Читать онлайн Очарованный красотой, автора - Пелликейн Патриция, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный красотой - Пелликейн Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пелликейн Патриция

Очарованный красотой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Уже целых три месяца прошло, – ворчала Бесс, подкладывая в огонь полено, которое она утащила у О'Конноров, и протягивая к мерцающему, еле теплившемуся огню озябшие руки. – Когда мы наконец будем заниматься делом?
В комнате было очень холодно. Сколько бы она ни таскала дров, ей никак не удавалось протопить жилище.
– Майк сказал, что им надо дать время, чтобы хорошенько расслабиться и забыть об осторожности, а он знает, что делает.
– Ты бы лучше привел мне еще клиентов. У нас остался последний шиллинг, а есть уже нечего.
Несколько недель назад побочный бизнес Фрэнка неожиданно провалился. Выйдя, как обычно, за поборами, он на сей раз получил лишь побои и с тех пор ни разу не пытался снова шантажировать лавочников, которые, очевидно, объединившись, наняли собственную охрану. С того дня Фрэнк вынужден был снова использовать таланты Бесс, и она стабильно приносила ему около фунта в неделю. После уплаты за комнату у них оставалось совсем немного. По правде говоря, они были уже на грани настоящего голода, так что Фрэнк очень надеялся, что Майк поторопится с осуществлением замысла.
– Скажу Эду, что ты согласна обслужить его сегодня, – кивнул он подружке.
Бесс громко вздохнула. Из своих клиентов она больше всех не любила Эда Фонтейна. Пожалуй, он был самым отталкивающим, потому что меньше других уделял внимания гигиене. Единственное, что позволяло ей переносить его, это то, что Эд управлялся со своими делами всего за несколько секунд. «Какая разница? – думала Бесс, пожимая плечами. – Деньги у него не хуже, чем у других, а за деньги можно вынести что угодно».
– Ну, на этом особо не зажируешь.
– Я его предупредил, что на этот раз будет на шиллинг дороже.
Бесс удовлетворенно кивнула. Они снова просрочили оплату жилья, так что большую часть этого заработка все равно придется отдать мистеру Коксу, владельцу дома. Однако впервые за последние несколько недель им светит прибавка к заработку. На эти денежки они смогут купить чаю и еды, а может быть, даже батон теплого, с хрустящей корочкой, хлеба. При этих мыслях у нее заурчало в животе.
– А как насчет курева? Вчера вечером табак кончился, – проговорила она вслух.
– Брось курить.
– Ага! А может, еще и пить бросить?
– Ну ладно, сейчас сбегаю вниз, посмотрю, сумею ли найти еще кого-нибудь. Ты тут пока причешись да умойся, а то в таком виде много не заработаешь.
Бесс вздохнула. Она знала, что Фрэнк говорит правду. Но какая разница, как она выглядит? Мужиков все равно интересует лишь одна часть ее тела, а если эта часть готова к удовлетворению их желаний, так что им за дело до всего остального?
Они хотели, чтобы все подумали, будто Бесс уехала из города, бежала. Иначе все обвинения в похищении Фелисити непременно пали бы на нее. И потом, Бесс знала, что ее ищут из-за этой мерзкой Кэролайн.
Сидя в вынужденном заточении, она необыкновенно обленилась, не только не причесываясь и не умываясь, но целыми днями расхаживая по их маленькой комнатушке в одном и том же халате. Если не считать единственного визита к акушерке, чтобы избавиться от случайно зачатого то ли с Фрэнком, то ли с одним из клиентов ребенка, она за последние три месяца не выходила на улицу.
Бесс уныло посмотрела на свое неряшливое отражение в треснувшем зеркале, которое висело над столом, где стояли пустые кувшин и тазик для умывания. Мысль о том, чтобы спускаться с третьего этажа за ледяной водой и остатками плохого мыла, боролась с весьма прохладным желанием привести себя в порядок. Девица вздохнула:
– Ладно, только поторопись. Выпить очень хочется.
Майк сидел в таверне по соседству с домом, в котором он снимал комнату. Обхватив широкой ладонью большую кружку эля, он улыбался своему собеседнику. Сегодня. Сегодня вечером они осуществят свой план. Если там и есть какая-нибудь охрана, то к этому времени внимание у них несколько притупилось. А если это не так, то одним хорошим выстрелом можно легко уладить дело.
Майк кивнул сидящему напротив мужчине и еще раз повторил свои инструкции. Джек нужен был ему, чтобы править лошадьми и доставить письмо с требованием выкупа. В своих же заказчиках, Фрэнке и Бесс, он не нуждался вовсе, они нужны были ему разве только в качестве козлов отпущения. При мысли об этом Майк злобно усмехнулся. Он ведь твердо вознамерился бежать из города, прихватив все денежки.
– Итак, мальчишка отнесет ей записку. Я буду ждать в кебе. Но вдруг она все-таки не выйдет?
Майк нахмурился. Ну сколько в самом деле можно говорить об одном и том же?
– Я тебе уже сто раз повторил. В записке будет сказано, что ее мужик ранен. Она даже не задумываясь бросится к ближайшему кебу.
– Ах да, я и забыл, – кивнул Джек Спенсер и облегченно вздохнул. – Ну а потом? – внезапно продолжил он. – А вдруг она возьмет другого извозчика?
Чем больше они говорили, тем яснее становилось Майку, что у этого парня ума не больше, чем у полевой мыши.
Он лишь плечами пожал, думая, что тут приходится выбирать одно из двух. Ведь если бы Джек был капельку умнее, то он и запросил бы за работу не эти жалкие несколько фунтов. А Майк, будучи весьма жадным, вообще не хотел бы ни с кем делиться.
– Ты помнишь, что надо делать потом?
– Конечно. Я должен отвезти ее к тому дому.
– Куда именно?
– На берег. Для чего мне повторять все это? Ведь ты же будешь сидеть в экипаже, разве не так? Если я что и забуду – подскажешь.
Майк кивнул, но, откинувшись на спинку стула и сделав большой глоток эля, сказал:
– Мы повторяем все только для того, чтобы не было неожиданных ошибок. – Потом он тронул свой карман, нащупывая лежавшее в нем письмецо, то самое, которое мальчишка должен отнести Фелисити. – У нас осталось два часа. Так что закругляйся. – Майк указал глазами на кружку Джека.
– Но на улице очень холодно. И потом, я успею допить.
Майк кивнул:
– Вот я и говорю, закругляйся.
Около шести часов вечера кеб остановился напротив дома на Лексингтон-авеню. Несмотря на ранний час, было уже почти совсем темно. Еще днем пошел снег и до сих пор продолжал кружиться в воздухе, окутывая тонкой пеленой дома, экипажи, людей.
Внутри кеба сидели двое мужчин и женщина, продрогшие до костей. Все трое были в масках. Через открытое окошко они, затаив дыхание, смотрели на мальчугана, который в эту минуту приближался к дверям усадьбы. Он постучал и вручил записку пожилой леди. Потом, позванивая парой шиллингов, полученных за доставку послания, мальчик пошел прочь.
Возвращаясь в гостиную, Альвина озадаченно хмурилась. Записка была адресована Фелисити. Между тем ее молодая кузина сидела за работой, пришивая тонкую ленточку к платьицу для малыша. Она улыбнулась своей родственнице и подруге:
– Кто это приходил, Альвина?
– Мальчик принес письмо. Для тебя.
– Кто бы это мог… – начала Фелисити, разрывая конверт, и мгновенно обомлела при виде коряво, очевидно в спешке, нацарапанных слов. Сердце у нее чуть не остановилось от ужаса, а потом стремительно и громко заколотилось. Она вскочила с места и помчалась к выходу.
– Стой, ты куда?
– Джаред ранен.
– Что случилось?
– Не знаю.
– Погоди! Позови Джеда. Не ходи одна! – прокричала Альвина вслед сбегающей по ступенькам на улицу кузине. – Фелисити, остановись!
Но та уже не слышала ее слов. Все, о чем она могла в эту минуту думать, это о Джареде, которого почему-то ранили, о том, что она нужна своему мужу. К счастью, прямо напротив дома стоял экипаж. Фелисити бросилась к кучеру:
– Вы меня ждете?
– Да, мэм, – ответил Джек, и трое пассажиров одновременно улыбнулись под своими масками, когда Фелисити распахнула дверцу. Они мгновенно втащили ее внутрь, и темное чрево экипажа.
В следующую секунду кеб рванул с места, так что Фелисити даже вскрикнуть не успела, тем более что ей моментально зажали рот.
Альвина не сразу поверила своим глазам, однако в следующую секунду она стала отчаянно соображать, что же теперь делать.
В кухне возле пылающего очага стоял мужчина и потягивал горячий чай, чтобы взбодриться. Через минуту ему предстоит сменить Кристиана. Черт побери, он просто ненавидел эти долгие ночи, особенно когда служба требовала провести большую их часть на морозе.
Альвина, подобно маленькому урагану, ворвалась в помещение. Темные глаза ее были круглыми от страха, а губы беззвучно шевелились, пока она пыталась подавить волнение. Джеда привлек к себе уже тот факт, что эта пожилая женщина влетела сюда так стремительно. Но ее отчаянный, перепуганный вид заставил его заволноваться не на шутку. Что-то случилось. Причем что-то страшное.
– В чем дело?
– Она вышла из дома!
– Как?
– Миссис Уокер… она ушла.
– Когда? – прорычал охранник, выронив чашку и даже не заметив, что она разбилась. При этом Альвина подпрыгнула и затряслась от ужаса, поскольку его волнение лишь усилило ее собственные страхи.
– Только что. Она получила какую-то записку и убежала. Я сказала ей, чтобы она дождалась вас, но она меня не послушала.
– Она ушла пешком?
– Я видела, как кто-то втащил ее в кеб.
– Черт меня дери! – прогремел Джед, забыв о присутствии дамы, и, не теряя ни минуты, накинул свое серое пальто и проверил, есть ли пистолет за поясом. – Дайте знать об этом доктору Уокеру. Сообщите ему подробно, что случилось. И скажите, что я отправился в погоню.
Кеб не успел еще завернуть за угол, как Джед выскочил на крыльцо. В тени под стеной дома лежал его напарник. Поперек одной его щеки расплывался жуткий синяк. Очевидно, его как следует ударили. Но Джеда было не остановить. Хозяйка этого дома только что похищена! Бросив на Кристиана лишь мимолетный сочувственный взгляд, он бросился в конюшню и вывел оттуда лошадь. Седло было бы роскошью в этих обстоятельствах, так что он быстро уселся прямо на спину животного. В следующее мгновение он уже мчался в сторону улицы.
На перекрестке он резко остановился. Теперь перед ним были целых три кеба: один слева и два справа. Джед прикинул и решил, что самый дальний из них – это как раз тот, в котором увозят Фелисити. Он молил Бога, чтобы не ошибиться.
Потом он осторожно последовал за экипажем, стараясь соблюдать безопасную дистанцию и в то же время не упускать его из виду. Сейчас ни в коем случае нельзя допустить, чтобы они его заметили. Это может быть опасно не только для него самого, но и для женщины, которая находится в экипаже. Ему было поручено охранять ее, это самое главное. Однако если бы представилась возможность поймать злоумышленников, то он должен был не упустить шанс. Разумеется, никто не ожидал именно такого поворота событий. Действие должно было разворачиваться по самому простому сценарию. Но все сложилось иначе.
Через полчаса Джеду приходилось выбирать из двух возможных вариантов: либо он преследует экипаж, в котором катаются по городу двое влюбленных, уплативших кебмену за то, чтобы он кружил по улицам Нью-Йорка, пока они не натешатся и не насладятся обществом друг друга, либо он угадал правильно и теперь вынужден повторять все петли и немыслимые повороты, которые проделывал кучер, хотя его лошади при этом шли неторопливой рысцой, чтобы не привлекать лишнего внимания.
Джед уже готов был огорчиться, думая, что последнее предположение ошибочно, как вдруг кеб покинул город и наконец остановился возле маленькой хижины, выстроенной поодаль от грязной дороги. Двое мужчин, а за ними и две женщины вышли из экипажа, и карета тут же отправилась дальше.
Джед нахмурился. Что за черт? Две женщины? Разве в этом деле замешаны три преступника? И даже четыре, ведь еще остается кебмен? А может, он все-таки ошибся и шпионил за четверкой, которая не имела иных тайных намерений, как только поучаствовать в оргии? Иначе Джед не мог представить, для чего бы этим людям понадобился этот уединенный домик. Разве что они собирались заниматься чем-то немного выходящим за рамки привычных норм.
Джед оставался на месте, под покровом тьмы и травы, довольно высокой, чтобы укрыть стоящего мужчину. Всего в нескольких ярдах отсюда была река, и он колебался, то ли идти за помощью, то ли продолжать слежку. В первом случае преследуемые им люди могли просто исчезнуть еще до его возвращения. И потом, разве можно оставлять миссис Уокер в руках троицы гангстеров? Однако была ли одна из женщин миссис Уокер?
Придется подойти ближе. Надо обязательно заглянуть внутрь, чтобы знать наверняка.
Он спешился и привязал лошадь к какой-то полуразрушенной постройке, Тем временем в хижине зажгли свет. Джед инстинктивно присел в траву, но тут же улыбнулся, понимая, что уж теперь-то, когда в помещении светло, никто и подавно не сможет увидеть его оттуда.
Снегопад усилился, но Джед не ощущал холода, кусавшего его за голые руки и за щеки. Все, что он чувствовал, это капли пота, струившиеся по спине. Все, что он слышал в эти минуты, – удары собственного сердца и каждый свой осторожный вдох.
Наконец ему удалось подобраться поближе к домику. Прижавшись к стене и в то же время стараясь случайно не стукнуть о нее, чтобы моментально не выдать своего присутствия, он осторожно склонился и заглянул в разбитое окошко. Оно давно было заколочено деревяшкой, но с краю оставалось небольшое незаделанное отверстие. Сквозь него Джеду была видна лишь противоположная стенка. Однако благодаря этой маленькой щелке и тонким стенам он довольно хорошо слышал все, о чем говорили внутри.
В самом дальнем от окошка углу сидела Фелисити со связанными за спиной руками и завязанным ртом. В таком положении она могла только стонать. Ей было очень холодно и страшно. Значит, Джаред был прав. А она оказалась полной дурой, потому что не обращала внимания на его тревоги. Если ей удастся выбраться отсюда, то она ни за что больше не будет пренебрегать его беспокойством. Фелисити тоскливо посмотрела на единственную дверь. Если бы как-нибудь…
– Даже не думай об этом, – раздался холодный, жесткий голос. – Ты никуда не уйдешь от нас.
При звуках этого жуткого голоса, при виде пустых глаз, глядевших из-под маски, Фелисити обомлела от страха. Перед ней стоял мужчина и смотрел на нее без тени эмоций. Безжизненное поблескивание этих глаз убедило ее в том, что она имеет все основания бояться этого человека. Для такого, вероятно, и человека убить – все равно что раздавить таракана.
К тому же их трое. Значит, побег практически невозможен. Но даже если каким-то чудом она сумела бы сделать это, то как ей добраться до дома? Ведь она понятия не имеет о том, в какую сторону они уехали. Теперь оставалось лишь молиться, чтобы каким-то чудом ее разыскали. Разыскали, пока еще не поздно.
Троица похитителей некоторое время переговаривалась о чем-то, не обращая на Фелисити никакого внимания. Она слышала, как они упомянули о деньгах, и сообразила, что они хотят выкупа. Эта новость несколько успокоила ее. Правда, гарантий, что после получения денег они оставят ее в живых, не было, но вероятность такая оставалась, особенно если она так и не увидит их лица. Может быть, если Бог смилостивится над ней, она потеряет только деньги. И Фелисити принялась мысленно читать молитвы.
Одновременно она оглядывала комнату. В углу на полу лежал грязный матрас. Посередине стоял стол с единственным стулом. Справа от заколоченного окошка находилась маленькая печка с трубой.
– Фрэнк, да растопи ты печь, тут просто околеть можно!
– Что я говорил тебе об именах? – вскричал мужчина, которого Фелисити мысленно окрестила Холодный Глаз. От этого грубого и даже яростного крика она почти подпрыгнула на месте и задрожала. – Если она будет знать наши имена, то мне придется… – Холодный Глаз не стал заканчивать фразу. Это было и не нужно. Фелисити прекрасно поняла, что он хотел сказать, и едва не задохнулась от ужаса, охватившего все ее существо. Страх, казалось, зазвенел на кончиках пальцев.
Майку было наплевать, если она узнает этих двух идиотов. Все равно рано или поздно их имена станут ей известны. Со временем все поймут, кто стоял за этим преступлением. Но вот если кто-нибудь назовет его имя, тогда придется прикончить всех до единого. Ему вовсе не хотелось садиться за решетку из-за чьей-то глупости.
– Прости, – сказала Бесс. – Но займись, пожалуйста, печкой, – повторила она свою просьбу, – иначе мы здесь долго не протянем.
Фрэнк кивнул и, смяв газету, добавил хворосту. Через несколько минут жар от печки стал разливаться по промерзлому помещению.
– И сколько мы будем ее тут держать?
– Пока денежки не получим.
– Здесь? Вы что, собираетесь кого-нибудь сюда приводить? – Бесс явно разволновалась при мысли о том, что скоро сможет прикоснуться к этим деньгам. Ей не терпелось дождаться этого момента.
Фелисити была озадачена. Очевидно, участники заговора плохо договорились о деталях. Между тем если бы сама она пошла на подобное преступление, то, уж конечно, продумала бы все.
– Не беспокойся. Ты очень скоро получишь то, что тебе причитается, – ответил мужчина.
Фелисити догадалась об истинном смысле этой фразы. Этот человек, по-видимому, главарь банды, явно не собирался ни с кем делиться. Она сразу поняла это и только удивилась, как это его подельники не услышали подлинного смысла его слов.
– Ступай-ка лучше на улицу. Погуляешь, а заодно проверишь, не потащился ли кто за нами, – обратился главарь к Холодному Глазу.
– Что? Сейчас? Но ведь идет снег! – удивился Фрэнк. Этот приказ показался ему просто невыполнимым.
– Да, сейчас, – отозвался Майк. – Я собираюсь тут заняться с ней делом. – Он кивнул в сторону Бесс. Для Майка это было давней привычкой: почти каждый раз после совершенного преступления он ощущал желание заняться сексом. То напряжение, которое он испытывал во время работы, требовало немедленной разрядки, причем ему было безразлично, с кем расслабляться.
Фрэнк расхохотался:
– Э-э, да для этого мне вовсе ни к чему выходить отсюда. Я с удовольствием посмотрю на вас. – Фрэнк частенько наблюдал за другими. Это зрелище лишь сильнее возбуждало его самого. – Может, я тоже захочу, когда ты кончишь.
Майку тоже было плевать, станет он смотреть или нет. Зато он всерьез беспокоился насчет проверки окрестностей. Вовсе ни к чему, чтобы их поймали. Во всяком случае, он не хотел бы попасться.
– Ступай, – приказал Майк, – да смотри в оба.
– А что делать с этой?
– Просто накинь ей мешок на голову. Тогда мы сможем снять маски.
Джед потихоньку ретировался. Снегопад все усиливался. Он знал, что следы его присутствия очень скоро будут укрыты белым снегом.
Пока Бесс удовлетворяла Майка и Фрэнка, потом снова Майка и снова Фрэнка, Фелисити прислушивалась к звукам, раздираемая самыми неприятными чувствами: потрясением, смущением и страхом, что они переключатся на нее.
Поначалу она настолько сильно перепугалась, что даже не обратила внимания на знакомый голос этой женщины. Прошло довольно много времени, прежде чем Фелисити поняла, что Маргарет – впрочем, нет, ее звали Бесс, кажется, – была среди похитителей. Ну почему она не послушалась? Почему не отнеслась к предупреждениям Джареда серьезно?
В то время как Бесс развлекала мужчин, а Фелисити сидела притаившись, с ужасом ожидая того, что казалось ей теперь неизбежным, Джед мчался в город, а Джаред шел домой из госпиталя. Завернув за угол своего дома, он чуть было не столкнулся с мужчиной, который тут же влез на козлы стоящего у обочины экипажа и хлестнул лошадь.
Джаред возмутился, ведь этот человек чуть не сбил его с ног и при этом не только не подумал извиниться, но даже не посмотрел в его сторону. Джаред устало вздохнул. Сегодня выдался тяжелый день, и сейчас он мечтал только об одном – о ласковых прикосновениях Фелисити. Он знал, что теперь ему необходимы ванна, вино и жена. Правда, может быть, и не в таком именно порядке. К тому же он полагал, что Фелисити не откажется потереть ему спину.
Джаред наконец добрался до двери и уже протянул руку, как вдруг она распахнулась. На пороге стоял Томас с блестящими от волнения глазами.
Джаред хотел было пошутить насчет совпадения, но тут он заметил выражение лица своего тестя.
– Что случилось?
– Ее украли.
– Кого? – переспросил Джаред, хотя мог бы и не делать этого, ведь в глубине души он уже понял: что-то произошло с его женой. Причем что-то ужасное. Именно поэтому он настаивал на личной охране. – Где? Кто? Когда? – быстро заговорил он, понимая, что ответа не добьется. – Где, черт побери, Джед?
– Наверное, поехал за ними.
– Что значит «наверное»?
– Успокойся, и давай выпьем.
– Томас, выкладывай все прямо сейчас. Я хочу знать все!
Они прошли в гостиную. Альвина сидела в кресле, всхлипывая и утирая слезы кружевным платочком. Джаред не обращал на нее внимания. Он стоял, не шелохнувшись, а Томас нервно вышагивал по комнате и молился, чтобы не случилось ничего непоправимого.
– Альвина видела, как она убежала из дома, ни слова не сказав Джеду. Фелисити взяла кеб. Джед побежал следом. Я молю Бога, чтобы он отыскал ее. Но он еще не возвращался. На улице мы нашли Кристиана. Он был без сознания. Наверное, до сих пор не пришел в себя.
Джаред налил себе немного рома, не обратив внимания на неодобрительный взгляд священника, все-таки поселившегося в их доме, и выпил единым махом.
– А теперь расскажите, что вы видели. Только как можно подробнее.
И Альвина снова, уже в третий раз за сегодняшний вечер, повторила всю историю с начала до конца.
Джаред слушал, молча хмуря брови, ведь он знал эту женщину, почти всегда пребывавшую во хмелю, а потому с трудом мог доверять ей. Что из всего сказанного ею правда, а что привиделось ее одурманенному сознанию?
– Сколько прошло времени? – спросил он, вытерев губы тыльной стороной руки. – Как давно это случилось?
– Не знаю, – ответил Томас. – Может быть, около часу назад. С тех пор мы получили вот это.
Джаред долго читал письмо с требованием выкупа. Он уже догадывался, почему и как исчезла его жена, но читать эти слова было просто невыносимо. Та боль, тот страх, которые он при этом переживал, как бы сжигали его изнутри. Письмо воплотило в себе все его жуткие опасения, причем с ужасающей явственностью.
Деньги надо было доставить завтра к полуночи в парк и оставить на дорожке в черной сумке. От их готовности выполнить требование зависела жизнь Фелисити. Только Джаред сомневался, что сам он доживет до завтра. Судя по бешеному сердцебиению, он рисковал не дотянуть и до начала следующего часа.
Вдруг входная дверь с грохотом распахнулась, и в комнату вломился Джед.
– Где она? – Джаред, наверное, прибил бы его голыми руками, если бы тот осмелился сказать, что не знает этого.
– Они увезли ее в лачугу на берегу реки. Это милях в трех от города.
Джаред чуть в обморок не упал от облегчения и, чтобы удержаться на ногах, облокотился на стол позади себя. Томас с тихим стоном повалился в кресло, а Альвина заплакала пуще прежнего.
– Кто похитители?
Джед покачал головой:
– Они были в масках. А как Кристиан?
– От него сейчас проку мало. Я думаю, он все еще без сознания, – сказал Томас. – Что будем делать?
Джед задумался.
– Мне надо обратиться к нашим ребятам за подмогой.
– Я поеду, – сказал Джаред, но охранник только головой покачал:
– Нужен человек с опытом. Ее могут ранить, если начнется стрельба. Вас тоже.
– Я же сказал, что поеду сам, – решительно направляясь к двери, повторил Джаред.
– Ну ладно, – согласился Джед, поняв, что он все равно последует за ним, так что лучше уж хотя бы действовать сообща. Правда, как и что надо делать, он пока еще и сам не знал толком. – У вас есть оружие?
Джаред вспомнил о двух пистолетах в комнате Фелисити. Это ему как раз подойдет. Кивнув, он помчался наверх за оружием.
К тому времени когда он вернулся, Томас уже вполне пришел в себя и теперь настаивал на том, чтобы ехать с ними. Быстро оседлав лошадей, все трое галопом поскакали прочь из города.
Фелисити молча плакала. Наверное, она действительно ненормальная, если лишь сейчас осознала, что любит своего мужа до безумия. Лишь сейчас, когда сидела тут и молча умоляла его прийти ей на помощь. Она поняла это, когда и сама не знала, увидит ли его еще хоть раз. Ну почему этого не случилось раньше? Почему она так упрямилась? Почему ничего ему не сказала?
«Господи, – молилась она, – дай мне хотя бы сказать ему об этом!»
– Да успокойся ты, я ее не трону, – сказал Майк и ухмыльнулся, видя, как маленькая женщина в углу напряглись и тут же расслабилась, чтобы снова напрячься, услышав следующие его слова. – А вообще-то я ее мужа не боюсь.
– И напрасно, – сказала Бесс, – я не видела еще, чтобы мужик так сходил с ума из-за своей жены.
– А ну-ка дай мне ту веревку, – сказал Майк. – Никогда еще не тешился с мамочкой.
Фелисити замерла от страха, услышав, что веревка шлепнулась на пол. Майк ухмыльнулся и, нагнувшись, поднял ее.
Потом постоял перед Фелисити и снова бросил веревку. Какой смысл ее связывать? Она все равно не сможет ему сопротивляться. Она такая хрупкая, да и руки у нее связаны за спиной, так что большой беды не будет. Лицо ей предусмотрительно закрыли, значит, она даже не узнает, кто именно это сделал. Если она переживет эту ночь, то все равно ничего не сможет рассказать толком. Поразмыслив обо всем этом, Майк усмехнулся.
Как только до ее ноги кто-то дотронулся, Фелисити вскрикнула, но плотная повязка поглотила звук. А когда она отчаянно, вслепую, попыталась ударить ногой, раздался мужской смех. В следующий миг он ухватил ее под оба колена и стащил на пол, разложив на его холодной поверхности. Она снова вскрикнула.
Сейчас она могла думать только о своем ребенке: «Господи, не дай им повредить ему! Джаред, ради Бога, помоги мне! Они не должны повредить нашему малютке!»
Фелисити зарычала, когда он навалился на нее всем весом. Связанные за спиной руки сильно прижались к полу. Это было невыносимо больно, и эта боль заставила ее забыть о том, что делал невидимый насильник.
, Он между тем задрал ее юбки и разорвал лиф платья. Фелисити поняла, что в любую секунду он может проникнуть в ее тело.
Разорвав на ней белье, он продемонстрировал тело своей добычи всем присутствующим.
– А она ничего, правда? – молвил он и снова склонился над Фелисити.
Фрэнк держался на расстоянии. Нет, он не станет ее трогать. Он знал, что муж Фелисити все равно его разыщет. Он будет искать его, пока не найдет, а Фрэнк не собирался всю оставшуюся жизнь прожить в таком страхе.
Фелисити припомнила их первую ночь с Джаредом, когда она нечаянно причинила мужу жуткую боль. Сумеет ли она снова сделать это? Удастся ли тем самым выиграть время? Она резко согнула ногу в колене, но попала лишь в верхнюю часть бедра, хотя и в опасной близости от его мерзкого хозяйства.
Разгадав ее намерения, Майк быстро ударил ее кулаком. Одного раза оказалось достаточно.
Фелисити, разумеется, даже не видела, как это произошло. Просто что-то неожиданно вынырнуло из тьмы и резко толкнуло ее в челюсть. Это что-то было очень твердым и тяжелым. Перед глазами заплясали мелкие искры, она тихо застонала, а потом наступила кромешная тьма, покрывшая все ее сознание. Она лежала на полу слабая и почти бездыханная и, хотя знала, что происходит, была не в состоянии противостоять этому.
Все взоры были прикованы к прекрасной женщине и к мужчине, который готов был ее изнасиловать, так что никто не заметил, как открылась дверь, никто не услышал шаги.
При виде этой сцены Джаред оцепенел. На голове его жены был мешок, но он, конечно, сразу же узнал ее. В следующий миг он понял, что Фелисити связана, а одежда на ней порвана. Она почти раздетая лежала перед мужчиной, у которого брюки были спущены до колен. Он мгновенно прицелился и уже готов был спустить курок, но вдруг понял, что может ранить Фелисити. Тогда он жутко зарычал, и от этого звука по спине у насильника пробежали мурашки.
Майк остановился и оглянулся, чтобы посмотреть, кто это издаст такие маниакальные звуки, но в тот же миг тяжелый сапог ударил его в лицо. От неожиданного нападения он тоже зарычал. Нос его был сломан, и по крайней мере два передних зуба оказались выбиты. Рот сразу наполнился кровью, и, опрокинувшись на спину от удара, Майк чуть не захлебнулся ее густым металлическим вкусом. Он некоторое время полежал на полу как был, полураздетый, пока наконец сумел собраться с мыслями и потянулся за пистолетом, который лежал всего в двух футах от того места, где он упал. Однако теперь казалось, что до него была целая миля.
Джед держал на мушке двоих преступников, сидевших на матрасе, а Томас бросился к дочери и принялся говорить ей что-то утешающим голосом, укрывая ее наготу. Прижав ее к груди, он снял с головы Фелисити мешок и принялся развязывать ей руки.
Больше всего на свете Джареду хотелось прикончить этого мерзавца. Но он был врачом, он поклялся лечить людей, дорожа, как сокровищем, каждой жизнью. Возможно, даже жизнью этого подонка. Комната в его глазах вдруг окрасилась багровым цветом – так он боролся со своим порывом немедленно прикончить эту скотину. К черту все самые священные клятвы!
– Надеюсь, тебе понравилась моя жена, мистер, потому что это последняя женщина, которую ты обидел. – И с этими словами Джаред с силой наступил каблуком прямо в пах насильника – все сто семьдесят пять фунтов его веса с силой обрушились на причинное место Майка.
Тот дико взвизгнул и, когда Джаред убрал ногу, скорчился от невыносимой боли. Уокер между тем повернулся к Фелисити. Томас передал ему дочь, и муж принялся ласково покачивать ее, прижимая к своей груди, не стесняясь слез, катившихся по обеим его щекам. Дрожащими руками он прижимал к себе свое вновь обретенное сокровище.
Майк все катался по полу, испытывая дикую, всепоглощающую, практически невыносимую боль. Он понимал, что теперь все потеряно, но он не собирался погибать в одиночку. Пускай ему суждено умереть сегодня, но все равно он прихватит с собой одного из этих ублюдков!
Еще до того как ослабли приступы боли, он дотянулся до пистолета и взял его в руку. В следующее мгновение комната наполнилась резким звуком выстрелов и едким дымом. Послышались испуганные возгласы. Немного спустя в полной тишине все увидели маленькую, аккуратную, но сочащуюся кровью дырочку в самом центре лба Майка.
При виде этого Фелисити простонала и уткнулась лицом в грудь мужа, а все остальные посмотрели на Джеда, опустившего пистолет. Бросив пистолет на пол, он взял другой. Двое на матрасе, думая, что они следующие, взмолились о пощаде, клянясь в том, что ничего не сделали этой леди или ее будущему ребенку, оставаясь все время лишь невинными посторонними наблюдателями.
Джед выругался и сплюнул на пол – даже с большой натяжкой невозможно было назвать эту парочку невинной. Он знал, что они виновны не меньше своего приятеля, а потому надо сдать их властям. Справедливость восторжествует этой же ночью.
Тело Майка перекинули через седло лошади Джеда. Остальные двое, была бы воля Джареда, провели бы остаток дней своих в худшей из здешних тюрем.
Джед связал Фрэнка и Бесс одной веревкой. Им предстояло пешком идти до самого города. Убедившись в том, что Фелисити чувствует себя удовлетворительно после этой сумасшедшей ночи, Томас и Джед с пленниками отправились в обратный путь.
Хижина опустела. Джаред остался наедине с Фелисити. Она сидела у него на колене. Джаред считал, что, прежде чем трогаться в путь, надо дать ей немного отдохнуть. За это время он хотел убедиться, что с ней действительно все в порядке. Конечно, невозможно немедленно определить, какие именно повреждения ей нанесены. Так что все равно будет лучше подождать немного. Это даже необходимо, ведь такая травма может привести к преждевременным родам.
Он убрал прядь волос с ее лица и удобно устроил голову Фелисити па своей груди.
– Все будет хорошо, дорогая, обещаю тебе, все будет хорошо, – утешал он жену. – Как только мы приедем домой, я осмотрю тебя, чтобы убедиться в этом. Но я и теперь знаю, что все у тебя будет хорошо.
Дрожа от пережитого волнения, Фелисити испытывала неслыханное облегчение и каждой клеточкой своего существа впитывала тепло и нежность мужа. Теперь ей казалось, что она всю жизнь провела в этом темном мешке, ничего не видя, а только слыша и ощущая. Ей даже не верилось, что все позади и что больше ей не грозит опасность.
– Я так рада, что ты здесь. Я так молилась, так хотела, чтобы ты нашел меня! – Всего минуту назад она перестала плакать, но при воспоминании о пережитом слезы снова хлынули, и она еще отчаяннее прижалась к мужу. – Но как же ты успел так вовремя?
Джаред тяжко вздохнул. Нелегко было сознавать, какую боль она пережила, какие приняла муки.
– Боюсь, что я все-таки опоздал, дорогая. Но это не важно. Клянусь тебе, это не имеет значения.
Он готов был стонать от досады. Ведь очутись он тут на минуту раньше, и ничего бы этого не случилось. Ах, если бы он только чуть-чуть поторопился! Одна-две секунды могли бы спасти ее.
Фелисити отстранилась. В ее глазах все еще стояли невыплаканные слезы. Вытерев их, она нахмурилась:
– Ты о чем это говоришь?
– Я говорю о… о…
Поняв наконец, что он подумал, Фелисити покачала головой:
– Джаред, он не оскорбил меня. То есть оскорбил, но не так, как ты подумал. – При этом она дотронулась до лица. – Он, правда, ударил меня кулаком по лицу.
– Ну ничего, дорогая. – Джаред подумал, что с ней истерика, хотя Фелисити выглядела необычайно спокойной. Неужели она забыла, что тут случилось? Неужели события этой ночи сказались на ее сознании? Он крепче обнял ее. – Все хорошо. Мы больше никогда не будем говорить об этом.
– Но я полагаю, это необходимо, Джаред. Ты должен знать, что этому человеку не удалось осуществить свои намерения. То есть он уже собирался сделать это, но ты его вовремя остановил. Наверное, еще пара секунд, и было бы действительно поздно.
Он внезапно обхватил ее за плечи, сильно сжав их пальцами. Глаза его стали совсем круглыми от удивления и от невероятной радости: неужели его любимая избежала этого ужаса?
– Боже Всемогущий, ты уверена?
– Так же уверена, как и в том, что если ты еще хоть каплю сожмешь пальцы, то я умру.
Джаред рассмеялся и снова прижал ее к своей груди.
– Я думал… я думал… – Он весь сотрясался от внезапно отхлынувшего напряжения. – Ну, ты сама знаешь, что я думал.
– Прекрати думать немедленно. Я и так едва дышу.
Он снова рассмеялся, встал и поднял жену на руки. Больше не было необходимости тут оставаться. Если не считать пережитого страха и порой возвращающихся воспоминаний, которые заставляли ее вздрагивать, да еще полученного удара, Фелисити не пострадала.
– Ты уверена, что с тобой все нормально? Ты сможешь ехать верхом?
– Со мной все отлично. Я ведь уже сказала тебе, разве нет?
Ночь стояла морозная, и снег ласково падал на плечи, застывал на ресницах, мягко касался губ.
Уже на пути к городу Фелисити снова заговорила:
– Знаешь, я тут подумала…
– Да? – переспросил Джаред. – О чем же?
– О том, что я, оказывается, люблю тебя и чуть не упустила шанс сказать тебе об этом.
Лишь молчание было ей ответом. Оно так затянулось, что Фелисити решила переспросить:
– Ты слышал меня, Джаред?
– Не уверен.
Она повернулась и посмотрела в потрясенное лицо мужа.
– Дело в том, что я слишком долго ждал от тебя этих слов. И теперь, когда ты наконец их произнесла, я подумал, что они мне померещились.
Фелисити кивнула:
– Тебе пришлось ждать так долго, потому что я не хотела тебя любить. Я боялась, что ты просто соблазнил меня.
– Но как же мне это удалось?
– Ты был прекрасен, ты был… самим собой. Ты вел себя очень хитро.
Джаред рассмеялся, поудобнее устраивая ее на своей груди и укутывая плащом.
– И когда же ты все это поняла?
– Только сегодня. Но я любила тебя уже давно. Наверное, с тех пор, как мы поженились. Это чувство как-то незаметно подкралось ко мне… Ну знаешь, как это бывает?
– Знаю. Со мной было то же самое.
– Правда? Нам очень повезло, не правда ли?
– Правда. И гораздо сильнее, чем мы могли бы желать, – отозвался Джаред и подумал, что больше никогда никуда ее не отпустит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованный красотой - Пелликейн Патриция



красиво как, очень романтично
Очарованный красотой - Пелликейн Патрициякраса
4.07.2012, 13.40





Ах, как я люблю романы, которые кончаются рождением детей))
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЛале
14.02.2013, 21.53





Какой замечательный роман, приятное послевкусие. Гл. герой очень понравился, умеет своего добиться, как гл. героиня не сопротивлялась любви, но...
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияТаня Д
17.04.2015, 17.15





Читать читать и еще раз читать!
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЧитатель
18.04.2015, 23.26





Да-а, ну и винегрет! Война янки и тори, шпионо - разведовательная подпольная борьба, грехи молодости отца гг-ни,объявление дочки -самозванки впридачу с сутенером, покушение на подругу, а потом и отца гг-ни, похищение самой героини и попытка ее изнасилования... Сама же гг -дама очень даже странная. Боясь влюбиться и быть обманутой ( повод ничтожный - проступок отца 20-ти летней давности!) соглашается на брак, чтобы родить ребенка, а потом развестись и жить без обязательств. То есть, лишить дитя отца, который, кстати, клянется ей в вечной любви и говорит о нежелании развода. А она как упрямая ослица, причем, во всем. Будучи беременной, лезет под пули на очередной вылазке, муж предупреждает об опасности похищения - она продолжает "дурочку клеить" и т.д. Нет, слова восточного мудреца о том, что лучше любовь потерять, чем вовсе не любить, не о нашей героини. Словом, произведение сумбурное, много несуразностей, автору не удалось раскрыть психотип героини. Роман затянут в основном из-за диалогов, зачастую лишенных лаконичности. А вот гг-ой душка, его поступки, сомнения, переживания понятны и объяснимы. В конце, во время родов, бедненький, даже шлепнулся в обморок. Вот так нужно любить! За последнюю страницу и чудесного ггероя 8 баллов. А вообще, дамы, если есть время читайте, ведь сколько людей, столько и мнений...
Очарованный красотой - Пелликейн Патрицияольга
17.07.2015, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100