Читать онлайн Цветущий сад, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветущий сад - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветущий сад - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Цветущий сад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Любовные ласки князя стали для Нэнси откровением. Она пошла ему навстречу из чувства противоречия. Ей не хотелось оставаться одной, в то время как Рамон выставлял напоказ свое последнее завоевание. Она не ожидала, что испытает наслаждение. Ей казалось, что оно приходит только вместе с любовью, что только всепоглощающая страсть к Рамону позволила ей ощутить физическое блаженство.
Но она ошиблась. Рамон навсегда разрушил эмоциональный барьер. К тому же Ники был опытным любовником, и Нэнси, как и в объятиях Рамона, доказала, что она способная ученица. Они вместе достигли любовного экстаза. Князь был в восторге, Нэнси почувствовала явное облегчение. Значит, у нее могут быть и другие мужчины. Она может не только дарить, но и получать удовольствие. Она не думала о Рамоне, это было выше ее сил.
В апогее любовных ласк, когда она совсем потеряла контроль над собой, из ее уст вырвался крик, и это было имя Рамона. Ники, тоже пребывавший наверху блаженства, мог услышать только ее стон, слившийся с его стоном.
Потом он восторженно ласкал ее тело с чувством победителя. Саманта была хорошенькой девушкой, но не более. В Нэнси Ли Камерон князь чувствовал вызов и необходимость добиваться ее благосклонности.
— Ты не думаешь, что нам пора вернуться в зал?
Нэнси посмотрела на него:
— Ты так считаешь? А что подумают присутствующие?
Ники засмеялся и сел на край кровати. Когда он потянулся за своей рубашкой, на его обнаженной руке блеснули наручные часы.
— А что они подумают, если мы не вернемся? Твой проницательный английский герцог вышибет дверь и потребует объяснений, если мы задержимся еще дольше. А потому мы вернемся в зал хладнокровно и невозмутимо. Мы просто выходили в сад подышать свежим воздухом… Танцевали вальс вокруг бассейна. Сидели в спокойном уголке, наслаждаясь великолепной кухней Зии. Мне кажется, она переманила повара из парижского «Ритца». Любое наше объяснение будет принято спокойно. И твой англичанин ничего не заподозрит.
Нэнси согласилась. Когда Ники застегивал сзади «молнию» ее вечернего платья, она думала, как ей удастся выкрутиться из этой сложной и незнакомой для нее ситуации. Но все оказалось удивительно просто.
Оркестр играл танго, и князь заскользил с ней в танце, нашептывая слова восхищения ее сексуальными талантами, что заставило Нэнси покраснеть. Оглядевшись, она заметила, что несколько пар тоже исчезли. Отсутствовал Костас, в то время как Мадлен весело смеялась в объятиях Санни Закара. Венеция Бессбрук выглядела несчастной, а Люка Голдинга нигде не было видно. Вир танцевал с графиней Запари, и та радостно улыбалась. Когда он посмотрел на Нэнси, в его взгляде она прочла страдание и немой вопрос. Нэнси улыбнулась ему, продолжая танцевать.
Джорджиана и Чарльз были неразлучны. Влияние его величества явно преобладало над всеми соблазнами. Виконт Лозермир увлекся беседой с сэром Максвеллом, а его прелестной виконтессы нигде не было видно. Саманта Хедли громко смеялась, поднося ко рту один за другим бокалы с шампанским. которым официанты непрерывно обносили гостей. С ней был лорд Майклджон, который вел себя так, будто пришел на бал без жены.
Каррингтоны, принцесса Луиза и мрачный мистер Бленгейм придерживались своего избранного общества, и по выражению их лиц было ясно, что основной темой их разговоров были критические замечания в адрес окружающих.
Здесь были лица, знакомые по балам в посольствах, по коктейлям и премьерам в опере. Мадам Мольер была, как всегда, восхитительна. Француженка, жена автомобильного магната из Детройта, она отчаянно цеплялась за свою девичью фамилию, которая была гораздо более знаменита, чем название всемирно известного автомобиля. Мадам дважды в год пересекала Атлантику и наслаждалась обществом, которого не было в Детройте. Ее американский муж не сопровождал ее, так как, мило поясняла мадам Мольер, «кто-то ведь должен зарабатывать деньги». Собеседники смеялись над галльской откровенностью мадам, покоренные ее элегантностью и глазами с длинными ресницами.
Ее повсюду сопровождали не только парикмахер, косметичка, бесконечная череда любовников, но и скрипач. У мадам Мольер была прихоть — просыпаться каждое утро под сладкие звуки любимого инструмента. Мужчины, помнившие шотландского лорда, который настоял, чтобы его будили в шесть утра громкими звуками волынки, ничего не имели против скрипки.
Показался Вильерс. Он осторожно тронул Зию за локоть. Нэнси видела, как она сразу вышла из зала. Ники рассмеялся:
— Прибывает гроза всех мужчин великая княгиня Ливада. Она никогда не путешествует без сотни сундуков, саквояжей и шкатулок с драгоценностями. Ее приезд всегда требует от персонала Зии особой бдительности. Она, как правило, занимает апартаменты Ройал-свит и заставляет Зию изрядно поволноваться. Ей предлагают Роуз-свит, но Надежда не может смириться с этим. Для русской княгини Ройал-свит имеет особое значение.
— Кто этот солидный джентльмен, беседующий с Бобо? — спросила Нэнси, с интересом обозревая мужскую половину гостей.
— Султан Мохоры. Последние двадцать лет он постоянно конфликтует с Венецией Бессбрук. Я думаю, не станем ли мы свидетелями примирения?
Танец кончился, и Ники проводил Нэнси к Виру и Монткалмам.
— Я должен покинуть тебя, дорогая, иначе твой англичанин станет весьма агрессивным. Завтра утром он, наверное, поймет, что проиграл в этой любовной игре. — Он коснулся кончиками пальцев ее обнаженной руки, затем обменялся любезностями с Монткалмами и, извинившись, отошел, чтобы возобновить дружеские отношения с султаном.
— Я соскучился по тебе, — сказал Вир, повернувшись к ней так, чтобы Монткалмы не могли его слышать. — Где ты была?
Нэнси никогда не лгала, не хотела врать и в этом случае.
— С Ники, — сказала она.
Вир хотел что-то сказать, но его отвлекла Зия, возникшая перед ними с распростертыми руками. Волосы ее сверкали тысячью ярких огоньков.
— Дорогие! Позвольте представить вам Тессу Росман. Она только что, в сентябре, окончила школу, и с тех пор мать прячет ее. Стыдно и грешно. Тесса, это граф и графиня Монткалмы.
— Джорджиана и Чарльз, — представилась Джорджиана, пожимая руку Тессы и чувствуя ее застенчивость.
Нэнси ощутила, как кровь застучала у нее в висках. Счастливая Зия представила ей Тессу. Они пожали друг другу руки. Рядом с ней стоял Рамон. Глаза Тессы сияли. Нэнси с трудом заставила себя улыбнуться и произнести какие-то слова. В глазах Тессы она была полубогиней. Образцом умудренной опытом красоты, с которой та отчаянно пыталась соперничать. Нэнси же едва замечала ее. Ястребиное лицо Рамона приняло саркастическое выражение, глаза его сверкали как агаты. Казалось невероятным, что они смотрели на нее с насмешкой, желанием и жгучей любовью.
— Кажется, вы не встречались с самого детства? — сказала Зия, представляя Нэнси Рамона.
Тесса смеялась, обмениваясь любезностями с Джорджи-аной.
— Мы как-то виделись, — сказал Рамон, не сводя с Нэнси глаз. — Мимоходом.
Слова его ударили больнее, чем кулак. Если бы она могла, то убила бы его на месте.
— Да, я что-то припоминаю, — холодно произнесла Нэнси и увидела в ответ в глазах Рамона неприкрытую злость.
Вир обменялся с Рамоном только коротким кивком, затем извинился и решительно увел благодарную Нэнси танцевать.
— Наглый дьявол, — сказал он шепотом. Из всех людей Рамон Санфорд был единственным человеком, при встрече с которым Вир чувствовал себя так, словно шел по туго натянутому канату.
Нэнси молчала. Она боялась выдать себя.
Султан Мохоры и Ники беседовали, приблизив головы друг к другу. Когда Нэнси, кружась, пронеслась мимо них в объятиях Вира, Ники чуть приподнял голову. При взгляде на нее его глаза загорелись. За весь вечер он ни разу не повидался с Самантой. Нэнси знала, что завтра Ники скажет Виру, что они с Нэнси больше чем просто друзья и что тот мешает им. Ей надо решить — позволить Ники сделать это или попросить промолчать. Решения, решения… От напряжения у нее заболела голова.
Совсем близко прошел Рамон, нежно и заботливо обнимая Тессу.
— Милая, — весело говорил он ей с ласковой снисходительностью.
Нэнси почувствовала озноб и усталость и невольно споткнулась.
— Я устала, Вир, — сказала она, извиняясь, когда его объятия стали крепче.
— Конечно, ты чуть не упала. — Он был обеспокоен, и в этот момент ей, как никогда, хотелось ответить ему взаимностью.
Они пробрались сквозь толпу танцующих к выходу. Ее взгляд встретился со взглядом Ники, и тот слегка приподнял брови. Лицо Нэнси ничего не выражало. Она не сделала ни единого жеста. Тем не менее через час Ники был у нее. Потом их любовные ласки сменились бессонницей.
* * *
Они лежали на огромной кровати под белым шифоновым пологом, отороченным золотистой тесьмой, и пили вермут. Ники рассказывал ей о своей жизни в России:
— Со стороны отца род Васильевых ведет начало с середины девятого века от Рождества Христова.
— А по линии моей матери — с седьмого века, — сказала Нэнси, не уступая ему.
Ники рассмеялся:
— К несчастью, родословная моей матери не вполне безупречна. Поговаривали, что она внебрачный ребенок кого-то из царской семьи и ее отдали на воспитание какому-то дворянину. Этот слух был довольно достоверным, что позволило моему отцу жениться на ней, не думая о мезальянсе. Ребенком я проводил большую часть времени в Париже. Моя мать предпочитала жить во Франции, а не на родине. Я не разделял ее пристрастия, но мне приходилось лишь изредка бывать в Санкт-Петербурге или в нашем фамильном имении в Крыму.
Князь гладил ее волосы, голос его звучал весьма печально. Это был не тот звонкий, уверенный голос, к которому она привыкла. Нэнси не задавала вопросов, но чувствовала, что он редко, если вообще когда-нибудь, рассказывал кому-либо о своей жизни до революции, до изгнания. Она лежала в его объятиях, и его близость успокаивала ее истерзанную душу, отвлекая от тяжелых мыслей о разбитой жизни.
— Дом в имении Васильевых в Крыму располагался в лесистом предгорье, высоко над морем. Ребенком я стоял у высокого окна, и, насколько хватало глаз, всюду были земли Васильевых, мои земли. Татарские деревни находились выше, на холмах. Там я научился верховой езде. Отец страшно сердился, когда я убегал от своего гувернера и бродил по девственным местам. Ближе к морю располагались дачи хотя и более низкого, но тоже дворянского сословия, так что там всегда можно было найти подходящую компанию. В 1917 году мы провели в Крыму последнее лето. Невероятно, но это было веселое и беззаботное время, поскольку мы ожидали, что мятеж на севере будет подавлен через несколько месяцев. Однако этого не произошло. Положение становилось серьезным. Мне было всего четырнадцать… Слишком мало, чтобы сражаться. Отец в рядах белой армии защищал Ялту. Там он и погиб. Мой чудесный, утопающий в розах Крым сначала захватили Советы, а потом немцы. Когда Британия послала крейсеры и эскадренные миноносцы для спасения своих граждан и вдовствующей императрицы, мы уехали вместе с ними. Мы и сотня других высокопоставленных особ. Мне не хотелось уезжать. Я сопротивлялся и пытался сбежать, но британский офицер насильно отправил меня на борт военного корабля «Мальборо» как какую-то неудобную посылку. Мать плакала и благодарила его. — Князь смотрел в потолок, где с рассветом уже появились неясные тени. — Больше я никогда не бывал на родине. Но я вернусь. Мы все вернемся.
— Бедный Ники. — Нэнси обняла его. — Неужели нельзя жить в другом месте?
— Нет. Только в России мой дом.
Затем они молча лежали в объятиях друг друга и наконец уснули.
* * *
Рамон знал, что может увидеть Нэнси на балу, но он умел вести себя при встрече со своими бывшими отвергнутыми любовницами. Он всегда держался уверенно, спокойно и хладнокровно, быстро подавляя тщетные надежды, что роман может возобновиться. Когда женщина уходила из его жизни, она уходила навсегда.
Его глаза скользили по плюмажам, эгретам, драгоценностям и нарядам танцующих с небрежным равнодушием. Нэнси была с англичанином. Тот смотрел на нее словно преданный щенок, а она улыбалась ему. Рамон почувствовал, как напряглось все его тело. Ее улыбка была ослепительной, легкой, чувственной. Мягкие губы жаждали поцелуя.
Он встретился с взглядом ее бархатистых темных глаз, в которых можно было утонуть, и отвернулся, улыбнувшись Тессе, которая смотрела в зал с обезоруживающей радостью ребенка. Ее мать оживленно болтала, а Чарльз размышлял, что, не будь он так рассудителен, такие девушки, как Тесса Росман, могли бы серьезно смутить его покой. Рамон думал только о Нэнси.
Она танцевала с Ники. Его красивое лицо выражало хорошо ей знакомую страсть. Рамон подхватил Тессу и в танце стал приближаться к Нэнси. Ближе и ближе. Он не видел ее, но чувствовал запах ее духов, отчетливо слышал воркующий голос Ники.
— Милая, — сказал он Тессе и, вальсируя, увел ее, не слыша, что она ответила ему.
Зия не заметила, как Ники и Нэнси потихоньку исчезли. Не заметили их ухода ни Монткалмы, ни Запари, ни кто-либо другой, с кем они болтали и обменивались шутками. Но Рамон все видел. Он почувствовал, как его охватило пламя гнева. Пламя, которое, как ему казалось, он давно подавил. Таким женщинам, как Нэнси, одно название. Ему следовало бы сожалеть, но он ничего не чувствовал, кроме бешенства, которое иногда толкает мужчин на убийство.
Теперь рядом оказался султан. Мать представила ему Тессу. Где-то громко смеялся Костас. Надо немедленно жениться на Тессе. Завтра утром он поговорит с Росманами, а с матерью — сегодня же вечером. Ему и в голову не пришло сначала поговорить с Тессой. Ее согласие не вызывало сомнений. Не было женщины, которая могла бы отказать ему. Они не покидали его, пока ему не надоедало. Все, кроме одной.
Дальнейшее ухаживание излишне. Было уже за полночь, а Тесса всего лишь недавно окончила школу. Это вполне подходящая причина прервать вечер. Он сделал это с особой вежливостью, и когда поцеловал Тессу на прощание, ее ответный поцелуй был теплым, нежным, но явно неудовлетворенным. Вернувшись в сверкающий огнями отель, он быстрым шагом прошел в зал и пригласил танцевать первую попавшуюся женщину. Ею оказалась Саманта Хедли. Через некоторое время он уже был с ней в постели. Рамон ощутил физическое удовлетворение, но остался холоден.
* * *
— Дорогой, это было бы чудесно, но ты уверен в своем выборе? — Ранним утром Рамон завтракал с матерью на ее террасе. — Может быть, ты поступаешь так только потому, что это было мое предложение?
Рамон чуть заметно улыбнулся:
— Разве я когда-нибудь руководствовался чьими-то советами?
— Нет, дорогой. Вот это-то и странно. Ты ведь едва ее знаешь. Всего лишь дважды встречался с ней.
— Этого оказалось достаточно, чтобы влюбиться. — В его голосе чувствовалась горечь. В зеленых глазах Зии появилась тревога.
— На другой день после твоей выходки в заливе ты сказал, что поступил так из-за женщины. Не стоит жениться на Тессе, думая о другой. Такой брак не принесет ничего, кроме несчастья, вам обоим. И это будет слишком жестоко по отношению к юной девушке.
Лицо Зии побледнело. Ее муж был способен на ужасную жестокость, и в ярком свете утреннего солнца губы Рамона приняли те же резкие очертания, какие часто бывали у его огца.
Он не ответил.
Далеко внизу густой лес спускался уступами к морю. Там, где кончался сад и начинались скалы, Рамон увидел фигуру, сосредоточенно пишущую красками. Джованни Ферранци, сверстник Пикассо, работал с большим подъемом. Перед ним раскинулось море, а на дальней стороне залива на фоне безоблачного неба возвышались горы. Рамон подумал, что же может быть нарисовано на холсте Джованни. Конечно, такое, что незаметно другому глазу.
Рамон прищурился, когда из-за густых деревьев показалась Нэнси. На ней было простое белое платье, на талии — серебристый пояс из монет, на ногах — босоножки с тонкими ремешками и высокими каблуками.
Джованни ненавидел зрителей. Обширные земли Санфордов и редкие деревушки, вытянувшиеся вдоль побережья, давали ему возможность уединиться. Он никогда не принимал участия в светских вечеринках и не слонялся у бассейна в поисках развлечений. Он приехал сюда, чтобы писать картины. Целеустремленно и неторопливо. Нэнси долго молчала. Просто стояла, не шевелясь, и наблюдала. Рамону хотелось, чтобы итальянец грубо прогнал ее. Но вот она обратилась к художнику. Тот прервал свою работу и с кистью в руке что-то отвечал ей. Затем, к полному удивлению Рамона, Джованни жестом предложил ей сесть и отложил кисть.
* * *
Когда Нэнси проснулась, Ники уже ушел. Ей не хотелось встречаться с Виром или с кем-то еще. Она постаралась обойти бассейн и заставленную шезлонгами террасу и не спеша, без всякой цели направилась вниз по извилистой тропинке, заросшей по сторонам цветами. Было еще не жарко, и в лицо дул прохладный освежающий ветерок, когда она приблизилась к скалам, у подножия которых пенилось море. Она не знала, что Джованни жил в отеле. Еще раньше его картины интриговали ее, приводили в замешательство и изумление. Сейчас она с интересом наблюдала за небрежными движениями кисти, заполняющей полотно светом, разноцветными видами и формами.
Она открыла было рот, чтобы поздороваться, но вместо этого попросила:
— Можно мне поработать с вами?
Не успели слова сорваться с ее губ, как она почувствовала, что сама ошеломлена дерзостью своей просьбы.
— Извините, — сказала она, смутившись, когда он повернулся и внимательно посмотрел на нее. — Я не имела в виду… Просто я подумала вслух… Извините меня.
Его блестящие темные глаза встретились с ее взглядом, затем скользнули подлинным тонким рукам с красивыми миндалевидными ногтями.
— Хорошо, — согласился он, — если вы будете делать все, что я скажу.
Он встал и извлек из-под стопки исписанных холстов и красок складной стульчик, мольберт и чистый холст. Затем выдавил из тюбиков на палитру великолепные краски.
— Что мне делать? — спросила она смущенно, когда он поставил ее у мольберта и протянул палитру, кисть, шпатель и холст.
— Что хотите, — ответил он просто. Затем поместил ее напротив себя так, что, когда он сел на свое место, она уже не могла больше его видеть. Перед ней было только внушающее страх полотно, а поверх него виднелись буйные тропические сады, поднимающиеся вверх к отелю. — Вы не должны наблюдать за мной… Тем более копировать.
Нэнси не знала, как смешивают краски. Она вообще ничего не знала. Тем не менее, глубоко вздохнув, стремительно провела красную полосу. Они работали напротив друг друга часа четыре, не произнося ни слова. Вниз спустился официант и принес художнику завтрак: хлеб, сыр и красное терпкое вино, которое не подавали никому, кроме предпочитавшего его итальянца. Они поели, выпили вина и продолжали творить. Наконец, уже в сумерках, Джованни опустил свою кисть, встал и молча подошел к Нэнси.
На ее холсте не было ни цветов, ни деревьев, ни открывавшегося перед ней пейзажа. Только резкие, кричащие мазки, проникнутые пугающей силой. Свет и мрак Дантова ада. Бездна кроваво-красных и черных цветов, пронизанных ярко-белой полосой, и голубь, стремящийся вверх из бездонного котла.
Джованни медленно кивнул. Он оказался прав. Интуиция не подвела его.
— Расскажите мне все, — попросил он.
— Я умираю, — ответила она просто, — от ужасной, неизвестной мне болезни.
— И потому вы отказались от своей прежней жизни и приехали на Мадейру, чтобы завести себе любовников, таких, как этот английский герцог и русский князь?
— Я отказалась от своей прежней жизни, потому что она была фальшивкой. Я прожила так тридцать пять лет и решила, что, раз уж мне суждено умереть, буду жить так, как хочется мне, а не кому-то другому.
Он снова взглянул на полотно. Это был осязаемый вопль души, оторвавшейся от тела.
— Завтра мы продолжим работу, — сказал он и, хлебнув вина прямо из бутылки, вытер губы тыльной стороной ладони.
Нэнси ошеломленно побрела назад в отель. В ней родилось нечто новое. Новое и удивительное. Что-то похожее на то откровение, которое она испытала впервые в объятиях Рамона. Только этим чудом она могла управлять. Будущее неожиданно обрело отчетливый смысл. Она будет писать картины, творить. Нэнси была увлечена своими мыслями и не подозревала, что в это время в бухту Фанчэл плавно входила «Аквитания».
На берег высадился сенатор Джек Камерон. Лицо его было пепельно-серым, губы плотно сжаты. Он был недоволен своим вынужденным путешествием через Атлантику. Позади него по трапу настороженно спускалась светлоглазая Сайри Гизон. Европа сулила новые впечатления, а Сайри высоко ценила все новое. Только благодаря своему умению убеждать и природной цепкости она добилась того, что сенатор взял ее с собой в это путешествие. Сначала Джек собирался поехать к жене один. Сайри хорошо знала Нэнси Ли Камерон, как полагается секретарше знать жену своего босса, а может быть, даже немного лучше. Ее работа обязывала к этому. Это было прежде всего в ее интересах узнать, что заставило Нэнси Ли Камерон пойти на такой отчаянный шаг, каковы ее сильные и слабые стороны. Сайри Гизон собиралась стать второй миссис Камерон, но никак не могла превзойти Нэнси. До сих пор. Сайри чувствовала вполне определенно, что скоро при умелом ведении дела настанет и ее час.
* * *
Крутая, извилистая тропинка вела сквозь густые заросли. В одном месте она подходила совсем близко к обрыву над морем, а затем поворачивала вдоль зарослей мирта и цветов с синими лепестками. Иногда сквозь густую листву выше проглядывали розовые крыши отеля, и больше ничего не было видно. Только зелень, благоухание цветов и щебет птиц на деревьях. Нэнси обогнула огромный, с глянцевыми листьями куст и внезапно резко остановилась. Покой и безмятежность сразу улетучились.
Прямо перед ней на тропинке, широко расставив ноги, стоял Рамон. Он не проявлял ни малейших намерений уступить ей дорогу. Сердце ее мучительно забилось. Между ними было каких-то пять шагов. Глаза их застыли, тела напряглись, как у двух диких животных при неожиданной встрече.
Нэнси почувствовала, что краснеет под его взглядом, болезненно ощущая его беспокойство, напряженность мускулов и близость, которая так возбуждала ее.
— Пожалуйста, позвольте мне пройти, — выдавила она сквозь пересохшие губы. Ее нервы были напряжены до предела.
Он смотрел на нее с мрачным лицом.
— Я пришел, чтобы извиниться. — Его темные глаза не давали ей сдвинуться с места.
— Я… — Нэнси не находила слов. Как она могла принять извинения от мужчины, который ударил ее с такой силой, что пролилась кровь? От мужчины, который любил и лгал с одинаковым успехом и который переходил из одной постели в другую с легкостью мартовского кота? У нее не было слов. Она смогла только холодно повторить: — Пожалуйста, позвольте мне пройти.
Выражение его лица изменилось. Он, Рамон Санфорд, пришел к ней, влекомый Бог знает какой силой. Извинился, а она стоит перед ним холодная и чопорная, полностью отвергая его извинения.
— Можете верить или не верить, но я никогда прежде не бил женщину. — На этот раз в его голосе чувствовалась напускная небрежность.
Нэнси хотела крикнуть: «Тогда почему же ты ударил меня? Почему меня?» — но не смогла. Его загорелое лицо вдруг стало пугающе равнодушным. Она не должна выказывать перед ним свои чувства — страдание и боль. Это только укрепит его самомнение и мужское тщеславие. Нэнси крепко сжала кулаки, так что ногти впились в ладони.
— Пожалуйста, позвольте мне пройти, — повторила она в третий раз и, собрав всю свою волю, стала постепенно, шаг за шагом приближаться к нему, молясь, чтобы он уступил ей дорогу. Но Рамон не сдвинулся с места. Нэнси сделала шаг в сторону, смяв желтые цветочки. Он резко вытянул руку и, обхватив ее за талию, привлек к себе:
— Нэнси!
— Позвольте мне пройти! — Голос ее сорвался от душивших ее слез и страха. Они находились вдалеке от людных аллей и площадок. Вдалеке от бассейна, где всегда собиралось много отдыхающих. Он застал ее врасплох в безлюдном месте. Что он собирается сделать с ней здесь?
— Что произошло, Нэнси? Скажи мне ради Бога. Почему ты исчезла? — обратился к ней Рамон. Затем в голосе его послышалась нескрываемая ярость: — Почему ты с ним?
— А почему бы нет? — выкрикнула она в ответ. — Разве менять партнеров можно только мужчинам?
Рамон выругался и, резко развернув Нэнси, всем телом прижал ее к стволу дерева. Он впился ртом в ее губы, крепко обнимая. Из глубины ее существа вырвался мучительный стон, но, вместо того чтобы сопротивляться, она безрассудно зарылась пальцами в его взлохмаченные волосы и страстно погрузила язык в его рот, а он неистово овладел ею прямо там, где они стояли.
* * *
— Миссис Камерон заказала номер только для себя, сэр. Я должен спросить ее разрешения, прежде чем впустить вас в ее апартаменты.
— Миссис Камерон — моя жена! — холодно заявил Джек.
Проходящая мимо пара гостей отеля с любопытством взглянула в его сторону.
— Извините, сэр, мы можем поместить вас в семнадцатый номер, а вашу секретаршу — в двадцать пятый.
Джек грозно склонился над письменным столом из красного дерева.
— Я хочу жить в номере моей жены, — повторил он. У него чесались руки схватить клерка за воротник и придушить, чтобы тот не создавал проблем. Если он не займет номер вместе с Нэнси, сплетням не будет конца.
— Дорогой сенатор, как приятно видеть вас после стольких лет! — Перед Джеком возникла Зия. Талию ее свободного светло-сиреневого шифонового платья опоясывали тяжелые причудливые нити серого и белого жемчуга. — Какие-то трудности?
Джек глубоко вздохнул и, с трудом овладев собой, улыбнулся своей заученной, очаровательной улыбкой.
— Я, естественно, хочу поселиться вместе со своей женой, но, как оказалось, мне выделили номер на другом этаже.
— Так вот в чем дело, — улыбнулась Зия, давая понять жестом, что это пустячное недоразумение. — Номер миссис Камерон слишком мал.
Гвидо опустил глаза. Ему-то было хорошо известно, что номер состоял из огромной спальни, устроившей бы даже русскую царицу, двух гостиных, украшенных полотнами Матисса и Пикассо, великолепной ванной комнаты с золотым оборудованием и просторной террасы. Едва ли можно было назвать это помещение маленьким.
— Семнадцатый номер намного больше, и я думаю, что нетрудно будет перевести туда миссис Камерон, если она того пожелает.
Несмотря на деликатность тона, в голосе Зии чувствовались нотки, не допускающие возражений.
Крайне недовольный, сенатор позволил отнести свои чемоданы и сумки в семнадцатый номер. За ним скромно шла Сайри, исполняя роль послушной секретарши.
— Может быть, вы выпьете чего-нибудь и отдохнете, пока распаковывают ваши вещи, — предложила Зия с обезоруживающей улыбкой, решительно уводя Джека из фойе в свои личные апартаменты. Она понятия не имела, где сейчас Нэнси, но, судя по настроению сенатора, решила, что будет лучше, если они не встретятся на людях. Джек Камерон был польщен приглашением Зии Санфорд. Немногие удостаивались такой чести — только ближайшие друзья и царствующие особы, но даже из них не все получали приглашение посетить ее.
Он немного успокоился, чувствуя себя важной персоной, а после бокала превосходного вина раздражение его совсем улеглось. Джек сидел под палисандровым деревом и, как человек, посвященный в государственные дела, рассказывал Зие о событиях, происходящих в Америке.
Зия рассеянно слушала его. Где же Рамон? Он с первого взгляда оценил бы ситуацию и быстренько пригласил бы сюда Монткалмов и Майклджонов, чтобы уберечь ее от скучного непрерывного монолога Джека Камерона.
— Президент продолжает расширять свои полномочия. Депрессия наносит экономике тяжелый удар, но сейчас она под контролем. Необходим свободный рынок золота, регулирование тарифов…
Зия сохраняла на своем утонченном лице заинтересованное выражение. Где Нэнси? Ее не было видно весь день, а сейчас время уже близится к вечеру.
— Конечно, я не могу предложить Генри Моргентау-младшего на должность секретаря казначейства, но он может принести большую пользу. Генри — ученик профессора Джорджа Уоррена, а я всегда придерживался его товарно-денежной теории.
Зия подумала, что с ее стороны, пожалуй, будет немилосердно спускать сенатора Камерона с привязи на ее ничего не подозревающих гостей.
— Правительству надо начинать именно с этого в своих попытках остановить девальвацию доллара…
Чипс никогда не надоедал ей политикой. Интересно, что он думал о своем зяте? Сейчас мэром Нью-Йорка стал Ла-Гуардиа. Зия хотела было спросить Джека Камерона, как его тесть отнесся к такому изменению в руководстве города, но испугалась, что за этим последует нескончаемо долгая лекция.
— Рузвельт применил строгий нажим на финансовое управление…
Зии всегда нравилась семья Рузвельтов. Элеонора была серьезной, преданной женой, а голубоглазый Франклин Рузвельт выглядел очень милым и привлекательным, несмотря на то что был прикован к инвалидной коляске. Каким станет Белый дом, если в нем поселится Джек Камерон? Она подавила улыбку. Пожалуй, Нэнси права. Подпортив шансы на выдвижение его кандидатуры, она принесет своей стране только благо.
Зия легонько коснулась руки Джека:
— Прошу прощения, сенатор, что задержала вас. Вы, наверное, хотите принять ванну и переодеться к обеду. Я так увлеклась вашими разъяснениями политики президента, что просто забыла о времени.
Джек снисходительно улыбнулся. Ему очень нравилось, когда к нему обращались, называя сенатором, и потому он проникся симпатией к Зие Санфорд.
Служащий отеля проводил его в номер. Зия встала и прошла в дальний конец газона. Отсюда не было видно ни бассейнов, ни теннисных кортов, ни аллей сада. Никто не мог заглянуть сюда с террас и площадок, где проводили время отдыхающие. Ниже вились крутые безлюдные тропинки, ведущие к скалам. Близился час коктейлей. Дамы переодевались, а джентльмены отдыхали. Неожиданно ее внимание привлек шорох листьев и хлопанье крыльев потревоженных птиц. На тропинке появились две фигуры, склонившие друг к другу головы и обнимавшие друг друга за талию. Зия напрягла зрение, всматриваясь в быстро надвигающиеся сумерки. Тропинка делала поворот, выходя из-за деревьев на свободное пространство. Пара шла очень медленно. Это было не просто дружеское объятие, но страстное слияние двух тел. С первого взгляда Зия узнала своего сына, но с кем он был, она пока не могла понять. Темные волосы могли принадлежать Мадлен Манчини, виконтессе Лоземир да многим другим женщинам, проживающим в отеле. Она пригляделась. Темные локоны, лежащие на плече ее сына, изящные руки, крепко обнимавшие его за талию, принадлежали Нэнси Ли Камерон.
Зия, пошатываясь, вернулась на свое место под палисандровым деревом и сделала невообразимую вещь. Она сама налила себе выпить, не вызывая слугу.
Рамон и Нэнси! Зия закрыла глаза. Рамон чуть было не убил себя в порыве гнева из-за какой-то таинственной женщины. Нэнси была опечалена и решила развестись из-за неизвестного мужчины. Она слишком откровенно и безрассудно флиртовала с князем Васильевым, а Рамон решил сделать предложение юной девушке, о которой узнал всего неделю назад.
Рамон и Нэнси! Нэнси и Рамон!
Это было подходящим завершением третьего акта древнегреческой трагедии. Рука ее дрожала, когда она потянулась за бокалом. Да, трагедии, потому что они не смогут быть счастливыми. Если Чипс ничего не сказал им, то это должна сделать она. Лучше бы Патрик О'Шошесси никогда не вытаскивал Дьюарта Санфорда из ледяных вод Атлантики. Тогда бы они с Чипсом жили вместе в бостонском Норс-Энде. Бедные, но счастливые. Не будь Дьюарта, не было бы и этих долгих кошмарных лет. Не было бы и сына. Зия устало приоткрыла глаза — не было бы этого отчаянного, красивого, невероятно прекрасного сына. Невозможно желать иной жизни, если бы в ней не было ее Рамона. Она ощутила холод и неописуемую усталость. Деревья, небо и море — все слилось и померкло. Бокал выпал из ее рук на траву.
* * *
Нэнси всхлипывала, крепко обхватив его, она потеряла самообладание и способность здраво мыслить. Их захватили секс и любовь, любовь и желание. Сначала он хотел унизить ее, изнасиловать, а она отдалась ему добровольно, со страстью. Дрожа, он продолжал удерживать ее. Внутри у него все клокотало. Наконец он не выдержал и что есть силы ударил кулаком по дереву.
— Но почему? — крикнул он. — Почему ты бросила меня? Почему связалась с Васильевым? С Уинтертоном? Ради Бога, Нэнси, почему?
Ее глаза двумя черными пятнами выделялись на бледном лице. Если бы она не опиралась о дерево, то наверняка упала бы.
— Я доверилась тебе. — Ее голос почти перешел на шепот. — Думала, что ты любишь меня. Сама я очень тебя любила и обо всем рассказала дочери, мужу… — от волнения язык у нее прилипал к небу, —…отцу.
Рамон судорожно вздохнул. Глаза его пылали адским пламенем.
— Он рассказал мне о Глории. У него были улики… фотографии.
Он резко схватил ее за плечи.
— С Глорией был дешевый, скоротечный роман. Бессмысленный, как сотни других до нее. — Он поднял голову к небесам, как бы моля Бога дать ему силы, внезапно оставившие его. Нэнси ждала, сердце ее бешено колотилось. Он опустил голову, и глаза их встретились.
— Правда, то обстоятельство, что она была женой врага моего отца, немного развлекало меня. Но я никогда не любил ее. Я не любил ни одну женщину, кроме тебя.
— И потому отправился к ней сразу же после меня? — Ее голос стал каким-то чужим, обвинения застревали у нее в горле. — Ты пошел к ней на другой день после того, как я уехала из Нью-Йорка.
Рамон с трудом сдерживался, крепко сжимая ее пальцы.
— Это она пришла ко мне! Пришла, потому что я порвал с ней связь.
Нэнси видела только его лицо, глаза, губы.
— Значит, вы не спали вместе? — Ее едва было слышно.
— Господи! За кого ты меня принимаешь? Я же люблю тебя. Я ведь говорил, что люблю тебя! — Его эмоции явно перешли границы английского воспитания и никак не вязались с американскими генами. В это мгновение он больше походил на итальянца.
Нэнси почувствовала невероятное облегчение. Она смеялась и плакала, обнимая и целуя его.
— Как ты мог заставить меня так мучиться и страдать?
— Я? Заставил тебя страдать? — На его виске заметно пульсировала жилка. — А что ты скажешь по поводу Уинтертона? Или Васильева?
Она обхватила лицо руками, низко опустив голову. Стоило ли объясняться? Главное, что они любят друг друга. Рамон принялся целовать ее губы, шею, грудь. Затем уложил на цветы и слился с нею с величайшей нежностью и любовью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветущий сад - Пембертон Маргарет



Отличный роман, Маргарет большое спасибо!!!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретСветлана
5.06.2010, 16.06





Ещё не читала, но название уже завораживает... :)
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
1.10.2010, 14.34





чудесный жизненный роман но конец его так горек читая надеялась на чудо но увы жизнь порой жестока как случилось и с этой героиней честь и хвала ей за ее мужество любовь и желание подарить жизнь другому человеку - ее ребенку в конце плакала слишком рано она ушла из жизни
Цветущий сад - Пембертон Маргаретнаталия
28.01.2012, 16.52





Роман обалденный. Не понравилось только что близкие люди гл героини чуть не испортили оставшиеся месяцы жизни.Я считаю что ее отец мог бы и ни чего не говорить во имя блага дочери. Советую всем почитать!10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлёна
5.02.2012, 8.20





Роман действительно красивый и насыщенный..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
18.08.2012, 18.45





хороший роман стоит почитать. 10/10
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЯ
18.08.2012, 23.54





Знаете, я считаю этот роман одним из лучших! но перечитывать не буду, т.к. очень растроил конец! Я все надеялась, что или лекарство придумают, или врачи ошиблись, и героиня останется живой.Плакала очень сильно в конце, эмоции просто зашкаливают когда читаешь. Весь роман не могла оторваться ни по каким делам :) rnЕсли Вам понравился этот роман, то чем-то похож (а скорее всего характерами героев, ощущением страсти) в романе "Богиня" этого же автора!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЮлия
6.11.2012, 20.58





Отличный роман, но женский роман должен быть позитивным, табу не так много: нельзя убивать или насиловать героиню, иначе вместо эйфории- мрачное настроение. Роман чудный, но нарушает законы жанра.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлина
6.11.2012, 22.27





Очень трогательный роман о любви,рождении и смерти.Конец романа без слез не прочитаешь.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатали
10.12.2012, 13.34





Глубокий психологический роман. По лейтмотиву напомнил произведения Ремарка. Любовь и обреченность, жизнь и смерть. Советую читать!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
4.02.2013, 14.13





?????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНИКА*
26.03.2013, 8.24





хороший роман, жаль такое окончание
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛюбовь Владимировна
7.07.2013, 15.25





читала роман Грехи людские и думала что это самое лучшее.Но ошиблась. Маргарет может удивить.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНаталья
12.02.2014, 11.41





Красивый роман, но печальный конец. Жизнь жестока поступает с нами. Я тоже надеялась, что конец будет счастливым, просто не могла поверить в это((
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛале
15.02.2014, 18.49





Не понятно почему ГГ младше ГГ-ни? Ведь ее отец не смог жениться на Зии потому что та забеременела. Получается у него уже была дочь. Ничего не пойму
Цветущий сад - Пембертон Маргаретелена
25.04.2014, 20.44





Читала эту книгу очень давно.Но конец как сейчас помню.И слезы свои помню...Вот пишу коммент,а слез опять не могу удержать...Хочу перечитать и сомневаюсь.Очень прекрасный,сильный,но тяжелый роман!
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНиколь
12.02.2015, 23.26





Почему роман находится в разделе исторических он ведь современный????????????????????
Цветущий сад - Пембертон МаргаретНатуся
25.02.2015, 12.10





удивительнейшая работа! огромное спасибо автору! читая, можно и посмеяться до слез, и поплакать от грусти.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретАлла
26.02.2015, 1.53





Очень тяжёлый роман. И так хватает проблем, а вместо того чтобы отвлечься получаешь целый ворох негатива.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретNadegda
26.02.2015, 14.55





Несмотря на несколько несостыковок и тяжелый конец, роман силен. И события внешнего мира, зарождение фашизма показано мазками, как будто вскользь, но явно задевает всех действующих лиц. Героиня неимоверно благородна, всю жизнь жила для других, но в конце и ей улыбнулось счастье. Очень жаль героя - найти любовь и так быстро потерять, это сильный удар. К сожалению, лучшие из нас так быстро покидают этот мир: 9/10.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретязвочка
26.02.2015, 15.14





Роман замечательный, очень понравился!!! Героиня умница, нашла свое счастье, мужа очень жаль...
Цветущий сад - Пембертон МаргаретОльга
27.02.2015, 11.13





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Роман чудесный, но мне кажется автор когда разлучил героев в самый последний раз нашел дурацкую причину. Ну какая разница что было тридцать лет назад у их родителей, если все равно героиня умрет через пару месяцев. Перечитывала пару раз, и всегда с интересом. Оценка 5.
Цветущий сад - Пембертон МаргаретЛана
27.08.2015, 11.03





Прекрасный роман.Описаны настоящие чувства любовь страсть .Нет как у некоторых авторов пошлости.Не смотря на печальный конец не оставил грусти.ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретраиса
18.01.2016, 23.43





Прекрасный роман !rnМеня трудно удивить, но это действительно достойное произведение.. Качественное и проработанное.rnПроглотил буквально за несколько часов, удивительно почувствовать все герои. Конец расстроил, но все таки если все закончилось хорошо, нарушилась реалистика жизни. А так все грамотно и жизненно!rnВсем советую..
Цветущий сад - Пембертон МаргаретКристина
12.04.2016, 10.45





Делая что то в жизни мы всегда думаем о других,что они подумают,что скажут а ведь жизнь так коротка...роман очень понравился,но остался грустный осадок, читайте не пожалеете.
Цветущий сад - Пембертон Маргаретсоня
18.04.2016, 11.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100