Читать онлайн Очарованный красотой, автора - Пелликейн Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный красотой - Пелликейн Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пелликейн Патриция

Очарованный красотой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Собираясь запереть за собой дверь, Фелисити вдруг увидела, что Джаред вошел следом за ней, и сердито нахмурилась:
– Куда это вы идете? Уже поздно.
– Я знаю, что поздно.
– Не пора ли вам отправляться спать?
Джаред улыбнулся ее смятению:
– Наверное, пора.
– Итак? – Фелисити явно ждала, что он уйдет.
– Итак, если только вы не хотите немедленно взять второй урок, то должны позволить мне пройти.
– Что такое?
– Я сказал…
– Я слышала, что вы сказали. Но что вы под этим подразумеваете?
– Я подразумеваю, что тут, внизу, темно и мы одни, так что можно еще разок поцеловаться. Просто чтобы убедиться, что вы все хорошо усвоили.
– Нет, я не об этом. Вы сказали, что я должна пропустить вас куда-то.
– Ах да. Действительно, я ведь не смогу попасть в свою комнату, минуя эту лестницу. Так можно мне пройти?
Понимание появилось в ее глазах не раньше чем через несколько секунд.
– И где же вы поселились? – спросила она, немного придя в себя.
– В соседней с вами комнате.
– Изумительно! – раздраженно выдохнула Фелисити. Она понимала, что капитан Уокер – один из солдат оккупационной армии и потому у нее нет никакой возможности исправить эту ситуацию. Эти проклятые британцы, к сожалению, имеют право делать тут все, что им заблагорассудится, а колонистам остается лишь повиноваться. – Просто изумительно! И когда вы собирались поставить меня в известность?
– Я только что сделал это.
При мысли о том, что теперь под ее крышей будет жить еще один тори, причем самый несносный из всех, Фелисити чуть не зарыдала.
– Не беспокойтесь, дорогая, я уверен, что вы не будете мне мешать.
Фелисити поморщилась; щелкнула замком немного громче, чем это было необходимо, и гневно глянула в его улыбающееся лицо:
– Полагаю, уже слишком поздно просить вас изменить решение?
– Да, слишком поздно. Марси успел перенести все мои пожитки.
– Кто это, Марси?
– Мой слуга.
Джаред продвигался следом за ней по кухне, а потом по еще более темной столовой в сторону лестницы. Над ступеньками в прикрепленных к стене подсвечниках горело несколько свечей. Проходя мимо каждой, хозяйка аккуратно задувала ее. Уже у самых дверей ее спальни капитан Уокер снова заговорил:
– Фелисити.
– Ну что такое? – раздраженно отозвалась она.
– Сейчас опять подходящий повод, вам не кажется?
После небольшой паузы она поняла, что имеется в виду.
Этот мошенник хочет еще одного поцелуя! Вернее, первого поцелуя, поскольку до сих пор целовал он, а она только училась. Что ж, тем хуже для него. Ей потребуется некоторое время, чтобы проанализировать свои ощущения от пережитого и прийти в себя после того, как он без разрешения переехал в этот дом.
– Нет, мне так не кажется.
– Ну, вообще-то люди часто целуются, желая друг другу спокойной ночи. В особенности во время ухаживания.
Не говоря ни слова, девушка открыла дверь своей спальни и попятилась. Джаред, однако, воспринял это как приглашение. Но напрасно. Как только он сделал первый шаг, пытаясь войти следом за ней, девушка с размаху захлопнула дверь, ударив его по носу.
– Завтра начнете ухаживать.
Несмотря на страшную боль и кровь, струившуюся в носовой платок, Джаред не смог сдержать смех.
К великой досаде Фелисити, услышав, что она запирается на задвижку, он рассмеялся еще громче.
Только через час Фелисити легла в постель, и еще не меньше часа прошло, прежде чем отступило воспоминание о его губах. Лишь после этого она почувствовала, что ею овладели расслабление и нега – предшественники спокойного сна.
Только заснуть ей было не суждено. Снизу донесся страшный грохот, и она, подпрыгнув, села в постели. Флаффи, уютно угнездившийся в ее ногах, глухо зарычал. В следующую секунду девушка поняла, что кто-то вломился к ней в дом. Этот кто-то очевидно, понятия не имел, что из четырех спален на втором этаже две заняты британскими военными, не говоря уже о комнатах наверху, в которых спали остальные трое.
Отбросив легкое одеяло, девушка подбежала к столу, на котором нащупала свечку и огниво. Лишь с третьего раза сумев зажечь свечу, Фелисити помчалась к выходу. Следом трусил Флаффи.
– Сидеть, – приказала она щенку, выходя в коридор, но тут же кто-то точно таким же тоном скомандовал ей из темноты:
– Стоять и не двигаться!
Фелисити испуганно ойкнула. Британские офицеры высунулись из своих комнат. Фелисити слышала, как они ворчат, недовольные тем, что их побеспокоили в такой поздний час. Некоторые держали в руках свечи, некоторые выскочили без огня, но на каждом были надеты длинные ночные рубахи или халаты. На каждом, кроме Джареда, уже спустившегося на несколько ступеней. Он был в форменных брюках, и больше Фелисити не заметила на нем ни единой вещи. Щеки ее сразу же заалели, ведь до сих пор она ни разу не видела обнаженного мужского торса.
Откуда-то снизу донеслось ругательство. Через секунду послышался звон разбитого стекла, и Фелисити, забыв о полуобнаженном капитане Уокере, побежала на шум.
В нижнем холле ничком лежал мужчина без сознания. Вокруг его головы валялись осколки разбитой лампы. Входная дверь была по-прежнему заперта.
Еще с лестницы Фелисити увидела, как в маленькой гостиной шевелятся занавески. Окно было разбито, без сомнения, непрошеным гостем. Фелисити остановилась и нахмурилась, не в состоянии понять причину столь странного поведения. Действительно, если бы этот человек хотел украсть что-нибудь, то он действовал бы куда осторожнее и наверняка не взял бы с собой масляную лампу. Итак, это не вор. Оставалось лишь гадать, каковы его намерения. В первую очередь Фелисити подумала, что это кто-нибудь из патриотов. Вероятно, ему срочно потребовалась помощь. Как выяснилось потом, девушка была совсем недалека от истины.
Джаред перевел взгляд с лежавшего без памяти мужчины на хозяйку дома, остановившуюся на ступенях, и подумал о том же. Он не сомневался, что этот парень – один из ее товарищей, ставший жертвой какого-нибудь британца. Теперь надо позаботиться о том, чтобы девушка случайно не выдала себя, узнав этого человека.
– Все в порядке, Фелисити. Взломщик найден. Кажется, он один. Можете успокоиться.
Джаред произнес это настолько многозначительно, что Фелисити недоуменно посмотрела на него. Однако ей не долго пришлось размышлять над странными интонациями доктора Уокера, потому что другой офицер, подоспевший на шум, перевернул лежавшего на полу мужчину на спину. Фелисити ахнула:
– Отец! Что с тобой? Что случилось?
Томас Драйден лежал в забытьи – у него был жар.
В спальне хозяина, которая находилась напротив покоев его дочери, Джаред склонился над своим новым пациентом, обследуя гнойную рану. Огнестрельное ранение, в этом нет никаких сомнений, но тот, кто извлекал пулю, слишком плохо завершил операцию. Швы были наложены дилетантом, чтобы не сказать грубее.
Фелисити стояла напротив доктора, не в силах скрыть тревогу. «Сможет ли Джаред что-нибудь сделать? Переживет ли это отец? Боже, помоги нам!» – молилась она.
Капитан Уокер хмуро кивнул, выскочил из комнаты и тут же вернулся со своим рабочим саквояжем. Вскоре появилась Бекки. Она принесла воду и льняные полотенца, а также свежую корпию. Очевидно, пока Томаса Драйдена поднимали наверх, Джаред успел отдать необходимые распоряжения.
– Будете мне помогать, – сказал он Фелисити. – Больше некому.
– Что надо делать?
– Рана гноится. Надо вычистить ее, пока не началась гангрена.
Девушка немедленно взялась за дело.
Через минуту скальпель рассек вздувшуюся ярко-алую кожу, и из-под нее хлынула кровь пополам с гноем. Фелисити сглотнула, подавляя тошноту, но быстро заставила себя успокоиться.
– Возможно, мы сумеем сохранить ему руку, если хорошенько вычистим гной и аккуратно зашьем.
Рана ужасно смердела. Фелисити все время боялась, как бы ее не вырвало, а Джаред, казалось, не обращал на это никакого внимания. Он долго обследовал рану зондом, пока не обнаружил, наконец, проклятое инородное тело, оказавшееся куском рубашки. Потом стал выдавливать кровь, пока не убедился, что внутри не осталось никакой грязи.
Затем доктор впрыснул серу прямо в открытую рану, мысленно молясь, чтобы инфекция остановилась, а когда Фелисити соединила края разреза, зашил его как можно аккуратнее.
Смоченная в масле корпия легла поверх швов.
– Я прикажу Бекки приготовить припарки из хлеба и молока. Они отлично вытягивают остатки гноя.
Моя руки и тщательно вытирая их, Джаред смотрел на Фелисити. Она выглядела крайне утомленной. Страх, тревога да еще позднее бдение окрасили ее белоснежную кожу в пепельно-серый цвет.
– Уже поздно. Вы должны немного отдохнуть.
– Не хочу оставлять отца. Я ведь его не видела… – Голос у Фелисити дрожал. Она так и не смогла договорить. Слезы заблестели на ресницах. Уже почти два года прошло с тех пор, как он уехал из дома. И вот, наконец вернулся. Только неизвестно, будет он жить или умрет. Она отвернулась и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. – Он даже не знает, что я здесь.
Джареду очень хотелось утешить ее. Руки его сами легли на талию Фелисити, а она, поглощенная своим горем, и не подумала возражать.
– Он поправится, дорогая, – прошептал Уокер, касаясь губами ее макушки. – В крайнем случае потеряет руку.
– Вы думаете, он останется без руки?
– Не знаю. Сейчас мы можем лишь ждать да молиться Богу. – Джаред чуть крепче сжал талию девушки. – А вы никогда не думали о медицине?
– То есть?
– Вы уже дважды мне ассистировали. У вас железная выдержка.
Фелисити улыбнулась комплименту:
– Только нервы слабые. При виде крови меня так тошнит, что мне, наверное, лучше не видеть всех этих жутких гнойников.
– Уж это точно, – сказал Джаред, ласково укачивая ее в своих объятиях. – И все-таки вы сумели перенести весь этот ужас без единого обморока.
– А разве у меня был выбор? Ведь стоило только чуть-чуть расслабиться, как вы начинали кричать на меня, понукать и поторапливать.
– В самом деле? – Джаред улыбнулся и опустил голову Фелисити, чтобы прикоснуться ртом к ее уху. – Мне уже говорили, что в определенных обстоятельствах я становлюсь немного раздражителен. Признайтесь, я действительно жестоко обращался с вами?
– Да, жестоко, – ответила Фелисити, нарочно сгущая краски. Может, он и был немного резок, но уж никак не жесток.
– И все же вы ничего мне не сказали вплоть до этого момента.
– Какая разница? Уж если я согласилась вынести от вас самое ужасное, капитан.
Джаред усмехнулся и сказал тихо, с намеком:
– А как насчет самого лучшего? На это вы тоже согласитесь?
Фелисити ничего не ответила. Она не знала точно, о чем он говорит, но понимала, что дальнейшие расспросы лишь еще больше усложнят и без того непростую ситуацию.
Джаред улыбнулся ее молчанию и сказал:
– А теперь я хочу, чтобы вы отправились спать, а не то у меня появится еще один пациент, точнее, пациентка.
Фелисити вздохнула и, не отдавая себе отчета, прильнула к его теплой сильной груди.
– Я обязательно посплю. Только посижу с ним немножко.
Джаред нахмурился, глянув на лежавшего перед ним человека. Кожа его загорела до черноты – очевидно, он часами находился на солнце.
– Так где же он был на самом деле?
Фелисити забеспокоилась, принялась поправлять одеяло на раненом и без особой нужды щупать его горячий лоб.
– Не понимаю, к чему вы клоните.
– А к тому, что если, не дай Бог, власти узнают, что он был в рядах смутьянов, то вы можете лишиться всего, что у вас есть. Поэтому вам следует поскорее придумать какую-нибудь правдоподобную историю.
– Что тут придумывать? Очевидно же, что его ранили. Вероятно, он подвергся нападению по пути домой.
– И прямо на дороге нашел какого-то хирурга, сделавшего эту бездарную операцию?
– Ну, возможно, это случилось на борту корабля…
Джаред вздохнул:
– Как вы думаете, вам не легче будет дышать, когда вы прекратите лгать?
– Нет, мне не будет легче, пока хоть один из вас остается на этих берегах! Кто же еще мог ранить его, если не кровожадные британцы?
Джаред только плечами пожал. Очевидно, она не заметила, что только что один из этих «людоедов» спас ее отцу жизнь. У капитана Уокера вообще не было политических убеждений. Он был хирургом и не видел ничего дурного в своей преданности королю. Он не собирался выдавать ни Фелисити, ни ее отца властям. Но разве от этого он не становился предателем? И все только ради того, чтобы уложить к себе в постель эту хитрую рыжеволосую девчонку! Джаред подозревал, что на такое предательство его могло толкнуть лишь нечто большее, чем примитивное влечение, но в настоящий момент был слишком измучен, чтобы копаться в причинах своих поступков.
– Вы правы, наверное, это был несчастный случай. Утром я зайду осмотреть вашего отца.
Дойдя до двери, Джаред оглянулся и нахмурился: Фелисити неверной походкой медленно направлялась к стулу. Прежде он не замечал, чтобы она хромала.
– Что это с вами?
– Ничего. Просто немного нога болит.
– Это еще почему?
– Не знаю. – Фелисити села и слегка пошевелила ступней, пытаясь понять, в чем дело. – Наверное, я… – Она неожиданно смолкла, увидев, что из ноги сочится кровь.
Джаред уже опустился перед ней на колено.
– Да вы на стекло напоролись. Неужели не заметили?
– Нет, я только что ощутила боль. А что, стекло все еще там?
– Сейчас посмотрим.
Только теперь Фелисити поняла, что он стоит перед ней на коленях. В конце концов, это всего лишь порез. Ни к чему устраивать такой переполох. И уж вовсе не нужно, чтобы он снова прикасался к ее ноге.
– Пустяки, я сама.
Джаред понял, что напрасно потеряет время, если затеет новый спор, поэтому он молча подхватил ее на руки и понес в спальню.
– Стойте. Что вы делаете? Немедленно, поставьте меня на пол! – Фелисити не решалась коснуться его голой груди, однако иного способа, чтобы оттолкнуться, у нее не было.
– Если не хотите, чтобы я уронил вас, подскажите, где ваша кровать.
– Правее. Осторожно, Флаффи где-то там.
– Не надо приучать собаку спать тут, – проворчал Джаред, укладывая ее на постель, и, прежде чем Фелисити успела оспорить его замечание, добавил: – Повернитесь на живот и лежите так, а я раздобуду свет.
Минуту спустя Джаред вернулся со свечой и своим неизменным саквояжем и, не говоря больше ни слова, занялся раной.
Все время, пока он работал, Фелисити жалобно стонала. Когда Джаред закончил, девушка перевернулась на спину и недовольно посмотрела на него.
– Ведете себя как дитя малое, – сказал он. – Не такой уж глубокий у вас порез.
– Неужели? Давайте-ка рассечем вам ногу и посмотрим, как вы будете себя вести.
Джаред рассмеялся.
Фелисити повертела ступней вправо и влево, пытаясь найти удобное положение.
– Раньше, кстати, не было так больно. Вы сделали хуже.
– Я вынул осколок, – улыбнулся Джаред.
– Я бы и сама могла, – проворчала девушка, никак не желая признавать его заслуги.
Джаред усмехнулся:
– Вам никто не говорил, что вы мерзавка?
– Леди не пристало не то что говорить, но даже слушать те ругательства, которых достойны вы.
Усмехнувшись вновь, Джаред наклонился поближе, опираясь ладонями о ее бедра. Разумеется, Фелисити успела обратить внимание на то, что, уходя за инструментом и cвечой, он так и не удосужился надеть рубашку. Теперь он был так близко, что стоило лишь поднять руку, и можно было прикоснуться к его обнаженной коже… Фелисити вздрогнула при мысли об этом, но так и не смогла отвести глаз. По всей груди у него росли короткие темные волосы. В середине они сгущались и узкой черной полоской спускались на живот. Она и прежде все это успела разглядеть, но лишь только сейчас заметила, что в спешке Джаред позабыл застегнуть три верхние пуговицы на брюках. Теперь же, когда он склонился над ней, она сделала новое открытие: оказывается, эта темная полоса спускается по животу еще ниже… Фелисити с трудом перевела дух, не будучи уверенной в том, что глаза не подводят ее, но, всмотревшись снова, непроизвольно охнула.
Джаред проследил за ее взглядом, но, вместо того чтобы вскочить и, краснея, исправить свою оплошность, остался в той же позе.
– Не стоит краснеть, Фелисити. Скоро вы увидите гораздо больше.
Фелисити не могла себе представить, куда уж больше, и не посмела спросить.
– Я хочу, чтобы вы ушли отсюда! – В голосе ее послышалось отчаяние.
– Хорошо, но я не двинусь с места, если не получу поцелуя, – ответил он и без дальнейших предупреждений взял то, чего хотел. Этот поцелуй оказался не похож на предыдущий. В нем не было нежности. Джаред поцеловал ее крепко, властно и быстро. И, слава Богу, потому что Фелисити поняла: продлись эта мука еще хоть секунду, и она опозорила бы себя, все-таки прикоснувшись к его обнаженной груди.
Девушка вздохнула, не заметив даже, сколь красноречив ее вздох. Ведь только что она пережила одно из самых чудесных ощущений и теперь раздумывала: сколько же существует способов целоваться?
Джаред лишь глянул с улыбкой в ее круглые глаза и принялся собирать свои вещи. Он правильно понял, о чем она подумала, и мысленно пообещал, что очень скоро она сама все узнает.
Фелисити так и не легла спать в ту ночь, несколько часов кряду хромая через холл от своей спальни к отцовской и обратно. Лихорадка не утихала, во всяком случае, это было почти незаметно. Впрочем, больной, казалось, спал глубоко и спокойно, а кожа вокруг раны уже не была такой опухшей и алой, как до операции. От всей души надеясь, что рана все-таки заживает, Фелисити пожалела, что так мало разбирается в анатомии. А вдруг нагноение начнется вновь? Как долго надо ждать, прежде чем появится уверенность в выздоровлении отца?
Сменив припарку на ране, она отправилась в кухню, чтобы приготовить следующую. Заодно смочила полотенца, чтобы остудить лоб и плечи больного. Прошло еще часа два, прежде чем Фелисити опустилась в кресло, пытаясь хотя бы несколько минут отдохнуть.
В этом самом кресле на рассвете Джаред и обнаружил безмятежно спящую девушку. Доктор бегло осмотрел пациента. Жар немного спал, но больного все еще лихорадило. Джаред понял, что не ошибался: причиной высокой температуры был абсцесс. Когда рука немного заживет, лихорадка отступит.
Надо было переодеть больного и положить новые припарки, но сначала он хотел уложить Фелисити в постель.
Взяв ее на руки и прижимая к груди, Джаред направился через холл в ее комнату. Она даже не заметила, что ее потревожили, и только поудобнее положила голову, уткнувшись лицом ему в шею.
Войдя в спальню Фелисити, Джаред присел на кровать. Медлить было некогда. Предстояло еще очень много дел, его ждали страждущие больные. Разум требовал помнить о долге, но тело повелевало совершенно иное…
Фелисити было так удобно, так покойно у него на руках! Ничего не случится, если он подержит ее всего одну минутку.
Рука его пошевелилась и убрала густую прядь волос, дан возможность губам прикоснуться к соблазнительно теплой шее девушки. Разумеется, он и прежде догадывался, насколько она сладостна, ощущал манящий аромат, исходивший от ее кожи. Но все равно не подозревал, что Фелисити может оказаться столь милой и желанной.
Во сне она застонала и пошевелилась, даже не догадываясь, как ей понравилось его прикосновение. Потом она убедит себя, что это был лишь сон. Возможно, очень хороший сон, но все-таки не явь.
Он провел губами вдоль ее шеи и подбородка, скользнул по манящей сладости губ, но не стал целовать ее. Для этого она должна проснуться. Джаред хотел ощутить, как она ответит ему. Он просто жаждал этого. И не только этого.
Уокер понял, что теряет контроль над собой. Несмотря на все усилия воли, страсть разгоралась. Вскоре он уже позабыл о собственной клятве не трогать ее, даже не смотреть… Пальцы его сами развязали тесьму ночной рубашки, и губы приблизились к мягкой гладкой коже. Он застонал от блаженства. Как же ему хотелось двинуться дальше по этому преступному пути! Она была так восхитительно нежна и сладостна!.. Невероятным усилием воли капитан Уокер сделал то, чего хотел меньше всего на свете: встал с кровати, подняв Фелисити на руках. Через секунду она уже свернулась калачиком на мягкой постели, и Джаред укрыл ее легким летним одеялом.
Тяжело дыша и проклиная себя за безумство, капитан закрыл за собой дверь. Что за глупость с его стороны! Ведь после нескольких украденных мгновений блаженства ему предстоит долгие часы усмирять бунтующую плоть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованный красотой - Пелликейн Патриция



красиво как, очень романтично
Очарованный красотой - Пелликейн Патрициякраса
4.07.2012, 13.40





Ах, как я люблю романы, которые кончаются рождением детей))
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЛале
14.02.2013, 21.53





Какой замечательный роман, приятное послевкусие. Гл. герой очень понравился, умеет своего добиться, как гл. героиня не сопротивлялась любви, но...
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияТаня Д
17.04.2015, 17.15





Читать читать и еще раз читать!
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЧитатель
18.04.2015, 23.26





Да-а, ну и винегрет! Война янки и тори, шпионо - разведовательная подпольная борьба, грехи молодости отца гг-ни,объявление дочки -самозванки впридачу с сутенером, покушение на подругу, а потом и отца гг-ни, похищение самой героини и попытка ее изнасилования... Сама же гг -дама очень даже странная. Боясь влюбиться и быть обманутой ( повод ничтожный - проступок отца 20-ти летней давности!) соглашается на брак, чтобы родить ребенка, а потом развестись и жить без обязательств. То есть, лишить дитя отца, который, кстати, клянется ей в вечной любви и говорит о нежелании развода. А она как упрямая ослица, причем, во всем. Будучи беременной, лезет под пули на очередной вылазке, муж предупреждает об опасности похищения - она продолжает "дурочку клеить" и т.д. Нет, слова восточного мудреца о том, что лучше любовь потерять, чем вовсе не любить, не о нашей героини. Словом, произведение сумбурное, много несуразностей, автору не удалось раскрыть психотип героини. Роман затянут в основном из-за диалогов, зачастую лишенных лаконичности. А вот гг-ой душка, его поступки, сомнения, переживания понятны и объяснимы. В конце, во время родов, бедненький, даже шлепнулся в обморок. Вот так нужно любить! За последнюю страницу и чудесного ггероя 8 баллов. А вообще, дамы, если есть время читайте, ведь сколько людей, столько и мнений...
Очарованный красотой - Пелликейн Патрицияольга
17.07.2015, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100