Читать онлайн Очарованный красотой, автора - Пелликейн Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный красотой - Пелликейн Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пелликейн Патриция

Очарованный красотой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Он готов был овладеть ею стремительно, грубо, без малейшей тени нежности. Отчаянные навязчивые эротические фантазии не давали покоя воспаленному воображению. В голове неумолимо рисовалась картина: как он опрокинет ее на спину и беспощадно пронзит мягкую девственную плоть своим грозным оружием. Джареду, кажется, оставалось лишь поскорее приблизить этот манящий момент, но, преодолев себя, он сумел-таки ласково снять ее руки со своего тела.
– Придется тебе немного отложить это.
– Но почему?
– Потому что я начинаю сходить с ума от желания, а ради нашего общего блага не стоит так сильно торопиться.
– А потом можно мне будет?..
– Всегда можно, только не теперь.
– И не в обществе?
Джаред поднял взгляд с широкой ленты под грудью Фелисити на ее смеющиеся глаза и улыбнулся:
– Коварная женщина.
– Ты сильно разочарован? Признаться, я не знаю, что на меня нашло. Слова сами срываются с языка.
– Я люблю, когда ты так говоришь, – сказал он и чуть не добавил: «Я люблю тебя».
Это была бы чистая правда. Какой смысл отрицать очевидные вещи? Да и как можно ее не любить? Поначалу он испытывал к ней лишь простое влечение, но теперь это чувство переросло в нечто большее. Гораздо большее. При каждом ее нежном взгляде сердце у Джареда замирало, при звуках ее смеха все переворачивалось внутри; когда же она говорила, у него нередко захватывало дух.
Он полюбил ее, по-настоящему полюбил с того самого вечера, когда Фелисити составила этот смешной план, по которому они должны были временно стать супругами. Тогда он уступил, но не стал говорить, что за это ей придется оплатить своей любовью – на меньшее Джаред не рассчитывал.
И все-таки ему удалось вовремя остановиться, чтобы теперь же не признаться в любви. Наверное, в иной ситуации он сделал бы это, но сегодня еще не время. Сегодня, пока его молодая супруга продолжала относиться к их браку лишь как к временному предприятию, ему не хотелось с ней спорить. Во всяком случае, в этот момент им предстояло другое, гораздо более приятное занятие, чем спор, и Джаред думал, что уже давно пора бы показать ей, что именно у него на уме.
Взяв двумя пальцами кончик розовой ленты, он потянул за него и развязал полы тонкого пеньюара. Распахнув их, Джаред снова поразился. Он-то думал, что успел еще сквозь эту прозрачную одежду разглядеть прелести Фелисити, но оказалось, что он был не прав. Вид ее обнаженной груди, поблескивавшей белизной при свете очага, с нежно-розовыми возбужденными сосками, чуть не свел его с ума. Вспомнив прежние ощущения, он возжелал отведать их снова. Только теперь уже Джаред знал, что ему нет нужды останавливаться и мешать себе от души наслаждаться.
Губы его прижались сначала к ее плечу, потом – к шее, оставили влажный след до самой груди, уже вздымавшейся высоко в ожидании ласки… Когда же он взял губами одну из розовых вершинок, Фелисити томно застонала. Отпустив сосок, Джаред пробежал вокруг него языком и, словно не в силах противостоять соблазну, снова принял его в рот.
– Боже! – ахнула она и сама приподняла ладонями обе груди навстречу этому невероятному наслаждению…
В следующий миг она очутилась на спине и, к его удовольствию, широко развела ноги.
Ни одного дюйма ее тела не забыли его искусные губы и язык. Джаред без устали продолжал эту сладкую пытку: слегка тронув зубами ее грудь, спустился ниже, пощипывая живот, и Фелисити затрепетала под ним, ожидая продолжения, ожидая от него всей полноты счастья, которое он может даровать ей.
– Как это прекрасно! Боже, как же… это… прекрасно, – с трудом, задыхаясь от восторга, выговорила она.
Муж уже целовал ее пупок и гладил губами бедро, живот, потом снова бедро… Она извивалась всем телом, желая, чтобы он был еще ближе. Наконец Джаред поцеловал ее там, где она безотчетно ждала его прикосновения, и с той минуты Фелисити точно обезумела. Она жадно впитывала все дарованное ей удовольствие, а Джаред, похоже, слишком долго ждал возможности прикоснуться к этому заветному месту. Теперь он так долго дразнил, целовал, гладил эту влажную, вожделеющую мякоть, что его жена чуть было не лишилась чувств.
Последним коротким прикосновением языка он толкнул ее в самую пучину страсти. Фелисити поняла, что надвигается нечто важное, могучее и неотвратимое. Ощутила напряжение внизу живота, в глубине, как в прошлый раз, только теперь намного сильнее, даже больнее. Подобного экстаза она еще не переживала.
– О Боже! – ахнула она, затерявшись в безжалостных могучих волнах невероятного восторга. Истомленное, пылающее тело снова и снова сполна принимало эти восхитительные терзания.
Наконец Джаред опустился на нее сверху. Никогда еще он не переживал более приятных ощущений: тело девушки совсем обмякло и расслабилось, кожа стала влажной от пота. Теперь Фелисити была совершенно готова к самому главному… Джаред медленно вложил свое орудие в трепещущую от вожделения горячую щель и почувствовал, как, вздрогнув, мокрые губы нежно сжали его. И тогда он стал осторожно двигаться, лишь немного позволив себе углубиться в нее.
Еще чуть-чуть, и, нанеся последний, решающий удар, он навеки сделает ее своей. Ее одну он будет любить, ласкать и беречь.
Фелисити поняла, что он приобщает ее к той самой тайне, тщательно скрываемой от молодых девиц до замужества. Она стояла на пороге нового открытия – как любить мужчину. Об этом она мечтала с того памятного вечера в саду, когда он впервые показал ей, что такое желание. Фелисити хотелось поторопить его, она не могла дождаться новых удовольствий, не могла удержаться от жажды выведать все секреты, намек на которые читала в темных глазах Джареда.
Когда же он прорвался сквозь тонкую мембрану, защищавшую ее девственность, то ощутил, что девушка немного напряглась, и поспешил успокоить ее.
– Все хорошо, милая… – сказал он, с трудом сдерживаясь, чтобы не двигаться активнее. Джаред понимал, что необходимо дать ей время привыкнуть к его размерам и к новым ощущениям. – Все уже позади. Я больше не сделаю тебе больно, клянусь.
– Ничего. Немножко пощипало, и все, – отозвалась Фелисити. При этом она таким мягким и влюбленным взором скользнула вдоль собственной груди и живота вниз, туда, где их тела соединялись, что Джаред удивился: неужели после этого она станет утверждать, будто ни капли его не любит? Неужели не отдает себе отчета в том, как ласково смотрит на него? Он удивился также и тому, с каким доверием, с какой готовностью она позволила ему сегодня самые интимные ласки.
Если это еще и не любовь, то определенно уже кое-что близкое. Тут, в ее глазах, он видел зарождение глубокого чувства.
– Даже не верится, насколько это приятно. Неужели я могла так долго ждать этого дня?
Взглянув ей в глаза, Джаред улыбнулся:
– И с каждым разом тебе будет все приятнее.
– Приятнее? – переспросила Фелисити. Взор ее наполнился удивлением, а тело – снова его любовью. – Приятнее, чем сейчас?
– И намного, – ответил Джаред, постепенно увеличивая темп движений. Поначалу осторожно, полностью контролируя каждый ласковый натиск… Очень скоро он заметил, что глаза ее снова подернулись поволокой. Она опять предалась удовольствию, счастью, которое они впервые изведали сегодня.
Он решительно и настойчиво взял своим ртом ее губы, требуя отдаться ему полностью. Движения его бедер между тем стали резкими, глубокими, и, вторя им, язык Джареда глубоко входил ей в рот. У Фелисити перехватило дыхание, она готова была потерять сознание, но продолжала отзываться на каждый из этих сводящих с ума сладостных ударов, так что вскоре ее вновь охватило то бешеное безумие, которое опять и опять толкало к нему, заставляя сливаться с ним воедино.
И не было больше сил сопротивляться этому. Джаред почувствовал, как крепко, страстно сжались ее внутренние мышцы, и с трудом удержался. Желание снова руководило им, ни сей раз более сильное и жестокое. Опасно жестокое, поскольку грозило увлечь его в пучину неистовства, утопить его в волшебстве, которому имя – Фелисити.
Тем временем она громко застонала, и тело ее напряглось и выгнулось, толкая его к развязке, к тому, чтобы Джаред снова и снова любил ее, как умеет любить только он один. И лишь когда она достигла пика удовольствия, он позволил себе то, о чем так давно мечтал.
Он поклялся себе, что так и будет. Он не может ее потерять. Она – его жена, его любимая, а все остальное не важно. Она не должна выстрадать то же, что выпало на долю Энни. Он не имеет права потерять Фелисити, заставить ее пережить те же муки.
Его неопытная жена, понятия не имевшая о близости с мужчиной, ничего не заподозрила, когда муж за секунду до наступления сладостного конца резко разорвал связь между их телами. Поскольку все это происходило в ее жизни впервые, она подумала, что так и надо.
Ему потребовалось довольно много времени, чтобы снова обрести силы. Лишь ощутив ее движения, он понял, что пока не умер от наслаждения. Приподняв голову, он открыл глаза. И тут его взору представилась самая чувственная из когда-либо виденных им улыбок. Обхватив руками его голову, Фелисити ласкалась к мужу, точно кошечка, скользкая от семени и игривая. Очевидно, ей было приятно ощущение горячей влажности на коже.
Глаза их встретились, и легкая улыбка заиграла в уголках ее губ. Она не совладала с ласковым смешком:
– Так вот из-за чего столько шума. Интересно!
Джаред расхохотался, обнял ее покрепче и перевернулся па спину, увлекая Фелисити за собой.
– Интересно, говоришь? Так это, значит, лучше, чем шпинат?
– Мм… – протянула она и поднялась, скрестив на груди руки. – Очень даже возможно. – Тут Фелисити нахмурилась. – И почему считается, что невеста должна так бояться первой брачной ночи? И о чем это говорят замужние леди, когда упоминают о последней дневной обязанности супруга, которую они должны выполнить перед сном? Они что, ненормальные все?
– Ну, дорогая, не всем же по вкусу супружеская постель.
– Значит, они больные, – решительно заявила Фелисити. – Или я нездорова.
– Ты совершенно здорова. Я готов за это поручиться, – сказал он и протянул руку за своими панталонами, чтобы вытереть ими себя и жену. Ей понравилось даже это. Она вдруг осознала, что ей нравится практически все, что бы он ни делал. Так вот в чем, оказывается, дело! Наверное, остальные женщины просто не встретили своего мужчину, а не то обязательно полюбили бы все, что сегодня полюбила она.
– А знаешь, я догадалась, почему так. Им просто нужен такой муж, как ты.
Джаред пристально посмотрел на супругу, от всей души наслаждаясь услышанным комплиментом. Ведь он знал, что у нее нет богатого опыта, из которого обычно рождается искусство подобной лести. А значит, она говорит от всего сердца и имеет в виду именно то, что сказала. Разумеется, дамы и прежде отпускали ему похвалы, но ни одна не была так честна, раскрывая перед ним свои истинные чувства. Тут уж впору было заважничать, подобно какому-нибудь павлину.
– Ты и правда так думаешь? – спросил Джаред. Фелисити кивнула, не поняв его намерений.
– А знаешь, – пожал он плечами, – я тут подумал… Разве я не мог бы ради спасения этих несчастных предоставлять им время от времени свои услуги?
Фелисити выстрелила в него предупреждающим взором и сказала очень мягко, но крайне многозначительно:
– Я так не думаю.
Джаред в притворном удивлении захлопал ресницами. Пожалуй, надо было поосторожнее задевать эти тонкие струны. Успокоившись при виде улыбки, снова вернувшейся на лицо Фелисити, он тем не менее чувствовал, что ее тело напряглось и она слегка отстранилась от него.
– Не думаешь? Ты уверена? Разве ты больше не сочувствуешь своим сестрам, этим несчастным созданиям, которые так никогда и не познают истинного наслаждения?
– Ага, и ты, значит, не прочь им услужить?
– Ну, если не считать того, что порой я буду немного уставать, это ведь не самая неприятная работа. И потом, я мог бы даже… Ой! Больно! – Джаред потер место, куда она ткнула его кулачком, и, прижав к себе жену, уткнулся ей в шею, снова уложив на спину. Затем он уселся сверху и прижал обе руки Фелисити к кровати, заведя их ей за голову. Она попыталась сбросить его, но, поняв, что вся эта борьба ни к чему не приведет, блеснула глазами и промолвила:
– Джаред, если ты еще хоть раз скажешь такое, я клянусь, что…
Он скользнул взглядом вдоль ее тела. Определенно, она – самая красивая из женщин. Джаред никак не мог поверить, что она принадлежит ему.
– Ты еще плохо меня знаешь – улыбнулся он, – но скоро поймешь: я из породы преданных мужей.
Только тут Фелисити поняла, что она делает. Ведь, судя по ее поведению, ей хочется оставить его навсегда при себе. Господи, да ведь она чуть не забыла об их соглашении!
– Прости. Я не хотела… – Фелисити пожала плечами, пытаясь сгладить впечатление от своего поступка. – Просто на минуту забыла про наш уговор.
– Какой еще уговор?
Она посмотрела в его непритворно изумленное лицо и сдвинула брови:
– Сам знаешь какой. Ты хотел меня. Я хотела детей. Вот и все.
– И что же теперь?
Фелисити нахмурилась еще больше:
– К чему этот вопрос? После войны ты уедешь. А когда окажешься дома, разведешься со мной.
Джаред подумал, что он и так уже дома. Ведь теперь его дом там же, где она. И потом, кроме настоящей войны, есть еще и иные сражения. Самые прекрасные из них никогда не заканчиваются, потому что это сражения любовные.
– Ах, вот ты о чем, – вспомнив, кивнул Джаред. – А знаешь, Фелисити, – сказал он, переворачиваясь на бок и слегка, как бы невзначай, погладив ее свободной рукой вдоль тела. – Я тут подумал…
– О чем? – спросила она, восприняв это прикосновение с большим вниманием, чем ожидал Джаред.
– О конце войны. Что бы ты, интересно, сказала, если бы я решил остаться здесь?
– Здесь? Но это невозможно. Как же мы тогда разведемся?
– Да, об этом я тоже подумал. А может быть, нам вовсе и не стоит разводиться?
– Не стоит… – тихо повторила она. – Но почему?
– По целому ряду причин. Допустим, ты не сразу сумеешь забеременеть, – сказал Джаред, понимая, что на самом деле это абсолютно исключено. Будучи доктором, он знал массу способов предохранения. Правда, многие из них требовали содействия Фелисити, а поскольку, замышляя этот брак, она стремилась как раз к зачатию, то он сильно сомневался, что она согласится ему помогать. Разумеется, самым надежным средством остается простое воздержание, но едва ли ему самому такое под силу. – Возможно, нам предстоит хорошенько потрудиться, прежде чем у нас получится.
– Ну хорошо. В конце-то концов все-таки получится. И что же тогда? Тогда ты уедешь?
– К тому времени у меня может сложиться практика. Куда же мне девать своих больных?
– Ну, не знаю. А что обычно в таких случаях делают доктора?
– Остаются. Ведь от них зависит столько людей.
Но как раз этого Фслисити и опасалась. Она ни в коем случае не хотела тоже попасть в зависимость от Джареда Уокера. Ведь нельзя же рисковать своим сердцем! Нельзя верить мужчине!
– Джаред, я не останусь навсегда твоей женой.
– Почему?
– Потому что тогда я тебя полюблю. А если ты сделаешь со мной то же, что сделал с мамой мой отец, то мне придется тебя застрелить.
Джаред ухмыльнулся:
– Но предположим, я никогда не сделаю того же, что твой отец. А вдруг я останусь верен тебе на всю жизнь?
Фелисити подняла на него недоверчивый взор:
– И что ты предлагаешь? Подождать и посмотреть? Все время надеяться, что этот ужасный день не придет? – Она решительно тряхнула головой. – Мой отец просто обожал маму, но все-таки сделал это. А ведь ты меня даже не любишь.
– А вдруг полюблю?
Фелисити покачала головой:
– Но я не смогу любить тебя.
– Почему? Я не так уж плох.
– Это не играет роли. Тебе следует уехать, прежде чем я успею к тебе привязаться.
– Предположим, ты просто боишься признаться, что уже меня любишь, но вскоре тебе придется оставить это притворство. Что ты тогда станешь делать?
– Преодолевать это.
Джаред смотрел в ее решительное лицо.
– Ты весьма целеустремленная леди.
– Приходится.
Джаред мог бы сказать ей, что больше в этом нет никакой необходимости, что она может смягчить свое сердце, что он никогда в жизни не обидит ее ни словом, ни поступком, что даже не посмотрит на другую женщину. Тем более не пожелает никого, кроме нее. Но он промолчал. Это было слишком рано и все равно прозвучало бы неубедительно.
– Ты не голодна?
Фелисити кивнула:
– Немножко.
Они расположились возле огня и стали ужинать, запивая еду вином. Джаред опирался о сундук, сбоку для удобства заваленный подушками, а Фелисити сидела у него между ногами, прислонясь спиной к его груди.
– Как это замечательно, правда? – спросила она, удовлетворенно вздыхая и не отрывая глаз от пламени очага.
– Что? Сидеть вот так перед камином?
Она молча кивнула в ответ.
– А мне лучше. Ведь я еще могу наслаждаться этим видом.
Фелисити немного повернула голову и, проследив за взглядом Джареда, поняла, что он любуется ее грудью. Это было совсем нетрудно – достаточно смотреть поверх ее плеча.
– И все это время ты смотрел сюда?
– Просто оторваться не мог.
– Итак, я понимаю, что ты не хочешь разговаривать?
– Почему? Ты говори. Я не возражаю.
– Ага, я должна говорить, пока ты будешь смотреть на меня, так?
Джаред улыбнулся, как улыбаются только красавцы, сознающие свою неотразимость. Притом такие, которые хотят женщину. Нет, не любую женщину – уверенность в этом росла в душе Фелисити с каждым мгновением, – не любую, а именно ее. Она почувствовала, что и сама, наверное, не меньше стремится к нему.
– Ты почему отодвинулась?
– Ну, – Фелисити пожала плечами, – я подумала, может, ты захочешь не только посмотреть…
– Повтори.
– Ты ведешь себя неприлично.
– Я не умею вести себя прилично с тобой. И не проси.
– Я и не думала просить, – скромно заметила она. Джаред даже удивился, как ей это удается в таком виде.
– Тут где-нибудь есть ванна? – Внезапно ему пришло в голову, что в целях безопасности следовало бы хорошенько помыться и к тому же уговорить ее присоединиться к нему.
– Есть одна. Гигантская. На улице.
– Где?!
– Все побережье в твоем распоряжении.
Поняв ее, Джаред улыбнулся:
– Как ты думаешь, никто не станет возражать, если мы оба воспользуемся ею?
– Я не умею плавать.
– А я тебя научу.
Фелисити рассмеялась, тут же вскочила на ноги и схватила его красный халат. Не спрашивая разрешения, она накинула его на плечи, предоставив Джареду либо надевать брюки, либо идти так. Джаред выбрал последнее, поскольку все равно на берегу пришлось бы снова раздеваться.
Посмотрев на него, Фелисити удивилась, к каким переменам в теле мужа привел лишь один ее взгляд. Подумав, она вдруг очень серьезно сказала:
– Только мне почему-то кажется, что я так никогда и не научусь.
Джаред прижал ее к себе, смеясь той прямолинейности, с которой она всегда высказывалась. Он потерся лицом о ее волосы, потом взял за руку и вывел на улицу. Ночь стояла темная. С неба на землю смотрела лишь четвертушка лунного диска. Воздух был теплым, но свежим, с запахом моря. За коттеджем располагался просторный двор, который заканчивался где-то в темноте песчаным обрывом. Спустившись вниз, они очутились перед ласково плещущими волнами, окаймленными узкой полосой пляжа.
– Надеюсь, ты не очень устала?
Фелисити молча взглянула на мужа. Она ждала, что он скажет дальше.
– Просто я сомневаюсь, что смогу донести тебя обратно.
– Но я уже поднималась в этом месте, – ответила она, хотя прекрасно помнила, что в последний раз это было очень давно, в детстве. – Надеюсь, что сумею и на этот раз.
С этими словами Фелисити сбросила халат на песок и побежала к воде. Следом за ней поспешил и Джаред. Некоторое время они, как дети, плескались, смеясь и играя, уворачиваясь от соленых капель.
Но вдруг Фелисити осталась одна. Она понимала, что Джаред где-то рядом, что он вот-вот выпрыгнет из воды, как какое-нибудь морское чудовище, готовое утащить свою добычу в подводное царство. Эта мысль заставила се вздрогнуть – такой неприветливой и темной казалась теперь вода. Долгое время Фелисити не видела ни одного знака, свидетельствующего о близком присутствии мужа, хотя и не сомневалась в том, что голова его находится прямо под этой блестящей гладью и что он стоит согнувшись и только и поджидает момента, чтобы резко выскочить наружу.
– Джаред, я не люблю этого.
Тишина.
– Джаред! – отчаянно позвала Фелисити, и через секунду, точно так, как она и предполагала, он выскочил из воды с громким плеском.
Беда в том, что прежде он ни разу не пробовал напугать Фелисити. Но любой из хорошо знавших ее людей мог бы предупредить неопытного мужа, что миссис Уокер – женщина, с которой небезопасно так шутить.
Фелисити ожидала, что он набросится на нее с какими-нибудь дикими воплями. Но это ожидание никоим образом не помогло ей сдержать пронзительного крика. Фелисити была маленького роста, как и большинство женщин, а Джаред – высок. Когда же он подпрыгнул, а его жена невольно отреагировала резким поворотом, то ее локоть угодил ему прямо в его мужскую гордость.
Понятия не имея о том, что мужчины не просто очень дорожат своими физическими достоинствами, но и берегут эти болезненные места от ударов, Фелисити решила, что он продолжает ее разыгрывать, когда Джаред навзничь рухнул в воду с глубоким болезненным стоном.
– Я же сказала, что больше не играю и терпеть не могу, когда меня пугают.
Она говорила все это, не зная, что только что отправила своего мужа в морские глубины. Прошло довольно много времени, прежде чем он понял, что сейчас задохнется. Джаред собрался с силами и снова вскочил на ноги. Охая и корчась, согнувшись чуть ли не пополам, он стоял и ждал, пока боль утихнет.
– Ну хватит. Я все равно уже вышла из воды. Напрасно тратишь время! – крикнула жена с каменистого берега.
Джаред бросил на нее безучастный взгляд и застонал. Фелисити сделала шаг к нему.
– Что такое?
Он только охнул.
– Ты все еще дурачишься?
– Какой, к дьяволу, дурачишься? – тихо проворчал муж, но, поскольку звук легко пробежал по поверхности воды до самого берега, Фелисити прекрасно его расслышала и тут же стремглав бросилась обратно.
– Что с тобой?
– Ничего.
Она цокнула языком.
– Ничего? Ну просто настоящий мужчина! Сам ударился, а теперь не хочет…
– Фелисити, – перебил ее муж, – я не сам, это ты меня задела локтем по…
Услышав это, Фелисити недоверчиво нахмурилась. Она ведь даже не заметила, что ударила его, когда в испуге резко повернулась.
– Да, да. И очень больно.
– Ой, правда? Прости, пожалуйста. Как это случилось? Когда?
– Когда я выпрыгнул из воды.
– Господи, Джаред, я не хотела сделать тебе больно. Просто иногда… То есть если честно, то всегда, – поправилась она и продолжала: – Я всегда резко разворачиваюсь, если меня пугают из-за спины. С этим ничего не поделаешь.
– Постараюсь это запомнить, – сухо ответил он, точно зная, что никогда не сумеет забыть такого.
– Обопрись на мои плечи, я помогу тебе выбраться на сушу.
Джаред посмотрел на нее так многозначительно, что Фелисити немедленно вспомнила не только о своем, но и о его росте. Действительно, как же она сумеет ему помочь, если он тяжелее ее фунтов на семьдесят пять?
– Подожди немного, – попросил он, с наслаждением стоя в прохладной воде. – Через несколько минут все пройдет.
– Очень больно?
Джаред глубоко вздохнул в первый раз после удара.
– Кажется, уже получше.
Обретя снова способность ходить, он похромал из воды на сушу. Со стоном усевшись на брошенный Фелисити халат, Джаред еще некоторое время вздрагивал от боли. Жена смотрела, как он подтянул колени, потом снова выпрямил ноги, словно ища положение, в котором ему будет не так больно. Ночь выдалась теплая, а ветер дул почти горячий, так что Джаред никак не должен был дрожать.
– Тебе холодно?
– Нет, мне хорошо. Уже легче.
– Может, принести одеяло?
– Нет. Просто посиди со мной минутку.
И они уселись рядом. Джаред волевым усилием подавил остатки боли, а потом лег на спину, посмотрел немного на звезды и облегченно вздохнул.
– Ну, все? Теперь прошло?
– Да.
Фелисити сочла необходимым снова извиниться и заверила мужа, что больше никогда не повторит ничего подобного.
Джаред удовлетворенно кивнул и ответил, что надеется на это.
А потом, под этими звездами, которые были единственными их свидетелями, он снова любил свою жену.
Много позже, вновь обретя способность нормально дышать и вполне восстановив силы, супруги еще раз искупались в заливе. При этом Джаред предпринял множество попыток научить ее плавать, но все они с одинаковым успехом провалились. В конце концов сдавшись, Фелисити надела халат, и они рука об руку зашагали по пляжу.
– Я рад, что ты привезла его для меня.
– Для себя тоже, – отозвалась Фелисити, словно не заметив его игривой насмешки. – Я начинаю замерзать.
– Но почему ты не сшила себе другой?
– Я начала, но так и не успела.
Джаред улыбнулся, пропустив ее вперед по тропинке. Глядя на жену со спины, он думал, что без этого одеяния она была бы еще прекраснее. Интересно, удастся ли завтра убедить ее оставить дома всю одежду?
Когда они вернулись, Джаред подбросил поленьев в камин, и оба они закутались в меховой плед, согреваясь теплом друг друга.
– У тебя ноги просто ледяные, – заметил муж.
Он снова хотел ее, но поскольку она была совсем новичком в таких делах, а он не желал причинить ей боль, то они развлекались другими, не менее приятными способами. Сначала Джаред нарочно пролил вино ей на живот, а потом слизал его до капли. То же самое он проделал с ее грудью. Он сказал, что если останется хоть капля влаги на ее теле, то она может простудиться, так что ему придется стараться изо всех сил. Фелисити, конечно, не поверила, но спорить не стала.
Она раскинулась на одеяле и только сладострастно вздыхала, отвечая на его старания, а потом посмотрела на мужа сияющими от счастья глазами:
– Как ты думаешь, долго это?
– Что?
– Ребенок.
Джаред пожал плечами:
– Иногда получается с первого раза. – Он улыбнулся, чтобы скрыть виноватый взгляд. – Но для верности, я полагаю, надо еще разок повторить это завтра.
– О да, завтра, и послезавтра, и послепослезавтра опять.
Он лежал рядом с Фелисити и мог прикасаться к ней, когда пожелает, а ему хотелось этого почти каждую секунду.
– Ты торопишься?
– Нет. Просто я подумала, что если, мне удастся родить ребенка поскорее, то у нас до твоего отъезда еще останется время, чтобы зачать второго.
– А тебе это приятно, не так ли? Приятно делать со мной детей?
Фелисити только рассмеялась:
– Ты угадал, очень приятно.
Джаред подумал, как бы ей это понравилось, если бы он, не обманывая ее, сделал все как следует. И все же с каким удовольствием он услышал этот ответ!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованный красотой - Пелликейн Патриция



красиво как, очень романтично
Очарованный красотой - Пелликейн Патрициякраса
4.07.2012, 13.40





Ах, как я люблю романы, которые кончаются рождением детей))
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЛале
14.02.2013, 21.53





Какой замечательный роман, приятное послевкусие. Гл. герой очень понравился, умеет своего добиться, как гл. героиня не сопротивлялась любви, но...
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияТаня Д
17.04.2015, 17.15





Читать читать и еще раз читать!
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЧитатель
18.04.2015, 23.26





Да-а, ну и винегрет! Война янки и тори, шпионо - разведовательная подпольная борьба, грехи молодости отца гг-ни,объявление дочки -самозванки впридачу с сутенером, покушение на подругу, а потом и отца гг-ни, похищение самой героини и попытка ее изнасилования... Сама же гг -дама очень даже странная. Боясь влюбиться и быть обманутой ( повод ничтожный - проступок отца 20-ти летней давности!) соглашается на брак, чтобы родить ребенка, а потом развестись и жить без обязательств. То есть, лишить дитя отца, который, кстати, клянется ей в вечной любви и говорит о нежелании развода. А она как упрямая ослица, причем, во всем. Будучи беременной, лезет под пули на очередной вылазке, муж предупреждает об опасности похищения - она продолжает "дурочку клеить" и т.д. Нет, слова восточного мудреца о том, что лучше любовь потерять, чем вовсе не любить, не о нашей героини. Словом, произведение сумбурное, много несуразностей, автору не удалось раскрыть психотип героини. Роман затянут в основном из-за диалогов, зачастую лишенных лаконичности. А вот гг-ой душка, его поступки, сомнения, переживания понятны и объяснимы. В конце, во время родов, бедненький, даже шлепнулся в обморок. Вот так нужно любить! За последнюю страницу и чудесного ггероя 8 баллов. А вообще, дамы, если есть время читайте, ведь сколько людей, столько и мнений...
Очарованный красотой - Пелликейн Патрицияольга
17.07.2015, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100