Читать онлайн Белое Рождество, автора - Пембертон Маргарет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Белое Рождество - Пембертон Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.85 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Белое Рождество - Пембертон Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Белое Рождество - Пембертон Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пембертон Маргарет

Белое Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Следующие два месяца Кайл пускался на всевозможные ухищрения, добиваясь, чтобы его отправили в Сайгон.
– Тебе уже давали командировку в большой город, – кислым тоном заявил командир эскадрильи в ответ на вопрос Кайла, когда, черт возьми, ему поручат отвести машину на базу Тансонхат. – Если не перестанешь канючить, то в следующий раз увидишь Сайгон только в тот день, когда будешь покидать эту проклятую страну навсегда!
– Господи, забудь ты о ней! – раздраженно посоветовал Чак. – К твоим услугам красавицы всего Вьетнама, а ты хочешь усложнить себе жизнь, ухаживая за девственницей, которая к тому же отказывается встретиться с тобой наедине.
Кайл понимал, что это глупо, и все же желание отправиться в Сайгон и увидеть Чинь стало для него навязчивой идеей.
– А как насчет крошки, которая осталась дома? – осведомился Чак, когда они перевозили десантников в район, пользовавшийся славой «тихого».
Кайл усмехнулся:
– Крошка, которая осталась дома, – это блондинка ростом метр семьдесят пять, причем такая заводная, что у тебя от нее волосы встали бы дыбом!
Настала очередь Чака улыбаться.
– Похоже, она девица хоть куда, – сказал он и бросил «Хью» в крутое пике, готовясь к посадке.
– Это точно.
Голос Кайла был так тверд, что Чак вскинул брови. На его взгляд, Кайл обладал великим множеством достоинств, однако способность хранить супружескую верность среди них не значилась. Если он ошибся, значит, «блондинка ростом метр семьдесят пять» – действительно что-то особенное. Кайл менее всего годился на роль преданного супруга.
Несколько дней они выбрасывали десантников в «тихих» районах и после нескольких часов ожидания возвращались за ними.
– Это уже начинает надоедать, – сказал один из пилотов Кайлу, когда они, обливаясь потом под жарким солнцем, дожидались команды подняться в воздух.
Кайл был полностью с ним согласен. Скука ожидания по нескольку часов на поверку оказалась куда хуже будоражащей кровь встряски, которую испытываешь, летая в зоне боевых действий.
– Ты только взгляни сюда, – с омерзением сказал пилот, постукивая пальцем по журналу. – Антивоенная демонстрация у Белого дома. Почему бы этим придуркам не устроить демонстрацию против Хо Ши Мина? Какие они после этого американцы? Ты только взгляни на эту идиотскую фотографию! Ту, которую сняли в Англии. Подумать только – Англия! Что они могут понимать, эти тупые англичане?
Кайл с ленивым любопытством бросил взгляд на снимок. Группа протестантов окружила американское посольство на Гросвенор-сквер и отказалась разойтись мирно. Вспыхнула потасовка, и несколько участников демонстрации были арестованы. На фотографии был весьма живо запечатлен молодой человек с плакатом в руках. Полицейские запихивали его в патрульную машину.
– Ну-ка, дай посмотреть! – внезапно воскликнул Кайл, чувствуя, как разгорается его интерес. Он взял журнал и с отвращением присвистнул. – Нет, вы только поглядите! Этот болван – брат моей жены!
Чак, который до сих пор лежал в тени вертолета, прикрыв лицо книгой в бумажном переплете, отбросил ее и открыл один глаз.
– Шутишь? Этот парень с фотографии – действительно твой родственник?
– Какие уж тут шутки, – мрачно отозвался Кайл. – Господи! Если бы я мог выбирать, предпочел бы пристрелить этого придурка вместо вьетнамца! Ты видел, что написано на его плакате? «Да здравствует Хо Ши Мин»! Я был бы счастлив сбросить этого мерзавца в район боев, кишащий вьетконговцами, и посмотреть, захочется ли ему петь ту же песенку!
Чак сел и, потянувшись к журналу, принялся с интересом его разглядывать. На снимке ясно виднелись светлые и длинные, как у хиппи, волосы Лэнса и немного женственные черты его лица. Под снимком мелким шрифтом было напечатано: «Виконт Блит-Темплтон был арестован полицией, после того как привел группу протестантов к зданию американского посольства, чтобы передать петицию». Чак почти ничего не знал о британской аристократии, но понял, что если Лэнс Блит-Темплтон – виконт, то его сестра, жена Кайла, должно быть, графиня, виконтесса или кто-то в этом роде.
Он ухмыльнулся. «Блондинка ростом метр семьдесят пять», «заводная виконтесса» – определенно штучка хоть куда. Чак решил не терять связь с Кайлом после окончания службы во Вьетнаме. Он был бы не прочь встретиться с такой девушкой.
– Ну хотя бы один-единственный полет для ремонта в Сайгон, – умолял Кайл командира эскадрильи.
– Что с тобой случилось, Андерсон? Местные девки тебе не по вкусу? – сердито отозвался тот. – Какого черта я должен давать трехдневную командировку уоррент-офицеру, когда у меня целая куча капитанов выстроились в очередь за удовольствиями?
– Потому что я уже два месяца протираю штаны в кресле вертолета, вот почему! – гневно заявил Кайл.
– Все мы помногу летаем. Ты не один испытываешь терпение госпожи Фортуны, забывая по утрам даже сказать ей «спасибо, мадам».
– Послушайте, это очень важно для меня. Позвольте хотя бы раз слетать в Сайгон!
– Только если ты произнесешь волшебное слово, – ответил командир, ни на гран не изменив интонацию голоса и выражение лица.
Кайл не сразу понял, что ему сказали.
– Я сделаю все что угодно! Все что... – Но тут смысл слов собеседника наконец проник ему в сознание, и он торжествующе завопил, подбрасывая шлем в воздух: – Пожалуйста! Пожалуйста! Трижды пожалуйста!
– Смотри не лопни от счастья, – предупредил командир, и в его глазах промелькнула лукавая усмешка. – Но каждой бочке меда полагается своя ложка дегтя.
– О чем вы? – спросил Кайл, хотя ему было все равно.
– Ты полетишь на пару с Уилсоном, – ответил офицер и покачал головой, укоряя себя за излишнее мягкосердечие.
– Ас кем я буду пить, с кем буду шляться по девкам, пока ты станешь обхаживать свою недотрогу? – недовольным тоном спросил Чак.
– Загляни в «Спортинг-бар», скорешись с кем-нибудь из «зеленых беретов», – ответил Кайл, распечатывая полученные письма.
Он был искренне удивлен тем, как часто ему пишет Серена. Она благоразумно не упоминала о Лэнсе, зато Кайл от души посмеялся над ее рассказами о поездке с Рупертом на распродажу антиквариата.
– Очень любезно со стороны такой заводной девчонки, как твоя жена, браться за перо и бумагу, – заметил Чак, перебирая свои конверты и с отвращением отбрасывая их в сторону.
– Видимо, ее привлекает новизна, – с напускным безразличием ответил Кайл.
После целого года разлуки, в течение которого они не обменялись ни словом, он не ожидал, что Серена станет ему писать. Не ожидал он и того, что ему будет так приятно получать ее письма. Его ответные послания представляли собой наспех нацарапанные открытки. Кайл отправлял их намного реже и только когда бывал достаточно пьян, чтобы предаться сентиментальному настроению.
Кайл отлично знал о репутации сорвиголовы, которая за ним закрепилась. Их с Чаком считали наполовину свихнувшимися из-за рискованных проделок, на которые они пускались. Когда кто-нибудь называл его в лицо психом, Кайл лишь хохотал и соглашался. Ну конечно, он ненормальный! Не будь он психом, ни за что не оказался бы здесь.
– Если бы ребята узнали, как ты собираешься провести три дня в Сайгоне, они, пожалуй, назвали бы тебя размазней, – сухо произнес Чак по интеркому, когда они с Кайлом летели на юг, приближаясь к базе Тансонхат на высоте пятисот метров. – Ради всего святого, какая муха тебя укусила? Неужели ты до сих пор не встречал женщину, против которой не мог бы устоять?
– Не-а, – отозвался Кайл, ничуть не уязвленный. – Откровенно говоря, такие женщины мне не попадались.
Под ними в дрожащем жарком мареве расстилался Сайгон, и Кайл почувствовал, как его охватывает беспокойное предвкушение встречи. Он гадал, по-прежнему ли Чинь работает в «Интернационале», помнит ли она его. А если помнит, согласится ли встретиться с ним?
– Клянусь Всевышним, я уже чую запах города, – сказал Чак, и вертолет начал снижаться для посадки. – Запах болота и плесени, застоявшихся духов, выхлопного дыма и нуок мама.
– И секса, – с улыбкой добавил Кайл. – Не забывай о сексе.
Чак согласно фыркнул:
– Этот город так погряз в сексе, что буквально провонял им. А ты, болван, собираешься терять время, трепетно держа девочку за ручку! Ты ведешь себя как какой-нибудь прыщавый подросток.
По приезде Кайлу не хватило терпения зарегистрироваться вместе с Чаком в «Континентале». Он прямиком отправился в «Интернациональ» и бегом поднялся по ступеням в холл, чувствуя, как неистово бьется сердце.
Чинь оказалась на месте. Она повернулась к Кайлу, и в первое мгновение ее улыбка была вежливой и бесстрастной, но потом губы растянулись шире, а в глазах мелькнуло узнавание.
– Я вернулся, – сообщил Кайл, как будто в этом была необходимость. – У нас назначено свидание, помните?
Его форма была все еще взмокшей от пота после долгого пути, ко лбу прилипла прядь темных волос, в ярко-голубых глазах горел упрямый жаркий огонек.
На щеках девушки появились очаровательные ямочки.
– Все не так просто, – ответила она с едва уловимой насмешкой. – Сначала вы должны встретиться с моей сестрой и получить ее одобрение.
– Ведите меня к ней! – Кайл заулыбался от уха до уха. Он чувствовал себя Александром Македонским, только что покорившим Персию.
Изумлению девушки не было границ. У всех американцев мозги набекрень, но уж этот – сумасшедший из сумасшедших.
– Сегодня вечером, когда закончится рабочий день, я поговорю с ней и спрошу, согласна ли она с вами встретиться.
Последние ее слова придали ситуации неуютный налет неясности.
– А где она предпочла бы поужинать? – спросил Кайл, решив, что, если заранее назначить время и место, добиться благоприятного исхода будет несколько проще. – В ресторане «Континенталя»? В «Каравелле»?
– Я думаю, лучше всего в «Континентале», – ответила Чинь, гадая, как получилось, что после полутора лет, в течение которых ее пытался соблазнить каждый американец, ступавший на порог «Интернационаля», она капитулирует перед этим долговязым, стройным, невероятно юным летчиком с нахальными глазами.
– Я закажу столик на семь тридцать. – Садиться за ужин в Сайгоне в такой ранний час было попросту смешно, но Кайлу было наплевать. Ему хотелось лишь одного – быть рядом с Чинь, а если ради этого придется терпеть присутствие ее сестры – что ж, цена невелика.
– Я больше не могу разговаривать с вами, – мягко произнесла девушка, завидев шумную ватагу инженеров-строителей из Европы, ввалившихся в вестибюль.
Кайл кивнул, сразу уловив смысл ее слов. Если кто-нибудь заметит или подслушает, с какой непринужденностью она с ним беседует, клиенты «Интернационаля» решат, что имеют дело с доступной девицей, и ей трудно будет отбиться от любвеобильных гуляк.
– Ясно, – коротко произнес он. – До свидания.
– Хао, – отозвалась Чинь. На ее щеках по-прежнему играли ямочки.
Торопливо пробираясь сквозь толпу инженеров к выходу на улицу. Кайл решил, что настала пора всерьез заняться местным языком. Какого черта вьетнамцы говорят «хао», имея в виду и «здравствуй», и «прощай»? Это бессмысленно. Насколько ему было известно, они также использовали одни и те же слова для обозначения понятий «стой» и «иди», «друг» и «враг». Если это действительно так, нет ничего удивительного в том, что американское командование испытывает трудности в общении с ними!
– Ну, как там твоя мисс Недотрога? – осведомился Чак, когда Кайл вошел в их номер в «Континентале».
– Все в порядке, – с добродушной уклончивостью отозвался Кайл.
Чак уже принял ванну и переоделся в джинсы и футболку, готовый отправиться на поиски приключений. Он закончил расчесывать свои стриженые светло-каштановые волосы, сунул расческу в карман и удивленно произнес:
– Так значит, несгибаемый боец повержен в прах? Стало быть, наша малютка не просто объект для непристойных домогательств?
– Именно. – Кайл сорвал с себя пропотевшую рубаху. Чак озадаченно покачал головой.
– Ладно, – сказал он наконец. – Уж если все так повернулось, то, хотя я ничего не понимаю, обещаю тебя не терзать. Вижу, что мисс Недотрога – твоя жена, сестра, мать и непорочная Дева Мария, единая в четырех лицах, и заслуживает должного почтения.
– Если так, для начала научись называть ее по имени. – Кайл снял брюки и швырнул ими в Чака.
Чак увернулся.
– Как же ее зовут?
– К твоему сведению, ее зовут Чинь, и это означает чистоту и добродетель.
– Откуда тебе знать? – Чак был заинтригован. – Она сама тебе это сказала?
Кайл вошел в ванную и открыл краны душа.
– Нет! – крикнул он сквозь шелест хлынувшей воды. – Вчера на базу приезжал переводчик с вьетнамского, и я его расспросил!
Чак уставился на распахнутую дверь ванной. На его взгляд, Кайл воспринимал эту интрижку чересчур серьезно. Ведь как ни говори, чем все это может закончиться? Кайл женат. Его подружка скорее всего принадлежит к буддистской либо конфуцианской вере, и, даже если Кайл получит развод, семья вьетнамки ни за что не позволит ей вступить с ним в брак. С точки зрения Чака, Кайлу совершенно нет смысла завязывать подобные отношения.
Чак пожал плечами. Что ж, это не его дело. Он лишь приятель Кайла, но не хозяин ему. И сейчас понапрасну тратит драгоценное время. Его ждут бары и бордели.
– Если захочешь встретиться со мной, я буду в «Богемии» или в «Спортинг-баре», – крикнул он, выходя из номера. Он не сомневался, что одиночество ему не грозит.
До встречи с Чинь и ее сестрой оставались долгие часы, и Кайл вдруг поймал себя на мысли, что не знает, как провести время. Напиваться было немыслимо. Если во время встречи с сестрой Чинь от него будет нести спиртным, он больше никогда не увидит девушку. Идти к проституткам тоже нельзя. Или можно?
Он мысленно обсудил с собой это затруднение, растираясь полотенцем и натягивая свежевыстиранную одежду. В конце концов, Чинь ничего не узнает, а если он не удовлетворит свои потребности до назначенного свидания, то вряд ли это удастся в его ходе. Застегивая молнию брюк, Кайл хихикнул. Он оказался в опасной близости от невозможного – провести три дня целомудрия в Городе Греха. Если поползут слухи, его репутация будет погублена.
Прежде чем отправиться в «Богемию», он несколько секунд помедлил. Улица Тюдо, как всегда, была запружена мотоциклами и велосипедами, однако автомобили, гудками требовавшие уступить дорогу, были американские и управляли ими американцы. Улицы заполонили американские парни. Неоновые вывески рекламировали американские товары: кока-колу, «Уинстон», «Левис». Американские транзисторы наигрывали американскую музыку: Джеймса Брауна, Уилсона Пиккетта, «Темптейшнэ».
Казалось, огромный кусок центра Лос-Анджелеса перенесся на побережье Юго-Восточной Азии. Вьетнамцы улыбчиво обслуживали оккупантов. Они чистили обувь, накрывали столики в ресторанах, готовили пищу, стирали белье и торговали женским телом. Кайл впервые задумался, какие мысли кроются за этими улыбками. Ему было интересно, что думает Чинь об американцах в ее городе, что она думает о нем самом.
– Сайгонский чай? Угостишь меня сайгонским чаем? – спросила девица, обвиваясь вокруг Кайла.
Он вложил ей в ладонь Два доллара, чтобы заставить умолкнуть, и огляделся в поисках Чака.
– Ты мой кумир, – заявила новообретенная подруга, обнимая Кайла и соблазнительно потираясь о него всем телом.
Уилсон торчал у стойки вместе с двумя морскими пехотинцами. На коленях всех троих восседали девушки. Кайлу стоило лишь подойти к ним и принять участие в потехе. Он взглянул на девушку, рука которой уже поглаживала его ширинку. Девушка была хороша собой, с кукольными чертами лица и волосами, ниспадавшими до талии.
– Ты не купишь мне еще сайгонского чая? – проворковала она.
Кайл улыбнулся, глядя на нее сверху вниз, после чего, к собственному удивлению, сказал:
– Нет. Сегодня у меня больше нет денег на сайгонский чай.
Обворожительное выражение на лице вьетнамки сменилось недоверием, а потом отвращением.
– Ты нищий Чарли
type="note" l:href="#n_21">[21]
! – негодующе воскликнула она и тут же отодвинулась от Кайла. – Дешевка!
Увидев его, Чак завопил, приглашая присоединиться к компании. Кайл благодарно вскинул руку и крикнул сквозь оглушающие звуки «Мустанга Салли» Уилсона Пиккетта:
– В следующий раз, дружище! Увидимся вечером в « Континентале»!
Оставшиеся часы долгого жаркого дня Кайл держался подальше от неприятностей, ограничившись парой кружек пива. Потом он пил кофе под навесом уличного ресторанчика, разглядывая снующих мимо людей и отвергая предложения девушек, желавших составить ему компанию. Когда он наконец вернулся к «Континенталю», ему на глаза попался Чак со своими приятелями. Они выбрались из одного бара и, хохочущие и изрядно хмельные, ввалились в другой.
Кайл усмехнулся себе под нос. Какое странное ощущение – сохранять трезвость и целомудрие в городе, погрязшем в разврате. Черт возьми, этот его день в Сайгоне оказался столь незапятнанно чист, что, пожалуй, он сможет рассказать о нем внукам!
Он похвалил себя за то, что назначил свидание на ранний час. В семь часов сорок минут, когда официант подвел к нему Чинь и ее сестру, окружающие столики уже начинали заполняться.
Кайл ждал сестер почти полчаса, сгорая от нетерпения. Последние десять минут он провел в уверенности, что девушки не придут, но вдруг увидел их, одетых в роскошные шелковые ао дай, шагающих к нему вслед за официантом с привлекающей взоры грацией.
С пересохшими губами он вскочил на ноги, чувствуя себя мальчишкой на первом свидании.
– Это моя сестра Май, – сказала Чинь. – Май, это кайл...
– Андерсон, – быстро закончил Кайл за нее, вспомнив, что Чинь до сих пор не знает его фамилии, как, к своему стыду, и он – ее.
– Я очень рада познакомиться с вами, мистер Андерсон, – с прохладной церемонностью произнесла Май.
– Зовите меня Кайлом. – Пока они усаживались, Кайл думал, не дал ли он маху. Может быть, делать подобное предложение девушке, с которой только что познакомился, считается в некоторых вьетнамских кругах дурным тоном. А Кайл ничуть не сомневался, что Чинь и ее сестра принадлежат к весьма изысканному обществу. Он видел, что при появлении девушек в вестибюле «Континенталя», но еще до того, как официант провел их на террасу, хозяин почтительно приветствовал сестер поясным поклоном, выказывая знаки уважения, которого удостаивались лишь немногие гости отеля.
Кайл заказал бутылку охлажденного бальзама и предпринял попытку загладить оплошность.
– Я рад знакомству с вами, мисс... – Кайл едва не откусил себе язык. Он до сих пор не знал, как величать сестер. – ...мисс Май, – быстро нашелся он, чувствуя, что Чинь отлично понимает, в каком затруднительном положении он оказался, и что она едва сдерживает смех.
– Я тоже рада встретиться с вами, – отозвалась Май. В ее произношении безошибочно угадывался очаровательный французский акцент. – У нашей семьи много друзей из западных стран, но все они... – Девушка умолкла, не спуская с него темных миндалевидных глаз. – ...но среди них нет ни одного военного. Вы понимаете, о чем я говорю, мистер Андерсон?
Кайл отлично понял ее. Он бросил взгляд на Чинь, которая не уступала красотой экзотическому цветку, приколотому к ее ао дай. Увидев смех в ее глазах, он вновь повернулся к Май.
– Я почти не знаю вьетнамских обычаев и правил, – откровенно признался он. – Но я очень хорошо знаю, что хочу продолжать встречаться с Чинь. Я отлично вижу, что за девушка ваша сестра, отдаю себе отчет, в какой семье она выросла, понимаю и то, что вы заботитесь о ее репутации. – Он откашлялся, гадая, что сказала бы Серена, если бы могла видеть и слышать его в эту минуту. Что бы она сделала? Швырнула ему в голову первый попавшийся под руку предмет или разразилась недоверчивым смехом? – Если вы позволите мне встречаться с ней, я обещаю, что не причиню ей ни малейшего вреда... я не позволю себе недостойных поступков... – Кайл вконец запутался и сознавал это. Еще ни разу в жизни ему не доводилось иметь подобные намерения, а уж тем более выражать их словами.
– Наши родители умерли, и теперь я – глава семьи, – сказала Май, приходя ему на помощь. Она казалась Кайлу слишком изящной и хрупкой, чтобы быть «главой» чего бы то ни было. – Если вы хотите встречаться с Чинь, я даю вам разрешение, мистер Андерсон, но лишь при условии, что ее всякий раз будут сопровождать.
– Кто? Вы сами? – спросил Кайл, чувствуя облегчение оттого, что испытание – а именно так он воспринимал происходящее – наконец подошло к концу.
Май кивнула, чуть застенчиво улыбаясь, и Кайл внезапно понял, что и она рада тому, что с формальностями покончено.
– Отлично, – сказал он, с удивлением сознавая, что, если бы сестры поменялись местами, Чинь проявила бы себя куда более строгим судьей. – Ну а теперь, когда мы обо всем договорились, давайте ужинать.
Они начали с супа кань чоа – изысканной смеси креветок, стручков зеленой фасоли, ананаса и сельдерея, и Чинь немного рассказала Кайлу о своей семье.
– Мы одна из старейших фамилий в Сайгоне, – говорила она, поднося к губам вино в бокале на высокой ножке. – Мой отец был мандарином и советником Бао Дай, последнего из императоров.
Кайл с изумлением узнал, что Чинь не была ни буддисткой, ни конфуцианкой, а принадлежала к католической церкви, что она обучалась во французских школах Сайгона и провела два года в Париже, в Сорбонне.
После супа подали рис с мелко нарубленной нежной говядиной в виноградных листьях. К этому времени Кайл начал замечать удивленные взгляды, которые бросали на них окружающие. В основном это были американцы, служащие посольства и учреждений гуманитарной помощи, среди которых изредка попадались тучные вьетнамские дельцы в костюмах западного покроя. Кайл прекрасно понимал, о чем они думают. Они хотят понять, не являются ли Май и Чинь куртизанками из высшего общества. А если нет, то какого дьявола их притащил сюда американец?
Кайл был искренне рад, когда к соседнему столику приблизился светловолосый парень примерно одного с ним возраста в сопровождении вьетнамки, которая выглядела еще более респектабельно, чем Чинь и Май. Кайл с удивлением отметил, что ей можно с равной вероятностью дать и тридцать лет, и сорок.
Он с интересом наблюдал за этой парой, пытаясь понять, какие отношения их объединяют. Судя по виду, парень был гражданским – уж очень длинные у него были волосы, – да и на американца он не походил. Его кожу покрывал темный загар, а в уголках глаз виднелась паутина тонких морщинок, словно он привык подолгу щуриться на солнце. Как только он заговорил, прося список вин, Кайл понял, что не ошибся. Парень был австралийцем.
– ...где вы родились? – тем временем спрашивала Май.
– В Бостоне, – ответил Кайл, выбросив австралийца из головы и думая только о том, когда же ему удастся тайком взять Чинь за руку.
– Н-ну? – заплетающимся языком произнес Чак следующим утром, с трудом приходя в себя. – Что, твое желание вести монашескую жизнь еще не угасло?
Кайл перевернулся на спину на соседней кровати и заложил руки за голову. Вопрос был далеко не праздный. Вчера ему удалось прикоснуться к руке Чинь только однажды – когда он усаживал ее в такси, в котором, по настоянию Май, сестры отправились домой вдвоем. Улыбки, брошенные друг другу поверх стола, и горячее, крепкое рукопожатие. Стоило Кайлу представить изящное, безупречное лицо Чинь, и его внутренности начинали выписывать кульбиты, словно он мчался на русских горках.
– Нет, – отозвался он, впервые подумав о том, чем могут закончиться его отношения с Чинь. – Нет, кажется, я становлюсь образцовым монахом!
Чак застонал и натянул на голову простыню.
– После.,. – смутно донесся до Кайла его голос, – ...ты подробно расскажешь мне о своей Чинь-Недотроге... но только не сейчас!
Кайл этим не ограничился. В обеденный перерыв он привел Чака в вестибюль «Интернационаля» и познакомил его с Чинь.
Девушка произвела на Чака глубокое впечатление. Она была самой настоящей леди, но в ее глазах угадывался тот лукавый, смешливый огонек, который, как ему казалось, был присущ от рождения всем без исключения вьетнамкам, которых он когда-либо встречал. И все же на месте Кайла он остановил бы свой выбор на светловолосой аристократке ростом метр семьдесят пять, что обреталась сейчас в шумном Лондоне.
По возвращении на место службы Кайл всерьез озаботился задачей обеспечить себе регулярные поездки в Сайгон. Вьетнам был страной, в которой буйно расцветали подкуп и коррупция, и Кайл не видел причин, которые мешали бы ему упасть на самое дно бесчестья, если это поможет достичь желаемой цели.
– Так ты – Андерсон из банкирской семьи? – спросил командир эскадрильи, внезапно проявляя необычайное внимание.
Кайл кивнул.
– А ты, часом, не вешаешь мне лапшу на уши? Ведь если это неправда...
– Истинная правда, – подтвердил Кайл, изумляясь тому, как легко и просто все оказалось. – Я хочу лишь достичь некой договоренности...
– Думаю, мы все устроим, – сказал командир, широко улыбаясь. – Да, я ничуть не сомневаюсь в том, что мы найдем общий язык. Дело лишь в цене.
Цена оказалась астрономической, но, на взгляд Кайла, дело того стоило. Еще до конца месяца он получил возможность проводить с Чинь по меньшей мере два уик-энда из четырех. Май по-прежнему присутствовала на тех свиданиях, которые Чинь называла «официальными», однако время от времени она ухитрялась сбежать из-за гостиничной конторки, чтобы побыть с Кайлом наедине. Иногда они спускались к реке по улочкам, проходившим параллельно Тюдо, иногда гуляли по парку у Президентского дворца; порой они сидели за чашкой кофе в «Броддардз», заведении скорее вьетнамском, нежели американском. Идиллия продолжалась до сентября, и вдруг Чинь сказала, что не может встретиться с ним в следующие выходные, поскольку в эти дни исполняется годовщина смерти ее матери и она обязана провести уик-энд с сестрой.
Кайл уже достаточно хорошо знал вьетнамские обычаи, чтобы понять: спорить бесполезно. Несмотря на то что Чинь была христианкой, а не буддисткой, вера пращуров вошла в ее кровь и плоть.
Если бы в ту субботу, когда Кайл был в Сайгоне, а Чинь не могла прийти на свидание, рядом с ним оказался Чак, он, вполне возможно, не напился бы и не пошел бы домой к девушке с намерением увидеть ее. Однако получилось так, что Кайлу пришлось коротать долгий день, не имея возможности увидеться с Чинь до вечера. Уже в десять утра он начал заливать тоску спиртным в «Спортинг-баре» в компании «зеленых беретов». В двенадцать он очутился в самом сомнительном районе Сайгона, Канхой, неподалеку от доков, где если и можно было встретить американца, то только негра, а женщины были довольно темнокожими.
Кайл не впервые изменял Чинь. Он встречался с ней уже три месяца и искал физическую разрядку на стороне. Но только сегодня ему было на редкость противно заниматься любовью с безымянной шлюхой: его мысли занимала одна-единственная женщина – Чинь.
К пяти часам, вернувшись в относительно респектабельный район улицы Тюдо, Кайл хмуро сидел над кружкой пива в «Пагоде», единственном известном ему баре, в котором девушки не приставали к посетителям. К половине шестого он успел убедить себя, что во всем виновата Чинь – она не оценила тех усилий, которые он вынужден прилагать, добиваясь регулярных встреч с ней, что дурно обходится с ним, а он этого не заслуживает.
Он бросил затуманенный взгляд на свой «Ролекс». Пять сорок пять. Сегодня сестры отправились на могилу матери, но, где бы она ни находилась, к этому времени девушки уже должны были вернуться домой. И уж конечно, у Чинь нет причины отказать ему в свидании сегодня вечером.
Кайл поднялся. Он скоро увидит ее. Пожалуй, настала пора втолковать сестрам, каких трудов ему стоит добывать командировки на Юг. Святой Боже! Он потратил на взятки столько денег, что хватило бы профинансировать всю эту дурацкую войну! И вот тебе на – из-за годовщины смерти матери он не может встретиться с Чинь.
– Этт-тому дерьму пора п-положить к-конец, – пробормотал он, с трудом выбираясь на улицу, чтобы поймать такси.
Он знал, где живут сестры, хотя Май с вежливой твердостью дала ему понять, что его никогда не пригласят в дом.
– Авеню Карнье, – сказал Кайл каменнолицему водителю, с трудом произнося слова так, чтобы они прозвучали отчетливо. – Дом с оранжевыми стенами.
Когда-то это был роскошный дом, но к настоящему времени он обветшал. Уже не в первый раз Кайл задумался о состоянии денежных дел Чинь и Май. Очевидно, они унаследовали кое-какие средства после смерти родителей, но у него все чаще возникали подозрения, что денег не слишком много и только крайняя бережливость позволяет сестрам продолжать жить в родном доме.
Чуть пошатываясь, Кайл расплатился с таксистом. Если сестрам нужны деньги – что ж, они их получат. Неверным шагом он двинулся к выкрашенной белой краской входной двери, по обе стороны которой тянулись веранды. Нет, девчонки ни за что не попросят денег. Никогда. Черт побери! Чинь и Май понятия не имеют, что даже по западным меркам он – настоящий богач. Кайл икнул и позвонил в дверь. Ничего, они все поймут, когда он расскажет, сколько денег потратил на взятки, чтобы регулярно прилетать в Сайгон. Он услышал звуки шагов, приближавшихся к двери с другой стороны. Легкая девичья поступь. Может, тогда бдительность Май несколько уляжется и у них с Чинь начнутся нормальные отношения...
Она распахнула дверь и смотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых угадывалась радость, смешанная с изумлением и легким страхом.
– Кайл... что ты здесь делаешь? Зачем...
– Затем, что мне нужно поговорить с тобой, – отрывисто произнес он, покачиваясь, обошел девушку и оказался в доме.
Если она и предприняла попытку помешать ему, Кайл этого не заметил. Внутри дом производил то же впечатление увядающей роскоши, как и снаружи. Тиковые полы были отменно начищены, однако колониальная французская мебель, богато отделанная золоченой бронзой и филигранью, была изрядно потрепана и изношена. Сквозь открытую дверь Кайл разглядел семейный алтарь, перед которым мерцали свечи, и с легким смущением сообразил, что застал Чинь во время молитвы.
– Где Май? – спросил он, оглядываясь. – Я хочу поговорить и с ней тоже.
Ему уже надоели свидания втроем. Пришла пора поговорить откровенно, пора объяснить, что с него хватит трех месяцев жизни под присмотром посторонних глаз. Пришло время кое-что изменить.
– Май еще не вернулась с кладбища. Мне сегодня нездоровится, болит голова, поднялась температура, и я приехала домой пораньше.
Кайл обеспокоенно посмотрел на девушку. Она и вправду выглядела не лучшим образом. На ее золотистых щеках виднелся болезненный румянец, и Кайл положил ладонь ей на лоб.
– Простуда, – уверенно заявил он. – Скорее всего ты подцепила грипп. – Только теперь, когда он смотрел на Чинь с нежной заботой, ее слова начинали просачиваться сквозь хмельной туман, застилавший его сознание. – Так ты говоришь, Май здесь нет? И больше никого, кроме нас с тобой?
– Ты выпил, – мягко отозвалась девушка и, взяв его за руку, попыталась подтолкнуть к входной двери.
Кайл уперся и остался на прежнем месте. Он ведь хотел поговорить с ней, разве нет? Он хотел объяснить, что с него хватит добродетельных поцелуев и невинных прикосновений. Господи Иисусе! Он – пилот, ястреб войны, он летает в бой, защищенный одним лишь колпаком кабины, и от смерти его отделяют миллиметры стекла. Его член начинал набухать и подрагивать. Три месяца он мечтал о Чинь, и каждый день из этих месяцев мог оказаться для него последним. Он не намерен больше тянуть. Только набитый дурак согласился бы ждать дольше.
– Ид-ди сюда, – хрипло произнес он, подтягивая девушку к себе. – Я тебя люблю, Чинь. Так люблю, что начинаю сходить из-за тебя с ума.
От его прикосновения Чинь легонько задрожала, пытаясь высвободиться из его объятий. Кайл без труда удержал ее и, наклонив голову, впился в ее губы жадным поцелуем. Ее волосы заструились по его ладоням. Кайл почувствовал, как ее маленькие острые груди, прикрытые шелковым ао дай, мягко прижимаются к его животу.
– О Господи, – хрипло пробормотал он, не в силах обуздать страсть, пронзившую все его тело. – Я так долго ждал, Чинь! Это очень жестоко с твоей стороны – заставить меня так долго ждать.
Кайл чувствовал, что Чинь сопротивляется, но ее сопротивление лишь еще сильнее распаляло его. Его пальцы с трудом справлялись с непривычным ао дай, но под длинной свободной юбкой, он нащупал резинку шелковых панталон и принялся грубыми рывками стягивать их с девушки, скользя разгоряченными ладонями по теплой гладкой коже ее ягодиц.
– Не надо! Кайл, остановись! Пожалуйста, не надо! – неистово воскликнула она и забилась в его объятиях так, что он едва не кончил, даже не успев войти в ее тело.
На полу не было ни ковров, ни подушек. Подмяв Чинь под себя, Кайл болезненно ощутил коленями и локтями твердую деревянную поверхность. Девушка беспомощно молотила кулачками по его спине, но Кайл уже расстегнул ремень и молнию брюк. Она его любит. Он знает, что она его любит. Она ждала этого момента с таким же нетерпением, как и он сам.
– Я люблю тебя, – повторил Кайл, одной рукой припечатывая запястья Чинь к полу над ее головой, а другой направляя свой член в ее теплое влажное лоно. Он рывком овладел ею, и ему показалось, что он вот-вот умрет от наслаждения. – О Господи, Чинь... – прерывисто бормотал он. – О Господи!.. – Он чувствовал, как ногти Чинь впиваются ему в спину, слышал ее стон, который, казалось, исходил из самых глубин ее сердца, а потом его затопило жаркое сладострастие, лицо исказилось в экстазе, и он застонал, охваченный животным исступлением: – Ох, Чинь... Ох... Ах! А-аахх!
Прошло немало времени, прежде чем Кайл понял, что она плачет. Он распластался на ней, ощущая пьяную удовлетворенную истому, и начал погружаться в сон. И только когда Чинь заерзала, пытаясь высвободиться из-под его тяжелого тела, он открыл глаза, приподнялся на локтях и посмотрел на девушку.
В ее широко распахнутых темных глазах застыл невыразимый ужас.
– Что с тобой? – спросил Кайл, освобождая Чинь от собственного веса, потрясенный видом ее заплаканного лица. – Чинь! Не плачь! Почему ты плачешь?
Чинь медленно уселась. Казалось, ее пронизывает мучительная боль. Потом, все еще сидя, она оттолкнулась и скользнула по полу прочь от Кайла. Шелковые панталоны жгутом скрутились вокруг ее лодыжек.
– Ты все испортил, – прошептала она прерывающимся от страдания голосом. – Я больше не смогу с тобой встречаться. Никогда.
– Нет! – Кайл начинал смутно сознавать, что все погубил, что в то время, пока он наслаждался ее телом, она всеми силами старалась вырваться. – Нет, Чинь. – Он уже не был пьян. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким трезвым. Трясущимися пальцами он застегнул молнию и пояс. Господи, какого дурака он свалял! Чинь была для него самым дорогим человеком на свете, а он обошелся с ней как с дешевой шлюхой с улицы Тюдо.
Кайл протянул ладонь, чтобы прикоснуться к девушке, но она отпрянула от него, и его рука упала. Он понимал: ближайшие минуты станут самыми важными в его жизни.
– Я люблю тебя, Чинь, – с нажимом произнес он, опускаясь на колени рядом с ней и чувствуя себя так, словно пытается вновь завоевать доверие маленького испуганного зверька. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. Я женюсь на тебе, – продолжал он, беря ее руки в свои и подтягивая ее поближе. – Придется немного подождать, пока будут оформлены документы...
Сколько времени ему потребуется, чтобы получить развод теперь, когда он действительно этого хочет? Неужели все придется начинать сначала? Действует ли еще предыдущее заявление о разводе? Кайл не имел ни малейшего понятия, он знал лишь, что никакие препятствия его не остановят.
Первым делом по прибытии на базу он должен написать Серене и объяснить, в каком положении окажется Чинь, если ему придется покинуть Вьетнам, не заключив с ней законный брак. Быть может, с помощью Серены он сумеет развестись заочно? Придется обратиться к отцовским адвокатам. Они что-нибудь придумают. В конце концов, это их обязанность.
– Мы поженимся, ты уедешь со мной из Вьетнама, и все будет хорошо, – добавил Кайл, чувствуя, как от любви его сердце готово выскочить из груди.
– А как же Май? – робко спросила девушка. – Как же моя сестра? Я не могу уехать и бросить ее на произвол судьбы.
Кайл усмехнулся. Как гласит давняя пословица, женившись на азиатке, ты становишься кормильцем всей ее семьи. Похоже, это истинная правда.
– И Май тоже, – пообещал он, гадая, что скажет отец, когда он вернется домой в Бостон и привезет с собой в качестве военного трофея не одну вьетнамскую девушку, а сразу двух.
Он написал Серене в первое же утро после возвращения на базу. Чак следил за ним, начищая свой «смит-и-вессон». Голова Чака была обмотана повязкой, которая придавала ему пиратский вид.
– Ты попусту тратишь время, – заявил он, как только они с Кайлом уселись на его койку. – Тебе ни за что не получить развод до отбытия из Вьетнама. Но даже если и удастся, наши командиры вряд ли одобрят твое решение жениться на вьетнамке. Они сделают все, чтобы помешать тебе.
Кайл пропустил его слова мимо ушей.
Я всегда буду с благодарностью вспоминать твой приезд ко мне в Алабаму перед моим отправлением во Вьетнам, – писал он, положив блокнот на тумбочку Чака. – Я никогда не забуду то, что было между нами, но я должен получить возможность жениться на Чинь. Я должен защитить ее. Если бы ты знала, Серри, каково это – жить здесь, ты бы меня поняла.
Как ни странно, Кайл был уверен, что Серена его поймет. При всем своем богатстве, взбалмошности и испорченности она всегда отличалась бескомпромиссной честностью, и, когда улягутся взаимные упреки, она сможет найти общий язык с Чинь, а со временем даже стать ей подругой.
– Отложи перо, Андерсон. Сейчас не время сочинять великий американский роман, – насмешливо произнес командир эскадрильи, подходя к Кайлу. – Нас ждет горячая точка. Нужно забрать из приграничного района разведывательный взвод.
Чак сунул пистолет в кобуру, довольный, что появилось хоть какое-то дело.
– Сколько там до границы? – спросил он.
– Полмили, – сказал, ухмыляясь, офицер. – На северной стороне.
Кайл сунул неоконченное письмо в верхний ящик тумбочки Чака.
– Мне опять работать в паре с этим придурком? – осведомился он, имея в виду ноЕичка, с которым летал целую неделю.
– Ты будешь летать с ним на задания до тех пор, пока не научишь его всему, что умеешь сам, – непреклонным тоном заявил командир и, повернувшись, торопливо двинулся в сторону штабной палатки.
В ходе предполетного инструктажа, пока командир называл пилотам радиочастоты, бортовые номера вертолетов и вероятные места скопления противника, мысли Кайла то и дело возвращались к неоконченному письму. Он завершит его сразу, как только вернется в лагерь. Если повезет, Серена получит письмо еще до конца недели.
– Ладно, – сказал наконец командир, истощив запас красноречия. – На этом все. По машинам!
В сопровождении новичка Кайл двинулся к своему вертолету, проверяя на ходу снаряжение. Пистолет, бронекуртка, карты. Шлем. Чуть раздвинув основание шлема, он натянул его на голову. Если он хочет заручиться поддержкой адвокатов отца, придется написать и ему.
Поморщившись, он открыл люк вертолета, поставил ногу на полоз и прыгнул в кресло с высокой спинкой. Письмо отцу придется выдержать в еще более деловом и серьезном тоне, чем послание Серене. Кайл щелкнул застежкой, прикреплявшей наплечные ремни к поясу, гадая, каких трудов ему будет стоить вывезти Чинь из Вьетнама и доставить в Штаты, если они к тому времени еще не поженятся. Дадут ли ей гостевую визу? И если дадут, на какой срок?
Кайл включил микрофон внутренней связи и произнес, обращаясь ко второму пилоту, который явно чувствовал себя не в своей тарелке:
– Как ты? В порядке?
Новичок кивнул. Кайл подал ему сигнал, подняв кверху большой палец, и передвинул заслонки в положение для запуска, одновременно переключая интерком на общую частоту. Как только лопасти винта начали вращаться, ему в голову пришла мысль: не проще ли увезти девушку в Англию или Швецию? Чинь может без труда въехать в Швецию и оставаться там до тех пор, пока они не поженятся.
Проверив показания приборов, он легким толчком штурвала наклонил нос вертолета и поднял его в воздух, вдруг сообразив, что вывезти Чинь обходными путями можно, лишь рассказав ей о том, что он уже женат, а признаваться в этом ему совсем не хотелось.
За штурвалом машины, летевшей впереди, сидел Чак, и, как только он поднял свой вертолет над вершинами обступавших лагерь деревьев, Кайл последовал его примеру, сбрасывая обороты до тех пор, пока все машины не заняли свои места в строю.
Несмотря на опасность района, в который они направлялись, эскадрилья не была обстреляна с земли. Машины летели на север над холмистой местностью к приграничному району, где смыкались Камбоджа, Вьетнам и Лаос. Даже после того как был обнаружен разведвзвод, полет продолжался без приключений. Десантников оказалось гораздо меньше, чем предполагалось, и все они уместились в двух машинах. Вертолеты Чака и Кайла остались пустыми. И только когда они приготовились к возвращению, разгневанные тем, что их побеспокоили понапрасну, воцарился кромешный ад. Огонь оказался столь неожиданным и яростным, что Кайл на мгновение потерял хладнокровие и отчаянно воскликнул:
– Святой Боже!
В тот же миг в наушниках послышался крик командира:
– Уходим! Уходим!
Кайлу не нужно было повторять дважды. Казалось, его обстреливают из пулеметов со всех сторон, и, поднимая вертолет в воздух, он понял, что машина подбита.
– Ну же, малышка... – свирепо бормотал он. – Ну! Давай же!
«Хью» взмыл над лесом. По радио поступали сообщения о сбитых машинах. К вертолету тянулась непрерывная линия трассирующих пуль. Кайл яростно выругался. Какой-то ублюдок поймал его на мушку и теперь поливает огнем. Он бросил машину влево, стараясь увернуться от трассирующих очередей, но в тот же миг целый рой пуль угодил в лопасти винта и вертолет завибрировал, выходя из-под контроля.
– Говорит «Ястреб-три»! Нас сбили, мы падаем! – Это был последний короткий отчаянный вопль, который Чак услышал в наушниках, прежде чем вертолет Кайла рухнул с высоты, врезавшись в плотный полог джунглей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Белое Рождество - Пембертон Маргарет



потрясающий роман, один из лучших, а я почти всё здесь перечитала, советую всем...
Белое Рождество - Пембертон Маргареттеона
2.04.2012, 10.45





Да,потрясающая ,глубокая, эмоционально сильная книга!Очень понравилась.
Белое Рождество - Пембертон МаргаретТаня
15.08.2012, 1.02





ну такая дребедень.... Такую чуш я ещё действительно не читала... Да ещё и 2 книги... Чуш полная
Белое Рождество - Пембертон МаргаретРимма
16.08.2012, 17.27





не дребедень,а хороший роман!мне лично понравился.можно почитать ради разнообразия.
Белое Рождество - Пембертон Маргаретсвета
18.08.2012, 2.42





хорошо написанная познавательная и увлекательная книга
Белое Рождество - Пембертон Маргаретвалентина
30.09.2012, 19.48





Потрясающий роман!!! Читала "в запой", оторваться просто невозможно. На самом деле жизненые ситуации, без розовых очков и умиленного сюсюканья.Есть над чем подумать, поплакать и порадоваться.
Белое Рождество - Пембертон МаргаретЯна
10.02.2014, 10.08





Стоящая серьёзная вещь!
Белое Рождество - Пембертон МаргаретИрина
21.08.2015, 10.50





Этот роман целый год был на моем рабочем столе и только сейчас его прочитала!!!Я не пропустила ни строчки.Прочитала и осталось чуть грустное послевкусие,т.к. не хотелось расставаться с героями.Очень хороший роман,сильный.Читается на одном дыхании.Герои цельные,сильные личности.Нет слюнявости.Читайте.
Белое Рождество - Пембертон МаргаретЛилия
25.09.2015, 22.22





Обалденный,шикарный роман ,не пугайтесь начала дальше вас так засосет что читать будете не отрываясь....жду не дождусь второй части.10+++
Белое Рождество - Пембертон МаргаретСоня
27.04.2016, 18.42





Я не верила, когда увидела в рейтинге ровно 10 баллов! Но это истинная правда!!! Роман того достоин! Полностью согласна с Соней! Ну и Тианой тоже! Не оторвётесь , уж поверьте!!!
Белое Рождество - Пембертон МаргаретЛюбительница
15.05.2016, 6.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100