Читать онлайн C первого взгляда, автора - Пейсли Ребекка, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - C первого взгляда - Пейсли Ребекка бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

C первого взгляда - Пейсли Ребекка - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
C первого взгляда - Пейсли Ребекка - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Пейсли Ребекка

C первого взгляда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Крик Сафиро прокатился по горам многократно усиленным эхом. Звук получился такой, будто целое племя дикарей истязало тысячу женщин. Сойер зажал ей рот ладонью. «Что эта девушка делала в монастыре?»
В руку ему уперлось что-то твердое. Он опустил глаза и увидел, что на шее у девушки висит сапфир на толстой золотой цепочке.
«Откуда эта нищенка взяла такую драгоценность?»
Подозрения Сойера усилились. Он вспомнил, как она выбежала из монастыря, как чуть не упала от страха, столкнувшись с ним в дверях. «Воровка!»
– Прекрати орать, – прошипел он ей на ухо, – и скажи, что ты делала в монастыре. Ты украла этот сапфир у сестер-монахинь?
Она вывернулась и укусила его за палец. Сойер взвыл от боли.
– Черт возьми, женщина!
Он отдернул руку, но девушку не отпустил. Это было нелегко. Девчонка вырывалась, извивалась в его руках, как дюжина лютых змей.
Сойер повернул девушку к себе лицом, и она начала хлестать его по щекам. Разозлившись, молодой человек схватил ее за руки, крепко сжал. Он взглянул на воровку... и застыл.
В монастыре Сойер не успел разглядеть девушку, и теперь стоял, зачарованный ее неземной красотой. Ясные синие глаза метали молнии, на высоких скулах горел гневный румянец, алые губы были сердито поджаты, а пышная грудь колыхалась.
Сойер не помнил ничего, кроме своего имени. Он не имел понятия, кто он такой, где жил и чем занимался. Но одно он знал точно: эта незнакомка, что стояла сейчас перед ним, – самая красивая женщина на свете.
Почти не сознавая, что делает, молодой человек отпустил руку девушки и потянулся к ее волосам.
Сафиро не преминула воспользоваться моментом. Собрав все силы, она выдернула вторую руку, резко развернулась и понеслась вверх по склону горы. Дважды она упала, но все же успешно добралась до входа в Ла-Эскондиду. Вот и Марипоса. Спрыгнула с камня, потянулась, выгибая спину, и зевнула.
Сафиро прошмыгнула мимо зверя и юркнула в проход между скалами, скрытый валунами и кустарником. Сойер гнался за ней, но ему было труднее подниматься в гору: он не знал тропинку, а главное, после девушки вниз сыпались камни и сучья, и ему приходилось обходить препятствия.
Скрывшись за валунами, Сафиро толкнула широкие дубовые ворота, ведущие в Ла-Эскондиду. Тяжелые створки медленно, со скрипом распахнулись. Девушка скользнула в скалистое убежище и навалилась на ворота, чтобы побыстрее их закрыть.
Но не успела она перевести дух, как раздалось звериное рычание, а вслед за ним – жуткий человеческий вопль.
Сойер встретился с Марипосой!
Сафиро позвала на помощь своих стариков, и они кое-как притащили Сойера в хижину. Трижды его роняли во дворе, ударили головой о входную дверь, волоком подняли по лестнице и наконец положили на постель, которую приготовила Тья на втором этаже.
Сойер был весь в крови.
– Где Сафиро? – спросил Педро, оглядывая маленькую, чисто прибранную комнату.
– Они с Тья пошли за бинтами. – Глядя на окровавленного великана, Макловио вытащил из-за пазухи фляжку и изрядно отхлебнул из горлышка. – Сойер. Так называла его Сафиро. Интересно, откуда она знает, как зовут этого человека?
– Калека? – переспросил Лоренсо. – Да, он здорово покалечился, – старик сел на стул, – а какой он огромный! Я помню лишь одного такого же крупного парня. Его звали El Maestro de la Noche.
– Повелитель Ночи, – перевел Макловио и задумался. – А помнишь, Лоренсо, как он украл наше золото?
Лоренсо ответил Макловио громким храпом.
– Лоренсо прав, – сказал Педро, вытирая пот со лба, – это не человек, а гора мускулов. Он силен, как Авраам, и волосы такие же длинные. Если мы отрежем ему волосы, он потеряет свою силу.
Макловио хлебнул еще виски и вытер рот рукавом.
– Это был не Авраам, а Самсон. Педро положил руку на плечо Макловио.
– Ты ошибаешься, – сказал он с ласковой улыбкой, – я апостол Петр и лучше тебя знаю Библию...
– Вы оба ошибаетесь. – Тья вошла в комнату. Она нагнулась к лежащему и нежно поцеловала его в щеку. На лице ее блестели слезы. – Это Франсиско. Мой милый мальчик. Наконец-то я его нашла!
– Никакой он не мальчик, – возразила Асукар, входя следом за Тья. Взглянув на Сойера, она улыбнулась и положила свою узловатую руку на бугорок у него между ног. – Оставьте нас! – приказала она собравшимся у постели. – Этот человек пришел ко мне, но я не стану при всех заниматься с ним любовью. Он сильный мужчина и, наверное, захочет снять меня на всю ночь. Что ж, я согласна. Пусть только заплатит, а уж я его обслужу, как надо.
Тья оттолкнула руку Асукар.
– Это не твой любовник, Асукар! Это мой Франсиско, и я...
– Он похож на Авраама, – повторил Педро, – такой же сильный...
– Но Повелитель Ночи уже умер, – сонно пробормотал Лоренсо, – другого такого бандита не было и не будет. – Он приложил руку к сердцу и почтительно склонил голову.
– Да упокоится с миром душа Повелителя Ночи! – подхватил Педро и, сложив руки, начал молча молиться.
– Что с вами? – спросила вошедшая в комнату Сафиро. Увидев скорбные лица Лоренсо и Педро, она замедлила шаг быстро взглянула на Сойера. Он лежал на кровати, как... покойник. – Он... он умер? – прошептала она. – Санта-Мария, Марипоса загрызла его насмерть! Но, Тья, ты же говорила, что он поправится! Ты говорила...
– Он не умер, chiquita, – быстро заверила Тья, – они оплакивают Повелителя Ночи.
– Повелителя Ночи? – Сафиро уставилась на стариков. – Но это же был самый опасный человек в наших краях! Как можно оплакивать вора?! Боже правый!
– Бравый? – Лоренсо поднялся со стула. – Да, Повелитель Ночи был бравый парень. Он...
– Если бы я только мог найти могилу Повелителя Ночи! – пробормотал Педро. – Я уверен, что молитвами мне удалось бы вернуть его к жизни.
– Вернуть его к жене? – спросил Лоренсо. – Я не думаю, что Повелитель Ночи был женат.
Растолкав стариков, Сафиро протянула Тья нитки с иголками, маленькую баночку с бальзамом и бинты.
– Я всем вам рассказывала о том жутком страхе, который меня преследует, – сказала она дрожащим голосом. – К-как вы не поймете, что причина моего страха – этот человек, Сойер Донован?
Несмотря на хмельной туман в голове, Макловио все же заметил ее ужас.
– Тогда зачем ты велела нам принести его в Ла-Эскондиду? Надо было вернуть его в монастырь. Мы можем сделать это прямо сейчас.
Сафиро взглянула в мутные глаза старика.
– Ты едва держишься на ногах. Куда тебе нести Сойера с горы? К тому же он уже видел дорогу в Ла-Эскондиду, и нет никакого смысла тащить его обратно к монахиням.
Макловио кивнул:
– Можно было оставить его у входа. Пусть бы умер.
– Умер, – повторила Сафиро чуть слышным шепотом. Этот человек внушал ей страх, но она не желала смерти Сойеру.
Девушка взяла сапфир и так сильно сжала его, будто хотела превратить камень в горстку синего порошка.
– Я сама привела его в Ла-Эскондиду. Я виновата. Но я была так напугана и думала лишь о том, как от него убежать. Теперь он видел тайный ход и знает, где мы прячемся. Для всех остальных найти Ла-Эскондиду – все равно, что найти стог в сене иголок, но Сойер Донован пришел следом за мной прямиком в наше убежище!
– Я набью ему морду, – заявил Макловио, закатывая рукава и сжимая кулаки, – я...
– Что такое «стог в сене иголок»? – спросил Педро, озадаченно потирая подбородок.
Сафиро поняла, что опять переврала поговорку.
– Я хотела сказать, что найти Ла-Эскондиду почти невозможно. Этот Сойер Донован опасен. Макловио, прекрати! – закричала она, увидев, что старик замахнулся на Сойера.
– Я не знаю никакого Сойера Донована, – сказала Тья, – но хочу сказать, что вам нечего бояться моего дорогого Франсиско. Нам нельзя терять время, chiquita. Давай поскорей промоем и зашьем его раны, иначе они загноятся.
– Я просила оставить меня наедине с этим мужчиной. – Асукар стала расстегивать свое алое платье. – Он найдет в моих объятиях такое блаженство, что все его раны сразу излечатся.
Старуха продолжала раздеваться, и Сафиро схватила за руку Макловио, он опять поднял руку. Пришлось остановить и его.
– Послушайте все! Нельзя говорить Сойеру, кто мы такие. Это единственный способ спастись. Может быть, он полицейский. Или ловит преступников за вознаграждение. Он, не моргнув глазом, поведет вас на виселицу. А может быть, он бандит, знакомый Луиса, или...
– Когда он очнется, мы спросим его, кто он такой, – сказал Макловио, – а потом я набью ему морду и...
– Он не знает, кто он такой, – возразила Сафиро, не давая Асукар раздеться. – Монахини сказали, что он потерял память. Но он может все вспомнить завтра, послезавтра, через неделю... Когда это случится, наше положение станет еще более опасным. Думаю, вы понимаете, что мы должны молчать. А теперь, – девушка повернула Асукар лицом к двери, – уходите! Все, кроме Тья.
Ворча и шаркая ногами, старики поплелись из комнаты. Макловио задержался на пороге.
– Но если он узнает, что мы грозная банда Кинтана, он испугается и не посмеет...
– Испугается?! – крикнула Сафиро. – Чего он испугается? Твоей бутылки? Или храпа Лоренсо? Или, может быть, проповедей Педро? Держи язык за зубами, понял, Макловио?
Старик попытался гордо выпрямиться, но зашатался и схватился за дверь.
– Слышу, не глухой, – пробурчал он и ушел.
Довольная, Сафиро повернулась к кровати и принялась торопливо раскладывать медикаменты на маленьком столике.
Я нашла это виски под подушкой у Макловио, Тья. Она достала бутылку из кармана юбки. – Если Сойер очнется, мы дадим ему выпить, и он опять заснет.
– Моему маленькому Франсиско рано пить вино. Он еще ребенок. Но хорошо, что ты принесла бутылку. Смочи нитки и иголки.
Сафиро сделала, как просила Тья.
– А теперь помоги мне раздеть его, chiquita. Из его ноги идет кровь, надо снять с него брюки. Одна я не справлюсь.
Девушка смотрела, как Тья стягивает с незнакомца сапоги, и с волнением думала о том, что скоро увидит обнаженного мужчину. Она много раз наблюдала, как ее старики купаются в ручье, но у Сойера было совсем другое тело.
Сафиро расстегнула его брюки. Оказалось, что на Сойере нет белья. Свидетельством тому служила густая поросль темно-рыжих волос у него в паху.
Девушку бросило в жар, сердце взволнованно забилось в груди. Такое же странное томление она испытала, когда смотрела на Сойера из окна монастыря.
– Ayudame, – сказала Тья, – помоги мне. Дрожащими руками Сафиро помогла Тья снять с молодого человека тесные брюки.
– Ох, мой бедный маленький Франсиско! – воскликнула старуха, увидев рваную рану на бедре мужчины. Здесь пума оставила самые страшные отметины. – Сафиро, намочи тряпки и помоги мне промыть его раны!
Сафиро не шелохнулась. Она стояла как вкопанная и смотрела на Сойера Донована. Едва сознавая, что делает, девушка шагнула к кровати. Все тело Сойера покрывал ровный загар. Конечно, его кожа была светлее, чем у нее, но считалась темной для белого человека. Наверное, он много времени проводил на солнце без одежды. Купался или просто загорал.
Эта мысль еще больше взволновала девушку. Пот тонкой струйкой скатился у нее между лопаток.
А какие мускулы! Плечи, грудь, живот, ноги... Даже Макловио, который в молодости был очень силен, не мог бы сравниться с Сойером.
Исполненная благоговейного страха, девушка продолжала осматривать незнакомца. Взгляд ее скользнул туда, где смыкались его ноги...
Асукар много рассказывала о том, что происходит в постели между мужчиной и женщиной, и сейчас Сафиро припомнила эти рассказы.
– Сафиро!
Вздрогнув, девушка поспешно повернулась к тазику с кипяченой водой, намочила тряпки. «Что со мной? – спохватилась она. – Я любуюсь человеком, который, быть может, умирает у меня на глазах!» Кое-как усмирив неуместное волнение, она занялась глубокой царапиной на правом боку Сойера. Когда рана была полностью очищена от грязи, Тья начала зашивать края, а Сафиро стала промывать разрывы на груди и плече.
Наконец осталась последняя рана. Осмотрев ногу Сойера, Сафиро поняла, что этот след будет заживать дольше всех. Острый коготь прошелся по внутренней части бедра, разодрал ногу от колена почти до самого паха. Чтобы как следует обработать рану, надо дотронуться... там. Dios!
type="note" l:href="#n_4">[4]
– Тья, – тихо проговорила Сафиро, – эта рана... она совсем близко к его... его мужским органам.
– Мужским органам? Да Франсиско еще ребенок!
«Ничего себе ребенок!» – подумала Сафиро, оглядывая щедрые достоинства Сойера. Она взглянула на его лицо. Он спит и не узнает, что она его трогала. Конечно, может быть, ему это понравилось бы. Асукар говорила, мужчины любят, когда их трогают там.
Впрочем, какое ей дело до того, что ему нравится, а что нет? Этот человек может быть опасен, и она не собирается угождать мужчине, который представляет угрозу для нее и для ее людей.
– Сафиро, – окликнула Тья, – что ты стоишь? Начав с колена, Сафиро принялась отмывать рану Сойера от крови и грязи.
Вдруг раненый застонал.
Девушка подняла голову и увидела, что тот сдвинул брови. Он чувствует, как она его трогает!
Сафиро отдернула руку.
– Он чувствует, Тья!
Женщина затянула последний стежок на ране и завязала нитку крепким узлом.
– Он спит.
– Ну и что? Он чувствует, как я его трогаю.
Тья взглянула в лицо Сойера и пожала плечами:
– Тебе кажется, nina. Ты просто устала. Он спит так крепко, что, если бы Марипоса опять набросилась на него, он бы даже не узнал. Пойди к себе и отдохни немножко.
– Я не устала. – На самом деле Сафиро буквально валилась с ног, но старательно это скрывала. Ее старики помогали ей как могли, и она не хотела сваливать на них заботу о незнакомце. – Я молодая и сильная. Я...
– Молодые и сильные тоже устают. Ты все утро работала в огороде, Сафиро, потом таскала воду с ручья, пыталась построить новый курятник, ходила в монастырь, а потом убегала от моего сына. А он, наверное, просто хотел погнать тебя и спросить, где я. Иди поспи. Когда мне захочется спать, я разбужу тебя. Кто-нибудь обязательно должен быть рядом с моим маленьким Франсиско. У него скоро начнется жар. Тогда надо все время обмывать его холодной водой.
– Обмывать его?
– Да. И делать это будем только мы с тобой, Сафиро. Макловио вечно пьян, он может его утопить. Лоренсо заснет раньше, чем закончит дело. От Педро тоже мало толку – он будет читать над ним молитвы. А Асукар его изнасилует. Ты ведь не откажешься мне помочь, Chiquita!
Сафиро бросила тряпку в тазик.
– Ну что ж, Тья, кто-то ведь должен тебе помочь. – Она притворно вздохнула. – Надо так надо.
С этими словами Сафиро направилась к двери, но остановилась на пороге и еще раз взглянула на Сойера.
Сойер смотрел на девушку из-под опущенных ресниц и никак не мог понять, что ярче блестит – ее глаза или огромный сапфир.
Взгляд Сафиро скользил по нему, обдавая теплой волной нежности. Он знал, о чем она сейчас думает.
Слабая улыбка тронула губы молодого человека, и в следующий миг он опять погрузился в забытье.
Он не знал, сколько времени проспал, но темнота в комнате и веявшая из окна прохлада говорили о том, что настала ночь. Кто-то накрыл его пахнущей мылом простыней. Голова болела. Ему было то жарко, то холодно.
«У меня лихорадка, – понял Сойер. – Я могу умереть. И что изменится после моей смерти? Найдется ли хоть один человек, кто будет меня оплакивать?»
Он не знал. Не помнил.
Сойер закрыл глаза и опять уснул. Ему снился сон. Как сквозь пелену, он видел большой дом. Окна блестели на солнце, и на каждом висели белые занавески с оборочками. Повсюду росли цветы. На крыльце стояли мужчина и женщина, а на зеленой лужайке перед домом играли дети.
Но эта мирная картина почему-то не успокаивала. Напротив, ужас душил Сойера холодными железными пальцами.
Он закричал и проснулся. Сердце отчаянно колотилось. Он открыл глаза.
Рядом с кроватью стояла маленькая женщина. Солнце освещало ее морщины и седые волосы. На женщине было красное платье. Оно висело на ней, как на огородном пугале. Старуха улыбнулась, во рту у нее не было ни единого зуба.
Это явно была не та красивая черноволосая девушка, за которой он гнался от монастыря.
– Я здесь, мой нетерпеливый жеребец, – сказала старуха. – Я пришла, чтобы выполнить все твои желания.
И старуха потянулась своей костлявой рукой к его паху. Непрошеные ласки разозлили Сойера.
Что она делает, черт возьми?
Он хотел отодвинуться, но боль пронзила его. Сойер поморщился и выдохнул:
– Хватит.
– Хватит? – удивилась старуха. – Но мы еще и не начинали!
Она нагнулась к молодому человеку, вытянув губы, и тот понял, что эта ведьма хочет его поцеловать!
– Асукар! – В комнату вошла еще одна женщина. Сойер смотрел на них, совершенно сбитый с толку.
– А ну убирайся отсюда! – приказала вошедшая, и беззубая карга заковыляла к двери, недовольно ворча себе под нос.
Полная женщина принялась отирать его лицо, шею, плечи и грудь холодной водой. Сойер чувствовал такое облегчение, что, если бы не слабость, благодарно сжал бы эту ласковую руку.
– Попей, сынок. Мой дорогой малыш!
Он жадно припал губами к чашке с водой, не переставая удивляться, почему она все время называет его своим маленьким мальчиком.
– Ну хватит, милый Франсиско, – проворковала женщина, – смотри-ка, что я тебе принесла.
Она положила рядом с ним рогатку, тряпичную куклу, красный мячик и маленькую деревянную коробочку.
– Я берегла эти вещи для тебя, Франсиско. Я знала, что обязательно найду тебя.
Женщина открыла коробочку и принялась извлекать из нее содержимое: несколько блестящих камешков, сосновую шишку, ржавый перочинный ножик, губную гармошку, рыболовные крючки и пожелтевший от времени детский рисунок с изображением лошади.
Комната поплыла перед глазами Сойера, и он впал в забытье. Когда он очнулся в следующий раз, в комнате было темно.
– И Мария вышла из пасти кита, – услышал он мужской голос, – путешествие в брюхе кита далось ей нелегко, тем более что она сама была брюхата.
Что-то тяжелое навалилось на грудь раненого. Не сразу он понял, что это всего-навсего курица. Но откуда здесь курица? И почему она рассказывает о путешествии Марии в брюхе кита? Нет, куры говорить не умеют. Значит, в комнате есть кто-то еще.
Сойер повернул голову и увидел старика. На впалой груди того болталась связка ключей, а рубашка была подпоясана куском веревки.
Он был похож на святого.
«Господи! – подумал Сойер. – Наверное, я уже умер и попал в рай!»
Но в раю нет страданий, а его раны болели невыносимо. И потом, откуда в раю куры?
– Муж Марии, Понтий Пилат, тоже вышел из пасти кита, – продолжал между тем мужчина, – вдвоем они стали искать место, где Мария могла бы родить. Но в Риме не было свободных комнат, и Мария родила ребенка в адамовом ковчеге. Все звери собрались в пары и смотрели.
Этот рассказ поверг Сойера в полное недоумение: эти старики ему мерещатся или они существуют на самом деле? Каждый раз, когда он приходит в сознание, в комнате происходят странные вещи. Может быть, у него такой странный бред? Но тяжелый сон снова сморил Сойера. Когда он проснулся, яркий солнечный свет бил в глаза.
День... Ночь... День...
Он сбился со счету. Сколько же дней и ночей он пролежал здесь, то впадая в забытье, то вновь приходя в себя? Сойер не мог сказать.
– Проснулся? Это хорошо.
Сойер вздрогнул и тут же застонал от боли.
– Черт возьми! – процедил он сквозь зубы.
– Ты ругаешься, – проговорил Макловио, – значит, тебе лучше. Кто ты такой?
«Вообще-то, – подумал Сойер, – это я должен спросить, кто все эти странные старики, которых я вижу каждый раз, открывая глаза. И где юная черноволосая красавица?»
– Я ждал, когда ты проснешься, – сказал Макловио, – хотел с тобой поговорить. Сафиро не знает, что я здесь, а Тья ушла кипятить воду.
От него так разило спиртным, что Сойер чуть было опять не потерял сознание. Послышалось шарканье, и перед молодым человеком появился крупный, широкоплечий старик с тронутыми сединой волосами. Говорил он по-английски с сильным акцентом, да еще заплетающимся языком, и понять его было довольно сложно.
Сойер чувствовал невероятную слабость во всем теле. Мысли путались в голове.
– Ты меня слышишь? – спросил Макловио. – Ты можешь говорить?
– В брюхе кита, – прошептал Сойер, – Мария.
– Мария? Меня зовут Макловио. Есть еще Лоренсо и Педро. Наш главарь, Сиро, умер, и Хайме тоже. А Луис еще жив, проклятый сукин сын! – Старик погрозил стене кулаком.
Молодой человек не понимал, о чем говорит пьянчужка. Макловио придвинул стул к кровати и сел. Стул затрещал под его тяжестью.
– Марипоса сейчас во дворе. Спит на большом дереве у сарая. Знаешь, мне еще не встречалась такая лошадь, которую я не мог бы обуздать. Кроме Корахе. Этот дьявол слушался только Сиро. Я объезжал всех наших лошадей. Я мог скакать стоя, и люди платили деньги, чтобы посмотреть на мои трюки. Это правда, что ты не помнишь, кто ты?
Сойер ошалело смотрел на старика. Путаные библейские истории, толстуха, которая называла его своим маленьким сыном Франсиско, столетняя соблазнительница в алом атласном платье, курица, а теперь этот пьяница, который когда-то скакал стоя.
Определенно – у него горячечный бред. Курица и все эти странные люди – плод его воспаленного воображения.
А может, он сошел с ума? Наверное, когда на него напала пума, он упал, сильно ударился головой и свихнулся!
Боже правый! Он лежит с поврежденным рассудком в чужом доме, населенном воображаемыми безумцами, а где-то рядом бродит свирепая пума...
– Да, – продолжал Макловио, – я объезжал лошадей и даже научил жеребца Сиро подходить на свист. Нас хорошо знали в двух странах. Учти это, Сойер, и хорошенько подумай, прежде чем нас обокрасть или сделать нам что-то плохое! Мы знаменитая банда Кинтана, нас боятся все! Сколько полицейских и охотников за преступниками гонялись за нами, но никто не смог нас поймать! А если ты не веришь, я набью тебе морду и...
– Макловио! – раздался звонкий голос Сафиро. – Что ты здесь делаешь?
Макловио вскочил со стула.
– Я... Он... Тья ушла... И я просто сидел с ним, Сафиро. Хотел... хотел выяснить, кто он такой. Да, я с ним немного поговорил. Ну вот, теперь ты пришла, так что я пойду. Если он посмеет тебе угрожать, зови меня, и я набью ему морду!
Макловио, пошатываясь, вышел из комнаты.
Закрыв за ним дверь, Сафиро поставила у кровати тазик с водой, смочила чистую тряпочку и принялась протирать лицо Сойера, беспокойно поглядывая на дверь. Интересно, что наговорил ему Макловио? Асукар, Тья и Педро тоже заходили сюда, но никто из них не мог выболтать ничего важного.
Это мог сделать только Макловио. Напившись, он становился чересчур болтливым. Удивительно, как такой длинный язык до сих пор держался у него во рту. Когда она застала его у постели Сойера, старик выглядел ужасно виноватым.
Сафиро рассеянно откинула простыню и принялась обтирать мокрой тряпочкой живот мужчины. Погруженная в свои размышления, она не сразу заметила, что Сойер внимательно за ней наблюдает.
Быстро накрыв его простыней, она бросила тряпку в тазик и небрежно провела рукой по волосам.
– Ты проснулся! А я обмывала тебя холодной водой. У тебя лихорадка, ты весь горишь. Я пыталась снять жар.
Голос девушки доносился до Сойера откуда-то издалека.
– Голова... Кажется, я упал и ударился головой. У меня видения, – простонал молодой человек.
«Он совсем сонный, – подумала Сафиро. – Наверное, он даже не почувствовал, как я протирала ему живот».
– Макловио, – сказала она, нагнувшись, – тот человек, который только что был здесь. Что он говорил? Что он хотел?
– Поцеловать, – прошептал Сойер.
– Макловио хотел тебя поцеловать?
«О Господи! У Сойера длинные волосы... Наверное, Макловио спьяну принял его за женщину».
– Старуха, – сказал Сойер, – она пыталась... пыталась поцеловать... Снесла. Снесла на меня яйцо.
– Старуха пыталась тебя поцеловать и снесла на тебя яйцо?
Сафиро нахмурилась. «Сойер бредит», – догадалась она. В бреду люди часто рассказывают свои секреты. Может быть, слова Сойера помогут ей понять, кто он такой.
– Я тебя слушаю, Сойер, говори. Кидай груши. Он закрыл глаза.
– Груши...
– Ну да. Ты ведь американец. Ты знаешь это выражение. Давай же, кидай груши. Расскажи мне все.
Туман обволакивал мысли Сойера. Он никак не мог понять, при чем здесь груши и зачем их надо кидать.
– Сойер, расскажи мне, что у тебя на мозгах. Наконец до него дошло: она хочет знать, что у него на уме.
– Рогатка, – выпалил он первое, что взбрело в голову, – мальчик по имени Франсиско. В красном. Беззубая ведьма была в красном. Но это было... это было не в ковчеге. Он родился в хлеву.
Вслушиваясь в бормотание Сойера, Сафиро поняла, что Тья, Асукар и Педро уже успели с ним пообщаться.
– Дальше, Сойер. Ты слышал что-нибудь еще? Раненый продолжал говорить все, что приходило в голову.
– Кровь. Она сберегла рыболовные крючки. Много крови в доме с... белыми занавесками.
– Кровь?
Монахини говорили, что с ним случилось что-то ужасное. Наверное, сейчас он пытался это вспомнить.
– Кровь в доме? Чей это был дом, твой?
– Он скакал стоя... Хайме умер... Самая грозная... Боятся все.
Сафиро замерла.
– Кого, Сойер Донован? – наконец прошептала она. – Кого все боятся?
Она в ужасе ждала ответа.
Сойер открыл глаза. «Сапфиры, – подумал он. – Ее глаза горят, как огненные сапфиры».
– Банду, – пробормотал он, – банду Кинтана.
Как будто острый кинжал вонзился в сердце Сафиро.
Сойер знает, кто они такие! Теперь есть только один выход. Санта-Мария! Его надо убить!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману C первого взгляда - Пейсли Ребекка



Очень трогательный, душевный, очаровательный, милый, красивый, воздушный, прекрасный, чувственный, страстный, чарующий роман! Автору спасибо за шедевр и если честно сюжет романа радует своей яркастью и индивидуальностью, а главное читая роман не заснешь от скуки потому что он с хорошим чувством юмора, читая его я смеялась и плакала и не возможно было понять то ли от смеха слезы то ли так меня тронул этот роман, но в любом случае он меня порадовал! Читается он легко! Советую его всем читать, этот роман того стоит, не пожалеете! Интерезный и захватывающий, пленительный и пылающий счастьем и добратой роман!
C первого взгляда - Пейсли РебеккаНаталья
19.08.2012, 5.53





Конечно, очень наивный роман... Особенно последние главы. Постельные сцены написаны по шаблонам бульварных романов. Единственное что понравилось, так это юморные сцены с сумасшедшими стариками. 6/10
C первого взгляда - Пейсли РебеккаВирджиния
23.07.2015, 23.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100