Читать онлайн Очарованный красотой, автора - Пелликейн Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очарованный красотой - Пелликейн Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очарованный красотой - Пелликейн Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пелликейн Патриция

Очарованный красотой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Фелисити остановилась наверху лестницы и дала время Кэролайн с Дэвидом дойти до гостиной, где ожидал священник. Только когда они вошли в комнату, невеста шагнула на первую ступеньку.
Как ни удивительно, Фелисити не чувствовала никакого страха, идя навстречу своему жениху. Если щеки ее пылали, то это не от невинной девичьей застенчивости, а просто от нетерпения пережить волшебство предстоящих удовольствий.
Церемония продлилась всего несколько минут. Когда священник сказал: «Можете поцеловать свою невесту», Джаред с радостью воспользовался этим позволением. Фелисити скользнула язычком ему в рот и хитро улыбнулась, от чего в глазах ее вспыхнули озорные искры. Джаред радостно ответил ей улыбкой.
– Ведьма, – тихо шепнул жених.
Фелисити рассмеялась и повернулась к Кэролайн и отцу. Потом к новобрачным подошла Бесс, чтобы поцеловать их обоих, хотя Джаред готов был об заклад побиться, что свою сестренку она поцеловала совсем не так, как его. Он нахмурился, когда почувствовал, что коварная Маргарет пытается своим языком раздвинуть его губы. Черт побери, но от этого у него по спине пробежали мурашки!
Не успел Джаред и оглянуться, как его жену окружила целая толпа, состоящая в основном из мужчин, и каждый ждал своей очереди, чтобы поздравить новобрачную. Но, увидев, что один из этих поздравителей занял очередь во второй раз, жених увел Фелисити подальше от их общества.
Гости шумной толпой проследовали на улицу за молодоженами. В углу террасы стояли две бочки с ромом и элем а рядом с ними – столы, накрытые белыми скатертями и перегруженные яствами. Солнце светило ярко, день стоял чудесный, и Джаред не помнил, когда он был так же счастлив, как сегодня.
Наконец невесту буквально оторвали и увели от него две подруги. Одна из них сказала что-то, от чего Фелисити рассмеялась и тут же взглянула на Джареда. Он мог не сомневаться: о чем бы там не шла речь, дело касалось его и, возможно, предстоявшей им обоим ночи. Он подошел, но услышал лишь обрывок фразы:
– Все равно не скажу, так что оставьте, пожалуйста.
В этот момент к разговору присоединилась Кэролайн.
– Почему бы и нет? – спросила она и добавила с преувеличенным кокетством: – Ведь мы все равно никому не расскажем.
Фелисити бросила на трех улыбающихся дам проницательный взгляд:
– Ну да, и волосы у меня не рыжие.
Джаред готов был поклясться, что волосы у нее рыжие, причем не только на голове. Влюбленный супруг испытал новый приступ страстного желания и потому поскорее увел Фелисити, обняв ее за талию.
– Надеюсь, дамы не станут возражать, если я перемолвлюсь словечком со своей женой?
– Мой муж несколько нетерпелив, – загадочно промурлыкала Фелисити.
Всю дорогу до самого дома невеста от души веселилась.
– Прошло ровно полчаса, – заявил Джаред.
– С каких пор?
– С тех пор как мы поженились.
Фелисити молча улыбнулась.
– Тебе не кажется, что нам пора поцеловаться?
Невеста сразу же приблизилась к нему.
– И что же, мы всегда будем целоваться каждые полчаса?
– Всегда, – быстро ответил Джаред и тут же накрыл ее губы своими. Когда он оторвался от нее, дыхание его было неровным, но он сумел все-таки выговорить: – Нет, давай лучше делать это каждые пятнадцать минут.
– Только боюсь, что у нас не хватит времени на все остальное. Ведь это занимает, наверное, минут пять, так что потом у нас остается…
Джаред прервал ее расчеты новым поцелуем.
– Точно. Каждые пятнадцать минут, и никак не реже. – Джаред счастливо усмехнулся, крепко обняв супругу, радуясь тому, что теперь может, ни от кого не скрываясь, целовать и обнимать ее.
– Чего они хотели?
– Кто?
– Твои подружки.
– А, они… просто допытывались, куда мы поедем сегодня вечером.
Он немного откинулся назад, чтобы заглянуть ей в глаза.
– Но ты же им ничего не сказала, правда?
Фелисити ответила мужу хитрым взглядом. «Интересно, где она этому научилась?» – подумал он, чувствуя, как его обезоруживает один только вид ее лукавой улыбки.
– Знаешь, Джаред, твоя жена может похвастать не только симпатичным личиком.
Он рассмеялся:
– А ты точно знаешь, что оно у тебя симпатичное?
– Что? Личико? – Фелисити пожала плечами. – Я просто иногда смотрюсь в зеркало.
– Тогда ты должна знать, что оно не просто симпатичное. Ты настоящая красавица!
– Это неправда, но я рада, что ты так считаешь.
Через некоторое время, когда веселье было в полном разгаре, Фелисити потихоньку поцеловала отца на прощание, и рука об руку, молодожены тайком покинули праздник.
В экипаже было мало света, однако влюбленным и не требовалось ничего видеть. Дорога до загородного дома Томаса Драйдена должна была занять около трех часов. Это был скромный коттеджик недалеко от Хантингтона. Он стоял на скале, возвышавшейся над пляжем. Слуги заранее приготовили помещения к приезду новобрачных.
– Когда я была маленькой, то проводила там почти каждое лето и к концу сезона была черной, как негритенок. Мама постоянно бегала за мной с одеждой, чтобы прикрыть от солнца, но я обожала носиться раздетая.
– Надеюсь, и сейчас не разлюбила?
Увидев вожделенный взгляд, Фелисити рассмеялась, но не стала отвечать на этот вопрос.
– Как-то летом, когда мы были еще девчонками, Кэролайн и я провели здесь целую неделю. С нами были миссис Карпентер и несколько слуг. И вот однажды поутру мы с Кэролайн решили окунуться. Едва рассвело, мы поднялись с постелей и помчались на пляж.
Глядя на оживленное лицо жены, Джаред улыбался. Господи, да он может часами сидеть вот так и, молча слушая, смотреть на нее!
– Поскольку было еще почти темно, – продолжала Фелисити, – то мы не заметили, что кучер с грумом тоже пришли на берег с той же целью. Они расположились немного поодаль, так что мы не видели друг друга, пока все разом не вылезли из воды и не начали одеваться. – Когда Фелисити говорила это, глаза ее искрились смехом. – Боюсь, я так и не смогу описать тебе выражение лица миссис Карпентер, которая, выскочив за нами из дому, обнаружила на берегу четверых раздетых людей, причем разного пола.
– А что на тебе было?
– На мне? Я-то была в рубашке. Очень скромно одета, уверяю.
– А Кэролайн?
– А она была только в панталонах.
– Теперь я понимаю, что огорчило миссис Карпентер.
– О, это было совсем невинно! Ведь оба, и кучер, и грум, отвернулись в ту же секунду, когда нас заметили.
– Точнее, в ту секунду, когда вы увидели, что они на вас смотрят.
Фелисити пожала плечами:
– В любом случае больше мы туда не ездили.
– Расскажи мне, что это за место?
И Фелисити в мельчайших деталях описала маленький домик и его окрестности.
– И мы там будем совсем одни? – с воодушевлением спросил Джаред.
Фелисити чуть не рассмеялась, видя, как он оживился, но только бросила на него хитрый прищуренный взгляд.
– Кучера мы отправим в город, так что, полагаю, останемся одни, А что? Уж не задумал ли ты столкнуть меня с обрыва?
Джаред даже рассмеялся – до того неожиданным был поворот ее мысли. Ведь на самом деле он мечтал о том наслаждении, которому они станут предаваться в пустом домике вдали от всех.
– Знаешь, раньше я как-то об этом не думал, но ты подала мне интересную мысль.
– Ну да, если только я тебя не опережу.
Джарсд решил, что настало время утихомирить этот болтливый язычок.
– Иди сюда.
– Куда? Как я смогу втиснуться возле тебя?
– Нет, не возле. Сядь ко мне на колени.
Она сделала до крайности удивленное лицо:
– И помять свое платье?!
– Фелисити, – вздохнул Джаред, – я твердо намерен при первой возможности избавиться от этого платья, а потом ты больше никогда его не наденешь. Так что разве имеет значение, если оно немного помнется?
– Ну вот, ты уже собираешься от него избавляться, а между тем так и не похвалил его. Ты ни словом не обмолвился, как я в нем роскошно выгляжу, не сказал, что я была самой прекрасной невестой. Кажется, я могла надеть на себя мешок.
– Ты и правда обворожительна. А теперь иди сюда.
Фелисити побарабанила пальцами по сиденью.
– Ну-ну, весьма романтично.
Джаред только рассмеялся.
– Ну, скажи мне что-нибудь романтичное, – потребовала она.
– Например?
Фелисити пожала плечами:
– Ну, можешь сказать, что мои волосы такие густые, а зубы как жемчужины, что у меня очаровательные маленькие ножки, а глаза как темные озера… – Запнувшись, она добавила: – Ну, я не знаю, что-нибудь еще.
– Но это неправда, у тебя не очень темные глаза. Они медовые и чудесно блестят, когда ты меня дразнишь. Так мне больше нравится.
– Действительно? А что тебе еще нравится?
– Ты.
– Ну, это надо полагать. А что тебе нравится во мне? – Девушка свела брови и, не выдержав, взмолилась: – Боже, еще никогда мне не приходилось так выпрашивать комплимент!
Джаред снова рассмеялся. В последнее время ему часто доводилось смеяться. Почти каждый раз, когда он говорил с Фелисити.
– Обещаю, что, если сядешь ко мне на колени, я расскажу тебе все.
Фелисити быстро переместилась к нему.
– Тебе не слишком тяжело, надеюсь?
– Не беспокойся. Я выдержу твой вес.
Фелисити бросила на мужа предупреждающий взгляд:
– Надо было сказать: «Ты легка, словно перышко, дорогая». Неужели я должна все время тебе подсказывать?
– Я вот-вот превращусь в романтика, Фелисити, так что ты меня не смущай.
Она села, важно выпрямив спину и скрестив руки у себя на коленях, и, улыбнувшись краешками губ, сказала:
– Ну, можешь начинать.
– Ты очень красивая девушка.
– Благодарю.
– Не перебивай, не то я забуду, что говорить дальше.
Фелисити хихикнула.
– Твой смех кажется мне верхом совершенства, а твой рот – самым сладким из всех, которые мне доводилось пробовать.
Улыбка на лице невесты сменилась суровой гримасой.
– Да? И сколько же ты попробовал?
– Достаточно, чтобы понять, что твой – самый сладкий. Наверное, я счастливейший мужчина в мире.
– То есть что это значит – «наверное»?
– Ну как прикажешь быть романтичным, если ты все время перебиваешь?
Фелисити рассмеялась и склонилась к его лицу:
– Кажется, я должна тебя поцеловать.
– Зачем?
– Нужно. Я хочу узнать: может, и ты самый вкусный из всех.
– Но я единственный, кого ты когда-либо пробовала.
Фелисити горестно вздохнула:
– Да, совсем забыла. – Ощутив, что рука Джареда поднялась к се шее сзади, она спросила: – Что ты делаешь?
– Расстегиваю пуговицы. Сколько их тут?
– Около сотни. Это займет у тебя много времени.
Джаред улыбнулся, подумав, что она ошибается. Вскоре он уже расстегнул ее платье до пояса. Потом отколол фату от прически и бросил ее на противоположное сиденье. Затем настал черед шпилек, державших волосы. Джаред сложил их к себе в карман. Длинные рыжие локоны, словно язычки пламени, заструились по спине Фелисити.
– Мне кажется, что я не видел тебя уже несколько месяцев. – На самом деле, за последние четыре дня они в общей сложности провели вместе не более получаса. – Надо было передать дела доктору Миллеру.
– И теперь ты свободен целых две недели?
– И даже больше, если захочу.
– Наверное, мы оба захотим, – сказала Фелисити. Джаред спустил кружевной лиф, медленно оголяя тело невесты и не останавливаясь до того момента, пока ткань не улеглась вокруг ее талии.
– Да, ты права. Нам это понравится, – ответил он, поглощая взором ее прелести. Потом накрыл ладонью одну из грудей Фелисити, наслаждаясь ее тяжестью, мягкостью и формой. – А знаешь, я подумал…
Она сидела с закрытыми глазами, немного откинув голову и слегка выгнув спину. Очевидно было, что ей нравится все, что он делает.
– О чем подумал? – спросила Фелисити, когда он внезапно замолчал.
– О сундуках, которые ты с собой взяла. Неужели они нам пригодятся? Целых три! Ведь мы же едем в деревню, и…
– Джаред, – перебила его невеста, – папа был бы в шоке, если бы я не взяла с собой ничего из одежды. Бекки могла проболтаться об этом своему лейтенанту, а там, чего доброго, дошло бы и до майора.
Джаред нахмурился:
– К нему ты все это говоришь?
– Да к тому, что мои сундуки пусты!
Джаред не сумел удержаться от смеха. Он крепко прижал ее к себе.
– Так, значит, ты решила все время расхаживать голая?
– Я подумала, что ты не станешь слишком возражать.
Джаред крепко ее поцеловал.
'– Боже, ты такая озорница! Кажется, мне понравится быть твоим мужем.
– Мне, похоже, тоже будет неплохо с тобой, – ответила Фелисити и прошептала ему в ухо: – Но ты не забыл о своем деле?
Отклонившись немного назад, Джаред посмотрел ей в лицо.
– Ты о чем?
– Ну, я решила тебе напомнить, что у тебя на коленях сидит полуодетая леди.
– Я и не забывал об этом. Сколько нам еще ехать?
– Не меньше двух часов.
– Как ты думаешь, чем мы станем заниматься все это время? – спросил муж, продолжая ласкать ее грудь.
– Ну, наверное, будем спать.
– Что ж, хорошо…
– Но я тебя убью, если ты только попробуешь сделать это.
Джаред улыбнулся:
– А разве ты так нетерпелива?
– Если ты имеешь в виду свое обещание научить меня некоторым вещам…
Джаред кивнул:
– Ну разве что самую малость.
– Тогда нам следует приступить прямо сейчас, как ты думаешь?
Фелисити улыбнулась:
– До тебя долго доходило, но, я надеюсь, наконец ты меня понял.
Кучер, мистер Мастерс, конечно, не заметил, что пуговицы на платье Фелисити были застегнуты наспех. Он также не обратил внимания и на то, что фата невесты съехала набок. К тому времени, когда экипаж дотащился до коттеджа, было уже совсем темно. Даже если бы старичок нарочно присматривался, то ничего бы не заметил.
В доме стояла тишина. Прежде чем внести Фелисити внутрь, Джаред отпустил кучера. Три практически пустых сундука остались на ступенях крыльца вместе с его небольшим саквояжем. Джаред решил, что внесет вещи на следующей неделе… Может быть, внесет.
В темноте он наткнулся на стол и опрокинул его. То, что на нем стояло, с грохотом обрушилось на пол.
– Осторожнее, – с некоторым опозданием предупредила Фелисити.
– И почему стол стоит посреди коридора?
– Потому что это не коридор, а гостиная.
– Нет, без света мне не обойтись, не то мы оба тут убьемся.
– Поставь меня на пол.
Джаред послушался и зажег свечку над камином. Потом Фелисити прошла к столику, стоявшему в углу комнаты, и, засветив лампу, задернула занавески.
Тем временем Джаред поднял опрокинутый стол и водрузил на него толстую свечу в оловянном подсвечнике.
– Разведи огонь, пока я найду нам что-нибудь поесть, – попросила жена.
Фелисити взяла лампу и осмотрела кладовку.
– Надеюсь, ты не откажешься ходить со мной за покупками? – крикнула она из соседней комнаты, единственной па первом этаже, кроме той гостиной, в которую они сразу же попали.
– А что?
От неожиданно близкого голоса Фелисити буквально подпрыгнула, а Джаред улыбнулся в ее темные глаза.
– Ой, я и не ожидала, что ты пойдешь за мной.
– Тут разве нет еды?
– Есть, но всего на несколько дней. Потом придется отправляться в город.
– Представляю, что будет с добропорядочными жителями, когда они увидят тебя обнаженную.
– Тогда я пойду одетая.
– Ты и сейчас одета, а между тем обещала, – ласково напомнил Джаред об их разговоре в экипаже.
Фелисити улыбнулась:
– Принеси, пожалуйста, сундук.
– Который?
– С кожаными ремнями. Мне нужен халат.
– Что такое? Ты внезапно меня застыдилась? – Джаред поверить не мог в перемену, произошедшую с ней с момента их первой встречи. Тогда она действительно показалась ему застенчивой девственницей, у которой от одного нескромного взгляда щеки заливались румянцем. Но теперь вся эта застенчивость куда-то испарилась, и вот уже она не меньше, чем он, торопится перейти к самому главному. Пожалуй, ему нелегко придется после того, как она вкусит полного, глубокого наслаждения. Впрочем, он и сам не мог дождаться этого момента.
– Нет. Вовсе и не застыдилась. Просто там у меня припасено кое-что для тебя.
Пока Джаред ходил за вещами, его жена приготовила две тарелки с жареной курицей, сыром и хлебом. Прихватив бутылку вина и бокалы, она вернулась в гостиную и разложила все возле разгорающегося камина. В этот момент Джаред втолкнул сундук в двери.
Фелисити открыла его крышку и вытащила сверток. Развернув бумагу, Джаред обнаружил в ней темно-красный шелковый халат.
– Тебе нравится?
– Прекрасно. Спасибо. Ты это сделала для меня?
– Нет, на самом деле я приготовила его для конюха, но надо же было подарить тебе что-нибудь на свадьбу, и я подумала, что он не станет возражать, если я…
Муж прервал эту ехидную речь поцелуем.
– Думаю, ты будешь в нем очень красив, – выдохнула она, когда Джаред отпустил ее.
– Мне его сейчас надеть?
Фелисити кивнула.
– Только ведь у меня тоже есть кое-что.
Не заметив, как он достал из кармана маленькую коробочку, девушка счастливо вздохнула:
– Знаю.
Джаред улыбнулся:
– Нет, ты не поняла. Я купил для тебя одну вещь. Как свадебный подарок.
Когда он вручил свой сюрприз, Фелисити ахнула от удивления. Внутри черной бархатной коробочки, прикрепленная к такой же черной бархотке, лежала прелестная камея.
– Как красиво! – Она не смогла скрыть своего восхищения.
– Помочь?
Она улыбнулась и кивнула, повернувшись к нему спиной. Как только камея оказалась у нее на шее, Фелисити выхватила что-то из сундука и помчалась из комнаты, на бегу крикнув:
– Сейчас вернусь!
Потом, уже из кухни, послышался ее веселый голос:
– Джаред! Я привезла меховое одеяло. Оно на дне сундука. Наверное, ты не против расстелить его перед камином?
– Что ты там делаешь?
– Переодеваюсь.
Джаред быстро сорвал с себя китель и рубашку, забросил сапоги в дальний угол. Бросив короткий взгляд на свои брюки, он избавился и от них. Пришла пора Фелисити увидеть его целиком. Он не мог больше скрывать от нее своего возбуждения. Оставалось надеяться, что она не очень испугается этого.
Через минуту он сел на меховое одеяло, и теперь на его воспламененном теле был лишь шелковый халат.
– Что ты там так долго возишься? – крикнул он, не оборачиваясь.
– Я уже тут, – отозвалась Фелисити, стоя у него за спиной и ожидая, когда он на нее посмотрит.
Он оглянулся и буквально обомлел. Вино плеснуло через край бокала прямо на новый халат.
Увидев его восхищение, Фелисити улыбнулась. Она сама себя не узнавала. В ней не было ни тени девичьей застенчивости, и она упивалась ощущением того, что с этим человеком можно вовсе позабыть о скромности. Никогда еще она не ведала такой свободы, такого абсолютного счастья, как в эти минуты, которые делила со своим мужем.
– Тебе нравится?
– Потрясающе, но только потому, что эта материя почти ничего не прикрывает, ты знаешь об этом?
Девушка опустила глаза на свой наряд.
– Но на самом деле пеньюар длинный, до пят, – поправила она.
– Да. Но совершенно прозрачный.
– Мне дала его Кэролайн. Она сказала, чтобы я непременно надела его сегодня. Она была уверена, что тебе понравится.
Джаред поднялся. Голос его выдавал подлинную муку от того, что ему приходилось сдерживаться.
– Напомни мне поблагодарить ее, когда мы вернемся.
Пеньюар был из бледно-розового шелка. Темно-розовая лента подхватывала прозрачную ткань прямо под грудью. Джаред решил, что к концу этой ночи ему потребуются очки, потому что он не мог оставить отчаянных попыток проникнуть взглядом сквозь этот тонкий покров. Темно-рыжие волосы вились по плечам Фелисити и по ее груди, и Джаред понял, что еще ни разу в жизни не видел ничего прекраснее. Он откинул ей за спину локон, чтобы лучше рассмотреть свою жену.
– В первый раз, когда мы встретились, ты тоже была в розовом. Тогда я подумал, что ты похожа на земляничный леденец.
Фелисити поморщилась:
– Фи, как пошло!
Джаред улыбнулся:
– Но я ошибался. В розовом ты выглядишь так, словно только что шагнула из эротического сна.
Губы ее приоткрылись, и сердце забилось очень громко, словно подкатило к горлу. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, а Джареда при этом покорил вид слегка приподнявшейся и тут же опустившейся груди.
– А я уж думала, что из тебя так и не получится романтик.
– Подойди ближе к огню. – Он протянул жене руку. – Я хочу видеть тебя всю.
– Но ты уже видел.
– Боюсь, что этого мало. – На самом деле Джаред боялся, что ему не хватит и тысячи раз, чтобы насладиться этим зрелищем. – Ты великолепна!
Фелисити снова поморщилась:
– А куда же подевалась эротика?
Джаред улыбнулся этому вопросу и вдруг с удивлением увидел, как она взъерошила свои волосы, так что часть тяжелых прядей упала ей на лицо. Потом покусала свои полные губы, чтобы они стали ярче, и увлажнила их языком. В следующий миг Фелисити приняла весьма соблазнительную позу, немного склонившись вперед, так, чтобы вырез пеньюара, слегка распахнувшись, явил его глазам и без того едва прикрытую поверхность сладостных округлостей.
– Ну как? Признаться, я долго тренировалась.
– И ты придумала это для меня?
– Разумеется, для тебя. Для кого же еще?
– Ну, знаешь, я без колебаний скажу, что не напрасно, – вымолвил Джаред, чувствуя, как застучал пульс у него на шее. – Я еще ни разу не видел ничего столь же страстного.
– Страсть – это звучит отлично! – Глаза Фелисити вспыхнули.
– Страсть это лучше, чем просто отлично, – послышался охрипший голос ее мужа.
Фелисити наградила его одной из своих соблазнительных улыбок.
– Ты нравишься мне в этом халате. У тебя очень вальяжный вид.
– Не чувствую себя сейчас слишком вальяжным.
Фелисити заметила, что он тяжело дышит, и усмехнулась:
– С моей стороны будет очень нескромно, если я попрошу позволения взглянуть на тебя?
– Ты уже смотришь.
– Нет… – она замялась немного, – я имею в виду… В общем, ты ведь теперь мне муж, и мне интересно…
– Как я выгляжу под одеждой?
Фелисити молча кивнула. Руки Джареда двинулись к поясу.
– Не хочу тебя напугать…
– А я очень храбрая, – перебила его Фелисити, и в глазах ее запрыгали веселые огоньки.
– Большинство девушек не в восторге от вида обнаженного мужского тела.
– Наверное, ты прав. – Она положила раскрытую ладонь ему на грудь. – Готова даже поспорить, что большинство просто в обморок падают при одной мысли о голом мужчине. – При этом рука ее сдвинулась в сторону, а на ее место прильнули губы, сводя Джареда с ума и заставляя мечтать о большем. – И я была такой же леди. Как хорошо, что теперь это не так.
– Ты уверена, что это уже не так?
– Это не может быть так, потому что я считаю твое тело прекрасным.
Он с облегчением вздохнул:
– Спасибо тебе. Только про мужчин так не говорят.
– И интересным.
– А какая часть, по-твоему, самая интересная?
Фелисити улыбнулась:
– Ну, например, у тебя очень мощные бедра. Я даже не догадывалась, что на них растут волосы. – Пока она говорила, руки ее двинулись вниз. – Это очень приятно на ощупь.
– Благодарю. А еще? – нетерпеливо поторопил ее Джаред.
– И еще, эта полоска на животе. Мне нравится, как она сужается, когда спускается ниже груди. – Фелисити тряхнула рыжими кудрями. – Я никогда не думала… И потом, твоя грудь, твоя спина… – Она коснулась и того, и другого, запустила руки под халат и проводя по его телу ладонями.
– И что тебе интересно?
– Все. Это красиво.
– А что же все-таки интересно?
– Ладно, вынуждена признаться, что вот эта часть интереснее всего. – Тут она отступила на полшага и, скользнув взглядом вниз по его животу, остановилась на самой возбужденной его части. Джаред чувствовал, как его мужское естество становится все больше и напряженнее прямо у нее на глазах.
– Не понял. Какая именно? Ты можешь прикоснуться к ней, чтобы я знал наверняка. – Когда она взяла его рукой, Джаред простонал: – Боже, я думал, не дождусь этого.
– То есть тебе это нравится?
Джаред улыбнулся, видя за ее невинным вопросом настоящее коварство, и тоже решил подразнить жену:
– И откуда у тебя такие мысли?
Фелисити притворилась раздосадованной:
– В самом деле, откуда?
– Наверное, они были подсказаны тебе самой природой?
– Возможно. В последнее время природа стала что-то слишком часто внушать мне всякие странные вещи, – отозвалась Фелисити со вздохом и, не удержавшись, снова поцеловала его грудь.
– Например?
– Ну, во-первых, я стою тут и позволяю тебе меня разглядывать, хотя прежде и помыслить не могла ни о чем подобном.
– Ну и что? Я ведь тоже позволяю тебе меня разглядывать.
Фелисити улыбнулась:
– То есть ты – мне, я – тебе?
– Точно.
– И потом, мои мечты…
– Какие именно?
– Ну, в последнее время я слишком много мечтаю о тебе.
Повисла длинная пауза, в конце которой Джаред не выдержал и потребовал:
– Говори.
– Я часто воображала себе первое прикосновение к твоему обнаженному телу.
– А еще? – Он со стоном прикрыл глаза.
Видя очевидное нетерпение мужа, Фелисити улыбнулась:
– Представляла, как я стану тебя целовать. Точно так же, как ты сам целовал меня той ночью, помнишь?
– Кажется, я умираю. Нет, я уже умер и, наверное, очутился в раю.
Маленькая ладошка Фелисити гладила его возбужденный орган, пальцы ее теперь двигались так, как молча показал ей муж. Время от времени она убирала руку, только для того, чтобы провести ею по всему его телу, но вскоре снова возвращалась к тому, что казалось самым удивительным. Она не могла скрыть своего восхищения, познавая тело мужа.
– Ты так не похож на меня!
– Слушай, если я не сяду, то непременно упаду.
Но они только опустились на колени. Фелисити села на пятки между его раздвинутыми бедрами и теперь могла сколь угодно долго гладить его, где только пожелает. В основном, конечно, она выбирала неизведанные места. А Джаред не знал, сумеет ли пережить эту ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очарованный красотой - Пелликейн Патриция



красиво как, очень романтично
Очарованный красотой - Пелликейн Патрициякраса
4.07.2012, 13.40





Ах, как я люблю романы, которые кончаются рождением детей))
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЛале
14.02.2013, 21.53





Какой замечательный роман, приятное послевкусие. Гл. герой очень понравился, умеет своего добиться, как гл. героиня не сопротивлялась любви, но...
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияТаня Д
17.04.2015, 17.15





Читать читать и еще раз читать!
Очарованный красотой - Пелликейн ПатрицияЧитатель
18.04.2015, 23.26





Да-а, ну и винегрет! Война янки и тори, шпионо - разведовательная подпольная борьба, грехи молодости отца гг-ни,объявление дочки -самозванки впридачу с сутенером, покушение на подругу, а потом и отца гг-ни, похищение самой героини и попытка ее изнасилования... Сама же гг -дама очень даже странная. Боясь влюбиться и быть обманутой ( повод ничтожный - проступок отца 20-ти летней давности!) соглашается на брак, чтобы родить ребенка, а потом развестись и жить без обязательств. То есть, лишить дитя отца, который, кстати, клянется ей в вечной любви и говорит о нежелании развода. А она как упрямая ослица, причем, во всем. Будучи беременной, лезет под пули на очередной вылазке, муж предупреждает об опасности похищения - она продолжает "дурочку клеить" и т.д. Нет, слова восточного мудреца о том, что лучше любовь потерять, чем вовсе не любить, не о нашей героини. Словом, произведение сумбурное, много несуразностей, автору не удалось раскрыть психотип героини. Роман затянут в основном из-за диалогов, зачастую лишенных лаконичности. А вот гг-ой душка, его поступки, сомнения, переживания понятны и объяснимы. В конце, во время родов, бедненький, даже шлепнулся в обморок. Вот так нужно любить! За последнюю страницу и чудесного ггероя 8 баллов. А вообще, дамы, если есть время читайте, ведь сколько людей, столько и мнений...
Очарованный красотой - Пелликейн Патрицияольга
17.07.2015, 23.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100