Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

— Извини за кофе, дорогая, — сказал Рамон, уложив свою ношу на середину огромной кровати, которой мог бы позавидовать даже римский император, — но я хотел показать тебе, какой негодяй Камерон. Я понял, черт побери, что ты не собираешься разводиться с ним. Ты прелестная любовница, но совершенно не умеешь врать. Джуарез! Пожалуйста, черный кофе. Горячий и крепкий.
Невидимый из спальни камердинер поспешно выполнил приказание.
— Я позволил тебе выпить его только потому, что Сайри заверила меня в безвредности раствора, который она приготовила. К тому же мне не хотелось снова выслушивать твои оправдания. Скажи я, что Камерон решил с тобой сделать, ты никогда бы не поверила мне. Странно, — сказал Рамон, когда Джуарез поставил на столик у кровати дымящийся кофейник и фарфоровые чашки, — несмотря ни на что, мне нравится Гизон. Она довольно жесткая и в прошлом вела себя не очень-то благовидно, однако натянула нос Камерону, а это нелегко сделать девушке в ее положении. Теперь у нее больше не будет квартиры на Мэдисон-авеню, не будет престижного любовника, автомобиля последней марки и практически неограниченного счета на повседневные расходы.
Нэнси с трудом приоткрыла глаза и отпила кофе, словно это было лекарство.
— Не знаю, где теперь Сайри сможет найти все это…
— Она наконец-то поняла, что Камерон в большей степени пользовался ею, чем она им. Кроме того, она ясно осознала: он никогда не займет высокого поста в правительстве. В неожиданных обстоятельствах проявился его истинный характер, и с него спали внешний лоск и обаяние. Камерон не учел, что Сайри оказалась борцом за права женщин и что убеждения для нее важнее благосостояния, которое он ей обеспечил.
— Что же теперь с ней будет?
— Она вернется домой на «Иль де Франс». Судно должно прийти сюда через несколько дней с твоим отцом на борту. — Рамон неожиданно усмехнулся. — Слава Богу, что его не было здесь этой ночью, иначе пролилась бы кровь. Узнай он, что Камерон попытался сделать с тобой…
Нэнси вздрогнула при одной только мысли об этом.
— Он поступил бы именно так, — сказал Рамон, вновь наливая себе кофе. — Поэтому не стоит рассказывать ему о происшедшем. Кроме того, он может воспротивиться тому, что мы собираемся сделать.
— А как же быть с… — Нэнси хотела произнести имя своего мужа и не смогла. Ей неожиданно стало дурно.
— Камерон покинул отель через две минуты после того, как вышел из твоего номера. Его вещи уже были в автомобиле, а за рулем ждал шофер. Несомненно, сейчас он в своей каюте и думает о том, как нам отплатить.
— Но он не сможет причинить тебе вреда, не правда ли, Рамон? — Нэнси подумала о том, что Джек был сенатором. Она заметила выражение ето глаз, когда он, шатаясь, выходил из ее спальни. В них была фанатичная ненависть. Он ненавидел Рамона, ненавидел Сайри и ее. Нэнси вздрогнула, и Рамон взял чашку у нее из рук.
— У него не больше шансов навредить мне, тебе и даже Сайри Гизон, чем у мухи на стене. Если до этого дойдет, сенатору Камерону придется многое понять. Я Санфорд и воспитан в британском духе: играю честно. Но во мне течет также кровь де Гама, и я могу припугнуть сенатора, который решил накачать свою жену наркотиками, чтобы увезти с собой.
Рамон снял рубашку и погасил все лампы, кроме ночника. В мягком свете его грудь отливала бронзой и блестела от пота после борьбы, если это столкновение можно было назвать борьбой. Нэнси снова вздрогнула. Не будь Вильерса и лакеев, Рамон убил бы Джека. Она и сейчас еще видела его руки, такие нежные в любовных ласках, которые с дьявольской силой сомкнулись на горле Джека, пытаясь задушить его.
«Безумный, грубый и опасный», — высказалась как-то леди Каролина Лэмб о Байроне. Рамон не был безумным, несмотря на утверждения Вира, и он не был грубым… хотя, наверное, Джек так не думал. Но несомненно то, что с ним лучше не связываться. Он умел постоять за себя и делал это с неукротимой яростью.
— Хватит об этом, — сказал Рамон, скользнув в постель и устроившись рядом с ней.
Нэнси повернулась к нему и спряталась в его объятиях.
— Байрон, — загадочно прошептала она и уснула.
* * *
Проснувшись, она еше некоторое время никак не могла осознать, что отвратительный сон, преследовавший ее, был явью.
Джек барахтался в собственной блевотине. Рамон яростно рвался к нему с расцарапанным лицом, с которого кровь капала на белоснежную вечернюю рубашку. Сайри молча и спокойно наблюдала за происходящим, как зритель в театре. А она, сбитая с толку, ошеломленно смотрела вокруг, ничего не понимая.
Нэнси открыла глаза. Рамон, опершись на локоть, смотрел на нее. Она не удивилась, узнав, что он всю ночь не спал, наблюдая за ней, и, когда она вскрикивала во сне от мучительной боли, будил ее.
— Я люблю тебя, — прошептала она, касаясь кончиками пальцев его гладкого тела. Нежность в его глазах сменилась желанием. Нэнси судорожно сжала его в своих объятиях, и Рамон тесно прижался к ней. Ночные кошмары отступили, осталась только любовь.
Утром, сразу же после получасового разговора с сеньорой Энрикес, Нэнси навестила Зию. Несмотря на протесты Рамона, настаивающего, чтобы она отдохнула, Нэнси продолжала работать как обычно. Она хотела, чтобы жизнь в отеле протекала нормально. События прошлой ночи граничили с безумием, и Нэнси чувствовала, что, если она не отвлечется, ей будет плохо. «Аквитания» отплыла. Ее прежняя жизнь кончилась. Новая жизнь, длинная или короткая, только началась.
В апартаментах Зии Нэнси была удивлена, обнаружив, что кровать под роскошным пологом пуста.
— Мадам, — объяснила хорошенькая служанка Зии, — настояла на том, чтобы выйти на свежий воздух, хотя она еще очень слаба для прогулок. Ее перенесли на любимое место под палисандровым деревом.
Нэнси с трудом удерживалась от улыбки, идя по благоухающему саду и вспугивая голубей на своем пути. Зия выглядела гораздо лучше во время болезни, чем в здоровом состоянии. Она сидела под зонтиком из павлиньих перьев, одетая в просторное, мягкое, сексапильное платье серебристого цвета. Ее талию опоясывали две нитки причудливого жемчуга. Каштановые волосы были уложены в виде короны, веки и губы подкрашены. Под рукой, как всегда, находились шампанское, апельсиновый сок и печенье для голубей. В теплом ветерке, дующем с далекого африканского берега, ощущался запах ее духов.
— Дорогая, сеньора Энрикес рассказала мне о ваших планах на предстоящий бал. Думаете, нам удастся заставить Рамона надеть маскарадный костюм? Он выглядел бы просто великолепно, — Не думаю, что Рамона можно заставить что-либо сделать, — сказала Нэнси улыбаясь. — Он всегда поступает по-своему.
Ответная улыбка Зии погасла. Да, ее упрямый сын все делал по-своему. Он и слушать не стал бы полуправду или недомолвки, скажи она ему, что у его романа с Нэнси нет будущего. Она не раз пыталась заговорить об этом, но в последний момент чувствовала, что не способна побороть себя. Скоро здесь будет Чипс, и она надеялась на его поддержку. Они оба отвечают за прошлое и за то, что через много лет оно могло омрачить сегодняшний день.
Что же тогда будет? Изменится ли к ней Рамон, так любивший ее? Не ослабеет ли его любовь и не сменится ли отвращением и недоверием? Не выйдет ли Дьюарт наконец победителем из многолетней борьбы между ним и Чипсом? Голова у нее гудела. Может быть, рассказать все только Нэнси? Да. Она не захочет, чтобы жизнь ее отца была разбита. К тому же Нэнси в расцвете красоты и найдет себе других мужчин, других любовников. Пожалуй, так будет лучше. Если Рамон узнает правду, он перестанет любить мать, и жизнь потеряет для нее всякий смысл.
— Нэнси, — обратилась к ней Зия, но та исчезла, и Зия поняла, что на какое-то время заснула. Она обрадовалась. Это было подобно отсрочке казни. Она подождет до приезда Чипса. Они всегда нуждались друг в друге, а сейчас, когда их жизнь уже давно перевалила за половину, эта потребность стала особенно сильной. Зия снова закрыла глаза. Солнышко приятно пригревало. Может быть, открыв глаза, она увидит, как в бухту Фанчэла входит великолепное судно «Иль де Франс». Даже отсюда она смогла бы различить среди других пассажиров плотную, крепкую фигуру Чипса. Она всегда могла отыскать его взглядом в самой густой толпе. Не надо было даже говорить, что он там. Интуиция никогда не подводила ее. Она руководствовалась голосом сердца.
— Если бы только… — прошептала она. — Если бы только… — Эти слова она повторяла много лет, и это были самые горькие для нее слова в английском языке. Когда она закрыла глаза и уснула, на ее все еще густых ресницах блестели слезы.
* * *
— Мадам, скорее! Там английская виконтесса!
Нэнси тотчас обернулась. Маленькая служанка бежала к ней через лужайку. Они чуть было не столкнулись головами.
— Это ужасно, мадам! Просто трагедия! Такое несчастье!
Нэнси постаралась придать лицу спокойное выражение. Что бы там ни было, вряд ли это хуже того, что ей пришлось увидеть в спальне Хелен Бингам-Смит. Но сострадательные выражения лиц окружающих на ее пути в просторные комнаты виконтессы заставили Нэнси засомневаться, так ли это на самом деле.
— Это наша самая ценная клиентка, — сказал Вильерс, утратив свое обычное хладнокровие. — Кажется, ничего нельзя исправить…
— Я покончу с собой! — пронзительно кричала служанка виконтессы. — Я скорее убью себя, но не допущу, чтобы такое произошло с ее светлостью. Как она может обвинять меня в подобных вещах? Я покончу с собой!
Нэнси чувствовала, что вряд ли справится с двумя попытками самоубийства в течение суток.
— Отхлещите ее по щекам и дайте немного бренди, — сказала она секретарю Вильерса, не останавливаясь.
— Это оскорбление, — говорил виконт, расхаживая по роскошной гостиной. — Это просто надругательство! Богохульство!
Виконтессы нигде не было видно.
— Что случилось? — спросила Нэнси, затаив дыхание.
Не было видно ни крови, ни следов насилия.
— Мою жену оскорбили! Над ней надсмеялись и унизили ее.
Нэнси была поражена этим словоизвержением. Она не помнит, чтобы виконт когда-либо произносил более двух слов подряд.
— Могу я видеть вашу жену?
— Видеть ее! Видеть! Скоро все увидят ее! Этого не избежать! Мы пробовали все. Мыло, шампунь, даже средство для чистки ванны! Ничто не помогает!
Нэнси решила, что нет смысла ждать, когда виконт придет в себя и сможет все спокойно объяснить. Она прошла через гостиную и постучалась в дверь спальни. В ответ раздался пронзительный крик, который потряс Нэнси больше, чем истеричные вопли служанки и гневные тирады виконта. Такой крик никак не мог исходить от всегда хладнокровной, светловолосой, элегантной, чрезвычайно бесстрастной Серины, виконтессы Лоземир. Крик снова повторился. Нэнси почувствовала, что у нее вспотели ладони, когда она повернула ручку и открыла дверь.
Две перепуганные служанки наполняли тазы мыльной водой. Судя по промокшим платьям, они делали это уже не раз. Вода заливала пол ванной. Кругом были разбросаны использованные полотенца. Виконтесса, выпрямившись, сидела на стуле с остановившимся взглядом. Волосы ее были испещрены ужасными зелеными пятнами. Нэнси качнулась и вынуждена была ухватиться за дверь, чтобы не упасть.
— Что это?..
— Это шампунь, — робко пояснила одна из служанок. — Служанка ее светлости намылила ей голову шампунем и…
— Я буду жаловаться! — Голос виконтессы звучал хрипло и отрывисто, словно пародия на ее обычную вялую речь. — Я буду жаловаться! — Казалось, она была не способна сказать что-либо другое.
Нэнси послала служанку за парикмахершей отеля. Та изучила пузырек с шампунем и сообщила, что туда добавлен какой-то краситель, но производитель шампуня не виноват. Затем сказала несколько утешительных слов виконтессе, но та все никак не могла успокоиться:
— Я буду жаловаться!
Серина Лоземир повторяла одни и те же слова как автомат. Парикмахерша попробовала несколько раз намылить ей голову другим шампунем и прополоскать. Но раз от раза волосы виконтессы становились все зеленее.
Виконт решил обратиться за помощью еще к кому-нибудь. «Аквитания» уже ушла, но оставались Каррингтоны. Их яхта стояла у причала. Они, конечно, не собирались прерывать свой отдых, но в связи со случившимся дорогая Серина, разумеется, будет немедленно доставлена в Лондон.
Восемьдесят мест багажа, сопровождавших виконтессу, были мгновенно упакованы. Служанка-француженка, все еще пребывавшая в истерике, мало чем могла помочь хозяйке. Ее светлость одели другие служанки отеля и спешно подобрали ей подходящий головной убор. Любимые виконтессой шляпки в форме колпака не годились для того, чтобы спрятать ее волосы, не только позеленевшие, но и слипшиеся. Модные маленькие шляпки-таблетки тоже были бесполезны, как и украшенные цветами широкополые шляпы. В конце концов отыскали глубокую шляпу а-ля Грета Гарбо и упрятали под нее редкие пучки зеленых волос.
— Я буду жаловаться! — твердила виконтесса, направляясь из своего номера в сопровождении мужа и галантного Виктора Каррингтона к его автомобилю.
Несмотря на распоряжения Нэнси и предусмотрительность Вильерса, вдоль всего пути виконтессы выстроились служанки, камердинеры, лакеи и официанты. Князь Васильев наблюдал за шествием с явной насмешкой, графиня Запари — с сочувствием, Мадлен Манчини — со злорадством, а Лавиния Мид — с недоверием. Мария смотрела на все это с едва заметной самодовольной улыбкой. Теперь ей осталось заняться только миссис Пеквин-Пик.
— Я буду жаловаться! — Голос виконтессы все еще слышался, даже когда ошеломленный шофер уже закрыл дверцы автомобиля. Мария вернулась в Гарден-свит. С миссис Пеквин-Пик, пожалуй, будет потруднее, чем с графиней и виконтессой. Надо придумать что-нибудь более существенное, чтобы отправить эту огромных размеров американку назад, в Миннесоту. Мария слегка улыбнулась. Она добьется своего. Цель оправдывает средства. Луис, может быть, недостаточно хороший муж в материальном отношении, но Мария решила выйти за него. Конечно, за ним надо внимательно следить, впрочем, как и за любым другим мужчиной. И она, напевая, начала обшивать великолепными французскими кружевами подол одной из нижних юбок Нэнси.
* * *
— Ужасно путешествовать без виски, — мрачно пробормотал Симас Флэннери, облокотясь на поручень «Иль де Франс».
Чипс бросил окурок сигары в пенящиеся за кормой волны.
— Будем считать, что это каникулы. Мэр тоже имеет право на отдых.
— Но не накануне выборов, — произнес Симас, и это прозвучало как мрачное пророчество.
Чипс поднял воротник своей каракулевой шубы.
— Выборы неплохо подготовлены. По сути, оппозиции не существует.
— Она есть, и твой противник, пользуясь моментом, сейчас потирает руки. Я даже слышу, как он публично вопрошает, кто оплатил поездку мэра в Европу да еще в каюте первого класса этого плавучего дворца.
— Я лично оплатил этот рейс, — самодовольно произнес Чипс. — Пусть он копает под меня, пока не достигнет Австралии, но ему не удастся найти ничего предосудительного.
— Это безумие, — снова повторил Симас.
Чипс чувствовал себя весьма беззаботно. Его шестое чувство в политике никогда не подводило его. Он задумал посетить Европу и нашел способ, как обратить эту поездку в свою пользу. Его соратники будут рассказывать о его встречах с членами британского парламента, о его личной оценке работы Лиги Наций. Они будут шуметь об этом до тех пор, пока бос-тонцы не получат достаточно ясного представления о том, что их мэр занимается не только городскими проблемами, но и имеет широкие международные связи. И если он каким-то чудом проиграет выборы мэра Бостона, то использует поездку в Европу для подготовки выборов губернатора штата. При этом он воспользуется случаем повидать Зию и свою дочь. Правда, Мадейра не значилась объектом его посещения ни в одном пресс-релизе. Его расставание с Нэнси было мучительным. Он просто обезумел и вел себя как слон в посудной лавке. Ему хотелось вернуть Нэнси домой. Вокруг нее вращалась вся его жизнь. Ее место было в Бостоне, Хайяннисе или Вашингтоне. Там, куда можно было легко дозвониться по телефону или быстро добраться на автомобиле. Ее поведение в тот день, когда она покинула Бостон, напугало его. Это была уже не та маленькая девочка, которую он всегда мог уговорить. Это была женщина с измученными глазами и отрешенным видом, ужаснувшим его. Роман с Санфордом, по-видимому, оказался мимолетным, но нанес ей страшный удар. Похоже, это сломало ее, и она очень изменилась.
— Как ты думаешь, зачем людям обезьяны в ванных комнатах? — спросил Симас после продолжительного молчания, когда стало ясно, что политические темы исчерпаны.
— Живые или мертвые? — поинтересовался Чипс, стараясь побороть подавленное настроение, которое овладело Им после драматичного расставания с Нэнси, и воскресить обычную бодрость духа в надежде на предстоящее примирение.
— Ни то ни другое. Они нарисованы на стенах, где любой здравомыслящий человек изображает чаек или рыб. Бог милостив к моей матери, — сказал Симас. благоговейно крестясь, — не то она перевернулась бы в могиле, увидев меня в день моего рождения окруженным стаей обезьян.
— Это прогресс, дорогой, — снисходительно пояснил Чипс своему верному помощнику, которому было уже к семидесяти. — Если богачи могут себе позволить купаться среди обезьян, почему бы Симасу Флэннери с Ганновер-стрит не сделать то же самое?
— Мне кажется, что на Ганновер-стрит живут более здравомыслящие люди. Например, с меня достаточно жестяной ванны у горящего камина.
Чипс расхохотался:
— Прогресс, дорогой, оставил тебя далеко позади. Неужели, по-твоему, я получил бы голоса честных граждан Норс-Энда, если бы не мог предложить им ничего, кроме жестяных корыт перед камином?
— Ты получил бы гораздо больше голосов, не предлагая избирателям обезьян, глазеющих на них, пока они снимают свои штаны, — мрачно проворчал Симас.
Чипс дружески похлопал его по спине и возобновил неспешную прогулку по палубе.
— Кажется, на борту есть место, где тебе может понравиться, — сказал Чипс. —Давай перенесем наше совещание туда и поразмыслим, что может выкинуть Шон О'Флинн, пытаясь извлечь политический капитал из моего отсутствия.
— Не о Флинне нам следует беспокоиться, — возразил Симас, умиротворенный предстоящей выпивкой. Запрет на спиртное оставил в его душе неизгладимый след. Теперь он глотал виски с такой быстротой, будто постоянно ждал, что у него силой отнимут стакан. — Гораздо опаснее порядочный голубоглазый парень, ведущий честную игру. Никаких взяток, никакого протекционизма, никакой помощи иммигрантам в обмен на голоса. Он обращается к совершенно новой породе избирателей.
— У него еще молоко на губах не обсохло, — спокойно сказал Чипс, — и поддерживает его кучка болванов.
Симас не был убежден в этом, но виски в его стакане было разбавлено всего лишь кубиками льда и выглядело очень привлекательно. Если человек путешествует, хотя Симас не видел в этом смысла, ему просто необходимо порой расслабиться в баре, где много отличной выпивки. Он начал было рассуждать о том, как лучше осуществить программу Чипса по очистке трушоб, но Чипс не захотел больше его слушать. События последних педель вконец измотали его.
Чипс полагал, что Глория обидится после того, как он сослал ее на Ямайку. Но никак не думал, что она будет звонить ему каждый день домой или в офис, безудержно рыдая. Однако он отказывался видеть ее, хотя и не собирался разводиться. Жаль было тратить на это время. Но он не хотел жить с ней под одной крышей по крайней мере до тех пор, пока считал это целесообразным. Он вытащил ее из грязи и сделал достойной женщиной, женой мэра. Она ни разу не допустила какой-либо бестактности на публике. Ее вульгарный акцент исчез, и говорить она стала не хуже, чем говорят в Уинтропе. Глория прекрасно выполняла свои обязанности. Она была хорошенькой, жизнерадостной, и пресса любила ее. По-своему Глория была необходима ему не менее, чем Симас. На приемах он гордился ею, с удовольствием замечая завистливые взгляды молодых мужчин, которые годились ему во внуки. Дома он наслаждался ею. Она заставляла его смеяться, и с ней он чувствовал себя намного моложе. Глория внесла разнообразие в его сексуальную жизнь, что доставляло ему огромное удовольствие в конце каждого дня.
Чипс никогда не говорил, что любит Глорию, поскольку сам не верил в это. Между ними существовала определенная договоренность и взаимопонимание. Преданность с ее стороны составляла основу их отношений. Он был слишком стар, чтобы терпеть, если она наставит ему рога. Жена должна была поддерживать его имидж и убеждать избирателей в том, что их мэр еще хоть куда мужчина и достаточно энергичен, чтобы еще четыре года быть главой города. Благодаря ему взамен она приобрела общественное положение, дом в Сити-Холле, особняк в Палм-Спрингсе и надел в тридцать акров в Род-Айленде.
Это вполне приемлемое соглашение было заключено в далеком Лос-Анджелесе в баре с сомнительной репутацией и скреплено бутылкой шампанского. Позднее, во время свадебного путешествия, Глория сказала, что любит его. Он похлопал ее по заду и был очень доволен, хотя не поверил ни единому ее слову. То же самое она сказала бы и Белу Лугози, если бы он избавил ее от прежней жизни и перенес в мир мехов, драгоценностей и тонких шелковых чулок.
Никто не рассчитывал, что их брак продлится более полугода. Ни репортеры светской хроники, ни Симас, ни даже Нэнси. Но тем не менее их роман продолжался, и весьма бурно.
Чипс вспомнил, как однажды он вернулся домой после митинга и набросился на Глорию, когда та барахталась в ванне по шею в душистой мыльной пене.
— Господи, как хорошо! — сказала она, узнав, что ему не надо больше никуда идти. Чипс сорвал с себя одежду с нетерпением семнадцатилетнего юноши, встретившегося со своей первой девушкой, и Глория взвизгнула от восторга, когда он прыгнул к ней в ванну, расплескав воду на розовый ковер. В любовных ласках Глории не было ни жеманства, ни застенчивости, ни сдержанности. После весьма скупых, неумелых ласк его первой жены, которые она очень неохотно проявляла, а также после вереницы слишком податливых, пустоголовых женщин, последовавших за ней, Глория была подобна тонизирующему средству.
Он не только наслаждался, занимаясь с ней любовью, но получал удовольствие и от бесед с ней. Для него это был просто дар небес, от которого теперь ему пришлось отказаться. Его дом в Сити-Холле без золотистых локонов Глории и ее острых шуток стал похож на запущенный музей. Не было больше необходимости спешить домой, покидая Сити-Холл со своим королевским кортежем. Чипс убеждал себя, что ее измена с Санфордом вызывает у него глубокое презрение и он не станет больше разговаривать с ней. Однако он не доверял себе и опасался, что проявит слабость при первых же звуках ее голоса.
В прошлую пятницу Глория приказала шоферу своего роскошного белого «роллса» подъехать к Сити-Холлу и ворвалась в приемную кабинета Чипса, требуя встречи с ним. Симас, его помощники и секретарь перехватили ее, прежде чем она сумела ворваться в его убежище. Чипс сидел за своим массивным письменным столом, сложив руки на его гладкой кожаной поверхности, плотно сжав губы, с побледневшим лицом, и слушал ее мучительные крики.
— Чипс! Пожалуйста! Чипс! Чипс!
Они выдворили ее, и Чипс долго никого не впускал к себе, даже Симаса. Через час он собственноручно написал письмо. Он писал Глории, что она может не опасаться изменений в своей привычной жизни. Она по-прежнему остается его женой и может распоряжаться своим особняком в Палм-Биче и домом в Род-Айленде, как это было раньше. Только Сити-Холл был для нее закрыт.
Ответное письмо Глории было передано ему прямо в руки. На нем были пятна, похожие на следы слез. Ее обычно ровный почерк на этот раз был очень нечетким. Он сжег его, не распечатав. На следующее утро Чипс заказал каюту на борту «Иль де Франс» для себя и Симаса, оставив на изумленных помощников и секретарей все муниципальные дела.
Он больше не мог ни есть, ни спать и вел себя как мужчина, который случайно обнаружил, что его любимая женщина оказалась ему неверна. Поддавшись этой иллюзии, он решил отступить от своего принципа и вернуться к ней. Чтобы восстановить ясность мышления, пока он окончательно не потерял способность контролировать себя, надо возвратить Глорию из ссылки на Ямайку, избить до синяков, потребовать извинений и обещаний, а затем предаться с ней неистовой любви, хотя это и не подобает человеку в его возрасте.
Последнее, что он увидел, когда гордость французской пароходной линии снялась с якоря и плавно направилась к выходу из гавани, был знакомый белый «роллс-ройс», примчавшийся к стоянке, и фигуру без шляпки, бегущую и машущую рукой. Ее локоны отливали золотом на холодном зимнем солнце. В то время как пассажиры, сгрудившиеся у борта, выкрикивали слова прощания своим родственникам и друзьям, Чипс стоял молча, подняв воротник на холодном ветру и сжав кулаки в глубоких карманах пальто.
Ее рука неуверенно взметнулась вверх и опустилась. Глория не стала махать на прощание, но отчаянно взывала, чтобы он вернулся. Она стояла, маленькая и покинутая, среди одетой в меха толпы.
Чипс резко повернулся и направился в свою каюту первого класса, где его ждала бутылка виски. Глория обманула его однажды и может снова обмануть. Ее отчаяние можно попять, поскольку она явно боялась потерять то, что имела. Его же разочарование было настолько глубоким, что он боялся признаться в этом даже самому себе.
* * *
— Так ты выйдешь за меня? — Луис настойчиво смотрел ей в глаза.
— Я должна подумать, — сказала Мария сдержанно.
— Господи! Я предлагаю тебе руку и сердце, а не букет цветов!
— Мне нравятся цветы, — невозмутимо заметила Мария.
Луис молил Бога дать ему силы.
— Тогда я принесу тебе целую охапку! Или полную комнату!
Мария, вспомнив подарок Нэнси от князя Васильева, вздрогнула.
— Достаточно и одного цветочка.
— Один цветок или сотня, какая разница? Я прошу тебя выйти за меня замуж.
Они находились далеко от отеля, там, где сады постепенно переходили в девственные заросли.
— Я не могу выйти замуж за человека, который будет изменять мне, — сказала Мария, опустив глаза, чтобы не потерять контроль над собой и не броситься в его объятия.
— Я буду верен тебе до гроба! — Луис почувствовал слабость. Ему не верилось, что голос, который он слышал, принадлежал ему. — Клянусь непорочной Девой Марией и всеми святыми! Пожалуйста, Мария. Будь моей женой. — У него перехватило дыхание. — Я люблю тебя, Мария.
Она медленно подняла к нему свои большие темные глаза.
— И я люблю тебя, — сказала она тихо.
Их губы встретились, и судьба Луиса была решена. Он сплел ей венок из маленьких желтых цветов и надел в знак помолвки.
— А как же твои леди? — спросила Мария.
Луис давно отказался от попыток обманывать Марию по поводу своих отношений с дамами.
— Графиня Змитская и английская виконтесса уехали. Больше никого нет.
Мария подавила разочарование от этой лжи, но решила не портить вечер, когда ей сделали свадебное предложение. Она обняла Луиса за шею и, к его огромному удовлетворению, позволила ему поцеловать себя со всей страстностью, которую прежде запрещала.
Минни Пеквин-Пик следила за Марией так же, как и Мария за ней. Она заметила не только то, как чешская графиня постоянно поглядывала на Луиса, но и то, как часто обменивались взглядами Луис и хорошенькая служанка миссис Нэнси Ли Камерон. Однако это не беспокоило Минни Пеквин-Пик. Если закрыта одна дверь, можно войти в другую. Она с восхищением наблюдала, как сначала чешская графиня, а затем английская виконтесса были вынуждены постыдно покинуть отель. По всей видимости, она была следующей в списке маленькой пуэрториканки. Минни жила в предвкушении очередной выходки Марии. Служанка Нэнси Ли Камерон наконец встретила достойную соперницу. Минни была готова с радостью оставить Луиса, если это была настоящая любовь. Но ей нравились настоящие противники, а смуглая служанка была, несомненно, такой. Тем не менее Марии не удастся выдворить ее из отеля, как двух других любовниц Луиса. Минни Пеквин-Пик никогда ниоткуда не уезжала, пока сама не решала сделать это. Она все время ждала, когда же Мария нанесет очередной удар. И ей не пришлось долго ждать. Вернувшись в номер после солнечных ванн с Майклджонами и очень заинтересованная встречей с Люком Голдингом, Минни застала свою служанку в слезах.
— Не могу понять, как это могло произойти, мадам. Я искала повсюду. Спрашивала прачек и уборщиц. Никто не видел и не брал их.
— Что именно? — На мгновение тревога сжала сердце Минни. Она могла допустить всевозможные шутки, но не воровство ее драгоценностей.
— Ваши бюстгальтеры, мадам.
— Бюстгальтеры! — Минни Пеквин-Пик села на край огромной кровати и залилась смехом. Ее служанка не могла понять, что смешного в этой ситуации, и была готова заплакать.
— Не осталось ни одного, мадам, а вы должны сегодня обедать с миссис Камерон, мистером Санфордом, князем Заронским, леди Бессбрук, графом и графиней Монткалм…
Обычно на такие обеды дамы надевали платья с открытой спиной и плечами и с разрезом на бедре, однако габариты Минни не позволяли носить такие наряды. Ее телеса, мягко говоря, были колоссальными. Служанке требовалось не менее получаса, чтобы затянуть ее в корсет, а ее огромные бюстгальтеры выглядели скорее как некая броня. Без них миссис Пеквин-Пик не могла появиться на людях. Но вместо того чтобы впасть в истерику, миссис Пеквин-Пик, казалось, явно забавлялась.
— Эта девчонка определенно знает мою ахиллесову пяту, — сказала она, снимая с себя платье, в котором принимала солнечные ванны.
— Пропали ваши бюстгальтеры, а не туфли, — повторила служанка, подумав, не перегрелась ли ее хозяйка на солнце.
Минни махнула на нее рукой. Девушка была послушна, но глупа. Она подивилась, где миссис Камерон удалось найти свою предприимчивую пуэрториканку, и позавидовала ее приобретению.
Ванна была наполнена, и Минни с наслаждением погрузила свое огромное тело в горячую воду. Когда графиня Змитская в истерике покидала отель, закрыв лицо густой вуалью, виновница ее трагедии наблюдала за ней, стоя в отдалении. Когда виконтессу Лоземир с остекленевшим взглядом вели к автомобилю Каррингтона, та же самая виновница наблюдала за ней с удовлетворенной улыбкой. Минни барахталась в мыльной воде. На этот раз маленькая шалунья будет разочарована. Пропажа бюстгальтеров не может смутить Минни Пеквин-Пик из Миннесоты.
— Но, мадам! — Ее служанка пришла в ужас, узнав о намерении хозяйки все-таки пойти на обед.
Обильно расшитое блестками платье было с достаточно большим вырезом, открывавшим пышную грудь, на которой, как на полке, лежало бриллиантовое колье. Ничем не стянутая грудь миссис Пеквин-Пик расползлась во все стороны, а стянутые корсетом массивные бока только подчеркивали расплывшуюся верхнюю часть ее туловища.
— Мадам, вы не можете идти в таком виде…
— Могу, — твердо заявила Минни, прикалывая эгрет с огромным бриллиантом к своим волосам и накидывая на шею боа из перьев.
— Мадам, пожалуйста…
Минни качнула пышным торсом и встала. Казалось, верхняя часть ее тела живет своей собственной жизнью.
— О мадам! — причитала служанка, но хозяйка не обращала на нее никакого внимания. С высоко поднятой головой, с перекатывающейся волнами грудью, она величественно, как римская императрица, двинулась через роскошные гостиные к личным апартаментам мистера Рамона Санфорда, где давался обед.
Лакей при виде ее закрыл глаза, затем снова открыл и объявил почти шепотом:
— Миссис Минни Пеквин-Пик.
Минни снисходительно улыбнулась ему, едва не задев правой грудью, которая колыхалась в собственном ритме, и вошла в белую с золотом столовую, где ее приветствовали Нэнси и Рамон.
Чарльз Монткалм побледнел и попросил бренди вместо предложенного аперитива. Джорджиана заморгала глазами и с огромным усилием подняла глаза навстречу мягкому и беспечному взгляду Минни.
Князь Феликс пробормотал что-то нечленораздельное, Венеция ошеломленно замолчала.
Казалось, только Нэнси не потеряла самообладания. Подали напитки. Миссис Пеквин-Пик была представлена присутствующим, и постепенно завязался разговор. Рамон прошептал в сторону, что по сравнению с их новой гостьей Лавинию Мид можно считать плоскогрудой, за что получил от Нэнси тычок в ребра.
Лакеи в белых перчатках отодвинули стулья, усаживая гостей, и даже благовоспитанная Нэнси не могла отвести взгляд, когда грудь миссис Пеквин-Пик опустилась на белоснежную скатерть.
— Надеюсь, вам нравится в отеле, — наконец произнесла Нэнси сдавленным голосом.
— Да, вполне, — сказала Минни, и при этом ее своенравная грудь опрокинула солонку в стиле Георга III.
Официант обеспокоенно поставил солонку на место. Казалось, невозможно предсказать, в каком направлении двинется в следующее мгновение верхняя часть туловища миссис Пеквин-Пик.
— Несмотря на утрату…
— Какую утрату? — Рамон нахмурил лоб. У Вильерса среди подробностей биографии миссис Пеквин-Пик не было упоминания о недавней тяжелой утрате. Мистер Пеквин-Пик покинул этот мир еще десять лет назад.
— Моих бюстгальтеров, — продолжала Минни.
Чарльз Монткалм пролил суп на свои брюки, а Венеция Бессбрук поперхнулась гренками.
Ни один гипнотизер не смог бы привести аудиторию в такое оцепенение.
Минни поднесла ложку супа ко рту, сделала глоток и кротко улыбнулась:
— У графини пропали искусственные челюсти. У виконтессы волосы приобрели зеленый цвет. У меня же куда-то подевались все бюстгальтеры.
— Ничего не понимаю, — еле слышно произнесла Нэнси.
Минни продолжала есть суп. Только она одна и могла делать это. Ложка князя Заронского застыла на полпути. Даже Рамон сидел не шевелясь.
— Некая молодая леди так сильно влюбилась, что решила довольно остроумно избавиться от своих соперниц.
Но со мной у нее ничего не получилось.
Рамон тщетно пытался представить себе мужчину, способного полюбить пожилую чешскую графиню, хладнокровную виконтессу и внушающую страх миссис Пеквин-Пик, но так и не смог сделать это.
— Но кто?.. — начала было Нэнси.
Минни благосклонно улыбнулась.
— Полагаю, вы не хотите, чтобы я вышла из себя, — сказала она. — Я сама поговорю с этой юной леди и уверена, что у вас больше не будет неприятностей. Кроме того, я могу с уверенностью сказать, что к полуночи все мое нижнее белье будет возвращено. — И она неосознанным движением приподняла обеими руками свою грудь с блюда, которое официант перед ней поставил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100