Читать онлайн Белое Рождество Книга 2, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.91 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Белое Рождество Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Эббра арендовала дом с видом на море, примерно в полумиле от Ла-Иоллы. Родители были шокированы, когда она сообщила им, что переезжает, но Эббра осталась непреклонной.
– Чтобы работать, мне нужно уединение, мама, – сказала она, беря мать под руку и ласково стискивая ее пальцы, надеясь на понимание.
– Тебе и здесь никто не мешает. Господи, да ты часами сидишь над машинкой в своей комнате! Это так неестественно – проводить столько времени в одиночестве!
– Все писатели проводят в уединении долгие часы, мама! – смеясь, воскликнула Эббра. – Будь иначе, они никогда ничего бы не написали!
– Когда вернется Льюис, тебе все равно не удастся подолгу сидеть взаперти, – раздраженно возразила мать. – И тогда о твоих писательских забавах придется забыть.
Несмотря на то что Льюис числился пропавшим без вести, а не военнопленным, Эббра настаивала, чтобы домашние говорили о нем так, словно его благополучное возвращение – лишь вопрос времени.
Она вздохнула, подумав о том, что продолжать беседу бессмысленно.
Работа Эббры казалась матери невинным увлечением лишь до того дня, когда вышла в свет ее первая книга. После этого, встречая книгу на полках магазинов, сталкиваясь со зримым свидетельством успеха дочери, который ее раздражал, мать уже не считала занятие Эббры безвредным.
Эббра была потрясена, впервые увидев свое произведение напечатанным, и всякий раз, когда ей на глаза попадалась книга с ее именем на обложке, душу наполняло ликование. Однако она не могла не замечать тех страхов, которые внушал матери ее новый статус. Не желая ввязываться в бесплодную дискуссию о том, одобрил бы ее Льюис или осудил, Эббра сказала:
– Я собираюсь поехать в магазин за постельным бельем и скатертями. Не хочешь составить мне компанию? Мы могли бы вместе пообедать и сходить в музей или картинную галерею.
Раздражение матери несколько улеглось. Беседа перешла в другое русло. Неделю спустя, набив машину одеждой, книгами и хозяйственной утварью и аккуратно уложив пишущую машинку рядом с собой на пассажирском сиденье, Эббра отправилась на юг, к своему новому дому.
Во второй половине декабря Эббра вернулась в Сан-Франциско, чтобы встретить Рождество с родителями. Ее ждала открытка от Скотта, на которой стояла лишь его подпись, твердая и размашистая, до боли знакомая.
Заметив подозрительные взгляды, которые мать бросала в ее сторону, Эббра торопливо сунула открытку в конверт. Не было сказано ни слова, но Эббра почти не сомневалась: мать угадала, почему Скотт больше не навещает ее и не звонит. В своей открытке Скотту Эббра также поставила только автограф и не сообщила о переезде. Если появятся новости о Льюисе, она свяжется со Скоттом, а до той поры Эббра приказала себе выбросить его из своих мыслей.
Габриэль и Серена прислали Эббре открытки с письмами, которые как нельзя лучше укрепили ее дух. Обе ее подруги находились в Сайгоне. Габриэль не покладая рук занималась поисками людей, знавших ее дядю, а Серена трудилась в одном из городских приютов для детей. Последнее обстоятельство изумило Эббру. Ей было трудно представить изысканную, утонченную Серену в роли няньки, которая кормит и баюкает младенцев.
Первого февраля, готовя себе завтрак, Эббра включила телевизор и с ужасом выслушала новости о новогоднем наступлении Вьетконга
type="note" l:href="#n_1">[1]
. По всему Южному Вьетнаму сотни городов и американских военных баз одновременно подверглись нападению. В Сайгоне вьетконговцы взорвали бомбу у стены посольства США и вошли через образовавшуюся брешь на его территорию. Поступали сообщения о том, что посольство захвачено и находится под контролем Вьетконга, что огненный вал войны докатился наконец до южной столицы.
Весь день Эббра прослушивала каждый выпуск новостей, тревожась за Серену и Габриэль и гадая, грозит ли им опасность. В программах вечерних новостей вели прямую трансляцию с места событий. В посольстве были убиты четыре солдата и один тяжело ранен. Первоначальное сообщение о том, что посольство захвачено, теперь отрицалось, однако ситуация оставалась весьма серьезной. Территорию посольства устилали трупы вьетконговцев, и продолжался плотный пулеметный огонь. Через шесть с половиной часов после нападения объявили, что посольство очищено от противника – последний из нападавших был застрелен одним из старших дипломатов на лестнице внутри здания.
В течение недели выпуски новостей сообщали о непрекращающихся столкновениях между Вьетконгом и американскими, а также южновьетнамскими силами.
Эббра понимала, что, пока не будет восстановлен порядок, ждать вестей от Габриэль и Серены не приходится. Пасмурные февральские дни тянулись с мучительной неторопливостью. Как только в Сайгоне утвердилось спокойствие, появились тревожные репортажи о боевых действиях к северу от города, в древней столице, Хюэ.
Бои в Хюэ длились двадцать четыре дня, и к тому времени, когда они закончились, когда с башни возвышавшегося над городом старинного форта был сорван вьетконговский флаг и вновь водружено желто-красное знамя Южного Вьетнама, потери американских морских пехотинцев составили сто пятьдесят погибших. В стычках, нередко принимавших характер рукопашной, погибли четыреста вьетконговцев и, по предварительным оценкам, около тысячи гражданских лиц; некоторые из них пали от пуль бойцов коммунистических «эскадронов смерти», другие стали жертвами американских авиационных и артиллерийских ударов. Город, один из самых старых и красивых во всем Вьетнаме, лежал в руинах.
Эббра как раз читала газетную заметку с парадоксальным утверждением американского офицера, будто «спасти город можно, только разрушив его», когда принесли телеграмму от Габриэль. Они с Сереной были в безопасности. «Новогоднее нападение» было tresgrisant– «весьма захватывающим», – ракеты и снаряды на трое суток превратили их в пленниц гостиничного номера, но теперь все в порядке. Габриэль обещала скоро написать и передавала сердечный привет.
Эббра испытала громадное облегчение. Теперь она вновь могла сосредоточиться на книге. Она пообещала Пэтти, что роман будет закончен к Пасхе, что она хочет показать себя настоящим профессионалом и уложиться в срок, который сама определила.
Следующие несколько недель телерепортажи были посвящены боям у Кхесань, морской базы на северо-западной окраине Южного Вьетнама. Задачей морских пехотинцев было перекрыть пути проникновения северовьетнамцев из Лаоса, граница которого проходила в восьми километрах к западу.
Тридцать первого Марта усталый и нездоровый на вид президент Джонсон выступил по национальному телевидению, объявив, что не собирается баллотироваться на второй срок. Эббра почувствовала прилив надежды. Выборы нового президента сулили смену политического курса. Юджин Маккарти и Роберт Кеннеди, кандидаты от демократов, были противниками войны. Если один из них станет президентом, война, вне всяких сомнений, будет завершена. Эббра склонялась к кандидатуре Кеннеди.
Первого апреля она закончила книгу, третьего передала ее Пэтти, и они отметили это событие праздничным обедом. Четвертого Эббра чувствовала себя так, словно уже никогда не сможет ничему радоваться. В Мемфисе застрелили Мартина Лютера Кинга. Убийство человека, который неизменно выступал за мирное разрешение конфликтов, какие бы провокации против него ни устраивали, представлялось столь чудовищным, что Эббре показалось, будто погиб член ее собственной семьи. Но худшее ждало впереди.
Шестого июня погиб Роберт Кеннеди, которого Эббра прочила в президенты. Его застрелили в лос-анджелесском отеле «Амбассадор» после триумфальной победы в предварительных выборах от штата Калифорния.
Две недели спустя, когда у выкрашенного пастельными тонами домика Эббры остановился черный лимузин, она сразу поняла всю справедливость пословицы «беда не приходит одна». Она не помнила, как подошла к двери и открыла ее. Она помнила лишь, как стояла перед офицером и армейским капелланом и офицер мягко говорил ей:
– Нет ли у вас в округе друзей, которым можно позвонить, миссис Эллис?
Эббра покачала головой, ошеломленная тошнотворным чувством, что все это с ней уже было. Только тогда перед ней стоял другой военный. Он тоже предлагал позвонить друзьям. Тот человек принес ей вести о Льюисе, но по крайней мере о его гибели речь не шла. Эббра цеплялась за соломинку надежды. Она не видела причин, почему на сей раз ей должны сообщить о его смерти. Ее муж не мог погибнуть. Если бы Льюис умер, она бы знала. Ей не нужно было бы говорить об этом. Она бы почувствовала сама.
Оглядевшись вокруг и убедившись, что поблизости нет соседей, которых можно было попросить побыть с Эбброй, офицер безрадостным тоном произнес:
– Нам можно войти, миссис Эллис?
Эббра хотела сказать «да», но не могла вымолвить ни слова. Ее горло сжалось, будто ее душили. Она молча распахнула дверь и провела гостей в свой маленький кабинет. На столе стояла пишущая машинка. Эббра пыталась изложить на бумаге план очередной книги, и в корзине для бумаг лежало несколько смятых листков.
– Прошу вас, садитесь, миссис Эллис, – заговорил капеллан. В его глазах застыло сочувственное выражение. Эббра отвела от него взгляд и посмотрела на офицера.
– Вы по поводу Льюиса, да? Есть новости? Осторожно взяв Эббру за руку, офицер подвел ее к ближайшему креслу.
– Да, новости, – сказал он наконец. – И, боюсь, дурные. Человек, недавно освобожденный из плена, утверждает, будто бы ваш муж погиб в лесном лагере на полуострове Камау в октябре прошлого года.
Октябрь. Тот самый месяц, когда она летала в Вашингтон, чтобы принять участие в антивоенной демонстрации. Когда познакомилась с Сереной и Габриэль, когда ее переполняли надежды. Октябрь. Еще до того, как вышла первая ее книга. Восемь месяцев назад. Льюис погиб восемь долгих месяцев назад, а она не ведала об этом. Это невозможно. Непостижимо.
– Я не верю, – сказала она надтреснутым голосом, показавшимся ей чужим.
– Эти сведения получены из первых рук, миссис Эллис, – мягко произнес капеллан. – Ошибки быть не может.
Эббра посмотрела ему в лицо и поняла, что он говорит правду. Льюис умер. Льюис погиб, и ей придется провести без него всю оставшуюся жизнь.
Она с трудом поднялась:
– Я хотела бы остаться одна.
– Полагаю, это не самая лучшая мысль, – сказал капеллан, усталый мужчина средних лет. Эббра гадала, скольким женам он принес такие же вести. Как ему хватает сил просыпаться по утрам, зная, чем предстоит заниматься весь день?
Она невозмутимо повторила:
– Я хотела бы остаться одна.
В конце концов гости нехотя ушли. Пока их лимузин удалялся, поднимая шлейф пыли и мелкого песка, тонким слоем покрывавшего подъездную дорожку, Эббра стояла в центре кабинета. Льюис никогда не увидит ее дом. Он не узнает о ее книгах, не прикоснется к ней, не обнимет, не поцелует ее.
Глаза Эббры оставались сухими. Она не могла плакать. Ее горе было слишком глубоким для слез. Несмотря на летнюю жару, руки и ноги Эббры покрылись гусиной кожей.
– О Господи, – прошептала она, стараясь уразуметь, как ей жить дальше. – Ох, Льюис, Льюис...
У нее побывал свекор; приезжали родители, требуя, чтобы она вернулась в Сан-Франциско. Эббра отказалась, понимая, что никогда больше не сможет жить там. Отныне ее единственным пристанищем стал дом, который она выбрала, когда еще думала, что Льюис жив.
Она написала Серене и Габриэль и получила от обеих длинные сочувственные, ободряющие письма. Она позвонила Пэтти, которая сразу выехала к ней из Лос-Анджелеса. Больше говорить было некому. Их совместная жизнь оказалась слишком короткой, чтобы обзавестись общими друзьями. Эббре было не с кем разделить горе. До тех пор, пока Скотт не вернется из Италии.
Через неделю после того, как к ней приезжал черный лимузин, Эббра вышла из дома ранним утром, едва взошло солнце, и отправилась в долгую прогулку по берегу. Ей нужно было подумать о прошлом и будущем. О будущем без Льюиса. Что делать? Куда податься?
В этот ранний час на пляже еще не появились люди, прочесывавшие до завтрака песок в поисках потерянных вещей, и Эббра была одна. Морская чайка пролетела и скрылась за горизонтом, над которым поднимался розоватый шар солнца.
Она будет работать. Это ясно. Что бы ни случилось, она будет продолжать работать. А что еще? Что еще ждать от жизни – теперь, когда она, вероятно, навсегда потеряла Льюиса?
Эббру переполняла мрачная тоска. Вдова офицера, она не знала, сумеет ли приспособиться к такой перемене. Она не смотрела в сторону дома, пока до него не осталось шагов двадцать. Только повернувшись спиной к океану, собираясь пересечь пляж и подняться по ведущим к дому ступенькам, она увидела его.
Казалось, он уже давно стоит здесь, наблюдая за ней. Его волосы отросли и выглядели неряшливо. В лучах утреннего солнца они сияли цветом поспевающего ячменя. Эббра не могла разобрать выражения его лица и глаз, но в этом не было нужды. Ее сердце забилось короткими, отрывистыми толчками, которые отдавались даже в кончиках пальцев. Итак, он вернулся.
– Скотт! – крикнула Эббра и, вынув руки из карманов, бросилась бежать. – Скотт!
Она кинулась ему в объятия, и его руки сомкнулись вокруг нее. Она прижалась к нему, ища успокоения в надежной гавани его силы и любви к ней, и в тот же миг в ее душе словно расплавилась ледяная глыба и слезы мучительного страдания хлынули из глаз.
– Он погиб, а я не знала, – произнесла она, задыхаясь от рыданий. – Господи, Скотт, как же случилось, что я не поняла, не почувствовала?
Скотту нечего было ответить. Он лишь еще крепче обнимал Эббру, гладя по волосам, стараясь успокоить.
Она плакала, не в силах остановиться, и наконец неразборчиво пробормотала:
– Я так любила его! Думала, что буду любить его всю жизнь...
– Я знаю, милая, знаю, – мягко отозвался Скотт и, обняв ее' за плечи, повел в дом.
– Ты сможешь встретиться с человеком, который утверждал, что находился в одном лагере с Льюисом? – спросил Скотт, готовя завтрак.
– Нет, – ответила Эббра. Ее глаза потемнели и казались почти черными, лицо покрывала мертвенная бледность. – Я хотела, но мне прислали официальное письмо, в котором объяснили, что этот солдат австралиец, он служил в Первом батальоне Королевского австралийского полка. Его с почетом демобилизовали, а где он сейчас, не известно.
Лицо Скотта стало напряженным. Он ни на секунду не поверил объяснениям, которые дали Эббре. По-видимому, армейские власти попросту хотели уберечь Эббру от новых потрясений.
– Сегодня вечером в Ла-Иолле показывают фильм с Марлоном Брандо. Не хочешь пойти?
Кино. Уже несколько месяцев Эббра не ходила в кино. В сущности, она никуда не ходила.
На мгновение она была слишком шокирована, чтобы ответить, но потом произнесла голосом, в котором не было и следа сомнения:
– С удовольствием.
Ей нужно отвлечься. Нужно заставлять себя что-то делать, пока это вновь не войдет в привычку. А еще ей нужен близкий человек. Ей нужен Скотт.
Четыре месяца Эббра скрывала от всех, что вновь встречается со Скоттом, и не посещала матчей с его участием. Но всякий раз, бывая в Лос-Анджелесе, он приезжал к ней и возил в ресторан, в кино, на концерты, обсуждал с ней ее работу, они вместе гуляли по берегу. Эббра никому не рассказывала об этом – ни свекру, ни родителям, ни даже Пэтти.
За все эти месяцы Скотт ни разу не напомнил ей о тех словах, что произнес в лесу над озером Тахо, ни разу не притронулся к ней, если не считать целомудренных прикосновений руки, когда он помогал ей садиться в машину или подавал пальто.
В октябре, когда Скотт уже собирался возвращаться в Лос-Анджелес, а Эббра провожала его к машине, он повернулся к ней и внезапно отрывисто произнес:
– Не кажется ли тебе, что прошло уже достаточно времени? Могу ли я наконец задать тебе вопрос?
Занимался вечер, и океан за его спиной погрузился в ярко-синюю тень; на гребнях волн кипели молочно-белые барашки.
– Какой? – с улыбкой спросила Эббра, даже не догадываясь о том, что произойдет в следующую секунду.
Ответная улыбка так и не появилась на лице Скотта. В каждой черточке его лица чувствовалось напряжение.
– Ты выйдешь за меня замуж? – просто сказал он.
Время дрогнуло и остановилось. Эббра была не в силах издать звук или шевельнуться. В глубинах ее подсознания все это время скрывалась уверенность в том, что этот момент когда-нибудь наступит, но она отказывалась думать о нем.
– Я люблю тебя, Эббра, – продолжал Скотт, по-прежнему не прикасаясь к ней, даже не протянув руку. – Я всегда тебя любил. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Эббра по-прежнему не могла вымолвить ни слова и стояла, будто окаменев. Скотт был братом ее мужа и уже давно, дольше, чем она была готова признать, самым важным человеком в ее жизни. А еще он был профессиональным спортсменом, звездой, мужчиной, который мог выбрать любую из сотен женщин. Но он влюблен в нее. Скотт уже давно любит ее.
Сердце Эббры билось часто и неглубоко, грозя выпрыгнуть из груди. Да, известие о гибели Льюиса она получила лишь несколько месяцев назад, но ведь на самом деле он мертв уже целый год. Вот почему Скотт только теперь сделал ей предложение. Потому что прошел год. И потому, что он ее любит.
Внезапно в ее душе словно прорвалась огромная плотина. Любовь к Скотту не помешает ей помнить Льюиса. Этому ничто не помешает. Льюис навсегда останется в fee сердце, но ей внезапно открылась поразительная истина – она любит Скотта! Она безумно, страстно влюблена в мужчину, который предлагает ей стать его женой!
– Да! – ответила она и, раскинув руки, шагнула к нему, столь уверенная в искренности своего желания, что никакие силы во всей вселенной не смогли бы заставить ее взять свои слова обратно. – Да, я выйду за тебя, Скотт! Во всем мире нет человека, за которого я вышла бы замуж с такой радостью, как за тебя!
Скотт сразу позабыл о возвращении в Лос-Анджелес. Подхватив Эббру на руки, он ворвался в ее дом, пробежал по залитой солнцем, заполненной книгами комнате, в которой она работала, и торопливо поднялся по узкой лестнице в спальню, куда прежде не ступала его нога.
До сих пор Они ограничивались дружескими объятиями и редкими невинными поцелуями. Теперь Скотт хотел заняться любовью с Эбброй, и ни он, ни она не могли больше ждать. Эббра дрожащими пальцами расстегнула блузку, стянула с бедер юбку и бросила ее на пол. Все еще в лифчике и трусиках, она выпрямилась, внезапно ощутив скованность. Скотт куда опытнее, нежели она. Фотомодели и актрисы, с которыми он встречался прежде, вне всяких сомнений, были умелыми любовницами, но остались с носом. Что, если она его разочарует? Что, если он в своих мыслях приписывал ей достоинства, которыми она никогда не обладала?
Скотт уже успел забросить свой джемпер в дальний угол комнаты и теперь снимал джинсы. Он посмотрел на Эббру и только теперь впервые ощутил ее робость. Ему не нужно было спрашивать, что случилось. Причина нерешительности Эббры читалась в ее глазах. Скотт медленно протянул к ней руки.
– Я люблю тебя, – произнес он. – До сих пор я ни разу не влюблялся. – Пальцы Эббры доверчиво скользнули ему в ладонь. – До сих пор я ни разу не был в постели с женщиной, которую люблю. Это мой первый опыт, Эббра. Тебе придется учить меня точно так же, как мне – тебя.
Эббра издала негромкий вскрик, ошеломленная своими чувствами к нему и переполненная благодарностью за понимание. Скотт осторожно уложил ее на кровать и заключил в объятия. Он ждал ее так долго, что не мог рисковать испортить все излишней поспешностью.
– Я люблю тебя, Эббра, – вновь сказал он, убирая черные шелковистые волосы с ее лица, целуя ее в виски, в глаза, в уголки губ. – Я люблю тебя, милая. Всегда буду тебя любить. Всю свою жизнь.
Когда он, расстегнув ее лифчик, положил свои большие сильные пальцы ей на грудь, она затрепетала от наслаждения. Скотт медленно поглаживал ее соски, он неторопливо наклонил голову, целуя и нежно лаская их языком.
Эббра не стала ждать, когда он снимет с нее белье. Ее лоно увлажнилось от страстного желания, и она сама сорвала с себя все, отшвырнула прочь, широко раскинула ноги и потянула Скотта на себя. Она не чувствовала ни сомнений, ни вины. Только любовь – всепоглощающую, сладостную и безграничную.
Когда они сообщили о своем намерении пожениться, родители Эббры были шокированы. Они наотрез отказались присутствовать на свадьбе и не пожелали встречаться со Скоттом. Мать и отец сказали, что, если Эббра не образумится и не отменит бракосочетание, они не будут в дальнейшем иметь с ней ничего общего.
Реакция Томаса Эллиса оказалась столь же бурной. Сначала он отказывался поверить. Когда Эббра и Скотт мягко и терпеливо втолковали ему, что говорят правду, его гневу не было границ. Это было предательством по отношению к памяти Льюиса. Бесстыдная супружеская измена. Томас пожелал Эббре и Скотту той же судьбы, что постигла Льюиса.
Эббра так расстроилась, что уже была готова скрыть весть о свадьбе от Пэтти. Что, если Пэтти воспримет их решение с такими же недоумением и ужасом? Если так, у них на свадьбе вообще не будет гостей. Им придется взять в свидетели незнакомых людей с улицы.
– Ты на редкость удачно выбрала время для звонка, – послышался в трубке оживленный голос Пэтти. – Я собиралась сама звонить тебе и сообщить о том, что издательство «Книга месяца» приобрело права на твое произведение! Кстати, роман выйдет не позже февраля 1969 года, и редактор сказал, что твое новое произведение вызовет настоящую сенсацию!
– Это замечательно, Пэтти, – отозвалась Эббра, едва постигая, о чем идет речь. – У меня для вас тоже есть новости. – Она глубоко вздохнула, собираясь с силами. – Я выхожу за Скотта и хочу, чтобы вы были на свадьбе моей подружкой.
Пэтти немедленно разразилась ликующим воплем, столь громким, что его, вероятно, услышали даже в соседнем квартале.
– Какая прелесть, Эббра! Я с радостью буду твоей подружкой! Когда свадьба? Что мне надеть?
type="note" l:href="#n_2">[2]
Какое у тебя будет платье? О Господи! Уже много лет я не слышала такой замечательной новости!
– Она обрадовалась? – спросил Скотт, когда трубка вернулась на свое место.
Эббра улыбнулась:
– Еще как. И она будет моей подружкой.
– Моим шафером будет один парень из команды, – сказал Скотт, с любовью притягивая к себе Эббру и заключая ее в объятия. – Итак, все тревоги позади, и список гостей можно считать готовым.
Несмотря на то, что этот список состоял всего из двух человек, они решили обвенчаться в церкви.
Это была маленькая испанская церковь с белоснежными стенами. Вечером накануне свадьбы Эббра сама убрала ее розами с крошечными бутонами и охапками оранжевых вьюнков.
На ней было голубое платье с пышными рукавами, узкой талией и длинной, мягко ниспадающей юбкой. Ее букет был собран из тех же цветов, которыми она украсила церковь.
Пэтти была невероятие хороша в платье точь-в-точь того же цвета, что розы в ее букете и букете Эббры. Она приподнялась на цыпочки, поцеловала Эббру, бросила кокетливый взгляд на шафера и преподнесла новобрачным свадебный подарок – роскошную фарфоровую вазу.
После завершения церемонии они отправились в отель «Валенсия» с видом на бухту Ла-Иолла и отпраздновали событие шампанским и шикарным свадебным завтраком.
На медовый месяц молодожены отправлялись в Новый Орлеан, поскольку Эббра ни разу там не была и очень хотела посмотреть этот город.
Подружка и шафер, которые к этому времени уже нежно держались за руки, отвезли их в международный аэропорт Сан-Диего. Выходя на посадку, Эббра повернулась и бросила Пэтти свой букет.
Пэтти ловко поймала его, широко улыбнулась и лукаво подмигнула. Стоявший рядом с ней шафер Скотта смущенно зарделся.
Как только двери закрылись за их спинами, душа Эббры наполнилась ликованием. У нее вновь появилось будущее. Она вышла замуж за любимого и любящего ее человека.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргарет



ну такая дребедень.... Такую чуш я ещё действительно не читала... Да ещё и 2 книги... Чуш полная
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретРимма
16.08.2012, 17.25





не дребедень,не чушь,а очень даже не плохая книга.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргаретсвета
27.08.2012, 3.05





у вас римма просто не ни капли романтики, а роман очень даже ничего!!!
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргареттатьяна
1.10.2012, 11.56





Какая то узкоглазая фигня! Все американцы влюбляются во вьетнамок. И еще... Война войной, а ТРАХ по расписанию
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретЛили
11.02.2014, 16.12





Роман (обе книги) потрясающий!!! Захватывает,читается на одном дыхании! Советую! Римма,попробуйте почитать сказку "Золушка" и слово чушь пишется с "ь" знаком.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретEdit
4.03.2014, 23.07





Роман очень понравился. Интересный сюжет. 10 из 10.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретДарья
5.09.2014, 8.05





Роман интересный, в нём есть смысл, читается легко,10/10
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргареттатьяна
24.11.2014, 1.40





Роман интересный, в нём есть смысл, читается легко,10/10
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргареттатьяна
24.11.2014, 1.40





сильно...очень сильно...рекомендую тем, кто хочет прочитать то, что тронет душу и заставит плакать...много трогательных моментов... Книга не похожа на обычный дамский любовный роман... Но это стоит прочитать...
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретСветлана
12.08.2015, 9.41





девушки, извините, что засоряю комментарии. Совсем недавно, на главной странице, одна читательница писала об одной книге: героиня, отца которой подозревают в серии краж богатых домов(вор оставлял отрывки из шекспира), устроилась в дом к своим родственникам. Дело вел гг, о работе которого никто не знал, ведь он из высшего общества. Помогите пожалуйста найти эту книгу.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргаретсоня с.
12.08.2015, 12.50





Соне С. Это роман "Покоренное сердце" Смит Барбара Доусон. Приятного чтения!
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретРоза
12.08.2015, 13.41





Это полноценный роман!Без надоевших розовых соплей!Местами много жестокости-но ведь это война...Читала до глубокой ночи.Всё в духе Памбертон-а у неё плохих вещей просто не бывает!
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретЕва
13.08.2015, 9.25





Это полноценный роман!Без надоевших розовых соплей!Местами много жестокости-но ведь это война...Читала до глубокой ночи.Всё в духе Памбертон-а у неё плохих вещей просто не бывает!
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретЕва
13.08.2015, 9.25





Отличное произведение.История жизни с добрым и вечным чувством-любовью.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон Маргаретирина
1.09.2015, 12.26





Очень завараживающая книга. Об этих трёх девушках не только книги нужно писать но и фильмы снимать!!!!! За их силу воли и любовь за которую они боролись и шли на все!!!!!!
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретВалентина
2.11.2015, 8.24





Весьма неплохо.. Конечно, чересчур затянуто.. и временами нудновастенько.. но добила обе книги. Любителям не банальных историй и подробных описаний военных действий советую ... Всем остальным в любом случае, книга запомнится.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретКристина
8.04.2016, 2.49





Весьма неплохо.. Конечно, чересчур затянуто.. и временами нудновастенько.. но добила обе книги. Любителям не банальных историй и подробных описаний военных действий советую ... Всем остальным в любом случае, книга запомнится.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретКристина
8.04.2016, 2.49





Такой захватывающий роман,начало непонятное а дальше просто не оторваться так затянуло так испереживалась за героев,что до последнего не верила в счастливый конец но слава богу хэппи энд есть.....суперский роман,всем советую 10+++
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретСоня
27.04.2016, 18.24





Для тех кто любит подобные романы советую просмотреть и прочитать ПИСЬМА ИЗ САЙГОНА Даниэлы Стил.
Белое Рождество Книга 2 - Пембертон МаргаретНаталья 66
4.05.2016, 5.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100