Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Часа четыре спустя довольная Нэнси шла вверх по пыльной тропинке в тени густых деревьев. Даже из-за Рамона ей не хотелось бросать свои занятия живописью. Как и вчера, они с Джованни работали молча. Он оторвался от мольберта, только когда посыльный принес ему завтрак. Джованни, как и в прошлый раз, подошел к Нэнси и взглянул на ее работу. Он опять ничего не сказал, только одобрительно кивнул головой. Ее полотно было исполнено первобытной силы и страсти. Это была работа настоящего художника. Она произвела на него впечатление и вряд ли оставит равнодушными других зрителей. Нэнси Ли Камерон вложила в краски всю свою душу, и это было видно в каждом мазке.
Когда девственные заросли, увитые цветами, сменились безупречными, заботливо ухоженными садами, Нэнси свернула, выбрав более дальний путь ко входу в апартаменты Рамона, чтобы обойти бассейн и хохочущие компании. Она глубоко задумалась, вспоминая те немногие слова, которые произнес Джованни, когда они отложили кисти и он, отломив еще теплого, с хрустящей корочкой хлеба, откусил большой кусок сыра. Джованни стал ее духовником. Он был единственным человеком, знавшим всю правду о ней. Сегодня они говорили не о смерти, а о жизни. О том, как ей жилось с Джеком, о любви к Рамону, о чувстве долга и жалости, которое разрывало ей душу после приезда Джека. Джованни внимательно слушал, не говоря ни слова, ел свой незатейливый завтрак и запивал его вином. Когда Нэнси собралась уходить, он просто сказал:
— Никогда не любите человека из жалости или из чувства долга.
Она шла, обходя людей, через аккуратно подстриженные лужайки с бархатистой травой. Нэнси жалела Джека, и Джованни был прав. Этим она оскорбляла его. Довольно жалеть и подчиняться долгу без любви.
Что касается ее картины, Джованни сказал только:
— Продолжайте, как начали. Старайтесь всегда отображать свой внутренний мир, мир подсознания, мечтаний и кошмаров, мир необузданного воображения. В этом ваш талант, а не в видимом мире. Вам не стоит писать пейзажи, людей, натюрморты. Оставьте это другим. Ваш талант совсем иного рода.
* * *
— Неужели ты не видишь меня? — В нескольких шагах от нее стоял и улыбался Рамон.
Нэнси закрыла глаза и тоже улыбнулась:
— В мечтах я унеслась далеко-далеко.
— Тебе следовало бы полежать в постели и отдохнуть, а не заниматься живописью.
Когда он обнял ее, Нэнси обвила рукой теперь уже хорошо ей знакомую тонкую талию Рамона.
— Как ты узнал, чем я занималась?
— Путем сложнейших умозаключений, а красная полоска на твоей щеке и синее пятно на кончике носа дали мне ключ к разгадке.
Нэнси в ужасе схватилась за лицо.
— Я, наверное, похожа на клоуна?
— Ты выглядишь просто восхитительно. — И в доказательство он поцеловал ее долгим, томным поцелуем.
Когда они разомкнули объятия, синее пятно перекочевало на его красивое загорелое лицо. Нэнси засмеялась и стерла его своими пальцами.
— Мне надо помыться и переодеться.
— Сейчас ты не будешь этого делать. — Его голос был решительным. — Я не видел тебя почти шестнадцать часов и не позволю тебе снова скрыться. Мне нравится, что ты занялась живописью. У меня ощущение, что мы с тобой живем на своей собственной вилле, что вокруг нет сотен надоедливых гостей. Ты возвращаешься после утреннего сеанса, а я вожусь в саду и готовлю завтрак.
Нэнси улыбнулась:
— Не могу себе представить, чтобы ты возился в саду и готовил завтрак.
Он в шутку сделал обиженное лицо.
— Ты должна еще многое узнать обо мне, Нэнси Ли О'Шогнесси.
Она почувствовала, как его рука еще крепче обняла ее талию, и вспомнила, что он никогда не называл ее Камерон.
— Мне видится такое, чего никто, даже я сам, никогда раньше не представлял. — Его прежде веселый голос сейчас звучал очень серьезно. — Но это так, милая, и должно стать явью. Не знаю, может быть, тебе мои мечты покажутся скучными? Белая вилла на солнечной поляне вдали от всех… Вокруг апельсиновые и лимонные рощи, смоковницы и оливы, слышен звон колокольчиков на шее коз, пасущихся вдалеке…
— Не уверена насчет коз, — сказала она серьезным тоном.
— Ну хорошо, обойдемся без коз, — согласился он. — Колоритный штрих, но немного безвкусный. Мир и покой! Только мы вдвоем с утра до вечера и с вечера до утра.
— Это похоже на рай, — сказала она искренне. В ее голосе неожиданно прозвучали печальные нотки. — Неужели можно быть счастливыми вдвоем, Рамон? Разве такое бывает?
— Будет, — сказал он, и сердце у нее в груди сжалось.
Она не знала, ждал ли ее в будущем рай. Ей, стоявшей на пороге смерти, это было безразлично. Ее рай был на земле. Что бы ни произошло потом, это будет либо вечным забвением, либо бледной тенью того, что она испытывала сейчас. Без Рамона рай ей ни к чему.
Они завтракали на террасе номера Рамона. Им подали омаров, жирных фаршированных перепелов, трюфели и прочие деликатесы. Во время еды они говорили об отеле.
— После завтрака мне придется, хотя и с неохотой, отпустить тебя, чтобы ты смыла с лица следы своих утренних трудов. Затем мы встретимся с сеньорой Энрикес. Она наша домоправительница и может рассказать тебе тысячу вещей, о которых я понятия не имею. А потом совершим большое путешествие по отелю. Здесь целый лабиринт кухонь, кладовок и комнат для обслуживающего персонала. Тебе надо познакомиться со всем этим, чтобы знать, что где находится, даже если никогда не потребуется самой ходить туда.
— А Зия делала это?
— Ежедневно.
— Тогда и я буду.
Рамон улыбнулся, сверкнув белыми зубами на смуглом лице. Его шелковая рубашка была небрежно распахнута, обнажая сильную грудь, поросшую густыми вьющимися волосами. Нэнси почувствовала, что краснеет от желания.
— «Санфорд» возник как один из самых превосходных отелей в начале 1870-х годов, когда Новый Свет открыл Старый Свет и начал свое великое шествие по Европе. Тогда появились роскошные отели в Монте-Карло и Ментоне, в Цюрихе и в Париже, где в «Гранд-отеле» впервые обеды стали проходить под музыку. Но поистине великолепным был «Санфорд» на Мадейре. — Рамон сделал паузу и улыбнулся своей неотразимой улыбкой. — Он по-прежнему великолепен, только клиентура изменилась.
На столе появились клубника, мороженое и спелые персики.
— Теперь недостаточно быть просто богатым, чтобы попасть в «Санфорд». Зия превратила отель в престижный привилегированный клуб. Каждая заявка о резервировании места проходит через нее. Чтобы просьба была удовлетворена, клиент должен быть или близким другом — в этом, случае происхождение и состояние не имеют существенного значения, или царствующей особой, или обладать выдающимся талантом, или, наконец, быть просто каким-то необычным человеком. Иногда в отеле останавливается изысканная компания лыжников после Сезона в Санкт-Морице. За последние двадцать лет Зия возвела отель в культ. Снять номер здесь стало практически невозможно. Зия подбирает гостей, как для званого обеда. Это узкий круг людей, составляющих сливки общества, которые, общаясь, высекают друг из друга искры и забавляются тем, что противопоставляют себя друг другу. Здесь могут оказаться самые разнообразные личности, но они не случайные гости.
— И ты полагаешь, что я способна на такое? — спросила Нэнси с ужасом.
— Почему бы и нет?
— Да потому, что я не знаю этих людей. Я американка и проводила в Европе всего несколько недель в году, да и то только в Париже на демонстрации мод.
Рамон положил на стол лист бумаги с гербом отеля. На нем был аккуратно напечатан перечень заявок на номер в «Санфорде».


«Прошу забронировать комнаты для мистера и миссис Мерримен, Мичиган».


Рамон взглянул на пометки, сделанные Вильерсом напротив фамилий.


«Мистер Мерримен сделал свои миллионы на знаменитой солонине».
«Нина Корелли, меццо-сопрано, потрясла оперный мир своей интерпретацией партии Саломеи».
«Князь Феликс Заронский из дома Романовых».


— Вильерс пометил, что князь повсюду путешествует с белоснежным жеребцом, который занимает на борту корабля более роскошное помещение, чем его хозяин.


«Леди Клэр Маклин: нет чувства юмора, плохо разбирается в моде», «Полли Уотертайт»
type="note" l:href="#note_1">[1]
.


— Кто? — Нэнси чуть не поперхнулась мороженым.
— Это ее настоящая фамилия, и она не собирается ее менять. Ей уже восемьдесят лет. Она приезжает из Бостона и пускается во все тяжкие уже после второго бокала шампанского.


«Герцог и герцогиня Каррингтон: ревностные последователи учения „Христианская наука“.
«Мистер Перси Харвард-Джонс».


— Как Вильерсу удается добывать такие сведения, не представляю, но слово «холостяк» выделено большими буквами.


«Кейт Мэрфи».


— Это бывшая жена английского герцога, которого она давно уже бросила, потом вышла замуж за американского сталелитейного магната, от которого все еще получает содержание. Ее третий муж — некий русский с сомнительным титулом «князь», однако ни Васильев, ни Запари никогда не слышали о нем. Хочу напомнить, что Кейт на десять лет старше Зии. Она была замужем и за Десмондом Мэрфи, который отмечен просто как ирландский предприниматель. Кейт имеет обыкновение носить ужасные парики различных цветов, которые часто плавают сами по себе, когда она купается в бассейне. Но это ничуть не смущает ее. Она доплывает до конца дорожки, а затем на обратном пути подбирает свой головной убор.


«Премьер-министр страны, из которой лучше бы он не уезжал».
«Посланник папы римского».
«Миссис Хани-Смит из Вайоминга (которая почти каждые десять дней обращается с просьбой принять ее)».


— Теперь скажи, кого из перечисленных претендентов ты приняла бы?
— Нину Корелли, — сказала Нэнси без колебаний. — Она могла бы спеть, если ее хорошо попросить. Думаю, бьющий копытом белый жеребец князя Феликса будет хорошо выглядеть в окружении голубей и павлинов. Несомненно, Полли Уотертайт и Кейт Мэрфи. И еще, мне кажется, Хани-Смит. Такая настойчивость должна быть вознаграждена.
— Ты попала в точку, — подтвердил довольный Рамон. — Это как раз те имена, которые отметила Зия.
— Тогда зачем ты меня спрашивал, если тебе известно, кого надо пригласить? — сказала Нэнси возмущенно.
В это время их стол быстро очистили, оставив только охлажденное вино и наполовину наполненные бокалы.
— Чтобы проверить тебя, — озорно ответил Рамон и был награжден пинком по лодыжке.
В ответ он вскочил так быстро, что Нэнси не успела отодвинуться от стола. Его руки крепко обхватили ее.
— За это с тебя причитается штраф.
Появившийся было официант с ликером тихо удалился.
Через некоторое время храбрец Вильерс, осторожно покашливая, сообщил, что сеньора Энрикес готова и ждет встречи с миссис Камерон.
— Черт побери! — сказал Рамон и отпустил Нэнси. — Тебе надо идти. Она очень деловая леди и не хочет нарушать свой распорядок дня.
— А ты пойдешь со мной?
Рамон покачал головой:
— Бельевые шкафы и кладовки не прельщают меня, любимая. Увидимся позже, на коктейле перед обедом в узком кругу.
* * *
Сеньора Энрикес оказалась миловидной, элегантно одетой женщиной неопределенного возраста. Ее блестящие черные волосы были гладко зачесаны назад и собраны на затылке в пучок. Светло-серое платье было явно от парижского портного, руки украшал единственный золотой браслет, ногти были прекрасно ухожены. Она носила жемчужные серьги и шелковые чулки. Сеньора Энрикес шла рядом с Нэнси, не проявляя вульгарного любопытства.
За последующие два часа Нэнси узнала столько о скрытой стороне жизни отеля, что у нее голова пошла кругом.
Оказывается, крепдешиновые простыни и наволочки менялись дважды в день. Гости отеля привыкли отдыхать после обеда и не могли дважды ложиться на простыни, на которых они уже спали. На всем белье были вышиты личные инициалы гостей, даже если они останавливались всего на несколько дней. Для царствующих особ также вышивались монограммы.
Личные служанки некоторых особ, в свою очередь, тоже имели прислугу. Нэнси показали комнаты для прислуги гостей и для обслуживающего персонала отеля. Она встретилась с человеком, единственным занятием которого была ежедневная натирка полов в огромном танцевальном зале, повидала многочисленных поваров, кладовщиков, официантов и буфетчиков. Уборщиц, прачек, лакеев, посыльных и садовников. В кладовой Нэнси обнаружила множество искусно сделанных пирожных и хлеб. В другом помещении она с удивлением увидела огромное количество белья, приготовленного для ежедневной стирки. Ей рассказали, что мыло специально привозится из Франции, что каждый месяц меняют украшения стола, что для встречи гостей раскатывают красную дорожку от вестибюля до дверцы автомобиля, чтобы не запылилась их обувь. Роскошные ковры украшали все комнаты. Чайницы были из серебра в стиле Георга III. Кровати представляли собой огромное современное сооружение под шифоновым пологом, как в ее комнате, с четырьмя стойками красного дерева, обильно украшенными резными цветами и лилиями.
В кабинетах стояла мебель различных стилей — от дамских бюро времен французского короля Луи XV до инкрустированных голландских книжных шкафов восемнадцатого века. Чернильницы были из серебра в стиле Георга IV. Мельчайшие капризы и причуды гостей скрупулезно учитывались. Записи хранились в просторной комнате сеньоры Энрикес в столе палисандрового дерева, инкрустированного атласным деревом и покрытого золотистой кожей. Копия записей имелась у Вильерса.
Нэнси узнала, что в «Санфорде» имеются собственные модельеры, косметички и массажисты. Есть целая бригада белошвеек под руководством хрупкой, похожей на птичку женщины, которая шила для Зии. Когда намечались костюмированные балы и маскарады, портнихи работали день и ночь, создавая роскошные наряды всего лишь на один вечер.
Нэнси рассказали, что великую княгиню сопровождает конюший с титулом барона; что европейская знать по обыкновению путешествует с агентом, ведущим их дела; что в свободных номерах белье все равно меняют дважды в день; что есть номера, которые сеньора Энрикес деликатно называла комнатами для «путешествующих партнеров». Например, номер леди Бессбрук в венецианском стиле примыкал к более простому одиночному номеру мистера Люка Голдинга. При этом, мистер Голдинг практически не жил в своем номере, а его одежда висела в гардеробной леди Бессбрук. Тем не менее строго соблюдался обычный ритуал обслуживания, как будто мистер Голдинг жил в отдельном номере. Нэнси поняла, что спокойная, деловая сеньора Энрикес, вероятно, знала о любовных проделках отдыхавшей здесь знати из разных стран больше, чем кто-либо иной. Однако никто из элитарных гостей даже не подозревал о ее существовании.
Сеньора Энрикес с милой улыбкой отдала себя в распоряжение Нэнси. Дела в отеле идут прекрасно, и все должно продолжаться, как и прежде. Но если миссис Камерон хочет что-либо изменить…
Нэнси уверила ее, что ничего менять не станет. По крайней мере сейчас. Они выпили по стаканчику вина, и Нэнси с облегчением почувствовала, что в поведении сеньоры Энрикес нет никаких признаков отчуждения. Несмотря на то что надо подчиняться новой хозяйке, временно или постоянно, она будет работать так же охотно, как и раньше.
Когда Нэнси собралась уходить, она вдруг почувствовала дурноту.
— Осмелюсь попросить вас, мадам, как можно скорее решить вопрос: кто должен сидеть рядом с вами за обедом — мистер Камерон или мистер Санфорд?
— Хорошо. — Нэнси сделала паузу. Сеньора Энрикес, наверное, имела гораздо больший опыт в таких делах, чем она. — А что бы вы предложили, сеньора Энрикес?
На лице домоправительницы не было и тени замешательства, когда она сказала:
— Было бы проще всего, если бы сенатор Камерон отплыл на том же корабле, на котором он прибыл сюда. Я знаю, что «Аквитания» отойдет в среду. Если этого не произойдет, принято, чтобы жена сидела рядом с мужем, а ее друг — на месте гостя. Однако в данном случае сенатор Камерон и вы — гости мистера Санфорда.
Вообще в отеле до сих пор не было подобных ситуаций, — поспешно добавила она.
— Благодарю.
Сеньора Энрикес все знала и понимала. Нэнси казалось, что все знали и понимали сложившуюся ситуацию за исключением Вира, Ники и Джека. Джеку все было известно, но она сомневалась, что он уплывет в среду на «Аквитании».
Нэнси и сеньора Энрикес расстались с взаимными теплыми чувствами, соответствующими положению хозяйки и домоправительницы. При этом Нэнси знала, хотя об этом не было сказано ни слова, что если ей потребуется союзник и друг, она может рассчитывать на сеньору Энрикес.
Когда Нэнси открыла дверь своего номера, она от изумления открыла рот и застыла как вкопанная. Весь пол был заставлен корзинами с роскошными цветами. Цветы свисали с кровати, туалетного столика и гардероба. Она осторожно пробралась между ними. Ванная комната тоже была завалена орхидеями, розами, жасмином, лилиями и мимозой.
Мария, чуть не плача, пыталась подойти к хозяйке.
— Я не могу добраться до ваших платьев и других предметов туалета, мадам…
— Кто это сделал?
— Князь.
На туалетном столике стоял огромный букет белых орхидей, фрезий и лилий, которые на фоне красных роз выглядели как снежинки на крови. В цветах что-то блеснуло. Нэнси с трудом протиснулась между корзинами. Блестела нитка великолепно подобранного жемчуга, опоясывающая цветы с потрясающей небрежностью. Нэнси огляделась. В огромном букете стрелизий тоже сверкали и переливались драгоценности. Нэнси подошла к ним, оставляя за собой след из опавших лепестков.
Это оказалась тонкая золотая цепочка с рубиновым кулоном. В другом букете, в бутоне одной из лилий, лежало кольцо с бриллиантом.
— Что вы собираетесь делать, мадам? Нам надо как-то избавиться от этих цветов. Мы не можем передвигаться по комнате, а от запаха я все время чихаю.
Нэнси взяла кольцо с его мягкого лепесткового ложа.
— Мы не можем попросить просто убрать их, Мария. Смотри, здесь кольцо, там, в стрелизиях, — ожерелье, а в букете белых цветов — жемчуг.
Глаза Марии расширились.
— Вы полагаете, что во всех корзинах спрятаны драгоценности?
— Не во всех. — Нэнси отчаянно шарила между листьями, стеблями и лепестками. — Но в некоторых есть. Мы должны отыскать их и вернуть князю. Все эти дурацкие подарки…
— Это еще не все. — Хорошенькое личико Марии выражало явную тревогу. — Его милость герцог Мелдон сидит на террасе. Он пришел сразу после ленча и ждет уже несколько часов!
Почувствовав слабость, Нэнси хотела присесть, но все было заставлено цветами. В отчаянии она сказала:
— Тщательно проверь каждую корзину, Мария. Найденные драгоценности откладывай в сторону, а цветы выставляй за дверь. Убедившись, что в них больше нет ничего ценного, вызови посыльного и попроси все убрать. Я буду на террасе с герцогом.
— Хорошо, мадам.
Мария послушно принялась за поиски сокровищ, складывая все найденное на серебряный поднос. Ей и в голову не приходило припрятать в карман какой-нибудь кулон или браслет, так же как Нэнси не допускала мысли, что она может сделать это. Куча драгоценностей росла: рубины, изумруды, бриллианты, золотые серьги и ожерелья, жемчуг. Мария вздохнула. Она никогда не испытывала умопомрачения, но сейчас чувствовала, что может сойти с ума.
Вир курил с бесстрастным выражением лица. Он выглядел настоящим англичанином. Его светлые короткие волосы были аккуратно зачесаны на пробор и блестели. Белые фланелевые брюки и рубашка безукоризненно отглажены. Вир сидел, небрежно закинув нога на ногу, и ждал.
— Привет, Вир, — сказала Нэнси неестественно бодро.
— Привет. — Он посмотрел на нее. В его взгляде чувствовалась боль. На Нэнси было тонкое шелковое платье, которое блестело и переливалось, когда она шла к нему. Нэнси села рядом.
Каким наивным он был, когда думал, что детская мечта может осуществиться спустя двадцать лет. Она и сейчас была так же далека от него, как и прежде. Ее доброта ослепила его. Но он ничего не знал о том, где она пропадала с того вечера, когда состоялся костюмированный бал. А эта эксцентричная выходка с цветами в комнатах ясно говорила о том, почему ее так долго не было видно.
Нэнси пододвинулась к нему. Вир встал и холодно сказал:
— Я недооценил ситуацию, не так ли? Ты, должно быть, считаешь меня дураком.
— Дорогой Вир! — Нэнси взяла его руку и прижала к своей щеке. Затем отпустила. Вир сел напротив, загасив сигарету. Внизу раскинулись ухоженные сады и виднелся сверкающий голубизной край бассейна в форме треугольника. Издалека доносились голоса, слышался тихий смех. Наступали сумерки, приближался час коктейлей. Служанки готовили душистые ванны, камердинеры чистили отглаженные вечерние костюмы. Венеция Бессбрук потихоньку пила виски. Вопреки утверждениям сеньоры Энрикес Люк Голдинг уже две ночи не появлялся в ее номере. Графиня Запари плакала. Мадлен Манчини оставила глубокие царапины на спине Хасана, а виконтесса Лоземир грезила наяву мужчинами, еще более загорелыми, чем красавец Луис. Мистер Бленгейм ждал, когда сможет увидеть, как будет воспринят Марисой его подарок — большой изумруд, а мадам Мольер обильно пудрила золотистой пудрой волосы, чтобы добиться оригинального блеска.
— Разумеется, я не считаю тебя дураком, — мягко возразила Нэнси. — И не могу сказать, что ты неправильно оценил ситуацию. Я была очень одинока, когда встретила тебя в Англии, и от души благодарна тебе за поддержку.
— Кажется, я ошибся в тебе. — Он кивнул на изобилие экзотических цветов в ее номере. — Никогда не думал, что ты можешь принимать такое откровенное ухаживание. — Вир говорил сухо и сдержанно, но было ясно, что он очень переживал.
Нэнси спокойно сказала:
— Из-за князя Васильева наши отношения не должны прерваться, Вир. И я уверена, что они не изменятся. Мы родственники и всегда были друзьями. Мне очень хочется, чтобы мы остались ими и в будущем.
— Но наши отношения чуть было не переросли в более близкие, чем просто дружеские.
— Знаю, и это было бы непростительной ошибкой.
— А с ним это не ошибка!
— Нет, потому что, несмотря на показное проявление чувств, Ники не любит меня и не собирается страдать. Я считаю, что ты тоже по-настоящему не любишь меня, Вир, но ты наверняка испытал бы боль, если бы мы стали любовниками, а потом я сказала бы, что люблю другого.
— Кого? — Его аристократическое прекрасное лицо исказилось и побелело.
— Рамона Санфорда, — сказала она просто.
Маска хладнокровия спала. Глаза Вира выражали неподдельное изумление.
— Санфорда?
— Да, мы встретились в Нью-Йорке. Затем произошло недоразумение… и он последовал за мной сюда.
Другой, возможно, стал бы чертыхаться, но Вир лишь плотнее сжал губы. По крайней мере теперь понятна сцена, разыгравшаяся тогда в ее спальне, и Вир даже испытал некоторое удовлетворение. Ведь он едва не похитил прямо из-под носа у «Пантеры» его очередную игрушку, и известный на весь свет любовник хорошо знал это.
— Что же, понятно.
Нэнси пришла к выводу, что, говоря так, люди чаще всего на самом деле ничего не понимали. Она ласково сказала:
— Ты вовсе не влюблен в меня, Вир. И никогда не был влюблен. Просто ты одинок и несчастен, как я. Ты вспомнил прежние времена, когда мы встречались с тобой, и тебя внезапно охватило слепое романтическое увлечение. Любовная история со сказочным концом, как в романах. — Нэнси печально улыбнулась. — Недалеко не все прекрасные повести о любви счастливо кончаются, Вир.
— Ты имеешь в виду, что он не хочет жениться на тебе?
— Не знаю. Мы не обсуждали это. В этом не было… необходимости.
В голосе Вира чувствовалась горечь.
— Я развелся бы с Клариссой и заставил бы тебя развестись с Камероном. Мне наплевать на общественмое мнение и скандал. Я очень люблю тебя. Он не способен так любить. Если бы он испытывал глубокие чувства к тебе, то предложил бы выйти за него замуж.
— Я знаю, как Рамон любит меня, — сказала Нэнси со спокойной убежденностью. — И я всем сердцем и без оглядки люблю его.
Вир резко встал и повернулся к ней спиной. Глубоко засунув руки в карманы брюк, он неотрывно глядел вдаль, туда, где с гор быстро наползали сумерки на усеянную яхтами гавань. Нэнси поднялась и сочувственно положила руки ему на плечи.
— Куда бы ты ни уехал, Вир, ты тащишь за собой свое несчастье. Я не могу освободить тебя от этого бремени. Только ты сам можешь сделать это.
— Что ты имеешь в виду? — Он не смотрел на нее. Его челюсти были плотно сжаты, и Нэнси почувствовала, как напряжено его тело. Он, как упрямый мальчишка, жаждущий любви, упорно отказывался понять сложившуюся ситуацию.
— Я имею в виду, что, поскольку ты несчастен с Клариссой, тебе надо постепенно отдалиться от нее и найти свое счастье с кем-то другим.
— Я же говорил тебе, что готов сделать это, но этот кто-то другой — просто мираж.
— Нет, не мираж, а ошибка. Но теперь по крайней мере ты знаешь, что ты в силах развестись с ней. Разве ты не сомневался в этом?
— Уинтертоны не разводятся.
— Они поступают так, если брака, в сущности, нет, и ищут новую любовь. Ты только что говорил о своем намерении сделать это. Дорогой Вир! — Нэнси повернула его к себе лицом, заставив смотреть ей в глаза. — Если твой брак действительно фикция, разорви его и снова женись. У тебя нет детей, а Моле-воре нуждается в том, чтобы его пустые комнаты заполнились детским смехом. Он нуждается в наследниках, а тебе нужна любовь. Ты легко сможешь сделать это, когда будешь свободен. Ты слишком высоконравственный и честный, чтобы заниматься любовными интрижками. Кроме того, девушка, достойная твоей любви, будет не из тех, кто способен потворствовать запретным связям.
— Все не так просто. — Вир снова отвернулся, глядя невидящими глазами в сторону моря.
— Ты все еще любишь Клариссу?
— Нет, но беспокоюсь о ней. Я не хочу причинять ей вреда и подвергать насмешкам.
Нэнси понимала, что ей надо тщательно выбирать слова. Она не хотела, чтобы Вир догадался, что Джорджиана рассказала ей всю правду о Клариссе и о бесперспективности их отношений.
— Ты полагаешь, что Кларисса будет очень переживать, если поймет, что брак подошел к концу?
Вир пожал плечами, его губы были плотно сжаты.
— Если бы ты попросил дать тебе развод так, чтобы никто об этом не узнал, стала бы она препятствовать? Ты мог бы обеспечить ее в финансовом отношении, и она могла бы… — Нэнси подыскивала нужные слова, —…пойти тебе навстречу.
— А что ты скажешь о женщине, чье имя могут вывалять в грязи судебных разбирательств?
Нэнси подавила неожиданную улыбку и желание обратить внимание Вира на то, что в этом случае пострадает ее имя, а не его. Вместо этого она сказала:
— Нет проблем. Не обязательно должен быть кто-то, с кем ты действительно связан любовными отношениями. Твой адвокат мог бы все устроить. Все, что от тебя требуется, так это встретиться с леди, которую выберет для тебя адвокат, и зарегистрироваться с ней в отеле в одном номере. Тебе вовсе не надо на самом деле изменять Клариссе, чтобы обеспечить себе развод. Это одна из идиотских особенностей закона. Леди, о которой идет речь, естественно, получит хорошие деньги, и никто никогда не узнает ее настоящего имени, так что она ничуть не пострадает. Меня не удивило бы, если бы некоторые предприимчивые леди сделали супружескую измену профессией, оставаясь при этом целомудренными. — Нэнси усмехнулась, и даже Вир не удержался от улыбки.
— Думаешь, это правда так легко?
— Конечно. Если бы ты только захотел.
— Желание у меня есть. Но я не хочу причинять кому-то вред.
— Дорогой Вир! Не думаю, что ты способен причинить кому-то вред, но мне почему-то кажется, что ты и Кларисса постоянно заставляете друг друга страдать.
— Да, ты права. — Он направился к открытым дверям в комнату, где Мария, сидя на корточках, продолжала свою работу. Над морем цветов торчала только ее темная голова, тогда как она шарила в листве, отыскивая драгоценности. Вир криво усмехнулся. — Рад, что Санфорд не такой безумец, как я думал. Но если что-нибудь будет не так, я рядом. Я еще не уезжаю.
— Я рада. Мне понадобятся сила и поддержка в ближайшие дни. С Джеком возможны осложнения.
— Ты сказала ему, что хочешь развестись с ним?
— Нет, потому что не собираюсь разводиться.
Вир уставился на нее в замешательстве.
— Я ничего не понимаю, Нэнси, — сказал он наконец. — Твое поведение невозможно объяснить.
— Только потому, что я веду себя так, как хочется мне, а не как диктует общество. Я очень счастлива, Вир. Мне отведено достаточно много времени, чтобы испытать счастье, и я до краев наполнена им. Мне хочется, чтобы и ты был счастливым.
— Завидую тебе, — сказал он и вышел, рассеянно давя орхидеи и розы своими ботинками ручной работы.
Нэнси сидела одна на террасе, пока не сгустились сумерки, и в конце концов вернулась в комнату, где Марии уже удалось убрать корзины, которые загораживали гардероб и туалетный столик. Целая коллекция драгоценностей образовала сверкающую горку на серебряном подносе. Нэнси засмеялась и удивленно погрузила в них пальцы.
— Королевский дар, а я думала, эмигранты всегда нуждаются в деньгах.
— Этот не нуждается, — едко заметила Мария, откидывая назад волосы со вспотевшего лба.
— По-видимому, нет. Мы должны вернуть ему все это, но как? — Нэнси задумчиво посмотрела на драгоценности. Она не могла просто возвратить их, как коробку шоколада. — Есть идеи, Мария?
— Нет, мадам. Вы знаете, что мисс Хедли уехала сегодня?
— Нет. — Нэнси продолжала смотреть на сверкающие камни. Если Саманта уехала, значит, примирения между Ники и его бывшей любовницей не состоялось. Нэнси никогда не интересовалась тем, что происходит вокруг, особенно чужой личной жизнью, но все же…
— Продолжай заниматься цветами, Мария. Я сама приму ванну. Позвони портье и попроси передать мою записку мадам Мольер. Я не знаю номера ее телефона. Скажи, что мне очень хотелось бы ее видеть.
— Прямо сейчас, мадам? — удивленно спросила Мария.
— Нет, через полчаса. Перед коктейлями. — И Нэнси загадочно исчезла в ванной комнате.
Мария с тоской вспоминала спокойную жизнь в Бостоне и Вашингтоне, но продолжала делать то, что ей приказали.
* * *
Нэнси выбрала вечернее платье из белого шелка, длинное и облегающее, с открытой спиной и без бретелек. Ее великолепные плечи и полуобнаженная грудь были покрыты золотистым загаром. Она выглядела вызывающе эротично и наслаждалась этим. Такой туалет она никогда бы не надела в Нью-Йорке или Вашингтоне. Еще месяц назад Нэнси Ли Камерон явно поморщилась бы, если бы ей предложили надеть такое платье. Поначалу у него был высокий ворот, и она всегда надевала его с черным шелковым жакетом с оранжевым воротником. Портниха Зии убрала высокий ворот, перекроила лиф и искусно сузила линии от груди до бедер. Жакет был отвергнут. С тех пор как она встретила Рамона, она каждый день открывала в себе что-то новое. Больше всего ее поражало то, что ей нравилось быть не просто красивой, а сексапильной. Она находилась на пике очарования и понимала это. После многих лет, когда она была вынуждена одеваться в соответствии с положением дочери мэра Бостона и жены сенатора Джека Камерона, она могла одеться так, как ей хотелось. Нэнси надела на руки выше локтя, подобно невольницам, два бриллиантовых браслета. Когда Мария причесывала ее, она взяла щетку с серебряной ручкой и уложила волосы на щеки в виде турецкого ятагана. Эффект в сочетании с густыми ресницами и кошачьим разрезом глаз получился потрясающим.
— Мадам Мольер, — сообщила Мария, не в силах отвести глаз от хозяйки.
Вошла Флэр Мольер и при виде Нэнси восхищенно всплеснула своими нежными руками с ногтями, покрытыми красным лаком.
— Это великолепно! — восторженно воскликнула она. — Сегодня вы произведете сенсацию и откроете новый стиль в моде. Перед вами я чувствую себя просто провинциалкой.
Она сказала это из любезности, зная, что в парижском платье из блестящего шелка ее никак нельзя назвать провинциалкой. Провинциалки не посыпали волосы золотыми блестками и не приклеивали в уголке глаза крошечный бриллиант, придающий пикантность.
— Я подумала, не могли бы вы оказать мне большую услугу, мадам Мольер?
— Да, конечно. — Флэр Мольер всегда была готова принять участие в какой-нибудь интриге, а в этом случае наверняка затевалось нечто подобное.
Нэнси встала и подошла к серебряному подносу с его бесценным содержимым. Флэр раскрыла рот и, ослабев, присела на кровать, когда увидела то, что было в руках у Нэнси.
— Мой Бог! Вы сошли с ума, милочка. Это следует хранить в каком-нибудь сейфе! В банке! — Она смотрела на драгоценности, не в силах сдвинуться с места.
— Все это не мое, мадам Мольер. Драгоценности принадлежат моему другу, и я хочу вернуть их ему.
— Называйте меня просто Флэр, — попросила мадам Мольер, не отрывая глаз от небрежно сваленных в кучу рубинов, сапфиров, изумрудов, бриллиантов, жемчугов, нефритов и лазуритов.
— Я бы очень хотела, чтобы вы сделали это для меня.
— Я? — Флэр ошеломленно смотрела на Нэнси. То, что американцы очень странные люди, она уже знала. Она была замужем за одним из них, но и сейчас, по прошествии десяти лет, так же как и раньше, не понимала своего мужа.
— Да. Я хочу все, до последней вещицы, вернуть князю Николаю Васильеву. С запиской. Вот она.
На туалетном столике лежал маленький конверт. На своей визитной карточке внутри Нэнси написала:
«Благодарю за время, проведенное вместе, и за то, что сегодня я смогла краешком глаза заглянуть в сказочную страну. Но я люблю другого и с благодарностью возвращаю вам драгоценности. Нэнси».
— О, но я не могу, — сказала хорошенькая француженка, дрожащими руками выбирая одно колье и застегивая его на шее. — Я не способна… — И широкий браслет с сапфирами украсил ее запястье. — Ни при каких обстоятельствах… — И золотая булавка с рубином оказалась приколотой к бретельке ее платья. Затем ее волосы украсила нитка жемчуга.
Нэнси и Мария хохотали, как дети, запуская руки в кучу колье и браслетов и украшая взволнованную мадам Мольер, которая уже походила на маленькую, ослепительно сиявшую рождественскую елку. Она вся сверкала с головы до ног, обутых в золотистые туфли, к ремешкам которых были прикреплены две бриллиантовые серьги.
— Мне кажется, что все это во сне. Сейчас на мне столько драгоценностей, как ни на одной женщине в мире! Что я должна сказать ему? И что мне делать?
— Не надо ничего говорить. Постучите в его дверь и войдите. Передайте ему мою записку и скромно молчите. Вот и все… Князь сам скажет, что надо делать.
— Я все-таки не понимаю, — сказала Флэр Мольер, позволяя Марии проводить ее до двери. — Сплю я или бодрствую? Наверное, я накурилась марихуаны с Люком Голдингом.
Мария не знала, что за послание было в конверте, который держала в своей изящной ручке Флэр Мольер, но у нее появилась интересная мысль. С озорным блеском в глазах она повела сверкающую мадам Мольер по коридору, устланному толстым ковром и с зеркальными стенами, к апартаментам князя.
Лавиния Мид, выйдя из своего номера и направляясь в гостиную, где ее муж играл в бридж, отпрянула назад, не веря своим глазам. Когда же она собралась с силами и снова выглянула в коридор, желая убедиться, что зрение не обманывает ее, там уже никого не было.
— Это все мальвазия, — тихо сказала Лавиния самой себе. — Я слишком много ее выпила.
Сверкающая драгоценностями мадам Мольер стояла рядом с Марией, пока та докладывала камердинеру, что миссис Камерон передает послание для князя. Затем, когда изумленный камердинер проводил мадам Мольер через порог, Мария, смеясь, бегом помчалась назад, в номер Нэнси. Как бы ей хотелось посмотреть на выражение лица князя! Внезапно она остановилась. А что, если князь рассердится? Нет. Он не должен сердиться. Драгоценности должны быть возвращены. Интересно, сможет ли мадам Мольер компенсировать потерю Нэнси Камерон? Но это только одному князю известно. Если нет, то, значит, она ничего не понимает в людях. Во всяком случае, никто не должен пострадать. Мария горячо надеялась, что князь будет очарован восхитительной француженкой, и была уверена, что мадам Мольер также будет в восторге от князя.
Навстречу ей шел Луис, хотя в этой части отеля ему нечего было делать. Все мысли Марии о князе и мадам Мольер сразу пропали.
Ники повернулся, ожидая увидеть Нэнси. Ему потребовалось меньше секунды, чтобы оценить ситуацию. Он знал, что в записке Нэнси, еще до того, как прочел ее. Князь был явно разочарован, но хорошо скрывал это. Он не всегда оказывался победителем, но если проигрывал, то проигрывал с достоинством.
— Позвольте, мадам, — сказал он, поклонившись и молодецки щелкнув каблуками. Затем начал медленно, по одной вещице, снимать с нее свои фамильные драгоценности. Уложив последнее украшение в шкатулку, его руки не прекратили своих неторопливых движений, и мадам Мольер не протестовала, когда вслед за драгоценностями князь умело снял ее блестящее платье и изысканное французское белье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100