приближался рассвет, и сквозь шторы уже пробивались первые лучи солнца. Нэнси лежала неподвижно, чтобы Рамон поспал подольше, опасаясь, что любое ее движение может разбудить его. Во сне он выглядел совсем беззащитным. Его лицо потеряло обычную жесткость, и на нем не было заметно морщин, которые залегали на переносице, когда он хмурился. Разгладились и жесткие линии вокруг его рта.
Его рука покоилась на ее груди, и когда глаза на какое-то мгновение приоткрылись, он непроизвольно попытался обнять ее.
— Нет… — Нэнси выскользнула из его объятий. Если он сейчас начнет ласкать ее, она не сможет сделать то, на что уже решилась.
Рамон тотчас широко раскрыл глаза.
— Что случилось?
Нэнси стояла у кровати босая, завязывая пояс, туго стягивающий белый халат. Она даже не подозревала, что этот халат подчеркивал ее женственность гораздо больше, чем короткая французская ночная рубашка.
— Я должна поговорить с тобой.
— Тогда вернись в постель.
— Нет. Об этом нельзя говорить в постели.
Его глаза сузились, и он сел, протянув руку за сигаретами и спичками на столике у кровати. Затянувшись, сказал:
— Ну хорошо, я слушаю.
Губы Нэнси настолько пересохли, что ей казалось, она не сможет произнести ни слова. Кулаки в глубоких карманах халата были крепко сжаты. Ее глаза отыскали точку на стене в шести дюймах выше его головы, и, неотрывно глядя на нее, она поспешно проговорила:
— Я покидаю Мадейру вместе с отцом.
— Черт побери!
Рамон вскочил с постели и, прежде чем она успела вскрикнуть и отшатнуться, крепко схватил ее за плечи.
— Что произошло здесь вчера днем?
— Ничего. Я только что поняла… что так не может больше продолжаться. Джек нуждается во мне…
— Джек Камерон убьет тебя, если ему будет это выгодно!
— Нет. Я…
Рамон встряхнул ее как тряпичную куклу.
— Посмотри на меня! — воскликнул он, тогда как Нэнси пыталась избежать его взгляда. — Смотри на меня, ради Бога! Ты действительно хочешь вернуться со своим отцом к Камерону? Это так? Так?
— Нет… Нет…
Нэнси почувствовала, что к ее горлу подкатывают рыдания, и попыталась сдержаться. Она должна оставаться спокойной и не терять рассудка.
— Что сказал тебе О'Шогнесси? Чем он шантажировал тебя? — Рамон перестал трясти ее и, схватив за волосы, безжалостно оттянул ее голову назад, вынудив смотреть ему прямо в глаза.
— Ничего он не говорил. Пожалуйста, Рамон. Мне больно!
Он слегка ослабил свою хватку.
— Скажи, как он добился того, что ты согласилась уехать с ним? Скажи мне, Нэнси, или, клянусь Богом, лучше бы ему умереть от сердечного приступа!
— Он ничего такого не говорил, — беспомощно повторяла она. — Он болен и стар и нуждается в отдыхе. Он считает, что моя личная жизнь — мое дело, и примирился с фактом, что я не собираюсь возвращаться к Джеку. В самом деле, Рамон. Пожалуйста! Поверь мне!
— Тогда почему? — повторил он сквозь стиснутые зубы. — Почему ты уезжаешь?
— Потому что… Потому что я устала. Может быть, это смешно, Рамон, но в душе я городская жительница и скучаю по Бостону.
Казалось, он вот-вот выдернет ее волосы с корнем, а его разъяренное лицо находилось в нескольких дюймах от ее лица.
— Ну конечно! Мне следовало бы догадаться! Именно поэтому ты пряталась в Хайяннисе девять месяцев в году. Только для того, чтобы быть поближе к ярким огням города, верно? К непрекращающейся ночной жизни, которая кипела на многие мили среди песчаных дюн и не давала покоя чайкам! Зачем ты лжешь мне, Нэнси? Придумай что-нибудь более подходящее!
— О Боже! Прекрати! Пожалуйста!
Он заставил ее опуститься перед ним на колени.
— Было очень весело, не правда ли? А теперь ты устала и хочешь домой. Разве это не так? Скажи мне. Скажи!
Ее глаза вспыхнули почти такой же яростью, как у него.
— Да! Если хочешь знать, это правда. Я устала находиться здесь, в этой ловушке. Устала оттого, что не могу иметь других любовников. Устала от тебя!
Он отпустил ее так резко, будто она была ядовитой змеей.
— Я не верю тебе, Нэнси. Отец что-то наговорил тебе. — Гнев Рамона сменился чем-то еще более худшим. В его глазах было невыразимое страдание и мольба.
Нэнси отошла от него. Ее голос был совершенно спокойным.
—Сожалею, Рамон, но ты ошибаешься. Мой отец никак не повлиял на мое решение. Просто будет удобнее поехать с ним, поскольку он вскоре собирается вернуться в Америку. В любом случае я бы уехала.
— Но ты же любишь меня! — сказал он, чеканя слова.
Нэнси засмеялась резким хриплым смехом:
— Ну конечно, я говорила, что люблю тебя. Мы ведь спали вместе, не так ли? Мне кажется, что при таких обстоятельствах это вполне приемлемые слова.
— Ты просто сука, — сказал он злобно. — Несусветная, невероятно лживая сучка! — Казалось, кожа на его скулах натянулась. Нэнси отпрянула от него. Его глаза были полны ненависти. — Не беспокойся, я не трону тебя. Не прикоснусь даже пальцем. Никогда.
Рамон быстро оделся, даже не застегнул рубашку, стараясь как можно скорее покинуть комнату. Он перекинул смокинг через плечо и сухо произнес:
— Благодарю за несколько увлекательных недель. Вильерс оплатит ваши услуги. Вы это заслужили. Более совершенной проститутки я еще не встречал!
Дверь за ним захлопнулась.
— О Боже! — зарыдала Нэнси, опускаясь на колени у кровати. — О милостивый Боже!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100